Анекдот про беги

Есть пара на темном портале.

Когда-то, давным-давно, когда телевизоры весили больше фунта сорока — я имею в виду первый цветной совет совет и были еще в дефиците, я вытянул для себя такую замечательную форму. Ну, там разгрузка, майна-вира, шаг назад, не снимай шлепанцы. Привезли, установили. Telc работал ровно пятнадцать секунд, то есть экран то включался, то выключался. Мое разочарование не знало границ, и я молча стоял и смотрел на него в ожидании чуда. Вот уж где чудеса, так это в советском режиме. А в нашей деревне хозяин Толли, приходящий по четвергам, был в отпуске. Я, арендовав у агрохимика соседний самосвал, собрал команду хамали и на соседний участок. Был дан срок десять дней — на ремонт. У меня было много работы с трудностями. Я приехал, подключился, все заработало. Я сейчас с КАМАЗом, с грузчиками, спасибо, до свидания и в обратный путь. К тому времени, как мы его смыли, они дождались, когда ушли с улицы на мороз, и включились. Началась метеорологическая программа. И Ло, и Ло, и стрелка на экране цеплялись за этот момент. С Саниной мы так и не узнали, лунного луча не было. Нет, ну все произошло, с лицом, но чтобы часы пошли назад — никогда. Поэтому мы спорили, пытаясь выяснить, кто виноват. Люди на телевидении начали салютовать левой рукой, все машины стали либо японскими, либо английскими, возможно, кто-то даже подумал, что в стране произошла революция. И мы бросились к другому телевизору. По крайней мере, он был черно-белым, показывал все по-советски, не так ли. Тащить эту судорогу в Камаз, конечно, все отказались, мол, грыжа, радикулит и время позднее и еще веселее. И я наблюдал за этим цветом в течение двух недель. Пока бригадир не появился в деревне в четверг, не вернулся домой и принимал только в своем кабинете. В своей деревне я справилась с помощью саней и мужа — В чем проблема? — Хозяин встретил меня у дверей КБО. -Да, вы понимаете, как вам объяснить, в общем-то, настоящее в обратном направлении, нет, по времени все кажется вперед, а по действию, наоборот. -Да не может быть, ты пьян что ли? -Хорошо, сейчас я вам покажу! Психанув, я, забыв о его весе, притащил этот телевизор в КВО, — давайте его разрежем! Учитель включил мой телевизор и удобно устроился в кресле, — после того как разорвал коробку вместе с пенопластовой оберткой. Он просто взял его обеими руками и разорвал, как пасть дракона, от чего у меня случилось что-то вроде приступа. Пока я думал о коробке, телевизор победил. -Наааа, это какая-то чушь! — удивляется мастер. — «А я что говорю!» Я обрадовался, что он еще может доказать свою правоту, но радость была недолгой, потому что я снова увидел, как коробка была вскрыта, а мастер схватил какую-то длинную отвертку и насадил ее на заднюю стенку телевизора. Это был не чили. Я лежал за дверями. «Да, это не старший, это конденсатор», — сказал джентльмен и что-то там уронил, потом снова схватил отвертку и воткнул ее в то же место. После следующего взрыва я понял, что это был конденсатор, поэтому не стал беспокоиться — что это могло быть за дерьмо? — Учитель рассуждает, но почему-то проверяет все с помощью «Poke». У него было много конденсаторов. И вот, вокруг дверей кто-то затопил. Оказалось, что в деревне был еще один такой телевизор, и он тащил. -Что. — Учитель удивлен: — И в противоположном направлении? «Нет, — сказали ему, — он вообще не показывает!» — Приходите в следующий четверг, поставьте телевизор. Сегодня у меня нет времени. — И после этих слов мое уныние стало еще больше. Но все пошло совсем не так, не было времени поставить свой телевизор и уйти,

мастер с моей помощью аккуратно извлек его из коробки, снял заднюю крышку, не включив и не взорвав конденсаторы. Он выдернул какую-то фигню из лучевого пистолета кинескопа и прилепил ее к моему. Все указывает удивительным образом и в правильном направлении. — Получите!» — сказал бригадир. — «Слушай, а давай запитаем мое дерьмо по их дерьму», — пришла мне в голову логичная мысль. ‘Ну, поговорим о делах, беги за полпинтой, дел невпроворот’, — бригадир включил паяльник и подготовил пару конденсаторов. К вечеру все работало, включая этот странный телевизор. Не хватало только одной коробки, но я взяла из дома одеяло.

В старости, перед самой пенсией, мне пришлось переехать со старого места жительства в другой город. В дополнение ко всему мне пришлось заново встать на учет в военкомате. Наш город маленький, почти сельский. Я прихожу, отдаю свою призывную карточку и необходимые документы, офицер заходит по личному вопросу — никакого личного вопроса. Ну, нет и нет, видите ли. Я ищу его, но его там нет. И это должен быть скандал. Снова берут военный билет, смотрят на специальность, пугаются и мчатся к военному комиссару. Там он нашел мой бизнес. Оказалось, что в нашем городе все военнослужащие имеют традиционные военные специальности, вроде портного-мотострелка, и только у меня какой-то непонятный тип взрывателя баллистической ракеты. Почему-то военный комиссар решил, что если меня призовут, то это означает одно — беги, Вася, беги. Поэтому он положил моего отца, единственного во всем городе, имеющего специальность, на свою полку, ждать, когда придет время Ч. Он не стал ждать. К счастью.

. Я встретил (Б) Инни Пух (П) Ятачка и Грит: (Б) — Эй, Пятачок, видишь большой дуб, в нем дупло, а в дупле мед. Только есть проблема — там много пчел. Берете палку, забираетесь на дерево, копаетесь палкой в кустах, ждете, пока пчелы вылетят, а потом быстро спускаетесь вниз и бежите к холму, за холмом есть озеро, прыгаете в него и, пока пчелы пролетают мимо, вылезаете и бежите обратно. Я буду собирать мед и делиться им. Ну, Пятачок именно так и поступил. Я нашел палку, залез на дерево, потыкал палкой в кусты. Пчелы начали летать: 1-я 2-я 3-я. Пращо не стал больше считать, спрыгнул с дерева и побежал вверх по склону. Спустившись с холма, оно не похоже на озеро. Час спустя Пятачок, весь распухший от укусов, с опухшим правым глазом, приходит к Винни-Пуху и визжит таким удрученным голосом: (П) — Винни, Винни, зачем ты меня обманул. За холмом нет озера. А Винни-Пух лежит на кровати весь в меду и тяжело дышит: (Б) — Заткнись, свинья, хреново так жить.

