Анекдот про глухих

Сказка о древних ходоках

В детстве мне приходилось много ходить пешком. Не то чтобы мне особенно нравилось это занятие, оно всегда возникало как-то само собой. Постоянно приходилось целиться куда-то вдаль. Может быть, это было генетическое проклятие — у меня семья по отцу с Урала. Они не были особенно избалованы транспортом. Если их уже куда-то отправляли, то за государственный счет и с билетом в один конец — то в ссылку на поселение, то в зону, то на фронт. Но пешком, маршировать по пятьдесят километров в день — это было нормально. Что касается косьбы, что для клюквенных болот, грибов, рыбалки или охоты — что не тронь, всегда получается, что чем дальше пойдешь, тем больше найдешь. И вам лень идти пешком — вы не почувствуете этого.

Город Камышлов, где прошла большая часть моего детства, находится на старом трудовом тракте. Конечно, там были специалисты со стажем — по крайней мере, для Сахалина. Именно в эти места иногда приходили кандальники с особенно хорошей физической подготовкой, чтобы дать спринт, повеселиться, делая вериги, заблудиться в зарослях камыша и погрузиться на дно реки, высунув пристройки на камышовой трубе. И Фиг найдет это. В лучшем случае их поймали, следовательно — Камышлов. Методом естественного отбора оседают в местных оврагах, которые трудно выловить.

Парень был в восторге от присутствия Перрина. Они были набиты пухом лебедя, гагары или гагары, их толщина была около метра, и я нырнул в них, очень желая взять с собой трость, чтобы не задохнуться на глубине. Нырнув туда, он понял, что это какое-то чудо — сочетание шубы, печки и скафандра. В пуховой перине можно спокойно спать в 50-градусный мороз, но она также надежно защищает от жары. И ощущение блаженной невесомости, как в гамаке или в космосе. Оказавшись в постели на пуховой перине, я успел представить себя Гагариным, прежде чем мгновенно заснул. Видимо, когда они ссылались куда-то, но давали возможность взять что-то с собой, нужно было брать Перрина. С ней вы не заблудитесь на Северном полюсе.

В конце 60-х годов богатство этого города выросло настолько, что каждый уважающий себя мужчина приобрел мотоцикл «Урал» с коляской. Это стальное чудовище выглядело круто, пахло бензином за милю, но было собрано не на заправке, а из обычной бутылки или канистры. Мы, дети, имевшие привычку везде ходить, везде устраивали матчи, скрывая их в священном ужасе от своего рода монстров, понимая, что они могут отшатнуться. Этот монстр ужасно рычал и трясся, особенно когда он был прямо с завода — требовалось 10-20 тысяч миль пробега, чтобы все металлические части мотоцикла притерлись друг к другу. Восхищал масштаб задачи — отключить полпланеты, и ваш потрясающий «Урал» наконец-то перестанет дребезжать, станет тихим и послушным, как покоренный «Мустанг».

Появление мотоциклов в этих семьях стало чем-то вроде революции — дикие места, до которых в древности нужно было идти полдня, оказались достижимы за полчаса невероятной тряски по грунтовым дорогам в рытвинах. Экипаж мотоцикла был устроен следующим образом: за рулем, конечно же, глава семейства, на заднем сиденье, прижавшись к нему плотно и крепко, его жена, как верная подруга самого крутого мотоциклиста, и собственно именно эти мужчины — я до сих пор удивляюсь, как можно не долбануться на таких колдобинах на трехколесном мотоцикле, но они это сделали. В тележке — восторженные детишки в количестве трех штук, вокруг нас плясали окуни, потом щуки, потом белые грибы — в общем, вся добыча за день. Но мотоцикл — это ненадолго. Они дошли до места, где кончалась дорога. А потом мы ушли. Весь день.

И, конечно, мы шли не ради самого процесса ходьбы, а чтобы куда-то попасть. В конце маршрута нас ждало нечто самое приятное, что ни в коем случае не было обещано — здесь скорее удача, чем реже, тем больше мы радовались. Но удача начала светить нам понемногу — толпы белых хвостов и грибов начинались с робкой плотвы, гроздья черники с куста малины, метровая щука с плотвой, кабан с уткой.

