Анекдот про бычка

Два быка, пасущиеся на горе: молодой и старый, и стадо телок под горкой. Молодой бык — бесконечный, возбужденно говорит старому: — Слушай! Слушайте! Давайте быстро спустимся, выбьем эту белую и сразу вернемся. Старый бык критически смотрит вниз: — Нет. — Ну, тогда давайте быстро спустимся вниз, пройдем этот легкий путь и вернемся назад. — Нет. — Хорошо. Тогда давайте хотя бы стукнем этого черного и сразу назад. — Нет. — Чего вы хотите? — Сейчас мы не спеша поедим, упадем на траву, потом, не спеша, все ляжем и будем трахаться.

Василий Иванович приехал из Москвы и спрашивает Петьку, что случилось за его отсутствие: — Да, ничего особенного, только лопату сломали. — Как вы сломались? — Да, они выкопали и разбили яму. — И что за мудак пострадал, когда рыл яму? — Так погибла собака. — Почему оно умерло? — Конни не могла дождаться смерти. — А куда направлялся Конин? — А что, конюшня сгорела. — Как вы горели? — Фурманов бросил бычок, тот загорелся. — Поэтому он не курит. — Здесь можно было курить во время выноса знамени полков!

Нарк сидит на детской площадке, покачивая шлепанцем. Появляются дети: — Дядя, расскажи мне сказку: — Хорошо, ребята. (Занавес) Итак: «Идет бык, дрожит, колышется на ветру. (Оружие — горн), но тоска кончается.» (Он хорошо затягивается) — О. Лети, бык чертов!

Василий Иванович приезжает из Москвы и спрашивает Петьку, что случилось за его отсутствие: — Да, ничего особенного, только лопату сломали. — Как вы сломались? — Да, они выкопали и разбили яму. — И что за мудак пострадал, когда рыл яму? — Так погибла собака. — Почему оно умерло? — Конни не могла дождаться смерти. — А куда направлялся Конин? — А что, конюшня сгорела. — Как вы горели? — Фурманов бросил бычок, тот загорелся. — Поэтому он не курит. — Ты будешь курить здесь, когда флаг полка украдут!

Я решил повесить бомжа на станции, накинул петлю, встал на бак. Он думает: «Прощай жизнь!» Кажется — на полу бык без быка. Ну, он думает: «Ништик! Я буду курить, кайфовать и вешаться!». Он курит, ставит цикл. Внешний вид — В баке бутылка водки недопитая. Ну, он закончил его и думает: «Ну, вот и все! Я пил, я курил, Ша и Пи. За инжир! Жизнь становится лучше».

У одного человека началась черная полоса в жизни. Жена ушла, ее выгнали с работы. Продал все, что было в доме, имел шкаф и стул. Приходит он домой, берет веревку, встает на табуретку и видит — на комоде стоит стакан водки и старый бычок. Закрывает глаза, достает стакан, клоаку… закрывает бычок, смотрит на крючок с веревкой и говорит: — И что я об этом подумал? Жизнь только начинается!

Харк сидит на детской площадке, крутит шлепанцы. Появляются дети: — Дядя, расскажи мне сказку!: — Хорошо, ребята. (Занавес) Итак: — Идет бык, шатается, качается на ветру. (Готве н-гром) но в итоге все закончилось хорошо. «(Он отлично тащится) — по его словам) — -Oleted, Flew, E#$» Th Bull.

— Фирманов бросил бычок, она вырезала. «Значит, у него нет никакого Кирита» — Он вернулся к тебе, когда знамя на полке спало %%%. :-)))

Маленький (новичок) наркоман (м) ложится спать и спрашивает своего дедушку, а он уже давний наркоман, подстреленный (д): — Дедушка! А дедушка, расскажи мне сказку!» — Хорошо, внучка, слушай. Дедушка устраивается поудобнее, достает белую женщину и начинает глушить. — Там есть джобби, качающийся. Он тесно общается с джамбо. — Вздохните над движением. Он снова тащит (старик уже немного повел) — и вдруг бревно ломается. Он делает глубокий прокол (теперь уже на конкретных галунах), разводит руки в стороны и. (E) — и бык взлетает #$.

Бездомный решил повеситься на вокзале. Накинул петлю, встал на бак, думает: «Пожалуйста, живи». думает: «Ништяг! Я буду курить, и накуриваться, и вешаться!», курил, ставил на петлю. Выглядит — в баке бутылка водки не пьется. И доедает. и думает: «Ни зае#ца! Я выпил, покыпил. Сейчас и расскажу. НАХ#Й ДОЛЖЕН! ЖИЗНЬ СТАНОВИТСЯ ЛУЧШЕ.

Мой друг работал продавцом в одном из столичных супермаркетов, где продавал видеокассеты. Однажды местный областной «авторитет» (быдло) пришел к нему с какой-то полуголой подружкой. Подходит, значит, этот «спортсмен» к полке с видеокассетами и спрашивает: — Есть что-нибудь новенькое посмотреть? Друг отвечает: — Что тебя интересует? «Авторитет»: — Да, я бы хотел фильм «Адреналин»! Ему дают видеокассету, он переворачивает ее в руках и спрашивает: — О чем фильм? Его девушка оборачивается и отвечает: — Ну, смотри, там сзади есть обзор. «Авторитет» снова переворачивает кассету, начинает читать фразы на обороте, слог за слогом, и через пять минут говорит: -% la, ладно, о чем это? Я не могу читать долгое время!

К особняку фермера подъезжает машина, из нее выскакивает мужчина и начинает вторгаться в дом. Дочь фермера открывает дверь: -Добрый день, вы, видимо, за быка? 50 долларов, бык с хорошей родословной, успех гарантирован! -Нет, девочка, я должен поговорить с твоим отцом! -Ну, если тебе дорого, могу предложить быка без родословной за 30 долларов, но тоже хорошей породы, успех тоже гарантирован! -Нет, черт. Я хочу поговорить о вашем брате, моя дочь уже беременна от него. — Тогда тебе действительно стоит обратиться к отцу, я не знаю, сколько он попросит за твоего брата!

Два студента-ветеринара приехали на каникулы в деревню, остановились у бабушки. Ну, у бабки была корова, которую надо было привести вместе с быком. Бабка была старая, дряхлая, ну, к студентам: — Мальчики, вы же молодые ветеринары, помогите корову с быком зарезать. — Нет проблем. Мы все сделаем завтра утром. — О, спасибо, ребята, спасли. На следующее утро студенты просыпаются, а бабушка: — Где корова? — У соседей в сарае бык, я согласился, они разрешат его взять, только проследите, чтобы все было по-человечески. Я жду тебя на ужин. — OK. Ученики пошли в хлев, взяли корову, взяли быка и пошли в поле. Бабка ждет их к ужину, накрыла стол, поставила литр самогона, все как положено. Нет учеников на обед, нет учеников на ужин. Они пришли утром, все в крови, избитые, в разорванной одежде. — Ну, сынки, что с вами случилось, почему так долго? — Вы сами сказали, что все было по-человечески. При этом корову клали на спину, а быка — на колени.

В дверях наркоман с девушкой (соответственно) курят план. Бык, висящий во рту. Его влекла любовь, он избавил девушку от рака. Трахаются со скоростью одно трение в течение пяти минут. Когда он копался там, пепел от сигареты упал ему на спину. Шлюха кричала: «Трахни его, что ты делаешь?

Заходит бомж в огромный элитный санитарный салон, выбирает на витрине самый дорогой унитаз, снимает штаны, садится, зажигает бычок и давай трахаться! Подходит к нему продавец, весь такой культурный, и говорит: «Что вы себе позволяете! Ну, это не работает, не так ли? — Конечно, нет! — Тогда что же я продаю x&I?

Эстонский колхоз для улучшения генофонда по буквам русского быка. Они привезли его и отпустили. Он бегает — наслаждается солнцем, свежей травой. И тут он видит — стоит эстонская корова. Меланхолия — это такое жевание травы, взгляд в одну точку. Бычок, не раздумывая, летит следом, чтобы не столкнуться с ним. Корова от неожиданности теряет сознание, падает. Бык над телом и с пугающим отвращением: трах, трах, трах. Рядом находится эстонский бык (медленно, растягивая буквы): — Здесь не «боб». Это убийство.

Всего час назад. Серия «Каперкайли» окончена. Он приходит «как за солью», а на самом деле для того, чтобы вытащить из своих впечатлений одну соседку Галку, которая является ярой поклонницей этого трехлетнего танка. — Вы знаете. Вы знаете. Вы знаете. Мне повезло. Я киваю. Я поднимаю брови. — Можете себе представить? Вы помните Денниса Розена? -. Да, да. — Я согласен, завтра я беру барбекю на день рождения друга. — Представьте себе, что его жена проститутка, к тому же она чудом, случайно, вышла за него замуж, так вот, когда она забеременеет, то давайте предложим требования, чтобы мы писали мать Украины. И если в однокомнатной квартире нам всем будет мало места здесь, то квартиру в Москве мы снимем (мама). Кроме того, Галка нервно прикурила сигарету, пытаясь сосредоточиться на своих чувствах (полной ненависти) к этой «жене чужого мне Рожена». -А, не с Сукой, она, для чувства давления?! И жениться, и зарегистрироваться, и забеременеть… в общем, даже несмотря на то, что он возвращал ее на родину. Тишина. — Хорошо? Что? Я ошибся. Моему терпению пришел конец: — желчь, а вы сами откуда? — (задыхаясь от дыма). СЗ Керчь. — Вы здесь, в Москве, оказывается!? — Хорошо. Вот и все. Я прибыл. Смотрю, а она «живет глиной на сигарете для корневища». — Хорошо!? И!? Кто ты? -Нет. Она задумалась и сказала: — Хм, но я одна из жен Рожена. Мне просто повезло, что мой беременный муж не отправил меня к матери на Украину. Отсюда я и твой сосед. И ненависть. Вот и получается, что у нас москвичи — ненависть ко всем приезжим уже в крови.

PS: Думаю, ее внуки будут носить всевозможные титулы и звания, почетных коренных москвичей хоть с пятого колена. И даже превзойти самого Никиту Михалкова.

