Помойте деду яйца!

История эта произошла, когда я ещё в больнице работал. Больница не кинотеатр, пациентам естественно скучно. Заняться особо нечем. Лежи да лежи себе. Читать надоело, в шахматы не все играют. Поэтому основное развлечение поговорить. И вот поступил к нам в отделение дедок из района. Положили его в восьмую палату. Хороший такой старичок, спокойный, рассудительный. Нрава оказался весёлого. Историй много знал. Да оно и не удивительно. Лет то ему немало было, много повидал на своём веку. Вобщем понравился он всем.

Вечером пришла его бабуля проведать. Ну и как водится, передачу принесла. Утром лечащий врач, проводя обход, побеседовав с вновь поступившим пациентом, мимоходом бросает медсёстрам:

─ Помойте деду яйца.

А надо сказать, у дедка на прикроватной тумбочке, стояло блюдце с варёными яичками. Бабушка, как достала их из-под курицы, так и не став мыть, сварила. Да оно и понятно, зачем их отмывать. Скорлупу всё равно никто не ест. И вот, как были они немного грязноватые, так и лежали себе.

Обход закончился, и медсёстры взялись исполнять распоряжение. Прихватив с собой каталку, отправились в палату за Николаичем. Так к тому времени все дедулю звали. Он поначалу на каталке ехать отказывался. Дескать, что я немощный какой, сам дойду. Но услышав в ответ, что самому ходить, не положено, сдался. Вот они его положили и повезли в процедурную. Не возвращался обратно он, пожалуй, больше часа. При этом из кабинета доносились возмущённые возгласы и звуки какой-то возни. Мужики уже беспокоиться начали. Не случилось ли чего. Спустя некоторое время привозят.

Естественно начали расспрашивать, что так долго? Обычно минут десять – пятнадцать, а тут больше часа. Николаич весь красный, как переспелый помидор молчит и отмахивается. Лёг на кровать, отвернулся к стенке. Ребята сочувственно замолчали, видимо или диагноз какой нехороший поставили, или ещё чего. Вобщем оставили его в покое.

На следующее утро, естественно обход, врач, подойдя к Николаичу, глянул на тумбочку и медсёстрам:

─ Почему мои распоряжения не выполняете?

─ Всё мы выполнили, как вы сказали.

Шея врача вместе с лицом начинает менять цвет с обычного на красный.

─ Я вам сказал деду яйца помыть.

─ Плохо мыли, мойте лучше.

Говорит он им раздражённо и уходит. Сценарий разворачивается по прежней схеме с небольшими дополнениями. Опять персонал, каталка и процедурная. Дедок начинает упираться.

─ Доченьки, да чтож вы меня, я же старый уже совсем…

─ Дедушка, ну вы же слышали, врач распорядился.

Вечером, когда его супруга пришла в очередной раз, Николаич ей приватно на ухо:

─ Знаешь Маша, меня, по-моему, к операции готовят.

─ Как? Зачем? Ты ж у меня почти здоровый. Так прихворнул немного.

─ Не знаю, видимо отрезать что-то будут.

Бабуля естественно к лечащему врачу:

─ Что вы моему деду резать собираетесь?

─ Он говорит, что его к операции готовят.

─ Никто его оперировать не собирается. Подлечим немного и выпишем. Он у вас ещё крепенький.

─ Не надо меня успокаивать, я уже старая, говорите как есть. Что вы ему отрезать хотите?

─ Да успокойтесь вы. Никто его оперировать не собирается.

─ А зачем тогда ему каждый день яйца моют?

─ Ну да, это я распоряжение дал, грязные были.

─ Как грязные? Да он у меня, прежде чем в больницу лечь в бане мылся!

─ А причём здесь баня?

И тут до лечащего врача плавно начинает доходить смысл происходящего. Еле сдерживаясь, чтобы не расхохотаться прямо на месте, фыркая и зажимая рукой рот, бросает мне на ходу:

─ Игорь, подмени меня, я сейчас вернусь.

Сейчас вернусь, продолжалось больше двух часов. При этом из дальнего коридора доносились звуки взрывного хохота, сопровождающиеся всхлипами, стонами и в конце каким-то хрипом. Когда Юра вернулся, общаться нормально он не мог. Он держался за живот, и вместо слов из него доносилось какое-то сипение…

Анекдот про яйца деда в больнице

— Доктор, посмотрите, у меня яйца, когда телепаются, звенят. — (Доктор трогает яйца). Ух ты! Да, действительно. — Доктор, я телепат? — Нет, батенька, вы — мудозвон.

Приходит мужик к врачу, хирургу, и говорит:

– Доктор, у меня яйца посинели…

Доктор изучает яйца и изрекает:

– Нда, здесь резать надо…

– Нет, доктор, ну вы что, меня же жена из дому выгонит, даже в баню не сходить, мужики засмеют… Не, я не согласен…

– Тогда не могу ничего поделать, идите к другому врачу…

Ситуация повторяется у другого хирурга, у третьего…

Удрученный мужик с безнадежным видом заглядывает в дверь

с надписью: «Терапевт».

– Доктор, у меня яйца посинели…

– Знаете, я к хирургам обращался, так они говорят – резать надо…

– Да этим хирургам только бы резать, вот примите таблеточку…

Мужик съедает таблетку.

– Доктор, а теперь что?!

– A теперь топни ногой, сами отвалятся!…

Дело было в одной сельской больнице. Положили деда лет 70-80 на обследование по факту недомогания. Как водится навещала его бабка таких же лет от роду. Однажды она принесла деду сырых куриных яиц прямо из-под курицы. Яйца, естественно, были грязные: куриный помет, перья и прочая антисанитария. Вот значит, на обходе доктор увидел это безобразие и приказал помыть деду яйца. Санитарки усадили деда на каталку и в процедурную. Вымыли яйца до блеска и обратно деда в палату. На следующий день на обходе врач опять видит туже картину и опять ставит на вид санитаркам об антисанитарном состоянии дедовых яиц. Санитарки опять деда на каталку и в процедурную. Еще с большим рвением отмывать деду яйца. Так продолжалось три дня Дед доволен пуще прежнего!
Пришла значит, бабка проведать деда, ну и давай расспрашивать как мол, да что. Какой недуг нашли, какие процедуры прописаны, какими пилюлями кормят. А дед довольный лежит:
Не знаю, старая, про недуги. Но яйца три раза мыли. Мабуть адрежуть.
Занавес.

К зубному врачу на прием приходит женщина. Садится в кресло, открывает рот. — У вас там маленькая дырочка в зубе, сейчас мы ее запломбируем, — говорит врач и включает бормашину. Женщина неожиданно хватает врача за яйца. — Это что еще за шуточки? — удивляется врач. — Доктор, мы ведь друг другу не сделаем больно, ладно?

На приеме у врача: — Доктор, я периодически испытываю желание почесать яйца, но боюсь разбудить мужа. Как быть?

Звонок врачу домой в три часа ночи: — Доктор, у меня яйца, когда телепаются, звенят. Я телепат? — Нет, батенька, Вы — мудозвон!

АНЕКДОТ №-10060404
Приходит мужик к доктору:
— Доктор, я феномен.
— В чем же Ваш феномен, батенька?
— У меня яйца звенят.
— Да Вы, батенька, не феномен, Вы — мудозвон!

Комментарий:
Да, он — известный феномен!
Но принято хорошим тоном,
Звенящих яйцами об член,
Считать обычным мудозвоном!

Дню ВМФ посвящается

Крылатые фразы контр-адмирала Кириллова Ю.В.

— Старпом! Лично вас спасут для того, чтобы потом расстрелять!

— Слово командирское — кремень! Если пообещал членом вырубить рощу баобабов — руби!

— Ваша хитрость видна на 15 сантиметров из под ватника.

— Старпом с механиком должны бегать по лодке как два педераста — один активный, другой пассивный!

— Кубрик набит телами мучающихся спермотоксикозом и сомнениями,

— Матушкин, Вы как еретик продолжаете оставаться в эротическом заблуждении«,

— На вопрос начальнику радиотехнической службы, какой уровень помех, он, сука, глаза пучит как налим на сковородке.

— На перископе рубка и щиты выдвижных торчат так, что бакланы со страха пачкаются.

— про вестового: У него из одежды одни татуировки

— Аношкин! Несите сюда нож и разделочную доску! Я порублю ваши вонючие яйца!

Про современную эстраду: «Педерастирующий молодой человек, напудренный от пяток до кончика х*я»

— Старший помощник командира корабля, не успев на ноги встать, опускается до такого либерализма, что становится страшнее вероятного противника

— Прежде чем заглянуть в бутылку, или сесть в поганую капиталистическую Тойоту, подумай, что ты — человек государственный.

— Что вы улыбаетесь, Нечаев, как знакомый кот на помойке

— Что вы стоите как поручик Ржевский на ветру с обоссаными штанами

Про экипаж: Вы папуасы, которых еще не открыл Миклухо-Маклай!

— Мордобой некоторые командиры выдают за национальную особенность нашего народа

— Механик на корабле фигура большая, но не лишняя

— «Для командира ставить „Залом“ (всплывающая антенна) все равно, что взять свою получку и положить под камень, а на следующий день прийти и посмотреть, лежит она там или нет. Ощущения те же самые, только ущерб для государства разный»

— «Команда „вольно“ нашими военнослужащими понимается неправильно. Они сразу складывают руки на своих гениталиях и начинают болтать, как женщины»

— «Мы несколько отличаемся от моряков теплохода „Шолохов“. Они возят пьяниц и блядей, а мы торпеды!»

— «У нас считают, что старшина 2 статьи, показавшийся из гинекологического отверстия, способен командовать строем»

— «Сделайте мне пожалуйста акты, я их одену на половой член кому надо и подожгу. Только из хорошей бумаги, чтобы лучше горело!»

— «Сломанный кран — самый безопасный кран для военных»

— «Выгородка 3 дивизиона стала заветной, как яйцо у Кащея Бессмертного»

— «Иванов! Я вас за капитана 3 ранга держу, а не за целку сорокадвухлетнюю»

— «Преданный и до безобразия грязный матрос якут Петя, как танкист к Берлину рвался через шлагбаум»

— «Тараканы-мутанты появились на лодке — двуногие, и х*й во лбу» (про экипаж)

— «Под умывальником идет мочеполовая тараканья жизнь»

— «Военнослужащий болеет только с разрешения, как женится и отправляет свои естественные надобности»

— «Смотрит на меня, вытаращив глаза, как заяц на автобус ночью»

— «Мне подсовывают вместо книжек „Боевой номер“ свои записные книжечки с адресами любимых женщин еще за курсантские годы»

— «Американского минера запусти в 1 отсек и он обоссытся от страха прямо на белые штаны»

— «С американцами очень легко воевать. Ткнул пальцем в жопу и … ошибся в водоизмещении на несколько тонн»

— «Если у офицера нет книжки „Боевой номер“, то мне с ним не о чем разговаривать, кроме как об эротическом фильме»

— «В слове „рАпорт“ (вместо рапОрт) есть стратегическая ошибка, от него сапоговщиной пахнет»

— «В светлое будущее не уедешь с красной задницей как мартышка по дереву»

— «Жалуются, что у нас в кубрике у матросов холодно. А я им: «Подержитесь рукой за свой х*й…. Может теплее станет»( На подведении итогов после строевого смотра дивизии)

— «Такое впечатление. что я встречаю бабу на Калининском проспекте и спрашиваю:»Вы знаете обстоятельства засоления гидравлики на ПЛ? А она смотрит на меня как на идиота и говорит: «Что вы, я только о президенте Ельцине думаю».