Урал», вооруженный мотоциклом «Урал», двуствольным ружьем, ножом, удочкой и сетями, представлял собой устрашающее зрелище. Я думаю, даже медведи описались при виде его — мы не встретили ни одного, но кучи были в изобилии.

Я думаю, если бы вы дали им мотоцикл и винтовку к лету 1941 года, компьютер пришел бы к фашистским захватчикам еще в Беларуси. Они бы сами добрались до места боевых действий, а не в разбомбленных фургонах.

Сейчас, вспоминая тех людей на фоне сегодняшних граждан со смартфонами, я понимаю, что Урал даже шел по-другому. Это был шаркающий, похожий на лосиный, легкий шаг, со скоростью не менее 5 миль в час, с широко раскинутыми руками в такт движению. Как скандинавская ходьба, но без палок. Плечи прямые, голова высоко поднята, глаза внимательные, фигура худощавая, жилистая. Любая пересеченная местность преодолевается без усилий. Болото — не утонет, пройдет через некоторые корни. Река будет прыгать, мимоходом опираясь на какую-нибудь нависающую ветку. А на гнилой он и шагу не ступит. Ориентироваться нужно с высоты — он будет махать руками на дерево. Измотанный — ныряет, плавает.

Температура воды не имела большого значения. В жару река может прогреваться как минимум до +30. Ну, все нормально — приятно, вода теплая. Около нуля — тоже неплохо, освежает. Эти люди с детства приучены нырять из парной в снег или в прорубь. Распутайте замерзшую леску над отверстием голыми руками. Руки были горячими. Мой отец, закончив такую операцию, однажды заметил, что мне совсем нездоровится — я замерз. Одним движением он сорвал шесть перчаток и варежек, надетых по методу куклы, энергично потер мои руки — голыми, горячими руками. Потом меня так долбануло, что неделю я ходил в отличной форме, перестал мерзнуть, согрелся как печка. Его телу стало ясно, что если он не согреется, то сойдет с ума от такого холода.

Мне это казалось нормальным, но теперь я понимаю, что простая зарядка и отдых на дикой природе Урала были комплексным набором физических упражнений на свежем воздухе, которому позавидовал бы любой фитнес-центр в большом городе. Где в городе можно найти такое разнообразие карнизов, ворот, ветрозащитных полос, камней, пресной воды без запаха хлорки? Так много живых существ, грибов и ягод? Как можно получить столько чистого воздуха с ароматом сосны и кедра?

Что ж, результат был закономерен — это были сильные люди с отличной жизненной силой. Они часто смеялись и были счастливы. Жизнь без леса приравнивалась к каторжным работам. И потом, у них там всегда что-то есть! Они не платили за фитнес. Вот что лучше — мешок черники на плечах и знание, что ваши дети обеспечены ею на всю зиму, или показатель того, что вы пробежали сегодня положенные 10 километров, или сделали 30 на велотренажере, или даже получили невероятную скидку от 20 до 17 тысяч рублей в месяц как постоянный клиент фитнес-клуба?

Судите только по лицам и контингенту. Московский фитнес-центр — в основном крашеные блондинки с милой стервозной внешностью, надутыми губами и грудью, накладными ресницами и ногтями, обычно предбальзаковского возраста, общее ощущение — уставшая, злая, отчаявшаяся кошка, изодранная во все дыры, мотивация — они ее бросят, если она бросит формы. Эта форма иногда великолепна, девушки много работают над собой. Но немногие решаются на такую степень эбанутости. Это самые лучшие, самые сильные, самые красивые и процветающие. Победители в жизни. Но мегаполис состоит в основном из победителей, которые не находятся на первом месте. Давайте посмотрим на них. Обычно проблемы с талией и попой, вывих левой руки или даже обеих, шаркающая походка с волочащимися ногами, скорость не более нескольких миль в час, но застревание надолго и колонна.

Или замрите на скамейке — за час вы можете пройти полгорода и найти то же тело в том же месте, в той же позе, с тем же сердитым или сонным выражением лица. Близорукие взгляды прикованы к экрану, у многих уже есть очки, у остальных, очевидно, скоро появятся те, у кого еще нет контактных линз. Если на экран падает прямой солнечный свет, идет дождь, они уже не могут догадаться переместиться на метр влево или вправо, где есть тень и полутень. Если рука свободна от смартфона, она висит плетью, как у сухих рук. Если поблизости есть парень или девушка, вы можете время от времени выталкивать их из виртуального сна, чтобы отправить фотографию счастливой пары в Instagram. Если ребенок находится рядом, он может убежать куда угодно, вы не скоро его пропустите. Но лучше, конечно, как можно скорее дать ему смартфон, чтобы он успокоился и мог спокойно ездить в коляске один.

