Анекдоты про дела

— О, ничего себе! Ты тащишь пять сумок, Софи! А что ты купил на Привозе? Двадцать килограммов — не твое дело!

  • Обсудить
  • Поделиться

— Умеете ли вы варить борщ, дорогая невестка? — Я могу! Что нужно, чтобы сделать его вкусным? А как же?! — А чтобы свекровь не испортила то, что под рукой!

  • Обсудить
  • Поделиться

— Какая у вас профессия — хинолог? — Не твоя гребаная работа.

  • Обсудить
  • Поделиться

Рейтинг одобрения Путина достиг 90%. Если так пойдет и дальше, то скоро мы узнаем имена всех, кто был против.

  • Обсудить
  • Поделиться

— Соломон Маркович, как дела у вашего сына в школе? — Уже лучше. Но все еще ходит на родительские собрания под вымышленным именем.

  • Обсудить
  • Поделиться

Как дела в школе, сынок? — спрашивает папа Вовочка. — Я не разговариваю с отцом-неудачником.

  • Обсудить
  • Поделиться

«Привет, Белочка, как дела?» «Еще хуже, чем ты выглядишь, Софочка.

  • Обсудить
  • Поделиться

Если я встаю посреди ночи, значит, меня кто-то разбудил, если кто-то разбудил меня в это время, значит, дело срочное. Так что, кошка, я тебя понимаю!

  • Обсудить
  • Поделиться

Когда я учился в школе, я думал: «Вот эти дураки со мной в одном классе!». Потом я повзрослел, стал смотреть на жизнь шире и понял, что материя не ограничивается одним классом.

  • Обсудить
  • Поделиться

— Ну, как ты в школе? — Плохо. Учитель все время спрашивает и спрашивает. Он не должен ничего знать…

  • Обсудить
  • Поделиться

— Какая на хрен разница, какие сиськи?! Главное, чтобы она умела готовить хороший борщ! — Я умею готовить борщ! — Я тоже умею! — Ну, черт возьми! Если это так, покажите свои сиськи. Мне придется выбирать.

  • Обсудить
  • Поделиться

Женщина жалуется психиатру: — Доктор, мой муж болен. — И как это проявляется? — Он пьет кофе каждое утро. Я не вижу в этом ничего плохого. Я, например, тоже пью кофе каждое утро. — Дело в том, что он пьет кофе из белой фарфоровой чашки. — А что, если я тоже пью кофе из белой фарфоровой чашки? — Дело в том, что после того, как он выпьет кофе, он съедает чашку. Осталась только ручка. Да, это действительно странно. Однако перо — самое вкусное.

  • Обсудить
  • Поделиться

Обидно, когда вы берете в руки новенький iPhone, а ваши друзья думают: «Накачался». Никто не знает, что вы взяли его в кредит, и все вот-вот …

  • Обсудить
  • Поделиться

Армия — дело сугубо добровольное: хочешь — иди, не хочешь — тебя возьмут.

  • Обсудить
  • Поделиться

Житель Санкт-Петербурга, делясь своими впечатлениями о путешествии куда-либо, наверняка сначала скажет: «О, мне так повезло с погодой!».

Анекдот про дела

(По мобильному телефону) — Привет, как дела? — Извините, я очень занят, не могу говорить. — Что ты делаешь? Я выполняю свой женский долг. — Так ты не замужем! — А я выполняю чужой.

Встречаются два друга. Почему ты такой грустный? У меня болит зуб! Так что идите к стоматологу! Да, я их боюсь! Тогда идите на вокзал, почистите зубы и садитесь в поезд. Поезд трогается, и все в порядке! Через несколько дней они снова встречаются: ну, как дела? Как состояние зуба? Опустите молоток! Шесть зубов?! Нет! Садитесь в вагоны! И мой масон вырубил всех подчиненных!

Утром я заглянул в кабинет Вадима, генерального продюсера, но Вадик, не глядя на меня, исказил страдальческое лицо, чтобы я не мешал ему, как будто я отвлекаю хирурга, который делает операцию самому себе. Хотя он просто сидел на столе и громко кричал в блютуз — «Окно — вперед! Стена назад! Дверь — вперед! Больше вперед!

Я решил, что он отвечает за настройку декора по телефону, пожал плечами и вышел из офиса.

После обеда крики из кабинета Вадима только усилились — «Стена! Стена! Ты меня слышишь!? СТЕНА — Назад! Как вы его впустили? Ну, твоя мать! Извините, сосредоточьтесь, начните сначала…».

А к вечеру они услышали — «Самый-самый передовой! Дверь вперед! Дно — назад! Живот вернулся! Все. Здесь должно быть все. Все!? Все правда!? Ура. Мама, я люблю тебя! Ладно, давай, Охрип уже с тобой, и так весь день дурак. Всех целую, папе привет!»

Чувствуя, что мне очень интересно, я заглянул в кабинет. Удовлетворенный Вадим бросил кубик киблы в коробку для стола, дрожащей зажигалкой расправил сигарету и сказал:

-X-u-u-u-o-o-OO-OO-OO-OO-OO-OO-OU, я не курил весь день. Кто хорошо сделан? Я в порядке! И, кстати, я громко кричал?

— Да, как будто он командует тушить пожар в тупой школе. И что произошло?

— Да, в общем, дрянь, если вы меня поняли, но это мама.

Затем он рассказал свою историю с красками, лицами и нелепыми деталями, но я упрощу ее до низкого сухого остатка:

Бабушка и дедушка нашего генерального продюсера Вадима живут в трех тысячах километров от Москвы, в небольшой деревне у реки Чулыма. Недавно отец бросил все дела мастера, пристрастился к самогону, лежал на диване и безуспешно пытался собрать кубик Рубика. Мама, увидев его и отца, вдруг поставила маме ультиматум — «Раз уж ты здесь такая умная, то собери мой кубик сама». Будете собирать, даю слово офицера — брошу пить сразу и в этот день буду держать свет в подвале».

А отец Вадима, если обещал, сделает это, у него бывший командир танкового полка…

— Здравствуйте! Как дела? — Нет ничего, что могло бы вас порадовать. — Как? Все ли хорошо?

Муж уехал в командировку. Жена звонит мужу рано утром: — привет дорогой, как дела? Я очень скучаю по тебе — Привет, любимый, я тоже скучаю по тебе, очень скучаю за тебя. «Почему ты говоришь шепотом?».

— Здравствуйте, как поживаете? — Здравствуйте, у меня работа, приходится вставать в 7 утра, непривычно и не высыпаюсь. -Имя, ты привыкнешь, знаешь, как говорил Достоевский: «Ко всему привыкает подлец» -Почему я подлец? — Не знаю, Достоевский так говорил.

Так получилось, что недолго (месяц) он был клерком в учебке штаба полка. И за это время он даже успел побывать на вершине человеческих судеб.

Вот как это было. Педант, посыльный Ханкишиев ушел в отпуск и в учебке остались только его начальник капитан (Гуринг немного) и я, Салаг еще. А утром «Красный!», такси, развод, свисток, едем в штаб.

Капитана все еще нет. Пользуясь моментом, я вытаскиваю личное дело командира роты. Нам нужно встретиться! И он оказывается детдомовцем — его родители умерли. Гоша. Я слышу шаги в коридоре и поспешно расставляю дела компании по местам.

Входит начальник учения, раздевается: — А, вы уже здесь. Здравствуйте. «Желаю вам крепкого здоровья, товарищ капитан!» — Нампик в отпуске… Вчера личные дела новых сержантов прислали нам. Возьмите сейф и посмотрите, в каких компаниях не хватает сержантов.

