Анекдот про храп и мужа

Решила селянка переложить печку. Hаняла мужика. Пришел печник, натаскал кирпичей, глины — все под разговор. Женщина поплакалась:
— C мужем развожусь
— Почему? — спрашивает печник — пьет?
— Hет — отвечает селянка.
— Бьет?
— Hет — отвечает селянка.
— А что?
— ХРАПИТ, храпит, сволочь так что стекла дребезжат. В Москву возила, академикам показывала, денег кучу извела-все одно ХРАПИТ.
— А спит как? — спрашивает печник.
— Hа спине, как все — отвечает женщина.
— Как захрапит, раздвинь ему ноги-советует мужик.
Hа следующий день приходит печник доделывать работу, и встречает его накрытый стол, нарядная хозяйка.
— За что, хозяйка? — спрашивает печник-работа-то не сделана.
— Пес с ней, с печкой — отвечает женщина — помог твой совет, перестал мой мужик храпеть, как отрезало. Только скажи, как ты, простой печник сумел сообразить то, до чего академики не додумались. Жизнь семейную мою спас, ведь я его, черта, люблю!
— Так то академики — отвечает печник — а мы запросто рассуждаем, по печному: HОГИ РАЗДВИHЕШЬ, ЯЙЦА УПАДУТ. ЯЙЦА УПАДУТ, ЗАДHИЦУ ЗАКРОЮТ. ТЯГИ HЕТ, И ХРАПА HЕТ.

Поделись в социальных сетях

Похожие анекдоты

Анекдот про отца и змея

Уходит мама в гости:
— Дети, папа придет с работы пьяный, вы его разденьте до пояса и уложите спать.
Дети:
— Мам, а почему до .

Анекдот про секс и скотч

Муж с женой дома занимаются ceкcом, утром сосед, старик дядя Саша, соседу и говорит:
— Слушай, сосед, вы ночью когда ceкcом занимаетесь.

Анекдот про мужа и жену

Муж — жене:
— Дорогая, сделай мне этот вот. ну как его. ну этот.
— Хорошо, любимый! . . . .
Довольный муж, после.

Анекдоты про мужика и утро

Сидят два мужика:
— Слушай, тебя с утра будили когда-нибудь ми@@том?
— Не, я с закрытым ртом сплю.

Утро. Автобус. Стоит пьяный в дупель мужик. Еле на ногах держится. Какая-то бабулька ворчит.
— Раннее утро, а уже нажрался!
Мужик поворачивается к ней.
— А что я на работу не жрамши поеду?!

Пьяный мужик прет в автобусе прямо по ногам.
— Как вам не стыдно — с утра нажрался!
— А что, я на работу не жравши должен идти?

Вот, конечно, бабам хорошо. Встала с утра пораньше и нарисовала себе лицо, как хочешь.
А мужикам — с каким е@лом родился, с таким и живи.

Утро. Переполненый автобус. Стоит мужичок, хиленький такой.
Сзади притулилась пышная женщина с громадными грудями и постоянно толкает мужика.
— Женщина, почему вы постоянно толкаетесь?!
— Я не толкаюсь! Я дышу!

Утро. Мужик с похмелья. Жена пристает и так, и сяк — ноль эмоций. Жена:
— Любимый, ну хочешь я стану раком?
— Я хочу, чтобы ты стала пивом!

Утром в автобусе мужик продирается сквозь толпу, наступая на ноги другим пассажирам.
— Как не стыдно — с утра уже нажрался!
— А чо, я не жравши на работу что ли, пойду?!

С утра секретарша предупредила, что начальник сегодня по случаю срыва плана собирается всех нас сношать. А один мужик вдруг сказал, что у него голова болит. Все отчего-то так подозрительно на него посмотрели…

В четыре часа утра мужик едет на рыбалку, вдруг из кустов выскакивает гаишник:
— Ваши документы, куда едете, нормальные люди в это время спят, подозрительно?
— Да, очень подозрительно, в это время все нормальные люди спят, а вы в кустах сидите!

Утро. Маршрутка. Тишина. Вдруг у рядом стоящего мужика из мобильного раздается громкий собачий лай. Он нежно:
— Да, дорогая!

В поликлинику заходит мужик и говорит:
— Доброе утро! Я принес вам кал и мочу.
— На анализы?
— Нет, блин, не дегустацию!

Стоит мужик утром на остановке мимо пробегает какой то спортсмен щелкает его легонько по носу и говорит:
— Рогоносец! и бежит дальше на следующее утро ситуация повторяется мужик вечером приходит домой рассказывает жене про это та ему говорит мол забей мало ли дураков всяких на следующее утро опять стоит мужик на остановке мимо пробегает тот же спортсмен щелкает его по носу и говорит:
— Ябеда.

Приехал мужик в гостиницу, а ему и говорят:
— Мест нет! Есть одно, но там сосед храпит так что всю ночь спать не будете!
Мужик говорит:
— Нифига! Пойдет!
На следующее утро мужика спрашивают:
— Ну как спали?
— Нормально!
— ?!
— А я к нему вечером подошел и сказал: «Спокойной ночи! Милый! «, и поцеловал. Так он после этого, не только не храпел — всю ночь глаз не сомкнул!

Приносят мужика в слюни пьяного домой и сдают с рук на руки жене. Та тащит его в спальню, начинает раздевать и вдруг видит на его члене использованый презерватив. Она, не долго думая, снимает его, вставляет мужу в задницу и ложится спать.
С утра просыпается, слышит, муж в душе. Подходит к двери, стучится и ехидно так спрашивает:
— Как вчера с друзьями погуляли?
Муж (грустно и обреченно):
— Нет у меня больше друзей

1992 год. Утро. В подворотне сидит пьяница и похмеляется одеклоном.
Прохожие ему говорят:
— ..Как ты можешь пить эту гадость?
Мужик удивленно разгадывает флакон и горовит:
— А здесь «Прелесть» написано.

Анекдот про храпящего мужика

Одного мужика тараканы достали. Он их и дихлофосом, и «Машенькой», и чем только ни травил, а их, гадов, всё больше и больше. Мужик соседу пожаловсался. А тот и говорит: — Ты, перед тем, как лечь спать, обойди все комнаты и в каждый угол скажи: «Жрать нечего!». Тот думает: «Ну ладно, сделаю, как сосед советует». Вот обошёл перед сном все углы, произнес заклинание и спать завалился. Спит и чувствует, как кто-то его в плечо толкает. Открывает глаза, видит огромную толпу тараканов, а самый главный ему говорит: — Мужик, хватит спать, мы тебе пожрать принесли.

Приходит мужик поздно вечером домой. Пьяный и помятый. Жена его встречает, улыбается вся:

– Привет, мой Супермэн. Где ты был, мой Супермэн? Пойдем, накормлю тебя ужином, мой Супермэн… Пошли спать, мой Супермэн.

Муж не выдерживает и спрашивает:

– А с чего ты меня Супермэном стала называть?

– А только Супермэны трусы поверх брюк носят.

Боюсь, что я теряю свою жену, жалуется мужик психотерапевту. Она избегает вас? спрашивает тот. Нет, совершенно нет, отвечает мужик, она встречает меня возле двери, когда я прихожу домой. Мои рубашки всегда тщательно выглажены, она прекрасно готовит, дом всегда чист. Она даже разрешает мне смотреть все мои программы по телеку и никогда не отказывается от моих извращенных ceкc-потребностей. Так в чем же проблема. Возможно я слишком чувствителен, говорит мужик, но вечером, когда я ложусь спать и жена уверена, что я заснул, она часто шепчет мне на ухо: Боже, когда же ты наконец сдохнешь!

Речка у меня в огороде, ну как речка, скоро будет болото. Заросла, зацвела, несколько «заморов» убили всю порядочную рыбу, остались караси, да и тех мало. Раки, уже года три как, подохли. Но как быть без рыбалки? Поэтому все местные рыбаки едут рыбачить, кто-куда.

В прошлом году мне подсказали хорошее место.

На выходные, в пятницу, сразу после работы, поехал на рыбалку. Добрался к вечеру, место хорошее, на берегу поставил палатку, природа нетронутая, до ближайшего жилья километров 60. Завалился спать и как только стало рассветать, я уже закидывал удочки. В субботу весь день рыбачил, проверил на лодке все «подозрительные» места.
Вечером на том берегу появилась компания. Разбили палатки, костерок, шашлычок, музыка.
На рассвете, я с удочками расположился недалеко от этого лагеря. Клевало нехило. Отвлекло меня какое-то чудо с айфоном:
— Слышь, мужик! А как тут у вас пиццу заказывают?

Кокос, это тот чувак-художник который выкрасил свои уши в белое в предыдущей истории, внезапно стал моим настоящим другом немного раньше.
Когда тебе под тридцать, друзей уже особо не ищешь, они тебя сами находят. Так и Кокос нашелся:

— Валера, — это Кокос.
— Леха, — это я.
Представились, пожали руки и поехали дружить.

Осень была, поздняя очень. Серая — что пиздец и грустная. Он художник, я поэт – загрустили. А тут наш спортивный магазин велосипеды не к сезону выставил на продажу. Для середины 80-х и наших мест, очень даже интересные.
Классифицировались они как туристические, с прямым рулем, узкими шинами и даже с передачами.
— Берем? – спросил я Кокоса, стоя у витрины спортивного магазина.
– Берем, — сказал Кокос, и в этот день у нас стало по велосипеду.
Идея была незамысловатой — типа вечерних мужских покатушек от жен и детей, ради драйва и душевного здоровья для.
Решили начать кататься прямо с завтрашнего утра, с поездки на работу, на родной завод — не весны же пол года ждать.

Я уже упомянул про очень позднюю осень, добавлю еще про мороз под -25, и начавшуюся ночью метель.
Ровно в 7.30 из морозных, метельных сумерек и прямо из сугроба на меня вынырнул велик с Кокосом. Мало того что Кокос не сдрейфил, он еще и выглядел сказочно, в длинным белым шарфе, что та Айседора Дункан, только мужик. Здоровый, в черном тулупе и красной мордой в очках.

Если честно, я вообще не был уверен, что Кокос может ездить на велосипеде — я же его в детстве не знал, таким неловким он казался, а в тулупе и подавно.
Но он поехал. Не знаю кому из нас было тяжелее. Ему близорукому с весом под сотню и в замерзающих линзах, разрезающему сугробы, аки тяжелый крейсер морские волны, или мне со своим велосипедным весом, сдуваемым в кюветы порывами ветра.
Снежные заносы, накат и обжигающий легкие ледяной воздух. Я был в куртке «Аляске» с капюшоном-трубой, и словно капитан Блад, смотрел только на Север. Передачи не помогали.

Три километра до завода мы ехали, казалось, целую вечность. Неплохо расслабились перед работой. Настолько, что когда наконец добрались — легли спать.
Обратно рисковать не стали. Велики загрузили в вахтовку, а по весне продали.

Еду по Смольной набережной. Ночь. Стоит пятёрка вазовская,капот открыт, мужик голосует. Не славянин.
Останавливаюсь.
— Бензин кончился, города не знаю, дома жена ждёт. А как ехать?
Смотрю в навигатор, заправка на другой стороне Невы, стоим недалеко от Большеохтинского моста. Трос есть. Цепляю на галстук едем к мосту, разворот хитрый проходим. Аккуратно. Подъезжаем к АЗС. Кавказец ко мне:
— Брат! Дай на пять литров топлива! Совсем дэнег нет! За мной пойедешь, я дома тэбе и шашлык сдэлаю и чача накушаю и вэрну дэньги!
А хуйли, говорю, можно и мяска под чачу! Далеко?
— Вэсёлый поселок знаешь?
— На, заправляйся. Принимай гостя! Но не долго! Машину есть где запарковать на день? От тебя ведь я трезвый не уеду!
— Да, Брат, Не уедешь трезвый, накормлю, напою и спать положу!

Вот так я потом жене и рассказывал, что не с бабами ночь провёл, а хорошему человеку помог добраться до дома! Не поверила.