xxx: Есть ли здесь кто-нибудь, кто не любит бобы, как я? )))) xxx: spring и подобные фреймворки превращают java программиста в xml программиста или аннотацию. xxx: Почему-то стало тихо. Я что-то не так сказал? yyy: запустить zzz: рассчитать ваше местоположение

Я сегодня посмотрела видео о самозащите, смеялась до слез. https://www.youtube.com/watch?v=h5wrcrkuqrq и в то же время вспомнила историю, рассказанную маленьким воином. Поскольку я слышал это из первых уст, я расскажу вам от своего лица. К тому времени, когда я был ободрен коротким отпуском, я уже немного научился рукопашному бою. Но больше всего мне запомнились слова инструктора — не надо бояться толпы, толпа — это просто! На наши удивленные возгласы — как, почему? Он добавил: «Трудно слиться с толпой, где ты не сливаешься с толпой, ты впускаешь любого! Его слова произвели на нас впечатление, возможно, он победил эту толпу, но он не довел дело до конца. И правильно, потому что он готовил нас к тому, чтобы мы стали бойцами, а не жертвами. В общем, домой я не поехал, Демли скоро был, и я рванул в ближайший город, где он снял комнату в общежитии за рубль в сутки, а вечером встал в местном ресторане. И после второго бокала он увидел ее, свою мечту. Горячая, страстная, грациозная! Страсть кипела в моей душе. Эта страсть рвалась из всех частей тела, из некоторых — особенно. Я хотел поделиться с ней этим, но она была неприветлива. Хотя я сделал несколько попыток и в медленном танце, и в быстром, а потом даже бросил какую-то съедобную дрянь в ее декольте, надеясь, что она позволит мне достать ее оттуда губами. Страсть была на пике, но вопрос не уходил, и я решил отнестись к нему с удивлением. «Я провожу вас, мадемуазель!» — галантно сказал я, ближе к закрытию. — Оно того не стоит, мальчишки наши не любят, когда девочек их двора сопровождают чужие люди! Она огрызнулась. — Давай, не тони!» — кричал я со всей страстью и тем, что лилось из графина. Хотя мне так и хотелось сказать — не волнуйтесь, мадмуазель, все будет хорошо!» Но она поняла меня и согласилась. «Я шла смело, надеясь на то, что она все еще шутит, что мальчики держат для меня чай. Нихром, очевидно, совсем не умела шутить, потому что по дороге я уже видел пять не очень дружелюбных типов. — «Давай бежать!» — оттолкнула она меня в сторону, — «Может, они тебя еще не заметили!» — «Я хотел ей поверить, но было уже слишком поздно». Мне пришлось выбрать свой бой и начать с теплого. Он не отступал от правил, установленных инструктором, и преследовал нас перед каждой тренировкой, как Ешаков в спортзале. Поэтому я перешел сначала на рысь, а потом на галоп. Мальчики тоже смешивались, это было видно по толчкам ног сзади. Когда передо мной появилась двухметровая бетонная стена, я спрыгнул, не заметив ее. Я помню, что прошел его легко, на вершине я сделал стойку на руках, но приземление на другой стороне сломалось, и я упал плашмя. Он подхватил меня. Потому что несколько парней тоже стояли за забором, и я упала почти им под ноги. — Кто это? — Удивился один из них, — что он здесь делает? — Черт его знает!», — поддержал его второй, — «но раз он убежал, значит, в чем-то виноват!» и ударил меня по голове. Черт, остальным тоже понравилась кампания — они же не играли в футбол в одно время! И было их человек восемь. Я имею в виду — толпа. И инструктор, очевидно, не доработал для этой ситуации, потому что они тоже не расплылись, хотя я был один. Но там, где они не сучились, они все равно получали. Ну, по крайней мере, в таверне я принял почти кварту, это подействовало как анестезия и обезболивающее. Помогло и то, что они все еще бились, когда я лежала, поэтому они первыми устали. Задыхаясь, повернулся и ушел. Я еще немного полежала, потому что обида душила меня. Обида на самого себя, я не понимал, какого черта я так завелся, чтобы начать здесь.

Кроме того, детей и мальчиков было меньше, и, возможно, они не могли упасть наверняка. В общем, обида мучила меня весь остаток отпуска, пока я лежал в хостеле, натирая тело, йодом и еще какой-то дрянью. Но это все равно не прошло, даже когда я вернулся в часть и он встретил меня на плацу на параде, внимательно посмотрел на меня и сказал: «Никром, воин, я был счастлив дома».

. Солнце поднялось над джунглями, утренний луч скользнул по гладкой шкуре буйвола, и он проснулся. . Он лежал в засаде на пути к водопою, надеясь поймать хотя бы небольшой завтрак… но только несколько бегемотов были в безопасности в 4:47 утра, направляясь к реке и жирно бурля в теплой воде, отработав всю потенциальную добычу в радиусе трех километров.

«Вот тебе и козлы», — подумал Благофф, но не слишком расстроился. Флора и фауна этой местности были перенаселены, и змея верила в свою удачу. …мухи Цехе, макаки моделировали бананы в собранной росе. Дикие собаки Динго дико просеивали. Джунгли жили каждый день… Был полдень. Буч лениво приоткрыл левый глаз и посмотрел на тропу. В пяти ярдах от него женщина-поклонница кокетливо задирала голову в своем веере мужчин. «Чертовски просто», — подумал Благов, наблюдая за этим природным тарантинокадом… Но вдруг трава тихо опустилась, и на тропе появился кролик. -Стан. — Он громко помешал бочонок и уперся взглядом в оцепеневшие раскосые глаза Лонга. Как и все самоуправляемые лодки, он любил ловить добычу с помощью гипноза. -. Что? Почему я не могу двигаться — бешено, истерично, по кругу, единственная мысль, бьющаяся в голове кролика. Кролик понял, что его песенка спета… — Сейчас ты медленно подойдешь ко мне и покроешься кусочками этого салата, — шипел удав. Решив добавить витамины к предстоящему ужину. -Фиг. -Фрагмент происходящего с загипнотизированных волос. -Какая позорная смерть для Йоханбабая. -Но его лапы непроизвольно движутся в сторону немигающих глаз змеи.

«Лицо кролика вблизи», — стонал режиссер шепотом над ухом оператора, — «Это уникальные кадры». Съемочная группа телекомпании BBC снимала документальный фильм о дикой природе в течение месяца, но даже не мечтала о таких ценных кадрах…

Прищурив раскосые глаза, я увидел волосы на боку объектива профессиональной видеокамеры. -Не для себя. Они не только поглотят меня сейчас, но и будут показаны по телевидению. Ни за что, — подумал кролик, скрипя зубами, — так с музыкой. — И нечеловеческими усилиями Уилл напрягся и заставил себя выйти из гипноза. — «За тебя, Наа. — Правая задняя лапа кролика в прыжке угодила в пасть лодки, похищенной нереальным поворотом. Неожиданность была настолько неожиданной и настолько не имеющей аналогов в истории джунглей, что письмо пропустило 12 крючков справа и 8 слева, прежде чем начало понимать, что происходит. Рептилия, вошедшая в бросок, заблокировала несчастное травоядное и скрутила все его кроличье тело, войдя в смертельные кольца. «Да, ты пнул Рамзу, — шипел от стыда катер, — я буду убивать тебя долго и медленно, доверь мне хрен с карате».