И он ушел на завтрак. Это поворот, перед сортировкой подач был задействован посыльный. Есть вещи, смотри. Прислали двух опытных старших сержантов из батальона Иркутска, одного из Казани и двух самых молодых, сразу после обучения.

Сразу же созрел план действий. В родной 6-й роте кормили два деда сержант-майорских должностей, один из них и мою кровь пил помногу. Лучше убрать старшин из Иркутска в 1-й батальон — подальше.

Возвращается с завтрака сытый и довольный капитан: — Ну, а что с сержантами, смотрели? — Да, сэр. 6-я рота является короткой в составе 1-го батальона. — Почему вы сидите? Сделайте заказ, кто куда, вспомните, как это делал Ханкишиев.

Примерно через неделю я возвращаюсь вечером из штаба в казарму. Мой отряд, под командованием нового молодого младшего сержанта Шпаковского, только что закончил плановую чистку оружия и сидит в курилке, что-то попискивая. Я подошел, а там Шпаковский травит анекдоты один за другим — он оказался из Одессы.

Я тоже сел. На ходу он сказал мне: — Угостите меня сигаретой, клерк. Какие новости в штаб-квартире? — Почему, говорят, в нашей роте было много молодых сержантов. Сейчас, наверное, один из этих иркутских зверей приедет к нам, и вас переведут в 1-й.

В курительной комнате стояла жуткая тишина. Спаковский даже забыл зажечь сигарету. Наш дедушка Гриццо первым почувствовал ситуацию: — Слушай, Адам, не шути так. — Ну, вы травите анекдоты, а я внесла пять копеек. Вы светите, мы своего не отдадим.

А Шпаковский говорит: — Ну, тогда послушай, как я играл в массовке «Асси». Служба продолжалась как обычно.

Песня на известную музыку Танича, человека и корабля.

Жил-был замечательный крокодил. Однажды он переплыл реку. Но он был не один в реке. Там он встретил табун кобыл.

(Хор). Только зеленый, но не удачно.

Крокодил встретил свинью. И свинья была не одна. Вместе с ним была заслуженная свинья. Он не спешил отдавать свои гроши.

Он перекрасился в крокодила. Он считал, что зеленый цвет — это красиво, но есть и другие цвета. Я посинел, и все в таком духе.

Говорят, что вам не повезло, когда мимо проплывает голубая река, но пока все наоборот. Синему просто не везет.

Крокодил даже не ест его, и весь мир тоже к нему недоброжелателен. Бегемот не выдерживает и проплывает еще милю.

Говорят, что вам не повезло, когда мимо проплывает голубая река, но пока все наоборот. Синему просто не везет.

Он превратил себя в крокодила. Синий цвет тоже был не очень красивым, но есть и другие цвета. Он покраснел, и все в таком духе.

Говорят, вам не везет, Когда красный крокодил к нам пришел, Но пока все наоборот. Только красный, но не повезло.

Коммунисты этого не хотят, а художники за это не горят. Он пошел в детский сад и спросил у мальчиков. — «Озеленись!» — сказали они ему.

Я встретил крокодиловый пароход. Корабль — это не бегемот. На корабле толпы девушек. — Привет, зеленый!» — кричат они.

И вот крокодил сделал это. Представьте, что он гамадрянин, Он поднялся на палубу и выпил шартрез, И показал девушкам стриптиз (А девушки танцевали полонез).

И с тех пор он плавает и плавает, Ну, а пароход с ним. Он идет вдоль реки, неважно куда, все равно все куда-то придет.

Каким-то образом судьба свела Дениску с албанцем Валмиром. Очень добросовестный человек, инженер, про таких говорят — он мухи не обидит, носит очки, поэтому: спокойный, рассудительный, порядочный. Ну, как судьба свела их вместе — они просто одновременно иммигрировали, вместе пробивались через местные барьеры, одновременно поднимались на руководящие должности и как-то так получилось, что в процессе Дениска оказался в долгу перед ним. Нет, не деньгами, просто он очень помог Деннису, история там была отдельная (я ее как-нибудь напишу). В общем, поблагодарил Дениску Вальмира и сказал — если, что — обращайся, буду сволочью — не забуду и т.д. Потом они как-то разбежались, Дениска переехал в другой город, ну, в общем, жизнь продолжается — Денис стал забывать про долги… И вот однажды в пятницу вечером — звонок

— Здравствуйте, — говорит он. Как ты? Ты хочешь пойти на охоту? Мне просто нужен был Деннис прямо завтра утром, я сразу понял, что что-то случилось, но, как говорится, друг в беде — это друг. Вот он и говорит — дела хорошо, как у тебя дочь (у дочери была врожденная патология почки, тогда они готовились к операции). Валмир Дениска, в ответ — да, все отлично, приезжайте завтра утром, часам к 8, за технику не беспокойтесь, я все подвезу.

Ну что ж, было сказано — на следующее утро Дениска встал к пяти часам, взял на себя управление рыболовством (для отмазки, что вроде бы рыбалка, ну что за блин охота — здесь сезон не открывался, а животные в городе, где живет Валмир — только в зоопарке) и отправился в Валмир. Он подъезжает к своему дому — как договаривались, а Валмир Дениска уже ждет на пороге, говорит — садись в машину. И машина не Валмиры, всегда облизывавшейся на Мерседес, а какой-то побитый Holden Commodore, вроде того броневика, о котором говорил Ленин, год выпуска не виден, стекла действительно черные (это из «Дороги снова закон»). Деннис посмотрел на этот вопрос, проглотил полный рот слюны, и так все это вернулось к нему в 90-е годы, накатывающей ностальгией. Дениска садится в машину и разгорается. На задних сиденьях сидят три огромных островитянина — зеландцы, фиджийцы или гавайцы (они очень похожи, кто знает). Самые маленькие весят не менее 150 фунтов, и у каждого в руках охотничье ружье.

Валмир, явно чувствуя Денисино напряжение, спросил «Ты обещал, что поможешь, если не передумаешь?». Дениск как-то неуверенно кивнул, но потом только покачал головой, не собираясь стрелять в людей. — Ты что, — искренне удивился Валмир, — неужели ты мог подумать, что я попрошу тебя стрелять в людей? И пробормотал что-то еще, по-албански. Дениск спросил его, о чем он говорит, но Валмир не ответил. Дениска не много успокоился, он «достал» свой пистолет и машина тронулась. Надо сказать, что было видно, что Валмир не часто водит машину с ручным управлением, так как он часто буксовал, а потом вообще останавливался и не просто останавливался, а даже отрывался, причем в очень людном месте. Он вышел из машины, что-то там покрутил, и не волнуйтесь, говорят, сейчас поедем. И действительно, не успели они одолеть и «укусить» больше половины до сотни гонщиков, как Валмир буквально влетел в машину и съехал почти с третьей передачи. На этот раз он вел машину еще больше сбоку, не заглох и не сломался, но разгонялся на голой скорости, а потом затормозил на половине разрешенной. Сирены сзади начали перерастать в ровный вой, смешиваясь с отборными ругательствами. И тут Валмир повел себя довольно странно: разогнавшись перед светофором, он вдруг затормозил, да так резко, что машина перевернулась.

Дениска даже ругнуться не успел, вагон тряхнуло так, будто в них влетел поезд. Деннис отстегнул ремень безопасности и вылез из машины, слегка ошарашенный, как только смог, но опоздал. А Валмир и три брата уже вышли из машины — и бросились на помощь пострадавшим. Мотоциклист оказался угнанным, надо сказать, что в стране, где живет Деннис, мотоциклисты — это отдельная силовая структура, их боятся и уважают. Они крутые: ездят группами, носят стильные, почти эдакие шлемы с черепами, решают проблемы путем возврата денег и выселения нежелательных жителей, в общем, что-то вроде рабовладельческого ада. Так, здесь и здесь были 3-4 «человека в черном» с мотоциклами наперевес, которые почему-то не спешили помочь пострадавшему товарищу.