Было это лет 20 назад, но было так, что я до сих пор помню в подробностях.
Заболел у меня живот, сильно прям так. Вызвали скорую, врач потыкал в живот и говорит — собирайтесь.
Блин, мой мозг занервничал, -нас никогда не резали, че то страшно, и мамки рядом нет, от мужа толку ноль, вон сидит с открытым ртом, офигевший. Надо как то мать позвать.
Врач стал поторапливать, и я взяв трусы , полотенце и щетку с пастой , поехала в больницу.
Дежурный врач пощупал, взяли анализ крови и сказал — щас обезболим, и иди спи, завтра решим. После укола боль угомонилась, меня привели в палату и могз сказал- да ладно, че там, поспим тут, а завтра уйдем. И я уснула.
Проснувшись утром, я обнаружила , что ниче не болит и в палате рядом со мной три каких то бледных полутрупа.
Чуть позже пришел хирург и говорит- будем аппендикс удалять тебе. Щас.
— доктор, у меня ниче не болит, и я уже вон колготки надела, мож я пойду?
Доктор не пустил, три полутрупа тоже поддакнули ему, куда эт ты? Приехала, так резаться надо.
Ну че .. жду когда начнется все.
Явилась медсестра, назвала мою фамилию и получив ответ — Я! Повела меня резаться.
Надо немного о больнице сказать.
Длинный коридор, разделен как бы на две части
В одной части палаты по обеим сторонам, а во второй части огромные двери в операционную, незакрываемые, за ними по коридору стоят кресла инвалидные в куче и туалет.
Зашли мы в этот предбанник операционной, и медсестра велела — раздевайтесь догола и вот вам накидка. Потом идите в операционную
Охереть. Двери то открыты! Ну делать нечего, разделась я догола, взяла накидку.. это кусок какой то пеленки, на всю меня, его не хватает. Если я грудь прикрою, попец голый, если попу закрою, то я топлесс. Пока я примеряла эту дурацкую ткань, я так увлеклась, что сразу не заметила что по коридору едет мужик. , в инвалидском кресле, одна нога отсутствует, а вторая, не сгинаясь в колене смотрит вперед. Как Бригантина он херачил по коридору вперясь взглядом в меня, а я в него. И вдруг грохот и мат. Бедный мужик забыл о креслах сваленных за дверью, в них и врубился.
Мне было не до него, и под его вопли о врачах, голых бабах и больной ноге, типа чуть второй ноги не лишился, вообще о медицине и ее матери , я покачивая крутыми , голыми бедрами, пошла искать операционную. Зашла в какую то дверь, там штука такая круглая, и бабка. Наверно автоклав что ли . Как она гаркнет на меня, ваще молодежь оборзела, ты че сюда вперлась? Я грю , я резаться иду, а куда не знаю, меня доктор там ждет. Ткнула бабка пальцем и каркнула — тудой табе. И вот я , в этой попоне что мне дали, стыдливо прикрыв грудь , с голой попой и передом вплываю в операционную, куда мне , доктор сан? Доктор сан ухмыльнулся, видимо вид мой и обращение пришлось ему по душе. Грит — лезь вон на тот стол.
Легко сказать — лезь. Вы эти столы видели. Они высокие!! Я и так и этак, ну не залезу и все. Тут доктор подошел, по ягодице шлепнул и говорит,- скамеечка под ним. По ней и лезь. Я влезла и легла, руки на груди сложила, попоной живот накрыла и лежу.
И тут началась движуха, набежали медсестры, распяли меня как Христа, привязали, и какую то марлю на башку повязали. Я стала возмущаться, платки из марли мне не идут и зачем вы попону с меня содрали? Рядом протарахтела каталка, кого то еще привезли резать. Я притихла и думаю, я голая, а тут возят кого то. Ба. да это мужик, тоже голый, че за бедлам то..
И тут доктор мне говорит — ваще мы такие операции давно под общим наркозом делаем, но анестезиолог один, а там вон видишь , дядька при смерти, ему анестезиолог нужнее, а тебе мы под местным сделаем. Не боись, все будет в лучшем виде. Немножко больно будет и улыбается.
Люди, не верьте врачам, если они ниче не говорят, то будет больно, а если сказали немножко больно будет.. это пиндец как больно будет!!
Всадил он мне кучу уколов в живот и начал. Как я орала . медсестры меня уговаривают, ну че ты арешь то? Мы щас отрежем аппендикс, покажем тебе, хочешь посмотреть? Мозг мой ниче не хотел , он сигнализировал мне горящими буквами- БОЛЬНО Б..Ь , БЕЖАТЬ НА ХЕР. А МЫ ПРИВЯЗАНЫ, ВЫРВАТЬСЯ И БЕЖАТЬ. БОЛЬНО.БОЛЬНО. ПИПЕЦ КАК БОЛЬНО. И я орала. было такое ощущение, что он мне щас пупок вырвет.
Я спрашиваю- доктор, вы вырезаете или руками рвете? на что был ответ- не найду чет его, толстенькая ты, в жирок спрятался отросток . Но вот наконец доктор че то там все таки отрезал и передал медсестре. Та подходит и говорит- вот он, смотри, вот он твой мучитель. Какая то фигня висит на пинцете, я отвернулась . и о божетвоюматьчеэто. Вижу стол и на нем мужик, а у него на груди , его же легкие.. и тут я взвыла, доктор, отпустите меня Христа ради отсюда.
— ну куда? говорит доктор, у тебя кишки могут вывалиться, я щас зашью тебе все , аккуратненько, красивенько, шовчик маленький, да какой хорошенький будет, полежи еще немного.
В работу снова вступил мозг. АГА, ЩАС ЗАШЬЕТ, А МЫ ОРАЛИ, А ВДРУГ ОН ТАМ ЧЕМТЬ ЗАБЫЛ ИЗ ЗА ОРА НАШЕГО, СПРОСИ ЕГО, СПРОСИ. НИЧЕ ТАМ НЕ ЗАБЫТО?
И я спросила.. доктор, вы вот меня привязали и я ниче не видела, окромя тока вон того мужика, вы точно все вытащили из меня? Проверьте пржде чем шить.
Врач офигел. сестры ржут, я, говорит врач, никогда не забывал ниче, но ладно, щас еще гляну. Через минуту меня зашили, доктор сказал что завтра навестит меня , ушел.
Но это еще не все. Пришли две бабки санитарки, с каталкой. И говорят — перелазь.
Как б..ь перелазь то? Каталка намного ниже!! Как ? Я грю а если я упаду и кишки вывалятся?
Тююю, говорят бабки, мало тут хирургов? Зашьют, да вон и Тамарка может зашить, гы, ага, гыкнула вторая , я могу.
Я побоявшись за себя, полезла, совершая какие то паучьи движения ,перелезла таки . Привезли эти две пожилые женщины меня в палату, и говорят — перелазь. — опять . Кровать ниже каталки! Спорить с ними я не хотела, только спросила — вас зачем прислали, перевезти меня или добить,? Но все таки кулем плюхнулась на кровать.
Бабки уехали с каталкой, но тут оживились три полутрупа соседок.
— ох и долго тебя не было, мы уж переживали, сестры забегали, говорили баба там орет, как рожает, не ты?
Ничего я не ответила больным, могз скомандовал — ЖИВЫ, ЗНАЧИТ СПАТЬ.
И я отрубилась
На другое утро пришел доктор, пощупать шов я не дала, только посмотреть, но он и этим удовлетворился, сказал что бы завтра я уже вставала. Приходила мамка, все налаживалось.
Но на завтра встать я не смогла сама. Больно. Пришла мамуся, и говорит — надо доча вставать и идтить писать. Кое как мы с мозгом встали , он орал просто — БОЛЬНО, ОПАСНО, У НАС ШОВ ЩАС РАЗОЙДЕТСЯ, НЕ НАДО.
Тащимся мы с мамкой по коридору и сзади скрип , смотрю, едет этот мужик с ногой, жив чертяка!! Меня увидел и говорит — пока дойдешь , обоссысся, садись подвезу и ржет
Маманя в шоке. Доча , кто это . да еще и безногий. откуда он тебя знает?
— мам, да понимаешь, он ваще на мне жениться должен после всего. Он меня голой видел.
Мама не хотела одноногого зятя, тем более у нее уже был один, она только задумчиво сказала — выписываться надо.
И ровно через неделю я унесла оттуда ноги, живая .

Послесловие.
Никаких претензий врачам и персоналу. Никаких. Все норм. Все бывает. )))

Есть люди, в которых вместо обычной батарейки, стоит та самая, что и в розовом зайце, и несутся они по жизни, и ничто в этом мире не может их остановить. Такой человек мой батя, он и сейчас в 71 год, пляшет на сцене татарского театра, а в 70 женился в 5й раз.
Но как и всех подобных людей, батарейка в нем с детства. В 6 лет, оставшись без матери умершей от последствий контузии на фронте, батя закурил. Мужики к которым он подходил стрелять сигареты , жаловались его отцу, председателю колхоза. Дед был мужик суровый, фронтовик — кавалер 4х орденов. Но тут, он неожиданно махнул рукой — пусть курит открыто -сказал он, будет курит в сарае, еще полсела сгорит.
И надо сказать что у деда имелись все основания чтобы так говорить. Мой батя уже проявил себя к тому времени, проверяя новую ножовку отпилил оглоблю у председательской двуколки, за что был порот нещадно нагайкой. Помогло не надолго, в семье как раз появился новенький радиоприемник, вещь невиданная в селе. На вопрос любопытного пацана — почему приемник разговаривает, старшие брат с сестрой пошутили про маленьких человечков и когда вечером дед пришел домой. человечков в приемнике не оказалось, за что моему батяне опять пришлось лежать поперек лавки, старшие тоже отгребли свое заслуженное.
Жизнь в колхозе шла своим чередом и вот бате уже 9 и он тащит своего друга устраиваться в колхоз на конную косилку. На вопрос — отец знает? Оба дружно кивают головой.
И вот он первый трудовой день! Вечером усталый 9 ти летний пацан идет домой. В доме выяснилось — дед в курсе, пришлось прятаться под домом, пока младшая сестренка не позвала домой — заходи, он уже не сердится.
А надо сказать, повод чтоб «сердится» был. Конская косилка очень опасная штука, многие колхозные мужики оставались без ног, (кому интересно — наберите в поисковике конская косилка), Лошадь не машина, на тормоз не поставишь, а ряд кос опущенных на уровне стопы способны резать не только траву.
Как бы то ни было , дед не смог отговорить батю не работать на косилке.
Потом возмужав, батя работал в кузнице молотобойцем, а после школы отправился в техникум. Откуда его чуть не выгнали. В комнате с ним поселили троих ребят, только пришедших из армии. Те решили что вот он — не служивший пацан , то самое мясо для развлечений, деньги отобрали, немножко поучили.
Мясо оказалось не по зубам, подождав пока трое улягутся спать, деревенский парнишка вытащил из пожарной лопаты черенок и отметелил троих дедов по самое не балуй. На войне как на войне.
Итог, разбор полетов, вызов к директору, дело замяли. Потом была армия со своими историями о забытых в степи на точке солдатах и посланном на хер полковнике прибывшем на осмотр кинотеодолитной станции.
Многое было интересного впереди, но все начиналось тогда. в маленьком селе на речке Бузан.

— Боюсь, что я теряю свою жену, — жалуется мужик психотерапевту. — Она избегает вас? — спрашивает тот. — Нет, совершенно нет, — отвечает мужик, — она встречает меня возле двери, когда я прихожу домой. Мои рубашки всегда тщательно выглажены, она прекрасно готовит, дом всегда чист. Она даже разрешает мне смотреть все мои программы по телеку и никогда не отказывается от моих извращенных секс-потребностей. — Так в чем же проблема. — Возможно я слишком чувствителен, — говорит мужик, — но вечером, когда я ложусь спать и жена уверена, что я заснул, она часто шепчет мне на ухо: «Боже, когда же ты наконец сдохнешь!»

«Давайте же упьемся в дым.
Чтоб было счастье – молодым!»
Надпись на свадебном плакате.

Истории у меня традиционно длинные, кого это напрягает — листайте.

Ну, не умею я коротко писать, тогда «сводка с полей» какая-то получается.

Недавно на ан.ру была хорошая история про еврейскую свадьбу, тоже вспомнил и решил отметиться, только расскажу про казахскую.

Далекий уже 1987 год. Сибирский город на условной тогда границе с Казахстаном. В нашей институтской группе учились настоящие кондовые казахи: парень и девчонка из Северного Казахстана. Длинное романтическое ухаживание со всеми соответствующими атрибутами, цветами, хождением за руки. и вот наконец свадьба. Пригласил Ильгиз целиком без исключения всю группу. По казахским обычаям свадебный той делается два раза, у жениха и у невесты, но тут родственники как-то сговорились сделать один в деревне (аулами тогда никто не называл) у жениха, но зато какой. Назначили на конец июня после сессии, знаменующей окончание 1-го курса, ну и Рамадан (пост) вроде как закончился.

Сбор рано утром у ж/д вокзала, там автобусы для нас и многочисленных гостей, прибывающих почти одновременно на поездах с Востока и Запада (откуда же еще, Транссиб однако).
Загрузились в три Икаруса — едем сперва в райцентр (примерно 200-250 км.) на регистрацию, а потом уже в деревню (еще 40 км.). Группа собралась вся, за исключением двух человек, примерно треть состава девчонки. В молодости рвануть вот так за много километров, практически в неизвестность, совсем запросто.

А в деревне. Ух ты. За околицей, в бескрайнем и ровном, как пол поле — сколочены лавки и столы, установленные буквой «П». Простенький навес, крытый рубероидом, от ближайшего столба «кинуто» освещение, в виде множества лампочек без абажура, висящих над столами просто на проводах. Лавки и столы из неструганной доски, выписанной колхозом, но скамьи застелены коврами, половиками, покрывалами, а на столах просто развернули рулоны из дешевого ситца вместо скатерти. Выглядит всё весьма аскетично, но вот размеры. Человек на четыреста, если не на пятьсот! Поодаль вырыты ямы и установлены деревянные туалеты, там же сооружены открытые, просто прибитые гвоздями к доске рукомойники, возле каждого дощечка с порезанными кусками хозяйственного мыла. Для ночевки гостей поставили почти рядом с «П» несколько аутентичных, огромных войлочных юрт. Культурный шок для городских жителей, мягко сказать, а некоторые девчонки еще вырядились на каблуках, несмотря на предупреждение. Но это цветочки.

На столах никаких разносолов или салатов. Только овощи. Ну как овощи — немного ранних огурцов целиком, на четвертинки порезанные сырые луковицы, цельные дольки чеснока, перья зеленного лука и молодой укроп, как вырванный, так и положенный пучком. Когда уселись за стол, подали на больших столовских подносах парящее, разваренное мясо, говядина тоже была, но в основном баранина. Рядом в кастрюлях бульон (шурпа или сюрпа). Перед каждым гостем тарелка и глубокая пиала под шурпу. и никаких столовых приборов. Не называть же прибором классический граненный стакан. ))

В тех же стаканах на столах через пару-тройку метров черный перец и соль, насыпанные до половины. Еще были хлопчатобумажные полотенца, вернее, я бы назвал — «рушники», как бы это не странно, с вышитым традиционным украинским орнаментом. Вот и весь антураж.
А из напитков только водка. И еще раз водка. Где уж взяли в таком количестве в те жуткие антиалкогольные времена — история умалчивает.

Мы уселись компактно, где-то в середине. На свадьбе примерно пополам казахских и. хотел написать славянских лиц, но вспомнил про немецкую деревенскую диаспору. Хотя те казахстанские этнические немцы иногда уже были больше русские, чем многие русские по паспорту. Вот напротив и рядом с нами такие и оказались. И как-то очень легко они нас взяли «на слабо», наливая по половине стакана, как впрочем и везде за столами, подзуживали пить до дна, типа, «ты что не мужик?» или «невесту с женихом не уважаешь», или «за такой тост (Пусть горя в их (молодых) жизни будет столько — сколько останется на дне ваших стаканов) надо до дна» и тому подобное. Над девчонками правда смилостивились, после первой наливали уже по четвертинке. Кто-то из наших попытался вначале сказать «фи», типа дайте мне вилку или запить, но на них не обратили никакого внимания, а голод не тетка, с раннего утра ничего не ели, а тут такой запах свежесваренного мяса. Опять же про чужой монастырь все помнят.

Несколько казахских бабок, в повязанных по самые глаза цветных платках, шустро носились вдоль столов, подкладывая половниками куски и наливая в пиалы ароматную шурпу. Горячо-жирно-вкусно, еще раз жирно и непревзойденно-обалденно вкусно. Кто не понимает разницу между парным, свежеприготовленным мясом, которое еще час назад «бекало» и блюдом из охлажденного, а тем более размороженного. — мне не о чем с вами говорить. Совершенно разный продукт. Серьезно. Как слепому с рождения объяснять, что такое радуга. В данном случае — яркая, насыщенная радуга запаха и вкуса. Вот аналогия: Одно дело когда ты ешь, нагретую и напитанную солнцем, налитУю, спелую клубнику «с куста», совсем другое растаявшую из морозилки. Я думаю, никто даже сравнивать бы не стал.

Я ел и не мог остановиться, наверное с килограмм уже убрал под пять тостов. Пьяным себя ни капельки не ощущал и в принципе «не гнали», тосты говорились длинные, по восточному цветистые, было время основательно поесть.
Наконец, народ потянулся из-за стола, кто покурить, кто уже плясать, включили поодаль музыку, огромные колонки с устрашающих размеров усилителем, принесенные из клуба, вне помещения звучали мягко «не ахти», но кто там придирался.

Вот нифига себе, это что ж получается, подумалось мне: Я уже выпил бутылку водки? До этого даже близко к таким объемам не приближался, ну пару, максимум тройку рюмок по большим праздникам, типа Нового года или 8 марта. а сейчас чувствую себя, только как лишь очень слегка выпившим. Вот это закуска!
Теорию все знают, и я тогда знал, типа: надо за несколько минут съесть кусок масла и опьянения не будет, но чтобы так действенно.