Я бы не ограничился этой шуткой, но я слышал ее собственными ушами. 2012 год, 22 января, воскресный вечер. Ресторан с обстановкой а-ля «вестерн», пиво, стейки, ганджо на фоне основных блюд. Компания из двух пар, явно не женатых, садится рядом с нами, мы с женой на трибуне, они чуть ниже — ниже и оказываются в самом конце. Я слышу все, о чем они говорят. Я быстро понимаю, что девушки решили поболтать, очевидно, они давние подруги и «потащили» за собой своих парней. Один из парней — такой типичный гопник, второй что-то неопределенное, и оба явно тяготятся ситуацией, пиво молча. Бул л-A — Булл спрашивает у создателя офиса о работе, тот медленно отвечает, что работает программистом, пытается объяснить, что к чему, но не находит понимания. Вздыхает. Бык подводит итог — у вас наверняка есть дома компьютер?

Однажды наша маленькая, но гордая компания сняла систему видеонаблюдения с богатого или не очень богатого парня в полузаброшенном пригородном поселке. Полузакрытый» означало, что туда можно было попасть, но нужно было сказать, к кому ты идешь. Кстати, они установили камеры видеонаблюдения вокруг дома, как раз когда жены этого приятеля не было дома. Очевидно, он набирал материал для развода. И вот однажды я вижу фотографию. Два клоуна подходят к местной кофейне с платежеспособной публикой. Они садятся на солнечной стороне у стены, раскладывают свои тряпки, достают бутылку помоев и начинают передохнуть. Они ругаются довольно громко. Люди были немного шокированы этим, потому что бездомных людей никогда не видели в этом месте, да и не должно быть. Те, кто пришел в это время в состоянии бешенства, наконец, развязались. Они плевались, наливали не очень далеко от кафе, удаляясь, наконец, видимо, начали чесать языки для присутствующих дам. Они показывали пальцами на какого-то павлина в одеянии, что-то говорили друг другу и щебетали во всю мощь своих легких. Все были поражены таким поворотом событий. Никто не вызвал охрану, они решили наказать себя сами. Один местный бычок, которого это не особенно беспокоило, появился, надраил банки с мазутом и простой закуской, и вообще, видимо, задал риторический вопрос, на который не нужно было отвечать, потому что. он все равно попадет.

МАТЕРИАЛЫ: «Кулер Крейзи. «Автомобиль КрАЗ оказался для нас настоящим удовольствием. Большой, желтый, с открытым кузовом и «болотными» колесами (привод на 6 колес!), этот монстр гонял «и в хвост и в гриву». Он перевозил валежник для кухни, песок для украшения лагерных дорожек, наши тела на городской пляж и другие армейские ценности, например, нижнее белье в дивизионную прачечную. Лобовое стекло КрАЗа украшал пропуск из серии «куда угодно», поэтому эта машина пользовалась большим спросом у офицеров в лагере, а также уважением у охранников соседних частей. Инспекторы ГИБДД тоже не замедлили его.

Им управлял монстр Вова. Очень опытный, грамотный водитель, любивший вверенную ему со времен военной службы дизельную технику, не лишенный юмора и оптимизма.

На следующее рабочее утро Вова взял кухонную бригаду и опустошил ее на дрова — валежник, накопившийся за годы работы на танковом полигоне в виде деревьев, вырезанных из дробовых заготовок. Не знаю, может, не пустили Вову на полигон из-за стрельбы или по какой-то другой причине, но примерно через полчаса один из «умников» прибежал в гараж с сообщением от Вовы, что он «сидит». Кашель… «Посадить» болотный КрАЗ на шестиколесное шасси — это мы должны уметь, подумали мы, но решили пока ничего не сообщать заместителю по технической части. Безразличной рысью, стараясь не привлекать внимания, мы поспешили за курьером, так как он был уже недалеко.

Вова (в смысле — КРАЗ) сел на узкой лесной полянке, не дойдя до выхода с полянки всего метров сто. Я сел специально, потому что последние впадины, часть из которых Вова оговорил, на первый взгляд выглядели как танковый капонир. Капонир, почему-то полный кашицы, с консистенцией «что-то вроде крестьянской сметаны». С расстояния десяти метров была видна только верхняя часть кабины КрАЗа, на которой курил унылый Вова. Уровень «сметаны» был прямо на дне дверей, кабина не была затоплена — и это хорошо. Весь наряд деловито подбирал куски деревьев и веток по окрестностям, пытаясь запихнуть (утопить) их в область предполагаемых колес монстра. Ни ветки, ни деревья не хотели лезть в «сметану», а если и лезли, то тут же медленно всплывали.

«Вертолет придется вызывать», — мрачно пошутил Вова. Мы единодушно посоветовали ему плюнуть и поджечь машину. Как могли, дружной толпой затопили собранные стволы и ветки под колеса. Вова сбросил газ, подняв красиво журчащие волнорезы, но бревна не всплыли — видимо, они ушли в бездну, а КрАЗ даже не шелохнулся. Бойцы были расколоты на новые дрова. Вышел Вова и, на всякий случай, пожарный сообщил нам, что под КрАЗом уже топится полная охапка дров для кухни, собранная во время поездки. Они его покурили, повторили эксперимент с затоплением дров (пропасть оказалась бездонной), утопили, сели думать.

— Им придется вызвать вертолет. Кто-нибудь в курсе темы, кстати, есть ли поблизости вертолетные части? — Вова начал разгибать свой, но был противно ворчлив и обиженно пошел в туалет.

Ничего более технологически продвинутого, чем вертолет, нам в голову больше не приходило, поэтому было решено пойти и доложить заместителю технического офицера. Я сам ходил. Как можно мягче, издалека и без прикрас, я начал рассказывать ему, какие шутки происходят с оборудованием, и через пять минут мы были возле CRAS с заместителем технического офицера. Пробормотав что-то всем нашим родственникам до седьмого колена, заместитель командира ушел, посоветовав нам ждать и не раскачивать лодку. Надо отдать должное — коммуникаций у нас более чем достаточно, а на горизонте маячит танковый полк. Пятнадцать минут спустя сквозь деревья было видно облако пыли, мчавшееся через поле к злополучной поляне. Через две минуты в облаке пыли был обнаружен тащивший Т-80 (кажется), из люка носителя торчала грязная голова, а из турели торчал еще какой-то воин. На лязг и нарастающий гул низко летящего танка все высыпали к краю поля, а он на полной скорости, не снижая скорости, попытался развернуться спиной к поляне. Казалось, грязный водитель «Казбека» хотел загнать свое 50-тонное чудовище обратно на поляну. В движении, как каскадеры в кино, они загнали маленький автомобиль на парковку — между двумя другими машинами.

Это не сработало. Мерцая, как кожа змеи под полуденным солнцем, гусеница вылезла из-под танка. Как правило, это никого не убивало, но закладывало основу для мертвой тишины. Рев раненого танка прекратился. Голос раздался из-за спин восторженно молчащих зрителей:

— Черт, он и бак испортил. Теперь точно без вертолета — пипетки.

Подумав, голос добавил:

— Если бы я служил, я бы уже облагородил губу.

Вова продолжал лоббировать свое желание возить КрАЗ на вертолете, но мы ему не противоречили, потому что всем и так все было ясно.

Голова, которая клялась на адрес «Казбек-механики» в полном объеме, исчезла из купола в баке, а затем вышла в наушнике. Продолжая вмешиваться в мат с координатами местонахождения танка, голова назвала себя «технической». Через пятнадцать минут «техника» оказывается Т-80, управляемым братом-близнецом водителя первого танка. Он был то ли умнее, то ли застенчивее, но затормозил раньше времени, позволив командиру выпрыгнуть из брони для дистанционного, так сказать, управления поворотом и дальнейших действий. Под руководством командира «техник» развернулся и пополз обратно на поляну, остановившись метрах в десяти от КрАЗа. Вова был сброшен (в толстую руку) со словами «прицепи его куда-нибудь», после чего Вова порхал как орел на капоте и зацепился за что-то где-то в кустах. Со словами «только бы все мосты из-под меня не выдернули», Вова забрался в кабину.

«Снизьте скорость, но не сворачивайте резко и не тормозите», — напутствовал его командир танка.

— Да, но помнишь ведро? — Вова нервно зарычал, выплюнул бычок и тут же зажег еще одну «Астру».

— «Ты помнишь свой бампер для моего ведра», — ответил старший танкист, махнув рукой водителю.

Водитель поддался на рычаги, трос натянулся, и танк начал погружаться в землю. КрАЗ застрял, но не выбрался из грязи. Командир подал знак механику-водителю, что можно отступать дальше, но медленно и без фанатизма. Носильщик передвинул рычаги, и танк начал поднимать свою конечность. Смотрели ли вы кадры BBC о том, как синий кит выныривает из океана? Впечатляющее зрелище, не правда ли? Особенно когда это происходит в замедленной съемке. Нечто подобное, в замедленной съемке, происходило на наших глазах. Не думаю, что сам командир часто наблюдал, как днище вверенного ему 50-тонного монстра поднимает грудь на 30 градусов. Не представляю, какие жесты своего командира с высоты пяти метров видел водитель, но танк, застыв в воздухе на несколько секунд, начал медленно оседать. КрАЗ оказался слабаком. Ну, или в сметане нечему было застревать.

Как позже утверждал Вова, «судя по вашим лицам, можно было написать триптих «Помпеи». Люди и ужас. Танк, уже не толкаясь, довез КрАЗ до опушки леса, не останавливаясь. Вова нарушил пожелания танкиста и все же нажал на тормоза на выезде, явно жалея о своей броне. Танку было все равно, он останавливался только по взмаху руки командира, в полевых условиях.

Пока люди проверяли КрАЗ на наличие всех мостов, а Вову на бешенство (он казался чуть белее простыни), мы поговорили с заместителем начальника технического отдела и командиром на предмет оплаты сделанного, то есть помощи. Размер выраженной благодарности был разумным и стандартным. 1 бак — пол-литра. 2 резервуара — 1л. Это было нормально и по-мужски. Не «переборчивая» и не скромная. Через пятнадцать или двадцать минут поле было пустым (опытные механики, как оказалось, обрабатывают баки быстрее, чем водители обрабатывают свои шины). Только куча земли на вершине поляны напоминала о случившемся позоре.

