Анекдоты про даунов

В метро довольно четко видны различные индивидуумы, имеющие отклонения в развитии. Под землей, без вредного солнца, в толпе — что еще нужно, чтобы потеряться.

Обычно обычные уроды начинают появляться при проходе через турникет. Большинство из них — женщины. Если хотите, можете посмотреть, как они вернутся в свою истинную форму, что мы и сделаем.

Итак, вы видите человека, который стоит у прохода через турникет и только после этого начинает искать бумажник, в котором вы еще не нашли проездной билет — смело вставайте рядом с ним: мы нашли того, кого ищем. Кроме того, пробраться все равно не удастся: в условиях, близких к естественным, обычный урод меняет свое телосложение, расставляет ноги, локти, начинает пыхтеть — в общем, делает все, чтобы никто не посмел проскочить мимо него во время всего обыска.

Часто можно увидеть забавную привычку опытных людей, которые уже не стремятся вникать в суть вещей, а смело кладут пакет на сканер. Затем мы видим длительное протирание турникета из-за неуверенности найти билет в сумке, а также слишком низкую мощность луча, который не справляется со сканированием через косметику, зеркала, перчатки и шарфы. Презентация довольно увлекательна — по крайней мере, для первого раза — но занимает немного больше времени, чем процесс ручного поиска.

Мы продолжаем двигаться. У входа на эскалатор мы немного опережаем фрика, так как ему приходится снова доставать билет, но теперь у нас есть пространство для маневра. Я стою на эскалаторе, держась правой стороны — человек может двигаться влево. Правда, это не очень помогает: урод отстает, но он настигает меня как раз перед тем, как я покидаю полосу — разумеется, в тот момент, когда я отхожу от правой стороны, чтобы встать на пол. По удару его подбородка о мою спину я понял, что обычный урод догнал меня. Кстати, их способность к таким маневрам меня всегда поражала: как бы они ни маскировались, даже самые осторожные особи прорываются в этот момент — возможно, в спешке, чувствуя близость спасительного подземелья. Homo sapiens обычно останавливаются перед концом спуска.

Затем наши пути на некоторое время разошлись. По привычке фрик проходит под запрещающим знаком, прокладывая себе путь через входящий поток. Но я иду вдоль своего потока, уничтожая по пути несколько родственников наблюдаемых, поднимающихся теперь через наш проход. Их упрямство, похоже, подпитывается каким-то первобытным инстинктом, который толкает их против людей. Инстинкт. Прыгай на эскалатор. Может, они так размножаются? Вот сколько их тогда появилось. Так что выкладывайте эти мысли!

Впереди мы видим уже знакомого нам урода, садящегося в машину. Это дает нам понять, что он не принадлежит к тому подвиду нелюдей, которые тупо смотрят, как поезда проходят один за другим, пока не увидят пустое место в одном из них. Это создает определенные трудности для прохода людей. К счастью, благодаря естественному торможению, фрик-даунов редко можно встретить вне платформ конечных станций — они просто стоят и ждут.

Мой чудак садится в полупустой вагон и, несмотря на то, что он был одним из первых, тут же разворачивается и стоит у выхода из вагона. Родственники уже ждут его, составляя заметную группу у двери. Становится ясно, что увиденное принадлежит к довольно распространенному типу чудаков. Удивительно, но они совершенно искренне пытаются обидеться, когда я объявляю забастовку.

Кстати, их возмущение может указывать на ошибочное предположение о способе размножения. Или они просто считают неприличным устраивать брачные игры в этом месте?

Отъехав в сторону и увидев свободное место, я сажусь. Сразу за мной передают довольно любопытную личность — урода Жоруки. Он почти неотличим от человека, появляясь только непосредственно в машине. Его можно понять по особому способу держаться за боковые перила сидений. Люди, как и другие виды уродов, обычно держатся за поручень на руках, расположенных в верхней части тела, обеспечивая тем самым более компактное положение стоя — по 2-3 человека. Попки, в силу физиологических особенностей, вынуждены придерживаться совершенно другого места, что весьма неудобно при большом количестве людей в вагоне. Еще одним следствием их уродливой физиологии является строение ног. Из-за своего необычного строения заднеприводный урод должен стоять, вытянув нижние конечности поперек входа в вагон. По этой причине их ноги иногда страдают. Это происходит — от меня.