Помыл липкие руки и присоединился к танцполу под бессмертную, заводящую Moskau от Dschinghis Khan. С минуту-другую активно подвигался и в желудке вдруг стало горячо-горячо, а мне легко и весело, хотелось скакать и брыкаться, как молодому жеребенку. И не мне одному. Такой вот парадокс, встали из-за стола все почти трезвыми людьми, а вернулись после танцев абсолютно пьяными.
Дальше фрагментарно, опять ел и пил, лихо плясал и даже с кем-то пытался «выйти» в бескрайнюю степь, но почему-то так и не вышел. Были, и кража туфли, и невесты, и во всем очень активно участвовал. А вот как спать ложился в юрту вообще выпало.
Утром проснулся с затекшей шеей от непривычного сна без подушки. Огляделся в юрте. Мама дорогая! Вповалку, вразнобой. «Смешались в кучу кони, люди. » Вру, конечно, коней не было, но не сильно преувеличил, одна девка во сне брыкалась, «шо та кобыла».

Похмелья особо не было, но снова мгновенно попал в «цепкие руки.»..
И был вкуснейший плов, и был бешбармак. и даже вилки появились. Но день как-то очень быстро промелькнул. Опять плясал, с кем-то все-таки «выходил», но драки не помню, кому-то оказывал недвусмысленные знаки внимания, но логического конца вроде не было, даже лицо не осознаю.

Снова утро. Противно пахнет сырой кошмой, носками, немытыми телами и чьим-то неудержанным содержимым желудка. И еще какими-то дешевыми духами или дезодорантом.
Тошнит. Медленно осознаю себя. Лежу щекой на чем мягком, похоже в юрте. Хочется одновременно выйти на свежий воздух и. вообще не шевелиться, дабы не не расплескать эту боль. Хочется безумно пить и возможно еще больше — обратного процесса. Возжелается, по мужскому утреннему обыкновению, женщину и. мама. уже не хочется, в нешуточном страхе отодвинулся-сполз с богатырской груди какой-то страшной, старой (для того возраста), огромной бабы. Бля. Неужели. Да не-е, она одетая, и колготки, и юбка с кофточкой.
А вот я чего полностью голый. В голове полный раздрай и противоречивость желаний. В юрте спит с десяток человек казахской внешности. Где я? Где моя одежда? Кроме носков на мне ничего. Надо срочно валить. А как? Мелькнула мысль надеть на чрезмерно налитые кровью гениталии носок и так выползать. Вот тоже вовремя, типа организм говорит диким желанием, мол, если ты себя так убиваешь, то давай уж напоследок род продолжим.
Глянул на часы — восьми утра еще нет, осторожно выглянул наружу. Ну, бля. Сидит за столами человек пятьдесят, словно и не расходились. Представил себя со стороны, голышом и с недвусмысленно торчащим на причинном месте носком. Про это в деревне и потом в институте будут ходить веселые легенды.
Что же делать то. Заметил, что один молодой мужик спит, положив под голову свернутый пиджак. Осторожно начал вытаскивать, интересно, что подумает, если проснувшись, увидит меня в полной половой готовности, склонившегося на коленях над ним. Чуть не хихикнул, представив. Надо бы поаккуратнее, то-то «визгу» будет, не отбрешешься.
Завязал рукавами на поясе, вышел. Думал незаметно скользнуть за юрту и там оправиться, но сразу заметили, разразились восторженными криками, пришлось так и идти больше 100 метров в туалет, словно по большой сцене. Боже, как стыдно то. Уши и лицо ощутимо горели. И чего вчера я такого набурагозил?

Одежду я нашел в «нашей» юрте, аккуратно сложенную и с игриво поверх раскинутыми трусами. Это точно не я так сделал. Что же вчера было? Провалы в памяти — первый признак алкоголизма — услужливо подсказал мозг. Или второй? О чем думаю? А вот, что надо с водкой сегодня однозначно завязывать — это точно. Решено.
Начали выползать из юрты мои одногруппники с помятыми лицами, а одна с сильно покусанным комарами. Уснула, где-то на улице, что ли?
По тому, как их одобрительными криками встречали гости, и как они стыдливо прятали глаза, покрываясь румянцем. — похоже не я один вчера «корки мочил».

Сижу скромно, пью крепкий черный чай, не обращая внимания на подначки и советы бывалых мужиков про «необходимость поправить кислотно-щелочной баланс». Даже одна мысль вызывает рвотные спазмы. На меня перестали обращать внимание, а я прислушиваюсь к разговорам, может про меня чего скажут. О-о! А вот это я помню, даже снова засмеялся.

Мой одногруппник давно подбивал клинья к симпатичной однокашнице, но как-то не заходило. А тут такой «romantic» на пленэре с водкой и танцами. Короче, на второй день уговорил он ее все-таки прогуляться под звездами в степь. А на звезды там безусловно стоило посмотреть, когда отойдешь подальше от света, в безлунном небе точно раскинутая плотная серебряная парча с частым вкраплением сверкающих, крупных бриллиантов. Под таким небом уже и поцеловались неоднократно, и подержались за все что можно и за что не надо бы, и решил он события немного форсировать. А ушли они далеко по петляющей полевой дороге, на которой, в отсутствие уже больше недели дождей, слой мягкой пыли образовался, в почти сантиметр толщиной. И нет, чтобы отойти подальше в сторону, сдвинул даму буквально на пару метров, и не придумав ничего лучшего, приложил на запорошенную пылью, осевшей от проезжающих машин, траву. Этого в темноте видно не было, но только в дамских романах и у поэтов такая спонтанная любовь на лоне природы выглядит возвышенно и романтично. Как там у Есенина:

«Зацелую допьяна, изомну, как цвет,
Хмельному от радости пересуду нет.
Ты сама под ласками сбросишь шелк фаты,
Унесу я пьяную до утра в кусты.»

Ага, в кусты, ага, до утра. А КОМАРЫ? Наши родимые комары, от многочисленности которых ты в ночных кустах возненавидишь любого, кто тебя туда завел.
Или, например, классический, пресловутый сеновал. А вы пробовали голым задом прилечь на колючее сено? От такой акупунктуры любая страсть напрочь мгновенно пропадет. Я на сеновал без толстого одеяла никогда ни ходил, а вот романтики писатели и поэты явно сами не пробовали.

Вот и тут, побарахтавшись на грязной, колючей траве, она, ошалев еще от ерзанья противно-пыльными руками по своему телу, решительно стала отбиваться. Степная, мелкодисперсная пыль, это вам не сухой речной или морской песок, который легко отряхивается — та прилипает намертво, везде и сразу. Махом кончилась романтика и любовь. Он, по пьяному делу, сразу не поняв и не осознав, такой перемены, продолжил настойчивые, страстные попытки, но в итоге получил коленом в известное место и ошеломленно отвалился. А она вскочила, и плача, не разбирая дороги, напрямки бросилась к свету далеких фонарей, гуляющей вовсю свадьбы. Какие уж тут звезды.

Фыр-р-р. — какая-то степная птица резко взлетела из под ног, напугав ее до окончательной паники. А когда она, метнувшись в сторону, провалилась в неглубокую, но неожиданную канаву (К-700 буксовал по весне), с только немного подсохшей липкой грязью на дне, то кто-то резко и крепко схватил ее за волосы.

В музыке случился перерыв и дикий, многодецибельный и продолжительный вопль, в котором уже не было ничего человеческого, заставил смолкнуть все разговоры.
— Шайтан-ана. — громко в тишине одна из казахских бабок, со сморщенным и темным как печеное яблоко лицом.
— Бесится, что у людей праздник. — все, как-то протрезвев, притихли, с суеверным ужасом вслушиваясь и вглядываясь в ночную степь.

А когда бедная девочка, все-таки вырвавшись, с колоссальными потерями для прически, из репейника и громко подвывая — выскочила на освещенное место из-за туалетов, то стоявшие там женщины, с заполошными визгами бросились врассыпную. И даже один мужик, тоже издав до неприличия тонкий взвизг. А было от чего! С размазанными грязными руками слезами, с причудливыми узорами грязи и пыли по лицу, со всклоченными волосами, с несколькими застрявшими репьями, с дикими, безумными глазами, в расстегнутой грязной блузке (лифчик потеряла), где виднелось отчего-то жутко несимметрично-полосатое черно-серое-белое тело. в юбке собранной на талии, в одной туфле, в дранных, приспущенных колготках под которыми угадывались бывшие когда-то белыми трусики. еще и руки с черными ладонями к людям протягивала. — вылитая получилась Шайтан-ана. )) Без преувеличения.

Рыдающую девчонку увели куда-то опомнившиеся женщины, а прибежавшему по дороге парню, немного офигевшему, от такой ситуевины, местные мужики дали по лицу и несколько разочаровано, потому, что не сопротивлялся и никто не заступался, ушли за стол. Ну куда ты придурок, городскую девочку в степь на предмет любви поволок, не подготовившись? Потом выпили еще вместе с пострадавшим, нехило поржали, осознав ситуацию, и снова, и снова вспоминая, как она с воем выскочила из темноты. Даже сегодня вспомнил с улыбкой.

А сегодня под восторги гостей появились наконец молодые, невеста уже без традиционной шапочки, а жених. с разбитым, похоже вчера, носом, да так, что фингалы поползли под оба глаза. Я покрылся холодным потом, что «. часовню тоже я. «? Ой, хоть бы не. И ведь дрался вчера с кем-то, костяшки на правой руке содраны, болит и немного шатается передний зуб, хотя губа цела. Лыбился, как идиот, что ли?
Пронесло. Оказывается, теперь смущенно молчащему жениху, прилетело вчера резко открытой дверью туалета, когда он неосторожно подошел слишком близко (версия невесты). Чего только не бывает на свадьбах. ))

И были блины с топленным маслом и медом, и был классный хрустящий «хворост», и были офигенные манты. вот только без алкоголя не было аппетита. Выпил, наверное, уже литра три крепкого чая. Трезвый, грустный, чувствовавший себя неуютно грязным, без городской цивилизации, испытывающий еще какой-то нестерпимый, глубинный стыд, я пытался потихоньку узнать, что же все-таки было вчера. Кто меня раздевал (и с какой целью?), аккуратно складывая вещи, почему и как я голый оказался в другой юрте? Подвыпившие опять одногруппники, на мои наводящие вопросы:
— Да ты не парься братан. Всё пучком. Да я за тебя. Орём пацаны. Не ссы, братуха. Да ты красава. Всех порвем. Фигня война. Пойдем лучше выпьем! — краткая антология ответов, сводившихся к последнему.
— Да забей. не бери в голову, бери в рот. ОЙ! — это от самой скромной и малопьющей, но уже хорошо поддатой одногруппницы.
Как же трезвому неуютно среди бушующего разгула. Сорваться поводов была масса, но я тогда, с возвышенным юношеским максимализмом, жестко тренировал практику непреложного решения. Пообещал даже про себя — делай железно и сразу, не позволяй никаких компромиссов.

Потихоньку гулянка утихомирилась, все-таки третий день уже закончился. И я прилег в юрте, но спать не смог, мешал многоголосый пьяный храп, тяжелые периодические всхлипы и стоны, и тяжелый воздух, насыщенный многоаккордным перегаром. Вышел и пошел в одиночку гулять по просыпающейся степи, встречая летний, ранний, красивый, степной рассвет, пронизанный звонкими трелями проснувшихся птиц. Ай, как хорошо! Немного продрог и вернувшись, умиротворенно сразу уснул в теплой юрте.

Утром приехали автобусы. А многие (половина точно) гостей осталось, говорили, что некоторые специально на такой случай отпуск берут. «The Show Must Go On». Да сколько же у них здоровья, так гулять? И ведь многие весьма в годах были, прошедшие великую войну или даже испытавшие на себе сталинское жестокое переселение поволжских и донбасских немцев в казахскую степь, с дырявыми теплушками и холодными землянками, наскоро вырытых в мерзлой земле. Что тут сказать, переделав классику: «Богатыри, не мы. «

А вот над помятыми и страдающими одногруппниками я (бодр и свеж) вволю поиздевался в автобусе. Взял экскурсионный микрофон и прочитал пародийно-лекторским тоном нравоучительную почти часовую лекцию «О вреде пьянства и алкоголизма». Поймал вдохновение, ссыпал цитатами из классиков, шутками и анекдотами, словно заранее готовился, жалел только, что нет наглядной агитации, типа плакатов, демонстрирующих печень алкоголика. Развеселил народ, водила даже пару раз руль бросал, закатываясь. Закончил только тогда, когда почувствовал, что начинаю повторяться и инициативная группа товарищей меня полушутя буцкать толпой собралась за переходы на конкретные личности.

В группе после свадьбы установилось молчаливое, стыдливое табу на любые воспоминания о ней. Несколько раз пытался даже совсем прямо, что-то узнать, но натыкался на типа:
— Да не помню я, пьяный был. Я к тому моменту , наверное, уже вырубился. Я вообще ничего не видел (а) и не знаю о чем ты. — так, что тот стыдный момент для меня до сих пор непонятная загадка.

Поддерживаю отношения с одним казахом-сослуживцем и вот он пригласил меня летом на свадьбу к старшему сыну. Приезжай в поселок, дорогих гостей много будет. Аж немного вздрогнул, вспомнив. Может лучше вы к нам?

Я после этого бывал на многих свадьбах, но по количеству присутствующих, объемам съеденного и особенно выпитого той свадьбе нет равных. Что может быть суровее и беспощаднее казахской свадьбы?
Ну, если только башкирская. Но это уже совсем другая история, может когда-нибудь расскажу.