Что-то, но в советской армии всегда были человеческие, мужские отношения, особенно если кто-то попадал в беду или даже просто портил жизнь. Думаю, пилоты вертолета простят нас за то, что мы не взяли две полпинты в тот день.

Как будет по-японски «время спать, бык спал — лег в ящик с бочками»? Но так:

Бык откинул копыта. Игра в ящик. Мирного сна!

Мы с братом моей жены сидим в лодке и ловим бычков на закуску: он — на носу, я — на корме. У каждого из нас по две снасти — одна на борту. Поймать не сложно: кинул одну, а вторая уже клюет — тяни. Бык воспринимает это хорошо, спокойно, солнце припекает, вокруг ни одной лодки, только шорты из одежды — кайф. И вдруг сильный удар в глаз! Спаркс. Первая мысль: почему? Я поворачиваюсь: на его месте стоит мой шурин. Получается, что при забросе крючок зацепил шорты и груз, повинуясь законам динамики, передал всю энергию моему глазу — длина ремешка обеспечила «точность».

А потом — как, наверное, подтвердит любой, кто получал нелепые травмы — никто не считает фонарик не «боевым» — мол, не заливай.

Я расскажу вам историю из Канкуна, вернее, историю, свидетелем которой я был сам.

Русскоязычная группа туристов посещает пирамиды древних майя. Среди туристов выделяется брат лет 45 или чуть больше, сами понимаете, из тех, кто «накололся» в 90-е, выжил и теперь наслаждается жизнью. Такой добродушный «бычок», улыбается.

— Хитрюга, — обращается он к девушке-гиду, — а почему именно Эта. какие-то пирамиды. разве нет? Другие не построены, не так ли?

Девушка-проводник оказалась стреляным воробьем.

— Я хотел строить. Она печально вздыхает, опуская глаза. — Но они этого не сделали. Пришли испанцы и убили майя.

— Негодяи, черт возьми!» — в праведном гневе изрек «бык». Затем он снова бросает оценивающий взгляд на пирамиду. — И вот. Я должен сказать туземцам, чтобы они хотя бы присматривали за ними. И скоро они не останутся.

Незабываемая сцена из фильма Рогожкина «Особенности национальной охоты», говорят они, имела под собой вполне реальную основу. Видимо, сценарист фильма слышал ту же сказку, что и я, но изменил ее, добиваясь большей художественной правды, жизненности, так сказать. И действительно, история может показаться неправдоподобной, но. Судите сами: я передаю эту историю так, как я ее слышал, правдивость лежит не на совести автора, а на совести моего предшественника, для которого, как говорится, я ее купил. И так: Северный аэропорт.Где-то на архангельском берегу Белого моря, врать не буду, точно не помню. На взлетной полосе «корова» медленно вращает пропеллеры, как называют Ан-12 в военно-транспортной авиации. Экипаж, за исключением второго пилота, лениво проследовал к опущенному кормовому трапу. И тут «бортмеханик» (бортовой механик) замечает пасущегося неподалеку быка. Да и снабжение в армии тех лет, особенно на севере, было уже почти не таким, как в папанинские времена. Проще говоря, хотелось есть, командный состав не часто видел мясо, да и то не мясо — слезы на костях

. Предприимчивая кровь хохляцкого пансионера вскипела: ДВА ЦЕНТРА МЯСА УШЛИ И НЕ ВЕРНУЛИСЬ ДОМОЙ. Он сразу же поделился своей идеей с командиром. Он, почесав репу и оглядевшись по сторонам (нет), махнул рукой: «Только быстрее!». И наши доблестные авиаторы, вооружившись прутиками, загнали животное внутрь «коровы», одно, следовательно, в другое. Правда, это была не корова, а бык, молодой, но уже тяжелый! И, как любой бык, робкий! Пока его заносили в самолет, он, хоть и нехотя, но шел. В самолете его привязали за рога к каким-то крепежным кускам железа и оставили в грузовом отсеке, недоброжелательно поглядывая на спины экипажа.

Ну, они ехали и ехали, вот. Я позволил одиннадцатому взлететь, Ан-12 с шипением пронесся по взлетной полосе и взмыл в низкое северное небо. Да, вот не повезло, ветерок шел над Белым морем, был небольшой, и они летели, надо сказать, где-то в сторону Колы, пересекая Белое море. Итак. Над морем шторм, турбулентность, грузовой отсек трясет, но выше подниматься некуда, потому что посадка совсем рядом. Экипаж управляет машиной, держа «руль в послушных, тоскующих руках», и тут раздается таинственное неровное постукивание, сопровождаемое прерывистым мычанием! Портье (его епархия!) смотрит на груз: о, ужас! Бык, болтовня которого не улучшила настроения, ломает ремень и начинает, скотина, медленно разбирать Двенадцатую изнутри, с помощью шестеренок.

При этом он использовал, конечно, не отвертку, а рога. Экипаж быстро (как и положено военным летчикам) принял решение: за борт! И вот открывается трап, самолет резко набирает высоту: жизнь дороже говядины! И материал снова станет более цельным. Бык хотел жить, но. Не ломайтесь на Ан-12 и не так и не эдак, вы перестарались, короче говоря. Очень жаль, но история на этом не заканчивается.

Падая с высоты нескольких километров, бычок с математической точностью достиг МРС, который мирно охотился на сельдь посреди Белого моря. Шторм не помешал рыбакам, и тут корабль потряс страшный удар, в палубе образовалась дыра! Действительно, Мерфи многое пропустил в своей жизни, не побывав в России. Ан-12, совершив такой снайперский бросок, снижается, события теперь разворачиваются на море!

Бык (на самом деле две стофунтовые бомбы!), сброшенный однажды с двух миль, не только пробил палубу, ударился о МПК, но и здорово пропорол днище, где и застрял. Да, даже искалечив насос, что взять со скота! Сейнер начинает медленно сжиматься. Брать сельдь в трюме, но в специальной воде. Капитан кричит в рацию «SOS! Спасайте, говорят, мы тонем, мы на исходе, мы не можем вывезти!». Порт спрашивает: «Откуда он идет? Это 700 метров под вами, там нет скал, мин, да, они топчутся, в чем причина, так сказать?».

Услышав ответ капитана, они советуют ему: вот гады, кусайте! Хотя бы иногда! Но они все равно присылают помощь. Приближающаяся лодка берет сопротивляющуюся рыбу на борт, на булавки, и погружается в гавань. Остатки говяжьего фарша очевидны! Начальник порта и директор рыбной фермы начинают недоумевать: с чего вдруг с неба начали падать быки? Короче говоря, звезды летали!

Финал этой истории довольно скомканный, поскольку слушатели (и автор) страдают от боли в животе, спазмов лицевых мышц, слезотечения и одышки. Хорошо, что коровы не летают!

От детей, только без слона

Ночью сверчок в замке заснул, лег в могилу с бочками. Только номер не хочет спать, не ложится к номеру в постель, он смотрит на мир с тоской, ведь он вампир.

Оригинал A. Барто. Я уснул, лег в ящик с бочками. Сонный медвежонок лежит в постели, только слоненок не хочет спать. Он качает головой, склоняется перед твердостью).

Z в Кипрусине и Я.

Есть бык. Дым! Вздох… вперед! Но на этом Совет заканчивается. Поощряйте! Один час — и я упаду.

— Вовочка, сынок, ты сегодня дома курил? — Нет, мамочка! — Чей окурок в туалете? — Это, наверное, бык из соседнего дома! — Все в отца! На ветру женские трусики из окна соседей были брошены под кровать, в этом Гоби плавает в туалете.

Однажды, на Американском средневековом фестивале, мне довелось оказаться на острие ножа. В детстве мне нравились многие, металлические ножи и поэтому я надеялся выиграть приз своей дочери: один нож близок сердцу из 6 за приз. Если описывать атмосферу, то американские средневековые фестивали состоят из гигантских индеек, огромных пивных кружек, пышных костюмов и пышных дам, чьи платья не всегда вмещают все атрибуты.

Так вот, среди этой толпы на «расстояние» от меня подошел мужчина, метр в прыгающей шляпе, которая теперь явно отсекала некоторых дам, принял на грудь пару «средневековых» очков и старательно приготовился прикончить Зеленого Змия в его логове — ближайшем средневековом туалете, — бросив по пути несколько ножей. Я подобрал ножи, оценил расстояние, вес, баланс, размер мишени. Мужчина выплюнул неуклюжее «бык — теленок». Я сосредоточился и начал бросать. Сразу скажу: бросил, неважно, человек был близок сердцу. Наконец, шестой и последний. Бросай — дюжина! Это происходит на аттракционе три раза в день. Я встала и гордо огляделась вокруг, ища восхищенные взгляды. И нашел. Они стояли, открыв рты, и смотрели на последнюю мишень, в которую он бросил того же пьяного. 3 из 6 ножей застряли в «сердце». Еще двое были в возрасте от 10 до 9 лет. Один был в 7. Парень раскачивался и, казалось, готовился к вину. «Ух ты!» — воскликнул один из парней. — Е. — Парень улизнул. «Значит, в «кошках» все-таки было шесть лет».

Плюнул и ушел без приза.

PS кошки — это спецназ ВМС США. И, очевидно, он не лгал. Талант нельзя пропить.

— Вовочка, сынок, ты сегодня дома курил? — Нет, мамочка! — Чей окурок в туалете? — Это, наверное, бык из соседнего дома! — Все в отца! На ветру женские трусики из окна соседей были брошены под кровать, в этом Гоби плавает в туалете.

