Анекдоты про артиллеристов

Сержант Абацкий спрашивает молодого пулеметчика: — Что ты будешь делать, если у тебя вылетит, то есть выстрелит слишком далеко? — Отведите пистолет назад.

Сержант Абацкий спрашивает молодого пулеметчика: — Что ты будешь делать, если у тебя вылетит, то есть выстрелит слишком далеко? — Отведите пистолет назад.

Менеджер по продажам уровня 99

У меня была возможность работать с удивительным человеком. В прошлом артиллерист, что сильно повлияло на его слух и манеру говорить, которая была визгом кабана с зажатыми в тиски яйцами. Но дело было не в этом.

Он устроился к нам на работу менеджером по продажам многоканальных телефонных систем, но быстро понял, что эта работа никогда не была прибыльной. После этого он активно занимался продажей систем кондиционирования воздуха, простых бытовых сплит-систем. Так получилось, что его обучил я, хотя даже первоклассника смог бы научить, продавать кондиционеры, если бы ему все нормально объяснили.

Так вот, этот парень был ужасно общительным, вместе с ним мы вскоре стали лидерами продаж в офисе. И вот апофеоз: мы зашли в крупную сеть продуктовых магазинов. Но они никак не могли пройти мимо цены, так как обычно не предлагали китайский шилл. Менеджер сетевого магазина стоял насмерть за каждый цент, за каждую копейку. И в какой-то момент нервы артиллериста не выдержали, и он сдался:

— Ну, Татьяна Петровна! Ну, если бы он не был женат, ну, мы бы решили этот вопрос по-другому.

Вы бы видели удивленное, счастливое лицо этой увядшей молодой женщины. Она растерянно хлопала ресницами и просила оставить контракт на рассмотрение. Одна фраза — и на фасадах магазинов крупной сети вскоре появились наружные светильники уважаемого японского бренда.

Мой учитель труда в 5-6 классах 22-й школы города Орла Григорий Иванович Внуков был добродушным человеком. Когда ввели новый предмет — начальную военную подготовку, Г.И. надел форму с черными бутоньерками артиллериста и погонами старшего лейтенанта и стал обучать нас основам боевого искусства. Потом мы узнали, что он был ветераном войны.

На торжественной службе скорой помощи 8 мая 1975 года директор предоставил ему слово, представив его как освободителя, освободившего Кенигсберг.

Григорий Иванович вышел, снял медаль и показал ее стоящим рядом студентам: «Читайте это не за освобождение, а за взятие Кенигсберга!».

«Дикий» лейтенант: главный кумир Фиделя Кастро и Че Гевары

В 1963 году в испаноязычных газетах было опубликовано интервью с лидером кубинской революции и одним из самых известных людей нашего времени Фиделем Кастро. Среди множества довольно традиционных и привычных вопросов выделялся один: «Кого из героев Второй мировой войны вы бы назвали своим кумиром?». Очевидно, журналисты хотели услышать имя кого-то известного, но командир был не так прост.

Образованный человек, он, как и легендарный Че Гевара, питал большую страсть к книгам. Однажды в его руки попала повесть Александра Бека «Волоколамское шоссе» о подвигах 8-й гвардейской дивизии Панфилова. Один из главных героев книги — теперь уже малоизвестный советский офицер из Казахстана Бауржан Момиш-Ули, которого он называет своим героем. Но чем же прославился этот герой из героев?

Статный и красивый молодой офицер за несколько лет до Великой Отечественной войны ушел служить в Красную Армию. За это время он успел подготовиться как артиллерийский офицер, участвовал в боях на Дальнем Востоке с японской армией, принимал участие в кампании в Бессарабии. После он отправился служить в Алма-Ату, где его и застала война.

Осенью 1941 года он попросился добровольцем на фронт, как раз в это время в городе формировалась 316-я стрелковая дивизия. Уже на этапе формирования предполагалось, что это подразделение будет одним из самых боеспособных — в него направлялись взрослые мужчины, имеющие представление о войне, все они были добровольцами. В части Момиш-Ули он был назначен командиром батальона.

Первое задание дивизии грозило стать последним — воинская часть была направлена на защиту подступов к Москве. Командование понимало, что наступающие части вермахта просто сметут 316-ю, но необходимо было удержать столицу, пока дальневосточные армии не смогут подойти вплотную. Дело осложнялось тем, что советское командование буквально запрещало изучать в армии оборонительные концепции, предполагая, что Красная Армия должна выигрывать наступательные операции на чужой территории. Приняв другую точку зрения, можно потерять свой пост.