P.S. И да, чуть не забыл: Ни одна лошадка, пёсик или котик — не пострадали. ))

В этот испанский городок я пришел неожиданно рано – еще не было трех. До следующего городка, а значит и годного ночлега, было не меньше 20 км по горам, пустую дорогу жарило апрельское солнце, вышел я в тот день рано, в общем, я себя уговорил встать на постой пораньше.
На первом этаже небольшой гостиницы (два этажа, пяток номеров) в ресторане тоже было пусто, двери и окна настежь, и только один мужик курил в углу над стаканом пива, посматривая в телевизор на беззвучный футбол. Оказался хозяином.
За пивом разговорились. Роберто сварганил чего-то горячего (что само по себе знак, ведь поесть в Южной Европе между 12 и 17 практически невозможно) и присел за мой столик.
– Знаешь, Друг… Я родился и вырос в этом городишке. Когда я был молодым, у меня было три мечты. Я хотел иметь свою гостиницу, потому что у моего отчима была гостиница, я хотел иметь большой красный мотоцикл, потому что у моего дядьки был мотоцикл, и я хотел жениться на соседке Марии, потому что все мальчишки нашего района хотели Марию.
– Я своими руками построил эту ебаную (de puta madre) гостиницу и кручусь вокруг нее уже больше тридцати лет. Оставить ее хоть на неделю нельзя, потому что тогда не будет денег на кредит, и вообще работать здесь никто не хочет.
– У меня есть этот ебаный красный «Кавасаки», и он стоит в гараже уже 30 лет, потому что в наших горах на мотоцикле не разгонишься, а ездить на «Кавасаки» медленно – не уважать ни себя, ни «Кавасаки». Еще у меня есть кабриолет «Мерседес», и он стоит в гараже, а я на нем езжу три раза в год, потому что припасы для своей гостиницы я вожу на грузовичке, а больше мне ездить некуда.
– Я женился на Марии. Мужчины не болтают про женщин, поэтому я тебе ничего про нее не скажу.
– И чо? Вот сейчас мне 54. Я смотрю на то, что было моей мечтой, и каждый день напиваюсь в своем баре. Каждый день через мою гостиницу проходят каминеро (пилигримы на Камино де Сантьяго), и я хочу все бросить и уйти с вами, такими свободными и беззаботными.
(В моей голове кто-то хихикнул: «…а пулемет я вам не дам!»)
– А чего ж, – говорю я, – и пошли. Я у тебя один постоялец, завтра с утречка и двинем. Закрой свою прекрасную гостиницу, обуйся поудобнее, да пойдем.
Роберто задумался, потом с пьяной серьезностью посмотрел мне в глаза.
– Не могу. Если я уйду, Мария не сможет платить кредит банку. И гостиницу закроют, а я в нее вложил 30 лет жизни. И вообще, как я уйду?
Тем временем ресторан потихоньку оживал. Роберто включил звук в телевизоре и ушел поить желающих. Я поднялся в номер, почитал и лег спать. Где-то за полночь в соседний номер пришел Роберто, долго кашлял, курил на балконе, потом затих. Рано утром я захлопнул за собой дверь и поежился от рассветной свежести. Мокрая дорога упиралась в соседний дом и резко сворачивала вниз. Над горами светлело небо.

«Какие воспоминания из детства у вас сохранились?»
Вспомнил две зарисовки из детского сада.
1. Была раньше в детских садах практика – оставлять детей на ночь. После долгих просьб оставили в ночь и меня. Зима, темнело рано и вот, напоив кефиром и всех уложив, нянечка пожелала нам спокойной ночи, погасила свет и ушла. Ура! Впервые в жизни свобода, нет ни родителей, ни воспиталки! Темнота в спальне была почти полная. Сначала просто поорали от удовольствия, потом начали рассказывать страшные бабаськи. После каждого ужастика громко орали, ну, типа, страшно аж жуть. Поорав, после очередной страшилки, вдруг услышали, как скрипнула дверь и в комнату медленно вплывает красненький уголёк. Все сразу притухли, а уголёк начал трястись и громко ругаться. Почти все слова были нам незнакомые, единственное, что мы поняли – «А ну всем спать быстро!» Наоравшись, уголёк плавно уплыл, дверь закрылась. В спальне запахло табачным дымом. Дальше, пока не уснули, бабаськи травили в полголоса и уже не орали.

2. Вышли с группой на прогулку. На улице мужик в огромной кастрюле что-то размешивал палкой. Подошли посмотреть. В кастрюле была отвратительная грязная жижа с ужасно вонючим запахом.
— Дяденька, а что вы делаете?
— Картошечку мою, чтоб вас кормить.
— .
Вот, оказывается, чем нас кормят! Когда на обеде подали картофельное пюре, все сначала подозрительно его нюхали, чем вызвали настороженность нянечки и воспитателя.
PS. Сейчас любой детсадовец полностью бы понял ругань пьяного сторожа, а за тухлую картошку персоналу садика вообще капец был бы.

Прибралась в доме, подоила корову, вывела на луг, разбудила детей, накормила, отвезла в школу, наточила косу, пошла в чисто поле, накосила травы, уехала в офис, уволила идиотов, обналичила деньги, прибежала домой, нарубила дров, приготовила обед, накормила детей, отправила отчет в налоговую, побежала в поле, косила до темна, час в салоне красоты, привела корову, подоила, приготовила ужин, накормила детей, искупала, уложила спать, помылась,ушла в интернет, схватила со стола краюху хлеба, перекусила и довольная — спать.
Вскакиваю: УЖАС.
Мужик то — нетраханный весь день на диване пролежал!

«Клятва умному страшна, а глупому смешна.»

Было это где-то в середине нулевых.
Я только перешёл работать в новую телекомпанию и мой первый день работы как раз пришёлся на вялый корпоратив по случаю дня Советской армии.
Меня никто не знал, я никого не знал, вот, думаю, во время междусобойчика и познакомимся.
За столом собралась телекомпания почти в полном составе: от ассистентов и администраторов, до режиссёров и операторов.
Начались тосты за армию, за мужчин, за женщин, которые ждут мужчин из армии, ну и всё в таком же духе.
А, поскольку я никогда в жизни не пробовал никакого алкоголя, то всё больше налегал на шашлыки и томатный сок, но люди быстро заметили, что новый режиссёр совсем не пьёт и поинтересовались: — За рулём?
Настроение у меня было игривое, тем более в незнакомой компании я не хотел выдавать истинную причину моей трезвости и я решил подурачиться:

— Да, вы знаете, сам в шоке, так иногда хочется вспомнить молодость, выпить, расслабиться, просто не передать словами.
Тем более в такой день, а тем более за знакомство.
Но тут такое дело, когда я служил в армии и вот-вот уже собирался увольняться в первую партию, мы с друзьями-дембелями раздобыли самогону и конечно же после отбоя, в автопарке закатили прощальную пьянку, отмечали скорый дембель.
Короче, под утро, нас поймал наш капитан — командир роты.
Лютый был мужик, но справедливый. Мы, конечно же понимали, что сегодня же, вместо дембеля, все дружно отправимся на местную гауптвахту и своих матерей увидим только после Нового года, месяца через три.
А капитан вдруг и говорит:

— Жаль мне вас, дураков. Ладно, давайте так – если каждый из вас здесь и сейчас даст мне своё мужское слово, что больше никогда в жизни не выпьет ничего спиртного. Вообще никогда, вообще ни капли. Тогда я забываю о вашей пьянке, а вы идёте в казарму спать и на днях спокойно разъезжаетесь по домам. Решайте.
Конечно же мы все дали своё слово. Все, кроме одного.
И вот, прошло уже больше двадцати лет, как я не могу выпить, даже на свадьбе, или в Новый год. Только пробки нюхаю. Ужасно обидно, но пока держу слово. А куда денешься? За язык ведь меня никто не тянул.

Публика очень удивилась и после паузы вразнобой заговорила:

— Какое на хрен слово? Да пошёл он! Подумаешь. Двадцать лет ведь прошло! Я бы только дембельнулся и сразу бы этому капитану прислал фотку, как я бухаю.
— Старик, ты серьёзно? Забей! Тебе ведь самому двадцать лет всего было. Подумаешь, слово дал, мало ли кто кому какие слова давал, тем более по такому серьёзному поводу. Да капитану этому на твои обещания начхать давно. Он и забыл уже сто раз. Полжизни прошло. Я, как юрист говорю – он воспользовался вашей тупиковой ситуацией и заключил кабальную сделку. Тем более на словах. Так что, давай, выпей и забудь.
Я возразил, что – это был наш осознанный выбор, ведь тот, один, который капитану не стал ничего обещать, на следующий же день сел на губу и действительно застрял ещё месяца на два.

Кто-то сказал:
— Нужно отыскать этого капитана, поговорить с ним по душам, может он пойдёт навстречу и позволит забрать твоё слово. Не зверь же. Двадцать лет ведь тоже не мало. Должен согласиться. А?
— А все остальные как? Тоже бухать бросили?
— Да откуда ж мне знать? Каждый ведь говорил за себя лично.
— Да, беда. Обидно в двадцать лет так отрезать себе пути к отступлению. А теперь даже бокальчик дорогого винца не выпить. Но, делать нечего, обещание – есть обещание. Не дай боже так попасть…

С тех пор прошло много лет. Смех – смехом, но в тот день я сразу понял и сто раз в последствии убеждался, что из всего народа в той телекомпании, я мог доверять только тем, кто советовал найти капитана, или скорбел по поводу дорогого вина, а вот на тех, кто советовал плюнуть и забыть о клятвах, я никогда не мог положиться.
И не только я…

Всем служившим посвящается…

Середина восьмидесятых… Рейган со своей стратегической «оборонной инициативой» благословил начало нового витка гонки вооружений. Страна Советов от мала до велика готовилась действовать в условиях внешней агрессии с использованием средств массового поражения. Каждый школьник без труда мог перечислить поражающие факторы ядерного взрыва и способы защиты от них, старшеклассники сдавали нормы ГТО и посещали уроки начальной военной подготовки. Даже девчонки знали, как разобрать автомат Калашникова и по какой команде надевается противогаз. Бомбоубежища, еще не переоборудованные в автосервисы, были готовы в любой момент принять «постояльцев». А в каждой, уважающей себя организации, да и в не уважающей — тоже, периодически проводились тренировки по гражданской обороне. Время было тревожное, но интересное. Тогда и произошла эта история.
Это был обычный вечер пасмурного зимнего дня. Впрочем, не совсем обычный – это был день отцовской зарплаты. Значило это только одно: трезвым домой он сегодня точно не вернется. Семья коротала вечер в тягостном молчании. Сын школьник старательно делал уроки, а его мама шила ватно-марлевую повязку, которую назавтра нужно было принести в школу. Школьники восьмидесятых хорошо знали эти повязки – они напоминали медицинскую маску, изготавливались из ваты, обёрнутой марлевым лоскутом, фиксировались двумя завязками на затылке и предназначались для защиты органов дыхания от радиоактивной пыли. За изготовлением этой повязки и застал семью отец, ввалившийся в квартиру в изрядном подпитии. Он посмотрел на них исподлобья, на ломаном русском языке произнес: «Ну-ну» и скрылся на просторах десятиметровой кухни. Там он немного погремел посудой, достал из холодильника суп, поел его холодным прямо из кастрюли и, что-то бормоча себе под нос, нетвердой походкой проследовал в спальню. Пытаясь победить неумолимую гравитацию, он пару раз падал на пол и вставал, пока, наконец, не плюхнулся на кровать и затих. Однако его планам на отдых не суждено было сбыться. Буквально через пять минут на улице негромко, но уверено завыла сирена, что в принципе было редкостью для провинциального городка, не имевшего на территории ни одной воинской части. Дальнейшие события могли бы стать сюжетом программы «Очевидное-невероятное». Человек, еще недавно с трудом передвигавшийся по квартире, подпрыгнул как мячик, за пару секунд достиг прихожей, накинул парашютом портянки, обулся за считанные мгновения, схватил ватник, ушанку и выбежал из квартиры. Домочадцы, уже привыкшие к чудачествам нетрезвого главы семейства, особо не удивились, да и догонять его в таком состоянии было бессмысленно. Оставалось только лечь спать.
Время было позднее, город потихоньку засыпал. Но одному человеку было явно не до сна. Он бежал по пустынным улицам, широкими шагами отмеряя сокращающееся расстояние до цели. Человек был уже не молод, но еще полон сил, и ноги, не останавливаясь, несли его на другой конец города. Он не обращал внимание ни на скользкие тротуары, ни на возникающие на его пути препятствия, в виде сугробов и низкого штакетника, преодолевая их уверенными движениями, как тогда в армии, на изматывающем марш-броске двадцать лет назад. В его голове на этот момент была одна мысль: «Только бы успеть!». И он успел…
Дежурный по военкомату седовласый усатый майор, уже собирался было отойти ко сну, как в дверь кто-то отчаянно забарабанил. Недовольно поёживаясь, майор подошел к входной двери и в глазок увидел одинокого мужика, согнувшегося пополам в попытке отдышаться.
— «Тебе чего?» — спросил дежурный, отворив дверь.
— «Так я. это. сирену услышал» — ответил мужик, тяжело дыша.
Они стояли на крыльце и курили, глядя на звездное небо.
— «Где служил-то?» — спросил майор.
— «В Киевском округе, в автомобильной роте» — ответил несостоявшийся новобранец.
Они помолчали еще немного, думая каждый о своём.
— «Иди домой, Толян, поздно уже». «В следующий раз хоть документы с собой захвати и смену белья» — хохотнул усатый и крепко пожал протянутую руку.
Домой отец вернулся уже под утро изрядно протрезвевший. Он и поведал нам историю своего ночного приключения, то смеясь, то ругая идиота, включившего сирену так некстати.
Многими годами позже, когда выпрыгнув из теплых постелей, перемешивая сапогами осеннюю слякоть в кромешной тьме и подсвечивая себе дорогу тусклым фонариком, мы бежали в сторону дежурной позиции по тревожному зову сирены, я вспоминал этот случай и мне становилось легче.
И сейчас, поглаживая кудри, мирно спящей в своей кроватке дочки, переливающиеся в свете уличного фонаря, я понимаю, что не зря все это было. И продолжается не зря.

Муж с женой легли спать. Рядом в кроватке Вовочка. Прошло немного времени. Обними меня, дорогая! говорит муж. Подожди, сын заснет. Проходит еще немного времени. Дорогая, обними меня. Да подожди же, вот сын уснет. Муж, обидевшись, пошел на кухню, чтобы выпить фужер шампанского, открывает бутылку. Раздается хлопок. Часть шампанского проливается. Спросонья мужик поскальзывается и грохается на пол. Вовочка вскакивает с постели и кричит матери: Что, доупрямилась? Отец застрелился! anekdotov.net

Мужик просыпается с утра с жуткого бодуна, открывает глаза, голова болит, оглядывается по сторонам: фуууу, дома… встает с кровати, ощупывает себя — е-мое, в пижаме… в жизни пижаму не одевал. Смотрит — на туалетном столике стакан воды, таблетка аспирина и записка от жены: Милый, завтрак на столе, все прибрала, твоя навеки — жена. Мужик в совершенном непонимании, выпивает таблетку и идет в ванную… по пути обнаруживает, что квартира не то что чистая, просто вылизана до блеска, сын сидит у себя в комнате, делает уроки…

— Сынок, а что вчера было?

— Ты пришел пьяный, как обычно под утро. Облевал всю прихожую, нагадил мимо унитаза, побил в кухне всю посуду, поставил матери фингал под глазом.

— Ну и, что случилось с мамой, с квартирой.

— Ааа, ты про это, просто когда тебя мама стала укладывать спать и начала стягивать с тебя штаны, ты заорал пошла на …, с*ка — Я ЖЕНАТЫЙ.

Мужик с села поехал на ярморку продавать мясо,все продал, думает, надо отметить немного, и пропил все деньги, на оставшиеся купил бутылку шампанского. Жене скажу, что украли деньги. Бутылку спрятал в бричку, сел и поехал домой. Приезжает жена, вставила пендаля, лягли спать на печи, а в мыслях бутылка в бричке, думает, пойду и выпью, только через жену перелазить, а она ему:
— Микола, погоди, ще маленький син не спить. Он улегся назад, через время опять.
— Микола, погоди ще старшенький не спить.
Часа в 2 ночи выходит, достал бутылку, начал открывать, она как стрельнит. Старшенький подскочил и говорит:
— Вот, мамо, якщо б ты не выеживалась, батько б не застрелився.