Замолвите слово за стервозных детей. То, что у меня было с кошками. Пора вспомнить о весах. Должна сказать, что я всегда была поклонницей немецких овчарок. То есть для меня есть немцы и другие собаки. В остальном, любой вид чихуахуа-ху или тот, что в штанах и с громом, которым окрашены их цвета, я не могу отождествить по определению с собакой. Какие-то микроорганизмы. Долгое время я не мог даже представить, в какой Куй привезли этих чихуев и им подобных. Затем кто-то осветил картину. Для алиби. Даммеры в 18-м просвещенном веке тащили этих уродов с собой, чтобы те перестали мирно существовать в обществе. Всегда было на кого свалить. Необходимая порода. Должна признаться, что я вообще не приемлю маленьких собак. Одним из исключений было обвинение. У друга Мэнни был призовой заряд для Эша, Хулигана и Ярника. Ум и бористость в собаке не давали скучать. В молодости он был создан из ничего и обзывался, потом успокоился, обрел солидность и ребрендировался в велосипед, а оттуда постепенно упростился в педичи и педо. За несколько минут съемок для какой-то гадости, конечно, мутировал в педика. Наблюдая за ним, я не завидовал лисам, на которых охотятся таксы. Тот тип ублюдка, которого вы хотите выгнать из дома, — это выселенный, неудачливый лис, которого Педа не пилит в охотку, а пытается трахнуть без анализа пола и возраста. Поэтому лисы, спасаясь от изобилия мухи, вылетали из Нор, предпочитая смерть от пули охотникам на охоте. Для женщин, предназначенных для собак, этот гусар был просто смертельно опасен. Просто повернись. Он смог извлечь выгоду из собаки. Так он и знал, но Кондратий чуть не обнял хозяина суки. После того, как они попытались украсть PED. Маня звонила и порывалась рассказать, но ее душил смех. Я постараюсь кратко передать. Маня ходила с педомой. Красный катер с пистолетом проходит через салон, прямо из кабины пилота. За рулем молодой бык, пассажирский дом. Гоби в зените славы. Жизнь удалась. Овцы видят, Отакат — «О, как голенище!». А Канюх — «Я такой хоцу»… Гоби притормаживает, быстро выскакивает из тележки, хватает PED, садится за руль и дает Бахе шенкели. Холерик — Пьер задумывается лишь на секунду и вцепляется быку в лицо. Он бросает руль, BMW влетает в столб. Педя спокойно вылезает из развалин и спокойно семенит к Маше. Всего пять секунд. Ни одного гава. Базар дешевый. Через 10 секунд, встав с подушек, Кинг оставляет проигравшего, хлопнув дверью. Музыка играла недолго, недолго Фраер танцевал. Отдельная песня — борьба с породой. По какой-то причине я встретила всех этих Булли, Пит Булли, Бульмастифов с чрезвычайно замечательным нравом. Первого я встретил в лесу в Paynbol, он собирал деньги с клиентов и убегал на войну. Собака следовала за мной по пятам, смотрела мне в глаза, скуля и умоляя о чем-то. Он не хочет пить, не принимает, что вам нужно? Собака прыгала возле деревьев, кивала и лаяла. Я не оборвал его. Затем он потащил ветку и укусил ее у меня на глазах. Затем он вздохнул и показал носом на ветку. Он был передо мной. Я согнул ветку, счастливая пуля подпрыгнула, уцепилась за нее, отпустил, она взлетела вверх. Примерно через пять минут, извиваясь и издавая радостный рев, эта собака рассыпала сук и рухнула с ним на землю. А потом он убежал, чтобы снова просить милостыню. Отличная собака, замечу. В кампании она была совершенно незаменима в течение получаса, когда находилась рядом с нами во время барбекю. Однако, как и охрана дома, они не годятся. Знакомые Черри говорили, что лучшее лекарство для таких сторожевых псов — все больше и больше ласки с подушки. Дверь открыта, подушка засунута в рот атакующей покупке, плащ ротмистра прибыл.

Затем они аккуратно выбрасывают его в мусоропровод вместе с подушкой и спокойно убирают хижину.

Но как он держит машину — это очень… Враг не пройдет. Никакого пасарана… Правда… Некоторое время назад мы вышли из торгового центра с бегемотом. Мы ползем через парковку к машине. Тележки стоят спина к спине, поэтому приходится ползти боком. Вдруг из окна «Мерседеса» раздается мощное «Вау», бегемот от неожиданности ударяется головой о стоящую рядом газель и с ревом летит на землю. Минус две бутылки виски. Мы молча наблюдаем за бультерьером, преследующим Бегина в машине. Он в восторге. Он запрыгивает на переднее сиденье и издает радостный лай. Автомобиль, кстати, соответствует содержимому — красное купе с кожаным салоном. 100% владелец — «поймите это». Оставить недоказанным, гордость не позволяет, но что делать — непонятно. Зазор в 2 см не позволяет добраться до злодея, и что-то не хочется его расширять. Как он мог добраться до нас? Пока я размышляю, Бегин начинает злить собаку. Со стороны их диалог выглядит просто уморительно. -У-ту-ту, моя маленькая… -Арррр… я убью тебя, собака! -Ли, моя красавица! -Иблеа, держи меня семеро, ррррр, ух! -Ущипни свою мокрую задницу! Через минуту обезумевшая буля бьется в истерике. У него красные глаза, он хрипит, пускает слюни, бьется головой о стекло. … «Он злой, как еж… ну, злой, что с него возьмешь…». Когда этот берсеркер просовывает свое рыло в щель, Бегин бьет его по носу. С этим щелчком последний огонек разума в голове ублюдка наглухо гаснет. Буль уже даже не лает — он скулит, как женщина. Мы умираем. Не находя выхода своим эмоциям, терминатор цепляется за кресло. Хирак! Кусок поролона улетает … Атлична! Пять минут — и все пространство кабины разорвано в клочья… Когда сейчас на моих глазах обещают кого-то «порвать как Тузик-парзал», перед глазами всегда возникает эта картина. Закончив с сиденьями, гнев берет верх над рулем и торпедой. Наш отъезд остается незамеченным. Подгоняем машину поближе и ждем хозяина. Вам придется подождать полчаса, но зрелище того стоит. Бык подходит к лошади, открывает дверь и замирает. Когнитивный диссонанс в лучшем виде. Салун в руинах. На куче мелкодисперсной губчатой резины с кусками кожи лежит усыпленный охранник, радостно виляя хвостом. Вместо руля — проволочная торпеда из кусочков. Связь душ хозяев с собаками — давняя тема, и мы своими глазами видели яркое подтверждение этой теории. Бык злится еще быстрее, чем собака. Последнее, что я помню в той битве титанов, это как он схватил скотину за хвост и ударил ее по капоту. Собаке хоть бы хны, а капюшон был смят, как бумага. Следует отметить, что ко второму удару собака перестала быть жертвой и начала защищаться и нападать очень грамотно. Таким образом, уже через несколько минут универсальность владельца становится пригодной для тренажерного зала. Мы умираем от смеха… Потом избитую собаку и покусанного хозяина подобрали и бросили в пушечную машину… Вот почему мы не любим евреев… Но я писал о собаках, вроде как… Спасибо за внимание….

Иду с женой по аллее возле Большой Никитской. Строительство. Я слышу перфоратор. Стоят узбеки в синих комбинезонах, касках, сапогах. Весь измазанный, дымящийся. Я подхожу.

— «Не подскажете, как пройти в зимний сад?».

Один из быков упал.

Наполовину выкуренный бычок, наполовину допитая бутылка. Я все еще такой наркоман, мой бутик ждет меня.

Отдых спасателя на пенсии.

Несколько лет назад я лежал на пляже в Гоа. Тепло, блаженство, лень тропического «счастья» на виду у замерзших гиперборейцев — моих соотечественников. Вдруг, что! Я слышу «Галдеж на воде» в середине дня. Я поднимаю свою сонную мордочку. Непонятное, какое-то. Примерно в 70 ярдах от берега находятся три рассеченных водных цикла, совершающих странные водные эволюции. Время от времени они сходятся вместе, и всадники громко прощаются, размахивая руками. Затем они расходятся, и в воду бросают яркие буйки. Смысл в движениях их тела не прослеживается. «Навал, это еще один прекрасный местный обычай», — говорю я, поворачиваясь на другой бок. Намочите яйца Кришны. Или кхултху. -Нет, посмотрите на этих клоунов! -Это родная речь для вашего уха. Спасители, еби их мать. -Нет, не надо топить «я», вы его не утопите, они его обязательно разбавят. -Рескари? — Я снова поднимаю голову. Что они там делают? Мне, старому мастихину, крайне непонятно, что они делают. Я смотрю внимательнее. Все по-прежнему является призом, активные жесты и бросание буйков. Но нет! Двое поднимают третьего и бросают в воду. Он кричит во весь голос и хлопает руками по воде. Да, теперь понятно, почему буй. И вот, поймали. Потянули. Потянули. Сдержанный спасатель растет, подвешенный к мотоциклу, и поэтому ненадолго выпадает из разговора. Двое других продолжают кричать друг на друга: «Я не понимаю, это их доктрина или что? «Да, какие учения, соотечественник — промышленность тонет, вот они и нарисовались.»- А что за чаппи они устроили? -И они не умеют плавать. -ВОЗ. -Рескари. Капитан Америка присоединяется ко мне. Человек тонет. Я спасу его. Это мой долг. Подожди меня, Земи, помощь скоро придет. Я прыгаю вверх, падая на три метра, пока тяжелый опыт жизни не раздавит солнечную киску внутри меня. . За двадцать лет до описываемых событий.

