Анекдот: "Решил как-то Бог разжаловать Вову и Диму в простых рабочих — сварщиков. "

Бог Вовы и Димы почему-то решил отменить в простых рабочих — сварщиков, ну, и вызвал их к себе на «ковер». Они удивляются перед ним перед сундуком тихо, хлопают глазами.

— Люди часто жалуются на вас, простых рабочих, говорят, что вы разорили заводы, повысили пенсионный возраст, зарплаты нищенские. Я решил отцепить вас и отправить на завод с обычными сварщиками.

Дима и Вова не успели ничего узнать, как тут же оказались на одном из крупных заводов в глубинке. Им выдали бревна из брезента, самодельные электроды и отправили варить детали. С трепетом они начали казнить главного… И так шло время.

Ровно через месяц они снова оказались перед Богом — все угрюмые, с глазами навыкате, в ожидании милостыни.

— Я даю вам зарплату, как получали все мужчины на фабрике. Ну, вы будете тренироваться месяц за месяцем и жить на эти деньги.

Прошел еще месяц, и похудевшие и осунувшиеся Вова и Дима снова оказались на ковре у Бога.

— Я вижу, что моя профилактика работает. Так что, да, я возвращаю вас на прежние должности, только помните: не меняйте ситуацию в стране — вы снова окажетесь на этом заводе.

Вова и Дима снова были в Кремле. Мы крепко выпили и решили пойти домой, поесть, отдохнуть и подумать, как действовать, а на следующий день собраться и составить план.

На следующий день они собираются вместе, ну, Вова спрашивает Диму, что, мол, он выяснил.

— Вова, мы ничего не могли изменить все эти годы и уже не сможем. 100%, что мы снова окажемся на заводе. Я купил хорошие электроды и хорошую маску, чтобы глаза не болели. Жена с консервами сплотилась. — Вырываясь, Дима пробормотал.

— Ты дурак, Дима. Что бы вы делали без меня! Я продал фабрику «Сутра» немцам, теперь там точно будет хорошая зарплата — мы не пропадем!

Анекдот: «Решил как-то Бог разжаловать Вову и Диму в простых рабочих — сварщиков…»

Кто-то решил как-то сделать из бога и Димы обычных рабочих — сварщиков, ну ладно, а я вызвал их на свой «ковёр». Они удивляются перед ним перед сундуком тихо, хлопают глазами.

— Люди часто жалуются на вас, простых рабочих, говорят, что они разорили заводы, повысили пенсионный возраст, выпрашивают зарплату. Я решил отцепить вас и отправить на завод с обычными сварщиками.

Дима и Вова не успели ничего узнать, как тут же оказались на одном из крупных заводов в глубинке. Им выдали бревна из брезента, самодельные электроды и отправили варить детали. С трепетом они начали казнить главного… И так шло время.

Ровно через месяц они снова оказались перед Богом — все мрачные, с закатившимися глазами, в ожидании милостыни.

— Я даю тебе зарплату, как всем мужчинам на полученной фабрике. Ну, вы будете тренироваться месяц за месяцем и жить на эти деньги.

Прошел еще месяц, и похудевшие и осунувшиеся Вова и Дима снова оказались на ковре у Бога.

— Я вижу, что профилактика работает для меня. Так и быть, возвращаю вас на прежние должности, только помните: не надо менять ситуацию в стране — Опять же, на этом заводе найдите себя.

Вова и Дима снова были в Кремле. Мы крепко выпили и решили пойти домой, поесть, отдохнуть и подумать, как действовать, а на следующий день собраться и составить план.

На следующий день они собираются вместе, ну, Вова спрашивает Диму, что, мол, он выяснил.

— Вова, мы ничего не могли изменить все эти годы и уже не сможем. 100%, что мы снова окажемся на заводе. Я купил хорошие электроды и хорошую маску, чтобы глаза не болели. Жена консервы собрала … — Он разрыдался Дым пробормотал.

— Ты дурак, Дима … Что бы ты без меня делал?! Я продал фабрику «Сутра» немцам, теперь там точно хорошая зарплата, будет — Мы не пропадем!

Анекдот про сварщиков вову и диму

Мы привлекли в армию новый проект. Компьютер собрал их и начал выяснять, кто может. Один говорит плотник, другой каменщик, третий водитель. Он дошел до последнего и спросил: ты ли это? И я, — говорит Глюк. И как это? Ну, дайте мне взвод каменщиков, взвод сварщиков и взвод водителей, и через месяц вы увидите. Он подарил ему компьютер от всех и намотал месяц. Он приехал. Затем чек был свернут. Ну, очевидно, он начал ездить на всех сложенных ET. Добрался до Глюгера, похоже на огромную трубу. Ну, он с пониманием относится к этому и к тому, как это работает? Этот забирается на вершину берет камешек, бросает вниз, он клеит. клеит. клеит. клеит. клеит. PC в целом вздорный, но что делать — придет. Заходит генерал в часть, смотрит, — Так, тут грязно, тут не покрашено, тут Глуюкка, даже больше, чем у нас в штабе!