Сибирь. Тайга. Рабочие валят лес. Из-за деревьев выходит какой-то мужик и просит дать ему бензопилу. Работяги дают, и мужик весь день напролет, валит и валит лес. Вечером лесорубы уходят в бытовку, ложаться спать, а мужик не выпускает пилу из рук. Наутро работяги видят: вокруг — степь. Издалека, где еще виднеется лес, доносится шум работающей бензопилы. Лесорубы бегут к нему. — Слушай, ты где раньше вкалывал? — В Сахаре. — Так там же нет ничего. — Правильно, теперь нет.

Вчера ночью у меня под окном разыгралась драма. В ней было все — неразделенная любовь, ненависть, наряды полицейских. Впрочем, обо всем по порядку.

Полночь. Я уже засыпал, как вдруг меня подбросил на ноги отчаянный вопль: «Оля! Ооооляяяя!».

Выглядываю в окно. Внизу во дворе вокруг детской площадки наматывает круги какой-то мужик. Периодически останавливается, смотрит куда-то вверх и вопит: «Ооооляяяя!».

Если у него была цель разбудить как можно больше киевлян, то сложно было найти место более подходящее. Несколько многоэтажек, стоящих вокруг двора, создавали идеальную акустику, которой позавидовала бы и Ла Скала.

Периодически из окон высовывались люди и выражали свою неодобрительную позицию. В ответ мужик перед кем-то извинялся, а кого-то посылал на три буквы (по какому принципу, кстати, я так и не понял).

Минут через десять к орущему начали стягиваться охранники жилмассива — всего человек пять. Правда, охранниками у нас работают в основном добродушные дядечки, а сам мужик при этом выглядел внушительно, поэтому никаких аргументов, кроме вербальных, у них для него не было.

С одним из охранников (который помоложе) завязалась небольшая потасовка. Но быстро заглохла — никто не хотел проливать кровь.

Мужик раззадорился. Ему явно нравилось, что пятеро ничего не могут с ним поделать, и он это громко озвучивал. При этом — надо отдать ему должное — он не забывал раз в несколько минут звать свою Олю.

Вдруг меня посетила мысль набрать полицию. Я был уверен, что кто-то из соседей ее уже вызвал — но вдруг все подумают так же? Набираю 102, описываю ситуацию, получаю заверения, что полиция скоро будет.

И правда, через пять минут во двор торжественно въехала машина с мигалками.

«Ну, — думаю, — наконец-то можно будет поспать». Как же я ошибался.

Из машины вышли полицейские — парень и девушка. Они вступили с мужиком в такой же бессмысленный диалог, как и охранники. Разве что теперь на украинском.

— Будь ласка, перестаньте кричати!
— А скільки децибелів? Що саме я порушую?! — с надрывом вопрошал мужик.
— Ви ж будите дітей!
— Та мені накласти! НАКЛАСТИ. ОЛЯ! ОЛЯЯЯЯЯЯ!

В какой-то момент у полицейских закончились аргументы. Девушка-полицейский даже в какой-то момент воскрикнула «Я ж жінка! Майте повагу!». Но было видно, что ни на кого, кроме Оли, у нашего героя в тот вечер уважения не осталось.

Периодически мужик кричал, что он является счастливым обладателем машины Порш Кайен красного цвета («Стоит там на стоянке!»). Он явно считал, что с этой информацией разбуженные отнесутся к нему с большим пониманием.

Через полчаса подъехала еще одна полицейская машина. Мне почему-то вспомнилась сказка про репку.

«Ну, — думаю, — наконец-то. Теперь это точно закончится». И снова ошибся.

Из машины вышло еще двое полицейских. Во дворе уже скопилось народу, которого хватило бы на небольшую ярмарку или митинг. И все — против мужика, который громко обкладывал всех матом и всё звал свою Олю.

Оля, возможно, была последним человеком на Правом берегу, кто продолжал спать

Бесконечные диалоги продолжались. Новые полицейские начали довольно грозно, спросив, что здесь происходит. Но затем их тоже втянули в полемику про децибелы, права человека и реформы наших правоохранительных органов.

Развязка у этого спектакля вышла в духе всего сюжета. Неожиданно полицейский пошел в машину, достал из нее что-то, вернулся к мужику и. угостил того сигаретой. Мужик с довольным видом ее выкурил (попутно крикнув еще пару раз свое «Оооляяяя!»), затем сел в полицейскую машину — и автоколонна уехала.

Было начало третьего. Я лег в кровать и снова попытался заснуть. В голову лезли всякие мысли — о любви, пьянстве и о нашей полиции.

Приходит мужик с работы. Обстриг ногти, почистил их, подержал несколько минут в лимонном соке, покрыл лаком и лег спать. Утром встает, ногти кривые, грязные, изрезанные. Мужик посмотрел и
говорит:
— Тьфу блин, опять ночью чесался!

Мужик просыпается с утра с жуткого бодуна, открывает глаза, голова болит, оглядывается по сторонам: фуууу, дома. встает с кровати, ощупывает себя е-мое, в пижаме. в жизни пижаму не одевал. Смотрит
на туалетном столике стакан воды, таблетка аспирина и записка от жены:
«Милый, завтрак на столе, все прибрала, твоя навеки жена». Мужик в совершенном непонимании, выпивает таблетку и идет в ванную. по пути обнаруживает, что квартира не то что чистая, просто вылизана до блеска, сын сидит у себя в комнате, делает уроки.
Сынок, а что вчера было?
Ты пришел пьяный, как обычно под утро. Облевал всю прихожую, нагадил мимо унитаза, побил в кухне всю посуду, поставил матери фингал под глазом.
Ну и, что случилось с мамой, с квартирой.
Ааа, ты про это, просто когда тебя мама стала укладывать спать и начала стягивать с тебя штаны, ты заорал «пошла на х%й, с@ка —
Я ЖЕНАТЫЙ. «

Мужик рассказывает другу:
— Еду как-то ночью. Вдруг вижу на дороге лягушку. Подобрал ее. Приехал домой, лег спать, и лягушку положил рядом с собой. Утром просыпаюсь — а со мной лежит обалденная блондинка! Вот ты веришь?
— Верю.
— А жена не верит!

Муж с женой легли спать. Рядом в кроватке Вовочка. Прошло немного времени. Обними меня, дорогая! говорит муж. Подожди, сын заснет. Проходит еще немного времени. Дорогая, обними меня. Да подожди же, вот сын уснет. Муж, обидевшись, пошел на кухню, чтобы выпить фужер шампанского, открывает бутылку. Раздается хлопок. Часть шампанского проливается. Спросонья мужик поскальзывается и грохается на пол. Вовочка вскакивает с постели и кричит матери: Что, доупрямилась? Отец застрелился!

Рассказывал я как-то про деревенского пацана Толика (https://www.anekdot.ru/an/an1809/o180929.html#5). Прошли годы, Толик вырос. И его забрали в армию. Так как у него была хорошая физическая подготовка и быстрая реакция, то попал Толян в ВДВ. Честно отслужил положенный срок, а по приходу домой решил хорошо гульнуть. Да и время тогда было «веселое». Ситуация в деревнях в начале 90-х была, как в песне группы «Сектор Газа» — «Гуляй мужик». Мужики пили и водку и самогон и спирт, да и в принципе почти все, что горит. Толик был человек общительный, то с одним пообщается по сто грамм, то с другим по сто грамм, ну и в результате домой его часто несли на руках. Хотя, когда он был трезвый и участвовал в драках, то его «оппонентам» приходилось не сладко, так как по рукопашке Толика в армии натаскали неплохо.
Был у Толика сосед, дядя Коля. Работал трактористом. Здоровый такой и добродушный мужик. Пил очень мало. Вечером любил с мужиками поиграть в карты.
В один из вечеров, мужики играли в картишки. И тут к ним подошел подвыпивший Толик, который был в полосатой майке. Он как культурист на подиуме продемонстрировал всем свои бицепсы и обратился к дяде Коле
— Ну что дядя Коля, ВДВ круче, чем морячки?
Дядя Коля раньше служил моряком (вроде на Тихоокеанском флоте). Он добродушно посмотрел на Толика и сказал:
— Иди спать, чучело пьяное!
Эта фраза не привела Толика в состоянии агрессии, так как дядя Коля ему был почти как родной отец. Он часто катал его в детстве на тракторе, тот постоянно гулял с его детьми, да и вообще Толик приходился дяде Коле двоюродным племянником.
Но все равно Толик не сдавался и предложил дяде Коле «побороться на руках». Дядя Коля хотел от него отмахнуться, но Толик настаивал, да и мужики стали его поддерживать. Короче сели они за стол. Дядя Коля «сделал» Толика сначала на правую руку, а затем и на левую. Одним словом после первого тайма, десантура проигрывала морфлоту.
Толик хотел предложить еще какие-то соревнования, но тут к столику подошли два его друга, и увели Толяна бухать.
Не знаю, сколько он еще выпил, но вернулся уже к «картежникам» еле на ногах и начал кричать:
— Дядя Коля, вставай!
Дядя Коля встал и говорит: — Ну чего тебе?
Толик ему отвечает: — Сейчас я тебе покажу, чему меня научили в армии и ты поймешь, что ВДВ гараздо круче. Давай, бей меня в морду!
Дядя Коля: — Да не хочу я тебя бить!
Толик: — Бей, я тебе говорю. И ты все поймешь! А не ударишь, то я тебя ебну!
Ну дядя Коля пожал плечами, размахнулся и стукнул между глаз «непутевому» племяннику. Толик пропустил удар и завалился на спину.
Дядя Коля сначала немного растерялся, а затем начал приводить Толика в чувство. Через пару минут тот открыл глаза и заплетающимся языком спросил: — Ну что. Ты понял?
Дядя Коля: — Конечно понял. Пить тебе бросать нужно, Толик.
Через какое-то время Толик познакомился с хорошей девушкой, на которой затем женился. Она родила ему двух замечательных детей. Он бросил пить. Точнее может иногда немного выпить, но только по праздникам.
Как-то увидел я его после долгих лет. Стоим возле магазина. Я его спрашиваю: — Как ты мол?
Он мне: — Да вот, нашел себе молодуху, а то своя уже очень надоела.
И пока я удивленно на него смотрел, из магазина вышла его жена, которая усмехнувшись взяла его под руку и сказала:
— Пошли домой, Брехло!
Одним словом, каким он был, таким же и остался: позитивный и жизнерадостный человек, но который пиз@№т, как дышит, а дышит через раз.

Сибирь. Тайга. Рабочие валят лес. Из-за деревьев выходит какой-то мужик и просит дать ему бензопилу. Работяги дают, и мужик весь день напролет, валит и валит лес. Вечером лесорубы уходят в бытовку, ложаться спать, а мужик не выпускает пилу из рук. Наутро работяги видят: вокруг — степь. Издалека, где еще виднеется лес, доносится шум работающей бензопилы. Лесорубы бегут к нему. — Слушай, ты где раньше вкалывал? — В Сахаре. — Так там же нет ничего. — Правильно. И тут также будет.

Пьяный возвращается ночью домой. Входит во двор, а из будки выскакивает собака и начинает на него лаять. Мужик: – Тихо, дура! Жена проснется – где ты тогда спать будешь?

Если над Вами постоянно смеются — значит вы приносите людям радость!
Известный афоризм.

Ни дня без прикола.

Лет пятнадцать назад это было, может чуть больше, но словно бы вчера, отлично все помню. Уехал я, как-то в долгую командировку, реально длинная получилась, может не полгода, но месяца четыре точно. Поехали мужиками вчетвером, компания двухкомнатную квартиру предоставила в семнадцатиэтажном доме и автомобиль.
Всем нам около тридцати лет плюс/минус, а тут вырвались, как дети из-под опеки родителей, бесились и дурели, ну право слово, как школьники малые. У каждого уже семья и дети, а тут здравствуй, как в юности, свобода.

В быту всё достаточно серьезно, чистота и порядок почти армейские, графики дежурств и уборки, общий бюджет домохозяйствования с планом закупки продуктов, готовки и тому подобное. Сухой закон, оговоренный и всеми принятый, чтобы на неделе ни-ни, только по субботам дозволялось или по праздникам, зато, признаюсь честно, отрывались уже по полной. Работу работали серьезно, пахали будь здоров, этакие отличники с двойкой по поведению.
На работе пересекались не очень много, разные должности и задачи, но встретились после и понеслось… Коллективчик подобрался, мама не горюй, как начало анекдота: Хохол, башкир, еврей и русский. Вот один из тех приколов, из особо запомнившихся.

Посидели в субботу с обеда хорошо, даже Серега до вечера не дожил, утомился и спать пошел. Оставшиеся налили-выпили еще по разу и Сёма, немного задумчиво:
— А чего он просто так спит? – все сразу оживились, вопрос явно с подвохом, почувствовали новую развлекуху.
— Чего бесполезно спать? Пусть… на лифте катается…
Сказано-сделано. Тихонько подхихикивая, вынесли его, вместе с матрасом и подушкой в подъезд и положили в грузовой лифт, в дальний угол по длине. Для антуражу поставили рядом стопку с водкой, накрытую кусочком хлеба, старый, хозяйский, механический будильник, годов 50-х выпуска, который оглушительно громко тикал, а уж как звенел! Колокола на звоннице отдыхают. Сбоку поставили детский горшок, тоже найденный в хозяйских вещах. Расправили все аккуратно, поправили белье и одеяло, и решили завести будильник, поставить время, чтоб зазвонил примерно через пятнадцать минут. Мы ж не звери. Андрюха еще предложил в горшок по-настоящему наложить, но был мною послан грубо со своим фекальным и прямокишечным чувством юмора. Двери закрылись, лифт уехал. Вот тут нас по-настоящему прорвало и скрючило, еле обратно до стола вернулись.
Представьте, суббота, ранний вечер, многоквартирный дом, лифт редко больше минуты простаивает, еще и зима. Что уж там соседи думали…

Минут через пятнадцать, открывается дверь в квартиру… Поясню: когда кто-то дома, то закрывали на замок только дверь общего на две квартиры тамбура. Звонка не было, но в дверях стоит Серега со свернутым пополам матрасом подмышкой, будильником в руке и мокрой головой. Ржет, аж сказать ничего не может.
— Ты куда горшок дел, пропойца? – стараюсь говорить серьезно и грозно, больше никто говорить уже не может.
— Ха-х, если бы я еще с горшком…, представляю… соседка бы в обморок… их-х-х… — давясь смехом, продолжает заливаться.