— «Химик! Надо всем объяснить, чем отличается «кюри на литр» от пол-литра.

— «Построились как куча на автобусной остановке. Не поймешь, то ли экипаж на смотре, то ли транспорт ждут»

— «В изоляторе у вас куча насрана, а доктор: „А я не помню никакой кучи“. А это еще вашим предшественником насрано»

— «Не надо собирать тараканов в кучу и проводить разъяснительную работу. Успех будет тогда, когда перестанете называть тараканов участниками мероприятий»

-«Половые тряпки должны быть как подворотнички в Таманской дивизии»

-«Такое явление как хороший экипаж на строевом смотре, я посмотрю даже в воскресенье»

-«Это не лопата, а коленвал. Взяли самую кривую березу прямо с кожурой. Если это увидят американцы, будет полный пи**ец»(кто-то и зачем-то должен был приехать из-за океана)

-«Лейтенант — это человек со взглядом селедки, который не то, что матроса вые*ать, по земле ступить боится»

-«У командира ПСО должно быть все, начиная от трусов до кружки и пипетки. Что вы болтаете, товарищ Нечаев? Для вас этой пипеткой будет клизма в полведра со столом на колесиках специально для болтливых»

-«Мы сейчас находимся в таком положении: засунули свой хер в дверную щель. Нам его будут защемлять, а мы будем кричать» (перед приездом инспекции МО)

-«Оперативная служба мне напоминает бабский приют. Раздувают слухи до размеров импортных презервативов с усиками. Они начинают летать туда-сюда, обрастая подробностями.»

-«Есть такие мужики, романтики моря, которые лежат на бабе, им паруса белые мерещатся, а вы отбиваете им вкус к службе»

-«ПДУ — это не только средство защиты, но и братоубийственный снаряд в руках необученного матроса»

-«Доктор! К субботе на всех людных местах должны висеть сан бюллетени, чтобы личный состав от одного вида голой женщины тошнило»(После доклада флагманского доктора о случаях заболевания гонореей)

-«У нас не восьмая дивизия, по клитору не будут водить ласково»

— «Наступила весна и у личного состава начался бурный спермотоксикоз, который можно погасить только пятикилометровым кроссом»

— «Мы плавали как презервативы в теплых весенних водах» (оценка учений)

— «Вы раньше были хорошим экипажем, а сейчас представляете болото, из которого торчат головы еще хороших офицеров.»

— «После команды „отставить товсь“ подводная лодка представляет собой публичный дом с черного хода при входе батьки Махно на окраину Екатеринослава»

— «Подводная лодка разграблена, как будто на ней перевозили пехоту египетского фараона»

— «Гидроакустик вращался со скоростью лейтенантского сперматозоида»

Ветеринар попал в больницу. Доктор его спрашивает: — На что жалуетесь? — Ты давай лечи, а не разговаривай! Я же у скотины не спрашиваю, что у нее болит. — Ну что ж. Клава! Намажьте больному яйца йодом. Если не поможет отрежем.

Каннибал приходит на приём к диетологу. — Доктор, скажите, а мне можно есть сырые яйца? — Да, конечно, голубчик. Перестаньте, что вы делаете.

Приходит женщина к врачу:
— Доктор, помогите! Мой муж так ужастно храпит, что от этого страдают даже соседи. Ну а моя жизнь рядом с ним просто невыносима. Как же быть?
Спасайте, семья на грани развода!
— Милочка, вот вам постой совет. Как только муж начинает храпеть — раздвиньте пошире его ноги…
Через неделю женщина приносит самый дорогой коньяк, конфеты.
— Доктор, вы волшебник. Сейчас всё отлично. Муж перестал храпеть. Откройте секрет, в чём сила раздвинутых ног?
— Элементарно. Муж начинает храпеть — вы ему ноги раздвигаете, яйца к жопе прилипают. Тяги нет — храпа нет!

У нового русского последние 3 месяца сильно болела голова. Hу пришел он к врачу, тот его осмотрел и говорит:
«Вам надо яйца отрезать»
HР: «Да ты чё, охренел чтоли! Думай, что говоришь. »
И ушел… Hо голова то болит..
Приходит он опять к этому доктору:
«Всё! Hе могу терпеть! Режь. »
Доктор прооперировал его и боль как рукой сняло. Hу HР ему кучу бабок кинул, сам на радостях поехал в Турцию отдыхать. Решил пройтись по супермаркетам, купил жене шубу за $10000, детям игрушек и всё такое. Зарулил на какой-то базарчик — смотрит в витрине одной полуразвалившейся частной лавки висят красивые трусы. Hу HР заходит туда, и грит продавцу :
«Хочу купить вон те трусы с витрины!»
Продавец: «Ви снаете, эти трусы вам не потайтут! Они есть ощень маленкий расмер тля вас!»
HР: «Да ты чё мне гонишь тут! Я вот даже сейчас в трусах такого размера хожу! И ничё, всё пучком!»
Продавец: «Hу понимаете, если ви купите эти маленькие трусы, то они будут тавить вам на яйца и у вас будет болеть голова…»

Как-то Шерлок Холмс сидел,скучая от безделья и пиликая на скрипке в ожидании нового случая проявить свой метод дедуктивного мышления. Как раз в этот момент к Ватсону пришел посетитель, но, не зная Ватсона в лицо, обратился со своей проблемой к Ш.Холмсу, не сможет ли он объяснить ему причину недуга. На вопрос «Что Вас беспокоит» Ш.Холмс услышал: «Локоть болит». Недолго думая, Ш.Холмс попросил посетителя сдать кал на анализ и прийти к нему с результатами. Посетитель был ошарашен такой рекомендацией, не понимая какая может быть связь кала и локтя. Предположив то, что «доктор» его разыгрывает, он решил сам разыграть «доктора». Для этого он собрал вместе кал свой, жены, дочери, кошки и сдал на анализ. Получив через некоторое время стандартный ответ: «яйца глистов не обнаружены» , он пришел с этим результатом к Ш.Холмсу. Шерлок Холмс взглянул на бланк с результатом анализа, несколько подумал и сказал: «Ну что я могу Вам сказать ? У Вас и Вашей кошки глистов действительно нет, дочка на втором месяце беременности, жена уже полгода страдает венерическим заболеванием, поэтому отказывает Вам в своей любви. Вы просто вынуждены заниматься онанизмом в своем туалете, а он у Вас узкий. Вы постоянно бьетесь в стенку локтем — вот он у Вас и болит . «.

Фирочке Хаймович таки очень сильно повезло. Вы будете смеяться, но она наконец вышла замуж. Нет, сначала ей, конечно, не то, чтобы не везло, сначала Фирочку Хаймович никто за невесту не считал. Когда выдавали замуж ее двоюродную сестру Хасю и пришло время бросать букет невесты, Фирочка даже не подняла свой тухес от стула и продолжала кушать куриную ножку.

— Ай, я вас умоляю, мне почти сорок и за всё это время если мужчины и смотрели на меня, то только за спросить, сколько стоит эти биточки.

Фирочка работала в столовой камвольной фабрики и таки знала за биточки всё, включая цену.

Фирочка жила со своей мамой Броней Яковлевной и швейной машинкой, которая все равно не работала. Хотя Броня Яковлевна тоже не работала. Из работающих во всей квартире была только Фирочка.

И все бы продолжалось так, как оно есть, если бы Фирочке не повезло.

И ей таки так повезло, что все не понимали, как. Фирочка вышла замуж не за какого-то гоцн-поцн с рынка, а за настоящего доктора в белом халате и золотом пенсне. Доктора звали Самуил Абрамович Шварц, но Фирочка звала его Муля, и он откликался.

За этим доктором до Фирички целых пять лет охотились все более или менее приличные незамужние невесты и даже Роза Шуйт вздыхала о нем высокой грудью, а Розе Шуйт таки есть чем вздыхать, чтоб вы себе там ни думали.

Одним словом, пока все портили себе нервы и хотели сделать себе личную жизнь, эту жизнь сделала себе Фирочка Хаймович, невысокая полная девушка тридцати семи лет с незавидной жилплощадью и двумя табуретками имущества. И кто бы мог подумать!

Вы меня, конечно спросите, как эта самая Фирочка смогла сделать всем больную голову, а себе семейную радость? Так я вам отвечу, как Фирочка смогла сделать всем беременную голову, а себе семейную радость. Я вам, конечно же, отвечу. И я знаю, что я вам отвечу правду, а вы можете думать себе, что хочите.

Однажды доктор Шварц зашел к Фирочке по поводу сердца. Не ее сердца, а сердца Брони Яковлевны, ее мамы, которая не работала, как и их швейная машинка. У мамы немного схватило сердце, а доктор Шварц пришел ее лечить по линии горполиклиники. Но получилось, что он пришел за мамино сердце, а получил Фирочкино. Когда доктор Шварц зашел с жары потный, как портовой грузчик, снял свою белую шляпу и выписал маме валокордин, Фирочка предложила ему холодный красный борщ, которые вы все называете свекольник, и за это название моя бабушка побила бы вас вениками и не давала бы плакать.

Но если вы хотите так его называть, делайте, что хочите, можно подумать, мне есть за это дело.

Так вот, Фирочка накормила красным борщом доктора. И доктор понял, что это то, что он искал всю свою докторскую жизнь. В смысле, это холодный красный борщ и Фирочка. И когда он вытер рот салфеткой, он захотел жениться на Фирочке и стал ходить к ней с цветами и крепдешиновыми платьями в подарок.

Фирочка не то, чтобы ломалась, в ее возрасте это смешнее цирка, поэтому согласилась и теперь ей завидует даже Роза Шуйт, не смотря на объемы и томные вздохи.

Ну, так вы хочите узнать что за такой красный борщ давала Фирочка доктору? Ну, так я вам расскажу. Можете тоже приготовить и сделать себе счастливую жизнь, главное будьте здоровы и вовремя кушайте.

Вам нужна ботва. Берете буряк, отрезаете ботву, и она у вас есть. Положите ее в сторону, а сами помойте под проточной водой сам буряк, поставьте вариться в каструльке. Когда сварится, очистите от кожуры и натрите на терке. Главное не выливайте отвар, надо процедить его через марлю и пусть себе остывает молча.

Пока вы трете буряк, сварите яйца вкрутую. Потом очистите и нарежьте кубиками.