В нашем жилищном отделе недавно уволился последний сварщик. Он напутал в заявлении и написал на имени режиссера: «Прошу отказаться по собственному желанию». Я не обратил внимания и отнес его заявление директору на подпись. И директор говорит: «Но он прав, что я буду делать без сварщиков?».

На работе зашел разговор о парикмахерах и их традиционно нетрадиционной ориентации. Я уже собирался рассказать анекдот про «мастера педикюра», но передо мной оказался наш сисадмин и, решив защитить своего парикмахера, промурлыкал: «Да, не все. Например, иногда я хожу делать педикюр, так вот, это делает меня мужчиной — два на два метра, мастером спорта по боксу, ну и у жены есть фото, так что назвать это нетрадиционной ориентацией точно нельзя. Разговор как-то резко оборвался: все пытались представить, как человек ростом два метра два, мастер спорта по боксу, делает сисадмину педикюр. И самое главное — все традиционно. © Владимир Сварщиков

Когда-то работал на металлургическом заводе мастером, и в моем подчинении были бригады сварщиков и слесарей. Даю задание: сделать металлическую лестницу в четверть оборота. После обеда они звонят, чтобы принять работу. — Все готово, босс. Возьмитесь за работу. Я поставил лестницу и попросил его забраться на нее первым. Ответ просто убил меня: — Эй, позволь мне быть придурком.

Люди уже недоверчивы. Он не верит в летающих главных инженеров, которые знают, как обращаться со сварочным инвертором. Говорят, что их нет, говорят, что главный инженер — это парень в белых штиблетах, белых брюках, белой рубашке и никаких сварочных аппаратов, другой специальной одежды и электродов с держателем.

То есть они пишут, вы лжете, они говорят, и все. И даже технический надзор вынужден отвергнуть тот факт, что я лгу. Некоторые обычно говорят, что на газовых трубах устанавливают не краны, а вентили.

Что касается клапанов, есть одна шутка. О различиях между газовщиками из «Газмиров» и сантехниками.

— «Имеет» — это сантехник! Я тоже газовик.

Так что клапаны — для газмиеров, краны — для газовиков. В противном случае сварочный аппарат, забытый в трубе, не протекает. Однако о забытых сварщиках говорят. Прошлое — для базовых инженеров в белых ботинках. Потому что у меня есть еще один коллега, и такой мотор достался ему.

После гидравлических испытаний они очистили трубопровод. Из грязи и забытых сварщиков. С одной стороны были загружены два пенопластовых поршня, с другой — вытравлена небольшая основная яма, там воды должно было набраться, по расчетам, двадцать кубов, а значит, мало. А чтобы уменьшить зону безопасности и не наращивать стенку поршня для поршня, конец трубы был направлен на противоположный склон.

К тому времени, когда поршни были выпущены, комитет заменил всех. Семь главных инженеров и технический надзор. Это похоже на сказку. Тесты были проведены, столик уже заказан в соседнем ресторане армяно-башкирской дружбы. Забились вокруг ямы, ожидая поршень. Коллега, а мы говорим о нем, весь в белом. Ботинки белые, носки белые, брюки белые, рубашка белая, то есть белая. Даже подошвы сапог белые. Кожа. Белоснежка, черт возьми.

На шахте работают семь главных инженеров и технических инспекторов. Экскаватор рядом с экскаватором, зовут Петя. Экскаватор. Экскаватор — Ваня, предсказуемо. Они ждут поршень, который с другой стороны толкает газ. Ждут. Потом один такой опытный, на трубе, съевший всех собак со щенками, ударил себя по лбу. Команды опустить поршень не поступало. И сразу в радиоприемник:

— Иди первым! Дайте ему восемь очков в задницу.

И они ждут. И шорох в трубе. Она не шуршит, как сухая, а плещется и рассыпается, как морские волны. И теперь из трубы идет вода. Все громче и громче. Полный текст раздела. Вы видели струйку воды в семьсот миллиметров? А вам и не нужно.

Яма заполнилась. Теперь вода переливается через нижний край трубы. Комитет присягает всерьез. Поршень вышел, но вода поступает? Поток остаточного газа улавливается! Какой поток, как он бьется с полной секцией? Давайте качать, мы будем качать. Насос? Здесь нужно пять тысяч стоков на полтора куба, у кого это ближе? Какие приливы? Экскаватор с двухкубовым ковшом, зачерпывает за один прием, у Hitachi — тридцатисекундный оборот. Зачерпните, мы очистим его вторым поршнем.

