Анекдоты про учёбу

Мама: Ты опять смотришь своих дебильных блогеров?! Мой учитель в Зуме: o_o

Дочь, как и все дети, учится на расстоянии. Уроки идут по всем предметам, больше всего меня порадовал учитель труда. Она попросила детей привести себя в порядок, расставить вещи, выйти в комнату, приготовить обед и прислать видеоотчет.

— По Вашему мнению, ухудшились ли знания студентов во время дистанционного обучения? — Основная масса студентов, на мой взгляд, не ухудшилась. — Вы действительно так думаете? — Конечно. Как может что-то не портиться?

Если бы не дистанционное обучение, сколько студентов не знали бы имени учителя.

У Бати был плохой день на работе, поэтому он пришел домой в ужасном настроении. Он бродил по квартире и, не найдя никого, за кого можно было бы ухватиться, отправился в комнату своего младшего брата. Он замер на мгновение, прислушался к голосу, доносящемуся из динамиков, и прокомментировал вслух: «Ты опять все смотришь». Почувствовав себя лучше от этого, он подошел к нему, а учитель, проводивший видеоурок, решил тактично промолчать…

Я люблю доставать свою дочь заявлениями типа «В твоем возрасте я не смотрела фильмы в ванной» и «В твоем возрасте я не отказывалась от бананов». Вот последний: «Я не лежал в постели в твоем возрасте в твоем возрасте».

Уважаемые родители. Убедительная просьба вернуть деньги до конца недели, чтобы исправить онлайн-школу и всплывающие шторки.

Учитель пультов не заметил и сказал: «Сегодня контрольная в четверти, прошу всех выключить гаджеты!».

— Привет, дети! Сегодня 1 сентября, и у вас перерыв — сначала вы подключаетесь в своей жизни, чтобы получить удаленный доступ к моему компьютеру. И так мы проведем все 11 лет школы!

Онлайн-уроки похожи на сеанс правописания: — Маша, ты с нами. — Маша, ответьте, если вы нас слышите.

До поколения страшных экзаменов осталось всего одно поколение.

Я хотел бы извиниться перед учителями. После недели обучения на расстоянии я поняла, что мой ребенок действительно тупой.

Урок отменяется. Учитель. Класс: — … Учитель: — Лес рук, тогда давайте пройдем по алфавиту, AngryKitty2008 будет отвечать.

Все шутки выдуманы. Совпадения с реальными людьми или событиями являются случайными.

© 2015-2021 Anecdotes Street. Все права защищены. Допускается аудитория 18+

Анекдоты про учёбу

Решено (с) Аслия (с) Ваныч отправляет (П) на курсы экстрасенсов. Он дал ему денег и сказал, чтобы он учился. Ху а (р) оставил половину денег на учебу, а вторую половину пропил. Он вернулся через полмесяца (Vi) и решил проверить. «Пятница, — говорит он, — закрой окно». Петька смотрит, смотрит — окно сдвинулось. — А теперь пусть метла, которая стоит в углу, перелетит в другой угол. Петька напрягся — веник затрясся. — А теперь пусть грузин играет на стенках фисгармонии.(П) Смотрит, мучается, потеет — ничего-ничего.(ВИ) На такие вопросы дал ему еще денег и сказал, что Петька не возобновит, пока не научится. HU P учился и вернулся через месяц. (Vi): — Закройте окно! Окно Хлои — при протирании. — Уберите метлу! Метла улетела. — Пусть грузины играют стенка на стенку! Петька смотрит. Час смотрит, два смотрит, три смотрит. Четвертая стена падает с грохотом, и (vi) с (p) видят грузина, обнимающего батарею и жалобно говорящего. — Она не играет, ему все равно.

Рассказы о радиофокусе Электропа — это ремейк старой истории. Я думаю, что в наше время компьютер — это не роскошь, и все, наверное, играют в компьютерные игрушки. Что такое «квест» — тоже, очевидно, знакомо. Согласно современной Википедии, существует приключенческая игра, которая требует от игрока решения психических проблем для продвижения сюжета. Студенты постоянно играют в квесты. Как практически, так и в реальной жизни. В реальной жизни, конечно, в основном на экзаменах, да и в жизни хватает моментов. А в те времена — конец 80-х — перестройка, новое мышление, музыка, сухой закон и т.д., в общем, было весело. Вот один из таких моментов и произошел со Стасом и Коляном. Ситуация была патовая — нужно было не ударить в грязь лицом перед довольно знакомой девушкой. И окружение было таким же. Среднее значение — джули. Стас и Колян закончили первый курс и остались в общежитии. Успешно удрал с родительской дачи — типа, мы теперь взрослые мужики, нам надо зарабатывать деньги. Проходя как-то вечером мимо дружеского общежития химического факультета, они заметили открытое окно в знакомой комнате на пятом этаже. Инстинкт мальчиков не обманул — Наташа приехала за остальными вещами и ждала родителей с машиной. Остальное ей пришлось ждать три часа. Распаляясь, она позволила им разорвать себя. Здесь ба-бах! Снизу донеслись крики «пристегнут может», плюс девичьи крики и мальчишеские. Оказалось, что кандидаты, сдавшие первый вступительный экзамен в институт Frolic под ним. Событие, конечно, радостное, но зачем раздражать солидных студентов? Ну, конечно, они решили вразумить их по-взрослому, но без физического насилия. Но как? Поэтому пришло время принимать нестандартные решения. Что было доступно? Стас и Коля — мы умели считать, ничего. У Наташи самое ценное — магнитофон Весна с кассетой Бутусова, а кроме того — косметичка и немного зимней одежды. Во всей комнате — только голые кровати по углам, пустой карниз без занавесок, радио на стене и одинокий светильник под потолком. Все! Поиск окончен! И задача на тот момент была поставлена — успокоить ненавистный «цепкий май». А Наташина «Весна» и кассета «СК», очевидно, должны были сыграть ключевую роль. Но как донести музыку Бутусова до любителей «ласкового мая»? Мозговой штурм. Пауза. Вот! Если бессмертная смерть Кащея была сведена к яйцу, то у наших противников в распоряжении приемник, игрок, электрическая лампа и оконный карниз. Открывается приемник, оттуда вилкой извлекается провод, который вставляется в розетку (кроме того, это удобно — вилка подходит как в радиосети Из последней извлекается медный провод. Затем снимается карниз, слава богу — круглый и деревянный, то есть диэлектрический, и из-под потолка извлекается лампочка. Далее «в комнате с белым потолком» происходит следующее. Проволока разрезается на четыре части: две части проволоки примыкают к динамику, две — к лампочке. Благодаря Наташе, она не жалеет маникюрных ножниц из косметички, чтобы обрезать провода, пилочку — чтобы очистить их и намотать пряди. Карниз используется как стержень, вдоль которого все провода крепятся нитками, затем динамик и лампочка выстреливаются по проводам вниз на три метра. Вот такой нюанс: динамик без проблем подключили к проводам за глаза, а вот к проводу светильника пришлось долго крепить нитками, но все равно центральный контакт светильника дышал входным воздействием. Другие концы проводов от лампочки — к вилке и в 220В, от колонки — к выходу магнитолы. Вот так вышел электрик.