Да, и спутники Денниса вели себя крайне странно. Все братья продолжали держать пистолеты в руках, практически направив их на «поверженного демона». А Валмир каким-то образом оказался с клюшкой для гольфа в руках, которой он с разбегу «выстрелил» байкеру по шлему, затем наклонился и, как бы тщательно прицеливаясь, зарядил сначала по одному колену, потом по другому. Потом, не торопясь, Валмир и его спутники сели обратно в машину, и Валмир обратился к Дениске, который все еще тупо стоял: «Ну что, едешь? Деннис сел в машину, и она бросилась бежать. На этот раз Валмир вел его за рулем как родного, и очень скоро они выехали из города. Валмир выгрузил братьев из фургона, припаркованного на пустой стоянке, вручил одному из них тонкую пачку 50-долларовых купюр, перевязанную резинкой, и забрал у них оружие. Затем они пересели в «Мерседес» Валмира, припаркованный неподалеку. На ней Валмир подвозил Денниса к своему дому, где Деннис садился в машину, Валмир садился с ним и рассказывал эту историю

— Прости, Деннис, что втянула тебя во все это, но у меня не было выбора. Как вы знаете, у моей дочери проблемы с почками, в общем, об этом узнали в школе, потому что ей приходится довольно часто ходить в туалет. Дети, как вы знаете, могут быть очень жестокими, и сначала они начали дразнить ее, потом издеваться, и в процессе один из мальчиков бросил в нее бутылку с камнями — целясь в ее больную почку. Я «полетела» к директору — они сказали, отдайте мне этого мальчика, и это лучше, чем его родители. А родитель оказался одним из очень «уважаемых» в нашем городе байкеров. Так этот урод, прямо там, в кабинете директора, сказал мне — я, мол, знаю о проблемах со здоровьем вашей дочери, она якобы должна заботиться о себе, иначе, мол, не ровен час на велосипеде наедет, обе ноги сломает и полиция не найдет плохих парней.

— «Меня трясло от злости», — продолжал Валмир, когда он это сказал, но он заставил себя продолжать, извинился за то, что устроил ссору, но сказал, что поведение его мальчика было неправильным, и он должен поговорить с ним. А несколько дней назад дочь рассказала, что сначала возобновились «гонения» на нее, мальчик сказал, чтобы она больше не ходила к учительнице, иначе его отец поговорит с ней.

Ну, сегодня я, чисто с вами, поехал на охоту и, конечно, по совпадению этот мотоциклист тоже ездил сегодня на свой «пионерский слет» с друзьями. А еще я «случайно» сломался прямо перед его домом и починил машину как раз в тот момент, когда все уезжали на «митинг». Ну, тогда вы сами знаете, какая у них иерархия: он ехал впереди, а его «подчиненные» — чуть сзади. А когда я не справлялся с управлением, каждый раз, когда я снижал скорость до положенной, он начинал нервничать за мной, прижимался, пытался обогнать, выразительно бил по подставам. Я ждал следующего желтого света, ускорялся, чтобы как-то успеть, и когда убедился, что он набирает скорость быстрее меня, резко остановился, включив передачу, тормоз и ручной тормоз. Ну, остальное вы видели, так что охоту, увы, пришлось отложить на этот раз, видно, не судьба.

И кроме того, когда Дениска выруливал из подъезда Валмира, он спросил Валмира, что я бормотал себе под нос, когда говорил, что не собираюсь стрелять в людей? — Да, я сказал, что нельзя стрелять в людей, но что за удовольствие в этих людях? Они животные, а не люди.

Прошло почти тридцать лет. Точно, я даже не помню, с чего я хотел начать пельмени. Какие-то поляки с партией «вареных» пиджаков, к тому же деньги надо было платить вперед и в конце всего гешефта надо было принести шикарную тройку-шарп-мечту детства и не помню еще какие-нибудь Детали. Пельмень в то время был респектабельным маленьким львовским жуликом, каждый вечер торчал под «Интуристом», отец — директор мебельного магазина, вот и все, что я знал о пельменях. Но для серьезного вопроса этой информации было явно недостаточно (все-таки три кассеты Sharp) и я обратился за справкой о детстве моего друга — Валеры. Валера тоже был мелким жуликом из Львова, поэтому он должен быть в курсе. Он выслушал мой вопрос, скорчил гримасу и ответил:

— какие пельмени сейчас дышат, я не знаю, врать не буду, я с ним уже год, я просто расскажу вам все свои хитрости, а дальше решайте сами. Справиться с этим или нет. Примерно год назад пельмени позвонили мне и попросили прыгнуть на краковский базар, мол, там что-то есть. Кроме меня, там был Толик (как и маленький Крушев Львов в конце 80-х. Прим. авт.) Пельмень и говорит: «Ты, Валера, я слышал, попал в легкую аварию?» — Да, обе двери хорошо бы поменять на левые, они не открываются. Но я не собираюсь искать его любым способом, я езжу так. И что? — Не торопитесь, я сейчас все объясню. А ты, Толик, помнится, хотел перевести его «пять» в «семь»? — И то, что я уже все выяснил. Ты, Валера, подсел на молодежь, которая угоняет машины, ладно, так и быть, договорись, чтобы они угоняли побольше, а мы распределим на троих. У вас есть двери, фракция — капот, решетка радиатора, сиденье, панель, задние фонари, все прочее, а у меня — мотор и колеса. На прошлой неделе у меня накрылся двигатель.

Это была неплохая идея, и к вечеру я «обзавелся» необходимой молодежью. Они стали ждать. Через неделю «отроки» взяли почти новую «семерку» и спрятали ее где-то в глухом лесу, теперь уже за Бриховичами. Бабушке отвезли ребенка, всего пятьсот рублей. Я тут же заплатил свое и с хорошими новостями помчался к Толику с Пельменом. Толик был в восторге, а Пельмень как-то сразу потерял интерес к нашему делу, сказал, что ему обещали двигатель подвезти, поэтому без него. Толик молодец, не срезал, а сразу влез в долю, хотя бы три «полмили» конечно было бы приятнее разогнать. Ну, да — это была ерунда. На следующий день, в пять утра, мы вдвоем укротили себя в лесу, нашли машину в указанном месте и к вечеру выторговали то, что им было нужно. Мы с Толяном, конечно, будучи немного злодеями, но не до конца законченными, пожалели машину и вечером вызвали ментов из автомата, который есть там и сям, в лесу там и сям есть одна брошенная «семечка», принять меры. Почему добро и ржавчина исчезают на годы? По крайней мере, позвольте ему вернуться к своему владельцу.

Прошел месяц, я уже ломилась в новые двери, Толик переделывал «пятерку» в «семерку», как вдруг, одним прекрасным утром, ко мне домой приходит человек с портфелем и говорит: — Здравствуйте, Валерий, я буду краток. Я адвокат известного Пельмена, он сейчас находится в тюрьме по вашему общему делу. Дело в том, что когда вы угнали машину, Пельмен только делал вид, что ему все равно, а он, поросенок, утром пошел за вами двумя, узнал, где спрятана машина, и на следующий день пошел снимать двигатель, но в лесу его ждала полицейская засада. Итак, мы со следователем хотим представить дело так, как будто мой клиент просто шел по лесу с лебедкой и набором гаечных ключей и случайно прошел мимо угнанного и брошенного автомобиля, но затем был «по ошибке» задержан сотрудниками полиции. Одна загвоздка: «шпион» хотел за раскрытие дела ровно 1 000 рублей, и это еще божественно. Пельмен уполномочил меня сказать вам, что лучше разделить эту сумму на троих, иначе он предаст вас обоих, и тогда никто не придумает денег, вы сядете все трое. Доверьтесь моему опыту. Так что же я должен передать Пельмену? — Передайте ему привет и скажите, что это нехорошие приятели.