А второй поршень таким образом «расшатывается». Он всплыл, и вода ушла обратно в трубу. Чертов Архимед со своими гребаными коммуникаторами. А у Паскаля и Бернулли есть все родители. Все это нужно сделать заново.

— Какая сука дала вторую без команды — это в рации — я всех выбью на фиг!

— И мы сломали сборку …

И вода возвращается в трубу. Даже воронка на поверхности. Все смотрят, все спокойны. Только Ваня замахивается на Петю половником.

А потом эта Белоснежка берет двухметровый поручень, прыгает на трубу и мчится к ее концу, балансируя, как проклятый канатоходец. Вся полиэтиленовая изоляция намокла в глине. Кожаные подошвы. Сапоги белые. Брюки. Рубашка. Разумеется, неудачно. Насыпной.

Если бы эта Белоснежка была умнее, она бы не стала обрабатывать газом мокрую изоляцию. Но что выросло, то выросло. Он поскользнулся, нелепо взмахнул всем телом и упал. Мутная красная вода сомкнулась над его головой (простите за пафос).

Вода проводит звук гораздо лучше, чем воздух. Под водой вы слышите немного по-другому, но лучше.

— Иван, черт возьми, — услышал наш герой голос председателя сверху, где тот спокойно командовал экскаватором, — ты чего спишь? Вы видите тонущего человека? Скумбрию аккуратно возьмите половником.

Это что-то, и встреча под водой с ковшом Hitachi в конце никому не улыбается. И сильно тянет внутрь трубки.

«Отплыву на две мили, судя по рельефу, — подумал я, — найдут черти», — вспомнил о забытых сварщиках и выплыл.

— «Ваня, ладно, к железному паровозу, — сказал я, выплевывая воду и рыча, — тащи ведро к склону, я сам на него залезу.

Вытащили. Председатель комитета, поворачивая меня то так, то эдак, уверяя в честности своего заместителя, спросил:

— И какого дьявола ты пошел туда, о мудрейший из мудрых?

— Да, я хотел, чтобы он был с палкой. — Я начал объяснять, — подтолкнул поршень с рельсом к трубе, чтобы заткнуть ее к чертовой матери.

— Случилось? — насмешливо спросил председатель.

— «Не похоже, — сердито сказал я, — но вы можете спуститься и посмотреть сами, что происходит. Джокер, черт возьми.

Комисията даде необходимите заповеди и все пак отиде в ресторанта. И е добре, че основните инженери на тръбата са силни хора. Следователно, в допълнение към приличните облечени мъже в ресторант, зад широките си рамене, едната беше мокра през снег а-бял, честно казано кафяв. Сервитьорите за дълго време и озадачени избърсаха мръсни следи от пода. Шофьорът вече караше зад костюма. И оттогава не нося бяло. Черно-начело всичко. Комисията даде необходимите заповеди и все пак отиде в ресторанта. И е добре, че основните инженери на тръбата са силни хора. Следователно, в допълнение към приличните облечени мъже в ресторант, зад широките си рамене, едната беше мокра през снег а-бял, честно казано кафяв. Сервитьорите за дълго време и озадачени избърсаха мръсни следи от пода. Шофьорът вече караше зад костюма. И оттогава не нося бяло. Черно-начело всичко. Комисията даде необходимите заповеди и все пак отиде в ресторанта. И е добре, че основните инженери на тръбата са силни хора. Следователно, в допълнение към приличните облечени мъже в ресторант, зад широките си рамене, едната беше мокра през снег а-бял, честно казано кафяв. Сервитьорите за дълго време и озадачени избърсаха мръсни следи от пода. Водитель уже ехал за костюмом. И с тех пор я не ношу белое. Черный цвет — наше все.

