Анекдоты про анекдоты

На нашем сайте собраны шутки о шутках. Читайте, улыбайтесь и, возможно, даже смейтесь!

Советский анекдот. — «Как добраться до отеля?», «Сколько стоит лимонад?». Один из туристов: «А как это будет: «Дайте мне политическое убежище»?», «А зачем оно вам?», — сурово спрашивает другой турист. — И я просто хотел узнать, кто в нашей группе старший КГБ!

Одесса. На вокзал заходит мужчина: — Газеты, журналы, анекдоты … Газеты, журналы… Покупатель протягивает деньги: — Анекдоты, пожалуйста. Мужчина кладет деньги в карман и говорит: — Короче говоря, слушай. Муж возвращается из командировки…

Служанки собрались для гадания. Всю ночь они веселились, рассказывали анекдоты, смешные истории, делились заветными мечтами… — утром потерявший сознание поручик Ржевский от стыда вывалился из шкафа.

Мужчина заходит в женский бар, в баре одни блондинки. Он садится за стойку, потом садится и говорит одному из них: — Хотите, я расскажу вам новый анекдот про блондинок? — Мужик, слушай, за барной стойкой стоит блондинка, у нее черный пояс по карате, слева — блондинка-мастер айкидо, справа — блондинка ростом 190 и весом 95 фунтов, на сцене — блондинка-инструктор по рукопашному бою, а позади тебя стоит блондинка с битой в руках. Вы все еще хотите рассказать анекдот про блондинок? Мужчина замолчал, подумал несколько секунд, потом сказал: «Нет, я не хочу, мне придется объяснять шесть раз…

Почему шутки про Порошенко смешные, а про Путина не очень — Потому что шутки про Путина переведены с английского.

Кому лучше не рассказывать анекдоты: — Чукчи. Он всегда непонятный. — Негр. Он всегда все делает неправильно. — Русский. Он всегда будет говорить по-другому.

Офицер Чукотского ГАИ. Поставили его на пост, он всех тормошит и спрашивает: — Вы знаете анекдоты про чукчей? Все они отвечают. — Ладно, все равно продолжай. И тут появляется человек и говорит: — Я знаю. Ну, чукчи ему говорят: — Дайте билет, права и т.д. Он берет талон, компостер, и говорит: «Три дырки, вы не будете ездить, видите — вы не будете ездить в январе, вы не будете ездить в феврале, вы не будете ездить в марте». Друг садится рядом с крестьянином и говорит: — Сделай что-нибудь, он тебе весь купон зачтет. — Пусть он сам себя компостирует. Я подарил ему календарь.

Смотрю новости с репортажами о гей-парадах и вспоминаю старый советский анекдот брежневской эпохи: — Чем отличаются генсеки от г*мосеков? — Г*мосеки встречаются и целуются тайно и незаметно для окружающих, а генеральные секретари — открыто и перед телекамерами. И кто бы мог подумать, что пройдет 40 лет…

Если вы думаете, что у людей плохая память, попробуйте рассказать им анекдот, который вы рассказывали месяц назад.

В рубрике «Причина развода» говорилось: «Я отправил наши диалоги на сайт «Анекдоты», и вся страна смеялась надо мной».

Анекдот про потому что

Вопрос армянскому радио:

— Почему никто не нашел на месте преступления тяжелый тупой предмет?

— Потому что они схватили его за руки и увели…

Борьба идет не ради славы.

Когда вы торгуете запасными частями, вам необходимо регулярно отправлять их в регионы. Сейчас развелось много транспортных компаний, но в 90-е годы с этим была напряженка. Поэтому, по старой советской традиции, через проводники пропускали куски железа. Деньги были те же самые. В принципе, это было удобно. Клиент зашел, посмотрел на кусок железа, передал деньги кондуктору, кондуктор не был в проигрыше, а клиент не боялся швырялова. Но. Советский дирижер — это особая формация людей. Что-то среднее между домработницей и контрабандистом. Редкая смесь суверенной грубости с хитрой изворотливостью. «Наставники всех пролетариев — самые мерзкие подонки. Очищение человека — это низший сорт», — сказал бы Булгаков, поработав с этими кружками. Я заключил с ними партнерство после того, как один из мошенников, избежав проверки, взорвал двигатель на ходу. А потом я подошел к дураку, они сказали, что я ничего не знаю. Двигатель был не мой, соседей, поэтому у меня не было претензий к метателю.

Но к тому времени клиент был пойман на упрямстве. Они говорят только через провода и точку. Было неприятно, что в последние годы потери денег участились. Парень подходит к кондуктору за своими грошами, называет пароль, и тут выясняется, что это щегольское чао-чао. Например, перед вами появился парень и забрал все. Да, с паролем, вот те крест! Люди стали сторонниками теории заговора, начали гадать, мол, возможно, хакеры вскрывают почту, подслушивают разговоры и т.д. Я, согласно бритве Оккама, не стал плодить темы без необходимости и сразу заподозрил переводы в воровстве. Более того, эти потери происходили в основном в одном направлении. Ростов. Клиент был рядом. Груз был большой, сборный, и мы отправили его со Славой, хмурым парнем со следами легкой слабости и участия в боевых действиях на лице. Славик получил два снаряда в Приднестровье, но я подозреваю, что даже до того, как у Славика сотрясся мозг, он не страдал гениальностью. К сожалению для собеседника, Славик имел свое, единственно верное мнение по любому вопросу, и охотно делился этим мнением (обильно посыпанным непечатными) с другими. Во всей Славе виноваты явреи. Вообще во всем. Динозавры также были уничтожены волосатыми. Отключить этот поток нашептанной мудрости было невозможно, Славик работал в режиме громкой связи. Наверное, так звучало бы радио общества «Память», если бы диктору продали ржавую трубу и выбили половину зубов перед эфиром. — И все, сиды парсатые, еще сивыс аям хуяк, черт возьми!»-Сам сиды сипыссил аяк Ельцин пидарас кукум аса уюк. -Вы сейчас говорите по-румынски? -Сейбал. — Я облажался. В представлении Славина «Сыды парсатые» обладали поистине сверхчеловеческими способностями и сатанинским нравом. Поэтому в своей повседневной жизни и работе Слава не имел проблем с контактами с евреями. Он просто не считал их евреями. Он не видел связи между титанами злоключений, парящими на крыльях ночи в его воображении, и обычными горожанами, которых измеряли на его глазах. Так что Слава даже не был антисемитом. Эти адские существа, чьи козни он раскрыл, были настолько могущественны, что сама идея сопротивления казалась абсурдной. Мне кажется, Слава в глубине души мечтал о теплом месте гауляйтера после неизбежной капитуляции матушки-России перед волновой армией.

Трижды я проклинал себя за мысль пойти встречать поезд со Славиком. Обстоятельства вынудили их — деньги были отправлены в конверте, но я не люблю, когда лишние руки касаются моих денег. Мы ездили на метро, потому что поезд приходил в час пик, а парковка у «Трех вокзалов» всегда была хлопотной.

Я вышел на платформу в полубессознательном состоянии. Меня ткнули пальцем в голову злодеи из моего племени. Поезд причалил, куды там вагон, а там проводник встретил его сказкой «для уехавших», как с нашими деньгами. И захлопнул дверь купе перед носом Славина. Учитывая, что Славик первым вошел в машину, версия подкупила своей правдоподобностью. — «Что, Сассас Сассана, утонул вместе с Ли?»-Глори прорвался, и я протащил его по воздуху. -Какого хрена, козел, я в Славино засох, в Мусарни, ты что хотел! Действительно, истерика на перроне Казанского вокзала была верхом легкомыслия. Да, и я мельком видел этого проводника, вы не возьмете его в РРА. Кубаноидная самка в чистом виде. Центральная продажность, наглость, нахальная и непоколебимая уверенность в собственной правоте. Этих тетушек легко узнать в Арнольде Бицепсе, торчащем из неизменного халата с кантами. Она принимает грудь 10 размера, плавно перетекающую в Тулово. Из-за трех подбородков труп представляет собой единичные проклятия без четких границ между частями тела. В то же время, несмотря на толерантность, эти кобылы обладают отличным позывом и тяжестью. Чрезвычайно плодовиты и железной рукой управляют своими отходами. Легенды складываются из причитаний Кубаноидича. Ходят слухи, что две женщины на кубаноиде могут легко проехать между Краснодаром и Ростовом без использования технических средств. Они родились уже сформированными, потому что я никогда не видел этих женщин с личинками или гусеницами. И, кажется, они никогда не умирают. Достойный соперник. Он не вернет добычу без боя. -В яме, согласимся, я черпаю славу с платформы. По дороге зачем-то покупаю у лотерейщиков мент советского образца. Мы идем в яму. Это в районе Рижской эстакады. Мы находим местный поезд. Поднимаемся по обе стороны заветного вагона и сходимся курсами, идем на сближение с противником. В душе теплилась надежда, что удастся раскрыть дело с помощью угроз. Ну, максимум, две-три пощечины. Наивный. Я вытаскиваю грузовик глубже и… И Славик первым находит жертву в тамбуре. Дирижер, не говоря худого слова, тут же делает Славика тыквой-кочергой и с размаху бьет его по яйцам стальным копытом 45-го размера. От воя Славика у меня зазвенело в ушах. Тетка ловко запрыгивает на меня, размахивая кочергой, но при виде полицейского универсала на секунду замирает. О, напрасно. «Вы что, гражданин?», — не успеваю я начать разговор, как грубый Славик сзади опускает мне на голову ведро с углем. -А это сок! -О Владислав в ярости зашипел. Последующая битва выглядела на поле как ад. К адской обстановке добавилась угольная пыль, стоявшая над полем боя. Сам бой я помню фрагментарно. Тут Славик в исступлении душил тётю, а она извивалась яйцами. И два хрипа, катаясь по полу, говорят: «Пусть я умру, но вы, гниды, жить не будете». Дирижер начинает закатывать глаза, густая пена падает изо рта, но хватка не ослабевает. Бультерра прав. Я с трудом раздираю пальцы, Славик побелел от ее победы. Но Слава сменяет проводника Хару на стекле, за которым на нас с ужасом смотрят другие поезда пролетариев. Я гарантирую такие же гримасы для коллег Лики. -Что это?! -Тоньку убили! -Миликация! Полиция! -Так это копы и убийства! (спасибо кэпу). -А, ну, пора! (Видите ли, Тоня и ее коллеги уже изрядно выпили) Но Антонина решила пойти на риск, но, спотыкаясь, вошла в стойла и поскакала на четвереньках. По пути сбивая Славика с колен.

Несколько секунд он скакал на этой кобыле. Вернемся к направлению движения. Картинка была настолько комичной, что заставила меня рассмеяться. Где еще можно увидеть такое родео? Слава висел на вершине огромной задницы, похожей на детеныша шимпанзе, обнимая доверчиво бегущую мать. Но он не отвалился! Настоящий джигит! Следует отметить, что эта бойня сопровождалась чрезвычайно эмоциональным звуковым фоном: женщина кричала басом без остановки, Слава завывал на нее тенором, иногда давая петуха посреди благодати. Когда Антонина впилась зубами в Славино ухо, он издал на выходе чистое сопрано. Музыка небесных сфер звучала как крещендо. То есть растет. Если сначала затыкались только мои уши, то ближе к катарсису концерта собаки вокруг начали выть. Если дирижерскому либретто не хватало разнообразия, то крики Славы звучали с маршевым смыслом. Судя по храбрости выступления, христолюбивые войска Славино наконец нашли главную «бабу Жидовину» и вместе с ней сражались за свободу своего отечества. В песнях Тони основным мотивом стало удивление никогда не побежденного существа, которое всю жизнь, всеми своими поступками и мыслями стремилось к пиздюли, но не получило того, что искало. Сам я не принимал особого участия в бойне, стараясь не дать жадине сбежать и не дать Славе убить ее. То есть сыграл роль бесстрастного судьи. В конце концов, после ритмичного удара мордой об пол (который послужил аккомпанементом к арии Антонины «О, дайте мне свободу, я смогу искупить свой позор») — страх победил жадность. Тетка, завывая, карабкалась по качелям, забирая пакеты, свертки, конверты и тряпичные обертки старушек. Слава продолжал выводить ее из себя по любому поводу. Сначала я пытался остановить казнь, но потом заметил закономерность — разъяренная Тоня быстро проскакивала сквозь щели, меч указывал на нас с вороватым преувеличением, стоило мне потянуть карающую руку, как рог изобилия тут же иссякал. Наконец Антонина нарисовала последнюю. Это стало ясно благодаря знаменитому надрывному вою. Выбирать было некогда, и, схватив салфетку, мы направились к выходу. Я вошла в уборную и окаменела: из зеркала на меня смотрела чернокожая мыловаренная девушка, которая только что поужинала с белым миссионером. Угольно-черная пуля, смешанная с кровью и соплями, летящими от бойцов, ровным слоем покрыла мое вдохновенное лицо. Мало того, Антонина умудрилась прорезать зубами мою ногу, сделав кокетливый надрез до самого бедра. Идти по улице в таком виде было немыслимо. Это был короткий путь к мясной лавке. Я пытался мыться — да, как. Просто размазал грязь. Единственной хорошей новостью было то, что железная дорога была постоянным пристанищем для бездомных, и на их фоне мы не сильно выделялись. Однако пора было уходить. Мы издавали болезненно громкие звуки. Бульон разбил глаз. Она получилась густой. Оказалось, что Антонина поставила дело на поток: вся бригада из ее поезда металась, а Тоня была их кассиром. Таким образом, мы нечаянно разбили пул дирижеров на несколько рейсов.

Радость от победы померкла перед перспективой ареста. Ловить такси было бесполезно. В поезде? Они видны прямо там. Куда идти?

И тут я подумал об одной знакомой даме, которая живет прямо рядом с утюгом. Эта дама работала в государственных учреждениях и часто использовала меня как средство для выхода из запоя. Не повезло девушке: как только она выкатила 50 граммов, началась агония. Если она не пила в течение 10 минут, то аварии были ужасными, если пила, то ее отпускало на 5 минут, а затем она разбивалась еще больше. Каждый раз я попадал в больницу с ужасным отравлением. Я жалел эту дурочку и лечил ее как мог. Существовала целая методика: от погружения в купель Савино-Сторожевского монастыря (температура воды 4 градуса), до ночного секс-марафона. Днем он обычно выводил ее в люди. К такому человеку можно обратиться любым способом. Если бы только он был дома. Бабушки боялись меня во дворе. Пока ветер уносил скамейку. Стая собак, увидев мою фигуру, с диким лаем подняла голову и скрылась в кустах. М-да. Я чувствую себя. Вот, идиот! Не только черный как арап, рваный, грязный, но и в полицейском грузовике. Неудивительна реакция граждан и млекопитающих на столь поразительный образ!

Мне повезло: там была Катя (не настоящее имя). Написав нечто героическое о причинах столь странного дресс-кода (не скажешь же, что ты оборван и испачкан от борьбы с жадным шаболдом) — я отправился в ванную отмокать. Он послал Кэтрин купить одежду — весь гардероб пришлось выбросить.

Я бы не вспомнил об этом инциденте, если бы недавно не увидел Катерину в Совете Федерации. Там она занимает должность сенатора. Эвона чо. Теперь для меня фраза «Я плюю на эту силу. И мой репродуктивный орган является осью этого вращения» — это не мечта, а суровая реальность.

‘Я бы наврал всё, Петрович, — спросил Серёга, сидевшего на соседней кровати, Петровича, — скучно, потому что сил нет.

‘Врешь, да, — притворился обиженным старый холмчанин, — я вовсе не вру, нет у меня такой привычки, а раз уж тебе скучно, выйди вокруг трейлера и нарежь несколько кругов по лесу, а потом можешь сбегать в туалет, чтобы было веселее.

— ‘Я, Петрович, в одном раунде от холода помру, — усмехнулся Серёга, — а в туалет вообще не хочу. Так, минус сорок, и все еще дует снизу. Может быть, я протяну с туалетом до следующего года. Осталось пять часов, и первого января было обещано резкое потепление. Ты действительно собираешься указывать мне, на что тратить свое время.

‘Какая нежная молодость пошла, — продолжал бурчать Петрович, — сдуй их, сходи, принеси из раздевалки хотя бы водки, полчаса постоит, замерзнет, попилим ее на праздник под звон колокольчиков.

— Мягко, да, — Петрович прикурил сигарету и продолжил без перехода и вступления, — вот был у нас мастер, при социализме тоже, как его звали Серёга. Поэтому ему не были страшны никакие морозы, не то что нынешние.

— Что это за Серёга? Не тот, что сейчас в главном Кадаши?

— Нет, не этот. Тот, что в Кадаши, маленький, а наш — меньше двух метров. Они стояли недалеко отсюда. Здесь триста кольев, если измерять трубой. Тот самый нефтепровод, который мы сейчас ремонтируем. А также в канун Нового года морозы приближаются к пятидесяти. Вы должны активировать дни для всех индикаторов. А власти кричат: мол, вы нарушаете сроки. Конечно, да. Мы отделяемся. Это должен был быть ноябрь, но времени не было. Все ждали мороза. Болото там есть, и пройти через него нужно в хороший мороз или очистить снег сверху на месяц — заморозить его. Ну, мы подождали. Вошел Фрост. Да, такое, что техника подхватила. Мы немного передвигались, раскапывали то, что могли начать, и бросали это.

Сделка как раз к тридцать первому декабря. Люди хотят вернуться домой на праздники. Кто хочет встретить новый год в трейлере. Работы пока нет, и, согласно прогнозам, не будет до третьего числа. Но есть заповедь: сиди тихо, жди, когда потеплеет. Потом партия заказана, а партия Нового года по барабану, стране нужна нефть.

Наш мастер — Мишка Зотов. Мишка — человек измельчавший, он понимал, что начальство, начальством, а лучше идти навстречу людям. Если бы у него была работа, он бы ее не отпустил. Здесь все равно нечего делать. Вы действительно можете убирать снег в городе и наводить порядок. Только у нас уже порядок, и никого не остановишь от пьянки с местной снежной дракой. Лучше идти в дом, в семью, чтобы никто не подсказывал. Мышка подумала и решила отпустить людей. Под дулом пистолета, не отчитываясь перед начальством.

Хотя они все понимают, эти начальники, у них такая работа — выполнять приказы самим и навязывать другим. В конце концов, чем выше начальник, тем меньше у него свободы. Может быть, поэтому я не пошел к начальству. И мог бы. И сейчас я бы с вами не сидел, но где-нибудь в Кремле взял бы шампанское на прием. Кстати, Сережа, ты бы лучше за водкой сходил. В тамбуре все замерзнет, бутылки лопнут.

Петрович подождал, пока Серега принесет водку, любовно расставил бутылки поближе к заколоченному окну, подальше от печки, и продолжил.

— И Мишка решил отпустить нас домой. Но не все. Город с оборудованием в любом случае не стоит бросать. Кто-то должен остаться. Следуйте за генератором, сохраняйте тепло в машинах. Да, и по дежурной рации сидите тихо. Тогда они были здоровы, нельзя тащить их с собой. Никто не ступит в нашу пустыню, но обязательно позвонит по телефону. С праздником и давайте проверим их и убедимся, что они живы и еще не пьяны. Что бы вы ни говорили, но кто-то должен остаться. И лучше вдвоем, иначе с таким морозом в лесу шутки плохи. Было решено тянуть жребий, кто останется на совместной основе. Уже кидали бумажки в шапку, как Серега заговорил. Убирайтесь отсюда, сказал он, все вы. Я буду дежурить. Дома меня все равно никто не ждет, жена бросила.

— ‘Тебя еще не бросили?’ — снова перебил Петрович, — ‘Нет? Уходите снова, если не смените работу. Сейчас девушки не похожи на тех, что были тогда. Дайте им все сразу, чтобы крестьянин всегда был под рукой, чтобы было много денег и много других вещей на всем пути за границу. Не так, говорите? Так что Серёга тоже не был таким вначале.

— Нам лучше проводить старый год, начать его медленно, иначе мы не успеем. Ну и что, что есть еще четыре часа, кстати, мы можем не успеть вовремя.

И они пили первыми.

— Зотов не хотел оставлять Серегу одного, но добровольцев больше не было. Они все были так счастливы, что не хотели тянуть жребий. Мишка решил рискнуть. Да, и у одиночества в такой ситуации тоже есть свои преимущества. Когда человек один, ему не на кого положиться, и от этого он ведет себя более осторожно и осмотрительно.

Утром тридцать первого привезли две смены, нужно было, конечно, четыре, но только две успели зажечь и уехали.

Серёга остался. Он обошел свои владения сразу два раза: первый раз посмотрел, что и где нужно сделать, нарисовал для себя план, а во второй раз уже осуществил задуманное. Дрова врезались в трейлеры, где находились печи. Я заправил генератор полным баком дизеля, ручным насосом от бензовоза, ну и много всяких мелочей. Я ворочался весь день. Не заметила, как начался вечер. Время пролетает незаметно, если вы заняты работой, а посмотрите на часы — и вы уже можете опоздать. Вы.

Наливай второй. Где их так много? Достаточно половины. В целом, мы будем пить его на Новый год.

— Серёге, кстати, тоже было чем отметить праздник. У него остались вкусные консервы, и у него была своя бутылка армянского коньяка. Заказал себе новогодний салат, как и все, кильку открыл пять банок (хорошее не должно пропадать). Отварной картофель, посыпанный чесноком с сушеным укропом, мелко нарезанный репчатый лук. Накрыли стол. За час до назначенного времени, по местному времени, он обошел все с фонариком, проверил печи в трейлерах на предмет горения, закрыл задвижки. Добавлены солярии к генератору. Он вздохнул на крыльце бригадира вполсилы, потому что было холодно, и сел праздновать.

Провел старый год так, как он должен быть проведен. Он включил радио на полную мощность — боялся заснуть и пропустить праздник. Я сидел, слушал вальсовые марши, потягивал коньяк маленькими глотками, переживал за несложившуюся жизнь и расстраивался за жену.

За пятнадцать минут до Нового года она ушла, так как дверь была выломана. За дверью сразу стало шумно, раздалось множество неузнаваемых голосов, но смех был слышен отчетливо. Дверь была не заперта, от кого запирать в лесу, но Серега все равно пошел открывать. И там действительно было много людей. И самое главное — его жена Зои, на переднем плане, раскрасневшаяся от холода, смеющаяся, обнимающая и целующая. Серегины друзья, такие же джентльмены, как и он, ушедшие утром, тоже вернулись. Они не сдались, а значит, ему не должно быть скучно. И даже родители привели его. Мама и папа.

Мы едва успевали наливать шампанское в хрустальные бокалы. И они принесли с собой стаканы, черт возьми. В общем, Новый год Серега встретил с любимой женой, друзьями и родителями.

— А как насчет правой руки, а? — спросил Петрович, снова приостановив свое повествование, — Больно? Ну, наливай, давай, раз не больно.

— Что-то ты, Петрович, сегодня оказался рождественской сказкой. Обычно вы рассказываете какие-то ужасные истории, но здесь все закончилось хорошо. А то, что вы сказали, непонятно.

— Конечно, все закончилось хорошо, — добродушно согласился Петрович, выпив водки, — Мишка Зотов нашел Серегу утром. Один, в бригаде с широко открытой дверью. Серега почти остыл.

Позже Мишка рассказывал, что предчувствие покоя не давало ему всю ночь, а в четыре утра стало настолько невыносимым, что он сумел найти трезвого водителя, поставил его на смену и приехал в город. А в семь я уже нашёл Серёгу.

— Погоди, Петрович, а как ты его «нашел» и куда делась его жена? А как насчет друзей? Ну, друзья могли напиться, но как его бросили родители? Врешь ты, Петрович.

— ‘Я, Сергуня, никогда не вру, — не согласился Петрович и зажёг сигарету, — только Серёга с детства сирота. До этого случая он никогда не видел ни отца, ни мать в детском доме.

— По крайней мере, до своей смерти он думал, что с ним все в порядке. Не так уж и жаль.

— Почему ты его жалеешь, Сергуня? Вы не должны его жалеть. Разве я сказал, что он мертв? Почти холодно, — сказал я. Но не до конца. Вы думаете, как я мог рассказать вам все это, если я не умею лгать? Он жив. Только половина уха была отрезана, а несколько пальцев на ногах почернели. Он приморозил ухо к железной чашке, когда спал на столе. Так что лучше пожалейте меня. Наливай, не заставляй старика ждать.

— Так ему снится, что ли, Петрович?

— Может быть, это был сон, а может быть, и нет. Тогда он засомневался в себе еще больше. А все от того, что в таких случаях нельзя было оставаться. Да, и печки нельзя закрыть заранее, и коньяк с рук нельзя купить у бабушек, незнакомых с наукой.