И поэтому я думаю — на каждой земле, помимо обычных культур — пшеницы, картофеля, кукурузы и так далее — также выращивается очень разное население. На скудной уральской почве выросли настоящие уральцы — сильные, стойкие, жизнерадостные — в общем, лесные люди. Мегаполис породил полумертвых, слепых и глухих. Рахит и ожирение. Раздраженный и равнодушный. Всемогущий и беспомощный. Действительно несколько зомби.

. В этот момент своего саркастического монолога дядя Саша чуть не подавился сигаретой, схватил свой смартфон, посмотрел на время и отчаянно воскликнул. Это уже началось. Он щелкнул по закладке, по экрану медленно, словно сперма из презерватива горожанина под микроскопом, двинулись какие-то фигуры. — Я так и сказал! Клопы и кусты! Ну, сегодня они их уберут!

Судя по этой фразе, футбольный матч Россия-Бельгия начался. А дядя Саша сурово продолжал: — Постояли в пробках, подышали грязным воздухом, насмотрелись на умных и вот, пожалуйста — теперь это наши футболисты! Никаких других! Задница и голова — вот две наши главные беды! Все остальное растет из них — руки, ноги! Да, и не в традициях русского народа убегать — это неверная оккупация. Наше дело — ходить гордо, широко, с достоинством, как какое-то стадо баранов!» — с горечью сказал дядя Саша, комментируя один из эпизодов нападения нашей команды. Я быстро попрощался и поспешил домой.

И я подумал, насколько насыщена лесными образами речь человека, выросшего на природе. Именно то, что в каждом дремлет Паустовский или Пришвин. Приходит на ум фригидная, неуклюжая женщина или футболист — вы сразу же думаете о бревне. Непрочная защита — пустота. Атакованный склероз — пень. И даже в мысли о том, что откуда растет, в вечной топологии отношений «рука-зад-голова» и так далее, видится какой-то странный и сложный лесной организм. Одна фраза — и полное описание игры нашей команды, и самокритика, и прогноз результата, и анализ причин. На самом деле, мы явно слишком долго сидели в городах. Не нравится характер кучи малоподвижных сборищ.

Я проходил учебку в середине 80-х годов, это было под Владивостоком, в Городском саду. Когда мы вставали на плацу в ротной форме, нас иногда предупреждали, что в полку дежурит капитан Лёвкин (если не ошибаюсь с фамилией) и все должны быть начеку. Известно, что у него был AWL в заднице, и он не сидел по вечерам в своем офисе с полпинтой пива и кроссвордом, как другие его коллеги. Все, что я хотел проверить, это как служат солдаты, спят ли сны, и еще о стражниках. Все было серьезно, как уже было в нашем деле, когда он увлекся охраной закаленных войск, он аккуратно подставил их. Он оторвал доску от крыльца и положил туда все оружие, задвинув доску на место. И они тихо удалились, чтобы медитировать до утра. Что было дальше, история умалчивает, но ей едва удалось заглушить вопрос. У кого-то были седые волосы, но не факт, что они были у него на голове. Справедливости ради следует отметить, что в глубинке иногда происходили нападения на небольшие воинские части с целью захвата оружия, в те времена людей хватало. Так вот, однажды на тренинге произошла следующая история, о которой тогда часто вспоминали. Все здания в учебном заведении были еще два недавно. Первые учебные помещения были забиты всевозможной техникой, а во вторых располагались общежития и кабинеты командира роты, политрука и так далее. Напротив входной двери (застекленной посередине, это важно) стояла тумбочка с телефоном ТА-57 и с ним, в течение дня. Если кто-то поднимался по лестнице на второй этаж, его было хорошо видно в течение дня, а если не поднимался и уходил, то поймать его было значительно проблематичнее. И вот ночью в течение дня он видит, как капитан Ловкин из Карачи тихонько крадется по лестнице, стараясь делать это бесшумно и так, чтобы его не было видно в дверном проеме. Тогда солдат шепотом вызывает дежурного по роте, который находился рядом с ленамнатом, и кивает на дверь, мол, этот болван опять инопланетянин. Тем временем капитан медленно сползает по лестнице, медленно открывает дверь, не может видеть днем (которая сместилась в сторону) и, ожидая хорошего скандала, начинает выползать из двери, двигаясь по дуге вправо. А там, справа от двери Карачи, стоит дежурный по роте, ждет его, и, отдав честь, они начинают составлять стандартный рапорт. Капитан осознает идиотизм ситуации, краснеет, рвет рапорт, встает и уходит быстрым шагом, произнося под нос что-то вроде «педики». Днем, сказал он, это надо видеть, забыть об этом невозможно. Каритан больше не повторял этот трюк.