— То, что было сейчас. Что я вижу сейчас? . Или у меня галлюцинации? — потрясенный режиссер судорожно спросил оператора. а тот только вытирал пот со лба и выглядел как сумасшедший. Только что отснятый материал был настолько фантастическим и уникальным, что они оба уже чувствовали себя миллионерами и обладателями премии «Оскар». Этот нереальный бой по стандартам всех мировых телеканалов был эквивалентен по стоимости бою Тайсона, и и оператор, и режиссер осознавали это с диким ликованием.

. Кролик начал задыхаться в железной хватке удава-констриктора, и его глаза начали затуманиваться. вся его жизнь начала проноситься перед глазами, и он понял, что больше не увидит улыбку Кролика, не вдохнет запах травы после дождя и больше ничего.

— Босс, — задумчиво произнес оператор, глядя на умирающего кролика, — Может, спасем его? Я думаю, это того стоило.

Смертельная хватка внезапно начала ослабевать. -…Uuf… — длинноухий герой, вызволенный ВВС из смертельных колец удава, с силой вдохнул глоток свежего воздуха.

— . Беги домой, милый, — американские мальчики долго смотрели на кролика.

. И только самка богомола, невольный свидетель, размышляла о том, как несправедлив этот мир. — Оставить бедную змею без ужина. Как жестоко, подумала она и, отряхнув свое безголовое тело, взлетела вверх.

Его рубашка порвана, глаза выбиты, он шатается, а внутри все еще дерьмо. Я думаю, что она хорошо сцепилась, все могло бы быть и хуже, мне еще нет семнадцати, но в целом, не злые сорокалетние мужчины. В воскресенье в обед выяснилось, что в холодильнике нет молока, а на ужин почти нет хлеба. Подумав, что неплохо было бы прогуляться, и решив, что если я куплю для этого пару бутылок пива, то все будет хорошо, я вызвался пойти в ближайший магазин. Что я могу сказать? Я пошел, черт возьми, за хлебом. Не успел я выйти из дома, как откуда ни возьмись появился Серёжа, старый знакомый, которого он не видел более десяти лет. Я не помню, чтобы мы были друзьями, но было ощущение, что он ждал этой встречи все эти годы. Он был так искренне рад и так настойчиво предлагал пойти обмыть это событие, что я подумала и согласилась, спешить было некуда, а пиво, так или иначе, он пить не будет, так почему бы не выпить с ним. Недалеко от дома есть летнее кафе, несколько столиков на улице были вынесены под навес, мы заняли один из этих столиков. Мы заказали пару бокалов чешского пива, сели. Напротив нас за одним столом сидела компания из четырех мужчин, они отмечали что-то, что там ел Шашлык, обтирали его вином, иногда громко смеялись, но в целом сидели тихо, говорили о своем. Ну, вот. В какой-то момент, перед этим, невозмутимый Сериоза, Дьявол, говорит мне, что эти четыре урода (которых он раньше не встречал) смеются над нами, а он настолько жесток, что не отпускает насмешек. Я даже не успеваю толком объяснить, что они даже не отвели взгляд, как этот неадекватный кретин занимает соседний столик и без всяких переговоров бьет первого парня кулаком в голову, тот получил унизительный сюрприз со стулом на спине. Домик Серёжи кричит мне — «беги» и со скоростью хорошего спринтера растворяется за горизонтом (кстати, неоплаченным). На самом деле никто не собирался за ним гнаться. Для чего? Я оставил все таким красивым. У меня нет возможности встретиться с ним. Гораздо больше, поэтому они, так сказать, просто будут передавать ему сообщения через меня. Они предали его мать. Даже не сообщение, а целая посылка Лили. Сижу дома, думаю, что выходной прошел не зря — купил молока и хлеба, встретил старого друга, выпил пива, закурил трубку. Но он мог уехать с друзьями накануне рыбалки и пропустить весь праздник. Можно сказать, повезло. Беспокоят только три вопроса — когда перестанут болеть ребра, перестанет ли заливать зуб и самое главное — где найти того Сережу Гадского, чтобы передать посылку.

Я прочитал историю о вшах и вспомнил забавный случай на похожую тему. Я поспешно бросил его в качестве комментария, и мне тут же ответили несколько человек, которые предложили заработать немного денег за эту историю и отправить ее в сеть, пусть кто-то еще посмеется. Я исполняю ваши желания, читайте на здоровье. Однажды мне позвонил друг и пожаловался, что во время командировки какая-то шаболда наградила его лобковыми вшами, в результате чего он три дня чесался, не вынимая рук из карманов брюк. Ну, он не очень хочет идти в кожный диспансер, потому что, хоть он и маленький, но он босс, и не дай бог кто-то из подчиненных увидит его там. Он говорит: «Там работает твой одноклассник, поговори с ним, может, он примет меня в свой дом? Я позвонил однокурснику, врачу-микологу. Одноклассник, очень дружелюбный человек, весело говорит: «Нет проблем, приходите прямо сейчас». Мы идем. На улице лето, выходной день, доктор и его брат сидят на крыльце дома и играют в карты с коньяком и лимоном. Представляю друга: — Вот он, влюбленный, помоги, товарищ Гиппократ. «Это легко», — говорит он. Он ведет пациента в летний душ, осматривает, выходит, смеется: — Не писайте, это обычно ерунда. Можно, конечно, выписать мазь или шампунь от паразитов, но тогда вам придется сначала обойти аптеки, пока вы его найдете, потом потратить деньги, потом наносить его в течение нескольких дней и даже сбривать. А потом он будет чесаться еще месяц, пока не отрастет. Мы будем делать это по-другому. Это проверенный метод, но если бы я применил его в своем отделе, они могли бы легко выгнать их с работы. Так что решайте сами. Подруга согласна, ей все равно, лишь бы побыстрее прекратить зуд в интимном месте. Затем доктор берет ножницы и большой пластиковый пакет (на котором, насколько я помню, почему-то была изображена соблазнительная женская попка в джинсах), вырезает из этого пакета пародию на бикини, только с маленькой дырочкой спереди. Он дает эти самодельные трусики страдальцу и говорит: «Иди в ванную, разденься, нанеси этот рисунок сначала на голое тело, сверху надень трусики, оденься и приходи. Самое главное — не забудьте опустить в это отверстие свою мочу, иначе лекарство токсично, раздражение головы гарантировано. Затем отрежьте кусок от рулона клейкой ленты, разрежьте его по кругу и подарите другу. — И почему? — И это, говорит он, для того, чтобы вы поставили печать. Только потом полчаса держись, не пукай. Я сижу с его братом, умирающим. Конечно, мы развлекаемся, эти милые шестиногие крабы не ползают по нашей собственной коке. Друг поехал, сделал все, что предписал врач, и вернулся. Доктор встает, берет банку с самым обычным дихлофосом, весело спускает штаны перед подопытным и несколько раз дует ему прямо в штаны. Затем он разворачивает его и повторяет ту же процедуру на обратной стороне. Где-то друг испытывает непонимание и даже недоверие, но терпит, так как он уже пришел. Но все, кроме него, пребывают в веселом и приподнятом настроении. — «Вот и все, — говорит доктор, — теперь отметьте полчаса, а пока садитесь с нами, мы выпьем по стакану и успеем сброситься. Парень с тревогой смотрел на часы в течение получаса. — Все, доктор, полчаса прошло, что делать дальше? Эскулапий встает и торжественно говорит: — А теперь начинается самая важная часть нашего лечения, и все должно быть сделано так, как я сейчас покажу. Он встает, расставляет ноги шире плеч, одновременно сгибая их в коленях и максимально выгибая тело назад,