Мы остались с вами. И водка у нас нормальная. Вас подстрелили, тогда бросайте и наливайте. Абсолютно сейчас, сейчас. И сделайте радио погромче. Телевидение? Ну, телевидение.

Как правило, есть плохое место. Тут недалеко ручьи из этого болота, а там какая-то чертовщина. Ну, черт.

С Новым годом тебя, Сергуня, с новым счастьем. Жена не сдавалась, не так ли? Ну, тогда. Возможно, оно того стоит.

Диалог с 12-летней дочерью:

— Солнышко, как ты называешь учителей в школе? У нас были Глобус, Фантоций, Парамон, Таракан, Гоголь. — А у нас глобус, киска, хобот, жук, Горгона, Гориныч и Наталья Юрьевна — а почему Наталья Юрьевна без прозвища? — Потому что Наталья Юрьевна любит свой предмет и очень интересно рассказывает ему

Вчера мы собрались посидеть с друзьями. Первым тостом хозяина был. Мы попросили объяснений, потому что с любой точки зрения это не очень понятный тост. И вот что рассказал нам Леха. На этой неделе он решил обратиться к урологу. Пройдите обследование на наличие второго сердца в простате у мужчины. Да, на всякий случай. Чтобы потом не было стыдно. Я пришел в захламленную клинику, реклама которой день и ночь звучит по радио. Они восприняли это хорошо, поговорили с врачом. После осмотра врач утешил его, что он будет жить долго и счастливо. Разговор зашел об общем состоянии здоровья. Есть ли проблемы в его сексуальной жизни, какие и как. У кого нет проблем? Либо он просто устал, либо все мысли были о работе. Да и с женой, считай, 20 лет уже живут, а не мальчик с девочкой на второй день встречаются. Вообще, говорит врач, было бы неплохо проверить потенцию, если он уже вступил. Для нас, мужиков, это дело зыбкое, вот и прирезал Леха рукой, так сказать, по полной программе. Врач ввел ему так называемый «Неприятный, но терпимый». В то же место и вводится. Теперь, говорит он, сядьте в коридоре и отмечайте свои реакции по часам. Лехина реакция взорвалась, в 3 раза быстрее, чем указанные врачом сроки. Стало неудобно сидеть, стоять тоже, снимать джинсы, даже прямо здесь. Через 20 минут врач завел его в кабинет, осмотрел и обнадежил, что и в этой области все в порядке. А теперь, говорит он, давайте сделаем инъекцию, и эрекция пройдет. Где вы видели человека, добровольно расстающегося с таким приобретением? Врач рассмеялся и сказал, что через 3 часа все само собой успокоится, идите домой, порадуйте жену. И напомнила ему, что можно делать, а что нельзя, и куда звонить, если он собирается задержаться. Едва сев в машину, Леха позвонил жене по мобильному телефону, чтобы она сбегала в туалет. Так что через полчаса он должен был прибыть в полном вооружении, а к тому времени его жена уже должна была быть в постели. Как он туда попал — это отдельная история, заслуживающая внимания, но сейчас не об этом. В течение трех часов Лех пытает свою жену, прежде чем она вырывается из его лап. Он испытал три оргазма, но о жене не может быть и речи. И когда она еле живая вползла в его комнату, она заявила, что больше не потерпит подобных экспериментов над собой. И пусть Леха экспериментирует с кошками, они, мол, упрямые, все стерпят. Она шутила. Потом она уснула и сказала, чтобы я ее не трогал. И член не отвалился. Несмотря на неоднократное физическое удовлетворение. Оказывается, это совсем не так уж и хорошо, если стоит долго. И удовольствия уже нет, и такая нежная вещь не предназначена для длительного стояния. Мужчины поймут, а женщинам я могу посоветовать поднять, ну, хотя бы руку и постоять так несколько часов. А затем умножить полученные ощущения в зависимости от степени чувствительности конечностей. В целом, для Лехи это уже было болезненно. Леха без трусиков мечется по квартире, жена спит. Ему не с кем разделить выпавшее счастье. И

В погоне за лучшей историей мошенников Arsenios от 29 августа. 20 примерно лет до w.s.s. (внедрение социальных сетей), прежде чем искусство написания мошеннических листов достигло невероятных высот. Это был расцвет цивилизации. Здесь было все — бумажные гармошки, выползающие из-под рукавов раскладушки, снова сложенные как гармошка, тончайшие шпоры, чтобы выбраться из-под миниджампа, слова, написанные специальным маркером на коленях и предплечьях. . Были даже заколки для длинных густых волос с вкрученными в них шпорами (у меня таким образом в волосы был вкручен почти целый учебник по философии. Мои волосы позволяли это). Существовали специальные шпоры для высоких сапог и бюстгальтеров. Спецагентам даже в кошмарном сне не снилась изобретательность студентов в передаче информации. Я тоже иногда писал шпоры для запоминания темы и большей уверенности в себе, но у меня никогда не получалось. Слишком рискованно, а я не иду на ненужный риск. Но один случай особенно выделяется. Подведение итогов после особенно трудного экзамена по средневековой палеографии (изучение старых рукописей). Сам предмет ужасен (и какая бумага, соответствует ли она указанной дате, и какой почерк, и какие чернила, и какой воск использовался для печати, не подделка ли это. Федеральному бюро расследований 300 лет, а не факультету истории), и есть учитель, жестокий. Палеографический терминатор. Кроме того, этот терминатор бушует от злости. «Нет, ну я все понимаю, кажется. Но даже отличница Леночка Саломонова, которая отлично выступает на всех моих семинарах и экзаменах, вытащила 4 шпаргалки, а я их все нашла и вытащила, потому что всегда слежу за любимыми студентами — не получается. Неужели я настолько ужасна? Даже Леночка меня боится?». Леночка Саломонова подает голос: «Ты получил от меня три койки, а не четыре». «Четыре!» — рычит профессор. «Три!» — кричит Леночка. «Последняя страница, которую вы вытащили, была страницей, вырванной от полного отчаяния из вашего собственного учебника по палеографии, а не шпорой. Извините, но иначе сдать ваш предмет просто невозможно». «Хелен, вы купили мой учебник и прочитали его? И даже вырывать из него страницы? Нет, ну тогда ровно восемь на экзамене. Трудная восьмерка».

Это реальная история с реальными именами. И это случилось со мной лично, вернее, я был свидетелем этого воочию. В 1985 году я поступил в МАИ на первый факультет. В целом, обучение было легким и веселым. Главное было сделать все вовремя. Если вы провалите лабораторную или курсовую работу, вы не будете допущены к зачету. Провалив тест, вы не будете допущены к экзаменационной сессии. Но был один предмет, вернее, преподаватель, который его вел, который разрушил многие студенческие жизни. Особенно это касалось парней, которые потеряли военную службу и резерв и пошли в армию.

Речь пойдет о Матане. Я учился в первом потоке, и небезызвестный доцент Черноморского флота по боксу Вестяк Анатолий Васильевич читал лекцию. Сказать, что он был строг, все равно что ничего не сказать. Он был ужасен. Сам Вестюк говорил: «Я не ставлю пять, потому что сам не знаю пять». Какие здесь пять. Троянец собирался получить его. Иногда четвереньки даже соскальзывали (очень редко), но дома приходилось ходить по комнате и тыкать, тыкать, тыкать. Всем счастливчикам, которые все-таки закончили первый курс, давали домашнее задание: купить общую тетрадь и взять, в смысле, вычислить 100-150 интегралов. «Если нет, приготовьте Гуталин для чистки сапог», — вот что он сказал. Новости были в некотором роде и честными. Я очень хотел, чтобы студенты знали его предмет. Например, если студент не сдал экзамен (такое было со мной не раз), то в экзаменационном листе вместо двойки предлагалось поставить «н/я», то есть не явиться на экзамен, при условии, что у студента была возможность по месту жительства или в поликлинике получить больничный лист и предъявить его декану. В этом случае студент сохранил основное прохождение и две пересдачи экзамена. Угроза пойти в армию была немного отодвинута.

А вот реальная история, произошедшая на экзамене по матану. Я учился в третьей группе и был в нашей студенческой группе Соколова. Имя не помню, кажется, Дима. Он был высоким, но с немного неприветливой внешностью (возможно, иногда это его спасало). Я хромал на одну ногу. И как-то на экзамене Вестёк поймал его на том, что он списал. «Вынимайте все из карманов, студент товарищ», — сказал вестовой Соколов. Он вытащил все свои крабовые панцири, и новость продолжилась: «Если все это написано вашей рукой и длина ваших списываний будет от школьной доски до задней стены актового зала, то я поставлю вам удовлетворительно. ‘ Вестюк проверил почерк — Соколов сам написал жульничество. А это значит, что он проанализировал информацию и выписал из учебника самое важное, чтобы уместить это на небольшом листе бумаги. И тогда все студенты, которые были в аудитории, встали и начали подключать и растягивать свои аккордеоны. Около полуметра до задней стены все еще было недостаточно. Вестюк посмотрел на душ, все замерли. Соколов почти кричал. Вестюк прошел к своему столу (все последовали за ним), взял там тест Соколова, вписал дату, фамилию испытуемого «Удо — Пропель» и расписался. Вы бы видели лицо студента, сдавшего экзамен, даже, таким образом, саму новость.

Первый за сто лет отпуск был бесконечно длинным, потому что совпал с выходом на пенсию. Буквально через день после небольшого и грустного банкета я оказался в ярком черноморском городке среди пальм и сосен. Я искал жилье в частном секторе с возможностью продолжать вести привычный образ жизни. То, что предложила мне случайная хозяйка, полностью соответствовало моим представлениям об отдыхе в чужом городе. Из прихожей лестница привела меня на второй этаж. Кухня, удобства и просторная комната с большим балконом, выходящим во двор со старыми высокими соснами. Тишина, как в раю. Соседей не видно и не слышно. Я заметил собак только на следующий день, и то лишь тогда, когда вышел на балкон со вторым стаканом и стал осматривать двор, рассматривая возможность барбекю. Две пары умных голубых глаз спокойно наблюдали за мной, как будто давно знали меня и у них не было ко мне вопросов. Ну, это было хорошо. Какие замечательные соседи эти хаски. Однажды, после долгой поездки на автобусе, я зашел домой под солнечный свет, сделал глоток пива из холодильника и пошел по кругу вокруг арендованной территории. Я не мог видеть большое зеленое полотенце. Вчера, после душа, я кое-что сделал, а теперь не могу найти. Конечно, он должен сушиться на балконе, но его там нет. Ни стульев на спинках, ни гардероба. Да, за креслами. И нет. Снова в душ нет, нет, нет. Наконец, неприятное предположение заставило меня выглянуть с балкона. Точно! На дне валяется комок цвета полотенца, теперь уже совсем цвета хаки, и его терзают эти умные собаки. Как у меня хватило ума оставить полотенце на перилах балкона? Позвоните владельцу и увольняйтесь раньше. Нам нужно попытаться вернуть полотенце и придать ему божественный вид. Я сразу подумал, что простая поплавочная удочка очень помогла бы, но утром мне нужно идти в магазин за удочкой, а пока. Пока что после душа я обхожусь небольшим полотенцем и начинаю изучать содержимое холодильника. Раунд крабовой колбасы, которая, несомненно, подружит меня с собаками. Вышел на балкон и начал тихо, но заманчиво насвистывать. Собака медленно подошла под балконом и серьезно посмотрела мне в глаза. Собачка, хасик, — я улыбнулся и накинул небольшой круг Кракова. В хасике не дрогнул ни один мускул. Он продолжал смотреть на меня, не мигая. Но для этого на арену действий откуда-то вышла собака номер два. Не глядя ни на меня, ни на своего коллегу, он уверенно подошел к колбасе и стал подозрительно ее нюхать. Внимательно осмотрев угощение на предмет содержания токсичных веществ, Собакевич засунул патрон в рот языком и сел рядом со своим коллегой, также подняв голову ко мне. Я отрезал два куска и сразу же отправил их вниз. Оба куска снова достались второй собаке, так как первая, не меняя позы, следовала моим экспериментам по укрощению сторожевых собак. Я демонстративно положил в рот кружок колбасы и начал жевать так яростно, что обе собаки невольно сглотнули слюну. Да, это сработало! Он снова бросил два куска. На этот раз «охранники» поделили колбасу поровну. Кто не любит колбасу с фрицем? Я нарезал оставшуюся колбасу ломтиками и спустился по лестнице к двери, ведущей во двор. Вообще-то я никогда не боялась собак. У нас все детство были овчарки, и я всегда хорошо с ними ладил, но теперь их сразу две, и неизвестно, для чего они обучены. Открыв дверь, он начал свистеть, подзывая собак. Оба охранника подошли, а я, оставаясь в коридоре, широко открыл дверь и бросил кусок поближе к ним. Они мгновенно облизали свои порции в унисон и сидели молча.

Они не подпускают меня к проклятому полотенцу. Может, позвонить хозяйке и уволиться? Подумав, я тоже сел на ступеньки и поставил между нами круг. Они оба встали и сделали несколько шагов в сторону колбасы. Я медленно встал, оставил остатки колбасы на краю крыльца и деловито пошел за полотенцем. С балкона эта тряпка выглядела еще как-то презентабельно, но вблизи мне даже не хотелось брать эту грязь в руки. Собаки подошли ко мне и стали сочувственно смотреть то на меня, то на безнадежно испорченную вещь. Как можно было справиться со злополучной тканью за один неполный световой час, ни собаки, ни я не понимали. Печально склонив голову, я пошла в свою комнату. Я вышел с пивом на балкон. Хаски продолжали с чувством вины смотреть на результат своих игр. Ситуация была безнадежной. Я позвонил хозяйке и раскаялся в том, что поступил неразумно. Он рассказал мне, как честно пытался исправить свою ошибку и дрессировал ее милых хаски. Она громко смеется и говорит, что полотенце во дворе принадлежит собакам уже больше года. Сегодня мне поменяли постельное белье и не только нашли маленькое полотенце, но и свежее. и объяснили, где всегда хранится свежее белье.

Доктор Массиулис — хирург. Старый и опытный. Очень строгий и дотошный. Он никогда не улыбается. Он хороший преподаватель, говорит четко, в точку, объясняет без лишних сложностей, не увязает в деталях, я с удовольствием делаю записи на его лекциях.

Но мы, двадцатипятилетние иностранные студенты, давно уже устали от доктора Массулиса и его лекций по хирургии, да и вообще от четырех лет военной кафедры. Теоретически, иностранные студенты имеют возможность попасть в число военных переводчиков. И кто придумал готовить нас как «медсестер ГО»? А кто может быть готов, когда так много предметов, так мало времени и нет даже учебников? Нас уже мучили анатомией, дурили фармакологией, мучили учениями, дурили головы гражданской обороной. так, а теперь главный предмет — «больничная хирургия». Оно и понятно — что должна уметь делать такая бесполезная медсестра? Приготовить заправку. Помощь хирургу при проведении очень примитивных операций. Во всяком случае, доктор Массулис так считает. И гоняться за нашими хвостами и гривами.

Я иду в фавориты доктора Массулиса. Почему-то я не падаю в обморок ни в операционной, где на нескольких операциях приходится стоять (молча, тихо, в углу, но стоять), ни в перевязочной. И я не боюсь крови. Мои однокурсники завидуют мне — многие люди чувствуют себя плохо, просто глядя на хирургические инструменты. У меня, наверное, железный желудок. Или иметь лучшее воображение. Я не знаю, почему самые высокие и крупные падают в обморок, но мой рост едва достигает полутора метров, а самый маленький одноклассник едва достает мне до плеча. Литовцы — высокие люди.

(У меня до сих пор есть фобия — я не могу научиться делать уколы. Ну, я не могу уколоть живого человека иглой! Я не могу. Но нас много, мне удается спрятаться за спинами более смелых и успешно пройти тест на манекен с резиновой заплаткой).

Я хорошо помню термины и названия. Доктор Массиулис воспринимает это как интерес к предмету, но я просто люблю слова — филолог! И слова здесь красивые: forcep, trochanter, spatula. И мне также нравится, что имена изобретателей сохраняются в названиях инструментов — своего рода историческая преемственность, принадлежащая старому порядку: Лу-эр, Ко-хер, Бил-рот, Хол-стед, Лан-ген-бек. «Лангенбек» вызывает у меня смех — «длинный клюв».

Ну, конечно, домашнее еврейское образование влияет: тебя учат — Учись, черт возьми! Учитесь! Никаких дополнительных знаний!

Конечно, дополнительно его не существует, но у нас осталось два месяца на всю учебу, защита диплома и госэкзамены на носу и нет времени перевести дух. И у меня есть еще одна проблема — краткое изложение марксизма-ленинизма слишком короткое. И она должна иметь «детализацию». То есть, просто исписанный общий блокнот — никто его читать не будет. Но без этого записи не будут допущены к экзамену. Нахожу выход — беру в библиотеке «Акстрамер по классикам марксизма-ленинизма» и переписываю все по порядку, пока не получается нужный объем.

Это хорошая идея, но в лекции д-ра Масюлиса в этом не было необходимости. Ведь хирурги — люди очень наблюдательные и отвлекаться от своего предмета — этого доктор Масюлиус не потерпит. Я предстал перед вами как первоклассник с книжкой «на улице» на коленке. Доктор просто в бешенстве. Знаете ли вы, как выглядит литовское бешенство? Совсем не смотрит. Но почему-то все понятно. Но у меня еще не было времени оценить масштабы бедствия. Доктор Масюлис останавливается напротив меня и говорит очень медленно, почти по слогам: «Последняя практика в болшом объеме не читает вас.

Но это катастрофа. Двадцать пять часов — я бы нашел их другим способом. Но ненаписанный тезис! Но государственные экзамены! Но выхода нет — получить диплом можно только по военному билету. Поэтому приходится тренироваться по ночам. Одноклассники смеются — это одно и то же, чтобы преуспеть, чтобы пострадать за марксизм-ленинизм! Я лениво фыркаю. Они правы. На самом деле, особая удача.

Вечером, после самого длинного учебного дня, я приезжаю в больницу и докладываю. Меня направляют не в хирургию (где, впрочем, ночью тоже не сахар — раны ночью болят), а в пульмонологическое отделение. Сестра заболела там, и любая пара рук будет счастлива. Даже такие неуклюжие руки, как у меня.

Прекрасно. 60 пациентов. Две или три медсестры. И что делать? Инъекции, конечно. В огромных количествах. Но я не знаю как! «Я учусь».

И начинается очень длинный вечер. На самом деле, у меня не все так плохо. Все было выучено. И стерилизатор я открываю правильно — прикрываюсь, чтобы пар не обжигал, и собираю шприцы, соблюдая стерильность. Короче говоря, тяну время как могу. Но этот момент еще не наступил. Медсестра Ванда собирает все необходимое в эмалированный таз, разворачивает мои плечи и отправляет меня в палату с инструкциями. Мои руки дрожат, все гремит в бассейне. Я внушаю себе, что больным еще хуже — тогда мне стыдно.

И здесь — невероятная удача. Первый пациент, которого я должен уколоть, — бывшая медсестра-пенсионерка. Она мгновенно оценивает ситуацию — и начинает подбадривать меня: «Молодец, ты все делаешь правильно, вот ты выпускаешь воздух, держишь шприц под таким углом, теперь плавно. Умно, видите ли, и совсем не больно. » (Да. Это не причиняет ей боли. Это больше не место для ее жизни, но в этом так много кривого дерьма.) Вся камера с любопытством наблюдает за нами, и вдруг другие женщины тоже присоединяются: » … Коллетт, сестра, не бойся, у тебя легкая рука. «» Не боги обжигают горшки. «» Да ладно, дочка, ты же умная, студентка, наверное. это совсем не больно. Я понимаю, что они просто успокаивают меня, мне хочется плакать, но после пятой инъекции все становится веселее. О том, чтобы плакать на людях, не может быть и речи. (Я буду плакать позже, когда произойдет перемена, от пережитого страха, от напряжения — и от облегчения).

Практика укладывается в четыре ночи. Я научился делать инъекции. Фобия побеждена. Я приношу доктору Масулису подписанный лист бумаги из больницы. Теперь еще один тест и экзамен. Врач не смотрит на лист бумаги. Он молча принимает у меня тест и — автоматически! — дает мне «пять» по своему предмету. Неожиданно. И, честно говоря, это неслыханно! Но очень лито: наказан — прощен — все забыто.

И от этой истории у меня осталось два воспоминания. Больные женщины — это целая палата! — которые всеми силами хотят подбодрить робкую девушку. И как красиво и медленно встает солнце, когда вы возвращаетесь домой после ночной смены, и все страхи уходят.

Разговор с адвокатом

Я думал о том, как смягчить некоторую суровость названия. Не надо писать «это не то, что вы подумали»! Хотя это почти … Я хотел бы объяснить, почему адвокат вдруг появился? И чтобы не было скучно, тревожный вопрос «что случилось?» сразу становится ясным. Я не придумал ничего лучше, чем сказать: по происхождению я сын прокурора. Моя мать была прокурором. Об этом не совсем обычном сочетании я напишу позже. Мама ужасно не любила всех тех, кто нарушал закон и боролся за верховенство закона, не щадя себя! Впервые я услышал слово «адвокат», конечно же, от нее, когда пошел в школу. И вспомнила, что адвокат — это тот, кто мешает ей бороться с преступностью. Тогда я не обсуждал сложные вопросы юриспруденции. Все это уже написано для нас в великой книге. И не случайно, что у сына прокурора есть зять — адвокат. Отличный парень, его зовут Азис. Он блестяще окончил университет, работает не щадя себя (не случайно!) и не говорит о работе. О проницательности и мастерстве адвоката Азиса можно судить лишь косвенно, по разговорам с ним на, казалось бы, отвлеченные темы. Смотрели ли вы американские фильмы об адвокатах? Они — детективы, дипломаты, психологи и борцы за справедливость в одном лице! И вот я наткнулся на разговор с Азизом в этом лице! И все началось как шутка, и я был уверен, что играю… Итак. Моя дочь попросила меня забрать шкафчик из их дома, пока они на работе. Я собрал шкафчик и заодно починил солнечные очки, которые лежали на столе — кронштейн отвалился, винт потерялся. У меня был этот винт. Откуда он взялся — позже. Через несколько дней мы с шурином ехали в машине. Он надевает очки, еще раз благодарит меня за ремонт и спрашивает: — Где вы взяли винт? У меня есть чувство юмора. Настоящие друзья говорят, что это нечто особенное. Я люблю иногда подшутить над кем-нибудь, отвечая как можно правдоподобнее, нормальным голосом, но абсолютно вопреки истине. Я нашел винт, — отвечаю я. То есть, представьте, я нашел шуруп длиной 3 мм в щели паркетного пола, несмотря на то, что у меня и близорукость, и дальнозоркость! Но я отвечаю уверенно. — ОК! Говорит Азис. Мы объезжаем поворот. Азис спрашивает — Где ты его нашел? — На этаже квартиры. — ОК! Слово «ОК» у американцев, помимо согласия, также подразумевает некую смысловую запятую, когда часть мысли завершена, «информация принята к рассмотрению», «готовится ответ» или что-то подобное. — Как вы его нашли? Разумеется, он не сомневается, что есть люди без миноискателя, в очках, ползающие по полу в поисках винтика от очков, не зная, что они вообще ищут! Он просто проясняет ситуацию. В свою очередь, я понимаю, что разговор приобретает нотки игры в мафию. И я напрягаюсь. — Ставлю шкафчик на пол, смотрю — шуруп лежит. — ОК! Я уже крепко задумался над следующим вопросом, потому что, судя по интонации, Азиз всерьез решил уточнить «поисковые» возможности своего тестя. — И как вы нашли его вчера на полу в квартире, если очки рассыпались на улице месяц назад?» — спросил Азиз голосом, допускающим рациональный ответ. Хахаха! Что за нелепый вопрос! Я потрясающе провожу время, я выиграл! Я играл! Я остановил его, розыгрыш удался! Конечно, в голове пронеслась дюжина вариантов, таких как «шуруп застрял в шарфе», «упал в сумку, потом упал на пол», но я тут же представила себе ответы, которые не просто пригвоздили бы меня к месту, а расплющили: «Я не ношу шарф», «у меня нет сумки», а если я буду сопротивляться, то «мы пылесосим пол каждые три дня» и т.д. и т.п. Шутка должна была закончиться.