Промываем и нарезаем перышками ботву, которая до этого была в стороне.

Нарезаем свежие огурцы, зеленый лук и укроп.

Когда все уже готово, смешиваем все это вместе: буряк, яйца, зелень, ботву, огурцы. Солим, перчим, не стесняемся.

Потом все проще некуда. Положили ложкой по тарелкам получившееся и залили холодным отваром, в который предварительно выжали лимон.

Кладем в каждую тарелочку сметанку, нарезаем черный хлебушек и ждем подходящего доктора, чтобы осчастливить его этим вот покушать и личной жизнью. И чтоб вы мне были здоровы.

Приходит мужик к врачу и говорит:
— Доктор у меня яйца звенят.
Тот послушал — и правда звенят.
— Доктор, скажите я феномен?
— Нет, мудозвон.

Приходит мужик к доктору.
— На что жалуетесь?
— Да, вот доктор яйцо посинело.
— Покажите-ка. Н-да-а-а… Традиционная медицина здесь бессильна, но попробуем.
Доктор достает с полки громадный талмут, и долго листает.
— Во! Нашел! Народная китайская мудрость гласит, если посинело одно яйцо, надо отрезать левую ногу.
— К хирургу!
На следующий день приходит опять мужик, на костылях к доктору.
— На что жалуемся?
— Доктор, еще и второе яйцо посинело!
— Н-да-а… Бессильна здесь медицина. Но попробуем…
Доктор достает с полки в два раза больший талмут, и час листает.
— Во! Есть! Народная китайская мудрость гласит, если посинели два яйца, надо отрезать правую ногу.
— К хирургу!
Опять приезжает на коляске тот мужик к доктору.
— Что опять!
— Но доктор, так и не прошло, опять синие!
— Гм… Надо посмотреть…
Доктор еле снимает с полки АГРОМАДНЫЙ талмут и полдня читает.
— Есть! Народная китайская мудрость гласит, если вам отрезали две ноги и яйца до сих пор синие, значит ноги здесь не причем!

Истории у меня традиционно длинные, кого это напрягает — просто пролистайте.
История давняя, рассказана мне тоже достаточно давно, тех людей уже нет никого в живых, и Андрюхи тоже, поэтому могу позволить себе чего-нибудь не вспомнить или переврать, не обидев никого, ну и художественная обработка полностью моя.

Год примерно 1996 или 1997, уже не помню, точно август. Понесла нас с Андрюхой нелегкая в путешествие из Омска в Алма-Ату на автомобиле. Зачем? Абсолютно неважно, история совсем не об этом.
Выехали из Омска вечером, проехали уже почти без остановок 1200 км, подъезжаем к озеру Балхаш. Дорога, мягко сказать, не очень, подустали, еще и машина отечественная, без кондиционера, а жара под 40, сушь, окна открыты, но толку чуть, только слизистые быстро пересыхают. По губам, по ощущениям, словно наждаком долго елозили. Выпили уже по две полторашки воды, но пить все время хочется, а вот обратного процесса ни капельки, видно все испаряем. Вокруг августовская, почти желтая, «подвыгоревшая» степь, ровная, как стол. Остановишься, мотор заглушишь, цикады и прочие кузнечики такой концерт выдают, что отдельных и не слышно, сплошной многоголосый стрекот. В ярко голубой вышине, без единого облачка, кругами летает кобчик, высматривая добычу. Ветра почти нет, машин мало, по городским меркам совсем нет, поселки и деревни настолько редки, что чувствуешь прямо такую оторванность от цивилизации, что даже как-то сладко-жутковато чуть делается.

Пообедали, достал я карту, показываю Андрюхе:
— Смотри, километров через 150 дорога вдоль озера пойдет, как насчет искупаться?
— Двумя руками и ногами «за»! – повеселел напарник, а то скоро засохну, как козюля в носу.

Едем-едем, вроде по карте уже давно вдоль озера, которое должно быть в километре слева, а воды все не видать и съездов никаких нет. Сперва начинается, буквально от дороги, какой-то кочкарник, поросший странной буро-зелено-малиновой травой, метров через триста-пятьсот переходящий в высокую осоку, еще через метров триста возвышается камыш, которому уже ни конца, ни края не видно, просто болото какое-то. Проехали уже по этому якобы берегу озера под двести километров, а везде так, один раз с небольшого бугорка зеркало воды блеснуло, но далеко, да и как дойти, пока доберешься, купаться точно уже не захочешь.

Озеро Балхаш по своей природе уникально, в длину почти 600 километров, в ширину местами достигает 80, часть озера соленая, часть пресная, но рыба, как-то приспособилась и там и там живет. И как степное озеро весьма неглубокое, имеет очень плавно опускающиеся дно, отсюда и заболоченные берега. Есть в Казахстане и другого типа озера, метеоритные, бывают и весьма большие, но их сразу отличишь, почти круглые и на берегу обязательно сопка, из выплеснутого грунта, при ударе метеорита под углом.
Взбирался, я как-то на такую, вытянутую вдоль одного берега, сопку у озера Жалгызтау, в Акмолинской области (бывшая Целиноградская), немаленькое такое озеро, примерно пять на пять километров, а может и больше. Так вот, там на вершине сопки столбик стоял — 800 метров над уровнем, только чего непонятно, то ли озера, то ли моря. Но даже представить страшно, что за метеорит такой был, что кубические километры грунта выбросить смог. А места очень красивые и вода чистейшая. Уточню, возле озера красивые, а дальше вокруг опять степь. Но, что-то я отвлекся.

Дело уже к вечеру, а искупаться так и не получается. Но ведь местные как-то добираются до воды, периодически попадаются, вяленой рыбой торгуют. Возле одного такого и тормознули. Колоритный такой дед, в линялой майке, загорелый дочерна, глубокий старик, судя по лицу, но бодрый еще.
— Здорово дед! Что за рыба? Почем? – начал выползать я из машины.
— Зачем нам соленая рыба, и так опились водой уже по самое не могу… – зашипел Андрюха, сидящий еще за рулем.
— Спроси просто, как к озеру подъехать…
Разговорился я с дедом, купил у него большого пластованного сазана, килограмма на три – несмотря на нытье Андрея. Дурак ты, нам соль нужна, чтобы влагу задерживать, не до фанатизма конечно, так чуть-чуть, а воду досаливать, как-то не хотелось совсем и так теплая противная и опять пожалел, что минералки в дорогу не взял.
— Как бы нам к воде подъехать, искупаться хотели… — наконец перешел к делу.
— Ха…, хлопцы, никак не подъедете, на том берегу более-менее, а у нас никак… – заулыбался одним зубом дедок.
— Но вы же, как-то рыбу ловите?
— Я-то себе с зятем дорожку прокосил до воды, и лодку там держу, но только в болотных сапогах пройти могу, а вы босиком или в своей обуви не пройдете, стерня там и ил такой, враз разувает – вот обломал, так обломал, но пришла мне в голову другая идея.
— А переночевать где-нибудь можно? Уже почти сутки за рулем да в машине, лечь и выпрямится очень хочется.
— На сеновале будете? Мне не жалко.
— О, да, так еще лучше…
— Ну поехали тогда, все равно уходить собрался, щас тока соберусь… — засуетился дед.

Подъехали к дому, сполоснулись полностью чуть солоноватой водой из шланга у поднятой бочки. Ух, кайф какой. Начали собирать нехитрый ужин из домашних припасов на столе под навесом. Дед тоже присоединился, принес малосольные огурцы, перья зеленного лука, с десяток холодных картошин в мундире, варенные яйца. Достали мы и поллитровку.
Дед выпил, повеселел, забалагурил:
— Вот вы хлопцы с понятием, сразу видно, пузырь один, и это правильно, завтра за руль, но разливаете грамотно, чтобы на три раза всем выпить вышло. Если на два, то еще обязательно вмазать захочется, а четыре вроде уже и перебор…
— Поэтому расскажу я вам историю, у нас в районе случившуюся, пару лет назад. Только тссс, больше никому, секретная информация… – захмелевший дедок сделал круглые глаза и приложил палец к сухим губам.
— Если секретная, то ты откуда знаешь? – мы с Андрюхой понимающе переглянулись и заулыбались, сейчас начнут втирать, или про секретную бомбу, или про живого Берию, живущего в соседнем ауле, или еще про какую-нибудь подобную хрень.
— Как я узнал, в конце скажу, но история реальная, много шуму тогда было, но до всех довели только официальную версию – дед посерьезнел, выпрямился, помолчал с минуту и наконец начал.

Тоже дело в августе было. Поехало как-то наше районное начальство на сайгаков охотится, ну как поехало — полетело на ЧС-овском вертолете. Глава района, его зам, начальник ЧС, прокурор, главный милицейский и еще с ними четыре веселые девки были, ну там понятно – кашу варить, патроны подавать, срочную оральную помощь нуждающемуся оказать… Почему четыре, а не пять? Хрен его знает, как там у них у начальства, может свальный грех, прости господи, устраивали, может заму не положено было, не знаю, врать не буду, не поинтересовался тогда…

За вертолетного водилу у них сам главнюк ЧС-овский, постоянно хвастался, что его в Афгане два раза сбивали и что он на любом корыте вертолетном, хоть в дупель пьяным летать может. Вообще-то у нас тут заказник государственный и браконьерство это, да кто им чего скажет?
Постреляли они в волю, да сели в степи, добычу подобрать, мясо приготовить, да водки спокойно попить, без свидетелей и в раскованной обстановке. А жара стояла, такая же, как сейчас и через какое-то время, пришла в чью-то голову идея: а не искупаться ли нам господа начальники и великие баи? Ну, а с купанием у нас уже сами знаете, как. Поэтому погрузились в вертолет и полетели подальше от берега, да так чтобы берегов не видеть. Завис вертолет в метрах пяти над водой и лесенку веревочную скинул, разделись донага и кто так попрыгал, кто по лесенке спустился, вертолет в сторонку отлетел, чтобы ветром не дуть, висит на месте. Вода сверху теплючая, прозрачная, как слеза, бесится народ, веселится вовсю, мужики ныряют, хватают девок за тайные места, а те визжат со смехом от восторга и полноты жизни.

Посмотрел ЧС-овец на все это, да завидно ему стало, до слез обидно, получилось — чужой он на этом празднике жизни и радостей плоти. Поставил он машину на автопилот, или как там у них называется, одёжу скинул, да тоже в воду сиганул, может сперва хотел только рядом окунуться, но потом решил — куда мол вертолет этот денется и к народу поплыл.