только не упасть. Стоя в такой совершенно нелепой позе, он ударяет двумя ладонями в область паха и, даже не шевельнув бровью, со всей серьезностью произносит: «Ты встаешь точно так, как я тебе показал, и, не меняя положения, бьешь себя по яйцам ровно тридцать раз, не больше и не меньше. И самое главное — не сбивайтесь со счета. Друг, теперь уже совершенно ничего не понимающий, послушно принимает заданную позу и, почти откинувшись назад, начинает послушно хлопать, как ему показывают, одновременно считая вслух. Доктор смотрит на него с серьезным видом и иногда делает ему замечания, например, «плечи надо отводить назад» или «надо хлопать по плечу, с оттяжкой» и тому подобную ерунду. Мы, зрители, естественно, смеемся, держась за животы. Из всего этого описания меня можно подумать, что мой друг — просто какой-то недоодетый дурак. На самом деле, он с отличием окончил престижный (и один из самых сложных) столичный университет. Не знаю, может быть, эта неожиданная беда так повлияла на него, что на какое-то время притупила его. А может, парень просто сознательно отключил свой мозг и решил для себя: доктор знает, что говорит, а мое дело — глупо послушаться. Когда он наконец честно отбил все тридцать раз, врач объявил: «Все, браво, поздравляю, лечение закончено». Теперь возьмите полотенце и срочно бегите в душ, чтобы смыть дихлорвос. Медицинские трусы в ведре, как следует вымойте яйца и попу с мылом. Что ж, давайте пока перейдем к картам. Когда парень вышел из душа и присоединился к нам, он все еще не мог поверить, что все это было так невероятно просто и так быстро закончилось. Неужели он снова стал нормальным человеком и ему не нужно все время держать руки в карманах, изредка почесывая письку? Немного успокоившись, он наконец задал вопрос: «Я не могу догнать, зачем вообще нужно было шлепать? Почему именно такая поза и почему именно тридцать раз? А, я понял! Поэтому эти мертвые существа рассыпаются на шорты. — На самом деле, в идеале нужно отмыть мандошейк в душе. Без обид, я просто хотел повизжать.

Кстати, метод оказался действенным, знакомый позже сказал, что неприятные насекомые исчезли сразу и навсегда.

Деревня как деревня. Их много. Здесь они просто загорают на берегу озера, некоторые совсем не деревенские. Гошка с Генкой. Они расстилают старое верблюжье одеяло, загорают и наблюдают за тонконогими девочками, а Светка и Ольга светят им на мостовой. Это Гошка сказал им, что стоять у воды лучше для загара, вот они и стоят. А Гошка с Генкой смотрят, когда девчонки стоят на мосту, так удобнее наблюдать за ними, а Гошка уже четыре года этим летом влюблен в Светку. Он был бы влюблен и зимой, но они не видятся зимой, они учатся в разных городах. Этой зимой они будут учиться в седьмом классе.

Он нравится Ольге Генке. Смотри, как красиво стоит, думает Генка, как будто нырнет с «рыбкой». Теперь прыгай. — Нет, Ген, она не прыгнет, — вмешивается Гошка в мысли Генки, — она плавать не умеет. — А твоя Светка, — обиделся Генка, — а твоя Светка тоже плавает только как собака. — Нет, лучше скажи мне, почему девушки носят лифчики? «Генка уже не обижается, а философствует в меру своих сил», — Ольга четыре года назад плавала без лифчика. Зачем он ей нужен? — ‘Ген, а ты спроси ее, — Гошка устроился поудобнее, — вдруг она скажет? — Да, спрашивай, — возмутился Генка, — спрашивай себя. Несмотря на то, что на ней бюстгальтер, она борется, как будто без него.

— Что вы делаете, мужчины? — К озеру подошел зоотехник Федька — двадцатитрехлетний мужик, почитаемый Геной и Гошкой если не стариком, так солидным и слегка глуповатым, — я немцем, Ида, чтобы испытать хозяйство в Куркулях.

«Врешь ты, Федька, — не поверил Гена, — не продавал Куркуля ружье, оно ему от отца досталось и он его за хорошую услугу помещику отдал.»- А я слышал, что Куркуля ружье в том разбитом немецком самолете нашел, что золото в войну шевелилось. Ружье взял, а золото спрятал, — возразил Гошка, — Но ты, Федя, его все равно не продашь. Жадный потому что. И у вас нет столько денег. «Продаст, не продаст, ты в здравом уме, как я погляжу, — огрызнулся Федька, — я из пистолета стрелять умею». А ты сиди и на девок пялься. В последний раз спрашиваю: идет, да? «Пошли, пошли», — шипел Гена, а Гошка махал рукой повернувшимся девчонкам: подождите, мол, у нас тут мужские дела, скоро будем. И они пошли.

До старой летней фермы было не больше мили. Зимой там пусто, а на лето телята пьют из совхоза. Сейчас день, телята пасутся, ферма пуста. Сами голуби питаются сложной диетой. Одна такая синяя птица в мире может проглотить более фунта в день, и их сотни. В деревне их за это не любят. Соревнования. Дополнительного корма для свиней в совхозе не хватает, у скотников на дворах есть свой скот, который тоже хочет голубей. Никакой прибыли с голубями — одни убытки. Поэтому Федя пошел на ферму и стал стрелять из ружья. Хотя он и был пьян, но наблюдал пользу для семьи.