А к вечеру к нам с Толиком заявились менты и сразу попытались нас «разнять». Но мы были полностью готовы: — Я в глаза не видел угнанных машин, я с детства не был в лесу, но, конечно, я знаю Пельмени. Месяц назад он продал мне дефицитные автозапчасти по спекулятивной цене. Кто бы мог подумать, что Пельмен окажется хитрым угонщиком автомобилей и полностью разложившимся элементом на теле мускулистого советского общества? Так-то оно так, но мы с Толяном стояли на своем и не расходились в показаниях. Так мы остались без работы, хотя все запчасти от нашей украденной «семерки» были конфискованы в пользу потерпевшего. Но с другой стороны, Пелмену пришлось отстегнуть десять «газонокосилок», чтобы его отпустили, и это только для следователя, плюс еще неизвестно, сколько было жертв. Так что думайте сами — стоит ли доверять Пельменю? Я бы, наверное, не стал…

Навеяно этим: http://www.anekdot.ru/id/797048/ Это было в 1996 году, на открытии первого ресторана «Планета Голливуд» в России. Собралось много людей, ради этого даже перекрыли Красную Пресню. Все ждали, что знаменитости будут соответствовать этому названию. В толпе постоянно ходили слухи, что приедет Мадонна, приедет Бритни и т.д. В общем, губы кривили на сам Московский зоопарк. И вот шоу началось. Они по очереди играли на сцене. Надежда Бабкина. Влад Сташевский. Аркадий Укупник и другие. Среди зрителей — ощущение полной безнадежности, они обращают внимание на артистов постольку поскольку. Ведущий (в роли Валдиса Пельша), увидев такой поворот, попытался компенсировать шум. «Люди!» — крикнул он. «А теперь!» Все навострили уши. «Эти выйдут на сцену», — все с интересом повернулись к сцене, — «Кого вы ждали». — Выражение заинтересованности сменилось надеждой. «Встреча!» — всеобщее ожидание чего-то хорошего. «Идолы миллионов.»-«полное лицо!»-«IVANUS INTERNATIONAL». . Я давно не видел такого промаха. Казалось, что вся область была накормлена мылом одновременно. Выходят «Иванушки», кричат нескольким сопровождающим «привет, ребята, как дела, зажигаем» и начинают «зажигать». В мертвой тишине. На лицах людей — отражение той же пустоты, что и в душе. Все, как во время зомби-апокалипсиса, просто стоят и молча смотрят на происходящее. Первая песня закончилась, вторая доходит до того, что все должны писаться кипятком от счастья — но все равно никакой реакции. Один из Иванушек, не понимая, что происходит, делает последнюю отчаянную попытку привести толпу в движение. Перед последним припевом он выдает что-то вроде — «Люди, я не вижу ваших рук! Покажи мне свои руки!!!». Я никогда не видел такого единодушия. Не говоря ни слова, не глядя друг на друга, в едином порыве вся площадь показала характерный жест в сторону сцены с вытянутым средним пальцем и так замерла. Мальчики быстро подыграли, сократили расходы и освободили место для следующего «кумира миллионов». Все вокруг меня улыбались, хлопали себя по плечу и начали медленно расходиться по своим делам. Из тех, кого ждали, ближе к ночи прибыл Железный Арни. 5 минут торговли лицами и уплыли.

Наша деревня удивительная. Хотя нет. Сама деревня обычная — дома как дома, люди милые. Там Серёга замечательно стоит рядом с лестницей, например… А я иду с площади, с автобуса. Или если идти по линии от площади к деревне, то сначала идет грузовик Mercedes с прицепом. За грузовиком — Серёга, за Серёгой — столб, за столбом — дерево, за деревом — магазин На углу.

«На углу» — так называется фильм. В нашей деревне магазин на углу называется «На углу», а магазины на площади — «На площади». На случай, если вы запутались.

Мерседес, Серёга, кол. И велосипед на столбе. Серега пришел в магазин велосипедов. Я сразу же удивился. Я бы пришел пешком. В нашей деревне мужчины водят только машины. Они могут ходить к соседям. Если через дом. А если два — то уже на машине. Через дорогу тоже. Это больше, чем два дома. А в магазин — либо на машине, либо можно послать жену. На мотороллере или четырехколесном велосипеде.

Поэтому я был удивлен. Грузовик, столб и сержант с велосипедом. Серёга, как только увидел меня, сразу же бросился бежать. Он неловко улыбается и пытается прикрыть мотоцикл. Не совсем удачно, надо сказать. Небольшой велосипед из-за Серёги всё ещё выпирает. Немного. Серёга, он такого размера, что помещается в двойные двери боком. А когда новая модель садится в мою личную шишигу, то мне не хватает места рядом. Там можно посадить только Сашу. Друг Серегин. Саша. И родственник еще — они женаты на сестрах. Саша такой же маленький, как Серега большой. Странно, что его не видно. Обычно они всегда совершают ошибку, когда спят вместе.

«Привет, — говорю, — Серёга, как у тебя с покупками в смысле пива?».

Угадать пиво совсем несложно. Ну, не за хлебом же, человек в пятницу вечером встает в «Угловой магазин»? За хлебом лучше идти на площадь, там хлеб вкуснее, все это знают.

«Круто, сосед, — Серега аккуратно делает это так, чтобы прикрыть мотоцикл от меня, — с пивом все в порядке». Кругом бутылка? Я не могу уйти далеко. Держите его здесь. Пиво там. И я здесь. И я никак не могу выбраться отсюда. Ублюдок уйдет. Принесите хотя бы бутылку, пожалуйста, умоляю вас. Я хочу выпить. Я буду охранять лестницу в течение часа в самый разгар дьявола.

Он принес ему пиво. Сначала нужно напоить человека, а потом спросить, какой ублюдок может вырваться на свободу. Хотя было бы лучше, если бы этот ублюдок сбежал. Это ясно каждому, кто хотя бы раз видел Серёгу.

Серёга налил себе пива из бутылки и потянулся за другой. Затем я посмотрел на мотоцикл. Такой красивый китайский — это потрясающе. С кучей передач и переключателей. Только рама была слегка погнута. И есть что-то необычное в раме этого велосипеда. Во-первых, посмотрите — рама как рама. А с другой стороны, что-то в этом кадре не так. Вызывает что-то в кадре. В дополнение к тому, что она немного погнута в порядке. Как будто он врезался в столб.

И когда Серега допил третью бутылку, чтобы я мог открыть четвертую и предложить, вот тогда я все понял с рамкой. Она парила на шесте. То есть столб, каким он был, пророс сквозь него на все семь метров. Или даже восемь.

Столп там был ни к селу, ни к городу — столп. В прямом смысле этого слова. К нашему поселку протянули новую воздушную линию электропередач, протянули тридцать лет назад, и поставили этот столб. Не столб, конечно, не бетон на бетоне — воздушный крест. И когда они начали тянуть провода, они поняли, что дополнительный столб — это что-то. Кто-то перепутал чертежи. Потом они хотели повесить на него фонарь, чтобы не стоять без дела, но то ли забыли, то ли фонари закончились. Таким образом, линия из города идет в деревню, а столб находится прямо рядом с городом или поселком.