— Хорошо! У меня был винт, и я его испортил», — закончил я информативным тоном. Розыгрыш прошел успешно, т.е. Азиз не предположил, что я лгу во время разговора. Однако, проанализировав разговор, я понял, что не все так просто. Адвокат задавал вопросы, не раскрывая ответов. Может быть, он сомневался, но не подавал виду. Он не поделился имеющейся информацией. Он не предложил выстроить логическую цепочку для обвиняемого. Он не выразил ни единой эмоции по поводу оценки моих ответов. Он профессионально воссоздал картину произошедшего, и любая логическая нестыковка будет найдена. Заметьте, он не спросил, откуда у меня такой редкий в повседневной жизни предмет, как винт Скорча. И он не спросил, как я испортил винт. Почему? Потому что это мое личное дело, и оно не имеет отношения к его высказываниям. Зачем спрашивать больше, чем нужно? Так я познакомился с «расследованием закона». Моя жена также узнала о винте. Быстро и без сантиментов. — Откуда взялся винт? — Найдено! — Ложь! Это как Шерлок Холмс: сложнейшая цепочка логических рассуждений скрыта от слушателя. Но тут же есть результат, оценка ситуации и мнение ответчика! (Она сказала более ласково, я немного сгладил.) — Я купил набор шурупов и отвертку в «Хоум Депо», — признаюсь я. Это магазин строительных товаров размером с три «Лероя». — Вы специально искали очки в огромном магазине! Откуда вы знаете. — Я знаю, что эта полезная вещь всегда нужна!», — ответил я устно, чувствуя, что набрал тысячу баллов по шкале «уважение». Не буду же я рассказывать, что случайно увидел кейс на кассе? Это был несчастный случай?

«Кого создатель пожелает наказать — он исполняет все его желания» откуда-то из авраамических религий.

Кошечки и собачки милы, популярны, а также живут или жили у меня, но на этот раз я расскажу об экзотах. Морские свинки! Плотно набитая толстая пушистая колбаска, приятно лежит в руке и слегка попискивает («Кальмар!» — так произносят этот звук наши английские друзья). «У меня тоже есть экзоты!» — резонно возразить, и так резонно я пытался возразить одному непутевому ветеринару еще в том году в далеком Монреале. «Это не собака и не кошка — это значит экзотика и все! Но дело не в этом.

Со зверями в моем изгнании стало больше. Обычно я заводила животных дома, а тут — на даче. Здесь, с той же собакой, нет времени и некуда пойти, нет кошки, на которую можно напасть за то, что она набивается на студенческие деньги, а главное, арендодатели обычно крайне недружелюбно относятся к идее добавить четвероногого друга к поглощению четвероногого друга. «Ну, если душа желает — заведи хомячка или свинку», — посоветовал мне один из местных друзей, — «По закону, если животное живет в клетке и не выходит, то запретить его нельзя. Предмет личного пользования подобен животному. «Что, я думал!» — подумал я и осторожно пробрался к ближайшему случайному случаю, где был получен килограмм Шустры с рыжеволосой девчонкой. Эта девочка не была пугливой и с удовольствием кусала (очень услужливо) мои пальцы, когда сидела у меня на руках, каталась по клетке и вносила элемент непредсказуемости в обычную холостяцкую жизнь. Я полюбил свое восхождение и спрятался в щетине под шеей, что, кстати, дало мне отличный повод относительно бритья.

«Свинья сама по себе скучная и угрюмая, она не может!» — уверенно сообщает мне мой возлюбленный по телефону при следующем нашем разговоре. «Ну, так нельзя», — пожал я плечами и переместился в знакомое убежище. Ну и что, что есть клетка, они немного едят — где один, там и два. Фигуры, где один, там сразу три. Я имею в виду, что в клетке приюта уже сидели две свиньи, одна из которых была гладкошерстной и прыгучей, а вторая была перуанской — мохнатой, как бегемот, и такой же спокойной. «Они всю жизнь прожили вместе, их привезли сюда вот так, их нельзя разлучать», — осторожно объяснила стервятница, пока я подписывал бумаги. «Теперь им точно не будет скучно!» — подумал я и, как всегда, ошибся. Мне не было скучно. Развертывание зашло в тупик: краснокожий хохолок получил первым и явно имел все права на доминирование, но тут появились два новых прибывших, и пара скоординировалась. Вы видели, как дерутся свиньи? Они населяют Остопа Бендера — и идея поединка в мясорубке больше не будет соблазнять его воображение. Дело в том, что это довольно спокойные животные, лишенные острых, когтистых, длинных зубов и других боевых атрибутов. На самом деле, морская свинка на 30-40% состоит из головы и крепкой гладкой шеи. Ельник. Массивная, сильная, симпатичная голова с глазами-бусинками и выразительным носом. Он бьется. Я бросился на противника, яростный взмах головой — бадабум в холле! Бегемот, между тем, очень хорошо взлетел. При этом шум стоял такой, что казалось, что вся конница Будиновской продолжала в атаку, а не три грызуна, прокладывающие тротуар, разделены полуметром.

«Это безнадежно», — думал я на третью ночь, слушая, как ходит Уокер, и гадая, как скоро соседи меня побьют. Решение было принято кардинальное: я купил еще одну клетку, сломал обе составляющие прутья, пол в углу в несколько слоев, на который уложил полиэтилен промышленной прочности, окружил его прутьями вместе и насыпал соломы. Это оказался очень красивый коралл (я не оценила красоту арендодателя, но о юридических тонкостях борьбы с арендодателями я еще напишу. Я не наносил на стены и пол, но это сочеталось с остальными претензиями. Ладно, я не отвлекаюсь). По сути, жизненное пространство было расширено, в разных углах коралла разместили по крутому индейскому чуму из ближайшего зоомагазина, и среди моего племени воцарился мир.

. Я уже забыл, что у меня осталось для этого убежища. Это реально, вам не нужно туда идти. Возможно, я хотел попросить совета по поводу моей свинины, а может быть, что-то еще. Я просто помню, что тоже ходил в тот раз. Я был удивлен. Свиньи — экзотика, помните? Они были такими по очереди, дважды продолжали здесь — весь коридор заставлен клетками со свиньями. Стадо. «Шер-шея трахнута?», — с интересом спросил я волонтера, который проходил мимо измученного добровольца (Квебек — провинция франков — говорить по-французски считалось данью приличию). «Да… @#$!» — ответила девушка, на удивление мрачно. «Вот не очень умная учительница биологии неясной сексуальной ориентации, к родителям которой у меня есть большие претензии и несколько вопросов, заданных ей за семь районов отсюда — подложи свинью и следуй за ней. На этом соседство закончилось и почти весь класс сдал свой «материал» свой материал здесь! У нас сейчас даже не хватает полок, чтобы выстроить их всех в ряд, а они уже забрали всю свиную еду!» Перспектива выглядит самой неутешительной для этих сосисок: «Но у меня уже есть три дома, ладно, ребята!!!» — я извинился, что принял только две. Выход. Одного сразу окрестили Пушкиным (в обиходе) для Баттенбарда, второй превратился в ежика — для Панковского, торчащего из щетины. Маша, Даша и Шняшка довольно легко (хотя и не без бадабума) смирились с тенью, а я стал свиноводом. Я больше не ходила в приют.

Тем временем у возлюбленной в далекой Калифорнии произошли вполне закономерные события. Количество раз: тронутая моими свиньями, она завела свинью. Большой, двухцветный (благородное серебро, с главным оружием — головой — аккуратно выделенной белой шерстью). Очень умный, тихий и спокойный, он жил в коробке в ящике на столе и везде путешествовал с ней. Он знал свое имя и повернул голову, услышав его 🙂

Номер два: в какой-то момент мы задумали перевезти ее в Канаду (хотя в результате я уехал в Штаты), и поэтому моя любимая решила вырастить меня заранее — для акклиматизации.

И очевидный номер три: свинья была молодой и совершенно нестерилизованной. По этой причине его не расстреляли в сковородках к красавицам, а оставили взамен метаться по квартире и спать в отдельной коробке на улице. Я никогда не видел такого разнообразия красавиц одновременно, — сокрушался ведущий. Со всей присущей ему силой и изобретательностью он пытался устроить подкоп, навалить гору и прыгнуть внутрь, но попался на том, что каждый день подолгу прут. «Держитесь, девочки, я почти у цели!» — прогремел он, когда пушистые обитательницы подошли с другой стороны и начали работать с остервенением. Он гримасничал от досады и явно мечтал о любви и свиньях. Постоянный звук полого экрана немного раздражал, но я уже вынашивал коварные планы.

«Нет, нет, риск минимален, мы профессионалы. Внешне все останется практически таким же, как и прежде, даже в женском обличье. По крайней мере, вмешательство, быстрое и эффективное, расценки там, плакат», — объяснили мне местные ветеринары. Студенческий бюджет треснул, но устоял, и прекрасная скала познала чудо стерилизации. «На всякий случай не пускай его к женщинам еще несколько недель, пусть все пройдет», — предупредила меня Айболити, забирая у меня переноску с еще сонным бойцом. Идея календаря не была близка Свину, он жил по принципу «сейчас или никогда». Его звали Вау, за звуки, которые он издавал, и эту симфонию — волнующее «Я иду!» на вершине. Вместе с поражением на гриле — я слушал до конца недели. Искать он не мог, ящик был не нужен — он был днем, а ночь провел у коралла, прожигая глазами заветных дев. Страшно представить, какие картины разврата мелькали в его мозгу на Приморском побережье.

Все прошло совершенно обыденно — не было ни торжественного завтрака с лентами, ни оркестра, ни банкета. Только в один из дней, проснувшись под звуки стройки, уже знакомые, я схватил трудолюбивого работника гастарбайтера под брюхо и со словами «Да, что там.» закинул его в вольер. «Девочки!» — радостно завизжал лев-герой. «ОП, девочки, держите миски! Кто тебе по ушам настучит, тот ублюдком в доме числится.»- Уже опытные и совершенно ничего не понимающие девушки недоуменно моргали. Свиньи, что с ними делать. Честно говоря, душа у меня нежная, осколки чужих снов больно царапают ее, поэтому я не стал проверять ставшую уже привычной процедуру регистрации «призрака» (с бадабумом и летающими часами). Со злобной мыслью: «Ты же сам этого хотел», я пошел за компьютером.

Ночью я мучительно проснулась от боли. «Черт, я уже положил его туда», — подумал я и включил свет. Ю-ху сидел в углу вольера, яростно грызя решетку, теперь уже с другой стороны, внутри. Изредка он поднимал голову к своему милому старому ящику в дальнем углу комнаты — но только на мгновение. Не теряя времени, он снова занялся своими обычными делами. Девушки больше не интересовались им. Он хотел вернуться домой.

«Кого Творец желает наказать — он исполняет все его желания» (с)

Эта чрезмерная длина взята из заметок о моих африканских путешествиях. Те, кто не очень любит животных и истории о них, пожалуйста, пропустите этот лист, не тратьте драгоценное время.

О том, как слоны сцепились со львами

Все конфликты происходят от взаимного недоверия и непонимания. Львовская семья (7 львов, 5 львиц и 2 львенка) получила работу по уборке помещений. Стражник взял холм с хорошим обзором, няньки лежали среди львов, а доминант-лев упорно добивался взаимности от одной из львиц. А это, доложу я вам, нелегко, ведь львицы — раскованные девушки, а львы далеко не всегда джентльмены. И вот лев толкал ее и держал, смирял свои попытки вырваться и ускользнуть, ложился с ней в траву и снова вставал — под ленивым взглядом пышущей жаром гордости. И никто из львов не обратил внимания на то, что они упали прямо на пути слона.

Слоны обычно не обращают внимания на львов — шерифа не волнуют проблемы индейцев. Для здорового взрослого слона при дневном свете весь львиный прайд не представляет опасности. Но в этот раз со слонами был слоненок, совсем маленький, несколько недель от роду. И это все изменило. Дело в том, что слон прекрасно слышит, но очень посредственно обоняет и очень плохо видит. Поэтому слон может легко защитить себя, но как защитить детеныша слона от хищника, который может внезапно выскочить из высокой травы? И слоны реорганизовались в линию конвоя — формирование, которое защищает торговое судно от нападения вражеских кораблей. В центре порядка, конечно же, уныло бродил маленький слоненок, неуверенно помахивая хоботом. Три больших слона прикрывали его со стороны львов, а два меньших — с другой. Один огромный слон шел во главе и в хвосте колонны, а самые крупные действовали отдельно, как летучий отряд, продираясь сквозь траву и кустарник с оглушительным ревом. Его задача заключалась не столько в том, чтобы одолеть, сколько в том, чтобы распугать всех, кто сошел с тропы к водопою. Но я бы не хотел оказаться на месте льва, который мог бы упасть ей под ноги, или на клыки, или под горячий ствол.

Увидев слонов, весь прайд немедленно бросился под верхушки деревьев: самый молодой лев бежал впереди, львицы подгоняли детенышей. Но несчастные влюбленные не успели пересечь поляну и улеглись в густой и высокой траве. И вот перед конвоем встала проблема: как провести слона через территорию, где скрываются две опасные кошки. У львов была более простая задача: как уйти от этих разъяренных чудовищ. Слон, видимо, их не заинтересовал.

Инициатива была за слонами. Слоны решили обойти опасную зону, установив в качестве барьера летающий отряд. Любой командир Королевского флота поддержал бы это решение. Весь конвой, как по команде (хотя — почему «как»? Мы не слышим инфразвуков, с помощью которых общаются слоны), повернулся через правое плечо (слоненок повернул пять или шесть хоботов) и отошел назад, переместив лишнего слоненка с одной стороны в хвост колонны. К этому времени слон из летучего отряда с шумом прочесывал заросли травы, периодически прочесывая ее бивнями и хоботом и неистово трубя. Затем он остановился, а колонна выполнила команду «направо», сделала два десятка шагов в этом направлении, снова повернула направо и перевела слона из хвоста колонны на опасную сторону кошек. Повороты были сделаны с морской точностью, так что даже если львы попытаются прорваться к слону, у них не будет абсолютно никаких шансов.

Наконец колонна двинулась к водопою, и летучий отряд с новой силой бросился прочесывать траву, чтобы оторвать чей-то хвост с кисточкой до самых ушей с черной полосой. Когда колонна прошла опасный участок, летучий отряд, победно выкрикивая что-то очень обидное, занял позицию в арьергарде. Через пять минут лев и львица поднялись из травы и, ошеломленные, подошли к остальным членам прайда. Очевидно, что они не были готовы к сексу.

Вчера произошло сразу два события, об одном знают многие, о другом — единицы: курс биткоина превысил двадцать тысяч долларов, а я был на выставке грузинских художников-экспрессионистов. Я сразу перехожу ко второму пункту, потому что первый ясен и понятен всем, следующий психологический уровень кия шара был на уровне двадцати тысяч долларов, в понедельник ждем небольшого отскока и тогда уверенно переходим на новый уровень — двадцать пять тысяч долларов. Второй пункт менее интересен широкой публике, нет, я не говорю о великих художниках Грузии, я говорю о себе. Без сомнения, скоро обо мне будут говорить, хотя, конечно, не как о биткоине — сказать, что я могу затмить собой первое цифровое золото, значит солгать. Сегодня вечером на небе совсем не было луны — именно в такие ночи проходят выставки грузинской живописи. Картины великих мастеров внушительно красуются на стенах маленькой, но незначительной студии с кричащим птичьим названием. Почитателей таланта грузинских художников было достаточно — если кто-то из присутствующих случайно уронил яблоко, ему некуда было упасть. Зато были яблоки, виноград, бананы, канапе, перец халапеньо, мандарины без косточек и глинтвейн в ковшике — да, конечно, читатель, который был там вчера, меня поправит, там было грузинское вино!!! — но никаких яблок. Я, по воле случая и по приглашению самой любезной хозяйки этого острова изящных искусств, прибыл в назначенное место на сорок пять минут позже назначенного времени. Я нашел место прямо у входа, с правой стороны, откуда ничего не видно, и оно было выгодно пусто. Кто не знал — я непризнанный гений, писатель, и я случайно взял с собой двадцать своих книг. Как я уже говорил выше, расположение входа было стратегическим, выгодно останавливающим желающих освежиться, а глаза некоторых, как мухи на вонючее мясо, случайно падали на кучу зелени, похожую на сукно игровых столов в казино Лас-Вегаса и Монте-Карло, книги и вместе с ними хозяева тут же исчезали. Насвистывая про себя веселую мелодию, я ждал безумцев, которые осмелились взять мою работу в свои руки. Прошло около часа, не больше, как я и предполагал, психов на выставке не было вообще, но я услышал, как отчаянно стучит половник по дну пустой кастрюли, где еще недавно был алкогольный напиток, не успевший остыть от брызг. Отдельных любителей искусства стало смывать людской волной на берег современной литературы в моем лице. Как истинный рыбак, я вытащил свою добычу на берег и открыл свою душу их удивленным взглядам, компактно расположив ее на трехстах трех страницах зеленого монстра в ситцевом переплете. Будучи экономистом по образованию, я знал запрещенный прием, с помощью которого намеревался распространить все двадцать экземпляров, которые привез с собой. Я раздавал их бесплатно! Это работает, уверяю вас, даже рекламные куски совершенно несъедобной колбасы достаются бесплатно и, что самое удивительное и непонятное, эта колбаса тоже съедается. Моя книга совершенно не способна настолько сильно отравить жизнь человека, в крайнем случае ее можно использовать и как растопку, что само по себе уже большой плюс. Но, увлекшись технической стороной дела, вернемся к незаслуженно обойденным вниманием, но отнюдь не скучающим гостям. Картины светились изнутри. Гости, особенно привлеченные светом, прикасались руками к полотнам великих художников, даже пытались оторвать кусочек-другой, чтобы, так сказать, унести с собой частичку грузинского солнца и гостеприимства,

как сказал красивый мужчина с офицерской выправкой и шерстяным шарфом на шее во время интервью на местном телевидении, да, он так и сказал — грузинское тепло и радушие, почему-то запомнилось мне. Телевидение продолжало выхватывать из толпы зазевавшихся гостей и под дулами телекамер с пристрастием расспрашивать их на тему этого события. Я отчаянно цеплялся за свои книги, надеясь остаться незамеченным, но меня также постигла участь — или, возможно, честь, трудно сказать, точнее невозможно — тех, у кого брали интервью. Я не очень хорошо помню, что на мне было надето на камеру, скорее всего, полное дерьмо, за минуту до этого я съел целый перец халапеньо (все, что осталось от угощения), по этой причине я практически открывал рот, жадно глотая воздух. Интервьюер, молодой, лысеющий, с пронзительными глазами парень в белом вязаном свитере с высоким воротником, понял меня правильно и что-то шепнул симпатичной операционистке с рваными коленками в джинсах. Операторша улыбнулась мне своей красивой улыбкой и направила камеру вместе со своим изящным телом на довольно подвыпившего мужчину средних лет коренастого телосложения, с редкими волосами на голове и рудиментарной козлиной бородкой, которая только-только приобретает необходимые размеры (это такая короткая бородка с замысловатыми очертаниями). Из его уст лилась пьяная речь, богатая художественными средствами выражения, не несущая смысловой нагрузки, но плавная и даже убаюкивающая. Я зевнула, прикрыв рот рукой для приличия. Вдруг передо мной появились несколько фактурных женщин, очень милых, полных жизни и духов, щедро осыпающих друг друга совершенно искренними улыбками. Узнав, что помимо самой книги можно получить автограф, они спросили меня, где на самом деле отдыхает автор и сколько книг они могут взять в одну руку. Улыбки на их лицах сменились глубоким удивлением, когда я кашлянул и сказал, что перед ними автор. На всякий случай дамы оглянулись на меня и, никого не обнаружив, молча взяли по книге, видимо, чтобы не обидеть меня, и, шурша и озираясь, направились к буфетному столу. Начало было положено, стопка книг стала немного ниже. Затем подошла молодая пара и вполне вежливо попросила меня подписать книгу. Очевидно, они подслушали мой разговор с дамами, и это избавило меня от унизительной процедуры представления себя. Я пожал руку молодому владельцу моей книги и искренне пожелал ему удачи в супружеской жизни. Комната стала более просторной. Все любители искусства, оставшиеся после трехчасовой выставки, сгруппировались в правом углу у окна, там стоял высокий резной деревянный стул, на котором сидел мужчина в коричневой шубе с песцовым воротником, его длинные волосы, казалось, небрежно спадали на плечи. В целом он выглядел как король Лотарингии задолго до переименования этих земель в герцогство. Невысокая, коренастая женщина в синем бархатном халате вытирала тряпкой пыльные куски его верхней одежды. Король», не отличавшийся красноречием, нехотя бормотал что-то сквозь зубы, не особенно радуя слушателей информацией. Камера кружила в отдалении, словно боясь заглянуть в заветный уголок. Гости, основательно ознакомившись с картиной, искали дальнейшего удовлетворения своей потребности в духовном питании, а поскольку мои книги стояли в очереди духовной продукции сразу после полотен великих живописцев, я неожиданно получил бурный и постоянный спрос. Рука неустанно раздавала автографы известным художникам, общественным деятелям и журналистам местных газет,

дванайсетгодишни деца, един представител на градската партия (така се представи), един пиян гражданин с козя брадичка, който даде дълго и неразбираемо интервю, ме попитаха с мърдащи очи дали харесвам жени. След тези думи жената в тясна лилава рокля, очевидно спътницата на пияния Сократ, изсумтя и предложи да организираме творческа вечер, след като прочете книгата ми, защото вече (след като прочете съдържанието) имаше въпроси относно моето твърдение към класиката. С готовност се съгласих, мълчалив като кон, кимайки с глава. Това вече е успех! „Царят“ неусетно изчезна от ъгъла си, тронът беше празен, а с него и свитата изчезна, картините изпълниха празната зала с приятна светлина, беше някак много добре в душата, дори не исках да ходя никъде , книгите бяха разглобени на един. дванайсетгодишни деца, един представител на градската партия (така се представи), един пиян гражданин с козя брадичка, който даде дълго и неясно интервю, ме попитаха с мърдащи очи, ако харесвах жени. След тези думи жената в тясна лилава рокля, очевидно спътницата на пияния Сократ, изсумтя и предложи да организираме творческа вечер, след като прочете книгата ми, защото вече (след като прочете съдържанието) имаше въпроси относно моето твърдение към класиката. С готовност се съгласих, мълчалив като кон, кимайки с глава. Това вече е успех! „Царят“ неусетно изчезна от ъгъла си, тронът беше празен, а с него и свитата изчезна, картините изпълниха празната зала с приятна светлина, беше някак много добре в душата, дори не исках да отида където и да било, всички книги бяха подредени до един. Двенадцатилетние дети, рядом с представителем городской партии (как он представился), пьяным гражданином с козлиной бородкой, который давал длинное и непонятное интервью, спрашивали меня с прищуренными глазами, нравятся ли мне женщины. После этих слов женщина в облегающем фиолетовом платье, видимо, спутница пьяного Сократа, фыркнула и предложила устроить творческий вечер после того, как она прочитает мою книгу, потому что уже сейчас (после ознакомления с содержанием) возникли вопросы о моих претензиях на классику. Я с готовностью согласился, молча, как лошадь, кивая головой. Это уже был успех! «Король» незаметно исчез из своего угла, трон опустел, а вместе с ним исчезла и свита, картины наполнили пустой зал приятным светом, на душе стало как-то очень хорошо, даже не хотелось никуда идти, каждая книга была разобрана.