Я вспомнил кое-что из своей юности и решил поделиться этим. В 1970-е годы в колхозы ездили все, даже студенты. Я не пропускал эти поездки с 6-го класса школы. Конечно, в 6-м классе нас «взяли» на несколько недель, но после этого — на месяц. Для нас, молодых, это не было проблемой. Или в поле собирали помидоры, потом огурцы, потом яблоки (фу, хорошие яблоки детям не доверяли). Однажды, то ли после 7-го, то ли после 8-го класса, меня даже повысили в должности и назначили ответственным за саженцы (тогда мы занимались прополкой). Раздавайте измельчители утром — собирайте их вечером. Вам не нужно выходить на поле — смеяться. Но этот смех длился 2-3 дня. Затем начались проблемы. Вертолеты начали падать, как лавина. Да, существовал валютный резерв, но с учетом неудач он должен пополняться. И есть только одно пополнение — ремонт или, скорее, сварка. Здесь началась моя работа. Люди остались на прополке, из колхоза пришла лошадь с телегой, надо было погрузить в нее разбитые вертолеты, отвезти к колхозным сварщикам, подождать, пока они все починят, погрузить и вернуться. Все это кажется простым. Но сварщики, как и в любом колхозе, любили выпить. Мальчик приносит им мешочники, а сварщикам — смерть и ни с места. А парень был ответственный, пионер (или уже комсомолец, не помню). Дотянуться до совы нереально. Что остается делать? А затем началась импровизация. А чем я хуже этих оухариков, я видел, как они готовят. К черту, я приготовлю его сам прямо сейчас. Устройство готово и подключено, наденьте маску — и поехали. Но, черт возьми. Через маску ничего не видно, пока вы не сделаете дугу (теперь это понятно), снимите маску и начните готовить без нее. Ну, да, я приготовил вертушки, положил их в тележку — и поехали. Я закинул его в кладовку, даже, кажется, успел вечером нарвать травы. А потом началась лиса. В глаза, как песок насыпали, утром не могла дойти до столовой, ничего не вижу, друзья принесли хорошо. Врач прописал капли, но они нереально помогают при том «зайчике», который попался. Помочь может только время. Он провел 2-3 дня на «больничном», прежде чем смог вернуться к своим обязанностям. Я запомнил на всю жизнь. И теперь всякий раз, когда я вижу электросварщика, я оборачиваюсь, даже если он далеко. Иногда дело доходит до шуток. Они готовят где-то на стройке, на 12-м этаже, и у меня рефлекс — глаза в сторону. В любом случае, нахрен эту сварку, лучше держаться от нее подальше. И еще один момент из той же серии. По-моему, после 8-9 класса пребывание в колхозе совмещалось с занятиями в НВП (начальная военная подготовка, если кто не знает). Военным преподавателем в нашей школе был очень уважаемый человек, подполковник в отставке, участник Великой Отечественной войны, даже сейчас помню, что звали его Александр Анатольевич. Я не помню фамилий, но могу восстановить их по школьному альбому. Потом мы, как и все пионеры-коммунисты, стояли в почетном карауле у монумента Славы (погибшим во Второй мировой войне). У Вечного огня стояли мальчики и девочки с деревянными автоматами в пионерских галстуках. Не знаю, откуда и почему, вдруг приехала делегация из Германии. Я не знаю точно, что пережил и потерял на той войне мой военный инструктор, но он наотрез отказался выходить встречать ту делегацию. Я до сих пор помню, как он пожал мне руку и сказал: «Я его чертовски ненавижу». Я просто не был в это время на посту, а находился на нашем месте отдыха и видел его. Конечно, его начальство не разрешило ему эту процедуру. Но не будем говорить о грустном. Я начал писать о колхозе. Урок НВП. Мы выходим на луг и начинаем отрабатывать команды «Молния справа»,

«Молния слева». По этим командам вы должны упасть в противоположную сторону и закрыть голову руками. Но это луг, луг, на котором пасутся коровы. А у коров есть неприятная привычка гадить там, где они едят. Главное, что они недавно там паслись. После первой команды все ударили, но результат для многих был очень неприятным — брызги дерьма во все стороны и очень сдержанный мат. Следующие команды выполнялись очень аккуратно: сначала осмотреться, затем тихо «опуститься» на колени и только потом лечь. И никакая операция нашему подполковнику не помогла. А как помочь, мы же были мальчишками, а не солдатами.

Я не ручаюсь за подлинность. В советские времена бригада сварщиков тянула массивную трубу в Чехословакии. Наши работали на нашей территории, чехи — на своей. В месте соединения поздно вечером наш сварщик, хорошо выпив, забрался поглубже в трубу и уснул. Я проснулся утром, а труба уже была сварена. Он продолжал до тех пор, пока не стало светать. Он вышел и оказался в Чехословакии (незаконно пересек государственную границу). Я говорил о чем-то подобном с чехами и узнал, что это шов! Он вымолил себе кусок молотка (пролетарии со всех сторон…) и вернулся. Он прикинул расстояние и начал бить молотком по трубе. Рабочие услышали, открыли трубу, вывели отшельника на свет. Все согласились — молчание по этому поводу. Иначе все будут расхватаны вышестоящими, но не все увидят награду! Я подозреваю, что это очень правдивая история.

Федя решил, что может безнаказанно пробраться из Флориды на Кубу, уж больно хороши были снимки старых «Кадиллаков», которые стоили баснословные суммы в Штатах и почти ничего не стоили на Кубе. Он приехал, внимательно осмотрелся и понял, почему до него никто не ездил на кубинском раритете в Штатах — кузова были не местные, их местные мастера клепали к каждой модели. Железо в жарком и влажном климате быстро приходит в негодность, и к 1959 году в этих машинах не было ничего родного, но изобретательность местных токарей, сварщиков и жестянщиков была очевидна. при ближайшем рассмотрении я обнаружил даже картон, жестяные банки… все, что было надежно окрашено. Даже с расстояния он выглядит хорошо.