Но Иван Васильевич Панфилов, которому довелось командовать 316-й дивизией, пошел на хитрость. Он разработал тактику ведения войны по спирали. По его словам, перед лицом численно превосходящего противника действовать обычными методами было самоубийственно. Таким образом, его дивизии пришлось удерживать фронт длиной более 40 километров, хотя по всем военным стандартам они могли оборонять только 12 километров. В такой ситуации любой концентрированный удар противника мог прорвать оборону. И тогда Панфилов предложил действовать следующим образом.

Подразделение не должно было организовывать целый оборонительный фронт. Вместо этого необходимо было ударить по движущейся колонне противника и после короткого боя отойти от наступающего врага. По пути, позади отступающей дивизии, были организованы небольшие засады и очаги сопротивления, чтобы заманить противника в сторону отступающей дивизии и замедлить его продвижение. Растеряв противника, дивизия резко изменила направление и повернула назад, чтобы снова нанести удар по главным силам. Такие изнурительные удары сильно растягивали силы противника, что значительно замедляло его продвижение. В результате, вопреки всем прогнозам, дивизия не только уцелела, но и героически погибла, за что была переименована в 8-ю гвардейскую Панфиловскую.

Следует отметить, что Панфилов только разработал теорию, но именно командир батальона Момиш-улли лучше всех воплотил ее в жизнь. Вступив в бой в середине октября 1941 года в качестве командира батальона, к ноябрю он уже руководил полком, хотя тот оставался «звездным». О важности его заслуг можно судить по тому, что оборонительная теория Панфилова получила название «спираль Момишули».

Генерал-полковник Эрих Гепнер командовал 4-й панцергруппой, и именно он столкнулся с тактикой молодого казаха. Во время наступления он писал в своих отчетах Гитлеру: «Дикая дивизия, которая сражается в нарушение всех уставов и правил боя, солдаты которой не сдаются в плен, крайне фанатичны и не боятся смерти».

Единственной дикостью Международной добровольческой дивизии было то, что они не знали о немецких планах. Вместо того чтобы героически погибнуть под гусеницами немецких танковых армад, полк Момиш-ули выбрал жизнь и победу.

О тактике «дикаря», о которой я сказал, можно судить по нескольким эпизодам. В первый же день своего пребывания на фронте лейтенант предложил командиру полка сформировать отряд из ста добровольцев и провести с ними ночной бой. Он взял с собой только самых опытных и ночью подкрался к одной из деревень, занятых врагом. Менее чем за час боя три сотни врагов были уничтожены.

Под началом старшего лейтенанта Деми полка мне довелось встретиться с «Мертвой головой» СС. Здесь ему снова пришлось сражаться с численно превосходящим противником. Он выбрал шесть деревень, занятых врагом. Двадцать отрядов, которые под покровом ночи были разделены на полки, последовательно атаковали все цели одновременно. Как только противник организовал оборону, отряд отошел, а через несколько минут другой отряд атаковал деревню с другой стороны. И такой ад творился во всех шести направлениях в течение нескольких часов. Известная дивизия с громким названием держалась изо всех сил, но было ясно, что основное продвижение советской армии сдерживается. Они не предполагали, что сражаются с потрепанным полком. За ночь потери Момыш-УА составили 157 бойцов; дивизия СС недосчиталась 1200 солдат.

Как видим, Стали придерживался тактики Александра Суворова — всегда удерживать инициативу в наступлении. Однако необходимо учитывать современные реалии. Панфиловцы не могли вести общее сражение. Разгромив одно немецкое подразделение, они разгромили еще несколько. ВЕРИ ВИЛЛИ неоднократно попадал в окружение, но каждый раз вырывался, сохраняя свой батальон, полк и дивизию в полной боевой готовности.

30-летний лейтенант в октябре 1941 года начал свою легендарную карьеру, воюя командиром батальона, через месяц уже командовал полком, в феврале возглавил родную дивизию, оставаясь старшим лейтенантом. Всего через несколько месяцев он получил выдающиеся звания полковника одно за другим. Затем он был представлен к званию Героя СССР, но последовал отказ.

Его своеобразный характер повлиял на задержки с наградами. Коллеги характеризовали его как веселого, жизнерадостного человека, который всегда говорил правду. Это стало причиной больших разногласий с властями.

Это вызвало довольно комичную ситуацию в будущем. По рассказам падчерицы Мамеш-ула, ее приемный отец редко использовал свои связи и влияние, но любил читать про себя газеты. Он узнал, как сильно эксплуатировал Фиделя Кастро и Че Гевару, и немедленно отправил им приглашение посетить страну. Кубинские гости, приехавшие с визитом в СССР, сразу же заявили, что хотели бы встретиться с легендарным «дикарем» казахом.