карьера в Люберцах. Я плаваю с любимым в прохладных волнах. Вдруг я слышу крики о том, что надо спасать того, кто может. Я поворачиваюсь. Семья (отец, мать и буто примерно 6 лет) собралась пересечь перешеек между берегом и островом. 100 метров в длину. Но это не так. Ребенок задушил отца, если тот не был дураком, то выгнал своего отпрыска (вот так, не утонуть из-за клеветника! Легче рожать новых, это известно!). Санни принимает балласт, папа взрывает танки, мама нарезает круги и работает как сирена. Но она не плавает рядом с сыном. — По папиным причинам. Я бросаюсь вперед и успеваю схватить ребенка за руку. Я подтягиваюсь. Как ни странно, на его лице не было и тени страха. Капризно-неприятное выражение явно не подходит к ситуации. Но лицо мне не нравится. — Ну, мальчик, держи меня за шею, сейчас мы пойдем купаться, понял? — Я хочу пойти к своему отцу! Теперь держитесь за мою шею и плывите! Каким-то образом я вытаскиваю его на берег. Мальчик хнычет, что ему срочно нужно к отцу. Я не поддаюсь на уговоры, ты, тяжелая сука, старше своих лет. Примерно в 10 ярдах от финиша этот нит намеренно, когда я вдыхаю, сжимает мое горло и толкает меня в воду. — ЧЕРТ, Я ХОЧУ ПАПУ. Ах, сучка. Бииии. Он сделал глоток воды. Я сбрасываю с себя киску и мучительно блюю в воду. Безобразие. И они учили. Подплыл к клиенту — женщина-не женщина, ребенок-не ребенок — бросай первым! А потом спасать! А тут вы сами себе находка, пожалели малыша. Кстати, где он находится? Но. Она зовет своего возлюбленного папой и медленно погружается в воду. Ну, сучка, подожди. Я хватаю его за ухо и тяну за собой. Вопли, рев, крики — меня не волнуют чувства. Едва тронут. Я стою на четвереньках, меня тошнит от вчерашнего ужина. В этот момент он слетает с моей ноги в ванну. Все рыло покрыто кровью, похоже, что клюв сломан уже в третий раз. КТО? папаша бычок: видимо, лакей из Люберец от мальчиков кричит о моей нелюбезности с сыновьями. И по праву. Что происходит, спросите вы? Я что, должен был спасать объедки от бродяг? Основная позиция: негде быть беспомощным. Попробуйте проявить стойкость здесь — когда вас выворачивает наизнанку и все глаза наливаются кровью. В стойлах. Бык не останавливается, и я получаю удар копытом по ребрам. Ух ты, сучка. Возможно, футболист. Пора тебе падать. Не выходи. Этот ублюдок превратит меня в мясо. Правильно, я напугал воду, теперь я должен выместить свой страх на ком-то, и вот, кстати, как я себя нарисовал. Больше пуха! Да, так приятно. Бросьте меня в воду. О! Теперь я кое-что вижу. Бык — достойное завершение. Ну, прости, дорогая. Песок в глаза, вот, выстрел! Удар по опорной ноге, удар по себе, вниз! Я не смогу победить его в честном бою — но кто здесь говорит о честном бою? Я тяну его в воду — пока он не придет в себя. О! Снижение уверенности! Ты хочешь поплавать, малыш? Я утопил эту гниду на мелководье. Он отбивается изо всех сил. Но моя планка тоже упала. Я действительно не понимаю, что я делаю. Я рычу, впиваясь зубами в его ухо. Нет, сердце мое чувствует: сегодня остаться сиротой мальчику. Если бы не мать, раздирающая когтями всю мою спину, я бы утопил отца. И вот, увы, мне пришлось уйти, отдав ей намордник. Пока мама злилась, папа быстро прервал его. И тогда люди разбежались. Многие не знали об этом, поэтому от населения до орехов. Он едва доплыл до нашего берега. В результате награда за спасение в водах: разбитое рыло, сломанный нос и трещина в ребрах. Плюс борозды глубиной в полдюйма на спине, от благодарной матери. За вычетом брошенной подружки. Правильно, я понял. Отдать его такому идиоту? А как же дети? Уродов производить? Увольте меня. Одно меня порадовало — те, кто спасся, будут долго помнить меня. Папа водил «карнаухи» блестящие, а я чинил маме нос — смотреть одно удовольствие.

Теперь она будет неровно дышать с ними всю жизнь. Хоть какое-то утешение. В целом у нас был хороший разговор, искренний. . Пробежав три метра, встаю, как вкопанный в песок. Идите в жопу, дорогие индийские друзья. Блаженство постепенно наступает. Я прилег на шезлонг. Я надел панаму. Мысли ползут лениво и верно. Мне нужно. Индусы для этих полярных людей. одним больше, одним меньше. какая разница на самом деле. Кроме того, скорее всего, индус, теперь уже в другом воплощении, жадно пожирает планктон, шевеля жабрами. И кто будет руководить? Если я узнаю что-нибудь из жизни, эти лохи, то есть спасители, будут в полной заднице. Сейчас они отчаянно нуждаются в последнем. Обходитесь без меня, дорогие. И тогда в конце концов выяснится, что, хотя они храбро и умело выполняли свой долг, все было в ажуре. Но появился глупый белый сахиб и своими непрофессиональными действиями лишил их всей малины. Мы накажем его. Не надо. Идите в жопу, дорогие коллеги. Спасайте свои задницы без моей помощи. -Гарсон! Принеси мне мохито, дорогая, только не жалей льда! Да, сэр! Аминь!

Более десяти лет назад я приехал из Бельгии в отпуск в Россию. Чтобы показать свою крутость, я взял с собой бутылку мецкаля — напитка, который высоко ценился в нашей бельгийской компании. Мецкаль — это, если не сказать больше, первак текилы, самогонный сплав агавы. Этот напиток не дешев, но поскольку цель — подчеркнуть национальное происхождение продукта, он разливается в очень простую бутылку с плохим штампом на этикетке. Ну, это просто спетая водка девяностых. А на дне бутылки — жесткий червяк, какой-то вредитель, который обычно живет на агаве. Оглядываясь назад, я должен сказать, что в русской компании мекал не звучит, потому что, честно говоря, на вкус он напоминает жженую резину, что усугубляет ассоциации с левым алкоголем. По какой-то причине червь не добавил энтузиазма большинству из тех, кого лечили. Провинция, что вы собираетесь им подарить. Вел с нами дела в Бельгии продвинутый товарищ этого червя как-то съел. Он сказал — червь на вкус как мескаль, не имеет собственного вкуса, полностью алкоголизирован.

Вообще с моей компанией мы ездили в мою деревню и там ходили в лес жарить шашлыки. И этот мескаль, помимо прочего топлива, они также взяли с собой.

Через некоторое время из леса к нашему костру вышел теленок, вернее, уже молодой бык. Животное не выглядело агрессивным, наоборот, оно проявляло дружеское любопытство по отношению к нам. Но дамы были немного обеспокоены. Один из спутников (если он читал, то узнал себя) надел свое героическое выражение лица «Капитана Америки» и пошел к куче палок, чтобы взять дубинку, достаточно большую, чтобы сразиться с этим монстром. Но я, не претендуя на лавры героя, поднял тонкую трость, легонько коснулся ею бока теленка и сказал: «Убирайся отсюда». Он обиделся и ушел. Веткой я подстегнул теленка, почему я не матадор?

Через пять минут из леса появился мужчина средних лет, который оказался смотрителем близлежащей базы отдыха, которая в тот момент была закрыта. Мужчина искал теленка, но совершенно спокойно. Он был в хорошем настроении, мне показалось, что он уже принял немного в то утро. Мы указали направление, но парень задержался, чтобы поболтать о жизни. Потом он спросил, не нальем ли мы ему стакан. Тогда я решил, что смогу произвести впечатление хотя бы на крестьянина. И протянул ему бутылку с червивым мацералом. «Это подойдет?» Результат превзошел все ожидания. «Крабовая трава!» — радостно кричал мужчина на весь лес. «Мы в армии, в Анголе, и мы не побеждаем таких змей», — сказал он, опрокинув стопку.

Итак, вы хотите произвести впечатление на человека с помощью червяка, думаете вы, простушка, а он в Анголе ест змей.

(Mini Burimae) В очите на копнежа и тъгата има замайване на гоби, OH Board вече свършва.

В нашия град, сега много, където са инсталирани специални места за тютюнопушене. Това е такава кубична кутия с затъмнено стъкло, в средата на урната. Днес се прибирам от работа. Гледам, човек стои и пуши на три метра от стая за пушене. Той документира и хвърли бика под краката си. Вероятно протест. (Mini Burima) се люлее, в очите на копнежа и тъгата, о, дъска сега приключвам.

В нашия град, сега много, където са инсталирани специални места за тютюнопушене. Това е такава кубична кутия с затъмнено стъкло, в средата на урната. Днес се прибирам от работа. Гледам, човек стои и пуши на три метра от стая за пушене. Той документира и хвърли бика под краката си. Вероятно протест. (Mini Burime) Има замах на гоби, в очите на копнежа и тъгата, о, дъска сега приключвам.

В нашия град, сега много, където са инсталирани специални места за тютюнопушене. Това е такава кубична кутия с затъмнено стъкло, в средата на урната. Днес се прибирам от работа. Гледам, човек стои и пуши на три метра от стая за пушене. Той документира и хвърли бика под краката си. Возможно, протестует.

Для удобства просмотра я сканирую старые фотографии. А в самом низу папки я нашел несколько из своего детства, ну, примерно 11 лет мне было (1982-83). На фото — я, мой брат Вовка и Млекмайд, тетя Маша, ей тогда было, наверное, лет 30. О, как бы я хотел вернуться назад и обнять (прикоснуться, поцеловать) ее, а мне сейчас 47 лет. Но не для этого. На летние каникулы меня отправляли к бабушке — в Брянскую область. Здесь бабушка Галя и мой брат Вовка, находясь на каникулах, разинули рты быкам. Стадо козлов составляет около 100 козлов, при ставке 3 овчарки (3 рубля в день) и молоке (она основная). Ферма очень большая, ну, наверное, 6-7 зданий с деревянными кораллами. Все постройки, по гигу архитектора, сучья, были очищены от воды из теплиц и этот мусор по хитрым канавам стекал в вырытый сто лет назад пруд, по старинке глубиной семь метров и, судя по табличкам, как футбольное поле. В течение многих лет это дерьмо было покрыто коркой и цветами, на корке росла трава. Вроде как расчистка. Но нас, пастухов, деревенские мужики брали тяжелыми на ухо руками и больно подводили к этому говну и заваливали в кусты на его «берегу», кричали, кто такие бляди — один шаг и грех в говне. Для убедительности они бросали кирпич или набрасывались на палку, говорят они. И, как всегда, наша ферма была идеальным местом для этого дерьма. Вот благородное утро, роса, туман, свежесть, мы прогоняем это, бл. Стадо на пастбище, а существо (бык) не покидало деревянный кораль. Брат Вувка мне говорит, типа «гони его, а я буду обедать дальше — на стадо». У меня был кнут, который сделал мой дедушка, длиной в 5 футов, когда я научился их ломать, я сломал себе всю спину, но тогда я был славным ковбоем, я сбил коробку спичек с пня. Но не для этого. И вот этот рогатый фаг начал бегать по кораллу туда-сюда, но он не выходил из ворот, и я разбил его, и он, наверное, закрылся, и наконец он выбежал за ворота и как олень помчался к коре дерьмовидной формы и, шлюха, прыгнул аки Лан, в кусты, которые росли на коре дерьмовидной формы. Задница. Он пробил корку, погрузился по грудь и, как в мультиках, начал ломать этот тип «льда» и плавать в дерьме. Вонь. Этот фаг даже не хрюкал, не хрипел и не тонул в дерьме! Стоил он тогда 300 рублей, ну, может, больше. Отслужив в ВВС, я не удивился, но потом сделал сальто из хлыста, как в кино (первый раз, как оказалось), и начал вытаскивать его из горла. Хлыст скользил туда-сюда по моей сраке, словно она была драгоценной, болезненной, оскорбительной, плаксивой. Он побежал к воротам этого дома. Фермы, там мужики подкладывают свиней, говорят говядина с дерьмом, помогает. Эти засранцы пошли посмотреть, а там только голова теленка с торчащими глазами Охуя, плюющегося дерьмом. Один парень взобрался на веревку на шее, чтобы бросить теленка, и она упала ему на грудь, он выпутался из веревки, волоча за собой шлейф пруда 2, как коричневая растяжка в фильме ужасов. Вонь. Приехал трактор, на десятый раз перекинул веревку через голову теленка и потянул трактор. Монстр выполз и лежит на «берегу», все стоят и ждут, стоит или не стоит, подтягивается за горло, а он (теленок) даже не захрипел. Потом этот теленок начал срать, кашлять, с трудом встал и мимо нашей команды спасателей двинулся на поле. Прибежали мои (наши) бабушки, (слухи быстро распространились по деревне), притащили за раз лук четверть луны (эх, попробовать бы сейчас !!) и там на «берегу» с нашими молочными дрожжами, тетей Машей И с односельчанами они, видимо, спустились на стаканы, стаканы тут же нашлись.