В этот раз мне повезло — людей было мало. Еще больше повезло, что я столкнулся с частым чудаком традиционной ориентации — это более редкий подвид. Как и в любом современном обществе, педики встречаются среди фриков. Они наиболее распространены среди уродов Жопоруки, что обеспечивает им определенный комфорт. Другие педики-фрики маскируются под Джопоруки, становясь почти неотличимыми от них. Это самый скрытный вид, их можно назначить сидеть только в определенном месте, а именно на боковом парапете: закрепленные стандартным для окурков способом, Pidor Freaks начинают с силой тереться о ваше сдавшееся им плечо.

Но пришло время прощаться с этими удивительными созданиями — мы прибыли на нашу станцию. Закончив Dabble Strike, выходим на платформу, проходим через перекресток, одновременно применяя несколько уродов и поднимаемся наверх, оставив имущество подземным тварям.

Но это ненадолго: скоро мы вернемся тем же путем.

Немного времени в аэропортах, иногда играя на iPhone в free-to-play игру Frutoninja — там летают всевозможные фрукты, а вы, как настоящий самурай, нарезаете их своим мечом. А теперь игрушка заявила, что ей нужно обновление. Очевидно, подумал я, что в данный момент они будут просить бабушек. Почему бы не дать несколько сотен рублей — разработчики тоже хотят кушать. Я не ошибся. Но я не оценил мастерство эффективных менеджеров. На самом деле меня интересовала одна вещь — стойки для прыжков. Авторы превратили ответ на этот простой вопрос в увлекательный квест — я получил коммерческое предложение на 83 (!) страницы. Цена, я полагаю, находится на последней странице, и увидеть ее сразу невозможно — нужно пролистать все 83. Кроме того, совершенно нечитаемый, самый мелкий шрифт. Если весь остальной текст увеличивает движение пары пальцев, то тот, который от увеличения, тщательно оберегается. Но кнопка «Принять предложение» в основном видна. Здесь, в таком мире падений, «Ударьте, мой господин, надеюсь, вы не обидитесь!». А американцы живут — я сам проверял, мне удалось там поработать.

Я читал новости о том, как Эрдоган в Турции повязал Гюлен Кандера, расстрелял его охрану, в общем, сделал всю подноготную с Майданом, и сам не заметил, как вспомнил историю прошлого своей армии.

Тот, кто в армии придумал «детский стишок», молчит. Кто-то сказал, что сам царь Петр, но наш бригадир выпытал их у прапорщика Иванова и сказал, что только мудаки могут придумать — дать пушки и послать полк дебилов против полета Даунинга. Но генерал, фамилию которого я не помню, не согласился с ним, и поэтому военные учения проводились в нашей дивизии два раза в год. Полковой полк, где офицеры скрывали свое командирское мастерство, а солдатам предоставлялась законная возможность ускользнуть из хозяйственных помещений и с парадного плаца, и, конечно, по возможности не проходить мимо орудия.

Сейчас я уже дважды участвовал в таких играх и более-менее начал что-то в них понимать. Каждый раз мне нравилась обычная частота. Но на этот раз с самого начала все пошло не так. Во-первых, роль разведчика-сеньора по отношению к Лоту, выполняемая в присутствии полка, перешла к нашему отделу. Это были второй и третий. Так же лаконично и, возможно, почесывая затылок, он подвел итог нашей компании — «Все поплыли, трахнутые ослы». Осел был нашим политическим офицером. В смысле фамилии у него были носители. У него уже была походка Буратино для всех наших косяков, потому что ходить на спор было очень неудобно.

Они дали нашему отделению два цинка холостых патронов и трех офицеров: двух из нашего полка и советника. Они отправились за «языком», чтобы выяснить, где в окрестных лесах находится штаб «синих». Собственно, в этом и заключался секрет аспиранта, ведь они всегда находились в одном и том же месте — на острове, окруженном болотами. И это был весь юмор. Достать их было невозможно. Без вертолета. Да, и с вертолетом это было невозможно, потому что вертолеты были в «синем» полку, а в нашем их не было.

Блестящий план наших офицеров был прост, как и во все предыдущие годы. Следуя их плану, мы должны расположиться у болот и ожидать, что обезумевший солдат из соседнего полка вскарабкается и доставит его в наш штаб. Откуда должен был взяться этот солдат Вагуса и какого черта он потерялся в этом непроходимом болоте, потомки Суворова молчали.