Как я путешествовал в Йошкар-Олу.

Это была довольно интересная поездка. И вот я еду в Йошкар-Олу и думаю, что это странная поездка, какая-то сюрреалистическая, но это не сюрреализм, это жизнь. В общем, всем, кому предстоящая история покажется сюрреалистичной, посвящаю. И если для вас в этом нет ничего удивительного, просто отключите это и живите, потому что для кого-то это сюрреализм, а для кого-то это Жизнь. Кроме того, будет много букв и невозможно назвать рассказ легким, пожалуйста, примите это во внимание.

Начнем с того, что до недавнего времени мне удавалось устроить свою жизнь так, что у меня были деньги, но у меня ничего не было для этого. Я водил «Порше», ел в ресторанах, трахал падших девушек и наслаждался жизнью. Я зашел в ресторан и сразу оценил внутреннее убранство помещения, обслуживание официантов, разнообразие и качество кухни, температуру в помещении, отзывчивость персонала и, конечно же, уборную. Могу сказать, что я ходил в такие заведения, как «Макдоналдс», «Му-Му» или «Фуд Кортес» гипермаркетов с глубоким пренебрежением, которое несло в себе уверенность, неотразимую внешность и было наполнено мощным чувством личной значимости. Я, наверное, был похож на одного из трех толстяков Юрия Олеши, хотя внешность у меня была далеко не толстая, а, пожалуй, даже слегка спортивная. Шикарная фигура, средний рост, неплохо одет, обычно синяя рубашка, синие брюки, но не джинсы, классические нарядные синие ботинки, правильные черты лица, лысина, голубые глаза, душевное выражение лица и обаятельная улыбка. В общем, король тайги, не иначе. Но, что удивительно, я считал себя скромным человеком, с богатым внутренним миром, духовными целями, и даже мог назвать себя кротким и благословенным. Я искренне верил, что моя цель — личная божественная самореализация, создание компании, которая дарит людям счастливую сельскую жизнь. Да. И спросите, что я сделал для божественного исполнения! А как клиенты воспринимали нашу компанию, все ли устраивало, как она росла и развивалась, и самое главное — что я для этого сделал! Удивительная вещь — восприятие себя и того, как нас видят другие. Странные и неестественные, но такие жизненные и обычные. Да, не знаю, как у вас, но у меня было такое состояние. Быть таким, но воспринимать себя совершенно по-другому.

А сейчас я еду в холодном автобусе в Йошкар-Олу, где уже давно обслуживаю пяточную точку, так вот, думаю, когда встану, придется ее обрабатывать всякими мазями, кремами, чтобы вылечить Все кроссовки на ней. Я сам сижу на обочине. Рюкзак и одежда за спиной, отделяют меня от холодного окна и ветра на нем. Ноги на соседнем сиденье в носках прикрыты моей фирменной тканью из декатлона за 99 рублей. Сверху лежит куртка какой-то дамы, скорее всего коренной йошкаролинки и ее горячие ноги, которые она периодически перекладывает, чтобы было тепло, ощупывает и снова встает. И мои ноги в тепле и сухости. Блаженство. Тем не менее, кто-то выключил холод в кабине и наконец-то включил тепло. Я иду и думаю: когда же мне ехать в Йошлар-Олу?!

Но я начну с самого начала. Решение ехать на автобусе пришло внезапно. Нужно было идти, но деньги только несколько раз в ресторане. Чувствуете ли вы иронию? То, что раньше было для меня просто едой, теперь стало для меня возможностью долгой поездки на край Земли по делам или ради удовольствия. Однако одно не исключает другого. Ну, вот, билет на поезд стоит 3700 рублей, а на автобус 1400, чувствуете разницу? Раньше я бы этого даже не заметила, но теперь я чувствую это очень часто. До этого бизнес-класс был для меня если не нормой, то природой, а тут автобус. С другой стороны, хорошо, что это не Икарус и даже не старый Лиаз или Пазик, я тоже ездил, как, наверное, все, кто родился в СССР. Откуда берется этот снобизм? Откуда берется это обвинение, высокомерие, избирательность, ожидание! Я удивлен. В любом случае. В целом, экономия более 2 тысяч — решающий фактор для меня.

И вот я на автовокзале, среди вонючих автобусов на автовокзале. На мгновение мне показалось, что я стер сажу с лица. Боже, когда же наконец появится электротранспорт?! Но пока что вонючие дизельные автобусы прогревали салон, полотенца и все остальное, рыча и пофыркивая перед отправлением в долгий шелковый путь, как древние корабли пустыни. Итак, я наконец-то нашел автобусную остановку, чтобы отправиться в наш самодельный дом на колесах, работающий на солнечных батареях, на следующие 14 часов. Боже мой, 14 часов в автобусе! Ладно, чего я так переживаю, я же не толкаюсь, в конце концов!