Бабушка отнесла меня в дом на задние дворы, но когда мы пришли к ней, бабушке, хоронить меня, они сказали: «Ах, это ты, бычье дерьмо!». Вот сучки, они помнят только хорошее! Сейчас моему секс-символу, товарищу Маше (если он жив) 80 лет!

Бык качается, хотя он не выпил ни грамма, но доска заканчивается, он не думает об этом. Кажется, уверенная пушинка, не споткнуться об нее, но выражается просто сельским советом.

-Нин, слушай, дай-ка я зажгу! Министр в изумлении оглянулся — грубый мальчишка лет десяти, который беспокойно держал в охапке жирного быка, смотрел на него требовательным взглядом. — ‘Но как вы смеете…’ Прохожий задохнулся от возмущения. — Да, сейчас. Где твои родители, в какой школе ты учишься? Ребенок понимающе усмехнулся: — Извините, гражданин, не найдется ли у вас огонька? И вежливо шикнул шальным кроссовком. — Вот и все, — пробормотал мужчина. И зажег зажигалку.

‘Там бык качается. И вам лучше прочитать книгу.

В армии каждый талант достоин применения. Например, если художник приглашен для росписи заборов. Музыкант с абсолютным слухом? Подождите у Шухера. Если талантов нет вообще, они обязательно будут открыты в вас, развиты и использованы по назначению. Среди прочих моих безусловных талантов, я владел пером. Сегодня, в век принтера и грифельной доски, трудно даже представить, насколько популярным в то время было умение провести прямую линию на листе черного шарманки Whatman.

Я освоил этот простой навык в школе, на уроках физкультуры. В восьмом классе я подтянулся, и наш учитель физики, Николай Николаевич, пристрастил меня к составлению таблиц школьных спортивных рекордов. И пока весь класс прыгал, бегал и играл в волейбол, я сидел в маленьком чулане, где резко пахло кожей и лыжной смолой, среди мячей, кубков и вымпелов и, высунув язык, переносил количество спортивных баллов из толстой тетради.

В какой момент я понял, что мне ничего не стоит изменить эти цифры по своему усмотрению? Я не хочу. Потом я просто влюбился в девочку Олю из класса, и однажды, заполняя таблицу результатов длина за длиной, я вдруг увидел, что могу легко увеличить свой результат на несколько метров. «Наверное, она будет довольна», — подумал я. Мышление — выполнено. Вскоре, с моей легкой руки, Олежка стал чемпионом школы не только по прыжкам в высоту, но и по всем видам спорта, кроме вольной борьбы, в которой девочки не участвовали. Я перегорел на последней ерунде. Кто-то случайно заметил, что результат Олечкина на 100 м был на несколько секунд лучше последнего мирового рекорда. Разразился скандал. Он поумнел? Нет. В итоге я добился главного с помощью своего трюка. внимание Олечки. Ольга сказала: «Вот ублюдок! Я согласен, что даже несколько затрещин от Николая Николаича — не слишком высокая цена за такой успех. Кстати, именно от него я тогда впервые услышал фразу о том, что «женщины в моей жизни будут играть не самую позитивную роль». Пока он был прав, наш мудрый школьный тренер Николай Николаич. Однако история не об этом. Короче говоря, по результатам расследования я был навсегда изгнан из школьной документации и немедленно привлечен завучем школы для составления графиков успеваемости. Потом, уже на заводе, я просто не рисовал. Стенгазета, графика в социальных сетях и планы эвакуации. Может быть, где-то там, в пыли мрачных заводских цехов, до сих пор висят инструкции по технике безопасности, составленные моей твердой рукой, кто знает? Именно оттуда, из заводских цехов, я вскоре был призван в ряды Советской армии. Где мои таланты тоже недолго оставались невостребованными.

Друг, которому я рассказал эту историю, спросил — как бы они узнали (в армии) о таланте других людей? Глупый вопрос. Ответ очевиден — трудно что-либо скрыть от людей, с которыми вы существуете бок о бок 24 часа в сутки 7 дней в неделю. Например, вы сидите на боевом дежурстве и аккуратно, каллиграфическим почерком, заполняете поздравительную открытку для своей мамы. А через ваше плечо ваш товарищ наблюдает за вашей профессией. А товарищ говорит: «ОП-ПА! Да, ты военный, ты копаешь!». И вот вы уже выстраиваете очередь из коллег, в основном из азиатских и кавказских регионов нашей необъятной родины, прося их сделать «так». А теперь вы подписали открытки с днем рождения, с Новым годом и с 8 марта всем Фатимам, Гудчати и Рузанам. Это просто. Тогда, рекомендуя себя, вы можете довериться и дембельскому альбому. Где тонкой ручкой по хрустящей бумаге для слежения можно показать слова любимых солдатских песен о том, как медленно плывут вдали ракеты, и о высокой боевой готовности.

Вот что стоит за этим ответственным занятием, которое я однажды нашел у начальника отдела связей полка майора Шеппеля. На самом деле, вся история начинается именно здесь.

Что я могу сказать? Это был особенный полет. Майор, которого он держал в руках, был не только чьим-то почти готовым демобилизационным альбомом, он держал в своих руках мою дальнейшую судьбу. И эта судьба была безвозвратной. По всем правилам, альбом подлежал немедленному уничтожению, а о том, что он со мной даже думать не хотелось. Майор тем временем без особого интереса перелистал альбом, задумчиво понюхал шарик с тушью и вдруг спросил: «У вас есть ручка?» «Конечно!» Я ответил. «Приходите в мой кабинет!» Он сказал, бросил альбом на стол и вышел.

Так началось наше взаимовыгодное сотрудничество. Другими словами, он втравил меня в рисование визуальной пропаганды. Сравнительные характеристики наших и американских ракет, характеристики отдельных видов вооруженных сил, цифры вероятного ущерба от ракетно-ядерного удара и другая полезная информация висела на стенах поста дежурного командира, где я ни разу в жизни не был из-за отсутствия разрешения. Поскольку почти вся информация, которую мне нужно было передать на ватман, была под грифом «совершенно секретно», все происходило следующим образом. Когда майор заступал на смену, он вызывал меня вечером из казармы, давал мне задание и запирал в своем кабинете до утра. А сам он лег спать в туалете дежурной смены.

Так и случилось в тот злополучный вечер. После ужина майор вызвал меня на командный пункт, взял из сейфа необходимые документы, спросил, все ли у меня есть для совершения боевого подвига на благо Родины, и ушел. Не забыв, конечно, запереть дверь с другой стороны. А примерно через час, решив закурить, я обнаружил, что в коробке у меня осталось всего две сигареты. Это случается. Ты бежишь и бежишь, в тумбочке еще есть запас, и вдруг — где ты и где тумбочка? Короче говоря, я остался без дыма. Нескольких сигарет хватило ненадолго, к полуночи уши начали пухнуть. Я докурил до ногтя последний бычок, найденный в пепельнице, и стал размышлять. Если бы у меня даже был шнурок, проблема была бы решена одним звонком. Но я был полным чижом, и в час ночи я мог назвать только себя или Господа Бога. Мой мозг, стимулируемый никотиновой тягой, судорожно искал выход. Было два выхода — дверь и окно. О двери нечего было и думать, у нее даже не было замка изнутри. Окно было зарешечено. Если бы не эта проклятая решетка, то от окна до вожделенной тумбочки было около пятидесяти ярдов по прямой через забор.

Я подошел к окну и отодвинул решетку. Он был закреплен четырьмя болтами непосредственно в оконной раме. Конечно, обзор хороший, но болты есть болты, голыми руками не подберешься. Я обыскал весь офис в поисках чего-нибудь подходящего. Бесполезно. «Хоть зубами откручивай эти болты!», — подумал я и в отчаянии попытался открутить болт пальцами. Вдруг он легко сдался и отошел в сторону. Все еще не веря в свою удачу, я попробовал остальные. Ура! Сегодня судьба, очевидно, была благосклонна к несчастным чижам. Окна были покрашены месяц назад. Естественно удаленные решетки. Когда они вставили болты обратно, они не затянули их, чтобы не испортить свежую краску, но потом они просто забыли их затянуть. Хорошо смазанные болты отделились от своих гнезд, как ракета от направляющих, со свистом. Через минуту решетка стояла у стены. Дорога к свободе была открыта! Я глубоко вдохнул густой майский воздух, забрался на подоконник и уже готов был выпрыгнуть, но почему-то оглянулся и замешкался. Стол в задней части был завален бумагами. На каждом листе бумаги стоял штамп «Советская тайна». Неправильно было оставлять их вот так. Конечно, было полной паранойей предполагать, что диверсант прямо сейчас выскочит из тайги и украдет эти листки бумаги. Но мы были настолько обмануты режимом секретности, что даже не от вероятности такого исхода, а просто от самой возможности, уже неприятно холодело в гениталиях. Поэтому я вернулся, аккуратно свернул все бумаги в тугой рулончик, подоткнул подмышку, на всякий случай поставил решетку на место и выскочил в майскую ночь.