Идея была лишь наполовину продумана. В том смысле, что пока наша группа заходила в лес, натягивала и сушила обувь, офицеры ходили советоваться. И судя по найденным позже знакам, они консультировались на минном поле. Что и было отмечено офицером управления штаба учений в звании капитана — оба офицера были убиты, после чего группа действовала самостоятельно. Офицеры с укором посмотрели на нашу группу и, покраснев, направились в сторону ближайшей дороги.

Хорошо, когда нет командиров. Рядовой Мамбетов сразу же предложил проехать в СЭЛПО, но команда назначила офицера управления, он вытеснил эту мысль и предложил забрать. Когда солдат не знает, что делать, он ест, а поскольку он часто не уверен в своих действиях, ему нужно много еды. Как правило, мы обживались только тогда, когда съедали весь запас тушенки, выданный за два дня.

Первым, кто почувствовал, что что-то не так, был консультант. С восклицанием «Я» он напал на ближайший куст. Судя по звукам, доносившимся из кустов, тушенка была из кубиков. Солдат непритязателен, обычные жизненные проблемы, поэтому мы скромно поступили проще и открыли вентиль, как положено по Уставу. В ряд, прямо на берегу лягушачьего рая. Через полчаса к нам подошел бледный офицер: «Я все передал в медицинское отделение, и вы предоставлены сами себе».

Тогда мы были самими собой. Любой непоследовательный враг, держащий нос, может найти нас после пробуждения. Рагу, как вы узнали, было отравлено врагами. Но никто не собирался возвращаться в казармы честного закона еще два дня.

К вечеру нам становилось намного лучше, то ли от запаха березы, то ли от бутылки водки, притащенной простым Мамбетовым с ближайшего хутора, а может, и двух. Жизнь становилась лучше. Они вспомнили, что неподалеку есть деревня, а в миле от нее — чудесный яблоневый сад. Где на бирже в прошлом году они ездили на дачу командира соседнего полка работать в кротах. Пока люди из его полка ремонтировали наш флот.

Никого не нужно было убеждать дважды. Детский сад получился небольшим — 20 гектаров. Посреди этого фруктового рая стоял полковник из цитадели красного кирпича, пропитанной слезами дембельских аккордов.

Дальше я помню, как в тумане отчетливо чувствовался удушливый запах спелых яблок. Сегодня у меня нет ответов на многие вопросы. Почему Серёга, призванный в армию на третьем курсе факультета английской литературы филологического факультета, взял на службу в кустах пьяного местного охранника и почему он пытается говорить с ним и его собакой по-английски. Почему мы пытались разбудить охранника выстрелами и почему мы затащили его тело в Кол. От того, где кетчуп был в кармане охранника и почему он пролился.

Но, похоже, у семьи были ответы, за которыми они успешно наблюдали с обеденных упражнений в кругу семьи. Семья полковника, за обеденным столом на веранде, понимала все буквально — англичане в москве убили гвардейцев и теперь будут пытать всех. Полковник национального меньшинства, отмечавший какое-то событие в кругу семьи, совершил попытку самоубийства, съев бутерброд с икрой. Но он был накачан, «Бисель» кричал мамбети и бил полковника по спине. Помню, переводил Серегин бред и в результате потребовал вертолет и карты.

Под угрозой расстрела полковник позвонил в свой штаб и приказал прислать вертолет и открытки. В нашей армии не принято через пятнадцать минут снова просить двух командиров, не уточняя, какие карты нужны, лично принесенные карты с учений и еще какие-то явно неправильные, на которые «тайно» намекал Гриф.

Утром мы сдали всех полученных и какого-то неизвестного пьяного майора в наш штаб. Почему офицер был пьян, а я оказался с нами в кузове грузовика с яблоками, я не помню. Так честно объяснить, что мы все написали. Даже рядовой Мамбетов, который получил 15 суток отпуска за грамотное выполнение боевого задания.

Источник: https://www.anekdotas.ru/anekdoty-pro-daunov-2

Top

Сайты партнеры: Сонник, толкователь снов | Блок о щенках и собаках | Погода в Санкт-Петербурге России Мире | Копирайтинг студия TEKT | Газобетон стеновой с захватом для рук