Это описание оказалось настолько длинным и нудным, что на самом деле все было сделано быстро. Под звуки ненавистного «Ласкового мая» система была протестирована в зале. Сработало! Динамик играет и с микрофона, и с ленты Бутусова, лампочка мигает, но горит. Выключаем питание системы и на стержне-корневище, лампочка и динамик тихо опускаются напротив окна кандидатов. Время — около 22-00, уже темнеет. Результат. Наташа, как хозяйка магнитофона, торжественно объявляет в микрофон: — Начинаем концерт по желанию! — и Бутусов начинает: — «Эта музыка будет вечной, если я поменяю батарейки…», через секунду лампочка начинает мигать — контакт плохой. Цветомузыка все та же! Стас держит удочку, Наташа и Колян наблюдают за реакцией участников. А реакция такая: звук «Ласкового мая» затихает, самые отчаянные джентльмены пытаются дотянуться до динамика с лампочкой, но безрезультатно — карниз 3 метра, а маленькие ручки всего метр, и они не склонны выпадать из окна. Помимо удивленных лиц всех абитуриентов и выпускников, высунувшихся из окна, загадкой остается то, как они все там поместились. Дослушав песню до конца, Колян выключил Наташкин прибор, только лампочка продолжала одиноко мигать в сгущающихся сумерках. Тишина после всех децибел казалась оглушительной… Магнитофон снова был переведен в режим записи встроенным микрофоном. И начался звездный час Коляна — его басовитый голос несся в подвешенном динамике, как глас небесный: — Уважаемые кандидаты! Поздравляем вас с успешной сдачей первого вступительного экзамена в наш славный институт! Примите наши самые теплые поздравления! Единственная просьба — убавьте, ради Бога, громкость балалайки, иначе мы будем слушать «Нау» все остальное время. Ну, и, — подумал Колян, — можно угостить маленького диск-жокея и всю нашу команду. Принято ли предложение? Еще раз поздравляю с принятием! Выпускники оказались вполне адекватными и с чувством юмора. Они пригласили нас в свою комнату, где мы посидели для приличия, поболтали о своей будущей студенческой жизни и дали всевозможные дельные советы. … Еще осенью мы увидели некоторых знакомых выпускников, разбредающихся то на учебу, то в столовую. Они мило улыбались и кивали головой при каждой встрече.

Мама работала в аграрном университете в Днепропетровске — преподавала там английский язык. Наряду с обычными студентами с ней учились граждане из Центральной Азии, приезжавшие на учебу для обмена опытом. Их часто называли необычными именами, и эта история — об одном из них. Я расскажу вам об этом от первого лица.

Начало сентября, новая группа студентов, идет традиционная проверка по фамилиям. После обычных Сидоровых и Петровых в списке назван Алтан Хуяк. Ну, я думаю, что в группе был еще один умник, который решил посмеяться над учителем. Не без интереса я называю имя и смотрю в зал. Под нарастающие визги встает очень восточного вида мальчик и говорит: «Я!».

На всякий случай я переспросил, действительно ли оно написано правильно, оказалось, что да. Я говорю, ты не против, если я буду называть тебя просто Алтан? Он категорически отказывается: либо Алтан Хуяк, либо просто Хуяк. Вы бы видели, что происходило в этот момент со студентами, даже я не мог сдержать смех. Не найдя выхода, я согласилась называть его по имени/отчеству и продолжила проверку имен.

После занятий Хуяк подходит ко мне и говорит: в Монголии Алтан — это «золотой», а Хуяк — воин. Меня нельзя назвать «золотым» до 30 лет, я слишком молод для этого, поэтому я просто воин. Я не знал, что у вас есть такое ругательство, так что зовите меня Алтан и извините, что прервал ваш час. В результате парень оказался отличным учеником, и хотя он едва присоединился к тренировкам, к концу обучения он уже был одним из лучших в потоке. Таков воин.