Выгрузив свой багаж в бездонное брюхо моего стального кита, я решил встать, как Иона, и пошел грузиться на свое место. Это был последний ряд до края. Удобно, что на пять мест было всего два пассажира. Когда я вошла в автобус, то сразу почувствовала весь воздух, сожженный обогревателями, и тут же пожалела, что не взяла с собой воду и не успела купить на станции. Вернее, у меня не было времени на покупки перед вокзалом, да и на самом вокзале вряд ли можно было что-то найти, кроме вонючих кораблей разных мастей, сотрудников вокзала, организующих поток пассажиров, и людского моря пассажиров. Платформы были заполнены самыми разными гражданами с самыми разными простыми вещами. Станция напомнила мне порт, где был загружен «Титаник». Огромное количество автобусов в ряд напоминало мне сверкающие бока, а дым от выхлопов был не меньше, чем трубы исторического инфернального гиганта. Спешащие люди, деловые чиновники, словом, сразу было трудно понять, где искать свою лодку и каюту. Но, как говорится, ищите и найдете. Вот моя площадка, вот мои дорогие спутники, это не польза для жизни, а просто путешествие в славный город-герой Йошкар-Олу. Грубые мужчины с сигаретами, полными и не очень, дамы, деловито рассматривающие вещи, внешне — вылитые жители Йошкаро. Не знаю, почему я так решил, но они чем-то отличаются от москвичей, может быть, от татар, может быть, другими чертами. И вот все эти корабли курят, все эти пассажиры курят, ожидая своих лодок, а чиновники приказывают, кому, где стоять и чего не делать. Жаль, что здесь можно курить. Короче говоря, я чуть не умер. Мои теперь уже давно испорченные легкие и обонятельный инструмент с гордым названием нос, конечно же, не одобряли моих честных начинаний, и все мои внутренности кричали мне в ноги, чтобы я несся хоть в ад, но убирался отсюда к чертовой матери, чтобы моего носа здесь не было. Но человек живет не только по носу! Помня о своей нынешней драматической ситуации, о своей не очень духовной, но не менее необходимой цели, я сопротивлялся. Вернее, не так. Я пошел прогуляться за платформы, подальше от зловония, но уйти от него было невозможно. Служащий станции указал на мое легкомысленное поведение и жестом показал мне, где мое настоящее место.

Да, 14 часов — это не шутка. И вот я сижу на своей онемевшей заднице и пишу этот страстный опус, чтобы излить переполняющие меня чувства на белое пространство, которое выдержит все. Дай Бог ему жизни!

В целом, место в автобусе было замечательным, удачным выбором любителя. Я постарался сесть поудобнее, но обычное сиденье и слово вряд ли здесь уместны. Мои симпатичные попутчики рассредоточились по салону, разложили вещи, сели, заняв более удобные места, чем те, что продавали на станции. В целом, если бы не горелый воздух, то было бы очень хорошо. Пришлось сразу раздеться, не до гола, а просто куртка и пиджак, и все равно было жарко и слегка мутило. И это случилось. Включил два телевизора. Господи, почему ты до сих пор не сжег Останкинскую телебашню, Останкино Рубина и все, что может быть связано с телевидением? Какова польза человечества в телевизорах? Но, видимо, насилие — это не ваш конек, а скорее мужской. Нет, я точно прихожанин. Короче говоря, мы начали транслировать это современное чудо на весь салон. По словам Чуда, они показали новую российскую комедию о жизни обычных сварщиков, жаждущих денег, любви и секса. Более того, у меня не было выбора, звук был прекрасен, настолько хорош, что даже предусмотрительное поднесение бананов к ушам не помогло. Словом, хотел я того или нет, но отвлекаться было нельзя, на фоне отсутствия свежего воздуха, тепла и рассеянного янтаря я начал достигать состояния, сродни возвышенному. Мои этнические, непритязательные спутницы были не только просты в одежде, но имели специфический природный запах настоящего мужского духа, и даже больше. Мои ноги снова наполнились кровью, тело согнулось и напряглось на повороте, я снова хотел бежать. Но здравый ум и воля в Железном Кулаке приняли удар на себя, и тело расслабилось. С подводной лодки можно уйти только двумя путями, и эти два продуманный читатель легко угадал. Короче говоря, выбора не было. Я начал искать развлечения со своими электронными друзьями. Более того, мне нужно было подумать о предстоящих событиях и записать все разумные идеи на эту тему. Но голова была полна протеста, она была не свежа, и воля выжимала необходимые мысли из всех моих сил. Я сел с ногами на сиденья, устроился поудобнее и начал смотреть интересующий меня фильм. Вдруг к нам подбегает шустрая дама, смело приказывает нам разойтись и помещается между нами, то есть мной и моим соседом, который сидит у противоположного окна. Видимо, это фирменное татарское приветствие, и от такого гостеприимства я даже подлетела и поджала ноги поближе к себе, хотя согнуть их было некуда. А сосед, не успев расслабиться, втиснулся на сиденье и высунулся в окно, все это время пытаясь вписаться в обстановку. Эта шустрая девушка легла на два сиденья, укрылась курткой, направила свои ноги в мою сторону и, как мне показалось, поставила своего соседа на колени. Сказать, что я была немного растеряна, было бы лишь частью реальности. Я успел повозмущаться под дых — а не облажался ли я? Но восклицание вырвалось из моего горла. Конечно, она положила голову не на колени соседа, а на мини-подушку, но таково человеческое восприятие. Что мир, который нас окружает? Только отражение наших ожиданий, желаний, стереотипов восприятия, нашей боли и страсти, словом, зеркало нашего психологического мира. Интересно, не надоела ли вам эта история? Если нет, то вы, очевидно, живете в другом мире. Так я оказался в окружении обычных русских людей разного этнического происхождения.