Они шли молча. Генка думал, дадут ли ему стрелять и сможет ли он поднять голубя в воздух. Гошка задумался о том, откуда у Куркуля взялся пистолет. А Федя просто шел и не думал. Федя не мог думать. Его голова раскололась, в глазах плавали радужные пятна, и у него даже не было слюны, чтобы выплюнуть.

Что касается пистолета, то Федька не обманул ребят: Василь Федорыч, старик, которого в деревне Куркуль звали за то, что у него крепкое хозяйство, большой дом и он проклят, действительно согласился продать ему пистолет «по дешевке». «Раз в год, в начале июня, Куркуль впадал в алкоголизм. То ли луна вошла в нужную фазу, то ли какая-то другая Венера заставила его тосковать по жене, которая давно умерла в июне, а может, Марс напомнил ему о двух июньских похоронках, полученных им в разные военные годы на обоих сыновей, но Куркуль, Куркуль, мог говорить весь год, чем он совсем не пользовался и каждый июнь сильно выпивал.

Федька разорился. Две недели назад он пришел к старику за каким-то забытым делом и так и остался. В конце второй недели пьянства Василий Федорыч достал из сундука двугривенный, завернутый в чистый холст, и отдал Федьке. Берите, используйте. Я уже слишком стар, чтобы охотиться, а такое ружье не годится лежать без дела. Оружие портится, как и человек. А вы дадите мне сто рублей на зарплату. Федя, хоть и был пьян, но понимал, что ему повезло. Как отдать сто рублей из зарплаты, которая у него не дотягивала только до девяноста и то, что ему повезло — он понял сразу. Он взял пистолет и ушел, чтобы у Куркуля не было времени передумать. Возьмите картриджи домой и опробуйте ферму. Мать пыталась унять, видя такое пьяное дело, но он повернулся и убежал. По дороге я встретил ребят. Голова просто раскалывается, а смерть красная и выглядит не такой обиженной, поэтому он позвонил и даже убедился.

Приехали мы на ферму, ворота распахнуты, голуби бездонные. Он был пушистым, когда Федька и мальчишки входили в ворота, потом снова увлекались своими делами: кто клевал сложный корм, кто навоз.

Федька тоже носил пистолет, собрался и достал из кармана пару патронов. Обвиняется. — Дай мне пострелять, а? — Генка не смог устоять перед соблазном — голубем, сидящим на гребне. И глупости. Он не уважает тебя, он кормил. Ни в коем случае. Позволить мне застрелить его? «Я сам первые два, — наставлял Федька, — вдруг что-то не так с ружьем…».

— «Бабушка», — сказал пистолет с глухим стуком, и голубь исчез. Вместе с голубем исчез и изрядный кусок гнилых ребер, а через метровую дыру в шифере солнце сквозь дым и пыль заглянуло в фермерский дом. — Ну, как я его? — Федька опустил пистолет. — Ни за что, федерал. Голубь улетел. Ни одно перо не упало. Говорит, дай пострелять, а то Гошка, — передразнил Гена своего друга, — «Он биатлоном занимается, ты знаешь, как он из ружья сидит?». А ты — Мазло, федерал. — Ах, я Мазло? Ты сам… — Федька, ты не смог найти множественное число слова «Масло», — ты сам склоняешь. И я не дам тебе стрелять, у меня патроны еще не кончились. «Нет, Гена, — не поддержал друга Гошка, — огрызнулся. Картечь, видите ли, выстрелила. И голубь взлетел на крышу. — И тебе нечего выпить? — спросил Федя на месте, приставляя ружье к стене и покачивая головой, — Сейчас голова лопнет. — Куда, Фед? — Гошка повернулся к Зоотехнику, — мы вернемся к озеру, а ты беги отсюда тоже. А потом Лида вернется с обеда, она отведет тебя к дыре в сланце возле дома. И пистолет может взять пистолет, и пациент получит пациента. «Иди, иди, я все равно в зеленую белку попал», — сказал Федна вслед ребятам и засмеялся, но они не обратили на его слова никакого внимания. И напрасно.

Вечером, а по деревенским меркам — ночью у Гошки было собрание. На автобусной остановке. Эта автобусная остановка на бетонной дороге из города в город мимо деревни, стояла рядом с «лицом» деревни и служила всем мальчишкам местом на вечернем заборе и своего рода клубом. Днем автобусы ходили каждые два часа, последний автобус был в половине восьмого вечера, и тогда угловатая железобетонная конструкция с тяжелой скамейкой вступала в полное детское пользование. Девочки из Тюмы Веники подмели мусор, оставленный нечастыми пассажирами, Гошка перетащил приемник к отцу, и начались встречи выпускников.

Обычно сидели четверо. Но сегодня родители приехали к Генке, Ольга «р е-залась» на озере и лежала дома, намазанная сметаной. Пользуясь этим удачным случаем, помимо ВЭФ, Гошка захватил букет из маргариток и цветов кукурузы для романтической ситуации. Мир не опоздал. Они сидели на скамейке и разговаривали о звездах. Звезды были под кайфом, и говорить о них было комфортно. Как в планетарии. «А средняя звезда в ручке ковша большой медведицы называется Митсар», — Гошка небрежно обнял Свету левой рукой, правой показывая созвездие, — «Видишь?». Он был двойным. По его словам, небольшая звезда поблизости называется Алькор — видение, используемое для проверки в Спарте. Тот, кто не видел Алькора, упал со скалы. Видите? «Понятно, — Светта совсем не смотрела на Алькора, — вижу, ты опять врешь, как обычно». А волосы у тебя вьются, я раньше почему-то не замечала.

После таких слов смотреть на всяких алкоров было верхом глупости, и Гошка уже собирался поцеловать Светку, но тут в деревне началось столпотворение. — Они где-то стреляют, — Светка чуть отстранилась, — что случилось? — Федька купил у Куркуля пистолет. Он пытался попасть по бутылкам. — Ночью? Вот дурак. Они будут бить его, чтобы он не поднимал шума. — Дурак, да — и пьяный тоже. Пусть снимает, ладно, трахни его, — согласился Гошка и нагло поцеловал Светку в губы. Свет не возражал. Деревня снова заревела, и раздался звук бьющегося стекла. — Поцелуи, да? — крикнул Генка с соседнего двора, запыхавшийся и растрепанный, и вышел из кювета на дорогу: — Ты целуй. И тут Федька взбесился. Он поднял пистолет, гильзу, полную пуль, и выстрелил по окнам. Белки, сказал он, деревня была занята. Зелень. Его мать побежала к нам, чтобы предупредить нас. Ну, я сразу же побежала к тебе. Пойдем к сумасшедшему Федьке? Деревня стукнула два раза подряд. Несколько раз робко лаяла собака, кто-то свирепо рычал. Снова раздался визг, громче прежнего, снова звон стекла и печальный крик кошки.