Перелетел на забор, как птица, через минуту я был в казарме. Он взял сигареты, сходил в туалет, поговорил с санитаром, вышел на крыльцо и только тогда, наконец, с удовольствием зажег сигарету. Спешить было некуда. Я стоял на веранде, курил, прислушиваясь к звукам и запахам весенней тайги, и только собрался повернуть назад, как вдалеке, со стороны штаба, раздались шаги и приглушенные голоса. Разгадав сигарету, я, от греха подальше, спрятался за углом барака.

Очевидно, два офицера пошли на взлетку, о чем-то оживленно беседуя. Вскоре они подошли так близко, что голоса стали различимы. — Да, успокойтесь, товарищи! Зачем паниковать раньше времени? Этот голос принадлежал майору Шаму, начальнику командного пункта. Сегодня он дежурил в части. ‘И я говорю тебе, товарищ, — ты должен бить тревогу и поднимать полк. Второй голос резко похолодел сзади. Голос с различными истерическими нотками принадлежал майору Шеппелю. Который, по моей версии, должен был сейчас сладко посапывать в комнате отдыха. — Что даст вам сигнал тревоги? Просто люди — это был бы капитальный ремонт. — Основной шум, излучаемый флегматично. — Например?! Нужно объединить Тайгу! Он так и не смог уйти далеко!» — возбужденно крикнул Шепель громким шепотом. Офицеры по воле случая остановились прямо передо мной. Я уже хорошо знал их обоих. Не сказать, что они были противоположны, но их трудно было поставить рядом. Майор Шеппель, молодой, высокий, подтянутый, выглядел как офицер русской армии, какими мы их знали по фильмам о Гражданской войне. Главный Шумов, невысокий и жилистый, был лет на десять старше и принадлежал к той категории советских офицеров, которых иногда характеризуют богатым словом «софист». Отношения между ними были далеки от заграничных, поэтому даже ночью, в частной беседе, они обращались друг к другу, подчеркнуто формально. — Да, ты хоть понимаешь товарищ майор, а что значит комбат тайги ночью? — сказал шум. — Да, мы потеряем половину личного состава вместо одного солдата! Половина пропадет, другая в болоте утонет! Кто будет носить Баде? Твой солдат никуда не денется! В крайнем случае, через неделю он появится дома и отправится в трибунал. — Какие газеты?! «Я вам говорю, товарищ!» Он оставил бумаги. Я забрал с собой все, кроме одной бумажки, и ушел! Бумаги строгой отчетности, все под голову! Значит, это не он, завтра я пойду в трибунал. Давайте хотя бы поднимем BBO. Хозяйка, узел связи! — Ну, держись, товарищ майор! Давайте сначала отнесем его Капе! Вы должны убедиться в этом. И офицеры направились к контрольно-пропускному пункту.

У меня был хороший гандикап. Они — через КПП по всему периметру, рядом со мной — через забор, в три раза короче. Когда за дверью послышались шаги и ключ повернулся в замке, решетка уже стояла на месте, бумага лежала на столе, и мне даже удалось дрожащей рукой провести четкую изогнутую линию. Дверь резко открылась, и перед нами возникла унылая сцена с тремя актерами. Затем майор Шеппель начал молча и несколько боком перемещаться от стола к безопасному месту и обратно, проверяя целостность бумаг. При этом он всегда молча шевелил губами. Затем он подбежал к окну и отодвинул решетку. Потом он подбежал ко мне и что есть мочи закричал: «Где ты, товарищ солдат». Он был здесь!» — стараясь сделать как можно более глупое лицо, ответил я, следуя старой воровской заповеди: такое откровенное признание, конечно, смягчает вину, но значительно увеличивает срок. — Где здесь?» Я пришел через полчаса, тебя не было. — Шепот продолжал кричать. — Может быть, вы, товарищ, просто не заметили? пробормотал я. Это полностью ошеломило его. Хватая ртом воздух, но не находя нужных звуков, через которые этот воздух мог бы пройти, майор Шеппель вдруг выскочил через дверь и быстро-быстро побежал куда-то по коридору.

Нойз все это время стоял, не принимая никакого участия в нашем разговоре, и спокойно рассматривал столы на столе. Когда за Шеппелем закрылась дверь, он подошел и тихо, продолжая изучать стол, спросил: «Куда бежал, солдат?» «За сигаретами в роту бегал, товарищ», — так же тихо ответил я. — У меня закончились сигареты. — Долбог. — Философски заметил сильный шум. — Вы будете курить в имбате. Зачем ты таскал бумаги? «А как же товарищество?». Это секреты, как я их оставлю? — Очень хорошо. А вы знаете, что есть листы бумаги, которые обычно запрещено удалять носом? «Значит, я не продержался, товарищ!». Я спрятал их там у забора, а потом забрал. Неловко с бумагами через забор… Шумов покачал головой. В этот момент в комнату, как вихрь, ворвался майор Шеппель. — Я все понял! Он выбежал из окна! Там, под окном, — следы! Другой майор, я хочу немедленно вызвать наряд и арестовать этого солдата!»- С какой формулировкой? — равнодушно спросил Нойз. Шепот колебался секунду, но затем крикнул: — За измену своей стране. — Отлично!» — сказал шум и спросил: «Может, просто отвести его за штаб, но дать пощечину? Это неожиданное предложение застало Шепеля врасплох. Но в его глазах было видно, как ему это нравится. И когда он проговорил ответ, шум спросил. — Вот вы, товарищ майор, запираете солдата на ночь. А куда, по-твоему, надо ходить в туалет? От такого резкого поворота сюжета Шепель впал в легкий ступор и, видимо, даже не понял вопроса. — Что такое туалет? При чем здесь туалет, унитаз, несмотря на то, что солдат всегда должен иметь возможность восстановиться. — флегматично сказал Нойз и добавил. «Знаете, товарищ майор, я бы вас на месте солдата потряс, да у меня секретные документы заканчиваются»… Ладно, сделаем так. Я забрал солдата, просидел в своем штабе до утра, а утром оставил начальника Особого отдела решать, что с ним делать. И когда он скомандовал: «Вперед!», он подтолкнул меня к выходу.

Мы молча прошли через территорию командного пункта, перед воротами КПП Нойз остановился, зажег сигарету и сказал: «Спи, солдат. Мне все еще нужно идти на стоянку. — И как. Забудь об этом. И самое главное — держите язык за зубами. А этот придурок, э-э-э… майор Шеппелл, я имею в виду, через полчаса придет и убедит меня ничего не указывать в отчете. Ну, подумайте сами, что за запрос от вас, у вас даже нет доступа к этим документам. Но глава OSS, если узнает, будет очень рад вывернуть свою матку вовнутрь и обернуть ее вокруг своей шеи. Так что все будет хорошо, не волнуйтесь.

С этими словами майор Шум повернулся и пошел в сторону автостоянки. Я зажег сигарету, сломал несколько спичек. Руки слегка дрожали. Сделав несколько шагов, майор вдруг повернулся и крикнул: «Эй, солдат! Да, товарищ майор? — Вы великолепны… Ну, я имею в виду, с ручкой. Я хотел бы обновить инструкцию по обслуживанию накидки. Как дела? Решать буду с командиром роты, чай и курево с меня. — Конечно, товарищ майор! Я не собираюсь запирать тебя на ночь, не бойся. — Очень хорошо! Мы сразу же рассмеялись, и каждый пошел своей дорогой. Он начал загораться. «Тихо!» — раздался короткий, резкий голос откуда-то сзади. «Спокойно!» — прорычал майор. Напротив него, чеканя шаг по бетону стартовой площадки, шла дежурная ночная смена.

В колхозе был бык со скромной кличкой: «Садик» — весом около 2 центнеров. Историю о нем рассказали скотоводы (кто не знает — это скотники, которые в данном случае ухаживают за коровами). Приходите. Этот питомник, с любого поводка, спокойно фотографировался и гулял, всегда расслабленный и свободный. Что бы с ним ни делали, никакая веревка не могла его удержать. он был спокоен. но от одного его вида всех бросало в дрожь. И вот пожилая доярка стоит, согнувшись, переливая молоко из ведра в ведро. Бык подошел к ней сзади и легонько ткнул ее лбом. Она, полагая, что это скотоводы занимаются бизнесом, не глядя говорит: «Оставьте меня в покое!» и продолжает наливать. Рулевой снова легонько подтолкнул ее. Она поворачивается: — Ну, сколько можно говорить «ай». — Дальше уже сверкают каблуки. Но вторую историю рассказал бригадир этой фермы. Женщина не хрупкая. Она тоже, убегая от этого быка, перелезла через кормушки, через коров… Сказав это, она выругалась: — Вот, дура, застряла, а как смогла, сама не понимаю. А бык спокойно обогнул проход и встретил меня на другой стороне, мне пришлось лезть обратно. Короче говоря, за эти цифры они решили отвезти его на мясокомбинат. К тропе подъезжает машина, водитель сидит в кабине. Сзади другой водитель либо демонтирует, либо регулирует борта, а затем, неожиданно для него, Садик быстро взбегает по лестнице. Второй водитель, не раздумывая, прыгает на крышу кабины, а первый водитель вылетает из кабины, как пуля, с криком: «Сейчас он разобьет кабину», решив, что на кабину прыгнул бык. Я просто добавлю, что оба водителя были довольно сыты.

Анекдот. Но на этот раз он не позвонил — ну не было двухкопеечных монет. Пришла домой — и завела любовника. С чувством отп…здил обоих. Он сидел на кухне, наливал стакан и говорил: из-за одной двух копеек такая семья распалась!