Из истории внутреннего транспорта — странная смесь документальных фактов и личных воспоминаний давно сложилась в моей голове.

Октябрь 1917 года: вождь мировой революции товарищ Ленин добрался до Смольного, где через несколько дней стал главой государства, в основном пешком, немного на трамвае.

1920: Жена генсека Сталина возвращается домой с занятий в Промышленной академии, обычно на трамвае, потом долго идет пешком — трамваи в Кремль не ходят. Если трамвай переполнен или не хватает денег — только пешком.

1930-е годы: народные комиссары, будущие министры, ездят на казенных автомобилях, убогих даже по понятиям того времени, в которых дурно пахнет и воняет бензином. Когда они ломались, что случалось довольно часто, служители сидели со своими товарищами после ночных собраний. После ареста, почти неизбежного в те годы, машина направляется к следующему неудачнику.

1970 год: первый секретарь горкома партии ценой невероятных усилий сверлит свой голубой югославский унитаз и личную «Волгу» без заказа. При всех внешних различиях между этими двумя желанными продуктами, их начинка похожа.

1990 год: после первого года напряженной работы на этой должности председатель подмосковного сельсовета на скромные сбережения покупает первый в своей жизни личный автомобиль. Выбор неоригинален — шестисотый «Мерседес».

Ноль: сын безвременно умершего председателя сельсовета едет учиться в один из лучших зарубежных вузов на обычном велосипеде — так удобнее. Может быть, даже в Австралии он окажется нормальным человеком…

Европейские соревнования по литболу. История рассказана от третьего лица, достоверность гарантирована, поскольку рассказчик — очень серьезный человек и к тому же занимал ответственный пост. Эта история была услышана им лично из уст одного из старших офицеров связи, который в то время служил на стройке «Века БАМа». Это произошло в Ленинграде в начале 1980-х годов. В то время этот офицер, будучи еще старшим лейтенантом, учился в военной академии сигнальных войск, где проходили обучение не только граждане Советского Союза, но и других социалистических стран того времени. Конечно, учились в основном молодые люди, которые проводили свободное время в различных развлечениях, а времени, как и денег, хватало. Молодые офицеры часто проводили свободное время в ресторанах, как наши, так и офицеры из других социалистических стран. Как-то они организовали международную кампанию, и, как обычно, после принятия N-ой дозы алкоголя, они затеяли спор о выпивке. Немцы стали утверждать, что русские не умеют пить водку, и это очень обидело наших офицеров. Кто-то, а мы знаем, как пить дать, так подумал и решил доказать это на практике, пригласив немцев провести соревнование. Немцы с радостью согласились, решив, что здесь они возьмут Сталинград. Правила турнира были сразу же выработаны и обсуждены, и они пожали друг другу руки. Правила были таковы: по жребию выбиралась команда из пяти человек, которая начинала пить, а противоположная сторона должна была точно копировать все действия первой команды в течение определенного времени, после чего команды менялись местами. И тогда первая команда начала копировать действия второй компании. Ресторан и время были выбраны. Прошла жеребьевка — немцы стартовали первыми, и это, как оказалось, был самый сложный этап соревнований для нашей команды, в которую входил и офицер, рассказавший эту историю. Немцы заказали бутылку водки и маленькие рюмки на один глоток, «рюмочку, как говорил Михаил Задорнов», также была заказана закуска. Такое же меню было положено на стол советской команды, и наша команда начала копировать действия немецкой команды до мельчайших деталей. Немцы наливали в стаканы и медленно пили, пробуя на вкус. Так прошел отведенный немцам час, который показался советской команде вечностью, даже ударило в голову, еще немного и они могли бы проиграть это соревнование. Но, к счастью, наше долгожданное время пришло! На столы постелили новые скатерти, убрали стаканы, заменив их нашими дорогими бокалами и пятью бутылками водки, и, конечно, завтрак для души — салаты и мясные блюда. Водку разливают в стаканы и пьют на одном дыхании, немцам деваться некуда, они пьют одинаково. В назначенное время бутылочки быстро опустошаются, даже принимается еще одна добавка. Немцы больше не могут повторять это, только один из них еще держится. В конце турнира болельщики отвезли участников на место, где находились казармы. А рано утром «спортсменов» советской команды поднимал командир взвода, который в течение часа водил их по парадному плацу, затем они принимали контрастный душ, гладили форму и приводили себя в порядок. Немцы все в ажиотаже, всю ночь пугали сиденьями от унитазов. Слухи о международном конкурсе по выпивке стали быстро распространяться по академии и достигли ушей директора школы. И уже на следующее утро был получен приказ: передать всех участников конкурса под ясный взор генерала. Но только команда советских офицеров могла прибыть одна,

Немцы, напротив, не смогли даже подняться. Он говорит: «Мы мирно стоим перед генералом, преданно поедая его глазами, а он внимательно смотрит на нас, и кажется, нам не на что жаловаться. Выбритый, выглаженный, он пользуется духами за милю от нас. Генерал спрашивает: «Вы участвовали в конкурсе?» — «Да!» — «Ну, а кто победил?» — «Мы!» — «Ладно, идите, вы свободны». Затем задается вопрос: «Что с нами будет, какая будет перестрелка?». На что получили ответ: «Ну, если бы они проиграли, тогда я бы с вами поругался». Вспоминая эту историю, офицер смеется: «Я участвовал в подобных международных соревнованиях!».