— ‘Он бьет дуплетом, — с видом знатока оценил Генка, — он уже дошел до дома тети Кати. Может, пойдем и посмотрим? — «Иди сама, — Света прижалась к Гошке, — а мы тут все рядом. Да, Господи? — Ну да, — несколько неубедительно согласился Гошка, — а что тут смотреть? Почему мы не видели Федьку пьяным? Там не на что смотреть. А посмотреть было на что: Федька шел по широкой деревенской улице и дрался с зелеными белками.

— ‘Смотри, ублюдок, они окружены, — кричал он, перезаряжая оружие, — ты лжешь, ты его не достанешь! Красные не сдаются! И он выстрелил. Проклятые и зеленые белки были повсюду, но большинство из них сидели на светящихся окнах. Раздался выстрел, окно погасло, и зеленые белки исчезли.

Федька пришел к дому тети Кати, где за забором, на толстой цепи, сидел Джек. Внешне собака напоминала скрещивание бульдога и носорога и обладала таким же темпераментом. В прошлом Джек был охотничьей собакой, ходил с хозяином медведя и ничего не боялся. Джека уволили с охоты на собак из-за злости, и цепь не улучшила его нрав. Джек ждал. Если бы они стреляли, то сейчас пришел бы хозяин, была бы погоня и игра. И лучше, если бы этой дичью оказался тот сволочной кот Пашка, который нахально таскал еду из миски Джека. При мысли о Паше волосы на его затылке встали дыбом. Нет, воровать еду — это одно, а есть под носом у собаки — совсем другое. Прямо у вас под носом: там, где заканчивается проклятая цепь, как бы вы ее ни растягивали.

Возле ворот появился человек с оружием. — «Уф?» — вежливо спросил Джек. ‘Это вы владелец? Быстро отстегивай, пойдем Пашку ловить. Таким образом, любой, кто мог понимать собачий язык, понимал Джека. Федька не мог. Было очень трудно понять зеленых белок, не то что собак. — «Белка!» — закричал он, увидев собаку, — «голова белки! Он притворялся собакой. Теперь я — это ты. Федька поднял пистолет и выстрелил. — А? — Собака удивилась, когда пулемет просвистел над ее головой, — охотники были полностью снесены. Кто стреляет в собак? Вы должны стрелять в игре. Последнее средство — на кошек. Там Пашка… Не успел Джек закончить свою мысль, как над его головой просвистел еще один.

— Нет, ребята, такая охота не для меня. Ну, ты, ты с такой охотой. Пусть этот скотопрогон охотится вместе с вами. И вот мысль, или Джек захотел ее подумать, зажал хвост своим характером, мгновенно скрылся в своем домике, прижался к подстилке и закрыл лапой глаза. «Бабушка!» — раздался еще один стук от ворот, и несколько раз постучали в домик. «Я не понял», — Джек не успел обрадоваться, как в домик влетел подметка и пушистый комочек. — Пашка?!»Собака, точно по запаху, — вмешался ублюдок. Вот так все и закончится, слеза. Как и Туссик, я разрываю грелку. Собака подмяла кота под себя и прижала его к подстилке. Кошка — это даже не я.

Федька снова перезарядился. В узоре было всего несколько кругов, и все равно было много белка. Ну, по крайней мере, главная белка попала. Она была здоровая, надо тогда снять шкуру, — ее должно хватить на меховой чехол. Патрон стоял косо, Федька прислонился к сломанному ружью, чтобы поправить. Что-то тяжелое впилось в его затылок. Белки исчезли, а Федька упал как подкошенный. Куркул, а это был именно он, потер правый кулак о ладонь левой руки и позвал в темноту: «Лида, ты здесь? Вызови ему скорую. Вы скажете, что у человека белая горячка. Не звоните в полицию, я сам разберусь с окружным полицейским. Лидка позвонила председателю сельсовета и владельцу единственного в селе телефона.

«Он перестал снимать, как, — Гена поднялся со скамейки на остановке, — пленки закончились». Пойдешь смотреть? Нет? Ну, тогда я. Поцелуй себя. Гена пошел в деревню. А в деревне, в собачьем питомнике возле дома тети Кэтрин, Джек встал и обнюхал испуганную кошку. Я хотел его сломать и, неожиданно для себя, лизнул Пашку в лицо. Пашка, ошеломленный такой нежностью со стороны собаки, вылез из кабины, протянул руку и пошел по своим кошачьим делам. Не оглядываясь.

А утром, проснувшись, Джек обнаружил возле своей миски плотную мышь. На своем обычном месте, там, где заканчивается цепочка собак, сидел Пашка, облизывался и, казалось, улыбался.

Во вторник в разгар рабочего дня я отправился в супермаркет, чтобы купить продукты на неделю. Было много людей. Но погода работает и даже не обедает. Я в отпуске, но вообще кто-нибудь работает на нас? Ну, это неважно. Периодически мое внимание привлекают громкие разговоры двух тетушек среднего возраста. Я не тороплюсь, но тетушки, видимо, тоже. Через час или около того мы оказались в соседнем офисе. И здесь. Одна из тех, кто громко говорит (у нее, наверное, вообще громкость на голосе стоит), достает свой телефон и говорит подруге: «Тебе нужно позвонить администратору! Звонок: — Алло! Вася?! У нас на работе все компьютеры висели на всех трех этажах! . Как узнать, почему! . Давай, быстро все исправляй. . Ну, беги, беги быстро, беги вася. Мы не можем выделяться среди вас! Я просто аха. То есть, я была очень удивлена! Никто не называл эту тетушку в магазине. То есть, она точно знала, что ПК больше не решаются, прежде чем прийти в магазин. Но это не помешало ей совершенно спокойно пройти в магазин, не сообщив администратору о проблеме, которая, по ее мнению, требовала срочного решения. Больше часа медленно ходил по супермаркету. А потом заявить, что теперь виноват администратор! Кто же она?

Дерзкие иски.