Наверное, у каждого в воображении есть некий материальный объект, который символизирует личную или большую мировую катастрофу. Книга с дарственной надписью от бывшего бойфренда, подаренная на прощание. Или осколок снаряда, привезенный кем-то с прошлой войны, случайно подобранный на улицах города. У меня был русско-латинский школьный словарь конца XIX века, пробитый пулей, изданный в Санкт-Петербурге, случайно купленный в книжном магазине в Кишиневе. Хотя уже было ясно, что она была пробита пулей, причем очень давно. И вот я представил себе — была где-то русская гимназия, там мирно изучали все, включая латынь, а потом — крах, революция, война, столкновения, эти бывшие гимназисты вместе со своими семьями вынуждены были бежать через Бессарабию на запад, и этот словарь, пробитый революционной пулей, сначала на долгие годы застрял в книжном магазине в Кишиневе — кому мог понадобиться такой древний русско-латинский словарь? А потом я купил ее по дешевке в годы учебы на историческом факультете, правильно решив, что мертвый язык латыни может не измениться и через 100 лет. Но она всегда смотрела на пулевое отверстие с уважением, страхом и любопытством — что там произошло, какая перестрелка? И она напугала своих одноклассников — у меня даже есть такой грубый латинский словарь, пробитый пулей, но не полностью пробитый, только передняя обложка. Очень сложный и тяжелый словарь. Все еще 19 век. Ударю себя по голове — и вы вмиг перестанете возиться с дерьмом. Древний латинский словарь — оружие современного пролетариата. Теперь у меня есть новый символ катастрофы. Совершенно случайно. Несколько дней назад из меня, представьте себе, выбили старую каменную сажалку, которая никому, даже мне самому, не была нужна. Последние 12 лет он сидел вверх ногами под звонком наружной двери в виде ступеньки для местных детей. Ну, значит, они получат его до звонка. И мои, и соседские дети давно выросли, стали выше меня, сначала все забыли об этой банде как о ненужной, потом, стучась в собственную дверь по несколько раз в день, каждый раз думал — надо выгнать этого урода. Они выгнали его за уродство. Затем он зарос до смешного пышным, высоким, мягким мхом очень красивого изумрудного оттенка, потерял всякие очертания, похожие на первоначальные горшки, и стал каким-то даже красивым. Очень красиво. Возможно, это была его, горшечная, самозащита от того, что его выбросили. Это было в виде такого экзотического дзен-сада на двери, что я долго терпел. Хотя только я могла узнать его в первоначальном виде в горшке, потому что еще помнила его в младенчестве, полученным в голом виде без мха от предыдущих владельцев дома. Да, и я как-то посмотрел. Представьте себе, даже наркоманы, которыми изобилует наш центр города, никогда не пытались его украсть, а воруют все, что можно унести и продать. Но здесь — горшок оказался стойким, не поддавшись ни первому, ни второму. Во-первых, он был невероятно тяжелым, а во-вторых, кто его купит, кому он нужен? И этот артефакт, который почти 12 лет простоял на моей входной двери, где он всегда был доступен для всех, недавно был снесен темной ночью. По бессмысленности этот поступок примерно эквивалентен краже гантели у подпольного миллионера Корейко. Нет, я уже наблюдал охотников за падалью — беженцев — на нашей улице рано утром.

Они одеты более-менее чисто и прилично, выглядят интеллигентно, никогда ничего не просят, но собирают такой мусор, выставленный у двери — боятся смотреть. И они пугаются, если их застают за этим занятием. Я даже не успел им сказать — я сам много чего вынесу, только скажите, какой размер нужен и что именно. Просто нельзя выносить его на улицу — каждый день идет дождь, все намокает и плесневеет. Я утешаю себя мыслью, что они использовали моего древнего мшистого урода для пользы дела. Наконец-то посадил в нем что-то полезное — петрушку там, базилик. Она там с рождения — в горшке. Но тот факт, что они даже забрали такую вещь (они не украли ее. Я сам выносил его за дверь. В течение 12 долгих лет) является гуманитарной катастрофой. Никому не нужно было 12 лет. А потом — кто-то позарился. Вероятно, очень бедные люди. Совершенно бедный и отчаявшийся. Беженцы. Для которых даже этот урод, заросший мхом, который 12 лет подряд у них не хватало рук выбросить и который не брали даже местные наркоманы, оказался добычей, и они несли этот тяжелый камень темной ночью вместе (ведь одному его не поднять, помните камень). Нужно быть отчаянным, чтобы желать такого. В такие моменты понимаешь, что в мире есть люди, которые настолько бедны, что им стыдно жаловаться на что-либо. И теперь, если кому-то не ясно, давно забытый горшок для меня — символ беженцев, выживающих изо всех сил.

Чем больше времени проходит после окончания школы, тем яснее становятся ваши учителя. Хорошие и плохие. Хороших было гораздо больше, а плохие, в конце концов, были не так уж плохи. Они терпели наши издевательства, как могли, но они это делали. (Я бы тогда убил себя чем-нибудь, честное слово). Почему над ними издевались, я не понимаю. Сейчас я не понимаю, что я старше большинства моих тогдашних учителей. Кроме того, некоторые из них окончательно постарели, потому что перестали стареть, а у меня, надеюсь, все впереди. Все персонажи случайны, все совпадения выдуманы. Или, как вам больше нравится, наоборот.

— «Этот шестой «Б» когда-нибудь достанет меня зуммером», — вздохнула учительница химии Ангелина Федоровна, как только последний ученик с шестым «Б» вышел из кабинета. Она сунула под язык таблетку валидола, отмечая окончание халтурного теста, взяла классный журнал, свою любимую указку из стекловолокна и пошла в учительскую. Грядут большие перемены.

Около часа назад в углу зала отдыха, ближайшем к мужскому туалету, Илюша Мечников и Пашка Яблочков заглянули к Кольке Зинину.

— Контроль химии сейчас… — многозначительно напомнил Пашка, — твоя очередь… — Может, не надо? — в голосе Коли прозвучало сомнение, — Ангелина совсем не вредная тетка вроде? И учительница хорошая. — Нина плохо разбирается в биологии? — Пашка задал совершенно риторический вопрос, — Даже отлично. Но выполнил ли Илюха договор? Выполнено. Твоя очередь. «Ладно, — обреченно согласился Зинин, — сделка есть сделка. Но мне это не нравится. — Вам понравилась биология? — сурово спросил Мечников, — да ладно, все равно без фокусов.

— Здравствуйте! Садитесь, — Ангелина Федоровна вошла в класс, положила на стол журнал и указку и села одна, глядя на учеников своим обычным взглядом, — сегодня у нас контрольная… Почему мы стоим, Зинин?! Вы больше не садитесь за стол без отдельного приглашения или у вас есть вопрос, который не требует отсрочки?

«Я не требую, Ангелина Федоровна, у меня вопрос, — согласился Колька с предложением учительницы и тут же забормотал, — везде написано, что взрывоопасность динитрата этиленгликоля выше, чем у нитроглицерина, а на самом деле все наоборот. … Если вы проведете эксперимент, то сможете доказать это.

— Прямо сейчас, чтобы доказать? — с притворной беззаботностью спросила Ангелина Федоровна, — или сначала контрольную напишем?

— Зачем что-то откладывать? — Зинин ответил вопросом на вопрос, — теперь можно.

— И вот — Ангелина Федоровна вспомнила, чем закончились полууспешные попытки Зинина и Яблочкова нитровать глицерин. Половина пути. В уцелевшую половину комнаты лаборанта в школьном кабинете химии, ключи от которой она неразумно доверила Зинину, весьма преуспевающему в химии. Она вспомнила, несколько раз вызывающе понюхала воздух и заявила:

— Поэтому мне кажется, что кабинет был недостаточно проветрен после предыдущего урока. Все должны покинуть класс и не шуметь в коридоре. Зининг, останься, помоги открыть окна. Не шуми, я сказал! Встань на цыпочки рядом со мной в коридоре тихо! Отдохните в течение десяти минут.

Когда все ушли, Ангелина подошла к обреченному, надутому Зинину с вопросом: «Где? — «Не валяй здесь дурака, — Ангелина Федоровна внимательно оглядела стол, за которым сидел Зинин, — показывай портфель и иди открывай окна, ты же сам знаешь, что такие эксперименты в школе проводить нельзя. Я предлагаю отдать все добровольно.

— Что отдать? — Колька продолжал прикидываться дурачком, открыв окно. — ‘Динитрат этиленгликоля и нитроглицерин’, — проверка портфолио не удалась, к большому огорчению учителя, — или вы имеете в виду, что задали свой вопрос именно так? — ‘Вот так, — с облегчением согласился Колька, — из чисто теоретического интереса. — Хорошо, поговорим после занятий. Закройте окно и позовите всех. — Учительница вернулась на свое место, по пути поглядывая на столы учеников. На всякий случай. — Контроль не отменяется, — обратилась она к сидящим студентам. — Просто у вас будет меньше времени и вопросов к Зинину, если они у кого-то есть. Всем все ясно? Мы начали.

— «Этот шестой «Б» когда-нибудь приведет меня к зуммеру», — вздохнула учительница химии Ангелина Федоровна, как только последний ученик с шестым «Б» покинул кабинет. Она сунула под язык таблетку валидола, отмечая окончание полусырого теста, взяла классный журнал, свою любимую указку из стекловолокна и пошла в учительскую.

— Что случилось, Ангелина Федоровна? — Нина Сергеевна, учительница биологии, сочувственно спросила: «Я слышала, вам пришлось прервать урок… — Ангелина улыбнулась, посасывая валиодол, — Мне задали вопрос. Как на прошлой неделе. Теоретически, да. — Боже мой, — вскинула руки Нина Сергеевна, — и вы тоже? Шестой Б. Вы должны что-то с ними делать.

— Ты снова принес змею в школу? — осторожно спросила учительница литературы Клавдия Ивановна, — вы их полностью отвергли. Будьте с ними строже, намного строже. Отметка в дневнике, двойка по предмету и поведению, и родители тут же идут к директору объясняться.

«Это все еще можно «объяснить», — поправляет учитель химии учителя литературы. Вся школа знала историю о змее. Лучший ученик шестого класса «Б» по биологии Илья Мехников перед самостоятельной работой в слезном приеме задал Нине Сергеевне вопрос: как отличить гадюку от ТЕРа. — Какой Вайпер? — Нина Сергеевна, совсем молодая, черная и красивая, спросила. «Обычно, — говорит Мечников, — под вашим столом «сидит» змея». Вроде бы, но на голове нет пятен желтого цвета. «Всем встать на парты, — спокойно приказала Нина Сергеевна, но она уже сидела за своим учительским столом, — сейчас мы посмотрим, кто там ползает». Издалека не было видно желтых пятен.

Учитель посмотрел на стол. На голове живой и даже подвижной змеи не было желтых пятен. Змея со всеми предосторожностями была поймана и помещена в аквариум. А в копне черных волос на следующий день можно было увидеть молодого, симпатичного учителя биологии на первой седине.

Которому случалось возглавлять не один школьный жилой уголок с черным талисманом, а потом, как известно, не пускать его в класс. Он мог сбежать и скрыться где-нибудь под шкафом, как раз перед самостоятельной работой беспозвоночных.

— Нет, они не принесли мне змею. Меня спросили о весьма желательных свойствах этиленгликодеинитрата. Стоит, говорят они, проводить эксперименты или можно верить источникам. — И что же самое страшное? Я в вашей химии ничего не понимаю, я без нее в жизни нормально обхожусь», — Клавдия Ивановна достала из сумочки пирожки домой. — Да вы нормально в жизни и без литературы обходитесь, Клавдия Ивановна, я вас с книгой в руках никогда не видел, разве что на уроке, — вступил в разговор самый молодой из учителей физкультуры, Сашка, — Они динамит делают из этиленгликольдинита. Я помню Ангелину Федоровну, да?

«Правильно, Саша», — согласилась Ангелина Федоровна и по привычке добавила: «Садись, пять». Саша до поступления в институт физкультуры был учеником этой же школы, и на «Садись, пять» он нисколько не обиделся. Но Клавдию Ивановну это обидело.

— «Кстати, я тоже не видел тебя со шведской стенкой в учительской. А вам, Ангелина Федоровна, не нужно позволять ученикам задавать вопросы. Именно они должны отвечать на наши вопросы, а не очередь. Никто не задает мне вопросов, только я задаю их на уроках.

«Да, ты спрашиваешь, — не успокаивался Сашка, — Ты нас в девятом классе спрашивал, чем Владимир Ильич Ленин отличался от партизанского отряда времен разгрома Фадеева, он никого не знал, а ты говорил, что Владимир Ильич был намного здоровее Иосифа Абрамыча. Конечно, это правда.

«Заходи, Саша, — вступил в разговор Петр Васильевич, учитель физики, — так с женщинами разговаривать нельзя». А с шестым «Б» надо что-то делать обязательно. Казалось, они догадывались. Вы спрашивали Нину Сергеевну, Нину Сергеевну о змее? Лучший в классе биологии. А вы, Ангелина Федоровна, Зинин? Что у него с вашей темой? «Может, его нет в классе, он лучший в школе по химии, правда, пока в шестом классе», — задумчиво сказала Ангелина Федоровна, — «Как вы думаете, они разговаривали?».

«Других вариантов быть не может, — вклинился физик, — в теории нет таких совпадений. Анна Федоровна как учительница математики подтверждает это для нас.

«Я не буду подтверждать, — Анна Федоровна отвлеклась от рассматривания памятника Ленину за окном, — теория вероятности говорит нам, что произойти может все, что угодно, но с разной степенью вероятности. Однако, скорее всего, вы правы. У кого следующий тест в шестом «Б». Вы, Петр Васильевич? Так что проверьте свои догадки. Будьте готовы к вопросам. Кто лучше всех знает физику?

— Яблочков!» — на секунду задумался учитель физики, — «или Попов. Трудно сказать. Они оба хорошо знают предмет. Но ничего — кто предупрежден, тот не вооружен. Мы не позволим им нарушить контроль.

Через три дня в кабинете физики Ябхов, сидевший за второй партой, поднял руку. «Я слушаю тебя, Павел, — сказал Петр Васильевич, заученно улыбаясь, — задавай свой вопрос». «Можно я выйду? — Выйти? — Физик удивленно спросил: — Ну, выходите, только быстро, а то не успеете решить задачи. Уступок не будет.

Яблочков вышел, учительница вздохнула с облегчением и заметила еще одну поднятую руку. — Что случилось, Александр? Тоже выйти? Вы с Павлом пили компотик Столова перед контролем? «Нет, Петр Васильевич, — поднялся со своего третьего стола Саша Попов, — у меня есть несколько вопросов по расчету критической массы Урана 238. Смотрите… — он протянул учителю лист бумаги, на котором несколько строк были выведены неуклюжим студенческим лидером. «

«Нет, Урана они точно не получат, да и изотопы вообще не образуют критической массы», — подумал бдительный и вооруженный учитель физики, пытаясь разобраться в написанном и найти ошибку — значит, вопрос был чисто теоретический. И интересно. Ну, давайте не будем доходить до этой программы. Будущее за ядерной физикой, но они заинтересованы. Это хорошо. Это следует объяснить.

— Ну, — учитель, продолжая читать страницы, подошел к доске, поднял мел, почесал испачканной рукой нос, снова поднял мел и вывел на доске какую-то надпись, — контроль может быть небольшим и Отложенным… необходимым условием для применения цепной реакции является наличие достаточно большого количества разделяющего вещества, например, урана 235… они написали контроль на следующем уроке физики.

Уже писал о случае из школьной жизни. О том, что компас в трубке будет отображаться неправильно, потому что там. темно. Теперь еще одна история из «Истории древнего мира». В наше время был такой объект. В доску девочка, которая не блистала успехами ни по одному из изучаемых предметов. Он спрашивает учительницу, она уверенно молчит. Последний вопрос, который не должен позволить ей «утонуть» полностью. Учитель: «Что писали древние египтяне?». Молчание и стрельба по классу в надежде получить подсказку. И тут ученик за первой партой постучал пальцем по лбу. Либо он имел в виду, что она подумает об этом лучше, либо он имел в виду ее умственные способности, но сразу после этого жеста последовал громкий ответ: «Древние египтяне писали на лбу». Занавес.

Во многих семьях рано или поздно наступает такой забавный период, когда дети вмешиваются в решение важных проблем между мужем и женой. Так что героини этой истории были поставлены перед фактом — завтрашняя тетка в деревне на лето. Проблема заключалась в том, что они видели тетю три раза за всю сознательную жизнь и не горели желанием узнать ее получше.

Тетушка узнала об этом рано утром, когда нашла его племянников на пороге их собственного дома. Они пришли, покричали и убежали. Как маленькие дети. Все они стояли и смотрели друг на друга с чрезвычайно навостренными ушами. Ну, что делать, почесала тетушка в затылке и решила, что двое детей уже не младенцы десяти лет и могут быть даже в саду и за полем. Она обрушилась на беднягу в «победе», сурово предупредив, что дышать невозможно, двигаться она не может и за каждый вздувшийся листик саженца будет снимать скальп. Последний слой.

Настроение сестер стало играть Шопена. Тетушка, которая была учительницей в старой школе и знала работу Ленина лучше, чем свой предмет, не обещала им ничего хорошего. Они не ошиблись: ежедневный подъем в шесть утра, полив и прополка, одевание и стрижка, вытирание пыли щетками, уборка и стирка сделали девушек синими и злыми, как собаки перед охотой.

Тетушка, которая всю жизнь прожила одна, умела готовить только три блюда: рисовую кашу, яичницу и щи. Готовить было невозможно. Потому что «огонь, яд, разрыв. Здесь ты лучше мелкого, в три раза больше тебя, иди в поддон в палисаднике. ‘ Продукты были под замком, девушки сильно проигрывали в пении, квашении и во всем, что могли украсть из сада. Если они попадались на краже, то их разрывали на куски и запирали на чердаке.

По вечерам сестры молились, чтобы тетя, стоящая на краю холма, наступила на грабли. И полетел на сорок футов вниз, исключительно в бедра Розы и Кубарома. После того как они заканчивали молиться всем известным им богам, они отмечали этот день в календаре. В августе они должны были приехать и навестить его.

Выход появился в июле: тетя стала ходить в лес за фруктами. В ее отсутствие можно было делать все, что душе угодно, поскольку тетушка была отдана на откуп аллергику, пробивавшемуся сквозь заросли цветущего Кипра. Выйдя из леса, она проходила через колхозное поле, мои друзья просто фантастические действия разворачивали, чтобы комар не замешкался.

Район, где стоял дом Теткина, был славен сильными грозами. Они пришли на семь дней, иссушая край янтарным жаром и пугая жителей сухими отвалами, которые выбивались из-под земли. Желтые и синие шары, плавающие в тумане, отделялись от опор высоким напряжением, а название «шаровая молния» пугало детей в состоянии бледной листвы.

И вот, в один прекрасный день, подняв своих работников рано утром, накормив рисовой кашей и дав им в день по куску хлеба, тетка одела тело и пошла в лес. Радиоприемник на ее шее весело играл марш жизни.

Быстро справившись со всем списком Золушек, сестрам удалось выбраться наружу, онемев от IVA, на котором им категорически запрещалось торчать, поджечь крыжовник, имитируя нападение черных птиц, поджарить хлеб на маленьком огне и в конце концов спрятаться в доме, потому что тепло стояло незапертым.

Время за чтением старых номеров «Технологии и молодежи» прошло быстро, и к шести часам вечера сестры услышали знакомый чих. Это было эхо грома. Выйдя на улицу, близнецы одновременно подняли ладони, закрытые козырьками. Тетушка тащила ящик, который тащился потому, что она больше не могла его нести. Из-под провалившегося покрова выстрелила, подпрыгивая на кочках, черника. Не успела тетушка доползти до середины поля, как в ней уже жарила молния.

Например. Без опыта. Она раскололась, что потускнело в ее глазах, и тетка стала пластом. Сестры задохнулись. Молитвы, как говорится, услышаны, но сейчас? Примерно каждые сорок миль. Ты не собираешься ехать ночью на велосипеде в деревню, а я все равно не хочу. Пока он рассуждал, начался дождь.

Они решили приступить к работе… и для этого взяли лопаты в сарае. Тетка не дышала и не шевелилась, так как с ней любезно вырыли не кричащую траншею и провалили ей под шею, тщательно сматывая дренажные каналы, иначе она снова задохнется. О том, что тетка была мертва, они даже не подумали: такие рептилии за щелчок табака в рай не попадают. Они взяли клюкву, перебрали ее, откусили в процессе брюхо, выставили его на обозрение газетчикам, и все засыпали в грязи, клюквой и совершенно счастливые.

Утром они проснулись от крика. Тетка сорвалась и закричала, как не должен кричать учитель в третьем колене, которое запомнил Ленин. Она чувствовала себя хорошо, за исключением частичной амнезии и следа, от шеи до поясницы и далее, на левой ноге. Только этот след спас моих друзей от расправы, потому что первое, что увидела тетушка, были лопаты. Ясен пень, эти кошмарные дети треснули себя по голове лопатой, которая совершенно не умеет держать себя в руках, поставили локти на стол, и в будущем их ждет только казенный дом. Однако она не ошиблась: обе сестры потом поставили себе брекеты. Только прокуроры.

В любом случае, к приезду родителей она нашла их на Аскансе, заперла на ночь и старалась поменьше общаться. В августе приехали родители, посмотрели на огромные глаза, сократили предложения детям и в тот же день отвезли сестер в город. После этого они не общались с тетей и держали на нее зло. В конце концов, она совершенно не обязана была держать его в течение трех месяцев на свои деньги.

Нужен сотрудник по специальности, где выпускников в России на грош, а поступить с успешным опытом работы мирового уровня — запишите их хоть в красную книгу. Редкий, огненный вид птиц, пылающий огненным пером, косящий бешеным глазом, как бы вскоре после вылупления, брошенный за границу. Заработная плата в нашем офисе хорошая, но не чрезмерная. Известные нам куры этой породы отличаются умом и сообразительностью; они были хорошо привязаны и требовали именно трансцендентного.

То есть нам нужен был безработный, нуждающийся хоть в какой-то зарплате, очень успешный человек, что само по себе было обязательным сочетанием. Оксюморон в разговоре.

Как ни странно, раздробив все имеющиеся контакты, мы все же нашли такую редкую птицу. Но она жила на экваторе. Вблизи острова Бали — одно из самых замечательных воспоминаний в моей жизни. Этот райский остров показался ей не самым лучшим вариантом — неподалеку был остров, более подходящий для ее любимого серфинга. Там она почти год летала по голубым волнам, красавица 27 лет, как после победы над своими первыми большими бабушками в мрачной зимней Москве, она задавала себе простые вопросы — «Зачем мне столько? Нужно ли мне еще больше? Ну, когда-нибудь деньги покончат с любимым островом, я буду давать уроки серфинга, 200 долларов в час. Найдутся те, кто захочет учиться вместе со мной».

Но мы предложили ей работу, и она вернулась в Россию. «Тебе хватило безделья на моем тропическом острове? Да, стало ли это скучно? Закончили ли бабушки, плывут ли студенты-серферы?». Я был озадачен.

Но она продолжала работать, ничуть не капризничая FIFA редкой породы. Сумасшедший, как ломовая лошадь. Дни и ночи. Было видно, что она не держится на ногах. Абсолютно не возмутительный, замкнутый человек. Но если дело того требовало, она шла на конфликт, который мог стоить ей работы, и в конце концов это того стоило.

И вот, словно перо жар-птицы, оставленное без присмотра, я перебираю свои воспоминания о ней. Что это было? Зачем возвращаться и почему вы ушли? Для меня это как снайперы Великой Отечественной войны. Упрямый, независимый. Красиво, но это не то, что ищут богатые кадеты. Он будет добросовестно и талантливо выполнять свою работу, но забудет о своем таланте, как только перестанет видеть в нем необходимость. В России есть такой тип — смелые женщины. Казаки или что-то в этом роде слишком долго слонялись по дому, приходилось все делать самому. Исправлено генетически. И наша работа была для нее таким же захватывающим преодолением трудностей, как преодоление высокой волны на ее острове.

И теперь история о том, как такие женщины способны выжить в любых обстоятельствах. Как только тема проблем ее работников перешла на католические рождественские праздники, наша Жар-птица заскучала и улетела обратно на юг. Я забрал свою развалину за неделю до нового года. С возвращением в конце новогодних праздников в России. Я построил сложный маршрут — Марокко, Испания, Португалия. Я заранее купил все билеты и забронировал отели. Но он не смог справиться со следующей выбранной трудностью. Во время серфинга под Касабланкой, в зимний шторм, доска убежала и застряла в ее лице. Ничего не поплыло, но вокруг обоих глаз расплылся огромный черный синяк. В таком виде, в виде медведя панды, она появилась у российского консульства. И она должна была появиться, потому что сразу после морской катастрофы ее ждали африканские гопники. Они проинструктировали бочку, выбрали все деньги, iPhone, карточки и паспорт.

К тому времени почти все уехали на каникулы. Парень познакомился с ней, свежей выпускницей МГИМО. Он объяснил, что сертификат в обмен на паспорт будет готов только после праздников, поэтому ее дальнейший оплаченный маршрут был покрыт. Гостиница в Касабланке была оплачена на завтра. Как и где жить без денег за полторы недели до получения сертификата, он не знал. Он очень переживал за ее судьбу. Но я как-то забыл предложить помощь.

Что бы вы сделали в такой ситуации? Если вы верите в силу своего интеллекта, щелкните глазами в этом месте. Такая мелочь, как звонки родственникам, поглощение в переводе средств не предлагается. У него нет ни паспорта, ни даже сертификатов для получения этих переводов. У нее нет карточки. Она — неизвестное лицо в чужой стране. Без единого цента. После потери iPhone и номеров он не помнит знакомых.