— Сказал бывший товарищ по HP в Adidas. Ему чуть больше 50, он силен и крепок, как бык. Его бывшая жена очень хороша: чуть больше 30, грудь 4 размера, подтянутая талия, натуральная блондинка. Очень смотрибельный, при росте 170 см, весит +- 60 кг. У мужчин сразу же течет слюна. Дальше от первого парня: а она тоже худая на передок — без бл…дства. Просто любитель этого дела. А когда выпьет — стук в голову, развал шаблона. Зная это, он старался не допустить ни одной. Он также постоянно просматривал: во время звонков о работе, о друзьях, он анализировал все новости, в смартфон подглядывал, где и когда… В общем, у вас полная производительность. На работе у нее было два совершенно новых сотрудника: сисадмин и генеральный директор. Она всем уши прожужжала о том, что такое грудь, изгиб и поддержание. Я сделал вывод, что скорее всего с таким будет жить одинокая-не одинокая женщина… Я тут же залез в багажник, начал пыхтеть про себя… Чувствую что-то не то. Через несколько дней она начала приставать ко мне — ей определенно нужно познакомиться со своими одноклассниками — девушка такая импровизированная. Он говорит, как срочно нужно было встретиться с ними, а без него там, ну, никак. Думаю, пришло время это выяснить. Я послал парня позаботиться о ней после работы — через неделю мальчишник. Парень присылает фотографию, на которой она садится в машину к деревенщине и через пробки пробирается к счастью. Но все это декоративно — он ведет машину, она ломается сзади. Берет себя домой — сажает адью. Я начинаю присматривать за ним. Он женат, двое детей. Я даже сидел с ним в спортивной группе и потихоньку завел разговор о вреде кобелизма и возможном распаде семьи из-за двух копов. — Он что-то пробормотал, и его вырвало. Пришлось отправить мальчиков объясняться… В тот день Хатт попросил его закурить, но он начал отлынивать… В общем, в тот день он не смог с ней встретиться… Она об этом не знала. Долго ли, коротко ли, собрался и поехал на мальчишник. Я решил развлечься. Посмотрим, как он будет ждать… Я поехал за его такси. Она добралась до хорошего отеля, вышла и начала звонить. Выскочил совершенно другой человек и со всех ног пустился наутек. Пока павлин кричал, я почти пел серенаду. У него была Люли, а красавица для Пакли и в багажнике… Две жертвы уже не страшны, но они интересны… Я начинаю выписывать подробности. Она рассталась — на следующий день после его прихода на работу она сдалась директору школы. Да и выбегала по несколько раз в день… рассказала о своих умственных способностях, высказала свои желания и выкинула его на улицу — благо имущество не делили. Все приобретается до брака… и через некоторое время я узнал, что она замужем. За сисадмина!!! Оказался дома вечером дома, а утром строго рвался на сервер… но если бы не посмотрел и не знал бы кому звонить….

С Мишкой, с которым мы ходили в разные школы, я познакомился в воскресенье, когда, получив от бабушки 50 копеек на карманные расходы, пошел на детский сеанс в клуб им. Ф.Е. Дзержинского. Мышонок стоял у входа в магазин на углу и оглядывался по сторонам в поисках сигареты получше. Окурки были разбросаны по ступенькам, оставляя желать лучшего. Мишка, на всякий случай, взял пару для себя, но не терял надежды поймать бычок покрупнее, поэтому встречал и провожал взглядом каждого проходящего мимо алконавта, надеясь, что тот не докурит свою сигарету до окурка перед входом в магазин, а бросит ее на асфальтовую волну приличным фолом. «Пойдем в кино», — предложил я. Трусов охотно согласился. Я только куплю немного хлеба», — сказал он. — Тогда мы не смогли. — Мы справимся, они всегда показывают несколько букв в начале.

Моя личная премия Дарвина. Сейчас это стало довольно известным выражением, особо опасная глупость продвинулась до присуждения этой премии, направленной на удаление из населения особо глупых и активных личностей. И мы все читаем их с большим удовольствием, они действительно смешные, вызывают смех. Они также вызывают чувство превосходства, читая, мы чувствуем себя намного умнее этих идиотов. Напрасно, между прочим. Каждый из нас, кто больше, заработал такой же бонус или даже несколько. Доказать? Легко. Я, читатель, не знаю, но я знаю себя, знаю хорошо и хорошо. Вы похожи, я могу побороться за ипотеку — за 30 лет работы в медицине я выяснил главную отличительную черту людей — их похожесть. Разделите так мои награды Дарвина, успокойтесь от них. Конечно, я не могу конкурировать с такими гигантами высшей лиги дарвинистов, как Раднек, который решил поставить свой туалет, который он так долго игнорировал, потому что ему пришла в голову отличная идея — смыть его Керосином, Туалет сверкал белизной позади него несколько минут спустя. И потом из него (вы догадались, да?), Кэтрин для большой нужды. Придя в себя в сверкающем туалете, он по старой привычке зажег сигарету. Нет, это все ерунда, пока он сидел и курил, документируя, но бросать бычок в унитаз было неразумно. Его жареный зад был найден в 100 ярдах от дома, точнее, от того, что осталось от дома. Или вот палестинские террористы пошли с бомбой, которую ненавидел Израиль, бомба была добрая, злая, обещала принести много горя. Но он сработал на въезде на границу, они засекли время взрыва по палестинскому времени, на час раньше запланированного взрыва по израильскому времени. Нет, я не достиг таких высот, иначе кто бы сейчас писал эту правдивую историю, я в малой лиге, мои глупости скромнее. Он длинный, извините. Реки Латвии спокойные, обычные, за исключением гауи. Быстро, особенно ранней весной, после таяния снега и дождей. Но Амата, впадавшая в него, обычно бурлила и была короткой, но очень энергичной рекой, вполне пригодной для рафтинга. Я сплавлялся несколько раз с опытными парнями на каяках, классная штука этот рафтинг, я начал соблазнять своих друзей поехать со мной, ребята, вы не пожалеете, чистый адреналин на свежем воздухе. Я соблазнился, байдарки мы не взяли, решили оплакивать черные надувные резиновые лодки или плотики. Мнду. Плохая идея, они были практически неуправляемы, поворачивались вокруг своей оси и стремились застрять в ветвях поваленных деревьев и прибрежного кустарника. Хуже того, риск того, что они разобьются, был очень велик — множество топающих стволов с острыми сломанными ветками. Часто мы застревали, благословляя весла и руки, пока я не схватился за нависающую ветку, был вытащен из лодки и остался висеть над водой, ветка была достаточно толстой, чтобы вытащить меня из лодки, но недостаточно прочной, чтобы поддерживать мое бревно над водой, Медленно я мрачно притомил ее к себе я плюхнулся в холодную воду и плавно напружинился и плавно вышел из петли изображая поплавок во время подсака и я уронил ветку и Упал в воду, пошел к реке и выполз на берег, мокрый мокрый мокрый. И холоднее, и умнее одновременно: можно начинать с веток, не обязательно хвататься за них.

Сплав БРУС-СКУ, Кемеровская область, Хомутовские пороги, известно. Вылизали до конца, ожидаемо, но не судьба, в верховьях пошел дождь, река вздулась и заревела, пороги стали непроходимыми для нас, неопытных ведруссов. Хорошо, что у Саши, руководителя нашей группы, хватило мудрости: чтобы не убиться, мы проводили байдарки на каноэ, с берега. О, и эта тяжелая работа, берега в валунах и камнях, огромные мертвые деревья, лежащие повсюду, не прогулка в парке, именно то, чем это не является. Медленно пробираемся, главная задача — держать байдарку на двух руслах близко к берегу, параллельно ему, не давая рассвету шанса ударить байдарки в бок, взорваться из наших рук И поминай как звали, разобьет байдарку на порогах, а палатка и провизия погибнут и самое главное — на чем плыть, потеряв байдарку. Партнерша, идущая позади по моим следам: она ослабила контроль над кормой. Нет, своего она спасла, а вот с каяком пришлось плохо, течение хищно набросилось с противоположной стороны и вырвало леску из рук напарника, увлекая каяк в центр порога. Медведь, держись!!! Легко сказать — держитесь, сила реки невероятная, меня тащило по камням и сверху, якорь подле меня оказался так себе — так, байдарку потащило на середину реки, на пороги. К счастью для нас, течение завернуло байдарку в обратную воду, подбежали ребята, освободили меня от бчевы, я сам себе помогал, как медик, вклинивался и выклинивался. Саша подытожил: героическая глупость, и сейчас, 35 лет спустя, я с ним наполовину согласен — глупость. Дарвин.

Поэтому нужно быть более кратким, все равно много чепухи. Блиндаж, который мы построили, простоял все лето и только чудом не превратился в братскую могилу, мы плохо его укрепили, подростки по-прежнему архитекторы дерьма. Мы также проиграли гонку с бобрами: их плотина простояла все лето, наша — три дня, мы проигнорировали небольшое отверстие в основании плотины и вымыли его, через несколько часов река полностью восстановила русло.

Медицинские награды: я бросился туда, попал пальцем в нитроглицериновую мазь, используемую в кардиологии, и уже через несколько минут бросился к раковине, ополоснуться — вторая ошибка, горячая вода. У меня была такая раскалывающаяся голова с пульсирующей головной болью то после, то после. Я получил ротацию молодого анестезиолога в туберкулезной больнице под Ригой, кстати, одной из лучших больниц, в которых мне довелось работать в Латвии. Самые тяжелые случаи активного туберкулеза, не поддающиеся терапии, шли в хирургию, давали наркоз, чтобы удалить часть пораженного легкого, строгие меры защиты, я вводил наркоз, устанавливал трубку в трахею и, по привычке, наклонялся к Взрыву в трубке, теперь уже устаревшая привычка 80 анестезиологов. Я наклоняю голову и чувствую сопротивление, палец заведующего отделением (блестящий специалист, кстати), отгибает мою голову в сторону от пациента. Коллега, не стоит этого делать, откройте ТБ. Добрый умный флегматичный пожилой латыш, спасибо за мудрость. Я заслужил небольшую премию Дарвина, без сомнения.

Источник: https://www.anekdotas.ru/anekdot-pro-bychka-2

Top

Сайты партнеры: Сонник, толкователь снов | Блок о щенках и собаках | Погода в Санкт-Петербурге России Мире | Копирайтинг студия TEKT | Газобетон стеновой с захватом для рук