Накупались все, надурелись до изнеможения, поплыл ЧС-ник обратно к вертолету, висящему в метрах в ста, да вот незадача, то ли потоки какие восходящие, то ли еще какая причина, но поднялся вертолет немного, всего каких-нибудь два метра лесенка до воды не достает, но с воды не достать никак. Да, забыл сказать, одна девка еще в степи отрубилась, мужских напитков накушавшись, погрузили ее там, как и сайгаков тушки в вертолет, да забыли на время. Орал ЧС-ник, орал, да без толку, винты, двигатель сильно шумят, ну и спит еще, сном праведницы алкоголички. Остальной народ подтянулся, решили ЧС-ника поднять, но то ли синхронным плаваньем в детстве мало занимались, то ли потому, что дядька здоровый, за 100 кг. весом — не выходит правильная поддержка. Несколько раз попробовали, да бросили, устали, замерзли уже все, еще и сверху нехило так дует, зато протрезвели. Отплыли в сторону, чтобы не орать, вертолет перекрикивая, думают, как быть, да на ЧС-ника зверьми уже смотрят и матом кроют. Решили одну из девок, которая полегче, поднимать, ЧС-ник ее инструктирует чего делать, когда залезет.

Уже вечерело и поднялся небольшой ветерок, вертолет начало потихоньку сносить, не быстро так, ну может от силы метр в секунду, может и меньше, только вот подстроится никак не получается. Попытки с седьмой, наконец получилось, зацепилась девчонка за нижнюю планку, висит, но подтянуться не может, эх, не тем видом спорта занималась, надо бы гимнастикой, а не спермокачалкой. Наконец догадалась ногу одну закинуть, но руки мокрые соскользнули и свалилась она обратно, да так неудачно, что тазом своим любвеобильным попала точно на голову прокурора. Испугалась, воды хлебнула, закашлялась, вдобавок еще сильная боль в промежности, короче, ударилась она в панику, на мужиков прыгает, сама вылезти пытается, а их топит. Одна пощёчина не помогла, разозлился тогда милицейский, и как вдарит ей в нос со всей дури и злости, ну и вырубил понятно. А тем временем, прокурор вдруг поскучнел, посмурнел и от такого позора утопиться решил, стал медленно погружаться, но вовремя спохватились, нырнули, достали, а он только сипит, рот криво открыв, глазами хлопает, да голова то набок, то на грудь падает, на воду положили, а что дальше делать никто не понимает.
— Это у него перелом шейных позвонков, может компрессионный, но точно перелом, это я вам, как фельдшер авторитетно заявляю – громко произнес дед, от рассказа уже возбудился, глаза заблестели, так прямо и бегает по небольшому дворику. Мы тоже не сидим, в машине насиделись, тоже по двору перемещаемся, со стороны, наверное, интересно выглядит, прям, как джентльмены на приеме в английском посольстве.
— Эх, выпить бы еще, но да ладно, слушайте дальше.

Пока суть да дело, вертолет отнесло уже на приличное расстояние, и похоже ветерок усилился, сильнее его сносить стало. ЧС-ник вдруг рванул за ним, может не столь в надежде чего-нибудь сделать, сколько от предчувствия, что ему сейчас злые мужики морду бить начнут не по-детски.

У оставшихся тоже все плохо, бабы ревут, побитая еще и воет в голос, кровавые пузыри пуская, прокурор на воде, как медуза болтается, замерзли все, выдохлись, настроение ниже плинтуса. Что делать непонятно, берегов даже не видать. Выступил, наконец, зам, до этого больше молчавший, подумал, наверное, про себя: вот и пришел мой звездный час. Мол давайте, звезд дождемся, да сориентируемся по направлению, карту района все наизусть помним и где находимся примерно тоже. Я поплыву за помощью, у меня разряд был по плаванью, а вы группой в том же направлении тоже плывите потихоньку, двигайтесь только постоянно, чтобы окончательно не замерзнуть. Приплыву, полный аларм сыграю, все службы подниму, а все вместе точно не доплывем, еще и прокурора тащить. Так и сделали.

Но вышло у зама не очень, может сориентировались плохо, может пока плыл запетлял, но выплыл он на берег только уже утром, да и не туда куда планировал. Пока по илу полз, через камыш продирался, через осоку пролазил, ноги себе все исколол, порезал, местами глубоко. Пошел по степи в сторону предполагаемой трассы, а дорога в этом месте крюк делала или наоборот берег спрямляла, больше чем на 20 км. в сторону от озера отходила. Перемещаться по степи босиком непривычному человеку тоже весьма непросто, ноги окончательно сбил, подошву попротыкал, живого места не было. Благо заметил издалека, за несколько километров, как какая-то машина по проселку проехала, пыльный след оставила, туда и двинул, а это наш совхозный молоковоз с деревни напрямки выезжал, так по его следу и вышел на мой дом.

Внучок прибежал, говорит, какой-то голый мужик в калитку зашел, грязный и ноги выше колен все в крови. Это, думаю, что за чудо такое? А он твердо так, сразу, давай дед срочно начальство какое-нибудь. Отправил я внука к участковому сбегать, только тогда присел он на крыльцо и пить попросил. Дал я ему чистые трусы зятя, чтобы хозяйством не отсвечивал почем зря, и начал ноги ему промывать, обрабатывать и бинтовать, жуткое дело, как вообще дошел, непонятно. А пока участкового искали, он мне все и рассказал.

Подняли тогда по тревоге все службы, даже вояк подключили, но времени прошло уже, как сутки, до темноты в тот день и не успели ничего толком. Следующий день с самого рассвета возобновили поиски, но так и не нашли никого и ничего, вернее, вертолет затонувший нашли достаточно быстро, по масляному пятну, но внутри никого не оказалось. Тут уже неизвестно, что произошло, может девка, проснувшись в пустом летящем вертолете, со страху от таких непоняток выпрыгнула из него, а может при ударе об воду вылетела в открытый люк, когда у вертолета элементарно горючка закончилась. Но факт остался фактом, так ни одного трупа и не нашли. Официально было объявлено, что произошло крушение вертолета, хоронили пустые закрытые гробы, в которые для весу чего-то положили, а девок объявили без вести пропавшими, в разных местах и в разное время, чтобы никто вообще никак не связал, а заму очень и очень настоятельно рекомендовали не распространяться о произошедшем, вроде как его там и вовсе не было.

Дед замолчал, молчали и мы. Вот так история…
— Слушай, а ты не боишься рассказывать такое? – наконец нарушил молчание Андрюха.
— Да, могут ведь и эксгумацию сделать…, такая мина подложена… – поддержал я его.
— А кого и чего мне бояться? Чего они мне сделают? И так помру я скоро, полгода доктор сказал осталось, в лучшем случае… – только тут я всерьез обратил внимание на его неестественную худобу и полностью лысый череп.
— Приехал ко мне тогда через несколько недель зам, вдвоем посидели-выпили, я тогда грешным делом подумал, что пугать приехал, пожалел, что сгоряча мне рассказал, но нормальный мужик оказался, попросил только. Пожаловался еще, что после этого случая вся жизнь у него наперекосяк пошла.
Сильный вроде мужик, но сломался, забухал, с женой разошелся, а на следующий год по весне на снегоходе под лед провалился, тоже не нашли. Такая вот судьба.
А мораль ребятки такова: Не прощает здешняя природа глупости, безрассудства и распиздяйства, сразу карает сурово, хоть ты рыбак простой, хоть начальник великий, тысячу раз уже убеждался.

Утром собрались, попрощались с дедом да дальше поехали, но решили с Андрюхой, что не будем эту историю никому рассказывать, может и набрехал дед с три короба, но береженного бог бережет. Но вот и Андрей уже ушел…

P.S. Дед в своем рассказе так и сыпал именами и фамилиями, я их, естественно, за давностью лет позабыл, но придумывать другие не стал, а то вдруг случайно угадаю или подсознательно правильную напишу, решил вообще без них обойтись, вроде получилось.

Историю эту поведал знакомый доктор, я только передаю, как умею. Как-то повелось, что любим мы на даче после баньки, под шашлычок-коньячок, байки потравить в хорошей компании. Речь в этот раз зашла про чудесные спасения, рассказал я и свою, прочитать можно здесь: https://www.anekdot.ru/id/951977/
Доктор тоже в долгу не остался, у него таких случаев, понятно, на порядки больше, далее с его слов, но не врач я, поэтому мог чего-нибудь переврать и недопонять, ну и байки от врачей обычно с извечным медицинским цинизмом, с особым их отношением к жизни и к смерти, которое обычного человека иногда коробит, поэтому чутка я это сгладил, в общем — не судите строго.

После окончания ординатуры, начинал я свою врачебную деятельность в 1995 году в областной больнице города Петропавловска (Казахстан). Так уж получилось, что на всю больницу был я единственный нейрохирург, да и по ощущениям, что во всем городе тоже, по скорой с ЧМТ (черепно-мозговыми травмами) везли всех к нам. Работы было больше, чем до дох…, ну если мягко сказать, то очень много. Иногда возникало чувство, что мир за стенами больницы сошел с ума и там идут боевые действия, а я работаю в госпитале почти на передовой. Дали мне тогда комнату недалеко от больницы, молодой, холостой, вот и дергали в любое время.
Очередной поздний зимний вечер, добрел я до ординаторской и решил домой не идти, чаю попить и здесь на кушетке упасть, один хер ночью обязательно поднимут. Так совпало, что и дежурство было, и несколько сложных операции, в общем на ногах уже часов 35 точно. Медсестра предложила согреть кушетку в сестринской, но не до тебя, мысли — быстрее лечь и спать, спать, спать…
Когда разбудили, глядя на часы со стрелками, долго не мог понять сколько прошло времени, если больше 12 часов, то чего же так спать хочется, не-е, видимо всего 20 минут. Морду лица сполоснул, иду, а глаза закрываются, хоть спички вставляй, еще и знобит, аж шатает, отопление что ли отключили? Хорошо хоть свет есть. В то тяжелое время в Казахстане практиковались веерные отключения, иногда в жилом секторе электричество давали лишь на несколько часов в сутки, больницы старались не отключать, но тоже частенько бывало. Короче, уговариваю себя, не всего 20 минут удалось поспать, а целых 20, а домой бы пошел, так и вообще бы могло не получиться. Ладно, кофе хлебну, у анестезиолога кислородиком подышу и нормально будет.
Так, что тут у нас? Парень в милицейской форме, младший сержант лет 23-25, лежит на каталке без сознания, получил по голове стальным прутком или трубой. Походу проломлен череп в районе стыка височной и теменной костей.
— Ладно, что тут думать, везите в операционную, вскрытие покажет.. — последние слова я произнес уже почти в коридоре.
— Э-э, какое-такое вскрытие-открытие. – заорав, ко мне подскочил целый майор милиции – низенький и толстенький казах.
— Мы его вам живого, э-э, привезли-принесли! – ухватив меня за халат орал, брызгая слюной майор.
— Успокойтесь, живой он, трепанацию буду делать, тьфу — череп надо вскрывать, вот я и сказал вскрытие – отпихнулся я от мента.
— А вы кто-что? – почти мгновенно успокоившись, майор с недоверием меня оглядел и начал принюхиваться. Да, сразу было понятно, мой вид вызывал у него глубокие сомнения. Молодой, несолидный, взъерошенный, с красными, слезящимися глазами, небритый, в помятом и не очень чистом халате, в больничных тапочках на босу ногу, которого еще ощутимо потряхивает в ознобе, да еще и зуб передний третьего дня по недоразумению потерял (поскользнулся и ударился о край раковины, губа еще не зажила и заметно шепелявил), хорошо еще запаха перегара не было (хотя медсестра спиртику развести предлагала), а так бы вылитый бомж.
— Ладно пошел я готовиться, время дорого… — рванул по коридору.
— Да вы не беспокойтесь, это нейрохирург наш, хороший доктор… – это уже пожилая санитарка майору, чей недоверчивый, узкоглазо-буравящий взгляд в спину я прямо физически ощущал. Вот еще проблема – не дай Гиппократ, помрет пациентик.