Гениальные решения просты. Она спросила парня из МГИМО — а кто у нас почетный консул России в Касабланке? Он вышел на связь.

Дело в том, что почетный консул — это обычно местный житель, человек, пользующийся безоговорочным уважением и успехом, симпатизирующий стране, которую он представляет на своей родине. В данном случае он оказался владельцем ресторана. Он вошел в положение, расстроился, дал денег и устроил такую культурную программу для Марокко в ожидании сертификата, о котором она и не мечтала. Я даже не знал, стоит ли жалеть этих гопников, грабящих ее 🙂

Ну, я не знаю, почему в начале 90-х годов нашу контору вдруг засекретили «СМИ», которые, как вы знаете, «ковали ядерный щит». Главное, что от них к нам стали поступать заказы на аварии. Для нашего осознания, изучения и профилактики впредь.

Мы читали их, шипели и не верили своим глазам. Оказалось, что даже там, в залах чистой военной тайны, перепроверки и допусков, оказались обычные люди, с абсолютно недалекими глупостями и слабостями. И, судя по отчетам, идиотов там было достаточно.

Именно об этом я вспомнил, когда прочитал сегодня об инциденте в Ки-Ларго (это во Флориде). Почти месяц домохозяйка доставала власти за зловоние, периодически покрывающее ее улицу. Как миллион потускневших яиц. Наконец, муниципалитет ответил. В самое прекрасное солнечное утро к ней пришли ремонтники. Это была бригада из трех сантехников. От 25 до 53 лет. Когда они писали, они долгое время имели дело со сточными водами. И они стали вести себя вполне профессионально. Они охраняли рабочую площадку, развешивали таблички. Когда люк был открыт, зловоние спало. Сейчас — стоп. Остановите чтение и представьте себя в похожей ситуации. Я, который никогда не поднимался на Уэстел Уэллс. Не специалист. Что бы вы сделали конкретно? Готовы спорить, но никто не скажет: «Конечно, скорее вниз».

Но именно так поступил один из ремонтников. И через несколько секунд после исчезновения он замолчал. Сразу же забрался на вторую. Узнайте, что случилось с первым. И, как вы уже догадались, он повторил судьбу. Мне очень хочется снова спросить о ваших действиях, но я не буду. Потому что третий бегал вокруг, в отчаянии сжимал руки и — забрался наверх. И исчез. Было по-прежнему тепло и солнечно. К одиноко разбросанным инструментам прилипла лишь тщательно традиционная смесь сернистого газа и аммиака. Пауза. Долгая пауза.

. Который был сломан пожарной машиной. Которые вызвала та же домохозяйка. Это единственное, от чего нельзя ни защититься, ни отказаться. Пожарный быстро оценил ситуацию. А также забрался внутрь! Он потерял сознание, но выжил. Потому что его вытащил напарник, который наконец-то понял, что такое противогаз. Вот что хорошо заказывают в Америке — это похороны. Чувственные речи, музыка, красивые гробы. «Навсегда в наших сердцах». И только три белых креста на обочине возле нефтяного люка. В качестве мемориала — что?

Занятия по взрывному делу в шахте вела «приглашенная звезда» — полковник Вине. Дов, которого мы называли «Бонд» из-за его манеры представляться: «Вино. Дов. Кол. вина. Дов». Вообще-то он преподавал в военном училище, но училище «сдавало» наше отделение на свалку, а некоторые из них «сдавали» своего учителя.

Не знаю, кто придумал эту замысловатую схему, командир батальона или администрация училища, но факт остается фактом — мы изучали этот предмет на уровне высших учебных заведений Министерства обороны, или даже лучше, потому что Бонд любил говорить: «Я даю вам более обязательную учебную программу, чем курсантам, потому что они будут офицерами и будут руководить издалека, а вы входите во все это своими руками».

Первый урок проходил в учебном классе. Бонд, представ в своем фирменном стиле, положил дипломат на стол и, потирая руки, сказал: «В японском фольклоре есть много интересных и оригинальных монстров. Например, Сагари — это голова лошади, свисающая с ветки дерева в лесу. Или Шимим, призрак с глазом в заднице. Hitocueu m-козо выглядит как лысый и мальчик, а Honad e-призрачные руки, летающие отдельно от хозяина.

Точно не скажу, но есть подозрение, что причиной появления таких странных существ стало то, что японцы довольно рано пострадали от пыли китайцев. Итак, тема нашего первого урока: «Меры безопасности при работе со взрывчатыми веществами».

Как я троллю мошенников. По своей природе я в некоторой степени образованный человек. Я даже знаю, как правильно писать. Я знаю, что Земля круглая, что яблоко упало не на голову Птолемея, а на голову Ньютона. И я пошел в школу. И у нас был такой важный предмет, как химия. И рассказал много интересного. А моя жена пошла еще дальше — закончила Менделеевку. И не просто Менделеева, а степень магистра. Мы не используем наши четыре башни на двоих, дипломы лежат в шкафу и собирают пыль. Но однажды они нам понадобились. Долгое время по городу ползали прокаженные мошенники, проклятые всеми разведенками, выдававшие себя за сантехников и приходившие «проверить качество воды». На самом деле они всего лишь хотели взять деньги с бедных пенсионеров и неразвитых людей, подцепив лапшу к своему супер-пупер-кик фильтру, который, судя по цене, должен не только фильтровать воду, но и радовать главу семьи, дуть в свисток. Я кратко опишу для тех, кто не знает, как работает их алгоритм. В вашу квартиру приходит труп, выдающий себя за работника сантехнической службы, хотя еще вчера он выглядел так, будто мочился в подъезде, пил водку и чистил пипы. В арсенале 2 устройства — одно из которых является электролизером, а второе измеряет солевой баланс воды. Вода берется из крана, кувшина с фильтром, бачка унитаза — неважно. Солемер опускают в воду, показывают какой-то результат в зависимости от калибровки, и начинаются жалобы: да, ваша вода хуже канализационной! Да, завтра ты умрешь от скручивания почек! Да, ваш ребенок не протянет и года! Подтверждая свою теорию, они достают электролизер с несколькими металлическими стержнями на нем. Они окунают эти палочки в воду, как хрен в мед, и подключают адскую машину к сети. Происходит электролиз, палочки на аппарате взаимодействуют с растворенными в воде элементами периодической таблицы, которых много, смешиваются в воде, и образуется осадок. После этого пенсионеры обычно теряют сознание, у матерей пропадает молоко, хомячки и морские свинки просто умирают. Дэвид Блейн произносит удручающую фразу: «Видишь, что ты пьешь?», а затем залезает в мусорные баки и достает стакан воды, вытекшей из чудо-фильтра, который стоит в его доме. Маленькие дети обнаруживают, что он опускает оба прибора в свою банку, и осадок не выпадает, а другой прибор не покрывается накипью, а вода сверкает на солнце, и из этой воды на стол падает радуга (стакан, сука, нарочно поставил на солнце, чтобы перебить свет). Педдер роется в портфеле и достает талмуд, описывающий работу чудо-фильтра, рассказывает о его достоинствах до второго раза и, наконец, заканчивает подношение тем, что сегодня и для него сокращение. Почти 200 руб. (при цене устройства от 40 тыс. до бесконечности). Жертва бросается либо в кэш, либо оформлять кредит в банке, больше рассказывать нет смысла, есть множество форумов, на которых жертвы плачут и говорят, что их обманули. Это преамбула. Затем открывается занавес. В ясный солнечный весенний день они позвонили мне, назвали меня по имени и фамилии отца (вот суки) и сладким голосом сказали, что завтра ко мне придут сотрудники водоканала, чтобы проверить качество воды, потому что они заботятся о моем здоровье. Я чуть в штаны не наложил от счастья. Счастье было великое, у меня был свободный день, и я успел подготовиться. Радостно сказав им, что буду с нетерпением ждать этого, я пошла готовиться к выступлению. Продуктовый магазин был почти пуст. Я купил там мелкую йодированную соль.

Затем он зашел в автомагазин и купил 10 литров дистиллированной воды, плюс маленькую литровую бутылку (что немаловажно, не работает в такой воде и именно она выступает для них в качестве фильтрованной воды). Я купил шланг для бытового миксера, и теперь у меня был маленький компрессор и большая узкая емкость. На следующее утро я разматывал горячую воду на кухне из водопровода, перегнутый шланг к смесителю вместо того, который раньше подавал дистиллированную воду под давлением (компрессор + герметичный контейнер, в который я положил шланг))) . Три литра точно произведут. Я декантировал аккуратную маленькую бутылочку дистиллята и посолил очень круто, не забыв тщательно закупорить, как новую, нетронутую бутылку. Все было готово к встрече гостей. Я ждал. Ясный весенний день радовал всех: драных кошек, воробьев на ветке, детей, запускающих лодки в ручьи, и меня, удава, поджидающего жертву, которая сама чувствовала себя удавом-констриктором, входя в мою квартиру. Раздался звонок. Я с улыбкой открыл дверь, там стоял крестьянин лет 25-30, в кожаной куртке и с портфелем в руках. Заходи, заходи, сука! Я подумал: «Я собираюсь трахнуть тебя». Я улыбнулась и пригласила его на кухню. Шоу началось. Первым действием я бы назвал приготовление смазки с жертвоприношением. Парень пытал меня около 10 минут, слежу ли я за своим здоровьем, сколько денег в месяц я готов тратить на здоровье, давил на уши и вел себя очень уверенно. К этому времени я уже притворялся тупым двоечником и отвечал на его вопросы так, чтобы он подумал, что я водяной. Он достал 2 устройства. Я улыбнулся при мысли, что угадал с подготовкой и через некоторое время он будет стоять в дерьме по самые уши, а я буду гадить сверху и громко смеяться. Он заметил и спросил, что я улыбаюсь. Я сказал ему, что не видел таких умных устройств, и поинтересовался, как они работают. Чувак наконец-то расслабился. Я сказал ему, что в последнее время вода из-под крана была хорошей, кот пил только ее, а моча кота даже прекратилась. Он попросил набрать воды из крана. Я поставил стакан дистиллированной воды из контейнера под мышью. Он опустил устройство в воду… и завис там без выражения эмоций, как фригидная макака. Улики явно не совпадали с тем, что он ожидал увидеть. Программа провалилась. На моем лице появилась улыбка. Я спросил, каковы показания. Он решил, что я полный идиот, и сказал, что прибор показывает количество плохих веществ в воде, хотя за несколько минут до этого, описывая прибор, он говорил совсем другое. Я попросил его показать мне устройство, оно было на нем для наглядности. Дистилет показал отличный результат. Мужчина нервничал. Затем он попытался провести электролиз на дистиллированной воде, но не обнаружил ни осадка, ни изменения цвета воды. Программа разрывалась по швам. Чувак действительно начал выходить из себя. Он потерял контроль и раскололся. — Он спросил, есть ли у вас в кране дистиллированная вода? Я был готов к этой проблеме. Начался второй акт — доминирование и унижение. Я спросил его, почему он так думает? Он сказал, что такая вода бывает только после их фильтрации или дистилляции. Я честно сказал, что у меня нет фильтра, но есть бутылка дистиллированной воды, которую я наполняю железом, и спросил, можно ли измерить его волшебным прибором? Его последней ошибкой было согласиться с моим предложением. Я принес из комнаты бутылку круто продвинутой дистиллированной воды. Он опустил в него свое устройство, оно зашкалило, отключилось и не включилось. Для такого количества соли, на которое эти устройства не рассчитаны, оказалось эквивалентно этому

если медицинский термометр с пределом измерения 42 градуса опустить в кипящую воду. Чувак расстроился. Пришло время кульминации, я сказал, что у меня есть кран на стояке, который очищает воду от любых вредных примесей. Я отвел его в туалет и показал ему. Он не верил в это. Я достал из шкафа 4 диплома и сказал, что мы с женой сами во всем разобрались. Он предложил снова набрать воды из крана и поставить в него оставшийся рабочий прибор. По какой-то причине он отказался, сказал, что ему нужно идти, собрался и ушел. Клочки бумаги с его чудом и хлопья дистиллята в портфеле даже не попались на глаза. Подводя итоги, скажу, что я получил огромное удовольствие. Очень дороги глаза обманщика, когда он узнает, что его обманули. Так что если один из них придет к вам, вы знаете, что делать! ZimA

Письмо ректору Санкт-Петербургского государственного университета экономики и финансов I. А. Здравствуйте, Игорь Анатольевич! Год назад я окончил ваше замечательное учебное заведение, один из лучших экономических вузов России, поступить в который мечтают тысячи студентов. На днях мне пришлось оформлять индивидуального предпринимателя, и юрист спросил меня: «Какую систему налогообложения вы выберете: упрощенную или единый налог на условный доход?». И тут я понимаю, что понятия не имею, о чем он говорит! Слова, конечно, знакомые, но что за ними скрывается — понятия не имею. Как возможно, чтобы человек, добросовестно учившийся пять лет в лучшем экономическом университете, никогда не слышал о таких определениях? Как можно ходить на все занятия, сдавать экзамены на «4» и «5», защищать диплом на «экономиста-математика» и не знать, чем ИП отличается от ПБОЮЛ или это одно и то же? Почему маркетинг, страхование, бухгалтерский учет, менеджмент читали нам преподаватели старше 60 лет из книг 20-летней давности? А предмет «Экономика фирмы» преподавал милый дедушка 75 лет, который умер от старости прямо перед экзаменом? Почему вы учили меня кривой Хикса, ценовой эластичности, swot-анализу и градиенту? Если я все это знаю, почему я рассчитываю себестоимость своей продукции, просто складывая все затраты на единицу продукции в Excel и определяя розничную цену интуитивно, т.е. Я не совсем понимаю, как эту формулу, через которую мы прошли, можно применить в реальной жизни? Зачем они потратили два семестра на то, чтобы рассказать мне о теории экономических отношений? Все понимают, что существует спрос и предложение, и они взаимосвязаны. Все знают, что монополия — это одна фирма, олигополия — несколько, конкуренция — много. Зачем мне весь год говорить о том, как знание биографии Карла Маркса поможет мне выбрать правильную рекламу для моего продукта, создать сайт на Worldpress, сделать макет флаера, найти поставщиков, провести презентацию продукта, набрать людей в группу Вконтакте? Я не знаю, как выписать чек клиенту. Я не знаю, где купить кассовый аппарат, нужен ли он мне и как им пользоваться. Я не знаю, как учитывать расходы и доходы (но знаю дебетовые и кредитовые статьи баланса — сдавала на 3 курсе, экзамен сдала на первые пять). И самое страшное, что даже если я нарушу закон, я об этом не узнаю, потому что понятия не имею, что можно делать, а что нельзя (прецедентное право и налогообложение также передаются «А»). Почему мои одноклассники работают торговыми агентами и раздают листовки в торговых центрах, а некоторые до сих пор не могут найти работу? Может быть, потому что они ничего не знают и не могут? Короче, уважаемый ректор, у меня нет времени разглагольствовать здесь, т.е. сейчас по всему интернету, чтобы прочитать информацию о налоговой отчетности и организации деятельности индивидуальных предпринимателей, простейшей единицы рыночных отношений, о которой мы пять лет, шесть дней в неделю слушали, записывали, зубрили, сдавали зачеты и экзамены и защищали диплом, и о которой, оказывается, я ничего не знаю. P.S. Пять лет в вашем университете — это наименьшее удовольствие, которое вы можете себе представить. Хорошо хоть, что я начал работать после 1-го курса, иначе я бы сошел с ума. Из десятков предметов, которые у нас были, полезными были только английский, физкультура и теория вероятности. Из профессоров 1-2 человека действительно чему-то учили. Кроме четырех моих лучших друзей, эти годы не дали мне абсолютно ничего. На год жизни в Китае,

Сменив десяток работ, я понял в сотни раз больше и увидел, что такое экономика на самом деле. Если вы думаете, что это описывается пересечением кривых IS-LM, я могу сказать, что вы ошибаетесь. Вставьте двустишие. Диплом — в мусорное ведро. Те, у кого красный цвет, еще больше.

Для изучения и юридической науки. У меня был шанс испытать поклонение Запада. Я появляюсь. Они казались такими умными и знающими. Нет, теперь я считаю их очень умными. Но она остановилась, чтобы поджарить ее. Когда я только поступил в ТГУ (Центрально-Европейский университет в Будапеште), первые экзамены дались мне легко. Потому что вначале она верила в себя. Но потом… по каждому предмету каждому ученику выдавалась подшивка материалов, которые нужно было прочитать к уроку и экзамену — так называемые ридеры. Каждый день необходимо было прочитывать в среднем 60 страниц. Если вы полдня сидите на лекциях, а потом читаете 60 страниц текста на иностранном языке, это начинает здорово портить впечатление. Святые отцы Церкви говорят, что небольшой текст нужно немного прочитать, а потом долго размышлять над ним. А вот юридические тексты… это не художественная и не больно хорошая литература. Я начал понимать, что физически не могу справиться с нагрузкой. Более того, я поступил на первый курс программы бакалавриата, где преподают вместе с аспирантами из бакалавриата балета. Учеба по модулям, в конце каждого модуля неделя на экзамен: каждый день экзамен. Принцип — если вы не читаете часами, то и готовиться перед экзаменом не к чему. Это все равно не поможет. Выбор сделан в пользу здоровья. Я искренне прослушал все лекции, а затем отправился в фантастическую венгерскую баню. Читатели казались мне почти священным хранилищем знаний, для извлечения которых я был слишком глуп. Тупой, но с хорошим цветом лица, решил я и смирился. Учеба получилась напряженной, но мне есть что рассказать здесь благодаря профессорам ТГУ. Скажем так, они не были виноваты передо мной. Опять же, приехав после года работы в качестве аспиранта, я пытался понять, чего хотят от нас преподаватели. Читатели были одни и те же. Все одинаково толстые. Понимание начало приходить на лекциях по антимонопольному законодательству профессора Имре Вьереша, судьи Конституционного суда Венгерской Республики. У него был самый тонкий и понятный читатель, который писал его сам, а не просто открывал тексты из разных учебников. Я читаю все. Экзамен был сложным, но справедливым — все было только по ридеру и лекциям, но он все объяснял сам, не оставляя незаконченного материала для нашего чтения. Оставалось написать диссертацию. Здесь мне помог Джон Харборд — руководитель языкового центра, талантливый филолог из Великобритании. Настоящий филолог, то есть хорошо знал несколько иностранных языков и умел обучать им иностранцев. Все студенты имели право на бесплатную консультацию сотрудников языкового центра, услугами которого я пользовалась. Конечно, в моем дипломе было много цитат. Студенческая работа обычно немыслима без него. И тут, неожиданно для меня, Джон начал перефразировать многие цитаты. Текст, написанный носителем языка, был почти «священной коровой», и он его вырезал… Я запомнил слова Джона на всю жизнь: «Да, это текст носителей языка, но это не значит, что идиоты не пишут по-английски». А к концу второго курса меня осенило: зачем мучить студентов и давать им не очень качественные комментарии по 60 страниц в день, если достаточно просто прочитать сам текст закона и сделать из него выводы. Вероятность того, что ваши выводы совпадут с комментариями, велика, а если не совпадут, значит, вы предложили новую интерпретацию закона. Последний сеанс прошел спокойно, без напряжения. Как в том анекдоте: «Если бы я вчера был таким же умным, как моя Сара сегодня». Насколько умнее…

В моей родной Саратовской академии права учебный процесс был построен более логично и справедливо. Все базовые курсы имели строгую логику: предмет, метод, система и далее по темам. Каждый спецкурс начинался с четкого определения его места в системе общих юридических знаний. Никакого беспорядка и путаницы. Курс легко мог бы быть прочитан по лекции и без учебников. В советские годы наш университет был центром подготовки хороших следователей. Мы действительно знали, как преподавать криминалистику — науку о том, как правильно и тщательно расследовать преступления. Кстати, ее основатель Рафаил Самолькович Белкин был советским ученым. Знаете ли вы, что они начали разрушать в первую очередь? Система обучения криминологов, как и братков и взяточников, кость через горло. Учиться было легко и весело. При отсутствии глупых оценок (ни у профессоров, ни у студентов), количество хороших оценок практически не ограничено: всем разрешено хорошо учиться. Мы все были друзьями и радовались, что попали в такой классный институт. Правовая структура СССР была лучше и эффективнее, чем ЕС. Наши деды в юриспруденции писали международные договоры, которые были полезны для нас. Теперь же получилось так, что Дума превратилась в «взбесившийся принтер», а государственный аппарат раздулся до состояния неадекватности. Раньше каждый закон писали ученые, а не чиновники, а административное право было целой продуманной отраслью. Американская правовая система — это не способ следования. Мы поняли, что закон служит обществу, а не наоборот. Мы хорошо учились. Спасибо нашим учителям! И еще немного о национализме. Меня поразили венгры. Несмотря на то, что они в большинстве своем недолюбливают русских, я никогда не встречал венгров с непринужденной грубостью. Они уважают свою культуру, свою историю, но относятся ко всему разумно и с элегантным, спокойным юмором. У них мало экспатов, потому что они устраивают свои собственные улицы и не считают этот бизнес ниже своего достоинства. Бремя учебы гораздо легче переносить среди красот Будапешта. Это невероятно приятный и комфортный для жизни город с прекрасной музыкальной жизнью и фантастическими банями, где все делается для людей. Стоимость жизни там более чем разумная, и можно легко обойтись без автомобиля. Самостоятельное изучение английского языка, если вы не знаете его блестяще, гораздо легче начать среди тех, кто не является носителем языка. Кроме того, в Центрально-Европейском университете много местных лекторов. Плата за обучение разумна и оправдана, к тому же они предоставляют стипендии. Я бы все равно учился там. Это интересно и здорово. А когда молодой переводчик переводил фразу yours truly, подпись: yours truly.

Мы учились на инженеров в Полоцком государственном университете. Кто плавал — тот знает, как трудно даются гуманитарным наукам технологии. Они добавляют много геморроя, часто потому, что инженеры оценивают их нещадно. И у нас была социология. О том, что это такое и почему он химик-технолог, мы поговорим позже. Вообще-то, история. Исключение. Конечно, он не был на лекциях. О чем шла речь, также не было известно. Вытяните билет. У него есть вопрос: «Понимание социологии М. Весбер». Письменная работа по заданию. Затем ответ был прочитан мне на других курсах еще много раз. Поэтому я спешу поделиться им с вами. «Вебер был очень понимающим социологом. Он понимал даже то, что не понимали другие социологи. Только тонкое понимание концепций социологии сделало его понимающим социологом. Парень сказал — парень сделал, взял — и понял всю социологию. В конечном итоге понимание социологии само по себе стало пониманием как понимающих, так и не понимающих социологов. И мы все сейчас понимаем, насколько важно понимать социологию и насколько важна сама социология. «К сожалению, мой преподаватель — Середа — не оценил с первого раза, и мне пришлось несколько раз писать «как основатель социологии основал социологию» и много разных вещей. Пока не была поставлена глава «Отъезд». Шайков Василий Иванович — здравствуйте!

Мои вчера заволновались. У нас есть угловой шкаф, в котором достаточно места для всего. Шкаф очень большой, но место в нем заканчивается еще быстрее, поэтому необходимы регулярные раздачи с выбрасыванием всего лишнего, что в него вошло. В целом у меня сложилось впечатление, что мебель просто притягивает к себе весь мусор. Чем больше объем, тем быстрее он заполняется! Демонтаж долгое время не производился, поэтому всевозможные предметы первой необходимости очень плотно осели внутри. Верхние полки забиты, платяная палка прогибается и выпучивается от количества одежды, а боковые полки болтаются и настороженно смотрят по сторонам на различные предметы. Но это была прелюдия. Моему благородному срочно понадобилась легкая куртка для ребенка. Поскольку осенью этот предмет был явно лишним, судьба определила его на верхнюю полку в самом дальнем углу шкафа. Стул, муж сверху, встает на цыпочки (ну, почему это называется муж со степенями) и тянет. Он спокойно стоял на верхней боковой полке. Он стоял с краю, смело, твердо уверенный в стабильности своего положения. Он уже не помнил, кто его туда поместил, но явно гордился своим привилегированным положением. А затем он получил сильный толчок в бок и полетел с высоты двух метров! Удар по нижней части шкафа и ради бога. На самом деле это новый баллон пены для бритья от Nivea. Цилиндр, накрытый следующим извлеченным кипой, с шипением ударился о конец шкафа и со свистом влетел в новое отверстие на боку! К этому времени я мыла посуду на кухне. Сквозь шум воды я услышал из комнаты интересный и незнакомый звук фонтанирующего гейзера, а затем крики о помощи с тонущего корабля, исходящие от жены, и радостные визги младшей дочери. Первая мысль: пипетки, малыши снова создали что-то необычное. Я вошел в комнату пулей. Картина с пенопластом: угловой шкаф, кресло, жена на нем и под горой растущего пенопласта. Все предметы в комнате, включая его жену, забрызганы содержимым. В этот момент она спрыгивает вниз, поднимает цилиндр и смотрит на меня — что делать? А пена от нее продолжается, видимо, она там до DOH@. О, как много! Бегите в ванную — вы будете бриться в это время! Сама мысль — как быстро убрать основную пену, пока малыш находит ее с помощью примочек. Вы не поверите — совок! Три ложки пены с большой горкой, плюс идеально вымытые шкаф, стол, стул, две кровати, пол, компьютер! Я не считаю одежду, и мне жаль, что я не смогла сделать хотя бы один снимок — фотография того стоила! Не реклама: пена прекрасно дополняет все вышеперечисленное, включая одежду, приятно пахнет даже в больших количествах и не оставляет следов! Я рекомендую всем. Так закончился вечер тринадцатого марта.