Эта заметка дополняет историю 01.02 о близнецах или о том, как профессия влияет на внешность. В бурные 90-е годы мне приходилось подрабатывать ремонтом бытовой радиоаппаратуры, что позволило мне довольно комфортно пережить это безденежье. В основном я работал на полставки в деревне, которая, хотя и находилась недалеко от центров цивилизации, была несколько оскорблена бытовыми услугами, приходилось ходить за 12 км — я тогда приспособился добираться до них на велосипеде: на электричке до железнодорожной станции, а потом сам на велосипеде. В этой деревне я близко познакомился с одним человеком и иногда даже оставался у него на ночь. У него уже было довольно много взрослых детей: старшая дочь — майор милиции и два сына-близнеца, которые как раз заканчивали учебу в техникуме. И как обычно бывает с близнецами, я совершенно не мог определить, кто есть кто, но они тоже стали предоставлять мне работу, стали привозить из Харькова радиоаппаратуру, в основном магнитофоны своим товарищам. А после окончания техникума старшая сестра пристроила обоих в милицию, потом было трудно найти где-нибудь работу. Одного забрали в ОМОН, другой оказался в отделе убийств. А через год братьев уже можно было легко отличить друг от друга: омоновец стал крепким мужчиной, в его плечах слышался голос, а второй совсем ослаб, его щеки были потрескавшимися, и выглядел он не очень здоровым. Их отец жаловался мне, что если один сын постоянно находится на свежем воздухе, да и, честно говоря, получает какие-то дивиденды от своей работы — он взял машину, то другому не повезло — почти каждый день он имеет дело с трупами. И нет, спасибо. Вот так два близнеца, поначалу едва различимые, стали совершенно непохожими друг на друга людьми.

История о кладовщике склада компьютерного оборудования

Итак, середина 90-х. Для нас, обычных студентов, слова «работа», «серьезный доход», «зарплата» были недостижимой мечтой. И сколько бы мы ни писали всевозможные резюме и ни ходили на собеседования, никто не хотел брать нас даже на небольшую почасовую работу. И я не собираюсь рассказывать вам, каково это — жить на стипендию; кто не видел, тот не поймет, а тот, кто видел, отмахнется от этой истории как от особенно печальной. Крохи дополнительных денег тогда для нас приносили только репетиторство и написание курсовых работ по всяким глупостям, но это была редкая удача.

В такой-то и такой-то момент моему однокласснику Саньке необыкновенно повезло. Она устроилась уборщицей в компанию, которая занималась импортом компьютеров в Россию. То есть мечта стала реальностью: ночью — охрана, а днем — хочешь гуляй, хочешь в колледж поступай. И, главное, маячила перспектива покупать все блага цивилизации оптом: мы переводили его месячную зарплату в наши рубли со всей текучкой, и НЕ ПОНИМАЛИ, за что мы столько платим, даже если бы за десятую часть этой суммы кто-то из нас, окончив школу, поселился бы на том складе постоянного проживания (о, студенческая нищета. Вы можете отправиться в Арктику даже в ящике под машиной, лишь бы немного заработать).

Только мечта Саньки рухнула через две недели. Сильно ослабев, он вернулся к нам, говоря исключительно бранные слова о работе, с которой он сбежал. Оказалось, что каждый час на специально выпущенный пейджер (кто не знает, это телефон, который может принимать только типа SMS) приходит схема обхода территории. Дойдя до назначенной точки, он должен был набрать свой идентификационный код на специальном пульте и приступить к схеме обхода. Если он опаздывал более чем на пять минут, то срабатывала сигнализация (очевидно, охранник был убит ворами, а компьютеры вывозились с его любимого склада партии!), в результате чего приезжала машина ВОХР.

Ни одна домработница (ни студенты, ни пенсионеры, ни сокращенные работники) не выдерживала работы сторожа, на котором невозможно было спать ни до, ни после Саньки!

Резные, очень отвратительные и странные мысли посещают супругов: прилетал ли к нам НЛО? может ли дать учитель в приборную панель?

а ты сидишь и думаешь, нужна ли наша специальность? что на самом деле означает эта таблица? может, она мне не нужна?

и так день за днем, год за годом, студент кладет свой член на учебу. и наконец, получив диплом, он идет работать маляром!

Я работаю звукооператором в школе. Первоклассники рукополагаются как ученики средней школы. На сцене 10 мальчиков, ведущий проверяет, насколько они готовы к школе: загадки о школьных принадлежностях и задание закончить поговорку об учебе. И вот мальчик встречает: «Живи век — век!» Он, не задумываясь, громко и уверенно: «Страдай!». Взрослые в комнате лежали в истерике.

Я даже не знаю, как это назвать: халатность врачей или медицинский юмор. Как-то я увлекся своей подготовкой и, конечно, пришел в себя только на сессии. Ну, чтобы передать все, в деканате у меня попросили справку из больницы, хотя бы в последний раз. Я пошел в больницу, попросил, чтобы мне сделали подделку. Я получил его и сразу же поспешил в университет. В деканате надо мной долго смеялись, потому что на справке стоматолог написал, что я болел гриппом, и поставил печать хирурга.

ИЗ ТОГО, ЧТО МЫ ГОВОРИМ, КОГДА ЧИТАЕМ НАШИ АНКЕТЫ НА АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ

Когда вас спрашивают в анкете на английском языке, например, «What is the expiry date of your driving license?», и при этом у вас нет прав, у вас нет машины, вам достаточно написать в графе две буквы: N/A.

This Is Not Applicable — означает, что то, о чем вас здесь спрашивают, совершенно неприменимо к данному (вашему) случаю, и спрашивать об этом бессмысленно.