Власти начали договариваться о встрече. Но была загвоздка — многоквартирный дом, в котором жили легендарные панфиловцы, находился в ужасном состоянии. Местные власти сразу же предложили семье переехать в новую квартиру, но Момиш-Уди наотрез отказался. Он заявил, что ему не стыдно принимать гостей в таком доме, и если кто-то стыдится своего жилища, то пусть живет с ним.

После долгих переговоров все стороны пришли к компромиссу — дом героя был отремонтирован, и он поселился со своей семьей на время ремонта в отеле. Навестить команданте приехала целая делегация, оказалось, что Кастро практически не расставался с книгами мама-улы, но обсудить все темы за один короткий визит было невозможно, поэтому героя войны пригласили на ответный визит на Кубу. В 1963 году он смог выполнить это приглашение.

Встречу казахской легенды можно было сравнить только с торжествами в честь Юрия Гагарина. Кубинцы надеялись, что их кумир будет читать лекции по военному делу в течение месяца, но Момиш категорически отказался, сказав, что успеет за 10 дней, но не может задерживаться — его ждут курсанты. Герой вел курсы «выход из окружения без потерь» и «ведение ночных боев в наступлении» в военном училище.

Бауирджан Момиш-улли умер в 1982 году в возрасте 71 года. Звание Героя ему было присвоено только в 1990 году.

Всем здоровья и успехов. Это не моя история, но прочитать ее стоит.

1969 г. Таджикская семья живет в богатом кишлаке в Вахшской долине. И фамилия у них русская — Яковлевы. Трое их сыновей учатся в университетах Душанбе, и все трое — таджики. И все «Яковлевы». Маленькая русая девочка с черными глазами, таджичка, бегает по двору. Ее зовут Раиса. А фамилия — Яковлева. Что здесь есть? . Во время Великой Отечественной войны между двумя солдатами-артиллеристами — таджиком Абдусамадом Холмурадовым и русским Николаем Яковлевым — возникла крепкая солдатская дружба. Они воевали в одной артиллерийской части, делились до последнего, ели из одного котелка. Эти двое не раз спасали друг другу жизнь. Вместе они оплакивали военные неудачи, вместе радовались победам: война как война.

«Победим фашистов, поедем ко мне в Таджикистан», — сказал Абдусамад. Мы будем жить и работать вместе. Какие у нас сады, какие персики, какие поля хлопка! Я делю свой дом пополам. Мы выдадим тебя замуж за самую красивую девушку в нашей деревне. Он увидит, что ты силен, как Рустам, и пишешь стихи, как Рудаки, и первая красавица склонится перед тобой. Однажды, перед битвой, Николай сказал другу: — Знаешь, Абдусамад, если я погибну, то некому будет передать послание. Я был один на белом свете. Тогда Абдусамад ответил: «Зачем думать о смерти, давайте лучше жить». Пусть нацисты будут похоронены. На моей родине говорят: человек нежнее цветка, но и железо тверже. Ты и я должны жить, чтобы победить. Однако русскому человеку Николаю Яковлеву не суждено было дожить до светлого дня Победы. В августе 1943 года в бою у реки Мёз он геройски погиб. . Через некоторое время, во время короткого перерыва между боями, состоялось партийное собрание батареи. Парторг зачитал заявление: «В партийную организацию N-го гвардейского артиллерийского полка от наводчика Николая Яковлевича Яковлева. Я прошу вас вступить в ряды Коммунистической партии. Я не пожалею сил и жизни для окончательной победы над врагом. Николай Яковлев. Собрание было заморожено. Наступила тишина: «Как же так — все знают, что Николай Яковлев умер». И вдруг Абдусамад Холмурадов вышел вперед и сказал: «Я родился в Вахшской долине, в Таджикистане. Но теперь я Николай Яковлев. Он мой брат. Мы поклялись друг другу перед боем — имя павшего всегда будет носить его товарищ. В память о павших. В протоколе партийного собрания N-го гвардейского артиллерийского полка было записано: «Удовлетворить просьбу артиллериста Холмурадова, дать ему другое имя и фамилию». Он был единогласно принят в партию. Священная память о погибшем друге. Вместе с сыновьями Николай Яковлев пришел к вечному огню. 60-е годы.

Так на таджикской земле появился таджик с русским именем, коммунист Николай Яковлев. Дружба дороже богатства, говорят на его родине.