В течение многих лет он был достойным защитником. Само появление стиральных машин-автоматов на шкале «в каждый дом». Буквально накануне вечером теща наконец-то бросила копыто (даже наивно было ждать чего-то полезного) машины на Сибирь. Она все равно объяснила — получила то же самое и ничего, довольная. Подарил мне и маме. Ну… вот, как бы без комментариев. Изначально этот агрегат был сделан руками и правильно, чего бы желала мать-в-законе дочери-в-законе, заплати, мол, сука, своими мучениями, которые она довела своего сына. В баке после Сибири после взбивания худобы в мелкий винегрет, и центрифуги выплевывания всей одежды на заранее скошенную часть пола мыльная вода выливалась снизу каким-то естественным образом, так как даже включив машинку на ненужные отверстия, я так и не обнаружил… стирка превратилась в очередь. Кошмар на весь день. А если не для частного дома, то еще и еженедельное мытье потолка для соседей снизу. Так что — просто высушил подвал. И, наконец, развод. Ура. Вы можете смело выбросить Porcino Gift на помойку. Не скрывая удовольствия. Но! Машина нуждается в новой. Прекрасно. Правильно. Это была преамбула.

А сейчас… ну, я даже не знаю, как это назвать. Фильм «Красотка» с Гиром и Робертс все помнят? Эпизод, когда она появилась в костюме проститутки в Superbutik и попала на Faycontrol? И я вспомнил — аналогия.

Итак. Мы с мамой возвращаемся из дома и одновременно думаем об одном — а как теперь мыться? I. Да, вот так, магазин, все еще нужен в субботу …. Мы идем. Мы наблюдаем. Мальчик летит в «галстук — галстук» (здесь стоит пояснить. Мы выходим из дома. Ну, так слегка помыли, а одежда просто в пыли.)… Мальчик снимает до глубины души мои ногти (с не совсем смытой под ними грязью) неухоженные и. — до одной из самых дорогих моделей. Попытка оценить танк изнутри (заглянув внутрь) и проверить все функции, потрогать инструкцию ручками «Бамс» окончательно выводит его из ступора. — О-о-о…», — давит он. — Могу я вам помочь? — По-прежнему нет необходимости — потрогав все, что только можно, и практически сидя на аппарате, я продолжаю изучать инструкцию, периодически удовлетворенно кивая. Мальчик очень нервничает, бежит, хватает мою маму, уводит в дальний угол и начинает втирать ей про компактные машины с алюминиевым баком и вертикальной загрузкой. (Кто бы мог подумать, что она это узнает). Тем временем я начинаю осторожно раскачивать выбранный блок. Парень видит это, отшатывается в явном замешательстве и говорит — но я показывал твоей маме этот аппарат, он в три раза дешевле и компактнее… Не трогай это… Я… я… я вызову полицию! Я, задумчиво, спрашиваю: — Почему нам нужно больше компактности? «Е …» Куб потерян, «поэтому ванная комната поднимается вверх». «В моей ванной, — говорю я, не отрываясь от изучения, — эти (я указываю на выбранные) части будут стоять свободно». И все же там будет место.

Мальчик должен был брыкаться. Не помогло. Потому что он висел. Совсем. Он не видел ванных комнат такого размера. Ну, дитя Хрущева, я никогда не ходил по частным домам. Мне пришлось вызвать топ-менеджера для доставки и установки.

P.S.. Я подозреваю, что этот идиот не получил приз. Но машина, на которой я прыгал в магазине, кажется, принадлежит моим внукам.

Это была одна из прошлых жизней. Я не помню, какой именно. Но королем тогда был Брежнев, а большой Советский Союз, в котором иностранцев очень уважали и боялись, считался среди «западников» Россией, и все, кто там жил, даже негры, цыгане и грузины, считались русскими жителями. Что уж говорить о братьях-славянах! Уже тогда на весь огромный город было вкусное пиво в трех разбитых деревянных колпаках. И полное отсутствие туалетов, сделанных руками людей в этих драгоценных местах. Чего нельзя сказать о чудесных туалетах, возникших спонтанно — и в полном соответствии с законами природы и импровизации.

Помню, в то время я была знакома с иностранцем и, будучи дурочкой, очень этим гордилась. У нас было много непонятного и недоступного для него по сравнению с его собственным ухоженным и чистым филистерским миром. Почему я гордился этим фактом, я не помню. Но больше всего этот иностранец страдал от нашего русского разговорного языка. Однако ему пришлось испытать свою истинную силу и глубину в собственной капиталистической шкуре от средней руки акулы.

Мог ли этот хитрый итальянец догадаться, что весь смысл его затянувшейся командировки в Россию заключался в слове «Нихуя», которое Тейзер Кузьмич, выдыхая вчерашний дым в сторону, в итоге сказал ему? «Черт», — можете возразить вы, — «Это ничего не значит!» для иностранца, и вы будете отчасти правы. Но, несомненно, значение этого слова гораздо шире. Как в анекдоте, помните: «Видишь что-нибудь?» — «Хинг!» — «Ну, возьми две штуки и получи!».

Чтобы как-то просветить его на этот счет, вам придется сделать несколько десятков ставок на голову Осины на сицилийском дубе, но он ничего не поймет. Я бы ни хрена не понял!

Скажите, вы имеете в виду что-то в Италии? — «Ты бы все равно это сделал!» — сказал ты! И вы будете правы на сто процентов! Да, девять из десяти русских знают Италию как свои пять пальцев! И все эти Леонарды и Микеланджело с езидами, все эти макароны, пиццы, сапоги, Рим, кошачья мята там, Сан-Ремез, Пупа и Челентан. Теперь Dolce & Gabbana, кто помоложе или считает себя чертовски продвинутым гламурным перцем — наверняка знает. Не стоит говорить о кадре, как он есть, это, в общем, какой-то старый пидор был с ними — тоже из тех кутюрье, что — если бы! А. — Помнят. Его звали Версаче. Сен-Свят-Свят!

Дело было не в этом. В Италии, в нашем понимании — все красиво! Красиво — да! Но в этом нет ничего особенного. Конечно! Что такое красота в настоящем смысле — ничего! Заканчивай, Фантик! Силиконовая безделушка с накачанными губами, похожая на непомерно большой пельмень или нездорово раздутое и гипертрофированное влагалище …

Как Достоевский надеялся спасти мир с его помощью, ума не приложу! Я думаю, он просто пил его, когда писал это! Или какой-то старик-пустозвон неправильно понял его фразу… Наверняка Федор Михалыч написал: «Красота поглотит мир». Но воистину, русские спасут мир — не иначе! А красота?! — Достаточно немного копнуть, чтобы обнаружить — под ней — дерьмо! Пусть французский, пусть итальянский, но все равно — дерьмо! Для них важно все — на поверхности, как два пальца…, ну, а если ещ е-параллельно — то сколько раз по два!

Любой русский даст любому иностранцу сто очков вперед в плане знания чужой родины! Но иностранцы ничего не знают о России! И они не узнают, даже прожив с нами две жизни! Каждый русский пьяница не только видит и мыслит шире и глубже, так он еще может собрать все свои знания и основанные на них далеко идущие выводы в одно слово или в одну короткую объемную фразу, которую ни один шпион Лэнгли никогда не расшифрует! А как же человек, воспитанный в тепле и сытости, воспитанный на Апеннинах!

Так мой друг, хитрый итальянец, ничего не узнал в России — где он! Например, почему русские назвали цветной телевизор первого поколения в честь дерева? — Непонятно! Что с деревом?! Или они имели в виду качество сборки?! Или характеристики материала?! А для меня, например, «Береза» — очень органичное имя. Я действительно не знаю, почему? Может быть, это молоко наших матерей?! Кстати, почему вы обратили на это внимание?!

Да, потому что это был один из тех паломников, которые приехали к нам во Львовскую область в конце 70-х годов для установки новой производственной линии для цветных телевизоров второго поколения. Первое поколение» не сработало, как говорили старожилы львовского лампового завода № 1, которые вырезали его из березового полена. Первое» поколение постоянно ломалось, оно было громоздким и неудобным. Он также имел неприятное свойство загораться и даже взрываться в некоторых случаях. Рабочие очень нервничали и жаловались на это в партию и правительство. Партия также приняла решение понервничать и потроллить некоторых чиновников — вот так, легонько, после того, как вы стукнули себя молотком по яйцам. «Правильные» выводы были сделаны «на месте», и первый пробный конвейер по сборке телевизоров был заказан в Италии, привезенный к нам нашим незабвенным Ромео-героем-любовником. Корпуса этих телевизоров, как к своему ужасу обнаружил итальянец, действительно были сделаны из дерева! И что?! В Mercedes также много деревянных деталей и ничего — считается — роскошного!

Итак, создав новую линию и протестировав ее, по-русски — проверив, итальянец решил немного погреть свои ухоженные руки на древнерусской медлительности и неряшливости! Все было гениально и просто, как у великого Леонардо.

Что ты наделала, сука! И вот в чем дело!»На конвейере по производству пластиковых ТВ-боксов пресловутого второго поколения, в самом его «мозгу», хитрый Поганини из итальянского народа задал ключевые характеристики сырья, идеально соответствующие итальянским комплектующим. То есть, если сырье имеет характеристики, как положено (влажность, плотность, примеси и т.д.), конвейер работает как часы, если что-то идет не так — хрен вам, а не Тибет!

Естественно, у русских тоже не было возможности как следует поковыряться в мозгах «итальянцев». Все было строго засекречено и снабжено блоком собственной важности — не хуже, чем у секретных «мифов». Конечно, будь Львов или Львова — как хотите, так и называйте, но все же — русскими, нанятыми и заключенными, они будут настаивать на том, чтобы исходное сырье соответствовало советским стандартам. Ведь дешевле и надежнее использовать свои материалы, родные. На хрена из Италии пластик за пластик, нужный для телекастинга, если его некуда девать в родном Стерлитамаке — бери хоть даром, хоть на хрен! Башкирам уже было вкусно ходить босиком …. Так что бери, дорогой товарищ, бери и — отвали, хуйло.

Что касается цены на итальянский Plastran — давайте лучше скромно промолчим! Скажем только, что советский рабочий должен был накапливать в этом чудо-аппарате следующего поколения не один год, а два или даже все три! Кроме того, «Подганини» уже приглянулась соседям, которые поставили на конвейер в России первую партию пластикового сырья. Не иначе, сопят вместе со своими кривоногими коллегами-корлеони …

И вот, сделав свое дело, деревенский увалень в радостном настроении отбыл на родину, напоследок, правда, немного озадаченный словами Кузьмича о «блядстве», но наивно не придав им никакого значения.

После того, как его расчеты пролежали месяц, потом еще один, в надежде получить от русских приличный заказ на пластик и подстегиваемые его сицилийской мафией и тем, что это была уловка сицилийской мафии, сомнений не осталось — кто еще мог быть настолько наивным, чтобы попытаться обмануть русских? ! — Паханини, под каким-то далеким предлогом, снова переехал во Львовскую область, на тот же завод, чтобы, как говорится, на месте раз и навсегда расставить все точки над своей латинской буквой «I».

А это значит, что картина, которую я запомнил о своей необыкновенной молодости, очень хорошая. Он заходит на завод туда-сюда: «Хай-хаб», «как жизнь», «как конвейер?» «Да, блин», «Да, блин — работает!». Он уже понял, что оборудование работает на полную мощность. Я вошел в здание литейной, и там, в бункере, лежал серый пластиковый башикер. Точно! Но — по самым точным расчетам лаборатории в Риме, эта галомированная пластмасса должна отдать 60 процентов лома — там микротрещины и т.д. и т.п. Да что они с ума сошли, эти русские оставляют только 40 процентов корпуса! Но это постоянная неспособность! Она поступает в цех диагностики и контроля, где эти же здания просвечивают ультрафиолетом на предмет невидимых глазу дефектов. Кажется — оборудование показывает 80 процентов дефектов. — 80.

В страшном смятении он бросается в следующий цех, где бракованные здания должны быть сняты с конвейера и переданы под пресс для дальнейшего удаления. — Там все в порядке. Я не понимал. Он вернулся, в диагностическую мастерскую, нашел бракованный корпус и решил сопровождать его на конвейере, чтобы отследить до конца. — Он бежит за ней, высунув язык, и наконец-то видит впереди свет истины!

Специальная хитрая железная лапа снимает с конвейера бракованные здания: проходит корпус хиджуджу — лапа выходит из своего убежища, хватает его с конвейера и — под специальный пресс и дополнительный прием бесформенной кучи — на переплавку.

Более того, хитрая Италия сделала оборудование так, что если отсоединить эту лапу, то весь конвейер встанет! То есть — брак не пройдет! «No Pasaran!» — как говорили когда-то их близкие соседи по континенту!

Но не русские!» Поганини, взбешенный происходящим, молча наблюдал, как огромная металлическая лапа вышла из укрытия, хищно замахнулась на поврежденное тело, подходила к нему все ближе и ближе, и вдруг, в нескольких миллиметрах от него, начала корчиться, а не тянуться к нему, и разочарованно отступила на свое обычное место. И тело, как ни в чем не бывало, прекрасное!» он продолжает свое движение к следующему магазину!

Присмотревшись, хитрый итальянец чувствует свое полное и окончательное поражение, его челюсть становится похожей на глупую мечту американского бройлера: ужасная стальная лапа просто привязана обыкновенной засаленной веревкой к одной из металлических стоек конвейера. Веревка имеет именно ту длину, которая необходима для того, чтобы лапа не доставала до заготовки.

Не думаю, что хитрый пасынок итальянской мафии хоть с кем-то попрощался. Я помню только, что в состоянии нервного кризиса он покинул фабрику, бормоча какие-то слова себе под нос. У меня вырвалось только: «Да пошел он!». Я не думаю, что он полностью понял! Что ж, возможно, у кого-то из них будет еще один шанс начать все сначала!

Привет всем 🙂 Это были 90-е годы — веселые годы студенчества. Ну, как было. И это было так. Нынешнее поколение студентов избаловано наличием всевозможных пластиковых контейнеров… полуторалитровых, трехлитровых и т.д. И совершенно забывают, что не так давно всего этого богатства не было. Студенческое братство тары для пива использует буквально все, что попадется под руку: трехлитровые и вс е-литровые стеклянные банки, канистры, грелки и даже простые пакеты — в ход идет все. И вот нашей компании неописуемо повезло — девушки пригласили нас в гости в женское общество на пьянку Вся мужская половина студенчества, так было, есть и будет во веки веков. б. Это было сразу после Нового года, поэтому сборы были небольшими. Мы вчетвером объединили наши сбережения, и они были куплены на напитки в этой пивной точке, не ублюдочное, свежее, нефильтрованное, в общем, то же самое. Так как у нас не было стеклянной тары, мы пересыпали ее в простые пакеты. У меня было по паре пакетов на каждого, по 5 литров соответственно. Просто гуляйте. Взяли его простой завтрак, рыбу и вперед… Подходим к общежитию и у входа встречают девушки чуть не плача. Говорят, что злая церковь Вахтерша охраняет этот храм и не пускает никого в лице женского пола внутрь — крупу не заказывают. И что мы такие же — карабкаемся по отвесной стене на третий этаж, так как первые две планки страдания защищены. Ну, мы передали им пиво, закуску и себя на той стене. Мама просто прелесть. Мало того, что стена была для новогоднего мороженого, так нам еще нужно было забраться на балкон, выступающий из стены на уровне третьего этажа, на втором этот балкон был неровно обрезан и The Barred Door находился на корме. Короче говоря, паркур с альпинистами, нервно курящими в сторонке. Здесь началось наше звездное выступление, благо зима — снег, торчащий в метре от стены, наверняка бы разбился. Доходишь до второго, а там жесть — все во льду, ты ломаешься, и главное — вовремя оттолкнуться от стены, потому что если не успеешь на снежные переходы, будет очень больно. Мы пробовали и так, и эдак — не все получается. Лучшей попыткой было бросить человека — но это получалось только добровольно, а там ты обычно нереально и падаешь на асфальт, плашмя с третьего этажа. Короче говоря, мы веселились, наверное, целый час — перепробовали все. Нам нужно было это увидеть — мы штурмовали, а над нами все балконы девчачьего населения этого общежития перекрыты — все хотят посмотреть и поучаствовать. И у нас полное фиаско — Непиг не поднимается, а просто разбивается. Я сам несколько раз проходил мимо снежного мягкого места, уже слезы злости из глаз. И в какой-то момент я не выдержал, лучше, говорю, пробью часы, Бог даст зарежусь. Он собрал всю волю к победе в кулак, подготовил весь словарь и в путь. Снег чуть дрогнул — я иду, очки сразу на мое горячее дыхание, неважно. . Думаю, я буду храбрым. . Пру. . и здесь. . «Юра привет, ты где?». Снимаю очки, а там моя соседка тетя Фая 🙂 Хороший человек, ответственный и добрый, старый друг моей матери. Вот то, что я не знал, что она там работала. Ну, я залил ее для подготовки к передаче Тралала и динь-динь-динь. Типа, отдохнули с ребятами на горке, а теперь и поучиться не грех.

Так что пока рано ждать, чтобы выйти, много учить и даже курсовую писать. Конечно, я пропустил без проблем 🙂 Девушки встречают нас на лестнице в полном составе — они уже сияют. Ну, мы сразу же пошли в их комнату. Открыл дверь. И море пива. То есть, волна перелилась через порог. У этих «хороших» девочек все пиво в стенках, а у пакетов есть одна особенность — они легко переворачиваются, вот они все и пошли на нас в атаку)) и все соседи снизу и вообще все кто был в этот, момент в общежитии))) и это пиво было уже тремя этажами ниже. Да. В то время у нас не было женского общежития 🙂

Это было в Сирии — стране, как вы знаете, арабской и потому чрезвычайно малочисленной.

У сирийцев есть своя национальная водка — Арак. Это можжевеловая настойка крепостью до 50 градусов. Его запах отвратителен, а вкус еще хуже. Поэтому пьют его обычно разбавленным и со льдом. Но у сирийцев, за исключением Арака, есть и наши специалисты, работающие в различных отраслях народного хозяйства по контрактам. Нет нужды говорить, что русские и Арак гармонично дополняют друг друга. Но это, так сказать, вступление. Более того, по словам знакомого араба, вольно или невольно, один из недавно приехавших русских подошел к нему с просьбой показать, где можно купить тот самый арак (у нас алкоголь на каждом шагу, и надо знать места). Что ж, будучи дружелюбным к русским вообще и к новому сотруднику в частности, он решил помочь. Он пошел в христианский квартал, в магазин, который он знал. Они приходят и радостно заявляют, что, мол, им нужно всего 2 бутылки «Арака» (емкость 0,4 л для Чебурашки). Но продавец на ломаном русском языке их расстроил. Он предполагал, что им это не удастся, поскольку в связи с этим инцидентом было введено правило «разговорного кризиса» — 2 полные бутылки даются только в обмен на одну пустую.

И он спрашивает — «У вас есть пустые?». Русский русский, заколотый в присутствии алкоголя в крови, осматривает заветный напиток так, что всем становится ясно — уйти он не сможет физически, организм не подчинится. После долгой паузы он выдавливает сквозь зубы — «Ешь. Набейте ему карман. Он открывает другой путь и выпивает к ужасу остальных одним глотком.

Затем он протягивает пустую бутылку продавцу со словами: «На, подавись!».

. К моменту их ухода в магазине не было слышно ни звука.

Эта история произошла со мной, когда я училась в 9 классе, так что *несколько лет назад. В качестве преамбулы добавлю, что, во-первых, мне очень нравилось рисовать. Тогда у нас еще не было компьютеров и программ типа Photoshop, поэтому кто как умел, так и рисовал, и даже сама учительница не считала рисование школьным предметом. Ну, и в результате половина класса подходила ко мне с просьбами «набросать что-нибудь по теме», а не я без удовольствия, потому что я был молод, полон энтузиазма и безразличен к тому, что на самом деле рисовать и сколько. У меня даже была своя любимая краска: небесно-голубая и восхитительно жидкая гуашь десять лет назад.

Примерно в то же время в нашем городе открылся какой-то престижный колледж или профессиональное училище для секретарей, и туда поступила моя одноклассница и хорошая подруга: красивая, элегантная девушка, но без интереса к большинству предметов. Включая живопись (если только это не был ее личный макияж) — как вы можете себе представить, без этого история никогда бы не случилась.

А в колледже с учебой все было гораздо сложнее: преподаватели требовали заинтересованности и безупречного выполнения домашних заданий. Местная учительница рисования кокетливо называла свой предмет дизайном и показывала пятнадцатилетним разгильдяям то икебану, то оригами, то еще что-нибудь милое и изящное, достойное их будущей профессии.

Однажды Анжелика (все имена и фамилии изменены, чтобы избежать неловкости) подбежала ко мне в гневе и сказала, что завтра ей будет стыдно. Правильно, с большой буквы. Потому что на прошлой неделе из-за болезни я пропустила занятие по дизайну, где я училась расписывать горшки. И у нее все равно не будет времени нарисовать его самой.

В руках она держала этот жалкий горшок с геранью и умоляюще смотрела мне в глаза. Я понял это без слов.

— До завтрашнего утра», — сказал я, забирая из ее рук символ молчаливого упрека за пропущенный урок.

Анжелика радостно вскрикнула и убежала, а я вошла в комнату, задумчиво осматривая пустой и очень тусклый коричневый горшок со всех сторон.

Должен признаться, что я никогда в жизни не расписывал горшки, не представлял, как и, главное, зачем это делается, и уж точно не представлял, на кой черт какому-то «дизайнеру» нужен расписной горшок. Почему-то рисование точек-линий-красок на керамике прошло мимо моего детства. С точки зрения рисования чего-либо на нем, горшок выглядел как обычный лист бумаги, хотя и немного неудобной формы.

И вот, сделав свое дело, деревенский увалень в радостном настроении отбыл на родину, напоследок, правда, немного озадаченный словами Кузьмича о «блядстве», но наивно не придав им никакого значения.

Вы забыли, что моя любимая краска имеет мягкий голубой оттенок?

Я решил нарисовать море с рыбами. Но поскольку золотые рыбки выглядели бы в горшке ужасно глупо и негармонично, я решила нарисовать акул.

Я прищурилась над злополучным горшком с геранью, который весь день вихлялся во все стороны, и к вечеру ЭТО было сделано. Совершенно синий глиняный горшок с печально размазанной и частично осыпавшейся краской и хищные морды с треугольными зубами, огрызающиеся со всех сторон, — я с максимальной реалистичностью скопировал их из большой энциклопедии животных, не забыв даже косатку и молотоголовую рыбу.

В общем, когда в то утро Анжелика осторожно приняла из рук в руки горшок в прозрачном пластиковом пакете, ее лицо слегка вытянулось. Как она рассказывала позже, в транспорте она еще больше растягивалась, потому что люди принимали ее за ненормальную: высокую красивую девушку в деловом костюме, несущую пакет оттуда, где из-под розовой герани на пассажиров рычали кит-касатка и рыба-молот.

А в классе дизайна лицо Анжелики приобрело выражение «pokerface» под заинтересованными взглядами и смехом ее новых одноклассников. Но это не имело значения. Неудержимо смеясь, учительница аккуратно вытянула четверку в журнале по пятибалльной системе.

Смущения удалось избежать.