Мой сосед, приехавший в Канаду в качестве учителя английского языка, узнал, что его университетское образование на родине здесь таковым не считается. Обычный трюк со всеми иммигрантами — устроить их на черную работу или дать денег на местное образование.

Он отправился искать работу и, конечно же, получил анкету от отборочной комиссии. И в этой анкете, сразу после полного имени. непонятный вопрос к нему: ПОЛ.

Мой бедный учитель английского языка никогда в жизни не видел этого слова. Он знал из других анкет, что после полного имени. обычно спрашивают SEX (Мужчины. — Женщины.). Но в этой университетской анкете вместо хорошо знакомого ему вопроса на том же месте спрашивалось о каком-то ГЕНДЕРЕ. Мне было стыдно спрашивать у комиссии — мол, что вы за учитель английского языка?

Короче говоря, он написал в графе именно это «N/A», чем довел комиссию до слез и даже хуже.

Оказывается, что ПОЛ — это просто вопрос: какого вы пола?

Весной 1956 года факультет африканских и восточных исследований Лондонского университета получил письмо от гражданина Канады Гордона Лонсдейла с просьбой принять его на учебу. Поскольку канадец, согласно документам, имел солидный счет в банке, его просьба была удовлетворена, и в сентябре того же года 56 Лонсдейл сошел с парохода «Америка» в порту Саутгемптона на английской земле. Так началась подпольная работа в Англии, возможно, самого успешного советского разведчика эпохи холодной войны. Конан Трофимович Молодой и … история электронных систем безопасности автомобилей.

Следует сказать, что К. Т. Янг был человеком с очень интересной судьбой. Он родился в Москве в 1922 году. В 1932 году с разрешения советского правительства Конан выехал в США и в течение шести лет жил в Сан-Франциско со своей тетей, которая уехала в Штаты в 1914 году. В 1938 году Юнг вернулся в Москву, в 1940 году окончил среднюю школу и был призван в армию. Он прошел всю войну в разведке на передовой. Демобилизовавшись в 1946 году, он поступил в Институт внешней торговли, который окончил в 51-м году. В том же 1951 году Молодой был завербован для работы в подпольной разведке органов государственной безопасности. В 1956 году он стал резидентом советской разведки в Великобритании под прикрытием канадского гражданина Гордона Лонсдейла. Как и любому нелегальному иммигранту, Янгу нужно было хорошее прикрытие. Сам Конан Трофимович вспоминал, что, помимо учебы в Лондонском университете, ему нужно было заниматься каким-то делом, которое, с одной стороны, должно было занимать минимум времени, а с другой — оправдывать Mr. Лонсдейла приличные средства, без которых офицер разведки не смог бы позаботиться о своей работе.

Янг быстро нашел такой бизнес. Он стал одним из первых предпринимателей в Европе, занявшихся бизнесом торговых автоматов. Эти устройства могли торговать всевозможными мелкими предметами — от жевательной резинки до презервативов. В то же время налоговые органы практически не смогли проверить доходы от них. Такое устройство, установленное в людном месте, можно «обменять» практически на любую сумму.

Дело Лонсдейла быстро начало «процветать». К концу 1950-х годов его фирма превратилась в респектабельную компанию с приличным штатом сотрудников. Впечатляющих масштабов достигла и разведывательная деятельность Молодого. Ему удалось заполучить агентов во многих правительственных учреждениях Великобритании, и он неоднократно лично присутствовал на закрытых заседаниях парламента в качестве почетного гостя. У нашего офицера разведки оставалось все меньше и меньше времени для работы. И тогда он решил организовать новый бизнес, который будет приносить прибыль практически без его вмешательства. Молодому человеку было очевидно, что это должно быть производство какого-то нового продукта, причем такого, потенциальными потребителями которого станут сотни тысяч, если не миллионы людей. Конан Трофимович правильно полагал, что наладив оптовое производство и сбыт такого товара, он сможет получать прибыль в течение нескольких лет, затрачивая минимум времени на управление бизнесом.

Поиски подходящего товара долгое время не давали результатов, но случай помог Молодому. В середине 1959 года один из сотрудников его компании по обслуживанию торговых автоматов, молодой человек по имени Томми Рурк, как-то сказал своему боссу, что у него есть к нему серьезное деловое предложение. «Я хочу познакомить вас с моим отцом, мистером Лонсдейлом, — сказал Томми. «Он изобрел настоящую вещь».

В тот вечер «канадский» бизнесмен посетил Рурка-старшего. Старик оказался интересным человеком, а изобретенное им устройство — очень перспективным. Английский «Coolie» поставил на стол перед нашим разведчиком черный металлический ящик и снял с него крышку. Внутри находились разноцветные провода, соединяющие различные радиодетали.

— Это охранник, — с гордостью сказал старик. — Охранник автомобиля. С помощью этих клемм вы подключаете устройство к системе зажигания и стартеру автомобиля. Теперь вы не сможете запустить его, пока не введете цифровой код на этом диске.

Затем Рурк вывел из гаража свой старый «Остин» и предложил Лонсдейлу завести двигатель. Как только Гордон повернул ключ в гнезде, машина издала пронзительный рев клаксона и вспыхнула фарами. Машина не завелась.

Как выяснилось, старику уже удалось запатентовать свое изобретение, он работал над новой, более совершенной моделью, но не мог найти инвесторов для организации производства. Поняв, что нащупал золотую жилу, Молодой пообещал наладить массовое производство охранников для автомобилей.

В кратчайшие сроки наш разведчик создал компанию по производству первой в мире электронной системы сигнализации. Успех пришел не сразу, но через год компания постепенно начала приносить прибыль, и Лонсдейл закрыл свой бизнес по производству торговых автоматов.