Сделал разрез, осколки убрал, ну хоть тут повезло, кровоизлияния вовнутрь нет, мозг не задет. Насчет повезло поторопился, еще одна операционная сестра тут же зашла, сказала, что в соседней операционной еще одного бедолагу для меня уже готовят. Вот блин, когда же я высплюсь?
Дал команду медсестре замесить протакрил. Это такая двухкомпонентная типа замазка, при отвердевании достаточно твердая и упругая, обладающая хорошей адгезией с костью черепа. Края дырки подровнял, дольше провозился, чем планировал, сестра уже комок в руки сует, на автомате схватил, начал лепешку формировать. Когда примерил, оказалось, что сделал минимум в два раза больше, чем необходимо, переделывать поздно, уже схватываться начала. Ладно, и так сойдет, ну будет одной шишкой больше, на и так не идеальном черепе.
Кожу натянул – шью, а червячок в душе гложет, в центре получилась чуть ли не сантиметр толщиной. Мои профессора-преподаватели за такую халтуру голову с руками оторвали бы, да-да, по самые яйца…
Больного один раз после операции понаблюдал, рекомендации написал, паренек в сознание пришел, ну понятно, сотряс сильный, но слава Гиппократу, вести всех своих прооперированных не заставляли.

Прошло несколько месяцев, о том случае уже и помнить забыл, сколько таких через меня прошло…
Очередной вызов в приемное, огнестрельное ранение головы, опять милиционер, сержант на этот раз, башка и половина лица бинтами обмотана, как 20 портянок намотали, ох уж эти фельдшера со скорой… Опрашиваю другого мента напарника, что, да как. Стреляли метров с 4-5 из Макара (пистолет Макарова, калибр 9 мм.). По касательной? Нет, почти точно в висок. Входное есть, выходного отверстия нет. Хм…, похоже не жилец, там мозги в кашу должны быть, интересно — зачем сюда везли, нам заняться нечем что ли? Ладно, подойду посмотрю. Пульс щупаю, надо же, живой еще… А, он вдруг встрепенулся, встать порывается, Азамата-суку ему, видите ли, срочно замочить надо. Как в анекдоте из серии: Пуля прошила висок, вышла из второго, но мозг не задела…
— Лежи, лежи — вдвоем с напарником еле его удерживаем.
— Замочили уже твоего Азамата, я лично и замочил, когда он в тебя стрелял — говорит ему напарник.
— Верняк замочил? Хочу посмотреть – опять встать порывается.
— У тебя пуля в голове, ЛЕЖИ Я СКАЗАЛ! – снова прикрикнул второй мент. Успокоился наконец, лежит… В полном сознании, речь немного невнятная, это понятно, но на бред не похожа. Только так подумал, начал он нас всех в кузницу звать, срочно ему вдруг наковать, что-то приспичило. И ты иди накуй, и ты доктор тоже иди накуй… Да-а, не перевелись еще богатыри в казахских селеньях. Ладно, готовьте его, и я пошел тоже…

Только я глянул на обритую черепушку, шов собственноручный над шишкой, так сразу его и вспомнил. Как я тебя то сразу не признал? Пуля вошла почти точно в центр моей лепехи, там и застряла. Попади она в череп в любом другом месте, или сделал бы я тогда все правильно – имели бы сейчас хладный труп, а так только сотрясение мозгов и дырка в коже. Вот и думай, переделывать сейчас, как было, или как положено?

Как говорил Марадона, после четвертьфинала с Англией чемпионата мира по футболу 1986 года: «Если это и была рука, то это была рука Бога» (цитата не дословная). Так, что получается? Это не халтура моя была криворукая, а именно такой вот промысел Божий?

К зубному врачу на прием приходит женщина. Садится в кресло, открывает рот.
— У вас там маленькая дырочка в зубе, сейчас мы ее запломбируем — говорит врач и включает бормашину.
Женщина неожиданно хватает врача за яйца.
— Это что еще за шуточки? — удивляется врач.
— Доктор, мы ведь друг другу не сделаем больно, ладно?

Пришел мужик(М) в больницу к хирургу(Х) и говорит:
(М)-Понимаете, доктор, мне кажется, у меня третье яйцо растет.
Хирург посмотрел, повертел, пощупал.
(Х)-Hет никаких признаков.
(М)-Hо я же чувствую.
(Х)-Знаете что, идите к главврачу(ГВ), пусть он посмотрит.
У (ГВ):
(М)-Понимаете, доктор, мне кажется, у меня третье яйцо растет.
Главврач посмотрел, повертел, пощупал.
(ГВ)-Hет никаких признаков.
(М)-Hо я же чувствую.
(ГВ)-Может, рентген сделать? Хотя, знаете, у нас сегодня профессор (П) принимает; идите, с ним поговорите.
У (П):
(М) — Понимаете, доктор, мне кажется, у меня третье яйцо растет.
Профессор посмотрел, повертел, пощупал.
(П)-Визуально не наблюдается, на ощупь ничего не чувствуется.
(М)-Hо я же чувствую.
(П)-Знаете что, давайте сделаем так: как только визуально или на ощупь появятся какие-нибудь признаки, сразу лично ко мне, и мы будем Вас обследовать.
Мужик выходит из больницы, а навстречу ему знакомый(З) идет, за щеку держится.
(М)-Здорово, что проблемы?
(З)-Вот зуб болит, флюс вскочил, ночью на стенки лез от боли, иду дергать… А ты что, тоже со здоровьем проблемы?
(М)-Hет, так, от делать нечего яйца ходил почесать…

Приходит раз мужик к врачу. — Доктор, у меня яйца болят. Доктор посмотрел и говорит: — Необходимо удалить, но я вам поставлю протезы: один деревянный, другой металлический. Будут, конечно, греметь и детей не будет, но ничего. Прошло некоторое количество времени. Приходит опять мужик. Врач: — Ну, как дела? — Все хорошо, не гремят и дети есть. — Как?! Какие дети? — Да, доктор. Буратино в третьем классе, Терминатор в девятом.