Я уже рассказывал историю о неутомимой искательнице женского счастья Анжеле (http://www.anekdot.ru/an/an1109/o110912.html#6). Если эта история вам незнакома, то я рекомендую прочитать ее, чтобы понять предысторию последующей истории. Итак, Анжела снова посетила приемную нашего депутата! В летящей дубленке, на таких каблуках, с новыми губами и, кто бы сомневался, снова влюбленная. Снова мужчина. И снова проблема. На этот раз легально. Как выяснилось, Glamorous Pussy продолжает искать женское счастье в интернете. В результате утомительных поисков Борис обнаруживается. Борис — красавчик. Борис — металлург, которого сократили. Борису 30 лет. Рост 185, вес 80. Светло-русые волосы до плеч (на фото). Отсутствие собственного дома и мелкие финансовые проблемы завершают эпический образ мужчины мечты. И да, все серьезно, Анжела собиралась выйти за него замуж. Возможно, есть такие люди, для которых жизнь не мила без приключений. Борис назначил свое первое свидание на трамвайной остановке, куда приехал на соответствующем виде транспорта. Затем он повел Анжелу на прогулку по набережной. Осенний ветерок кружил золотую листву вокруг влюбленных и постепенно пробирал до костей. В этот момент было решено пойти в дом Анжелы, чтобы согреться. И правда, что уже там, пожилые люди — люди… К утру они отогрелись, и в результате Борис как-то прижился и остался жить в квартире Анжелы. Далее выяснилось, что Борис ранее проживал с родителями, с которыми у него возникла какая-то ссора на финансовой почве, в результате чего он остался без жилья. Родители не интересовались местонахождением Бориса, а ему не нравилось чрезмерное общение между родителями. Возможно, эта мутная история так бы и канула в Лету, но через несколько дней Борису позвонила его мать и сказала, что ее сына ищут судебные приставы и коллекторы. Звонить по ночам, угрожать выпустить их в мир и т.д. Поэтому, возможно, взрослый ребенок соизволит решить свои проблемы, иначе он, этот ребенок, рискует остаться не только без ночлега, но и без прописки в родительской квартире. Осторожный допрос показал, что Борис испытывал горечь по поводу своего увольнения. И чтобы подсластить сделку, я решил купить новый iPhone. Из-за отсутствия финансирования заработной платы это устройство, постоянная гордость Бориса, было приобретено в кредит без первоначального взноса. Какое-то время Борис выплачивал кредит из небольших сбережений, но потом решил, что банку хватит, он честно отдал пять тысяч, а по внутренним ощущениям Бориса, айфон — не такая уж замечательная вещь, когда нет зарплаты. Поэтому он перестал совершать платежи и выразил свою позицию по поводу потребительских свойств мобильного устройства через iPhone того же банка в форме, доступной для широкого круга слушателей. Затем он перестал брать телефон, сменил SIM-карту и прекратил контакты с банком. Банк получил судебное решение, продал долг коллекторскому агентству, и коллекторы предприняли решительные действия. Борис считал контакты с коллекционерами недопустимой индульгенцией и не звонил им. В результате его новый номер сообщили коллекторам собственные родители Бориса. Сумма, установленная для сбора, поразила воображение и Бориса, и Анжелы. Итак, Анжела спрашивает. Что ей может грозить, если она выйдет замуж за Бориса и пропишет его в своей квартире. Ну, все равно хороший человек, что есть, то есть. Долг выдается только за кредит на iPhone и является просто золотым …

Забавная история! И что, спрашиваю я вас? Если у вас нет ответа, вы его не найдете, потому что все мы живем в России и, как говорится, не пьем! Напрасно вы до сих пор не ходите на выборы, это игнорирование всех нас очень сурово. Неясно? Я все тебе объясню. Ненецкий автономный округ — это тоже Россия, но немного особенная, потому что волею судеб он является частью России, рядом с Баренцевым морем, которое в свою очередь является частью Северного Ледовитого океана и это вам не Средиземное море. Но хватит о географии. Не так давно в Баренцевом море произошел инцидент, по этому морю-океану плыл лайнер, ну, корабль, так себе, но любой корабль, который более-менее себя уважает, имеет право на капитана. А капитан, что ни говори, человек, а с человеком может случиться все, что угодно, и поэтому человеку стало плохо, да так плохо, что пришлось кричать по радио «воздух-солнце». И все бы хорошо, но ближайший российский берег оказался побережьем Ненецкого автономного округа, ну такое вот абсурдное стечение обстоятельств. Так вот, командир вертолета местной эскадрильи получил задание добраться до этого корабля, чтобы взять на борт человека, попавшего в беду, и аккуратно доставить его в региональную больницу для оказания медицинской помощи. И я скажу вам, ребята, парить над водами ласкового осеннего Северного Ледовитого океана в течение нескольких часов без возможности приземлиться, потому что приземляться просто некуда, бормоча и вспоминая все, что связано с вашим именем, дано не каждому, а только очень опытному пилоту, и не просто опытному, а тому, кто имеет соответствующий допуск, чтобы иметь возможность улететь и вернуться, и получение этого допуска не входит в ваши полномочия как депутата, это просто не сработает. Так вот пилот с таким допуском в местной эскадрилье был и имел опыт таких полетов и вот полетел, подобрал парня и доставил его на место происшествия, в общем спас ему жизнь без промедления. За что он был абсолютно оправдан и справедливо назван героем в местной прессе, но, как всегда, есть одно маленькое но. А пограничники Архангельска прочитали это послание о героизме и наградили героя за спасение жизни гражданина, заметьте Российской Федерации, пилот пересек границу Российской Федерации где-то в пустынном Баренцевом море и еще имел наглость остановить его в обратном направлении да еще и без разрешения, и тем самым совершил нарушение и этому пилоту присудили от их имени то, что вы думаете — административный штраф за нарушение границы Российской Федерации в размере всего 30 тысяч рублей 00 копеек. О, как! (По материалам местной газеты «Нарьяна вындер» от 06.10.2012 № 110) Забавная история?

Недавно в моей школе произошел такой случай. Десятиклассник сказал своей учительнице биологии, что она отказывается преподавать свой предмет. — Почему? — удивился учитель. «По религиозным причинам», — ответил десятиклассник. — Ваша биология основана на теории Дарвина, а это неверно, потому что Библия написана иначе. К счастью, десятиклассника довольно легко покоробил аргумент, что теорию эволюции можно рассматривать именно как теорию, а не как неоспоримую истину. Действительно, в физике также изучается ньютоновская механика, выводы которой неверны в области более поздней релятивистской механики. Но как только мы перевели дух после этого проявления религиозной веры, возникла новая проблема. Ученица другого десятого класса отказалась читать Пушкина, потому что в его произведениях «слава Богу» написано в нижнем регистре, что оскорбляет ее религиозные чувства. Сразу стало ясно, что Пушкиным дело не ограничится: абсолютно все писатели, включенные в школьную программу, хотя бы раз написали где-нибудь слово «Бог» в нижнем регистре. Мне пришлось попробовать себя в роли проповедника и просветить девушку тем, что Бог вряд ли хочет, чтобы верующие отворачивались от всех проявлений этого грешного мира, которые им неприятны; что истинно верующий человек, желающий спасти своих ближних, должен служить им примером правильной жизни, а поведение, демонстрируемое студенткой, со стороны кажется очень беспристрастным и никак не способствует приближению окружающих к духовным ценностям, скорее наоборот. … Увлекшись проповедью, мы чуть не пропустили еще одно несчастье. Восьмиклассник вообще отказался ходить в школу. Оказалось, что он подсчитал, что в текущем учебном году его класс проучился ровно 666 часов. Слава всем богам, вскоре выяснилось, что подросток просто не справился с математикой и допустил ошибку в расчетах. Но это все были больше цветы. Мать другого восьмиклассника подняла шум и крик в администрации. Они хотели перевести ее сына из математического класса в обычный класс, потому что он не ходил в школу по субботам, а в обычном классе, в отличие от математического, занятия по субботам не проводились. Родительница подняла шум из-за того, что ее Яша соблюдает религиозные традиции своей еврейской семьи и не может учиться в субботу. — «А если вы переведете моего сына из класса математики, — суетилась она, — то это будет религиозная дискриминация! Я буду жаловаться главному раввину России!» — Ша, — сказали мы родителю. — Никто никого больше не дискриминирует. Хорошо, мы позаботимся о том, чтобы в субботу не было важных контрольных мероприятий. Но тот материал, который изучается в субботу, вашему Яше придется списывать у товарищей и догонять самостоятельно. Но угроза пожаловаться главному раввину была не самым страшным испытанием. Зимой в гаражах за школой девятиклассники, дети беженцев с Кавказа, отрезали кошке голову. Они сделали это на виду у нескольких младших школьников, и труп кошки долгое время лежал на виду у проходящих мимо учеников, пока вечером уборщик не убрал его. Когда мальчиков попросили объяснить этот поступок, они сказали, что таким образом они отмечают национальный праздник Ид, во время которого каждый мусульманин должен принести в жертву барана. Но если барана нет, они могут обойтись каким-нибудь более мелким животным, что они и сделали. Видя неодобрение со стороны преподавательского состава, молодые мусульмане поднялись и потребовали уважения к своим религиозным чувствам. Мы, учителя, также должны были занять позицию и заявить, что убийство кошек,

в свою очередь, оскорбляет наши религиозные и любые другие чувства, поэтому если ребята хотят уважительного отношения к своим убеждениям, пусть уважают других. Следующий тест был проведен весной, когда несколько учеников одиннадцатого класса все чаще видели на улице, а затем в классе в состоянии несколько измененного сознания. Проще говоря, под воздействием марихуаны. Возмущенному директору школы молодые люди спокойно и подробно изложили основные постулаты растафарианской религии.

Путин из Украины. Волынская область. Русскоязычный человек здесь — это либо турист, либо оккупант. Несмотря на то, что я насильно говорю на украинском, трудно напрягать лингвистический аппарат, когда в желудке плещется полтора литра пива. Я иду в магазин, чтобы купить вкусное мыло (я люблю вкусно есть, пить и плавать. Тра-та-та, ла-ла-ла, в общем, обращаясь к продавщице и ее мужу (они тоже владельцы магазина): — а вы не мистик! Я: — На что обращают внимание? — Но якже! Дыхательные аппараты пришли к нам? — ну что вы… если бы я приехал отдыхать, я бы уже был пьян в навоз и с девочками! — по роботам приихали? — К сожалению, на работе… — Внеплановая проверка! — О… и что там будет? — Твоя голова, чтобы присвоить бюджет, выделенный на месторождение Женщина в возрасте, поэтому не доверчивая Она — ко мне, с таким хитрым прищуром глаз: — Да, ты слишком молода, — Да, я знаю… но папа сказал, что это сделаю я и никто другой… — Ничего себе! А кто твой отец? — …простите, я уже слишком много сказал! шагов, я увидел, как эта продавщица стоит рядом со своим мужем у входа в магазин, что-то обсуждает между собой и тычет пальцем в мою сторону… Утром, переночевав в гостинице, я иду в другое кафе, чтобы выпить. Никого, кроме красивой продавщицы. Я стою, помолодевший, пью кофе. Входит мужчина, хорошо одетый, очки в дорогой оправе, 35-40 лет, выглядит молодо, полный. Он оглядывает меня с ног до головы, явно сравнивая со словесным описанием, затем протягивает руку, машет: — Good hack! Я желаю тебе отличного дня!» и уходит… Новость в деревне распространяется быстро… но жаль, что я не положил конверт …. о, прости …. =)

Был в Сирии — стране, как вы знаете, арабской и потому крайне малопьющей.

У сирийцев есть своя национальная водка — Арак. Это можжевеловая настойка крепостью до 50 градусов. Запах отвратительный, а вкус еще хуже. Поэтому обычно его пьют разбавленным и со льдом. Но у сирийцев, кроме аррака, есть и наши специалисты, работающие в различных отраслях народного хозяйства по контрактам. Нет нужды говорить, что русские и араканцы гармонично дополняют друг друга.

Но это, так сказать, вступление. Далее словами арабского друга, который свободно говорит на нашем языке.

Один из недавно прибывших русских подошел к нему с просьбой показать, где можно купить этот самый аррак (у нас алкоголь на каждом шагу, но надо знать места). Ну, а он, будучи дружелюбным к русским вообще и к новому сотруднику в частности, решил помочь. Он отвел его в христианский район, в магазин, который он знал. Они зашли и радостно заявили, что им нужно всего 2 бутылки аррака (емкостью 0,4 литра — меньше чебурашки). Но продавец на ломаном русском языке их расстроил. Он объявил, что они не успеют, потому что на фоне случившегося «стеклянного кризиса» вводится правило — за одну пустую бутылку давали две полные.

И спрашивает — «У ВАС ЕСТЬ ПУСТОТА?». Русский, жаждущий присутствия алкоголя в своей крови, смотрит на желанный напиток так, что все понимают: уйти он не сможет физически, организм не подчинится.

После долгой паузы он сердито выдавливает сквозь зубы — «Ну. давай!». Продавец нерешительно берет деньги, передает ему бутылки и напряженно оглядывает его — пытается угадать, где он собирается натянуть такой комбинезон.

Наш берет бутылки, кладет одну в карман.

Он открывает еще одну и, к ужасу окружающих, пьет на бегу. Затем он протягивает пустую бутылку продавцу со словами: «АН, подавись!».

. пока они не ушли, в магазине не было ни звука.

ДВЕ ТОЧКИ ЗРЕНИЯ НА ОДИН И ТОТ ЖЕ ОБЪЕКТ Однажды поздно вечером я смотрел телепередачу о том, как заниматься сексом. Из всех его участников я помню одного псевдогламурного журналиста или актрису и одного крестьянина: высокого, красивого мужчину лет шестидесяти. Который либо постоянно женится и разводится всю свою жизнь, либо вообще никогда не женится, и все это время разводит женщин. И кто до сих пор так живет. У него много детей от разных жен, но постоянной семьи нет. Одним словом, человек с богатым опытом в рассматриваемой теме. Видимо, кто-то из телевизионщиков застал этого колоритного персонажа либо где-то в командировке, либо на даче в деревне. И в зале были, как сейчас помню, зрители. В основном это были тетушки лет сорока-сорока пяти. Фрукты в соке. На них также было интересно смотреть. Гламурная женщина начала томным голосом: «Секс для меня — это широкая кровать с шелковыми простынями посреди комнаты в просторном роскошном зале. Широко открытые окна, через которые из сада доносятся трели соловья. Постель усыпана лепестками роз, над кроватью — канделябры с зажженными свечами. Тихая музыка. Ну, и далее в том же духе. Женщины в зале завистливо вздыхают: некоторые живут! Упомянутый дедушка последовал за ней, высказывая свою точку зрения по обсуждаемому вопросу. Бессловесным тоном, с легким цинизмом, глядя на блеск: — Лепестки роз не нужны. От них нет никакой пользы для бизнеса, они только прилипают к телу и превращают его в мусор. — Вам не нужны свечи. Они могут опрокинуться от тряски, и все загорится в самый ответственный момент. — Музыка, которая есть, музыка, которой нет — в данном случае не имеет значения. — Не следует использовать шелковые простыни, поскольку они скользкие и плохо впитывают влагу. Тело скользит по ним. Они превратятся в шар, и лежать на них будет мокро и неудобно. Простыни должны быть из грубого льна — они наименее скользкие и пропитанные и лучше всех впитывают влагу. И последнее, но не менее важное — хлопок. — Кровать должна иметь спинку, чтобы обеспечить опору для ног. — Ширина кровати не имеет особого значения. — Кровать должна быть прижата вплотную к стене. — Лучше повесить ковер на стену. Чтобы ваш партнер не поскользнулся и не прилип кожей к тому, что находится на стене. — Лучше самому лечь на край и поставить его рядом со стеной. — Затем он прижал ее к ковру, чтобы она не шаталась, подпер ногами спинку кровати и ушел! «И лучше закрой окна в сад, если там не слишком душно. А потом комары вылетят на свет и укусят вас за задницу. Женщины в зале восхищенно смотрели на него.

Как мы с Вовкой победили туалетного монстра.

Каждое лето меня с братом родители отправляли в деревню к дедушке. Помолившись с нами все оставшееся время, они устроили себе отпуск, а дедушке и бабушке — ежегодную встряску. Этим летом мне уже исполнилось 7 лет, а Вовке — 5. Я всегда вел себя как башня, Вовка, по неопытности своих лет, всегда легко подписывался под всей фигней, которую начинал. Пендули шли тем же путем, но по-братски. И вот, впав в очередные отношения, мы с Вовкой, как водится, затарились мусором и искали клад в коровьих пирогах. Точнее, я искал Вовку, и с помощью ветки рогоза раскрыл кладовку. Я уже не помню, откуда взялась эта идея, но помню, что был уверен, что золото и драгоценные камни должны быть в коровьих лепешках. Но тогда дело не в этом.

В доме было два туалета. Один в доме, почти со всеми удобствами (папа в свое время сразу перенес туда туалет, но дерьмо так и осталось кучей соломы), а второй в саду, в виде отдельного строения, метр на метр, с дверью и окном в нем, в форме сердца. И вот именно к этой структуре мы с Вовкой были строго настроены подойти. «Там козел живет, — пугали нас бабушка с Вовкой, — если подойдете, я его утащу, а вы всю оставшуюся жизнь будете вату месить.»- Зачем мой дед туда идет? — Мне интересно. — Да, потому что твой дедушка — консерватор. Видите ли, туалет замораживает его задницу. А мать-природа зовет его к себе, вот он и общается там со своим, который вкладывает многообещающий труд, ну и кормит его регулярно. Из всего этого я понял немного, но понял, что этого засранца нужно регулярно чем-то кормить. — Зачем его кормить? — Я не успокоилась, — если он настолько плох. «Ну, если ты его не будешь кормить, он выйдет и съест твоего деда вместе с твоим дерьмом», — подытожила бабка и сказала, что не собирается трахать ему мозги и идет играть. Бабушка обычно не обладала достаточной культурой и при любой возможности окрылялась. После каждого лета родители учили нас снова разговаривать. Но вернемся к заднице. Такой взгляд на необходимость есть всегда интересовал меня. У нас дома были рыбки, и я с нетерпением ждал, когда придет время их кормить, чтобы взять банку с вонючим дерьмом, взять щепотку корма и бросить в аквариум.

«У меня есть план Вовка», — сказал я младшему брату. ‘Завтра мы будем кормить угадайку! — Вовка заинтересовался. «Да, Дик знает это», — ответил я, — «Мы разберемся с этим завтра».

Наступило завтра, и мы с Вовкой начали готовиться. — Я предложил ему покормить кота — (тут надо отметить, что особой любви к кошкам я никогда не испытывал и в доме у них обычно был до-о-о-рогой), я сказал Вовке. — Вовка высказал свои опасения: — А вдруг он нас вытащит? «Никакой школы, — успокоил я брата, — у меня есть план». Мы тихо спускаемся по лестнице и спешим к двери, закрывая ее на задвижку. Значит, ты самый легкий, закрывай заслонку первым, — изложил я Вовке свой план. Вовка почувствовал подвох, но я объяснил, что пока он будет закрывать заслонку, я рассею атаку, постучав по задней стенке. Поэтому он даже не слышал, как закрывается клапан. Кроме того, Вовка должен делать это очень тихо. На этом и порешили. Мы поймали первого кота и, положив его в мешок, пошли в сад. Я взялся за самую тяжелую работу — таскать деревянную лестницу. И теперь, когда мы были в точке. Прошел в Вовке, намекнул — без костей и вперед. Сам знак показывал, что я иду позади. На самом деле я притаился за соседним кустом (ну, страшно было подходить близко, пока Вовка закрывал замок на двери). Вовка выполнил задание правильно. Как партизан, он прокрался к туалету, затем тихо подкрался к нему и откинул проигрыватель, закрыв дверь. А потом он снова успокоился. Я тоже поспешил вернуться к лестнице. — Там что-то шуршало. — Он прошептал мне в ужасе. — Почти в порядке. «Теперь помоги мне перетащить лестницу», — сказал я Вовке. Мы подхватили его с двух сторон и медленно потащили в ванную. В туалете был шум. — Он был там. — шипел Вовка, выпучив глаза. — Тишина. — Я показал ему выражение своего лица. Еще немного, и мы были почти неподвижны. Подняв лестницу вертикально, мы подтолкнули ее вперед к ванной комнате, чтобы она могла перенапрячься и с ревом броситься на дверь, плотно заблокировав ее. Из туалета донеслось громкое — трах. И еще несколько криков. Я схватила сумку с котом и вытащила его. Пока он тащил, эта сука цеплялась за все, кричала и царапала меня в очереди. Видимо, в отличие от Вовки, она не верила в уважение к моим намерениям. Но я схватил ее за шиворот и трусцой побежал в ванную. Страх и смелость смешались во мне. Почему-то я представил себя пионером-героем, бегущим с гранатой к фашистскому бункеру. И с такими возвышенными чувствами я практически взлетел по лестнице к сердцу, чтобы засунуть кошку в сердце. Очевидно, мысли и фантазии настолько захватили меня, что я даже не обращал внимания на какие-то моменты. Единственное, что я запомнил в тот момент, это огромные глаза от приступа в сердце. И его хорошее постельное белье. И мы с Вовкой выбежали из сада, не оглядываясь на дом.

Ну, потом, конечно, мы неделю были без сладкого и выходили во двор только потому, что ходили кормить гадалок, а дедушка стал ходить в туалет. Бабушка рассказала нам, что якобы все закончилось, и туалет был демонтирован чуть позже. Вот так мы с Вовкой и победили это страшное чудовище. И пусть нас за это наказали, но мы чувствовали себя героями.

Андрей Асовд (что за штука)

Почему падают наши самолеты

«Вечно пьяный, вечно сонный, наш авиационный университет, украденный в Г., но похожий на бригаду НЛО», — вспомнилось это глупое стихотворение, написанное на стене в мае (Московский авиационный, он же Московский институт алкоголя). Я оказался там, когда друг, один из сотрудников этого института, предложил взять из МАИ советские вольтметры В7-21 30-летней давности. Мы взяли их, и как специалист я скажу, что при надлежащем уходе они прослужат еще лет тридцать. Эти старики, еще не отслужившие свое «старики» в МАИ, приобрели дешевые китайские тестеры, в которых каждые две недели приходится менять батарейку. Но это уже другая история.

Восемь лет назад, на втором курсе, у нас был студент с фамилией Пушок (имя называть не буду). Однако никто из одноклассников не назвал его, и «пушка» стала общим домом. Раз уж они шутят, то с такой фамилией надо идти в артиллерийский полк и не связываться с электроникой. На что автоматчик гордо ответил: «Вы все пойдете с зубной щеткой чистить туалеты в казарме, а меня в армию не возьмут, у меня «белый билет». Он сказал, что по специальности и не будет работать, ему нужен только документ о высшем образовании, так как без диплома трудно занять руководящую должность. Например, даже если он работает уборщиком, он будет получать больше с дипломом, чем уборщик без диплома. И я пошла к нам, потому что наш университет руководит их школой, и есть льготы при поступлении. Но когда он преподавал льготы, льгот не было.

Пистолет подошел к следующему захвату объекта, который был связан с измерением электрофизических параметров. Он преодолел, возможно, уже десятую часть, если не больше. Учитель — человек принципиальный, ни за взятку, ни за красивую улыбку он не поставит положительную отметку. Экзамен проходит в нашей лаборатории, из-за двойного участника нет смысла заказывать отдельную аудиторию в контрольной. Я в двух метрах от него, понимая, что сейчас будет еще одна выставка, отвлекся от работы, выключил паяльник и стал наблюдать за происходящим.

Те, кто знает предмет или хотя бы помнит школьный курс физики, поймут. Основной вопрос измерения удельного сопротивления полупроводников пушки, конечно, не освоен. И снова какой-то бред витал в воздухе. Учитель начал задавать «наводящие» вопросы, в итоге попросил нарисовать на листе цепь из источника тока, сопротивления и амперметра, показывающего ток через нагрузку. В ответ пистолет спросил: «Как выглядит сопротивление?». Не зная этого студента, я бы решил, что он шутит. Учитель взял с моего стола резистор ТМТ2 и дал ему пушку. Он вертел резистор в руках, как обезьяна, впервые в жизни увидевшая незнакомый предмет. Затем он прикрепил резистор к странице блокнота и обошел ее с ручкой. Источник энергии представлял собой круг со стрелкой, пистолет был нарисован, батарея, предложенная учителем (учитель уже начал шутить, хотя это было не в его стиле), не обходила его. Он соединил источник с сопротивлением двух проводов и «подключил» амперметр — нарисовал сбоку круг с буквой «а» и соединил его с цепью одной линией. Теперь понятно, что пистолет выстрелит уже на следующей паре, но преподаватель продолжает, пытаясь пробудить у студента хоть какую-то логику. — Видите, один провод подключен к амперметру. На нем ток течет в амперметр, и ему некуда деваться. Представьте себе медицинскую грелку, если вы будете продолжать лить на нее воду, грелка в конце концов лопнет. Пышка: — это нарисованный амперметр, он не может лопнуть. И настоящее лопнет, если будет большой ток.