В 1990-х годах судьба свела меня с уникальным персонажем. Дима был ходячим воплощением нарушенного закона. Все. От Дарвина до криминала. «Еврейский мальчик из хорошей семьи» — это определение вряд ли приходило на ум при взгляде на лысого 120-фунтового быка (МС по дзюдо) — в то же время оно было абсолютно верным. Его отец — главный врач крупной клиники, мать — профессор филологии, а сын — барыга. Кроме того, природа не обидела Митеньку интеллектом — он хорошо учился в Бауманке, профессора пророчили ему научную карьеру, но. Но чрезмерно живая натура скучала в пыльных классах. Кроме того, его не привлекали мальчики — его тело физически не выдерживало начальства над ним, а у него были солидные «старшие» и «авторитеты». Митя не видел насквозь их старшинство и авторитет, он был прирожденным махновцем. К моменту нашего знакомства Димочка наладил производство левых «Алтаев». Был такой родоначальник мобильной связи в СССР. Он появился немного позже, чем сигналы дыма с мокрой кожи над костром, но гораздо раньше, чем мобильный телефон. В начале 90-х годов это был пик крутизны. Парни были готовы на все ради такой показухи. Кроме того, эти приспособления были очень полезны в босоногом хозяйстве — при своем весе и размерах (см. фото) они легко совмещали функции бронированного щита и холодного оружия. В Москве произошло несколько убийств, в которых раненые абоненты протыкали ванну этим средством связи. Мало того, это было БЕСПЛАТНО! То есть Димин «Алтай» «подключался» к чужим номерам, и счета приходили всем, кроме владельца аппарата. Эти шальные предметы стоили 10 000 долларов и разлетелись с треском. Но Диману было скучно. Адреналина было недостаточно. Мы ходили с ним так в компьютерные залы. Раз, два, десять. -Я не понимаю, Дим, что мы ищем? -Мишка. — Какая мышь? — Глаза. С хвостиком. Я заткнулся. Есть вещи, которые мне не нравятся в происходящем. Итак. Если полицейский сидит в торговом зале, то мы туда даже не заходим. Ах ты, сука. -Мисс! -А? — Похоже, теперь вы работаете стрелком? -Видите, как умно! Кто я, черт возьми, такой? Загрузка? Остановите машину. -Давай! -Да, ты идешь в задницу, тащи меня на своем нигере. Моя над крышей! Ладно, пойдем к женщинам. Вскоре Митя набрал пару головорезов и начал готовить их к рейдам. Если серьезно, то на время прибытия полицейских, учения, тренировки, теорию, тактику и т.д. я смотрел скептически. -У тебя просто неистребимая детская страсть святого мальчика — набрать команду из всякой сволочи и возглавить ее. — С кем я делаю покупки? С творческой интеллигенцией или с научным сообществом? Извините, но это так, и вам придется с этим работать! — Хорошо. Я смотрю на эти лица, не обезображенные интеллектом, и удивляюсь вашей глупости. Мне не нужен Эйнштейн. Я думаю, что я здесь. Так и есть. — Они сделают твою чертову работу. — Не выходи из себя, мой мальчик, у нас все ходы записаны. — Ты, Смоки, не понимаешь глубины их глубин и густоты их тундры. Они удивят вас только неожиданным сюрпризом — поверьте мне на слово. Это не люди, а какие-то трупы. Посмотрите в их ясные глаза, вы можете увидеть заднюю часть их черепа. Послушайте, рабби Махараль, только не пытайтесь раздавать патроны этим галатам. Они либо выстрелят себе в задницу, либо причинят кому-то вред, не дай Бог. -М-да. Возможно, вы правы. Им не нужны патроны. Я иду как бы без вызова. — Могу я войти? — В любом случае, вы немного не успеваете. Если придете, то всегда пожалуйста. -Кого вы ждете? — Да, бригада «У». Ты снова собираешься учить уму-разуму? -Нет. Сегодня у нас премьера. — Ты! Может быть, я действительно нахожусь в неподходящий момент. Ну, посмотри, где ты носишь снаряжение. О, о, о

Белл. Похоже, нас ждет бомбардировка. «Мудацкий станичник» в хате, радостный гомон, счастливые ковыли бегут вверх. Эмоции — основа региона. Бежать галдя, крича, прямо кипя от счастья. Мы будем наблюдать за добычей. Сзади все заставлено коробками. Мы открываем первый монитор. Второй — то же самое. Третье. Двадцатый. -А где компьютеры? Простая сцена. -Со. В коробках. -Это мониторы. -Что светят на столах? -Да. Где находятся компьютеры? -А это не они? Я отрежусь. Я падаю на асфальт. Невозможность говорить. Этот профессор Мориарти все предвидел, как отключить сигнализацию, как нейтрализовать охрану, отход, прикрытие, смена номеров и еще кучу проблем, забыл объяснить своим подчиненным, как выглядит награбленное. А они скромно постеснялись спросить. Мы заходим в квартиру. Я едва перевел дыхание. Митя берет мел, подходит к доске. Кауши. И — от руководителя учителя: -Тати за ликвидацию компьютерной безграмотности! Компьютер, блин (нервно ощетинивается) — Юр так увидит. (Крош Мел рисует параллелепипед). Меня будут неоднократно резать под столом. Депутат по 146-й статье уголовного кодекса (грабеж) в МИТЯ работает определенным макаром. Мы оказались в некоторой степени случайными. Иду на встречу с Митей, а с ним — хрен из Башана. Узнаю знакомый профиль пальто от Армани (его коллеги ломали ими вагоны, а вся наша компания поджигала в них 5 лет). Очки в дорогой оправе смотрелись на этом гареме так же органично, как ирокез священника. Она также написала мысль. Я вспомнил Охлобыстина. Сравнение явно неубедительное. Салют, чтобы сказать: «Тара добрая. -Аздорова, блин! Я обращаюсь к Мите: — Из какой зоны я сбежал? Pastee t-Enido: -dem! Ты обещал никому не говорить! Митя смеется. -Нет, нет, Пашуни. Не нужно ничего говорить, — его глаза сощурились. Долгое время я не мог понять, как этот болван удостоился чести убежать. В течение шести месяцев он размышлял в трехстенном чехле. Все оказалось проще. За хорошее поведение его отпустили на две недели в дом престарелых, но он не вернулся. Год был отмечен. В замке, если после проделок этой свиньи графа Монте-Кристо накрылись все каникулы, власти анально поощряли и весь лагерь жил мечтой, свиданием. А о Паше вслух они мечтали на сборах, в кабинетах администрации. Почти в тех же выражениях. Мы продолжили с языком любви. Они мечтали об эротических картинах. Они засыпали, думая об этом, и просыпались с той же мыслью. Более тысячи сценаристов придумали сюжет будущего порнофильма Return of the Prodigal Pig. -Мд. У вас есть работники. Кстати, вы понимаете, что он вообще не поднимется в зону. Даже этот Исхак понимает, что он собирается выбросить копыто. И жена. С трехзначной фамилией мужа. У него будет молодость, которую недавно защищали Полина Иванова-Сидорова-Кикарова-Кикнадзе-Джульбарс-Калоев. И так далее до бесконечности. -Кх. Является ли Джульбарс фамилией? -Клик сторожевой собаки. Не отвлекайтесь. Так что здесь они рабы до смерти. Манакар превращается в трубу с «Титаника». Поэтому они придут на поле, чтобы взять, они могут поставить персонал на людей. Женский характер. И вы также дали ей ТТ. Разве вы не боитесь его вместе с забавной статьей 20-летней давности? -А с кем работать? Ты не поедешь. -Я не хочу оскорблять ваше происхождение от беспринципного преступника. Fi. Терипилы приносят мне деньги. Без этих спецэффектов и импровизации с дефектами центральной нервной системы лица. -SISSY. Я бы сразу сказал, что это самое милое дело. -Смелость — это следствие полной неприкосновенности вашего сознания, не более. Ну, гордость. Вы ошибочно полагаете, что поскольку вы просчитываете лежащую в основе ваших грязных дел волну, это гарантирует безопасность. Но проблема в том.