Народный врач Дегтярев
О его мастерстве хирурга, универсальности врача, рассказывали легенды, которые оказывались реальностью, и реальные истории, похожие на легенды.
Прокопий Филиппович Дегтярёв возглавлял Барановскую больницу три исторические эпохи – довоенный период, послевоенный и развитого социализма. С 1935 по 1974 год, с перерывами на Финскую и Великую Отечественную войну исполнял он обязанности главного врача.
Предоставим слово людям, его знавшим.
Анна Григорьевна Романова 1927 года рождения. Медсестра операционного блока Барановской больницы с 1945 по 1989 год.
В июне 45 года после окончания Егорьевского медицинского техникума меня распределили в Барановскую больницу. Прокопий Филиппович ещё с фронта не вернулся. И первую зиму мы без него были. Всю больницу отопить не могли – дров не хватало. Мы сами привозили дрова из леса на санках. Подтапливали титан в хирургии, чтобы больные погрелись. К вечеру натопим, больных спать уложим – поверх одеял ещё матрацами накрываем.
Потом Прокопий Филиппович с армии вернулся – начал больницей заниматься. Сделал операционный блок совместно с родильным отделением. Отремонтировал двери-окна, чтобы тепло было. Купил лошадь, и дрова мы стали сами завозить, чтобы топить постоянно. Когда всё наладил – начал оперировать.
Сейчас ортопедия называется – он оперировал, внутриполостная хирургия – оперировал, травмы любые… Помню, — к нему очень много людей приезжало из Тульской области. Там у него брат жил, направлял, значит. После войны у многих были язвы желудка. И к Прокопию Филипповичу приезжали из Тулы на резекцию желудка. После операции больным три дня пить нельзя было. А кормили мы их специальной смесью, по рецепту Прокопия Филипповича. Помню, — в составе были яйца сырые, молоко, ещё что-то…
Позднее стали привозить детей с Урала. Диагноз точно не скажу, но у них было одно плечо сильно выше другого. Привезли сначала одного ребёнка. Прокопий Филиппович соперировал и плечи стали нормальные. Там на Урале рассказали, значит, и за 5-6 лет ещё двое таких мальчиков привозили. Последнего такого мальчика семилетнего в 65 году с Урала привозили. Уезжали они от нас все ровные.
Он был очень требовательный к нам и заботливый к больным. Соперирует – за ночь раз, еще раз, и ещё придёт, проверит – как больной себя чувствует.
Сейчас ожогами в ожоговый центр везут, а тогда всё к Прокопию Филипповичу. Зеленова девочка прыгала через костер и в него упала. Поступила с сильнейшими ожогами. Делали каркасы, лежала под светом, летом он выносил её на солнышко и девочка поправилась.
В моё дежурство Настю Широкову привезли. Баловались они в домотдыхе. Кто-то пихнул с берега. И у неё голеностопный сустав весь оторвался. Висела ступня на сухожилиях. Прокопий Филиппович её посмотрел, говорит: «Ампутировать всегда успеем. Попробуем спасти». Четыре с половиной часа он делал операцию. В моё дежурство было. Потом гипс наложили – и нога-то срослась. Долго девочка у нас лежала. Вышла с палочкой, но своими ногами. Даже фамилии таких больных помнишь. Из Кладьково мальчик был – не мог ходить от рождения. Прокопий Филиппович соперировал сустав – мальчик пошел. Вырос потом, — работал конюхом. Даже оперировал «волчья пасть» и «заячья губа». Заячья-то губа несложно. А волчья пасть – нёба «нету» у ребенка. И он оперировал. Какую-то делал пересадку.
Порядок требовал от нас, чистоту… Сколько полостных операций – никогда никаких осложнений!
Гинеколога не было сначала. Всё принимал он. Какое осложнение – бегут за ним в любое время. Сколько внематочных беременностей оперировал…
Уходит гулять – сейчас зайдёт к дежурной сестре: «Я пошёл гулять по белой дороге. Прибежите, если что».
…Сейчас легко работать – анестезиолог есть. Тогда мы – медсестры — анестезию давали. Маску больному надевали, хлороформ капали. И медсестра следила за больным всю операцию – пульс, дыхание, давление…
Надю Мальцеву машина в Медведево сшибла. У ней был перелом грудного, по-моему, отдела позвоночника. Сейчас куда-то отправили бы, а мы лечили. Тогда знаете, как лечили таких больных? – Положили на доски. Без подушки. На голову надели такой шлём. К нему подвесили кирпичи, и так вытягивали позвоночник. И Надя поправилась. Теперь кажется чудно, что кирпичами, а тогда лечили. Завешивали сперва их – сколько надо нагрузить. Один кирпич – сейчас не помню, — два килограмма, что ли, весил… И никогда никаких пролежней не было. Следили, обрабатывали. Он очень строгий был, чтобы следили за больными.
Каждый четверг – плановая операция. Если кого вдруг привезли – оперирует внепланово. Сейчас в тот центр везут, в другой центр, а тогда всех везли к нам, и он всё делал.
Много лет добивался газ для села. Если бы не умер в 77-ом, к 80-му у нас газ бы был. Он хлопотал, как главный врач, как депутат сельсовета, как заслуженный врач РСФСР…
А что он фронтовик, так тогда все были фронтовики. 9 мая знаете, сколько люду шло тогда от фабрики к памятнику через всё село… И все в орденах.
***
Елена Николаевна Петрова. Медсестра Барановской сельской больницы 06.12.1937 года рождения.
Я приехала из Астрахани после медучилища в 1946-ом. Направления у нас были Южный Сахалин, Каракалпакия, Прибалтика, Подмосковье. Тогда был ещё Виноградовский район. Я приехала в райздрав в Виноградово, и мне выписали направление в Барановскую больницу. 29 июля 56 года захожу в кабинет к нему – к Прокопию Филипповичу. Посмотрел диплом, направление. И сказал: «С завтрашнего дня вы у меня работаете». Так начался мой трудовой стаж с 30 июля 56 года и продолжался 52 года. С ним я проработала 21 год. Сначала он поставил меня в терапию. Потом перевёл старшей медсестрой в поликлинику. Тогда начались прививки АКДС (Адсорбированная коклюшно-дифтерийно-столбнячная вакцина — прим. автор).
У нас была больница на 75 коек. Терапия, хирургия, роддом, детское отделение, скорая. Рождаемость была больше полутора сотен малышей за год. В Барановской школе было три параллели. Классы а-б-в. 1200 учащихся. В каждой деревне была начальная школа – В Берендино, в Медведево, Леоново, Богатищево, Щербово – с 1 по 4 класс, и все дети привитые вовремя.
Люди сначала не понимали, — зачем прививки, препятствовали. Но с врачом Сержантовой Ириной Константиновной ходили по деревням, рассказывали – что это такое. Придём – немытый ребёнок. На керосинке воду разогреют, при нас вымоют, на этой же керосинке шприц стерилизуем, — вводим вакцину. Тогда от коклюша столько детей умирало. А как стали вакцинировать, про коклюш забыли совсем. Оспу делали, манту… Детская смертность пропала. Мы обслуживали Богатищево, Медведево, Леоново, Берендино, Щербово. С Ириной Константиновной проводили в поликлинике приём больных, а потом уходили по деревням. Никакой машины тогда не было. Хорошо если попутка подберёт, или возчик посадит в сани или в телегу. А то – пешком. Придём в дом – одиннадцать детей, в другой – семь детей. СЭС контролировала нашу работу по вакцинированию и прививкам, чтобы АКДС трёхкратно все дети были привиты, как положено. Недавно показали по телевизору – женщина 35 или 37 лет умерла от коклюша. А у нас ни одного случая не было, потому что Прокопий Филиппович так поставил работу. Он такое положение сделал — в каждой деревне – десятидворка. Нас распределил – на 10 дворов одна медсестра. Педикулёз проверяли, аскаридоз… Носили лекарства по дворам, разъясняли – как принимать, как это важно. У нас даже ни одного отказа не было от прививок. Потом пошёл полиомиелит. Сначала делали в уколах. Потом в каплях. Единственный случай был полиомиелита – мама с ребёнком поехала в Брянск, там мальчик заразился.
Вы понимаете, — что такое хирург, прошедший фронт?! Он был универсал. Оперировал внематочную беременность, роды принимал, несчастные случаи какие, травмы – он всегда был при больнице. Кто-то попал в пилораму, куда бежит – к нам? Ребенок засунул в нос горошину или что-то – сейчас к лору, а тогда – к Прокопию Филипповичу. Сельская местность. Привозят в больницу с переломом – бегут за врачом, а медсестра уже готовит больного. Я сама лежала в роддоме – нас трое было. Я и ещё одна легко разрешились, а у Зверевой трудные роды были. Прокопий Филиппович её спас и мальчика спас. И вон – Олег Зверев – живёт. Прокопий Филиппович и жил при больнице с семьёй. Жена его Головихина Мария Фёдоровна терапевт, он – хирург.
Раз в две недели, через четверг, он проводил занятия с медсестрами – как наложить повязку, гипс, как остановить кровотечение, как кровь перелить, — всему нас учил. Мы и прямое переливание крови использовали. А что делать, если среди ночи внематочная… Кого бы ни привезли – с переломом, с травмами… К нему и из Сибири я помню приезжали. Он всё знал.
Квалификация медсестёр и врачей – все были универсалы. Медсестра – зондирование. Он учил, чтобы мы были лучшими по зондированию. Нет ли там лемблиоза. Мы всеми знаниями обладали – он так учил. На операции нас приглашал смотреть. Он тогда суставы всё оперировал. Помню – врожденный дефект голеностопного сустава оперировал. Медсестёр собрал и врачей на операцию. Мальчик не мог ходить. Он его соперировал — мальчик пошёл.
…На столе у него всегда лежал планшет «Заслуженный врач РСФСР» и он выписывал на нем рецепты, назначения…
Какой день запомнился ещё – 12 апреля 1961 года. У нас через вторник проходила общая пятиминутка. Медсёстры докладывали все по отделениям, по участкам… И он вбегает в фойе больницы и прямо кричит: «Юрий Алексеевич Гагарин в космосе!» Он так нам преподнёс – все так обрадовались. И пятиминутки-то не получилось. Как раз все в сборе были. Большой коллектив! Одних медсестер 50 человек.
40 лет будет, как его не стало. Хоронили его все – барановские, Цюрупы, воскресенские, бронницкие, виноградовские… Такой человек! Мы сейчас говорим – почему мемориальной доски нет? Нас не станет – кто о нем расскажет. Нельзя забывать! Столько людей спас — они уже детей и внуков растят… Дети его разъехались, нечасто могут приехать, но люди за могилкой смотрят. Помнят его. И нельзя забывать!
***
Виталий Прокопьевич Дегтярев. Доктор медицинских наук, профессор Московского медико-стоматологического университета, Заслуженный работник высшей школы
Отец родился в Оренбургской области в крестьянской семье. Он и два его брата – Степан Филиппович и Иван Филиппович линией жизни избрали медицину. Отец учился в Оренбурге в фельдшерско-акушерской школе. Потом закончил Омский мединститут. В 1935 году он был назначен главным врачом Барановской больницы, в которой служил до конца, практически, своих дней.
Был участником финской и Великой Отечественной войн. На Великую Отечественную отец был призван в 42-ом. Это понятно, что в сорок первом Барановская больница могла стать прифронтовым госпиталем, и главный врач, хирург, был необходим на своём месте. А в 42, как немцев отбросили от Москвы, отца призвали в действующую армию, и он стал ведущим хирургом полевого подвижного госпиталя. Это госпиталь, который самостоятельно перемещается вслед за войсками и принимает весь поток раненых с поля боя. Отец рассказывал, что было довольно трудно в период активных боевых действий. По двое-трое суток хирурги не отходили от операционных столов. За годы службы в армии он провел более 20 тысяч операций. День Победы отец встретил в Кёнигсберге. Он был награжден Орденом Красной Звезды, медалью «За победу над Германией», юбилейными наградами, а ещё, уже в послевоенные годы, — Орденом Трудового Красного Знамени. Ему было присвоено почетное звание Заслуженного врача РСФСР.
После возвращения с фронта отец был увлечен ортопедией. Он оперировал детей и взрослых с дефектами верхних и нижних конечностей, плечевого пояса и вообще с любой патологией суставов. Долгое время он хранил фотографии пациентов, сделанные до операции, например, с Х-образными конечностями или с искривлённым положением стопы, и после операции – с нормальным положением конечностей. А в 60-х годах он больше сосредоточился на полостной хирургии.
Он был истинный земский врач, который хорошо знает местное население, их проблемы, беды и старается им помочь. Земский хирург – оперировал пациентов с любой патологией. Травмы, ранения, врожденные или приобретённые патологии…. Все срочные случаи – постоянно бежали за ним, благо недалеко – жил тут же. По сути дела, у него было бесконечное дежурство врача. На свои операции отец собирал свободных медсестер и врачей – это естественное действие хирурга, думающего о перспективе своей работы и о тех людях, которые с ним работают. И я у него такую школу проходил, когда приезжал на каникулы из института.
Он заботился о том, чтобы расширить помощь населению, старался оживить работу различных отделений и открыть новые. Было открыто родильное отделение. Оно сначала располагалось в большом корпусе. А потом был отремонтирован соседний корпус, и родильное перевели в него. Позже открыли ещё и инфекционное отделение. Долгое время было полуразрушенным здание поликлиники. Отец потратил много времени и сил на ремонт этого здания. Поликлинику в нём открыли.
Отец очень хорошо знал население, истории болезней практически всех семей, проживающих в округе. Когда я проходил практику в Барановской больнице, после приёма пациентов случалось советоваться с ним по каким-либо сложным случаям. Обычно он пояснял, что именно для этой семьи характерно наличие такого-то заболевания… И то, что вызвало моё недоумение, по всей вероятности является следствием именно этого заболевания.
Отца избрали депутатом местного Совета. И он занимался вопросами газификации села Барановское. Много сил отдал разработке, продвижению этого проекта…
Своей долгой и самоотверженной работой он заслужил уважение и признательность жителей округи. На гражданскую панихиду, которая была организована в клубе, пришли жители многих окрестных сел, а после нее гроб из клуба до самого кладбища люди несли на руках.
Он был настоящий народный врач.
***
Главе Воскресенского района Олегу Сухарю поступило обращение жителей села Барановское с просьбой установить мемориальную доску на здании Барановской больницы, в память о П.Ф. Дегтярёве. Ещё жители просили, чтобы в районной газете «Наше слово» была опубликована статья о Прокопии Филипповиче.
Доску глава заказал, место для неё определили, статью поручил написать мне, и в сегодняшнем номере газеты она опубликована. Текст вот этот самый, который вы прочли. В Барановском газету ждут.
Добавлю ещё, что когда приезжал в Барановское сфотографировать эту самую дореволюционной постройки больницу, разговаривал ещё с людьми, и каждый что-то о Прокопии Филипповиче хотел рассказать.
И ещё оказалось, что такие уникальные врачи разных специальностей и в разных больницах района ещё были. Мне их назвал наш уважаемый почетный и заслуженный главный врач станции переливания Станислав Андреевич Исполинов.
Но, получается, — в нашем районе минимум четверо, и в других районах должно быть так примерно. Писать о них надо. Рассказывать.