Я смотрю на раму. И столб. А Серёга за мой счёт.

— Я заметил, — так робко, — да? Такие дела, сосед. Теперь охраняйте этого нечеловека. У него есть шутки. И я перегнулся через раму. Я не сразу заметил, что заканчиваю пост. И потянул. Не очень хороший, иначе я бы его полностью сломал. Охранник здесь.

— Кого вы охраняете? — спрашиваю я, хотя сам уже присматриваюсь к Саше. Без него ничего не получится. Как в анекдоте про хитрую красную рожу в лесу — вообще без вариантов.

«Ты не смотришь, — замечает Серега, на что я поворачиваю голову туда-сюда, — ты смотришь вверх». Сидит эта сволочь. Зритель непристойный.

И я посмотрел. Пока не ходит. Солнце светило ему в глаза. А потом он посмотрел. Сашка. Он сидит на самом верху опоры и машет нам ручкой. Не очень-то размахивал руками. Он боится, что его собьют с ног.

«Привет, Саша», — говорю я. Что еще вы можете здесь сказать? Хотя, возможно, вы захотите пошуршать, и действительно, захотите, но Серёгино лицо, кажется, исчезло на мне. Постепенно. Не то чтобы она совсем исчезла, но сильно ослабла. До слез. Который исходит от меня и течет тремя потоками. Возможно, от солнца.

«Слушай, сосед, — Серёга не видит моих слёз от солнца, — я у тебя в сарае гвозди видел». Для квадратных опор. Вы можете принести? Я буду благодарен веку. Ну, я пытался стукнуть этого ублюдка палкой. Перевернутый паразит. И я залезаю на крышу магазина, и Фируз ругается. Обведите гвозди, а?

— Не уходи, нет, нет, это Саша сверху мне — как, по-твоему, я сюда попал, Пентюхов? — И это точно не я, а Серега. Может быть. Серега стал лучше от этого. И тогда их обоих придется держать под столбом. Вместе мы обязательно придумаем, как снять всех кукушек со столбов.

«Пентею, да, — соглашается Серёга, — спустишься как-нибудь, колонна в морду». Посмотрим, — это точно Саша, — представляешь, сосед, плачу фирюзой за пиво, у меня нет чая, вижу в окно, что кто-то выбирает на велосипеде, я выбежал, даже пиво забыл, а тут этот гад. Он также видел, как я взбегал по лестнице. Руки яростно сортируют — чистая обезьяна. Я не успела сделать и шага, как он уже был у меня над головой. И вот он сидит, пейзаж вроде бы испорчен — это я сейчас. Не нужно говорить Саше, он и так в курсе того, что произошло. Может быть.

Какая-то безнадежная ситуация. И Сашу жалко. Переговоры должны быть организованы. Серега, конечно, не убьет его до конца, они дружат с младенчества, не в первый раз это происходит. Но он сам может быть возбужден столбом, и тогда он точно не будет собирать кости.

«Саша, — спрашиваю я, пресмыкаясь, — ты сам придумал этот грязный трюк с велосипедом, или кто подсказал?» Следите за согнутой рамой.

«Конечно, — говорит Саша сверху, — я видел по телевизору, никто не предлагал». Тут американцы подогнали в супермаркете Aut o-item и поставили велосипед на фонарь. Не было никаких автостраниц, я брал гвозди в вашем сарае.

«Понимаешь, — говорю, — Серёня, это всё с американцами». А Саша, наверное, не знал, что это твой мотоцикл. Так что, в конце концов, Саша? Не знал? — Конечно, я не знал. — Саша сразу оживился, он был ловким, — он совсем не знал. Какой дурак на велосипеде в магазине застрянет, если там будет машина? Серегу здесь не вспомнишь, если не увидишь.

— Телевизор, говорите? — Серега так допытывается, что и он не дурак, Саша знает Сашу с его фокусами сто лет, — будет тебе телевизор. Давай. Я не буду много бить. Если вы ремонтируете мотоцикл.

— Тогда отойдите немного назад, — этого не будет, но Саша все равно боится.

— Давай, Серион, спустимся, — это уже как посредник. Почти. Ногти еще на Саше — я принес хороший коньяк, «голубая лента» называется.

Хороший коньяк. Виски тоже ничего, а потом еще что-то мексиканское. Ночью пошел домой. Похоже, что в конце концов они помирились. Однако утром я вышел за ворота на шум, и они снова спорили. Должен ли Саша ремонтировать велосипед или не должен, потому что кто-то привязал на ночь ее телескопическую машину?

Я смотрел, да. Не сама антенна. Антенна Саши висела на дюймовых трубках. Четыре меберо-дюймовые трубки. 4 шт. Между ними резьбовые соединители были присоединены к стене сарая с помощью хомутов, вгрызающихся в нижнюю трубу. Так вот, кто-то ночью аккуратно открутил второе колено этой трубы, завязал узел и прикрутил все обратно. Получилось кривовато, но красиво. И телевизор, главное, не удосужились посмотреть. Кабель остался цел.

Нет, хорошо, я полностью согласен с этими некоторыми. Люди в нашей деревне замечательные, а весь вред — от телевизора. Ну, он.

Как тебя зовут?

Мои родители собрались у входа. Как говорил папа, они сближаются только в шинелях. Они прошли войну, родились дети, построили дом, немного подросли и решили к матери своей — (Курск Корнеевский район, село Толпино) поехать. Старейшины остались на ферме и взяли меня с собой. Мать, тогда считал я, подростком ушла из семьи на свои хлеба. Не быть обузой. Она была голодна. Потом война, замужество, Украина (ее мечта), дети. Оказалось, что больше 25 лет не был дома. Остановилась на своем брате Иване. Я помню избу, зиму, холод, гоген, животных в коридоре, греющихся вместе со всеми. И мы, дети, играющие в прятки в течение 5-8 лет. «Блаженны», так они, сказал Курск. — Мы будем похоронены, а вы нас ищете!» Так они объяснили правила игры в прятки и поиски. Название «Break» было связано со словом «похороны, погребение», и я до сих пор не знал его значения.

Итак. Конечно: за приезд, за Россию, за победу, за Родину (большую и малую), все дела. А когда все гости разошлись и мой отец и брат матери Ивана остались одни, Иван решил познакомиться с Батей поближе. Я хорошо запомнил этот диалог. Вот что происходит с детьми — что-то кажется незначительным, но ты помнишь всю жизнь.

— Как вас зовут? — Я спросил своего батю Ивана, наверное, в десятый раз. Иван прошел всю войну в полковой разведке. Я поднял языки, снял охранника, серьезного человека. Может быть, я так думаю, и я присутствовал на допросах по поводу языка.

— Как вас зовут? — Илюша — каждый раз отвечал Батя.

Разговор велся медленно. Все долго спали или делали вид, что спали, мужчины пили стаканами, закусывали огурцом и черным хлебом с салом, вспоминали случаи с войны. Иногда они отключались, засыпали прямо за столом. Неизменно разговор возобновлялся с вопроса:

— Как тебя зовут?

Это, как я бы сказал сейчас, было сродни грамму радиоприемника, который был закопан в месте, где количество оборотов измеряется частотой и количеством пьянок. В принципе, они никому не мешают. По меркам деревни, он вел себя культурно, но мать решила вмешаться. (Вывихнуть иглу игрока).