Сигнализация приобрела огромную популярность после Международной инновационной выставки 1960 года в Брюсселе. На нем Гордон Лонсдейл и Рурк-старший представили свой образный дизайн, и он был удостоен Большой золотой медали «как лучший британский экспонат». После выставки будильники стали продаваться по всей Европе. Оборот компании рос, готовилась к производству новая модель, Лонсдейлу стали поступать предложения купить у него компанию за очень приличные деньги, но …

В конце 1960-х годов сотрудник польской разведки Михаил Гонелевский бежал на Запад. Вскоре ЦРУ передало британской разведке полученные им данные об агентах нелегальной советской резидентуры в Англии «Бен» (под каким кодовым именем Молодый проходил в закрытых документах) на военно-морской базе в Портленде. Его выследили, и в январе 1961 года Лонсдейл был арестован во время секретной встречи со своими информаторами.

В ходе расследования британской контрразведке не удалось расколоть нашего резидента — он никого не выдал. Более того, британцам даже не удалось выяснить его настоящее имя — Конан-младший во всех материалах расследования фигурировал под именем Гордон Лонсдейл. Однако в марте того же года суд приговорил его к 25 годам лишения свободы.

Сидя в английской тюрьме, Конан-младший продолжал вести свой бизнес до конца 1963 года, когда он узнал, что его должны обменять на британского шпиона Харуэлла Уинна, который содержался в СССР. Затем, по некоторым данным, Янг продал контрольный пакет акций компании американскому концерну электроники Saturn (средства от этой сделки, естественно, пополнили казну Советского Союза). Сейчас эта компания известна в России своими сигнализациями Alligator, Pantera, APS, Jaguar, Clifford и … КГБ.

Народный артист СССР Донатас Банионис неоднократно встречался с Конаном Младшим во время съемок фильма «Мертвый сезон». Стоит ли говорить, кто стал прототипом главного героя картины.

Жизнь в России — это когда ты пропускаешь школу из-за работы, которой приходится платить за образование.

Урок обществознания в школе. Учитель пытается мотивировать старшеклассников к учебе: — «Знаете, у будущего американского президента Авраама Линкольна была очень вспыльчивая жена, и когда она его застукала, а это случалось очень часто, он пошел в библиотеку и там занимался самообразованием В своих мемуарах он отмечает, что это помогло ему стать президентом!». Тихий шепот с галереи: — «У него просто не было гаража, иначе он бы напился».

Мужчина кричит из-под окон: «Дорогая, ты вся моя! Вместо Любимого, папа смотрит вверх и кричит в ответ: «Молодой человек! Она станет вашей, когда вы будете оплачивать ее телефонные звонки, обучение, одежду, еду и интернет! До тех пор она моя.

У меня есть американский друг из Арканзаса, я как-то жил у него несколько недель бесплатно по их волонтерской программе, мы сошлись, теперь переписываемся. Хороший парень, такой сильный, солидный, у него трое детей, пашет как мотоблок, продает удобрения фермерам. По всей Америке они живут в небольших, как правило, городках, живут своими простыми интересами, работают, имеют детей, ходят в церковь по выходным, сидят в баре по пятницам, ругают своих политиков с их вечными межпартийными склоками, не любят кошерных финансистов с Уолл-стрит, а слово НАТО, как правило, по умолчанию не знают.

Неважно, кто я? Ведь да, да, я знаю — тупые, жирные, бездушные пандиты, они устраивают революции, развязывают войны, печатают свои грязные доллары, визируют наши ресурсы, Маккейнобамапсаки и т.д. политика руководства США, которую я, конечно, не одобряю, с простой одноэтажной Америкой, где много, на самом деле, довольно умного, гармоничного и часто даже пуританского, на наш взгляд, улажено.

Так что в такой, одноэтажной Америке, дух миссионеров очень силен и всевозможные милости очень популярны. То они несут вещи в церковь для жертв какого-нибудь очередного катаклизма, то дают деньги синим китам, то спасают леса. Может быть, от скуки, а может быть, думают, что их будут считать на самом верху, они в основном верят туда. В любом случае, на мой взгляд, в этом нет ничего плохого. Поэтому мой американец тоже верит и страдает, что я не такой. И он даже обращается ко мне время от времени за некоторыми своими крестными ходами, молитвами и т.д. …ну, что, я, хоть и атеист, но чувствую себя нормально, жалко что ли…

Итак, письмо от него приходит в декабре этого года, тема письма: HALP, PLIZ, наша христианская семья в опасности! Я читаю и понимаю — Поппандос. Помогите, пишет кто, хоть пять, хоть десять долларов. Типа, бизнес наконец-то прикрыли, кредиторы душат, дом забирают за долги, скоро переедем всей семьей в домик у реки, и все в таком духе. Черт, я думаю, именно таким был Ситус, он казался таким успешным парнем, а потом все было прибито к его берегу, дерьмом и палками.

С деньгами, как у всех, наверное, все где-то рядом, есть вечные излишки, но потом решил-я помогу, хоть пару сотен, но кину, добрый человек, ведь все-таки взял меня человек. Я ему пишу, говорю, что сочувствую от всего сердца, держись, что делать, у тебя дети и так далее, что ты будешь здесь писать? А потом дайте мне свой счет или карту и как платить пишите, я помогу чем смогу. Он отписался в тот же вечер (утро). Да что ты, пишет он, с ума сошел, все ровно, чего и тебе желаю, я даже еще один бизнес здесь купил, грузовик помойный мою. Ну, мы просто собираем деньги для детей на Рождество, специально в такой игривой форме. Все присылают нам так много, что просто забивают мою общую почту и, очевидно, одновременно приходят к вам.