Прочитал историю про вшей и вспомнил смешной случай на похожую тему. Наскоро закинул в качестве коммента, а на него тут же откликнулись несколько человек, которые предложили мне подработать эту историю и послать в основные, пусть еще кто-нибудь посмеется. Выполняю ваши пожелания, читайте на здоровье.
Однажды звонит мне друг и жалуется, мол наградила его в командировке какая-то шаболда лобковыми вшами, в результате чего он уже три дня чешется, не вынимая рук из карманов брюк. Идти в кожвендиспансер ему ну очень не хочется, потому что он, хоть и небольшой, но начальник, и не дай бог его там увидит кто-то из подчиненных. Говорит:
— У тебя же однокласник там работает, поговори с ним, может он меня у себя дома примет?
Позвонил однокласнику, врачу микологу. Однокласник, человек очень доброжелательный, весело говорит:
— Никаких проблем, приходите прямо сейчас.
Приходим. На дворе лето, выходной, врач и его брат сидят на веранде дома, играют в карты под коньячок с лимончиком. Представляю друга:
— Вот он, пострадавший от любви, помогите, товарищ гиппократ.
— Это, — говорит, — запросто.
Завел пациента в летний душ, кинул взгляд, выходит, смеется:
— Не ссы, это вообще фигня. Можно, конечно, выписать тебе мазь или шампунь от паразитов, но тогда тебе придется сначала побегать по аптекам, пока найдешь, потом потратиться, потом несколько дней это все применять, да еще и сбрить там все наголо. А потом еще месяц будешь чесаться, пока отрастет. Мы сделаем по-другому. Способ проверенный, хотя если бы я его у себя в отделении применил, запросто могли бы с работы выгнать. Так что решай сам.
Друг соглашается, ему пофиг, лишь бы поскорее перестало зудеть в интимном месте. Тогда врач берет ножницы и большой полиэтиленовый пакет (на котором, как мне почему-то запомнилось, была изображена соблазнительная женская попа в джинсах), вырезает из этого пакета некую пародию на трусы, только еще с маленькой дырочкой спереди. Дает эти импровизированные труселя страдальцу и говорит:
— Иди в душевую, разденься, надень сначала эту конструкцию на голое тело, на нее сверху трусы, оденься и приходи. Самое главное — это не забудь высунуть писюн вот в эту дырочку, а то препарат токсичный, раздражение на головке гарантировано.
Затем отрезает кусочек от рулончика лейкопластыря, вырезает его кружочком и дает другу.
— А это еще зачем?
— А это, — говорит, — тебе, чтоб очко заклеить. Только придется потом полчаса терпеть, не пукать.
Мы с его братом сидим, угораем. Конечно нам весело, не по нашим же кокам ползают эти маленькие симпатичные шестиногие крабики.
Друг сходил, сделал все, как велел доктор, возвращается. Врач встает, берет баллончик самого обычного дихлофоса, весело оттягивает своему подопытному спереди брюки и пшикает пару раз ему прямо в трусы. Потом разворачивает его и повторяет ту же процедуру с обратной стороны. У друга на лице непонимание и даже где-то недоверие, но терпит, раз уж пришел. Зато у всех, кроме него, настроение веселое и приподнятое.
— Все, — говорит доктор, — теперь засекай полчаса, а пока садитесь с нами, выпьем по рюмочке и успеем в подкидного перекинуться.
Друг все полчаса тревожно поглядывал на часы.
— Все, доктор, полчаса прошло, что мне дальше делать?
Эскулап поднимается и торжественно говорит:
— А теперь как раз начинается самая важная часть нашего лечения, и сделать все надо точно так, как я сейчас покажу.
Встает, расставляет ноги шире плеч, при этом еще и подогнув их в коленях, и откидывает туловище назад настолько, насколько можно, чтобы только не упасть. Стоя в такой совершенно нелепой позе, хлопает себя обеими ладонями по области паха, и не поведя даже бровью, на полном серьезе выдает:
— Становишься точно так, как я показал, и не меняя позы, хлопаешь себя по яйцам ровно тридцать раз, не больше и не меньше. И главное, не сбейся со счета.
Друг, уже совершенно ничего не понимая, послушно принимает заданную позу, и чуть ли не опрокидываясь назад, начинает добросовестно хлопать, как ему показано, при этом еще и считая вслух. Доктор смотрит на него с серьезным видом и иногда делает замечания, типа «плечи надо бы назад покруче», или «хлопать надо порезче, с оттяжкой», и тому подобный бред. Мы, зрители, естественно, ржем, держась за животы.
По всему этому моему описанию кто-нибудь может подумать, что мой друг просто какой-то недоделанный полудурок. На самом же деле он с красным дипломом закончил престижный (и один из самых трудных) столичный вуз. Не знаю, может это неожиданная неприятность так на него повлияла, отупила на какое-то время. А может просто человек сознательно выключил мозги и решил для себя: доктор знает, что говорит, а мое дело тупо подчиняться.
Когда он наконец честно прохлопал все тридцать раз, врач объявил:
— Все, молодец, поздравляю, лечение закончено. Теперь держи полотенце и срочно беги в душ дихлофос смывать. Лечебные трусы в мусорное ведро, яйца и жопу помой как следует с мылом. Ну а мы пока в картишки перекинемся.
Когда друг вышел из душа и присоединился к нам, он все никак не мог поверить, что все оказалось так невероятно просто и так быстро закончилось. Неужели теперь он снова нормальный человек и ему не надо больше все время держать руки в карманах, то и дело почесывая мудя? Придя немного в себя, он наконец задал вопрос:
— Не могу догнать, а зачем вообще надо было хлопать? К чему такая поза и почему ровно тридцать раз? А, догадался! Чтоб эти дохлые твари в трусы осыпались.
— Вообще-то мандовошек ты и в душе бы прекрасно смыл. Ты не обижайся, просто поржать захотелось.

Кстати способ оказался эффективным, друг потом говорил, что гадкие насекомые пропали сразу и навсегда.

В далекие 90е довелось мне познакомится с человеком завидной кармы. Вова был отпрыском столь могучего рода, что и называть боязно.
Все предки Вовы до 12 колена включительно занимали какие-то очень ответственные и хлебные места. Наверное, прапрапрадед Вовы, служивший думным сральничим Ивана Калиты, нашел-таки рецепт изготовления «эликсира начальника» и передал секрет по наследству. Так пращуры Вовы прочно утвердились на начальственных должностях. Я видел фото многочисленного семейства-там даже младенцы сохраняли ответственное выражение на лицах.
Папа Вовы, согласно семейной традиции, при СССР руководил чем-то внешнеторговым.
После перестройки как-то совершенно не делая резких движений, плавно перетек в олигархи. Наверно, просто узаконил семейную кубышку и парой бумажек перевел ложно-общественное добро в свое личное.
Папа вообще был тот еще кадр. Например, у него было три семьи. Причем не последовательно, а параллельно. То есть у него было три квартиры, три дачи, три жены, куча детей от каждой, три тещи, три тестя итд. Все официально. У каждой жены в паспорте стоял штамп.
Не знаю, что стояло в паспорте папы. То ли три штампа, то ли паспортов было тоже три.

И это при СССР, на минуточку. Всем возражающим, особенно годов с 80х рождения: нахуй-это туда. На два лаптя правее Солнца. Мне не интересно слышать про то, что написанное противоречит вашим представлениям о быте СССР, о котором вы читали, слышали и видели во снах.
Я там жил. Поскольку сам из номенклатурной семьи, то ясно наблюдал, что для простого люда в СССР были одни правила что можно, а чего нельзя, а для непростого- совсем другие. И если слесаря Сидорова с кладовщицей Куськиной, застигнутых за производственным промискуитетом на засаленных ватниках драли на товарищеских судах, парткомах и профсоюзных собраниях, как сидоровых коз, то первый секретарь обкома мог при желании покрыть собою хоть всю область. Понятное дело, и ему могли яйца прищемить, но совсем не за чреслобесие. А ежели товарищи по партии решили схарчить в пылу классовой борьбы за место у корыта. Как с цветком душистых прерий Лаврентий Палычем Берией вышло. 25 лет сей цветочек опылял все что шевелится, пока подельники по хевре не объявили его на сходняке блядиной и сукой ментовскою. Да повелели ему по ушам бить и от клумбы отодвинуть. Закопать корешка на два метра вниз под травку.
Как попал под раздачу -и сразу стал мусаватистом-затейником и половым разложенцем. И заодно и английским шпионом, для пущего куражу. Гомосятину не пришили, полагаю, только от тогдашней половой дремучести. В общем, если сравнивать по количеству оприходованного бабья и с учетом открывшейся на суде профессии можно считать Лаврентия Палыча нашим, советским Джеймсом Бондом.
Как говорили в народе:
«Как товарищ Берия
Вышел из доверия,
И решили на суде
Оторвать ему муде.»