Кое-как успокоился, рассказывает.
Очнулся — куда-то в лифте еду, но почему-то на полу, а надо мною старуха древняя стоит в надетом, как у монахинь черном платке, наклонилась низко, страшно, жутко так смотрит черными глазами…, и воду на голову мне льет из пластиковой бутылки…, я в угол вжался, зажмурился…, а тут будильник, как ЗАЗВЕНИТ на металлическом полу… Теперь, думаю, проснулся, глаза открыл, только лифт никуда не исчез, и бабка тоже, только в противоположный угол отпрыгнула: Свят! Свят! Шепчет, крестится. Еще и рюмка с хлебом, как на похоронах, мысль мелькнула – помер, что ли… Самому перекреститься захотелось. Только вот будильник выключить никак не могу, держит он меня, вроде, как ниточкой с земной жизнью… Давай я его подзаводить и бабке под нос сую-показываю, типа — хрен вам, рано меня еще хоронить, а лифт все выше и выше, по ощущениям уже в стратосферу выходит….
Казалось бы, смеяться сильнее уже невозможно, а он все продолжает.
Бац, остановились, смотрю этаж вроде наш, я и выскочил. Бабка следом матрас выкинула. Но после таких приколбасов, перепутал я звонки (один под другим на левой от двери стене) и позвонил в соседнюю квартиру. Соседка спрашивает:
— Кто?
— Я — уверено отвечаю, она и открыла. Мягко сказать, в осадок выпала, стоит глазами хлопает, думала муж. А я босиком, в одних трусах, матрас с бельем, одеяло наполовину выпало, с волос вода капает, по плечам и груди течет, в руке будильник последние брякающие хрипы издает…
— Вы к к-к-кому? – не узнала, дрожащим голосом спрашивает. Но я сказал только:
— Разр-р-решите… – отодвинул рукой с будильником ее в сторону и вошел. А она там до сих пор стоит… Еще бы горшок…

Последний раз я так до резей смеялся, когда роман Хмелевской «Лесь» читал (ну, «Дикий белок» еще, ее же). Но тут муж соседки зашел на огонек, нормальный такой мужик, с юмором, лет на десять нас постарше. За стол усадили, налили.
— Ну, клоуны, рассказывайте, чего сегодня опять отциркачили, жена до сих пор валерьянку пьет. Сходи, говорит узнай, только не пей с ними, пожалуйста, не пей… Взбрендило ей, что вы Серегу с балкона скинули вместе с матрасом (12 этаж, если что). Пришел говорит, весь в снегу, с него аж капает, а глаза шальные, трясет всего…, еще будильник какой-то с помойки подобрал… Больше всего ее этот будильник добил.

Не, ну, а чо? Весело же получилось… Мы ж не со зла…

Ни дня без прикола. Продолжение следует…

Начал работать в банке в службе безопасности. Мой предшественник был уволен из-за неправильного реагирования на звонок охранника, что ночью какой-то тип заглядывает в окна банка со стороны двора. Он поручил напомнить ему об этом утром, а пока не мешайте спать. Так получилось, что я его не видел. По рассказам это был молодой мужик, лет 35, спортсмен, служил в каком-то спецназе, и видимо любил читать детективы. В кабинете полный порядок, ничего лишнего. В столе обнаружил общую тетрадь, с фамилиями, телефонами и адресами сотрудников банка. Страницы были разделены на графы, все записи четким, разборчивым почерком. Последняя графа имела в заголовке буквы к\м. Нетрудно было догадаться, что это компрометирующие материалы. Здесь имелись записи в отношении трех сотрудниц, женщин среднего возраста. Первое предложение было практически одинаковым для всех — разведена с . года. Хахаль не установлен. В отношении заместителя председателя правления, одной из трех разведенок, была сделана приписка карандашом — Принесла копию свидетельства о браке. До этого пять лет порожняком. Фамилия мужа Мамедов Х.М. Провести разведопрос, запросить информацию. Конец цитаты. Реально стало жаль, что не удалось пересечься с таким интересным человеком.

Мужик рассказывает другу: Еду как-то ночью. Вдруг вижу на дороге лягушку. Подобрал ее. Приехал домой, лег спать, и лягушку положил рядом с собой. Утром просыпаюсь а со мной лежит обалденная блондинка! Вот ты веришь? Верю. А жена не верит!

xxx: И еще история, которую я слышала как реальную: один мужик сдавал туристам домик в Северном Трансваале, а сам жил в Претории. Однажды ни свет ни заря ему на мобильник позвонили очередные постояльцы, американцы, и паническим голосом стали просить совета, что делать — у них в ванной ящерица! Как потом оказалось, это был крупный варан. Мужик, про себя проклиная «этих тупых из каменных джунглей», посоветовал выгнать ящерку шваброй и завалился было спать дальше. Но это ему не удалось: постояльцы позвонили снова. «Ящерица отняла у нас швабру, что нам теперь делать?!»

Спонтанно решили выбраться на машине загород, в проект Эдем, на юге Англии.

Выехали в составе: я, моя мама, дети (2 штуки) и друг с работы. Друг напросился сам, услышав обсуждение планов на выходные. Но уговаривать нас не пришлось, мужик он компанейский, ну и я так прикинула, — если что договорится с местными, разберется с дорогой и вообще мужская помощь. Маршрут: поиск окаменелостей в Веймуте на юге Англии, ночевка в Плимуте на юго-западе, проект Эдем уже совсем на запад.

Идея была моя. Мама, которая гостила у нас в Лондоне в отпуске, идею с энтузиазмом поддержала. И только, когда мы взяли машину в прокат, она огорошила меня фразами типа: «всегда хотелось попробовать, но я боялась», «ну ты понимаешь, тут левостороннее движение», «я буду нервничать и балаболить, сиди со мной рядом». я перекурила и решила, что прорвемся. На планирование было минимум времени, — 10 минут на гугл-карте проложить маршрут, первая ссылка на окаменелости в графстве Дорсет, жилье нашли с коллегой за полчаса в обеденный перерыв.

Первые 3 часа маму сносило влево и мы цепляли поребрики, обочину, кусты. за всю дорогу мама так до конца и не привыкла к перекресткам с круговым движением. Зато у меня появилось четкое внутреннее ощущение габаритов машины слева, я выучила кучу дорожных правил и научилась до мелочей подстраиваться под водителя 🙂 Ехали командой, — мама рулит, я говорю куда, друг развлекает детей. И да, друг с работы нафиг забил на все мужские обязанности, но полностью переключил на себя детей.

Окаменелостей мы не нашли, да и пляж нашли с трудом. хотя все искренне их искали, и честно таскали мне зубы и отпечатки лап динозавров, уверяя меня, что это оно самое. Зато мы нашли красивый городок с настолько узенькими и витиеватыми улочками, что наличие разметки посередине дороги наводило на мысли, что тут чаще встречаются лошади и велосипеды. Иначе зачем дорогу делить на две части? Ведь при проезде по этой дороге на машине, бортовой компьютер орет красным о помехе слева и справа одновременно. Выезжали из Веймута в сторону Плимута по дороге, которая петляла вдоль береговой линии. Темнело, впереди были высокие синие горы в дымке, которые при ближайшем рассмотрении оказались вообще-то облаками. Ехали по холмам, с одной стороны розовое море в лучах заката. горизонта в этом смешении красок мы не нашли. А с другой стороны россыпью огоньки маленьких городков. Было ощущение, что мы на краю света, и вот-вот увидим 4 слонов и черепаху.

При подъезде к Плимуту, стала судорожно перечитывать условия и адрес брони коттеджа. На фразе «номера на доме нет, но у калитки привязан велик, а на двери витраж с розочками» захотелось выругаться матом. Я вдруг ясно себе представила, как в ночи мы ищем велосипед и разглядываем орнаменты на дверях. Но все оказалось просто — дома стояли в ряд, нумерация была на доме слева и справа, так что найти велик и розочки не составило никакого труда. Нашли свой коттедж и завалились спать.

На утро стали обследовать коттедж. первый этаж гостиная и спальня, второй этаж 2 спальни. а внизу, в подвале, громадная кухня. зашли на кухню, осмотрелись, где готовить, увидели выход в сад. А что, логично, дверь в сад из кухни. То, что мы в подвале, я уже забыла. и только погуляв по саду и увидев из сада лестницу вниз на дорогу, до меня дошло, что перепад уровней между дорогой у входной двери и дорогой возле сада позади дома — 2 этажа. И понятно, что город расположен на холмах, но ощущение зазеркалья не оставляло на всем протяжении проживания в этом доме.

Проект Эдем — это две громадные оранжереи в виде соединения нескольких полусфер. В оранжереях растения Африки, Америки, Азии. И как выяснил мой младшенький, походив по кактусам и облазив все клумбы, некоторые из растений являются аллергенами. Когда я увидела, что руки и ноги ребенка покрылись пятнами, мне опять вспомнилась фраза: «мужчины это выжившие мальчики».

Обратно втопили по трассе до Лондона без круголя на побережье, мама с дорогой обвыклась и даже один круговой перекресток прошла самостоятельно.

Мужик приезжает в провинциальный город и останавливается в гостинице не самого высокого класса, а там еще с номером «повезло»: в соседнем номере оказались молодожены, проводящие там медовый месяц. Поскольку звукоизоляция там такая, чисто символическая, до мужика доходят все охи, ахи и стоны из соседнего номера и он никак не может уснуть. Через какое-то время он не выдерживает и начинает орать:
— Эй, вы, ну сколько можно? Другие люди спать хотят!
После некоторой паузы мужской голос из-за стенки отвечает:
— Повторите, пожалуйста, громче, она вас не слышит!

Одна подруга жалуется другой:
У меня муж алкоголик. Я уже так от него устала. Что мне делать?
Та ей отвечает:
Да, у меня была такая проблема. Ты попробуй сделать так: когда муж
пьяным придет и ляжет спать, ты ему в штаны положи змею. Он увидит
ее, подумает, что началась белая горячка, и пить перестанет.
Ну первая так и сделала. На следующее утро мужик просыпается, идет
в туалет, достает из штанов змею, она ему:
Шшш-ш-ш-ш.
Мужик:
Я тебе дам шшшш, ссы давай.

Улёгся мужик спать. И тут над ухом муха: ж-ж-ж-ж… Ж-ж-ж-ж-ж… Ж-ж-ж-ж… Не даёт мужику заснуть. Словил он её в кулак и давай ей колыбельную петь:
— Спи, моя радость, усни…
И так далее. Муха затихла. Мужик подносит кулак к губам и тихонько так: ж-ж-ж-ж-ж…

Приходит мужик поздно вечером домой. Пьяный и помятый. Жена его встречает, улыбается вся: Привет, мой Супермэн. Где ты был, мой Супермэн? Пойдем, накормлю тебя ужином, мой Супермэн. Пошли спать, мой Супермэн. Муж не выдерживает и спрашивает: А с чего ты меня Супермэном стала называть? А только супермэны трусы поверх брюк носят.

Мужик просыпается с утра с жуткого бодуна, открывает глаза, голова болит, оглядывается по сторонам: фуууу, дома. встает с кровати, ощупывает себя е-мое, в пижаме. в жизни пижаму не одевал. Смотрит на туалетном столике стакан воды, таблетка аспирина и записка от жены: «Милый, завтрак на столе, все прибрала, твоя навеки жена». Мужик в совершенном непонимании, выпивает таблетку и идет в ванную. по пути обнаруживает, что квартира не то что чистая, просто вылизана до блеска, сын сидит у себя в комнате, делает уроки. Сынок, а что вчера было? Ты пришел пьяный, как обычно под утро. Облевал всю прихожую, нагадил мимо унитаза, побил в кухне всю посуду, поставил матери фингал под глазом. Ну и, что случилось с мамой, с квартирой. Ааа, ты про это, просто когда тебя мама стала укладывать спать и начала стягивать с тебя штаны, ты заорал «пошла на х%й, с@ка — Я ЖЕНАТЫЙ. » anekdotov.net

Мужика замучaли тараканы. Друг подсказал ему способ, как от них избавиться: перед сном пройтись по всем углам и сказать: «Жрать нечего, жрать нечего».
Они услышат, что жрать нечего, и уйдут. Мужик так и сделал. Лёг спать. И вдруг среди ночи его кто-то толкает. Он зажигает свет и видит: все тараканы стоят у его кровати, а самый большой говорит ему: «Вставай, хозяин! Мы тебе пожрать принесли!»

Подарили мужику на работе бутылку шампанского, ну он и решил ее дома в тихаря один выпить. Спрятал ее в туалете. Вечером легли спать. Минут через 20 мужик только ногу перекидывает через жену в туалет за шампанским, а она ему: «Да подожди ты! Сын еще не спит.» Ну мужик опять ждет. Через некоторое время опять только перелазить: «Да подожди ты! Сын еще не спит.» Мужик опять ждать. Через 30 мин. только над женой полез: «Достал ты уже. Сын еще не уснул.» Через час жена уснула, мужик в туалет, хватает бутылку, открывает, а она каааак хлопнет. Сын подбегает к матери и говорит: «Ну что, довые@лась? Отец то в туалете застрелился. «

Пьяный возвpащается ночью домой. Входит во двоp, а из будки выскакивает собака и начинает на него лаять. Мужик:
— Тихо, дуpа! Жена пpоснется — где ты тогда спать будешь?

Пьяный мужик заваливает домой, съедает торт и ложится спать. Утром его будит сынок:
— Папочка, ты не видел мой барабан?

Боюсь, что я теряю свою жену, жалуется мужик психотерапевту. Она избегает вас? спрашивает тот. Нет, совершенно нет, отвечает мужик, она встречает меня возле двери, когда я прихожу домой. Мои рубашки всегда тщательно выглажены, она прекрасно готовит, дом всегда чист. Она даже разрешает мне смотреть все мои программы по телеку и никогда не отказывается от моих извращенных секс- потребностей. Так в чем же проблема. Возможно я слишком чувствителен, говорит мужик, но вечером, когда я ложусь спать и жена уверена, что я заснул, она часто шепчет мне на ухо: Боже, когда же ты наконец сдохнешь!

Одна подруга жалуется другой: У меня муж алкоголик. Я уже так от него устала. Что мне делать? Та ей отвечает: Да, у меня была такая проблема. Ты попробуй сделать так: когда муж пьяным придет и ляжет спать, ты ему в штаны положи змею. Он увидит ее, подумает, что началась белая горячка, и пить перестанет. Ну первая так и сделала. На следующее утро мужик просыпается, идет в туалет, достает из штанов змею, она ему: Шшш-ш-ш-ш. Мужик: Я тебе дам шшшш, ссы давай.

Пожаловалась вчера маме на появляющуюся седину, и она вспомнила ситуацию, после которой заметила в волосах первую серебристую прядь.

Это было давно, тогда, когда еще не было сотовых телефонов. Мне было лет 13-14, я училась в школе. А так как занятия были и по субботам, мои родители оставляли меня на выходные дома, а сами ездили на дачу, подготавливаться к сезону грядочного рабства.