О, — отвечаю я, — прости, глупышка, я рад за тебя.

И это я — да, ну, говорят, наоборот, спасибо, все нормально, как и у друга.

Такие со мной были курьезы, о которых мне на следующий день на работе сосед за ужином и сказал. Наши офисы находятся рядом, у компании свой дизайн, поэтому сам он не бесшовный, кстати, крестьянский, дачный, «каишка», все дела. Он очень хотел, но я, говорит, жена сейчас участвует в благотворительном марафоне, все мои взносы будут молиться за меня, я ей эту тему расскажу! И через три дня, когда мы снова спускаемся к ужину, я спрашиваю его, ну, как, мол, успехи, моя жена добилась каких-то успехов?

Да, она сплоховала, она ответила, даже не ожидала от нее такой прыти, честно… она разослала это всем нашим друзьям, она разослала такое письмо, написала, что рейдеров оторвали и бандитов прогнали, что этот Налоговый счет закрыт, что приставы уже все, уже описали и дом, и машины, и мы, говорят, сейчас скрываемся под Тюменью в деревне моей мамы.

Леля, я говорю, молодец, ну, как, как отработанный участок?

Что за махание руками с деньгами? Главное, я все проверил как лакмус, спасибо за идею. … А вы знаете …. Мы с двумя семьями дружили, что дружили, что дружили, поссорились, тоже поверили буква в букву и давай хвост крутить, тьфу, блин… Моя с подругой были лучшие, в прошлом году заняли ей денег на Дочку… у брата ее жены здесь дача. Хотел отдать старого, теперь пусть пасется, гад, третий день трубку не берет, светит ….

А он смеется, все остальные, довольные, хором кричали, поддерживали, да еще за два дня нас на Ренушку собрали, так мы в город хоть из деревни ездили, Антошку в школу возили. Я чуть не купился… Придется вам отправить меня по треку …. А если серьезно, знаете, как-то даже в душе стало хорошо, все и у нас больше хороших людей… не только в какой-то там Америке… © Robertyumen

Я еду в метро. Я смотрю, на меня смотрит какой-то парень, очень молодой, интеллигентного вида. И где-то я его видела. Он и глазом не моргнул. Такой сырой. Внезапно он налетает на меня, и я не успеваю никак отреагировать — ты хочешь ударить меня кулаком в лицо. Я инстинктивно хватаю его за грудь, и вдруг он начинает скоро пугаться и бормочет: «О! Я определил. Извините. Я принял тебя за мерзавца. По какой-то причине мне показалось знакомое лицо, поэтому я ошибся в вашем прощении. Ну, честно говоря. Е. Е. Ты хочешь ударить меня. Я даже не буду сопротивляться. «Удар»? Должен быть, но. Почему-то рука не поднимается. Я освободил место. Сидя. Иду, потому что больно его надевать, сука. Парень крутится рядом. Гундит, спрашивает: «Вы не просто звоните в полицию. У меня сегодня первая компенсация в институте, если я не уволюсь, у них будут ростки. Я должен бежать от армии». Я обещаю не звонить. Он благодарит, с радостью выплескивает чушь о своей девушке, о том, что ради нее он совсем забросил учебу, три месяца не появлялся на лекциях, а его профессора сложны. И чем больше я содрогаюсь, тем больше мрачнею, я понимаю… мой ученик доведет его до ручки.

Это произошло тогда на Пасху, которая является самой важной для этой истории, потому что в этот праздник, согласно традиции, красят пасхальные яйца. Той весной мы собрались с Танькой, девчонками из нашей группы, праздновать Первое мая, тогда ее родители жили в деревне, курицу и индейку выращивали и все вечно праздновали. Сидим мы, значит, сидим, вдруг заходит Дзин Колл — Серега, наш одноклассник молчит!!! — кричит. В институте, после армии (служил в десанте), он пришел в себя и еще не отошел от военной романтики, залез под рубашку и вспоминал, как они там прыгали с парашютом, да бутылками по голове за день ВМФ били. И у нас на столе был завтрак и тарелка с крашеными пасхальными яйцами, тогда май совпал с Пасхой. Более того, такие яйца были огромными, заметно больше, чем обычно, — проворчала мать Танкены из своего домика. Поэтому мы выразили себя и начали дурачиться с этими яйцами, которые могли бы треснуть, но не могли бы. А Серёга хватает самое большое и красивое яйцо и пускает его прятать, да так удачно, что оно бьёт всех, кто ему достался таким сильным. Он радовался как ребенок — «Ура!!!» — пел, подпрыгивал, выливал стопку, хлопал ей и, очевидно, вспомнив свое недавнее армейское прошлое, с криком «В ВДВ, бля!!!». С размаху он разбивает яйцо о лоб. Вероятно, он хотел победить его больше, чем нас, на глазах у всех. Потом наступил полный пакистан, потому что Серёга, закатив глаза, рухнул на стол, прервав там трапезу и до смерти напугав наших девчонок, что они прикрываются членом. Мы с мальчиками, честно говоря, тоже оцепенели. Серёга молча соскочил со стола на пол и, раскинув руки, лёг на спину в позе витрувианского человека. В центре его лба быстро набухла огромная шишка, из которой тонкой струйкой потекла кровь. Потом мы все побледнели, конечно, под воздействием самой паники, и даже подумали, что сераль завершен. К счастью, до этого не дошло, и когда мы перетащили его на диван и облили водой, он, слава Богу, потихоньку начал приходить в себя. Короче говоря, мама Танканы, когда принесла ей яйца, поставила красивое блюдо и расписное деревянное яйцо, которое она купила в церковной лавке. Вот Серёга, со всей дури, сделал себе на харде и поехал. Кстати, он быстро старел, как и десантник, впрочем. Правда, приобретение Теля больше не затягивалось в его обучение и к концу курса он говорил только ради Аркаши. Ну, в конце концов, это уже ерунда, на самом деле это все расходы …