Но я отвлекся. Об чем я? А о папе Вовы. Удивительного плодородия и добродушия человек. Как он умудрялся разруливать с тремя супругами-уму непостижимо. Буддист прям какой. Просветленный. Садху. Ни разводов, ни скандалов ни заявлений в партком не было. Папа исправно присутствовал на всех семейных праздниках. Наверное, заранее планировал дни рождения чад, гений. Мало того-он НИКОГДА не матерился. Зарок дал себе в детстве и за всю жизнь не озвучил НИ РАЗУ НИ ОДНОГО МАТЮКА.
Думаете это просто? В России-матушке? Где, как занавеску отодвинешь, на улицу глянешь и в голове-одни идиомы. Ну и так. Как попадете молотком себе по пальцам- я вас переспрошу, просто ли это-жить без мата?
Детей Вовин отче наплодил столько, что сам путался в исчислении оных. Некоторых отпрысков помнил смутно. Вроде моя. а как зовут. Света. нет. Катя? . вроде не Катя. да чтоб тебя.
-Деточка, тебя как звать? -Маша я, папенька! -А! Точно! Ну на тебе конфету.
Но Вова ему запомнился, это несомненно. Среди всего папиного помета этот щенок был явно призовым.
Еще в начале 80х он чуть папе карьер не сломал. Вылез в халате на балкон квартиры, что выходила окнами на Ленинский проспект, поглядел на метущиеся внизу народы и почувствовал себя вождем. Лениным в Октябре. После чего встал в позу памятника и картаво завопил на всю округу:
«Товарищи! Рабочая и крестьянская революция, о необходимости которой все время говорили большевики, совершилась! Ура товарищи. «
Снизу ответили дружным «УРА!» Времена были застойные, народ живо реагировал на любую фронду. У папы чуть родимчик не случился. Стукни кто из соседей-и папины делишки накрылись бы медным тазом. Поехал бы в Анадырь промкооперацией командовать. И это в лучшем случае.
Вову услали в ссылку от греха.
Когда Вову вернули, папе уже никакая аморалка помешать не могла. Но Вова все равно давал ему просраться по-полной.
Трезвый Вова был внешне человеком крайне меланхоличным. Действительно-зачем суетиться ,если у тебя с пеленок есть все? Ну что пожелаешь-то и будет. Джинсы так джинсы. Машину в 17 лет-не вопрос. Бабы- все твои. Чего париться-то?
Но стоило Вове накатить. Он становился искрометен. Идеи так и фонтанировали из него.
С учетом неограниченности в средствах и пьяной общительности Вовин загул моментально приобретал характер стихийного бедствия. Увидел поющую толпу с цыганами, медведями, пьяными ППСами, монахом на веревке, бесчувственным певцом Пенкиным(лицом в сугробе) , окруженную воющими собаками-знамо, это Вова гуляет.
Вообще Вова был, конечно, творческий человек, потому что соединить в таком огромном гармоническом объеме бардак, игорный дом, круглосуточный халявный кабак, притон еще никому не удавалось.
Помню обмывали его новую БМВ. Три дня угара. Все как в тумане. Всполохом сознания-оба едем в машине. Оторвались от стаи. Вова за рулем-вроде нормальный.
Ага, как же.
Как выяснилось-это была такая его особенность. Умение казаться вменяемым(некоторое время) , будучи в говно.
Грохот, хруст, звон стекла-к нам в салон приехал трамвай. Сцепное устройство(в просторечии «колбаса») пробило заднюю дверь.
«Тпрру. Конечная. Поезд дальше не пойдет, просьба освободить вагоны!» -комментирую я событие.
Вовик понимает меня слишком буквально: перегибается через сиденье и начинает одной рукой пытаться вытолкнуть колбасу из машины. Я пучу глаза: на рожу вроде трезв, но судя по осмысленности деяния Вольдемар далеко улетел от реальности.
Трамвай сдает назад- железяка с треском начинает вылезать из салона. Вова поднатуживается- по его мнению это он выпихнул 20 тонн одной ручкой. Оп! Расцепились.
-Вагоны, вы свободны! провозглашает Геракл, дает газу и мы отваливаем.
Вообще я старался держаться от Вовы подальше. Не поклонник я халявы, да и папино терпение не безгранично.
Глядя на деяния такого сынули явно кого-то хочется убить. Не хотелось быть этим «кем-то» , подвернувшимся под горячую папину руку. А то сын папе скучать не давал.
Как-то Вова взялся загнать папин Роллс-Ройс в гараж. А то стоит во дворе, мокнет. Непорядок. Загнал. На скорости километров под 80. Правда, при этом забыл ворота открыть. Трехтонный предмет роскоши с воротами на капоте пробил стену и вкатился на кухню, где папа завтракал. Папа умудрился даже допить свой утренний кофэ. Великий человек. На работу поехал как лох чилийский , в Мерседесе. Переживал, наверное, немного.
Но терпел.
На юбилее папы чадо облевало Черномырдина. Не прицельно. Просто попал Степаныч в струю.
Папа крепился.
Отпрыск обрюхатил папину любовницу. Тоже, видимо, под струю попала.
Папа проглотил и это.
Сыночка затопил кипятком папину квартиру. Пустил воду бассейн заполнить и забыл про это. Умчался на дачу. Погибла коллекция картин. Немного, правда. Миллинов на 5 зелени. Ну и всем соседям снизу ремонт пришлось сделать.
Папа сдержался. Вокруг его головы окружающие начали видеть некое мерцающее сияние.
В отчаянии папенька нанял Вове няньку. Целого десантного майора. Сурового несгибаемого фронтовика. Поначалу он учил Вову любить Родину. Через месяц выяснилось, что они оба люди одного карасса (см. прим.) : буйные алкоголики. Вова-явный, майор-скрытый.
Вампитером(см. прим.) их карасса(см. прим.) было все, что градусом крепче 40.
Вольдемар быстро «развязал» майора и они зажили душа-в душу. Некоторое время бокомарничали впотай. Папа успокоился. Давно от Вовы вестей не слышно-наверное, встал на путь исправления. Вознаградил себя за сметливость отдыхом на океане.
Все было ровно наоборот. Как в анекдоте :
Из разговора двух подруг. — Мой муж был алкоголиком и я решила отвести его к доктору Майорову. Теперь доктор Майоров тоже алкоголик.
За-ма-ки-бо (см. прим.) неумолимо тянуло Вову и майора вперед, к неминуемому Пууль-па(см. прим.).
Как папа уехал, браты-акробаты решили съездить на природу. В папино шале. У папы домов было, как у сучки блох, но любимым гнездом было деревянное шале-копия виденного им в Куршевеле. В том шале папа отдыхал от опостылевших семей и шалил с профурсетками.

Вова перед отъездом родителя спер ключи и они с военным поехали ворошить папино любовное гнездышко . Прихватив с собой взвод блядей самого дешевого пошибу. Неделю шале раскачивалось и скрипело.
По окончанию мероприятия шобла свалила, оставив на месте былого великолепия следы вторжения Аллариха. «И насрали в патефон»-эта фраза хорошо характеризует тамошнюю обстановочку.
Но кроме привычного срача в доме были забыты две марамойки. По невнимательности. Небось, сомлели в каком шкафу-вот их и не заметили при сборах.
Проснувшись, мадамы возжелали романтики. Они распалили камин и устроились бухать папин Гленливет на медвежьей шкуре. Быстро вырубились. Огонь из камина перекинулся на сваленные перед экраном дрова.

По приезду загорелого папу с нетерпением ждали пожарные, менты и соседи. У каждого к курортнику было тьма вопросов. У пожарных-понятно какие, соседи были немного сердиты на папу за то, что от его домика полпоселка выгорело, а мусора любопытствовали- зачем он, затейник эдакий, держал в доме заложниц, обугленные кости коих нашли на пепелище?
В общем, хорошо отдохнул. Подлечил нервишки, называется. По приезду -дома нет, 12 судебных исков от соседей и два уголовных дела от родного отечества.
Поначалу папа только открывал и закрывал рот беззвучно. Ну и руками ворот рубашки с хрипом рвал. Потом шныри допросили охрану периметра, те обрисовали Вовино участие.
И тогда папа впервые в жизни выматерился. Да как! Ему было что поведать миру! Потрясенные пожарные, сотрудники, соседи, правоохранители стояли с открытыми ртами , с восхищением внемля чарующим звукам, что издавал блудный отец. Он полчаса виртуозно изрыгал хулу и ни разу не повторился. По свидетельству очевидцев папенька в 5 минут выполнил и перевыполнил годовую норму матюков среднего россиянина. Некоторые утверждали, что по степени крутизны его речь превосходила знаменитый Малый Морской Загиб Петра Первого (не смотри примечание) на 5 румбов.
При этом оживленно жестикулировал подобно Отелло , сжимая в руках чью-то невидимую шею.
Как сказал бы человек пообразованней меня: «В этом крике — жажда бури! Силу гнева, пламя страсти и уверенность в победе слышат тучи в этом крике!»
После чего, харкнув (изысканные манеры покинули его) , смачно плюнул на остывающее пепелище, развернулся и сел в машину. Никто не посмел его остановить.
-Поехали, бля! -хрипло заорал он на остолбеневшего шофера.
-Ккуда? -придушенно пискнул водила.
-Кошке под муда! К Вове!! Я ему лично сикель рвать буду! Я ему, пидору , матку наизнанку выверну! Я ему глаз на жопу натяну и моргать заставлю! Он у меня .
Кавалькада скрылась в дали. Минуты три еще слышались затихающие папины обещания и пророчества.
Вову мы больше не видели. Говорили, его папа куда то в пампасы услал. На Огненную Землю. Ламам хвосты крутить.
Вот потому я никогда не завидовал мажорам. Трудно жить, когда обычные желания тебе чужды из-за легкоисполнимости.
Поневоле начинаешь хотеть странного.

Примечание 1.
Малый Морской Загиб. Просьба нервным не читать дальше.

Еби ежа косматого, против шерсти волосатого! Хуев ты козолуп, пиздин свинарь, жопска злодиюка, ебана гадюка, тать препоганый, хуем обуянный, говном пханый, царь кобыльего подхвостия, жеребячей залупы вседержец, пиздоутопленник хуев, свинопас подпиздий, ведьмина пиздопрорва, жопища ебана, чертова пиздосербала, обоссаный евнух, ослиный хуй, бараний хвост! Голой жопой ежа вбить не можешь, хуй сатанилов, гнилая пизда матерная, чертов подпиздник, гнилое хуилово, да впридачу полпизды на сраку, и полжопищи на ебаку, шишку тебе на хуй и в пердилище ветродуй, чтоб твои пизды заросли рубцом, хуй свернулся кольцом, еби себя в сраку, наевшись маку! Сальная подтирка, пиздробрейная затирка, непотребный хуй крещеный! Хуем ворота проткнул, да мудо в колодце утопил, ядрами сереешь, пулями ссышь, ехидны выблядок, чертов дрист, блядина потаскуха, крокодилова жопа, ебаной кобылы высрань, тараканьим хуем в блошиной пизде толченый, пердежом дьявола прославленный, свинячьим бздехом пропетый, дуроеб отпетый, пиздохлебатель на хуй вздетый, достославная сака, разъебанная твоя срака, с хуем выступал, продриставшись бежал! Черт тебя ёб, некрещеный лоб!
Чтоб ты голой сракой ежа въебал, чтоб ты, блядин сын, распроеби твою мать, черта высрал! Хуев внук, свиняча морда, кобыляча сака, ризницка собака, некрещеный лоб, мать твою въеб, день будет хуев у вас, поцелуй в сраку нас! Будь ты проклят на земле и под землею! Чтоб повылазили твои рачьи очи, растряси тебя хуеманка, чтоб отсохли твои муди, хуй лежал на блюде, разъеби тебя в дышло, пить тебе чару до дна, полную говна!

Примечание 2.
В тексте использованы термины Боконизма.
Карасс. Группа людей, собранная вместе для выполнения божьей воли без своей на то воли и ведома.
Вампитер. Ось всякого карасса. Нет карасса без вампитера, учит Боконон, так же как нет колеса без оси. Вампитером может служить что угодно — дерево, камень, животное, идея, книга, мелодия, святой Грааль, косорыловка. Но что бы ни служило этим вампитером, члены одного карасса вращаются вокруг него в величественном хаосе спирального облака.
За-ма-ки-бо. Судьба, неумолимый рок.
Пууль-па. Либо дождь из дерьма, либо гнев божий. Впрочем, при этом различные переводы не считаются чем-то несовместимым.

Ну и чудесный фильм-в тему.»Артур» 1981 года с Дадли Муром , Лайзой Минелли и Джоном Гилгудом. Диалоги-заслушаешься.
Лучший перевод,что нашел.Остальные варианты-полный отстой.