Как-то вернулась я со школы и мне позвонила бабушка. Сказала, что внуку ее друзей негде перекантоваться в Питере два дня, и она предложила приехать к нам. «Жди, -говорит, кстати, его зовут Алеша». Это была вся информация, потому что этого самого внука, живущего в Москве, они видела лишь в младенчестве.
Вечером он приехал. Оказался симпатичным парнем, лет 20-ти. Познакомились, он помог мне с уроками, поболтали, поужинали, посмотрели кино и разошлись по комнатам спать.

Родители должны были приехать вечером.

Утром я была в душе и не услышала, как хлопнула входная дверь. Вышла. А там немое кино. Дверь в комнату открыта, на кровати спит молодой мужик, я выхожу из ванной в халатике, а за всем этим наблюдают мои родители. Я улыбаюсь и говорю:»Мам, пап, это Алёша!». Родители о_О. Не знаю, как сдержался мой папа, видимо, слишком силён был шок). Потом, конечно, выяснили, объяснили, но мама утверждает, что седеть она начала именно в тот день.

Есть у меня друг детства, Петя. К сожалению так получилось что мы живём в разных странах (он живёт в одной из бывших братских республик СССР) и посему редко видимся. И вот во время последней встречи он рассказал мне такую штуку.

Петя мужик состоятельный, может позволить своей семье достойный отдых. И вот его супружнице, Танюхе, блажь в голову ударила. «А чего это мы каждый год одинаково отдыхаем? Надоели все эти резорты, олл-инклюзивы, гостинцы, перелёты и подобная дребедень. Давай-ка милый супруг организуем вот что. Возьмём в аренду автодом (кемпер) и поедем с детьми по Европе (пацанам по 11 и 8 лет, девочке 3.5 годика). И мама моя с нами поедет, с детьми поможет. Таким образом хоть Европу посмотрим не из окна самолёта. И велосипеды с собой возьмём, совместим отдых со спортом.» Особо Петька кочевряжиться не стал, лишь сказал «Ну ты, мать даёшь. Ладно, хочешь сделаем. Только чур, водительские обязанности делить будем. Заметано?» «Хорошо.» «Вот и ладушки. Куда хочешь поехать?» «Тут народ насчёт Черногории хорошие вещи говорит.» «Ну давай туда.»

Взяли отпуск, арендовали кемпер, и тронулись в путь. До Черногории путь не близкий, но оно и хорошо. По пути можно останавливаться в разных странах, дети кое чего повидают. Коли где чего понравилось, так там и задержаться на пару деньков можно. Доехали до места, отдохнули славно. И накупались, и на великах наездились, и по музеям побродили, и на природе побывали, хороший отдых. Но вот срок назад возращаться, и так подзадержались, времени впритык вернуться. Решили так, сделаем мощный бросок. Будем вести автодом всю ночь и каждые несколько часов меняться.

Петя за руль сел, газ вдавил, ну а дети, жена, и тёща спать легли. Дороги пустые, ехать можно достаточно быстро, даже на границе особо задержки нет. «Пожалуйста паспорта, мой, супруги, тёщин, детские». Погранец мельком взгляд кинет, через считыватель проведёт, штампы шлёпнет и снова в путь. Только пересекли границу Словении Петя автодом остановил. Жена проснулась «чего меняемся?» «Нет, спи. Я просто лицо сполоснуть, потягушки сделать, вот заедем в Австрию, ты за руль сядешь». Тут и мелкая проснулась «Папа, а когда мы будем? А где мы сейчас. А посиди со мной. А расскажи сказку?» Еле еле спать обратно загнал.

Вот и граница Словении и Австрии. Паспорта Словенскому погранцу дал, тот полусонный на автомате их отштамповал и Петя отъехал. На обочнину съехал, надо бы жену будить, за рулём меняться. Вдруг взгляд на паспорта упал, что за хрень — паспортов всего 5. Не может быть, вот старшего сына, младшего, дочурки, жены, тёщин, блин, а где же собственный? На полу нету, на сиденье нету, судоржно карман пощупал -нету. А чёрт, наверное погранец паспорт не вернул. Из машины вышел к пропускному пункту подошёл и на ломаном английском, «эй друг хороший, вы мне паспорт забыли вернуть.» Пограничник «я вам всё отдал.» «Да нет, у меня всего 5 паспортов на руках.» Тот смотрит «нет у меня ничего. Ни на столике, ни под столиком. А давайте-ка я проверю, если я ваш паспорт просканировал. Ой нет, 1, 2, 3, 4, 5 — шестого нет. Как же я так пропустил. Вы дальше ехать не можете, нужен ваш паспорт.»

Тут и Петька на нервах, е-моё, был же паспорт. «Сейчас иду искать.» Бегом обратно в машину, жена уже встала. «Танька, моего паспорта не видала?» «Нет конечно, я спала. Ты же отвественный за все документы.» Обыскал ещё раз, бардачок — пусто, на сиденье — нету, под сиденьем — нету, все отделенья в дверях — тоже ничего. Карманы ещё раз вывернул — тоже ни черта. Хорошо, дышим спокойно, думаем. «А. надо пограничника спросить, а точно ли мой паспорт на въезде в Словению сосканировали.» Бежит обратно, вопрос задать. Тот в системе посмотрел «Да, границу вы пересекли легально, ваш паспорт был отмечен.»

Ну это уже легче, значит документ где то есть. Может погранец что на въезде не вернул? «Дорогой товарищ, а не можете на тот пограничный пункт позвонить?» «Вообще то там уже смена другая, но я попробую.» «Алё, будьте добры, тут один турист паспорт посеял, не у вас ли.» «Нет, у нас всё чётко, никаких паспортов нету.» У Петьки и Таньки нервы на пределе. Ещё раз всё пересмотрели, потом ещё раз. Как корова языком слизнула.

«Чего делать то?» «Давай в наше консульство звонить, наверное горячая линия есть.» «Где мы?» «Ну вроде бы ещё в Словении.» Еле еле дозвонились.

«Дорогой гражданин, в Словении мы ваш паспорт не можем востановить.» «А где можно?» «Звоните либо в наше посольство в Австрии либо в Хорватии.» «В Хорватию обратно ехать — это не вариант. Давай в Вену звонить.»

И снова горячая линия и полусонный голос «Сочувствуем. Но восстановить паспорт можно лишь в Чехии, вам туда надо.» «Петька уже на крик срывается, «а как же я туда попаду? Меня даже от границы не отпускают, и я же и в Австрию въехать то не могу официально, а тут её ещё надо пересечь и в Чехию въехать. Чего делать?» «Извините, позвоните утром, тогда консул будет, может чего и присоветует.» «Спасибо, утешили.»

Ситуация хуже некуда. Скорее всего, даже в самом лучшем случае, это надо делать хороший крюк. А значит вернутся они домой однозначно позже. Естественно всё это значит что Петьке грядёт очень неприятное объяснение с руководством, ибо человек он на производстве очень ключевой и его уже давно ждут, не дождутся.

Уже в н-цатый раз обыскивают машину. Ясное дело, тона в общении несколько повышенные. Танюха говорит «а ну, отдай ка мне все паспорта, пока ты и их не посеял. Маша растеряша.» Он в ответ огрызается «Мать, чем на мозг капать, лучше бы помогла искать.» Тёща начала встревать, ситуация накаляется. Одно хорошо, пацаны дрыхнут без задних ног, а вот дочурка встала.

«А что вы делаете? Почему мы не едем?» «Спи Катенька, мы с папой и бабушкой книжечку ищем.» «А какую книжечку?» «Ну обыкновенную, вот такую.» и Танька девочке паспорт показывает. «Видишь там ещё фотография твоя есть. Ты давай, спи»

И Катенька гордо заявляет «а у меня тоже такая книжечка есть. С папочкиной фотографией.» И из под своей подушки достаёт пропавший паспорт.

В автодоме мёртвая тишина, все лишь воздух глотают. Петька хрипло «Катенька, ну зачем, зачем, зачем? Для чего ты мой паспорт взяла?» «Я проснулась, все спят, только ты машину ведёшь. Но я знаю, тебя за рулём отвлекать нельзя, а мне страшно. Я и взяла книжечку потому что захотела с твоей фотографией спать. Ведь если мне страшный сон приснится, а твоя фотография со мной, ты же меня защитишь всегда. Ведь правда папочка?» и смотрит доверчиво.

Петька в ту ночь прибавил себе добрый клок седых волос. Жену спать отправил, а сам вёл автодом всё ночь. На сон совсем не тянуло. Самое удивительное, что настроение было преотличное. Лишь глаза иногда слезились. Oт кондиционера наверное.

Давно это случилось, но смеемся до сих пор.

Мне было 17 лет, мой будущий муж пригласил меня к себе в гости на Новый год в деревню. Будучи абсолютно городской девушкой, мне всегда хотелось побывать в деревне и воочию увидеть то, что раньше видела только по телевизору, поэтому приглашение в гости (как потом выяснилось — на смотрины) я приняла не задумываясь. А зря, подумать все-таки стоило.
Сказано-сделано, приехали мы ночью, развели нас по разным комнатам и уложили спать. Утром, ни свет ни заря, меня разбудили. Боже, 10 утра — ну, что можно делать в такую рань?!
Вышла я уже к остывшему завтраку и сразу попала на семейный совет, на котором принималось решение послать сына с друзьями в лес за елкой. Обратив внимание на то, как пристально смотрят на меня будущие свекр со свекровью, я решила навязаться с ребятами в лес за елкой. На тот момент мне мое решение показалось правильным — уж лучше погулять в лесу, чем быть насквозь просверленной взглядами будущих родственников. Желание гостьи было признано законом безоговорочно.

Я быстренько оделась в свою шубку, джинсы и короткие зимние ботинки. Будущая свекровь, внимательно посмотрев на меня, выдала: «Так в лес ходить просто неприлично!» — и умчалась вглубь дома. Через 5 минут она радостно принесла что-то непонятное — какой-то мохнатый предмет с рукавами (они называли это тулуп), такую же мохнатую шапку-ушанку, штаны и странную обувь, которую они назвали катанками. По моим небольшим познаниям в деревенской жизни, я сделала вывод, что такую обувь еще называют валенками. При этом необходимо учесть, что рост у меня всего 1,5 метра с кепкой, а размер ноги — 35. Все же родственники моего будущего мужа имели рост под 2 метра и размер ноги от 40.

Сначала на меня одели штаны непонятного размера, причем прямо на джинсы, и подпоясали где-то в районе шеи. Потом на меня напялили ушанку, после чего у меня пропал слух, и обзор снизился до 30 градусов. Затем на меня стали одевать катанки, я так и не поняла, как они отличили правый от левого. Проблему разницы размера катанок решили просто, мне вдобавок выдали 3 пары теплых носок, а вот высоту подрезать напрочь отказались, из-за чего мои ноги потеряли способность сгибаться в коленях.
Вершиной айсберга стал тулуп, который подпоясали, где-то в районе колен, армейским ремнем, руки мои закончились там, где у хозяина тулупа были локти. И вот в таком виде, полностью потерявшую способность видеть, слышать, ходить, практически безрукую, меня выставили за дверь.
Почему валенки называли катанками, я поняла сразу же, как только сделала первый шаг. Да и сделать я его толком не успела, так как сразу же мои ноги раскатились в разные стороны, и я повалилась вперед. Встать самостоятельно я уже не смогла. Добрые руки моего будущего мужа и уже подошедших друзей бережно вернули мне вертикальное положение.

И вот делегация, в составе трех мужиков под два метра ростом с размером катанок не меньше 60 и меня, двинулась в лес, благо идти было недалеко, всего лишь за калитку выйти и еще пройти до кромки леса метров сто.

Для меня эти сто метров показались километрами! Снег там за калиткой почему-то никто не чистил, а зима в тех краях суровая, снежная, сугробы огромные. Впереди бодрым шагом шли бравые ребята, проламывая следы в сугробах на глубину, в которую я, в принципе, могла поместиться во весь рост. Попробовав перекатываться из одного следа снежных людей в другой, я быстро поняла, что такими темпами мы никуда не дойдем, и решила свою тропу проложить рядом. Впрочем, проложить — это громко сказано. Я сразу же провалилась и не смогла вылезти. Пришлось ребятам возвращаться ко мне, вытаскивать из сугроба сначала меня, потом доставать из этого же сугроба катанки. Потом они сбегали за странной конструкцией, отдаленно напоминавшей санки, на которую меня водрузили и покатили.

В принципе, меня все устраивало — еду, любуюсь прекрасными видами. Так мы и доехали до поляны, которая была достаточно утоптана. Меня выгрузили в центре и велели стоять на месте и никуда не уходить, пока они будут искать подходящую елку, и все разбежались в разные стороны.

Через минут пятнадцать стоять на одном месте мне надоело, и я пошла обследовать территорию. Тут мое внимание привлекла достаточно большая пушистая елка, которая находилась метрах в ста от меня. Ну, и двинула я к ней, рассмотреть поближе. Кое-как прорыв траншею в снегу, я прошла метров пятьдесят, после чего меня остановило внезапное препятствие в виде железной сетки. Удивлению моему не было предела: в дремучем лесу — и вдруг забор!

Чисто из любопытства я начала ее дергать и, о чудо, сетка поддалась, видимо, прогнила в месте крепления. Дырка образовалась небольшая — надо было ползти, и тут я поняла, что если упаду на четвереньки, то самостоятельно встать уже не смогу. Но елка была такой красивой и так хотелось удивить всех будущих родственников!

Упав на четвереньки, я преодолела это препятствие и практически сразу же наткнулась на колючую проволоку — чудеса, да и только! Конечно, если бы я была в своей шубке, у меня бы и мысли не возникло пролезать под колючей проволокой, но на мне был тулуп, который было не жалко. С такими мыслями была преодолена и колючая проволока.

И вот, наконец, эта красивая елочка была прямо передо мной. Как же я была рада! Но не долго — топорика-то мне не дали! От досады я толкнула (хотела пнуть, но стояла на четвереньках, а встать не могла) елку, и она свалилась набок.

Не веря своему счастью, я взяла ее за корешок и уже стала разворачиваться, когда рядом со мной вдруг взлетел сноп снега. Поворачиваю голову и вижу, как ко мне бежит мужик — то ли с винтовкой, то ли с ружьем навскидку — машет руками и что-то орет. Но, так как ушанка сидела хорошо, я, конечно же, ничего не расслышала. Но больше всего меня испугала собака, рвущаяся с поводка.

Решив, что это лесник, и, стырив елку, я нарушила кучу лесных законов, я взвизгнула, как поросенок, и со скоростью, которую только могла развить на четвереньках, рванула к лазу, не отпуская из рук елку, которая, конечно, цеплялась за все, за что только могла зацепиться. Но желание выжить и непременно удивить всех красивой елкой придало мне сил, и я, ругаясь на чем свет стоит, протащила таки ее через все препятствия. Доползла до поляны, с помощью ствола дерева приняла вертикальное положение и радостная уселась в сани.

Через минут 5 пришли ребята. Поохали, какую я елку нашла, не задумавшись при этом, как я ее срубила. Затем мы все дружно двинулись домой.