— Илья, имя Илюша, что Ваня здесь непонятно? (Может быть, она просто обиделась на мужа, что он больше не может говорить). Иван бросил мутный взгляд, посмотрел на сестру и пробормотал:

— Я никогда не слышал такого имени.

Он повторил несколько раз, по-своему жуя свое имя, покачал головой, ударил Бату по плечу:

— Алеша! Ты должен был сказать это с самого начала!

Потом мы ездили на санях под гармошку по деревням, где жили родственники моей мамы, встречались с бывшими подружками этой девочки Кати. Все они были удивлены, не узнавали, радовались и смеялись. Потом мы уехали к себе «на Украину», как принято говорить там. Получив письмо из России, мать вечером села за стол, вскрыла конверт, выбросила все вещи и села слушать. Это было событие. На двух тетрадях был длинный список: кто передавал приветы. Новости продолжались. Например: у кого какая корова, какое потомство, какое несчастье с кем случилось, кто умер из друзей. Все было как обычно. Но каждый раз каждое новое письмо начиналось следующим образом:

— Добрый день или вечер Катя и Алиша! * * * * * *

Когда мы отдыхали на популярном курорте Таиланда, он очень удивился и вырос, как местные жители догадались, что мы русские. В первые же секунды после попадания в поле их зрения нам крикнули: «Привет! Как ты?» Или «Приезжайте в НЙАМ!» Или «Эй, давай купим» или другие фразы на русском языке. Сначала я была уверена, что вопрос во внешнем виде, и экспериментировала со стилями — от вечернего платья с каблуками до повседневных джинсов с кроссовками. Тогда она заподозрила, что они слышат нашу речь. И только в последний день я опомнился и предложил нашей компании идти и улыбаться во все 32 без причины. И что вы думаете? Здравствуйте, добро пожаловать! Пожалуйста, входите!

— Привет, как дела? — Отлично! Я делаю второй миллион! — И что теперь?! — Ну, с первым, увы, ничего не получилось!

Всем привет! Пишу первый раз, так что не судите строго))) История обычно выглядит следующим образом. В нашем дворе жил человек — две руки, две ноги, голова. Парень был как человек, ни на кого особенного не похож, просто любил приврать, вернее, рассказывал такие небылицы, было бы кому из адвокатов передать другим наверам. «Нельзя приукрасить другую историю — испортишь хорошую историю», но это был провал. Затем он из Жигулей «Пенни» несколько раз врезался в стену на скорости, пролетев мимо себя и автомобиля. Затем на вертолете Ми-2 «Мертвая петля» сделал это. Он превратился в автомобиль и несколько сотен метров проехал на крыше с разлетающимися искрами, а затем автомобиль стал похож на кабриолет. В общем, все знали, что он лжет, и он знал, что все знают, но не бросил любимое дело. Вот одна из историй более подробно: сидим мы как-то на скамейке тихим летним вечером, семечки грызем, разговариваем. В те времена, для пользования таксофонами, сзади нужна была карточка с магнитной полосой (сейчас она выглядит как чип, как на кредитных картах, но не суть…) Подходит к нашей компании «сказка» и рассказывает другую историю. Кто-то сказал ему, что если «пустую» карту положить на некоторое время в морозилку, то на ней появляются дополнительные деньги. Более того, по его словам, он так и сказал, дескать, я вчера в морозилке, утром достаю, а она на нем лежит. Позвоню в телефон-автомат, вставлю карточку, а на ней уже дюжина. По дороге, говорит он, она, наверное, нагревается. И тут товарищ по компании задает ему вопрос — «А откуда ты знаешь, что на нем была двадцатка, когда ты достал его из морозилки?» «Занавеска следующая, все по ссылке. Потом живот долго смеялся. И мы до сих пор помним эту историю в старой компании.

-Привет, Сирил! -Привет, метод. -Почему ты не одет вовремя? Почему шуба из овчины, если говорить о милосердии? -Что делать, это случилось. Здравствуйте. -В конце концов, мне все равно, не имеет значения, сейчас вы с поздравлениями или нет. Давай, напечатай еще раз с тобой. Ты выйдешь сюда? Ждешь ли ты себя? Здравствуйте.

Февраль 2016 года Грязно, мрачно. Я безработный уже три месяца. А работы пока нет и не предвидится. Настроение не очень хорошее. Звонок с неизвестного номера, наглый голос радостно щебечет: «Алло, алло, старик! Это Александр такой-то и такой-то, мы говорили с вами год назад, о финансовых инвестициях, конечно, вы помните. Сейчас самое время инвестировать свои деньги! Ну, как вы там, как вы в целом? Я отвечаю: «Работы нет, компания распалась, мы в семье едва сводим концы с концами, сейчас ищем сиделку для дедушки — и не знаем, как будем платить». Поэтому я не собираюсь вкладывать деньги через вашу контору. «Почему?» — «Потому что у нас мало денег. Допустим, я сейчас заложу квартиру, как вы советуете, возьму кредит, дам вам эти деньги в пользование, но что я скажу своей жене — кстати, как зовут вашу жену? «Неважно» «Да, просто скажи ей — Дорогая, у меня теперь новая профессия, я стал крутым продавцом!» «Не дразни меня, пожалуйста…» «Я не понимаю, отношения плохие, что ты сказала?» «УЙДИ ОТ МЕНЯ, СУКА. » «О, я понял. Почему вы не могли объяснить сразу?» (и повесил трубку).

Настоящие ужасы приходят в нашу жизнь каждый день

Я помню один забавный случай. Будучи молодыми и провокационными молодыми профессионалами, мы решили напиться с нашими бывшими одноклассниками. Первая зарплата и все такое. Я просто хотел общества милых дам, которые, по мнению любой дамы, а не разбитной наркоманки, остепенились бы.

Мы изъездили Минск вдоль и поперек на старом втором гольфе. Из трех молодых людей только водитель был грустным и печальным. Мы со вторым мальчиком уже начали совсем задираться, но как еще гусар может расправиться с молодыми дамами. Водитель в этом случае был очень нервным, грубым и во всех отношениях угрюмым.

На следующем светофоре с ярко-красной надписью «не пугаться» я задумчиво прикурил сигарету. Зазвонил мобильный телефон, и я начала разговаривать со своей школьной подругой. В какой-то момент нервный водитель решил «пошутить» и своими манипуляциями выбил сигарету из моих рук так, что она фактически вылетела из воротника. В общем, я так и думал. У меня все равно не было связной натуры, и я не лез за словом в карман, поэтому с ужасными непристойными криками я выронил мобильник и начал искать сигарету.

Найдено. Он не попал мне в воротник. Закончил курить. И мы едем дальше по заснеженному Минску. Под ногами опять грохочет, сотовый телефон епсел! О, снова школьный друг! И с подозрительным намеком в голосе мой друг спросил:

— Лия, все в порядке?

Я был удивлен таким нелепым вопросом. И тогда я содрогнулся… Лучший смех — это смех, который доводит человека до обильных слез. Мои спутники, конечно, не понимали причин истерии. Хотя вывод напрашивался сам собой. Итак, вы позвонили другу/подруге: «Привет, как дела» и все такое. Они мило отвечают вам «Привет», а потом начинается рев, напоминание о необходимости спаривания, вы слышите, как падает телефон и раздаются короткие гудки… Воображение рисует, как минимум, приступ мании. До сих пор нет звонка.

В данном случае весь инцидент вызвал лишь взрывной смех среди всех участников действа. В целом, курение вредно, даже ради создания информационного повода.

Из разговора российских летчиков в Сирии… — Здравствуйте! Как вы сегодня, ведь только что была разбомблена штаб-квартира ИГИЛ. — Главный? — Нет… Вы должны лететь к главному на другом континенте…

— Здравствуйте, как поживаете? Да, я уезжаю в отпуск. — С женой или в отпуске?