Кроме того, салон начал проветриваться, и сгоревший воздух стал заменяться свежим, поступающим явно извне. Что ж, температура стала свежей, а мои красивые ножки, которые в какой-то момент мне очень пригодились. Мы разминались, как люди, митингующие на улице при идентичных серьезных трудностях. И чувство обиды сменилось чувством благодарности, я достал свое походное полотенце и зафиксировал успехи, которых я достиг в сохранении ног в тепле. Другие участники, однако, страдали от естественного озноба, и им приходилось надевать куртку, правильно прикреплять куртку и демонстрировать другое умение сохранять тепло. У задних сидений есть определенные преимущества, как у задней парты в школе, но есть и существенные недостатки. Дело в том, что существует изрядное количество вибраций, рывков, ударов, тряски. В итоге мы садимся на двигатель, подальше от колес на корме, которые он трясет и бросает на разные неровности, и гул двигателя напоминает нашу каюту на нижней палубе «Титана» рядом с машинным отделением, где черные матросы без остановки питаются сажей. Любопытная утечка.

Итак, мы отправились на первую остановку. А потом я радовался, что не ел и не пил. Оказывается, я был действительно счастлив, мне почти не хотелось идти в туалет, но я с наслаждением опорожнил свои баки, несмотря на то, что не пил более 8 часов. И не брал воду. Наффиг, наффиг с такими удобствами! Поездка на автобусе оставила неизгладимый след в моей душе. Но это пока только начало.

Ведь человек такое существо, что ко всему привыкает и находит разные решения. Нарисовав весь фильм, меня разобрало желание описать происходящее, и вот я уже несколько часов подряд пишу этот странный опус, в наушниках играет разная классическая музыка, ноги в тепле, а Soft Place смирился со своей утилитарной ролью. И теперь мои дразнилки превратились в интересное приключение и необычный опыт, моя душа наполнилась благодарностью и покоем, а голова — человечностью. Воистину, весь мир в нашей власти! Скорее, именно через наше восприятие мы изменяем наш мир, ибо увидеть его в истинном свете можно только похоронив свою личность, свои мысли, чувства, память, одним словом, умертвив. Тогда можно смотреть на мир непредвзято, ничего не зная о нем, забыв название, не имея мыслей и чувств, реакций, импульсов, глядя без страха и упрека на все.

И вот чудо! Наконец телевизоры выключились, люди успокоились, а водитель наконец-то вдохнул новую жизнь и решил снова сжечь кислород. Хорошо быть наедине с собой, писать, наблюдать и отправляться в неизведанные дали. Романтика! Вечером в Москве было +7, сейчас глубокая ночь, а термометр на нашей лодке показывает — 15. Я устроился поудобнее, свернулся калачиком и погрузился в драму, отбросив планшет.

На новой остановке в середине маршрута я снова пошел опорожнять баки. В этот раз цена на это удовольствие выросла вдвое и составила 10 рублей с человека. Мой новый тезка попросил купить воды, и я так расслабился, что оставил рюкзак и планшет на месте, надеясь на честность своих спутников. Волнуется, вдруг что? Но проявление стойкости и милосердия принесло воду, и она застоялась. Казалось, все было на своих местах. Мы продолжаем наш путь, до него осталось 3 часа 20 минут.