Что вы так энергично рассекаете воду своими незамысловатыми шутками, что волны от них множатся многократно. А вторую и далее волну вы не считаете, и считать не умеете. -На Каркай. Я посмотрел в воду. Проходит две недели. Появляется Митя. — Я должен с тобой посоветоваться. -Y? -Они взяли пастбище. -Подождите. Надеюсь, никакого особого рева? -Полное отсутствие напряжения. Этот дурак в Строгино пошел стрелять из кустов. Стресс снят. Бухой в Зюзю. В 200 метрах от Мусарни. -Ах, молодец! Для такого глупого человека у него удивительно развитое воображение. Страдает общение с умными людьми. -Я не смеюсь. -И даже очень. И как? Вы отвезли его туда? -Нет. Полицейские на крыльце собрались в кусты, чтобы вылезти, не дураки. Что, если будет разборка? Вы сломаете пулю и чужую пулю. Они стоят и пугают. И вот этот болван проползает мимо. Его затворная рама отошла назад, он забыл поставить ее на место и забыл. Волье не полез в карман, а прошел мимо Мусарного, вертя стволом пальца. -Ауууу. -Полицейские немного отклонились от курса и потрясли его в камере. Пальцы скользили, но это такой подарок. Они уже плакали от умиления. -Yyyy. Да пошел я, Дима, я понимаю, почему ты с ними работаешь. Вот что спасает билеты в цирк. -Только это еще не все. -НЕ ВСЕ?! Разве этого не достаточно для вас? Это приведет вас в чувство. -И он не сдается. Потому что хрен знает. Не считайте меня за Куртина. -До, дим. Но я попробую. Что еще? -Вот такие дела. За мной стояла очередь. Осталось совсем немного. -Предсказуемый. -Простите. Я нахожусь в знакомом торговом центре, какие дела? Понял и чуть не обделался. Но я дал ему деньги, я выделил фотографию. Короче говоря, Рушайло сломался по телефону. -Хаер Рубоп? Ну, ничего святого! Брокки! Что за страна! Никакого уважения к закону! Для меня Владимир Борисович, мыть телефон, это как на диете давиться мороженым. Звери. Как, кстати, захватили? Гопстоп? Типа, слушай, лысый, дай Миллсу помурлыкать? Что? Нет телефона? А если мы его найдем? -Босс. Он проехал на своем джипе через дорогу от их офиса, уволенный на минуту, он был подвергнут остракизму. А устройство находилось там, на сиденьях в салоне. Так что, по мнению обалдевшего охранника, сова выбежала с кирпичным членом в чашке! Отстаньте от аппарата и ног! Второе — и не надо! Порезы открывали только перчатки. Можете ли вы представить, какой Шухер сейчас в офисе? -Аууууу! Я люблю тебя, Россия! Ну, это необходимо. Сидит вся бандитская Москва из «Рушили кирпичи», матерят бандитов, пугая их на ночь, а тут какой-то гопник. Ггг. Повернитесь, люди, вы, глупая беспечность, взяли трубу. Нет, назовите мне обоснованную. Кха! Ну, а вы-то тут при чем? -Я хочу сказать, что одно из устройств, которое мне продали, «сидело» на номере Rushylin. -Ты смешной. -Димаааа. Я не смеюсь. Я — киска. Теперь вы будете ломиться дальше со своими Санта-Барбарами. -Да. -Нет, не продолжай. Телефон был снят через 20 ушей, звонил ваш клиент. -Да, он управляется. -Вы уже приняли клиента? -Клиент не показывается. -Да. -Слеа. Вы ему не позавидуете. Пока он объясняет оперу, что надоела вся печень. Кто, кстати? -Он подлый бандит из видных. Максим. -Хорошо, Максим садится и трахается с ним. Я не понимаю одного, почему еще здесь? -Ты сказал пара? -I? Дима, да, я так не думаю. Тогда на каждой улице вывешивается флаг: «Дима, беги!». Это все? -Я уехал в Израиль. Лиам положил больше в банк. -Писад. Россия — единственная страна, где миллионеры занимаются грабежами и сжимают телефоны с милицейскими генералами! — Это не так! Что вы можете посоветовать? -А я бы пересек Украину на перекрестке. Но, я думаю, у вас был ум израильского паспорта на другое имя? Вы, наверное, там, какой ребе Цви бен Ибн Дауд,

Мир един с ними? -Азм. -Ли для прорыва. Я не думаю, что они смогли показать вашу Хару в какой-либо позе. По словам русского, тогда вы сразу же вступите в схватку с моряками, но так ЗВИ ускользнет скорее всего. Что ты задаешь мне глупые вопросы? Действительно ли это неясно? -Слово ясно. Я просто хотел узнать, что вы думаете о другой еврейской главе. Ну, пока! Я принесу тебе чемодан с хреном. Даже миллионеры не путешествуют без багажа. Если, конечно, это не сбежавшие грабители. Митя благополучно упал. Я вырвал корень. Иногда я скучаю по ней. Аминь.

90s. Как сейчас помню те времена, мы постоянно ходим куда-то с бегемотом. В машине, полной стволов для пейнтбола. И постоянно неразборчивые знакомые.

Ночь, Ленинградская взлетная полоса, маленькая блондинка голосует на обочине дороги в 20 километрах от города. Бегемот: — Мармос! — А шо? Наши лица увидят выгравированный плуг в кустах сломается. Но не спешите. Удивительно, но девушка садится в машину. Тинотип — «Глиган» имеет грубые манеры, спокойное поведение, но в то же время человеческую душу.

Мы — девчонки в вал-нотах, мы любим напиться допьяна, чтобы отправиться в путь.

Источник: https://www.anekdotas.ru/anekdot-pro-begi-2

Top

Сайты партнеры: Сонник, толкователь снов | Блок о щенках и собаках | Погода в Санкт-Петербурге России Мире | Копирайтинг студия TEKT | Газобетон стеновой с захватом для рук