Мне повезло, потому что я нашел дядю Гришу на первом курсе института. Так что он сократил меня на все пять лет и сократил до «ровной прозрачности» — это его крылатая фраза. Он сейчас жив? В конце концов, прошло двадцать пять лет. Тогда ему было около семидесяти. Сам он маленький, худенький, подвижный, из породы вечных мальчишек. Этот «мальчик» прополз всю войну на брюхе: от родного Ленинграда и до самого Рейхстага. Однажды я спросил:

— Дядя Гриша, а помогло ли тебе там, на фронте, твое парикмахерское ремесло? — Да, Боже мой. Представьте себе — с рассвета до темноты вы тянете свою противотанковую «дуру» или роете окоп через камни. И что, ночью вместо сна кого-то другого резать? Но вы не можете отказаться, вы обидите своих товарищей. Нет, извини, как-нибудь без меня. Кстати, после больницы я попала в новую компанию и там встретила дурака с моим парикмахером. Здесь его довели до нищенского состояния — ни днем, ни ночью он не ронял ножниц. Как только я его увидел, сразу сказал: если ты кому-нибудь скажешь, что я тоже парикмахер, я убью…

Дядя Гриша всегда был светлым, веселым и спокойным и по каждому поводу давал жизнеутверждающие советы. Так что на самом деле я пришел к нему не только за половиной коробки, но и за порцией хорошего настроения.

— Привет, дядя Гриша, как дела? — О, привет, школьник, ты вырос как мамонт. Присаживайтесь. Мои поступки плохи для меня, но хороши для вас. — Вот так? — Плохо то, что меня вчера продуло на футбольной игре, теперь я кашляю и чихаю, но хорошо, что у меня из носа все время капает отличное средство для укладки волос.

Дядя Гриша однажды рассказал мне историю своего феерического профессионального дебюта:

— Расскажу о своей главной учительнице в жизни — Галине Борисовне, она была для меня как мама. Без нее я бы вообще не справился. Она была хорошей женщиной. Жаль, что она не пережила блокировку.

Это было перед самой войной, я только что закончил курсы, и меня отправили работать в маленькую парикмахерскую на Васильевском. И вот наступил мой первый самостоятельный рабочий день. Менеджер показала мне место и ушла в свой кабинет. Конечно, я ужасно нервничала, но не показывала этого. Я сижу и жду. Наконец-то вошел мой первый клиент, солидный мужчина лет пятидесяти. Я усаживаю его в кресло, все как положено. Я спрашиваю:

— Как бы вы хотели подстричься? — Подстригите волосы: не спереди, а сзади оставьте их длиннее. И не торопитесь, но смотрите, чтобы все было чисто. — Извините, вы, наверное, ошиблись. Может быть, передняя часть длиннее, а задняя нет? — Парень, не обманывай меня, я же говорил, что спереди нет, а сзади длиннее! Давайте все начнем, у меня нет времени с вами спорить!»То есть, вы хотите сказать — спереди нет, а сзади подлиннее? — Да хватит уже! — Но так или иначе это произойдет. Странно. — Ты шутишь!? Ничего странного! Прекрасно. Режь, как я говорю, и не выдумывай! Сколько можно говорить впустую?

Делать нечего, отрезал заказчику, как он просил, — передней части нет, а заднюю я оставил как есть. Он и так не был особенно красив, но с моей безумной прической все было именно так. С такой стрижкой в те времена человек долго не ходил по улице, его сразу же доставляли туда, куда нужно. Я весь затрясся от страха, обрызгал покупателя одеколоном, и все — говорю, пройдите, пожалуйста, к кассиру.

Он посмотрел на себя в зеркало и как закричит: — Что вы наделали, паразиты?! Вы с ума сошли? Да, вы меня совсем сломали! Менеджер! Позвоните менеджеру!

Другие парикмахеры смотрят и просто хихикают. Вышла менеджер — Галина Борисовна, клиент прямо кричит нецензурные слова, угрожает милицией. Я уже поняла, что мне не суждено стать парикмахером, это не мое. Я взял куртку и боком направился к выходу. А менеджер вдруг положила руку на голову клиента, и он тут же замолчал. Она строго посмотрела на меня, как снежная королева смотрит на дерьмо, и сказала:

— Слабый ты Гриша, слабый. Прежде всего, запомните: никогда не надо слушать клиента и следовать его примеру, а надо залезть ему в голову и выяснить — что ему больше подойдет и понравится? А во-вторых, никогда не сдавайтесь. Только подумайте, они накричали на бедного парня, и что? Прямо в кусты? Будьте терпеливы и улыбайтесь. Научитесь исправлять свои ошибки, а не бежать от них. И кстати, он подстригся ровно, видно, что старался, браво, думаю, мы сработаемся. О, и ты сделал его уродом… ха-ха. Ну, вы понимаете? — Понятно, Галина Борисовна, но как это можно исправить? — Тебе повезло, Гришенька, что твой первый клиент — мой младший брат. В начале лета он всегда стрижется под ноль и одновременно служит наглядным пособием для начинающих. Можете ли вы использовать машину? Ну, давай…

Лена была очень маленького роста. И она привыкла, что мужчины относятся к ней снисходительно, покровительственно, по-отечески игриво. Как кукла, как развлечение. И она так устроилась в жизни. Все изменилось во время ее жизни с мужем во Владивостоке.

Муж, Игорь, был лейтенантом на военном корабле. С корабля на берег он сходил редко, в предвоенные годы режим службы был строгим.

Однажды Лена шла по главной улице, медленно покачиваясь на каблуках, рассматривая редкие бедные витрины магазинов. И… она почти наткнулась на витрину с изображением морского офицера, капитана третьего ранга (более высокого ранга, чем ее муж). Он был редким для моряка, к тому же мелким, очень мелким.

Лена смотрела ему в глаза, механически кокетливо улыбалась, освобождалась от его прикосновений: он поддерживал ее, почти подталкивал. Лена увидела, что он недавно пережил: взгляд озабоченный, внутренний, с тяжестью на плечах. На его плечах, как стали говорить позже в офицерских ротах.

Но он прищурился на Лену, не как все мужчины — ищуще, задумчиво, сквозь грусть. — Девушка, вы торопитесь? — Он спросил. — Нет, я не тороплюсь, я иду пешком, — ответила Лена, улыбаясь. ‘Но я замужем…’, — сказала она и смутилась, пряча глаза за наклоненной головой и приглаживая волосы. — Я просто немного вас подгоняю», — сказал офицер и, наконец, отчаянно встал, став почти выше Лены на каблуках.

И теперь они шли вместе, глядя друг на друга, выбирая места на тротуаре посуше, поровнее, иногда касаясь плечами. Лена чувствовала, что офицер хочет узнать ее получше, но боится нарушить начавшееся единение их мыслей и походки.

Вдруг из открытой двери пельменной потянуло едой, и Лена инстинктивно притормозила. — Пойдем? Мужчина схватил ее за руку, легко и уверенно, просто и надежно. Как мужчина. Они ели почти молча. Мы посмотрели друг на друга. Затем он сказал: «Я разбил свой корабль три дня назад. В мусорном баке. — Есть раненые. Они могут посадить меня. Или стрелять.