Я не мог заснуть и находился в легком и блаженном состоянии, молча наблюдая за происходящим в тишине. В проходящих лучах света от меняющихся фонарей я смог разглядеть своих спутников. Тут мой сосед справа открыл рот, его голова упала на одну сторону, руки были вытянуты. Рядом спит бодрствующая Жоскаролина под курткой, ее рука покоится на колене соседки, нога свесилась вниз и тянется ко мне. Сосед впереди довольно храпит, развалившись на двух сиденьях, его нога покоится на спинке сиденья рядом с ним через проход. А этот сосед, подвергшийся столь бесцеремонному нападению, просто свернулся калачиком и мирно дремлет, кто-то сидит на телефоне. И наш водитель, как настоящий капитан, ведет наш корабль, надеюсь, не «Титаник», к конечному пункту назначения, спокойно, тихо, осторожно. Дай Бог ему сил, здоровья и внимания!

Я чувствую единство с моими невольными спутниками, с дорогой, мелькающей за окнами, лесом, луной, фонарями, ревущим двигателем, белым пространством с буквами, гармонией и светом, жизнью и любовью и бесконечной дорогой в Джоскар-Ола.

26 апреля этого года мы будем «отмечать» 34-ю годовщину Чернобыльской катастрофы. Я работал там с роботами по устранению катастрофы, первая роботизированная установка была, был «кабелеукладчик». Когда вертолет коснулся выдвигающейся трубы, перевернулся и упал рядом с реактором, все пилоты погибли, тогда электрику поручили разработать установку, которая могла бы работать через кабель, переброшенный через реактор. Бросок был осуществлен военными с помощью ракет. Если это будет интересно, я напишу об этом подробно. Теперь более подробно, я хотел рассказать о следующем: во время строительства саркофага в четвертом блоке была поставлена задача запустить третий блок атомной электростанции. Напомню, что 4-й открытый блок был технически соединен с 3-м блоком. Необходимо было разрезать все трубы между блоками, а все трубы 3-го блока были зациклены на себя. Обрезки труб также были выполнены автоматизированными установками. И тут возникла проблема — как варить циркониевые трубки в присутствии большого радиоактивного фона? Сварка циркониевых труб осуществляется следующим образом — на вольфрамовую иглу подается постоянный ток и поток инертного газа аргона, зажигается электрическая дуга размером 1,5-1,7 мм, которая сваривает циркониевые трубы между собой. Сварка длится в течение двух часов. Я знал только двух сварщиков, которые в ограниченных условиях могут выполнять такую сварку. Один — вел шов пальцем и поддерживал факел второй рукой. Второй сварщик делал это с помощью выносного зеркала. Но они сразу же отказались от использования сварщиков, так как сварщики принимали дозу в течение получаса. Поэтому для сварки шва потребовалось 4 сварщика. А швы нужно было сварить в пределах 2 тыс. Сначала заказ на разработку сварочного робота поступил в KYIV в Институт Паттона, но там сказали, что на разработку нужно несколько лет. Разработку подхватила компания PRP Baer (производственно-ремонтное предприятие «Белоярскатомэнергоремонт»), роботизированный завод на короткое время, а затем были готовы еще два. Наши инженеры — это чудо! Они рассчитали шаг планетарного редуктора на бумаге. Без использования калькуляторов и компьютеров, потому что в то время их просто не было! Когда я регулировал высоту электрической дуги, инженер посмотрел на дугу через затемненное стекло и сказал размер высоты дуги: «Высота 2,5 мм! Теперь 1,9 мм! Теперь на несколько микрон меньше! Сейчас норма — 1,7 мм!» Кроме того, в третий энергоблок АЭС привезли роботизированные установки, которые начали заваривать швы. Солдаты привезли их и установили там, оператор включил программу, и они начали выполнять работу вместо людей. Когда роботизированные установки переводились на следующую отметку, то через две минуты они практически сразу умирали. У себя, в относительно чистом помещении 3-го блока атомной электростанции, я заменил сгоревшие микросхемы на них, погонял их во всех режимах, но как только они снова реагировали на метку, то через несколько минут выходили из строя. Это продолжалось несколько раз! Менять микросхемы таким образом, чтобы они сразу же выходили из строя, не имеет никакого смысла. А это означало срыв задания для начала 3-го блока! Весь мир начал исчезать на моих глазах. Сначала исчезла сама комната, там, где должны были быть стены, я увидел несколько ярких линий, вместо людей — скопление изогнутых линий. Но самое интересное, что я увидел, как роботизированные установки бренда вышли из строя! Я видел, как сгорают микросхемы! Когда я пришла в себя, я уже знала.

Источник: https://www.anekdotas.ru/anekdot-reshil-kak-to-bog-razzhalovat-vovu-i-dimu-2

Top

Сайты партнеры: Сонник, толкователь снов | Блок о щенках и собаках | Погода в Санкт-Петербурге России Мире | Копирайтинг студия TEKT | Газобетон стеновой с захватом для рук