Пришли домой, а там такое оживление! Мой будущий свекр бегает по дому с криками, с выпученными глазами, руками машет. Увидев новых слушателей, он рьяно начал рассказывать о ЧП. Выяснилось, что сегодня на зоне (Мои параллельные вопросы: «Какой зоне?» «А что, в деревне зона есть?» «Ах, тюрьма строго режима для рецидивистов?» «Вот как неожиданно!») произошел прорыв периметра («А что такое периметр?» «Ах, 5 уровней. И целых два были прорваны?» «Колючка трехрядная и забор под напряжением?» (Мысли, уже не вслух: Странно, напряжения не почувствовала, может, забыли включить? А колючка вообще так себе, трех рядов не помню). Некое существо (Ну, как одели так и ползала!), природу которого не смогли определить, ползло по периметру, потом с испугу от трех предупредительных выстрелов и одного прицельного (Каких выстрелов? Ах, вот почему снег рядом взлетел! Вот, сцуки, так ведь и убить можно! А предупредительных, да еще и трех, не слышала… Ах да, эта ушанка…), развернулось, зацепилось копытом (Ну да, похоже издалека на копыта, так как мои руки из рукавов не торчали) за елку, которую срубили для любимого начальника зоны и до вечера поставили в снег, дабы не растеряла иголки, и, не сумев освободиться от елки, визжа, как дикий зверь, непонятно каким образом преодолело два периметра в обратном направлении, издавая при этом такие звуки, что собака побоялась продолжить преследование (Блин, а что, собака все-таки до меня добежала? Ну, если ваши собаки мат понимают, то, ясен перец, почему она побоялась бежать за мной дальше). При этом пять лучших сотрудников предприняли все меры для дальнейшей погони (Да ладно заливать — он один бегал!), все местные охотники были поставлены в ружье и направлены на поиски зверя. По глубине оставленной траншеи выяснили, что зверь на четырех копытах, в холке рост невысокий (Ну, он, в принципе, и не в холке тоже невысокий), добрался до дерева, залез на него, и на этом следы пропадают (Ну да, я же потом на своих двух пошла).

Поняв, что тучи сгустились над моей головой, я вжалась в кресло и старалась не высовываться. И все бы ничего, но на званный ужин пригласили того самого начальника зоны, который, зайдя в дом и увидев елку, потерял дар речи (Ну, вот как, скажите, он запомнил свою елку?! Таких елок в лесу полно!). На вопрос: «Откуда у вас эта елка?» — начальник зоны получил от свекра гордый ответ: «Вот, невестка моя будущая на полянке нашла. Правда, красивая елочка? Такую днем с огнем не сыщешь!»

Раскололи меня за три секунды, пришлось все рассказать.

Прошло 15 лет, а байка про страшного зверя гуляет в той деревне до сих пор.

Зарисовка из Сочи. Кто не в курсе — побережье города от Дагомыса до Лазаревского буквально оккупировано жителями российских, белорусских и близьукраинских регионов. А у этих людей зачастую совсем другие представления о жизни, культуре и воспитании.

— Зона плавания ограничена буйками, которые изображают раскрашенные фитнес мячики. Классические провинциальные мачо в босоножках из кожзама лежа на надувных матрасах имеют привычку подплыть к ним, зацепиться за трос и тупо спать. Неправильные же сочинские урбанисты имеют дурную привычку не спать на матрасах, а совершать долгие заплывы от буйка к буйку, у которых совершают короткий отдых и дальще к ЗОЖ. Ну дурачки, нет чтобы нажраться пивасика, покурить и поспать на матрасиках. Вот буек, а там храпит распространяя окрест перегар представитель зажопинской охраны рынка (самый типичный представитель отдыхающих регионов). Вот и приходится урбанистическим спортсменам в годах огибать эти туловища, выбираясь за разрешенную зону плавания. А там катера, скутеры, бананы и ватрушки. Хозяевам которых эти шапочки на воде ну совершенно ни к чему. Разлетающиеся окрест речитативы из динамиков технической зоны пляжа слышат все, кроме туловищ. Но это еще пол беды. Некий мачо из Засранской области догадался расширить опыт своих коллег. Проколов свой матрас он кое как доплыл до мячика-буйка, взгромоздился на него сверху и тупо решил выполнить план, сиречь поспать. Представьте брюхоногую тушу, лежащую на фитнес-мяче мордой у воды и жопой кверху. Позиция такая, весьма характерная. На весь пляж из динамиков спасателей раздается вопль. Мужчина, бл. который на бую бл. найди себе наконец женщину и перестань трахать наш буй. Хоровой гогот на пляже. Когда брюхоногий буе-трахатель выполз на берег его популярность зашкалила. Как в том анекдоте — смотри смотри, вон тот мужик который мячики трахал. Боюсь, что брюхоног вряд ли понял, почему над ним смеются..

Не уверен, что смешно, но во всяком случае оригинально. Мой друг, после окончания мединститута был распределен в сельскую больницу. Село не город, там многое по другому. В его дежурство привозят пожилого мужика, которому на свадьбе, во время драки его старший брат одним ударов выбил глаз. Этот глаз болтается на ниточке, но пострадавшему все до одного места. Он громко поет, матерится и утешает брата, который частично протрезвев сидит рядом и пытается заплакать. Оба брата здоровенные мужики, с пудовыми кулаками. При виде доктора, потерпевший начинает выражать радость: Хорошо что мужик, а то кругом одни бабы. Когда ему объясняют, что глаз обратно не вставишь, придется удалять, он выдвигает условие: Пока не поклянешься, что сразу после операции втроем не сядем отметить это дело, я не согласен. Врач клянется. Операция проходит успешно. Отвозят в палату спать под наркозом. Утром на обходе оперированный сидит на кровати с довольным видом, в коридоре брат с мешком, в котором звякают бутылки. Никого ни к чему не привлекли, не было таких показаний. Врач вскоре стал крестным внука недавнего потерпевшего.

У нас чуть ли не всё село в России на заработках. Конечно, это хорошо, что людям есть где заработать. Но, и свои «минусы» тоже есть. И самый большой «минус» в том, что дети сильно скучают по родителям. Раньше то хоть только отцы уезжали, а в последнее время и мамы уезжают. И остаются дети с дедушками-бабушками, если таковые имеются в наличии. И скучают по родителям.

А дети ведь скучают по-особенному. С нетерпением, от всей души, скучают и ждут каждую секунду, каждую минуту.

Недавно, после двух лет работы в России приехали мои соседи, муж и жена. А дома их ждали трое детей. Старшей дочери, по-моему, лет четырнадцать, сыну может быть одиннадцать, и младшей дочери где-то лет восемь.

И вот, где-то через недели две после приезда, рассказывает мне сосед вот эту историю, которой я решил с вами поделиться.

Оказывается, ещё за долго до приезда родителей дети уже договорились и целую систему разработали, кто, когда и с кем спит. То есть, создали график. Первую ночь: младшая дочь спит с мамой, сын с папой, а старшая одна по серединке. Вторую ночь: Старшая с мамой, младшая с папой, а сын один. Третью ночь: старшая с папой, младшая по серединке одна, а сын с мамой. И так далее. Ну, и уверенные в том, что и родители по ним также сильно соскучились, варианта, где папа спит с мамой, дети не предусмотрели.

Но, когда родители наконец приехали, всё пошло не по сценарию. Уезжали то они, когда старшей было двенадцать лет, и она спокойно спала в обнимку с папой. Но теперь ей уже четырнадцать и ростом она с папу. И как-то само-собой стало ясно, что ей с папой спать как-то уже не комильфо. И как-то естественным образом получилось, что младшая легла с папой, старшая с мамой, а сын остался по серединке. И почувствовал он себя одиноким и несчастным.

И так продолжилось несколько дней. А однажды ночью, проснулся сын и видит, что папы нет на месте. Стал он будить старшую сестру. Разбудил и говорит: «Папы нет». Ну сестра и отвечает: «Ну мало ли что, может в туалет пошёл». А сын говорит: «Дура ты, мамы тоже нет».

А надо заметить, что это в городе у всех детей есть доступ к интернету, и никаких секретов во взаимоотношениях папы с мамой нет, а в селе всё не так. В селе, во многих семьях до сих пор стелят одну большую сплошную постель на всю семь. С краёв папа с мамой, а посерёдке детки. И чем старше дети, тем дальше они от мамы и папы.

Ну разбудил он сестру, а сестра то и сама ещё мало чего понимает. Но, она твёрдо знала ничего страшного, что нужно брата просто успокоить. Она ему и говорит: «ты же знаешь, папа иногда посреди ночи есть хочет. Вот мама его и кормит в соседней комнате… наверное». Ну, брат чуть успокоился, они и заснули. Хорошо, что не пошли по всему дому папу с мамой искать.

Утром во время завтрака, а завтракают у нас тоже всей семьёй, началось обсуждение событий прошлой ночи. Сестра, на правах старшей решила взять на себя лидерство в этом обсуждении, и сама затеяла разговор. Рассказала, что брат ночью проснулся и не мог заснуть, что обоих родителей не было на месте. Пока родители в шоке и панике придумывали отмазки, возникла некоторая нелепая пауза. Мама пошла срочно заваривать чай, в почти полный чайник. К счастью, старшая дочь сама предложила решение. И звучало оно так: «Если кушать ночью такая важная необходимость то, дабы не смущать своим ночным отсутствием детей, лучше запастись провизией в той же комнате, где вся семья спит». У родителей отлегло от сердца (ничего объяснять не надо), и они с радостью согласились на предложенное решение вопроса.

Правда, была робкая попытка со стороны папы озвучить дальнейшие планы. И звучала она приблизительно так: «Ну… понимаете. Для чего мы построили такой большой дом? Вот, вы ещё поживёте у бабушки с дедушкой годик. А мы ещё раз съездим. И купим много мебели. У каждого будет своя кровать, своя комната. Одна комната будет твоей (обращаясь к сыну). Одна будет вашей (указывая на дочерей). А в одной комнате будем спать я и мама». Такой сценарий вызвал общее негодование детей. Все дети единогласно заявили: «никаких разделений по комнатам. Вся семья спит, как всегда в одной комнате». Заявления детей были настолько безапелляционными, что родители поняли бессмысленность дальнейших переговоров и были вынуждены согласиться со всем условиями.

Но история на этом не закончилась. На следующий вечер, опять всем было постелено, и опять сын остался по серединке, то есть ни с кем, в гордом одиночестве. Это уже вызвало некоторое разочарование. Далее все уселись смотреть телевизор, а так как папина постель была в самом отдалении от телевизора, все пересели к папе. У нас с детства детям говорят: «Не сиди близко к телевизору, глаза испортишь», вот все подальше от телевизора и сели. А мама имела неосторожность сесть ближе всех к папе. Тут вдруг сын встал и засобирался: «Поеду я к бабушке с дедушкой, буду у них жить». Папа с мамой, конечно, к нему бросились? Мол: «что такое? Что случилось? Да, кто тебя обидел?». А он им и заявил: «Ни фига вы по мне не соскучились! Со старшей спите, с младшей спите, а я уже вторую ночь один лежу. Переживаю, спать не могу. Вот и сейчас, вы папа с мамой уселись рядышком, а до меня никому и дела нет». Ну, мама с папой уговаривать бросились. Мол, любим мы тебя и скучали. Просто ты то уже взрослый, мужик почти. Да куда там, так и не уговорили. Сел сын на велик и уехал к бабушке с дедушкой. Не знаю, спит ли он там с бабушкой или дедушкой, и не спрашивайте. Но, бабушка его объясняет это тем, что внук просто привык у них спать и на новом месте не по себе ему было. Вот теперь так и живут, весь день всей семьёй у бабушки с дедушкой, а ночевать к себе уезжают с двумя дочками. Наверное, потому что девочки у них спят крепче.

За окнами мелькал чёрный лес, на столе в стальной миске остывал борщ, чай дребезжал подстаканником. Что может быть душевней вечернего вагона-ресторана? В тот день я был последним его посетителем. Ко мне за столик подсел сам директор и мы разговорились.
С политики беседа мягко съехала на воспитание детей и директор (к сожалению, я так и не узнал его имени) рассказал вот такую историю:

— Ребёнка обманывать нельзя. Кого хочешь обмани: друга, жену, начальника, но своего сына никогда.
К сожалению, мы очень поздно это понимаем. Лет двадцать назад, я встретил самого лучшего в мире отца. Во всяком случае его детям можно только позавидовать. Человечище.
Ездил я тогда в Симферополь и вот, так же вечером, ко мне в ресторан пришел мужик, в руках небольшой целлофановый пакет, в нем рыба виднеется. Мужик помялся и говорит:

— Извините, у меня к вам огромная просьба, вопрос жизни: не могли бы вы это спрятать в ваш морозильник до Симферополя?

Я ещё подумал – ну нихрена себе наглость вообще и отвечаю:

— А как вы себе это представляете? Я должен вашу неизвестную рыбу сунуть к своим свежайшим продуктам? Так что ли? Выбросьте этого леща и не морочьте мне голову, я даже сквозь пакет чувствую, его тухлячий запашок.
— Да, я все понимаю, но видите ли, это не совсем лещ, или вернее не просто лещ. Чтобы вы меня правильно поняли, расскажу с самого начала. Ещё в апреле, моей дочке исполнилось четыре годика, а она всегда мечтала получить на день рождения Русалочку и не игрушечную с тряпичным хвостом, а самую настоящую, живую. Я с дуру и пообещал, папа ведь может всё что угодно. Что было делать, пришлось купить куклу Барби, покрасить волосы в зеленый, выломать ей ноги, взял в рыбном магазине живого леща, отчекрыжил половину, выдолбил его слегка изнутри и скрепил болтом сквозь дырку от ног. Да вот, вы сами посмотрите (он достал из пакета этого зверя с кукольным туловищем, а из под плотно перевязанного резинкой платья торчал настоящий рыбий хвост)
С тех пор, вот уже три месяца, я вынужден каждые три-четыре дня менять ей протухающие хвосты на новые. Поначалу считал, потом со счёта сбился, наверное тонну рыбы на неё перевёл. Сам уже был не рад, что ввязался, но деваться некуда, дочка её просто обожает, детсадовские подружки тоже приходят в гости, завидуют. Хорошо ещё уговорили, что спать с Русалочкой нельзя, она должна жить в холодильнике. И вообще, на воздухе Русалочка всё время спит как спящая красавица, и оживёт она только у себя дома в подводном царстве. Вот, еле дотянули до отпуска, едем, наконец, отпускать страдалицу к своему папе – морскому царю. Но, боюсь до моря не дотянем, труп начинает портиться. Ну, так что, поможете с моргом? Или хотя бы кусочек льда может дадите?

Конечно же я помог, даже новый хвост из горбуши ей пристроили. Пока от Симферополя до моря доберутся, а это еще часа четыре, протухнуть вроде не должна.
Вот это настоящий отец с большой буквы, «вы, нынешние – нут-ка»…