Лену захлестнула океанская ледяная волна ужаса. Его глаза: спокойные, жесткие, провальные и r один. Они только что познакомились. У них может быть что-то. Она поняла, что у него давно не было жены. — Женат? — Убежал от нее. — Нет. Она встала, он за ней, и они ушли. — Теперь мы поедем навестить мою девушку. Она не замужем и кроме меня никого на флоте не знает — у Лены все было мгновенно и надолго. «И они ничего вам не сделают, адмирал!» Вы хотите, вы можете стать адмиралом? Она с первых минут почувствовала в нем большого человека, верила в него и любила его даже тогда, когда он стал авианосцем. И она всегда называла его: мой адмирал! …………………………………………………… … Через несколько лет адмирала (он был еще капитаном второго ранга) перевели на Черное море, а Игоря, мужа Лены, естественно, — в Ленинград. Игорь и Лена со второго года супружеской жизни жили дружно, то есть почти никак. По рассказам подруг Ленина — жен морских офицеров, он также был во многих семьях. Длительные морские путешествия, перебои с едой, бессонные вахты мужей, намокание на берегу — быстро приводили семьи либо к разводу, либо к «дружеским» отношениям.

Лена встречалась с адмиралом несколько раз до войны во время поездок на юг, даже когда вышла замуж. Он всегда говорил, что только благодаря ее вере в него, после трагедии на корабле, он смог подняться и продолжить службу.

А потом была война. Они с Игорем в блокадном Ленинграде. Она всегда страдала, что у нее нет детей, а теперь радовалась: дети в Ленинграде, даже при большом офицерском пайке, не выживали совсем. Почти в самом конце блокады ее давняя подруга Таня, воевавшая в пехоте на Пулковских высотах, принесла ей живой комочек: ребенка, родившегося недоношенным, под разрывами снарядов, смертельно раненную подругу Лильку.

Лена в смертельном испуге за малыша, чужого, но который тут же подошел, обрушилась на Игоря с мольбами — надо и это, и молоко, молоко! А что такое молоко в блокадном Ленинграде? Через знакомых девушек в штабе Лена дала сбивчивую телеграмму адмиралу (он уже был настоящим адмиралом). Без надежды на ответ. Но прошла неделя, и два моряка в черных пальто, мрачные и замерзшие, поставили на их двери две большие коробки. Сгущенного молока, масла, крупы и макарон хватало до снятия блокады и даже больше. Мальчик начал расти. Он был назван в честь своего отца, который умер в тот же день, что и его мать.

Война была закончена. Прошли годы. Своих детей у Лены и Игоря не было. Это мучило Лену. Она договорилась с подругой, что та позаботится о Борнке на несколько недель, и покинула Юг, где все еще служил адмирал. Потом снова и снова. А потом родилась Анечка. Игорь принял ее как родную. Адмирал ничего не знал о его отцовстве.

Лена очень переживала за адмирала, когда в мирное время произошла страшная трагедия — взрыв и гибель линкора «Новороссийск». Все, о чем говорили на флоте, — это горе матерей 600 моряков. В газетах ничего не было. Лена ездила в Москву, пыталась встретиться с адмиралом, как-то поддержать его в момент, опасный для его карьеры. Но встреча не состоялась. Все полностью улеглось и почему погиб линкор и люди, так ясно и нет.

Прошло много лет. Бориас удалился, узнав, что он приемник. Затем он женился, стал жить с женой. Игорь умер от старых ран. Адмирал стал адмиралом флота Советского Союза. Лена часто видела его по телевизору.

Аня вышла замуж за «сухопутного моряка», преподавателя военно-морского училища. У них родился сын. Они жили все вместе в небольшой квартире: спальня Ани с мужем, спальня внука и старая Лена в смежной, проходной комнате. Внук стал наглеть, не признавал спокойствия Лены, так необходимого для ее лет. Аня и ее муж баловали своего сына. Они не только не оттащили его, но и сами разговаривали с моей бабушкой сквозь зубы. Лена немного проспала всю ночь, нетерпеливо ожидая, пока уснут мужья, потом пока внук сбегает в туалет, потом проснулась, когда зять рано ушел на работу…

Лена приехала в Москву, остановилась у родственников, договорилась о встрече с адмиралом. В назначенный день в приемную вошла, остановившись у двери, маленькая, сутулая старушка. Из-за стола вышел высокий, красивый адъютант, капитан второго ранга. Адмирал всегда выбирала для себя таких красивых мужчин, считая, что она превосходит всех не ростом, а энергией и успешностью.

Адъютант высокомерно и молча протянул руку, взял пропуск и паспорт, все проверил, с недоумением посмотрел на Лену и вошел в кабинет. Через неплотно закрытую дверь Лена услышала: — Вот, рядом с вами, товарищ адмирал, для приема, это… повесьте… я же вам говорила….

Были быстрые, уверенные, плотные шаги. Адмирал вышел из кабинета и бросился к Лене в угол. — Здравствуй, дорогая, иди скорее! А вы — принесите нам чай и все, что положено, — бросил он на вытянувшегося адъютанта, напряженно глядя на него.

Лена рассказала о своей жизни. И снова она ничего не сказала об отцовстве адмирала. Она много слышала о порядке на военной службе, особенно на таком высоком уровне, и боялась навредить адмиралу, как раньше, так и сейчас.

Адмирал мрачно покачал головой и посмотрел в окно. Он нажал кнопку на своем телефоне: «Соедините меня с Ленинградским военно-морским училищем. — Здравствуйте, Петр Иванович!» — обратился он к директору школы. — Как ты? Выслушав несколько минут, он продолжил: — Я знаю, что у вас есть капитан второго ранга (он назвал фамилию зятя Ленина). Как он описывается с точки зрения служения? Хорошо, скажете вы? Я очень рад, ленинградские кадры всегда были ценными. Это значит, что меня правильно рекомендовали (он подмигнул Лене). Я хочу попросить вас вернуть его мне. Мне нужен именно такой специалист, который поедет на Камчатку, на базу атомных подводных лодок, чтобы научить тамошних ребят обращаться со специальными ядерными изделиями. Лена скрестила руки, зажав ладонями открытый рот. Адмирал увидел это, улыбнулся, ободряюще сжал его руку сверху донизу и крепко положил ладонь на стол. — ‘Вы говорите, что желательно подождать до конца учебного года? Может ли процесс подготовки не удаться? Хорошо, давай подождем или поищем кого-нибудь другого. А пока скажи ему, что дома, в семье, наведи порядок, что в семье будет мир, что КАЖДЫЙ (он подчеркнул тоном), КАЖДЫЙ будет счастлив. В противном случае вам, возможно, придется прервать процесс подготовки, в Ленинграде много специалистов, а на Камчатке недостаточно. До скорой встречи, командир!

…Они проговорили еще час. Обо всем…

Когда Лена приехала домой, семья встретила ее на машине. Все были счастливы и оживлены: бабушка вернулась! Вся мебель в квартире была переставлена, диван Лены стоял в отдельной комнате. Вся семья, включая внука, просто улыбнулась бабушке. Через полгода зять получил от школы большую новую квартиру.

А красавец-адъютант отправился на Камчатку продолжать службу. ……………………………………………… Лена больше никогда не видела адмирала. Она лишь видела по телевизору момент, как он превратился в «авианосец имени адмирала».

Как «Авианосец» был достроен, продан Индии, отремонтирован — его уже не застали. И это было прекрасно. Редко рождаются великие люди. Они приходят на разных высотах, но в нашей памяти они должны навсегда остаться Великими.

Источник: https://www.anekdotas.ru/anekdoty-pro-dela-2

Top

Сайты партнеры: Сонник, толкователь снов | Блок о щенках и собаках | Погода в Санкт-Петербурге России Мире | Копирайтинг студия TEKT | Газобетон стеновой с захватом для рук