В 2001 году я работал в перспективной быстрорастущей московской компании. Его владелец не удовлетворился должностью генерального директора, провел реорганизацию, выделил каждый отдел в отдельное юридическое лицо и стал президентом корпорации. А может быть, это была банальная фрагментация, но он назначил для себя именно такую должность. Президент любил пошалить: кожаный диван в приемной, стол из красного дерева и малахитовый письменный стол, вписанный в кабинет, были необходимы, как личный шофер.

Хотя шофер был не роскошью, а крайней необходимостью: президент любил выпить и часто к вечеру уже не мог передвигаться самостоятельно. Шофер практически самостоятельно вытащил его из офиса, погрузил в лимузин и отвез домой. Так говорил сам водитель в курилке, жалуясь на тяжелую жизнь.

Наш главный офис находился над станцией метро «Краснопресненская». Здание вокзала имеет форму многоэтажного пирога. Над вестибюлем находятся еще два этажа, один технический, а верхний — офисный. Из окна лестницы можно было подняться на крышу нижнего этажа и полюбоваться видом на зоопарк и окрестности.

Внутри был круглый коридор, из которого входили и выходили офисы. Снаружи, помимо офисов, было четыре проема с окнами, два глухих, и два с дверями на лестницы в боковых стенах, которые были совершенно не видны из коридора. Работала только одна лестница, дверь на которую открывалась туго, и не всегда можно было с первого раза определить, заперта она или нет. Поэтому многие сотрудники за первые несколько недель работы и абсолютно все гости проходили через несколько обходов, прежде чем найти выход.

Однажды я задержался на работе допоздна. В офисе никого нет, на улице темно, свет есть только у меня. А в коридоре раздаются редкие тяжелые шаги и стук по стене. Непосредственный защитник командира. Ужас, я один, лампа в коридоре не горит. Шаги становятся все ближе и ближе, по спине пробегает дрожь. Дверь открывается, на пороге — сам президент! В дорогом костюме, очках в золотой оправе и галстуке, перекинутом через одно плечо. Он с трудом фокусирует взгляд на мне, держась обеими руками за косяк. Видимо, с водителем сегодня не сложилось.

— Здравствуйте, Акакий Петрович! Я вздохнул с облегчением. — Здравствуйте. Что ты делаешь? Дмитрий, вперед! Президент властно покачал головой.

Дверь закрылась. Я сидел пять минут, переваривая увиденное. До этого, а тем более в таком виде, Президента нельзя было увидеть. Медленно он начал уходить. Но тут дверь резко открылась.

— СНОВА ТЫ! Это сделал президент.

#27 27/11/2021 — 23:03. Автор: Карлсон — Со стола упала только маленькая ваза. И наш потрясающий босс был так напуган этим. Он испугался, что глухая уборщица, которая всегда убиралась на тайных переговорах, обернулась на этот неожиданный звук. ************************************************ **************************** ******************** ******************** ******************************** ********** **** Один физиолог рассказал мне, как они отличали воображаемых глухих от настоящих, неглухих: внезапно позади себя они увидели толстую книгу на полу. Настоящий глухой человек обернулся: неровность пола была вибрацией. Глухой последовал за ним и повернул быстрее.

Источник: https://www.anekdotas.ru/anekdot-pro-gluhih-3

Top

Сайты партнеры: Сонник, толкователь снов | Блок о щенках и собаках | Погода в Санкт-Петербурге России Мире | Копирайтинг студия TEKT | Газобетон стеновой с захватом для рук