Имея возможность отдать долг своей стране, не сразу, а как бы в рассрочку, в нашей стране существует «резервная служба». Они собираются 3-4 раза в несколько месяцев, но обслуживание такое же, как и в комплекте. Последнее обвинение произошло в очень неподходящее время, как раз когда мы с другом занимались торговлей арматурой и на кредитные деньги закупили 80 тонн металла. В войсках не было такой секретности, но телефон было запрещено даже щупать, кроме как для звонков. Для продажи арматуры мне очень нужен был интернет, но где его взять? На нашей стороне таким местом была библиотека, где через очень древний компьютер можно было подключиться к миру. И вот, в первый же день с выдачей всего, что требуется солдату, я превышаю экватор и мчусь в библиотеку. Закрыто! Ну, что это такое, наступает второй день, я нахожу минутку и снова бросаюсь в мир знаний — опять закрыт! После обеда — та же история. О, вы, и у нас есть кредитная линия, кстати, с 60-дневным сроком оборачиваемости, и этот срок тоже недоступен!

Тем временем офицеры решили провести вечер вопросов и ответов в огромном актовом зале дивизии, где собрался весь личный состав, кажется, более тысячи новобранцев и резервистов. Ожидалось, что мудрый и опытный генерал тщательно изучит трудности и нужды солдат, чтобы облегчить их. Они начали собирать вопросы и предложения от солдат до командиров взводов, командиров рот и т.д. Наивно было полагать, что генерал будет решать, можно ли носить носки и не слепнуть с берета, но вопросов они собрали только в нашей роте более 50. И вот, огромная масса голов на голову, гораздо ниже подчиненного президиума, генерал принимает слово. «Рад, что у вновь прибывших нет вопросов, верная служба, будьте зоркими и бдительными, осваивайте военное дело». Хех, они не докладывали генералу списки вопросов. «Какие у вас есть вопросы?» Тишина. Могучая масса послушных людей, над которыми незримо возвышалась пирамида приказчиков, младших и старших офицеров. Но, черт возьми, как я могу продать арматуру? Встаю, думаю вслух: такой-то и такой-то взвод, такая-то рота. Тысячи глаз устремились со всех сторон, командиры нашей стороны выглядели особенно пронзительно. «Второй день не работает!» И шестеренки военной иерархии завертелись, наш командир полковник тут же вскочил: «Еще один генерал доложил чрезвычайно бодро и одновременно извинился, что в соседней части перенаправят книги в их библиотеку, пришлите библиотекаря на помощь!» Следующим в багажнике оказался командир соседней части, ну, по их словам, библиотекаря было не очень легко перемотать, библиотекарь нужен другой! Следующий был назначен руководителем всех библиотекарей отдела или что-то в этом роде. Генерал кивнул (а может, и не кивнул, зрение тогда было неважным), поставил задачу: «Чтобы библиотека работала завтра! А вам, товарищ солдат, разрешаю обратиться непосредственно к этой проблеме». Что ж, смешанное чувство стыда и успешного покорения казармы. Но полковник ждал нас на парадном плацу. Рэйвен, смирнааа. Фамилия мне знакома. Два шага за черту. «Трахать тебя в библиотеке?» Полковник — царь и Бог в подразделении, генерал — высоко и далеко, а вся служба трусливо подчиняется этому парню. Солдаты понимали это не хуже меня, и правильные ответы сыпались дождем даже от командира взвода, а я сам знал «книги читать!» — вот когда надо читать книги, а? «В свободное от занятий и службы время!». Я повторил намек сзади. Хорошо, бесплатно.

На следующий день я спешу в библиотеку до полудня, она закрыта, черт бы их побрал! Чуть позже приходит командир взвода, довольно молодой капитан: «Библиотека будет открыта либо в конце дня, либо завтра утром, полковник сказал, чтобы я дал вам пока что-нибудь почитать». В конце дня произошло чудо — очевидно! Я был там, кажется, первым посетителем, пожилым библиотекарем: «Так из-за вас я не могу спокойно завершить перерегистрацию по соседству?». Ну, нет, тетя, у меня большие планы по сотрудничеству с тобой, ты не можешь рисковать, «нет, нет, у меня просто закончилось». Позвольте мне посмотреть книги, о, Карл Маркс, Капитал, класс, я Вы также рекомендуете 600-страничную книгу артиллериста, который служил в вашей стране? Хорошо, давайте прочитаем. И позвольте мне выйти в интернет на 15 минут, пожалуйста.

Мне пришлось найти в интернете контакты 10-15 крупных строительных организаций, чтобы потом тайно позвонить им и поручить другу отправить наши предложения по факсу и электронной почте, если они заинтересуются. В итоге арматура была продана с прибылью.

Источник: https://www.anekdotas.ru/anekdoty-pro-artilleristov-3

Top

Сайты партнеры: Сонник, толкователь снов | Блок о щенках и собаках | Погода в Санкт-Петербурге России Мире | Копирайтинг студия TEKT | Газобетон стеновой с захватом для рук