На этом экзамен закончился, и еще одна работа (допуск к переэкзаменовке) была отправлена в деканат с пометкой «неудовлетворительно». Затем была еще одна пересдача, тоже неудачная, после чего Пуська был отчислен из института. Были проблемы и с другими экзаменами.

Почему я все это написал. Большинство учеников в группе были из той же школы, из той же школы, где учился Пуська, соответственно из того же района. Иногда они случайно встречаются в магазинах, транспорте и т.д. Я был на встрече выпускников этой группы, за бутылкой пива они вспоминали прошлое, вспоминали и Пуську. Один товарищ сказал, что как-то встречался с ним, Пуська похвастался, что перевелся в Московский авиационный и без единой взятки закончил диплом, который защитил на «четверку». Кеннан, как он сказал, не пошел работать по полученной специальности (к счастью), а стал продавцом-консультантом в магазине бытовой техники (из тех, что продают пылесосы за пять тысяч долларов лохам, для этого не нужно знать закон Ома). Но я не думаю, что Рифл в МАИ был единственным таким студентом, и все они проходили практику на объектах авиационной инфраструктуры. И хотя многие из этих выпускников авиационных вузов продолжают продавать пылесосы и турпакеты, некоторые из них со степенью MAI, вероятно, получат работу по специальности. И эти молодые специалисты будут проектировать самолеты «Суперджет», проводить предполетную подготовку МиГов и управлять наземными навигационными службами.

P.S.. А в свете событий последних десяти лет я уже давно не летаю на самолетах. Пока я не выпускаю самодельные радиоуправляемые авиамодели, у меня еще не было несчастных случаев :)))

Когда мне было семнадцать лет, в нашу школу пришли люди из очень серьезной и преданной администрации. Они мысленно проверяли нас, молодых людей, на предмет профессиональной пригодности.

Самое интересное, что первые тесты я прошел на ура. И вот, уже имея серьезное интервью, он провалился.

Я сидел в кабинете перед двумя суровыми мужчинами, которые задавали мне, казалось бы, невинные вопросы. Я ответил, как мне показалось, политически довольно ничего себе и даже блеснул эрудицией там, где мог.

Теперь я был уверен, что меня обязательно примут, и после трех, максимум — четырех лет обучения, я буду пересекать какую-нибудь Бразилию в белых штанах и перчатках в сопровождении двух блондинок.

Они попросили меня выйти в коридор. И уже там, в коридоре, как выяснилось позже, меня ждал главный экзамен в лице майора, одетого по полной форме. Этот майор, мужчина лет сорока, встретил меня довольно радушно и сказал, что сейчас будет главный тест — на зрительную память. И он спросил, что я видел во время всего интервью в правом углу кабинета. Я ничего не запомнил, потому что всегда смотрел в левый угол. Затем он спросил: что я вижу слева?

Я хорошо запомнил его, потому что в левом углу сидела девушка — чистый персик (я просто смотрел на нее все время — она была так хороша!), постукивающая пальцами по пишущей машинке.

Ну, я ответил участнику кампании, что в левом углу есть считыватель отпечатков пальцев. Он снова спросил меня: «Кто, ты говоришь, там сидит? Потом я собрался с мыслями и сказал, что там сидит пишущая машинка.

Майор сдвинул фуражку на затылок, тихо выдохнул через открытый рот, повернул меня на сто восемьдесят градусов своими железными руками, нежно положил колени мне на задницу и сказал: «Давай, сынок.

И я пошел. Пройдя несколько метров, я повернулся и спросил: товарищ майор, это из-за моей фамилии? И он ответил мне: «Да». Иди, сынок, иди.

Я не так стал Кимом Филби.

В свете тридцатиградусной жары лисья шуба, в которую была одета посетительница приемной нашего депутата, выглядела несколько неестественно. Если кто-то из вас представлял себе эксцентричную даму в самури, спешу разочаровать. Потому что неестественным выглядел не только сам факт ношения шубы в жару, но и внешний вид мехового изделия. Один из рукавов пальто был разорван в клочья, а от всей вещи исходил непередаваемый аромат хорошо перегнившей июльской мусорной кучи под палящим солнцем. Группа лисиц, служивших сырьем для меховых шуб, очевидно, много грешила при жизни, потому что даже после смерти их останки не обрели покоя. Поверхность шубы была покрыта подозрительным лишайником, а шерсть рыжей лисы нещадно падала и оставалась на всех предметах интерьера, до которых могла дотянуться активная тетя. Моя тетя пришла жаловаться. В этом намерении она была в целом неоригинальна. Было только две проблемы, о которых она упомянула. Не очень. Они часто жаловались на десятки проблем, от высокой цены на водку до международного положения. Как истинная леди, голубоносая тетушка начала с проблемы романтического характера. Понимаете, я познакомилась с мужчиной. Так вот… Я познакомилась с мужчиной для секса. -Я рад за тебя. И он заразил меня. — В результате секса? Нет, ничего такого, никакого секса. Чем он вас заразил? — Разве это не ясно? Болезнь! И теперь я болен! О-о-о… Я серьезно болен… — Может быть, вам стоит обратиться к врачу, раз уж вы заболели? — Почему? — в глазах искреннее непонимание. — Определить болезнь, выписать лекарства — Да, вы не понимаете, где я могу найти этого человека сейчас… Может быть, вы знаете, где он находится? -Нет, не хочу. -Я тоже не знаю. — Так чего вы хотите от нас? — Так это шуба! Что такое «шуба»? Смотри, рукав весь порван. Мне подарили его в церкви. Они сказали мне носить его. И рукав порван. Я хочу услышать мнение эксперта. — Экспертиза чего? — Кто порвал рукав моего пальто. Нет рукава. Нам нужен опыт. — Не существует такого понятия, как судебная экспертиза, которая покажет, кто оторвал рукав от пиджака… Да, и мы не занимаемся экспертизой. Может быть, все-таки обратиться к врачу? Может, исцелился, может, переутомился? — Госпитализация пациента возможна только с его согласия или недобровольная по решению суда в случаях, когда пациент может представлять опасность для себя или окружающих. Мне нужна экспертиза! Я не ожидал такого поворота событий. Тетя была хорошо знакома с местной психиатрической клиникой и понимала юридические аспекты оказания психиатрической помощи. Боюсь, мы не сможем вам помочь. Мы не проводим никаких экспертиз, а та экспертиза, которую вы хотите, невозможна в принципе. Пожалуйста, покиньте приемную, иначе я буду вынужден вызвать охрану и полицию. — У тебя нет права. Я не нарушаю общественный порядок. Я не ругаюсь, не порчу мебель, не совершаю никаких социально опасных, социально предосудительных или преступных действий. Мне нужна экспертиза. Вот засада. Из всех пациентов … посетителей за последние месяцы, только один продемонстрировал высокую юридическую грамотность. И это оказался тот самый редкий случай, когда я предпочел бы, чтобы моя тетя была неграмотной. Потому что она оказалась городской сумасшедшей. К тому же, зная склонность наших охранников дематериализоваться именно в тот момент, когда требуется их вмешательство, я не сомневался, что разговор с благоухающим посетителем придется вести мне самому. Однако, как это ни удивительно, услышав звонкие голоса из нашего монастыря, в дверь заглянул охранник. — Вы не имеете права, — прорычала тетя, — личный досмотр проводится лицом того же пола, что и обыскиваемый.

И она пристально посмотрела в глаза охраннику. Он икнул и быстро закрыл дверь с другой стороны. Почему тетя решила, что охранник намерен ее досмотреть, неизвестно. А может быть, наоборот, надеялись? Надеялась ли она таким образом возбудить мужчину в форме? Фигг знал ее. Вечно что-то горящий охранник не уловил ее сексуального позыва. Фрагмент Беллиаша, оставленный на посту, показался нашему храброму спасителю гораздо более эротичным. Я почувствовал определенный тупик в поведении. Тетя хотела сдать экзамен и сидела как прибитая. Внезапно меня посетила шальная мысль. Изменив альтернативное имя в бланке, я быстро составил следующий текст: «Экспертиза подарка была проведена путем осмотра меха песца, надетого для определения повреждения на левом рукаве. Левый рукав был поврежден. Из представленных экспертом данных невозможно установить лицо, причинившее ущерб. Для дальнейшей работы шубы могут быть реконструированы из меха. Дата. Эксперт _____________ «напечатанный и более чистый набор символов в неизвестном мне алфавите. -Замото, только из уважения к тебе! -Здесь! И ты не можешь говорить. Тебе должно быть стыдно. Я знаю свои права!» — сказала тетя и, взмахнув шубой, вышла из комнаты. Тетушка даже не взглянула на документ, который получила…

Эта загадочная история произошла в те далекие и необычные времена, когда в нашей местности прессованный алкоголь еще нельзя было легко купить, имея в кармане только деньги и даже водку — предмет первой необходимости можно было приобрести только по талонам.

Коллега, чья мать работала в больнице, пострадала от чистого медицинского спирта. Я отмечаю попытку употребления алкоголя, тогда ни у кого не было времени на физические упражнения.

Хотя однажды я все же села в автобус, потому что помню, что ехала куда-то с остановками. А потом он очнулся в кустах, в довольно неудобном положении, благо лето было в самом разгаре, стояли жаркие, солнечные дни. Прижав глаза к чему-то, он почувствовал, как волосы на его голове медленно встают дыбом, а на шее выступает холодный пот. Неподалеку, в ста ярдах от него, стоял, как ни в чем не бывало, природный космический корабль огромных размеров, только для того, чтобы увидеть, что его верхушке пришлось поднять голову. Мозг завис на некоторое время. Либо кричали мощно и истово: «Спасите!», либо бросались к НЛО с криками: «Братья! Как долго я ждал этого дня!».

Через несколько минут после того, как я сдался, я понял, что лежу недалеко от радиотрансляционной вышки, которая была установлена на приличном расстоянии от города.

Долог и труден был путь к бесконечным полям и лугам. Я не случайно вернулся на остановку, после такого близкого контакта с инопланетной цивилизацией остатки мыслей окончательно запутались. Казалось бы, простое дело, но, как оказалось, не такое уж и простое. Утром я обнаружил на запястье часы, которые они не смогли сами спрыгнуть — ремешок был надежным. И вот, в пьяном состоянии, мне только показалось, что он видит башню, а на самом деле — это был натуральный космический корабль во всей своей красе.

Лишь одно мучило меня долгие годы: хорошо, я подарил им часы, но почему эти голодные монопланеты не дали мне взамен ничего полезного и практичного?

Я давно читаю, но пишу впервые: не судите строго 🙂 О чем мечтает почти каждая женщина? Конечно же — шуба. Это предмет гордости, зависти друзей и подтверждение безграничной любви мужа. Моя жена не исключение, и своими «тонкими намеками» три года назад она подвела меня к осознанию необходимости приобретения этого предмета гардероба для нее, моей любимой. Однако дарить шубу неразумно, вы должны получить какой-то бонус от этого события для себя! Позвонил однокласснику (он служит в Хабаровске), обсудили тему — у них шубы из Китая (качественные, фабричные) на китайском рынке в изобилии. И цена приемлемая — около 50т.р. на данный момент. Почему бы на такую тему не съездить в Хабаровск (я сам военный — перелет для меня и жены пока оплачивается раз в год)? Просто жена согласится, а тут причина — покупка желанной вещи 🙂 Мы увидим нашего друга, будем пить водку, есть икру, уедем на неделю к океану, чтобы отдохнуть с семьей (это вообще отдельная история — не буду сейчас вдаваться в подробности, скажу только, что все получилось). Итак, решение принято. Небольшая — к бабушке, а сами летим в Хабару, идем на рынок, полдня скитаний и бесконечных мук выбора — и «золотой ключик в кармане» — приобретение состоялось. Хорошая шуба, норковая, длиной до колена, стоимостью пятьдесят копеек. Мы пережили бы такую дыру в семейном бюджете — не в первый раз. Мы отдыхаем на океане, едим экзотические деликатесы с Дальнего Востока, возвращаемся домой в Подмосковье. А сестра моей жены живет в Москве. А жене, в конце концов, хочется покрасоваться перед сестрой, тем более что муж тоже купил долгожданную шубу для своей полугодовалой сестры (да, это заразно). Приезжаем в гости, девчонки прыгают друг перед другом в мехах, завистливо глазеют на шубы, выпендриваются 🙂 Ну, у сестры моей жены шуба тоже неплохая — куплена в Москве, по словам продавцов в бутике — сделана в Италии на какой-то новой фабрике, еще не раскрученной и потому обойденной дешево — за 100т.р. Всего(. ). Ну-ну, браво, мы как в «Китае» — выживем, если немного обидно 🙂 Так вот, в конце просмотра девушки кладут свои кожаные пальто на диван, и тут меня начинает раздирать дикий смех: у «итальянского» кожаного пальто ТОЧНО ТАКАЯ ЖЕ подкладка ТОЧНО ТАКОЙ ЖЕ (ФИГУРНО ВАМ СМЕШАТЬ) КОЖИ. Выход! 2:0 в пользу китайских братьев! Решите купить шубу жене — дешевле будет слетать за ней в Хабаровск — тот же Китай, тока «по-честному», заодно полакомитесь красной икрой на сэкономленные деньги 🙂 ))

МАТЕРИАЛЫ: «Кулер КРАЗ. «Автомобиль КрАЗ оказался для нас настоящим удовольствием. Большой, желтый, с открытым кузовом и «болотными» колесами (привод на 6 колес!), этот монстр гонял «и в хвост и в гриву». Он перевозил валежник на кухню, песок для украшения лагерных дорожек, наши тела на городской пляж и другие армейские ценности, например, нижнее белье в дивизионную прачечную. Лобовое стекло КрАЗа украшал пропуск из серии «куда угодно», поэтому эта машина пользовалась большим спросом у офицеров в лагере, а также уважением у охранников соседних частей. Инспекторы ГИБДД тоже не замедлили его.

Им управлял монстр Вова. Очень опытный, грамотный водитель, любивший вверенную ему со времен военной службы дизельную технику, не лишенный юмора и оптимизма.

На следующее рабочее утро Вова взял кухонную бригаду и опустошил ее на дрова — валежник, накопившийся за годы работы на танковом полигоне в виде деревьев, вырезанных из дробовых заготовок. Не знаю, может, не пустили Вову на полигон из-за стрельбы или по какой-то другой причине, но примерно через полчаса один из «умников» прибежал в гараж с сообщением от Вовы, что он «сидит». Кашель… «Посадить» болотный КрАЗ на шестиколесное шасси — это мы должны уметь, подумали мы, но решили пока ничего не сообщать заместителю по технической части. Безразличной рысью, стараясь не привлекать внимания, мы поспешили за курьером, так как он был уже недалеко.

Вова (в смысле — КРАЗ) сел на узкой лесной полянке, не дойдя до выхода с полянки всего метров сто. Я сел специально, потому что последние впадины, часть из которых Вова оговорил, на первый взгляд выглядели как танковый капонир. Капонир, почему-то полный кашицы, с консистенцией «что-то вроде крестьянской сметаны». С расстояния десяти метров была видна только верхняя часть кабины КрАЗа, на которой курил унылый Вова. Уровень «сметаны» был прямо на дне дверей, кабина не была затоплена — и это хорошо. Весь наряд деловито подбирал куски деревьев и веток по окрестностям, пытаясь запихнуть (утопить) их в область предполагаемых колес монстра. Ни ветки, ни деревья не хотели лезть в «сметану», а если и лезли, то тут же медленно всплывали.

«Вертолет придется вызывать», — мрачно пошутил Вова. Мы единодушно посоветовали ему плюнуть и поджечь машину. Дружная толпа, как могла, наводнила собранные стволы деревьев и ветки под колесами. Вова сбросил газ, подняв красиво журчащие волнорезы, но бревна не всплыли — видимо, они ушли в бездну, а КрАЗ даже не шелохнулся. Бойцы были расколоты на новые дрова. Вышел Вова, и на всякий случай пожарный сообщил нам, что под КрАЗом уже топится полная охапка дров для кухни, собранная во время поездки. Они его покурили, повторили эксперимент с затоплением дров (пропасть оказалась бездонной), утопили, сели думать.

— Им придется вызвать вертолет. Кто-нибудь в курсе темы, кстати, есть ли поблизости вертолетные части? — Вова начал разгибать свой, но был противно ворчлив и обиженно пошел в туалет.

Ничего более технологически продвинутого, чем вертолет, нам в голову больше не приходило, поэтому было решено пойти и доложить заместителю технического офицера. Я сам ходил. Как можно мягче, издалека и без прикрас, я начал рассказывать ему, какие шутки происходят с оборудованием, и через пять минут мы были возле ЦРБ с заместителем начальника по техническому оснащению. Пробормотав что-то всем нашим родственникам до седьмого колена, заместитель командира ушел, посоветовав нам ждать и не раскачивать лодку. Надо отдать должное — коммуникаций у нас более чем достаточно, а на горизонте маячит танковый полк. Пятнадцать минут спустя сквозь деревья было видно облако пыли, мчавшееся через поле к злополучной поляне. Через две минуты в облаке пыли был обнаружен тащивший Т-80 (кажется), из люка носителя торчала грязная голова, а из турели торчал еще какой-то воин. На лязг и нарастающий гул низко летящего танка все высыпали к краю поля, и он попытался развернуться спиной к поляне на полной скорости, не снижая скорости. Казалось, грязный водитель «Казбека» хотел загнать свое 50-тонное чудовище обратно на поляну. В движении, как каскадеры в кино, они загнали маленький автомобиль на парковку — между двумя другими машинами.

Не спрашивают. Поблескивая, как кожа ужаса под полуденным солнцем, гусеница вылезла из-под танка. По сути, это никого не сделало, и заложило основу для тяжелого молчания. Раненый танк также остановился. раздался голос из-за спин восторженно молчащих зрителей:

— Машин тоже испортил танк. Теперь уж точно без вертолета — пипетки.

Подумав, голос добавил:

— Была бы на службе, я бы уже губу намотал.

Вова продолжал лоббировать свое желание покатать Краз на вертолете, но у нас его уже не было, потому что всем и так все было ясно.

Голова из башни, которую заменил Казбек-механик, исчезла в танке, а затем просунулась в шлемофон. Продолжая вмешиваться в мат с координатами местонахождения танка, голова вызвала «техника». «Техника» позже оказалась близнецом Т-80, управляемым братом-близнецом первого танка. Это было либо умно, либо пшик, но он замедлялся заранее, позволяя командиру выпрыгнуть из брони, чтобы дистанционно, так сказать, управлять поворотом и дальнейшими действиями. Под руководством техкомандира она повернулась и поползла обратно на поляну, притормозив в десяти метрах от Краза. Вова бросил край (в толстую руку) со словами «Ты где-то там зацепился», затем Вова расправил орла на капоте и где-то в беспорядке за что-то там зацепился. Со словами «хоть бы от меня все мосты не развели», Вова залез в будку.

«Вы свалите его на скорости, но на самом деле не сворачивайте и не тормозите», — призывал командир танка.

«Ага, помнишь ведро?», — нервно проворчал Вова, выплюнул бычок и тут же прикурил следующую «Астру».

«Бампер, ты помнишь свое ведро», — ответил старший танка и махнул рукой в сторону Мехотера.

Мечводов поддал рычагами, трос натянулся, и танк начал проседать в землю. Краз был спасен, но не смог выбраться из грязи. Командир жестом показал Мехову, что можно дать больше, но медленно, без фанатизма. Привод перемещался с помощью рычагов, и танк начал поднимать свою переднюю часть. Вы видели, как ВВС стреляли, как синий кит выскочил из океана? Впечатляющее зрелище, не правда ли? Особенно если это медленная съемка. Вот нечто подобное, замедленная съемка и прямо на наших глазах. Не думаю, что сам командир часто смотрел на днище вверенного ему 50-тонного монстра, выпятив грудь на 30 градусов. Какие жесты своего командира с высоты пяти метров я видел, я не мог представить, но танк на несколько секунд стал медленно оседать вперед. Краз оказался слабым. Ну, или у него ничего не осталось в сметане.

Как позже утверждал Вова, «по выражениям ваших лиц можно было написать триптих «Помпея». Люди и ужас. » Танк, не преследуемый более, подошел к КРАЗу, не останавливаясь. Вова нарушил пожелания танкетки и все же нажал на тормоз, явно жалея о своей броне. Танк не был осторожен, он останавливался только по взмаху руки командира, в полевых условиях.

Пока народ осматривал Краза на наличие всех мостов и Вову на предмет невменяемости (он выглядел чуть белее простыни), мы с Комтанком говорили о расчете дела, то есть о помощи. Размер вокальной благодарности был разумным и стандартным. 1 пол-литровый бак. 2 бака — 1 литр. Это было нормально и по-мужски. Не «нагибаться» и не скромничать. Через пятнадцать-двадцать минут он был пуст в поле (механики, как оказалось, лечат танки быстрее, чем автомобилисты). Только куча грязи на краю поляны напоминала о непостоянном беспокойстве.

Что-то, но в Советской Армии всегда существовали человеческие, мужские отношения, особенно если кто-то попадал в беду или даже просто оплошал. Думаю, пилоты вертолетов простят нас за то, что в тот день мы не получили две поллитры.

Я начал дома ремонтировать розетку с тремя разъемами — начал ползать вокруг розетки. Делов на минуту — открутить болты на крышке, открыть разрывные болты — ну, мужчины знают, а девушкам это не нужно. Забавно, но я торопился и не выключил напряжение в розетке, чтобы не светить фонариком. Сын заметил это и не одобрил. В принципе, это правильно, хотя в обычных руках риск отсутствует. И теперь ему исполнилось ровно 11 лет для строгого мужского воспитания. Иногда я даю ему примеры из практики — что делать, если у него возникла проблема. Потому что если проблема действительно ужасна, готовность спасает положение. Тогда я загадал ему загадку, сидя с отверткой в розетке: «Что если обугленный труп твоего отца сейчас рухнет на пол, а на обоях вспыхнет пламя? Быстро». Честно говоря, я и сам немного ужаснулся, когда сказал это. И сын, не задумываясь, выдал длинную последовательность действий, абсолютно безупречную. Я сошла с ума — может, ему следовало научить меня. Оказалось, что в их школе предмет «безопасность жизнедеятельности» преподает какой-то энтузиаст. Бедные дети! Да благословит его Господь.

Я вспомнил в связи с этим историю о сне в синем одеяле. Я тоже смог это испытать. :-((

. В конце 80-х годов я проходил срочную службу в отдельной роте ПВО в городе-герое Кременчуге. Отдельная рота РТВ ПВО насчитывала 20 солдат, 8 прапорщиков, 3 офицера и несколько локаторов. Поскольку советская противовоздушная оборона была похожа на презерватив — я пользовался им один раз, и там хоть трава не расти — системы управления были установлены под землей, в кунгах и бункерах. Например, он сказал, что надо лететь — и написать прощальное письмо домой. В Америке, например, у RTV есть шанс упасть, потому что все на колесах.

. Главная задача демобилизации RTV — затащить местного заклинателя в кунг. Поэтому мы организовали роту из 4 дембелей, и незадолго до 9 мая пригласили местных дам выпить и совокупиться. Они пили из бутылок без наклеек, жидкость была синеватой и пахла алкоголем. Должен сказать, что в моей семье на алкоголь смотрели довольно сдержанно, и мой отец больше не пьет, даже по праздникам. Меня учили этому с детства, поэтому я всегда пью понемногу.

Жизнь иногда преподносит такие замечательные уроки. Несколько лет назад одна компания решила построить больницу на пустом участке рядом с домом. Все было как полагается — разрешение от города, план и общее собрание для всего района по поводу возражений. Я не был на собрании, и, очевидно, никто там не протестовал, потому что больница была построена. И, как и ожидалось, ночью включились сирены скорой помощи. Мне пришлось заменить двери и окна на звуконепроницаемые, чтобы уменьшить вой сирен. Где. Со временем эти сирены начали меня раздражать, причем довольно сильно. Как только я слышу одну, так невольно пролепетала «О. Все в порядке!» Это преамбула.

Источник: https://www.anekdotas.ru/anekdoty-pro-anekdoty-2

Top

Сайты партнеры: Сонник, толкователь снов | Блок о щенках и собаках | Погода в Санкт-Петербурге России Мире | Копирайтинг студия TEKT | Газобетон стеновой с захватом для рук