Всех с праздником Пасхи и мая! © Робертюмен

Об опасности медленного вождения. В отличие от моего предыдущего рассказа — я сам сидел за рулем своей старой двадцатишестилетней акулы. Я возвращался с пляжа, где часто выгуливал собак. Пляж был известен хорошим серфингом, точнее, легендарным прибоем и сильными ветрами, раем для виндсерфинга и кайтсерфинга. Дельфины и морские котики любили играть в прибое. А где тюлени — там большая белая акула, которая несколько раз разводила серферов на тюленей. Так и стоят на камнях кресты с вечно молодыми лицами, пока с вечной мантрой экстремалов «они погибли, занимаясь любимым делом». А дорога к пляжу была примечательна тем, что представляла собой массу крутых поворотов, хорошее место для гонок на мотоциклах и спортивных автомобилях. Все это было не для нас — техника была старая, водитель тоже злой, задумчивый, собаки сушились мокрыми тряпками, кружась по мелководью и плескаясь в песке. Я заметил, что дело шло к закату. И он шел довольно медленно — использование было пустынным. Из задумчивости меня вывел вид патрульной полицейской машины с приказом об остановке. Хм, похоже, что-то было нарушено, странно. Молодой парень был в форме, вижу, не слишком злой, поздоровался, представился друг другу, попросил мои права и регистрацию на машину со страховкой, хороший знак. Собачник, кажется — три серых тряпки привлекли, он улыбнулся. А может, я узнал, что я в хирургическом Х/Б, может, познакомился на праздничном приеме. Далее — диалог. Полиция: Вы знаете, почему я вас остановил? Я: Честно говоря, нет. ПАТРОЛУМ: За слишком медленную езду, которая создает помехи движению, вы проезжаете менее 20 миль в 45-мильной зоне. И здесь много крутых поворотов, на которых они могут ударить вас сзади. Честно говоря, у меня были нарушения скоростного режима, за медленное вождение меня остановили в первый раз. Полиция: Позвольте мне открыть вам маленький секрет. Медленное или очень медленное вождение — признак употребления марихуаны… Вы видели серферов? Они — мои частые клиенты здесь, заканчивают примерно в это время, курят травку и плетутся домой со скоростью пешехода. Кстати, я сразу понял, что вы не видели ни одной их породы, которая бы занималась серфингом на крыше. Поэтому я решил предупредить вас. Давай, жми на газ сильнее. Я поблагодарил свою тренировку, пошел домой, помыл собак. Я желаю всем идти быстро или медленно — но дойти.

(Рассказ моего отца. Цитирую по памяти…) В 1963 году моего отца отправили в Алжир с заданием научить арабов стрелять из пушек. Место было скудное, но у моего отца были связи, еще с академии. С ним поехала его жена, и они взяли с собой моего шестилетнего ребенка (был еще старший брат, но он остался у родственников в Москве). Шесть лет — интересный возраст! Я не помню ни одного имени, ни одной фамилии, но в памяти остался миллион картинок: «море птиц, гнезда прямо в кустах… мы, «юные разведчики», роем тоннель на свалку… тоннель рушится. матч СССР — Алжир; помню счет и даже помню, кто забил: Численко… и т.д. и т.п.» Воспоминания детства очень яркие и запоминаются на всю жизнь! Мы — «военные советники», их жены и дети — жили отдельно в военном городке. В коттеджах. На окраине второго города Алжира, Константины. Жены занимались земледелием и садоводством. Дети играли весь день. Мужья — «учил». Вот он! Как раз в это время произошел переворот. Тогда их босса, Бем-Белла, попросил катиться к черту тогдашний министр обороны Бумидиене (папа, кстати, хорошо знал его лично. Он, как — «согласно его профилю», регулярно посещал тренировочную базу. Он был связан со своим отцом. Он проверил, как идут дела…) Но! И это потрясающе. Буквально за полмесяца до переворота… Впечатление такое, что КАЖДЫЙ, просто — КАЖДЫЙ… знал, что это произойдет! «Они даже «привели» солдат для обучения!» ДА, ЧТО ЗА ЧЕРТ! Однако вскоре все изменилось. «» Именно туда, куда вы направляетесь. «Уборщица, которая убирает дома… Она как-то странно выглядит и улыбается… Продавец мелочи на рынке: «Ну? Халас» скоро станет для вас русским. «Дом», «Россия», «Чао-чао». «» Все были очень напряжены! И вот — вуаля! Бем-Бела был арестован (под домашним арестом), главным стал Бумидьен. Хотя «пертурбация» значительная! Школьные занятия в городе, конечно же, прекратились. Город закрыл свои ворота. Начальник гарнизона постоянно набирал номера посольства, Москвы и так далее… «Связи нет! Люди с ограниченными возможностями! Что делать? Мы решили отправить делегацию — пять человек — прямо в столицу, в «Алжир», чтобы прояснить этот вопрос на месте. Мой отец также был в составе делегации. Мы сели в машину и поехали… Долго или коротко… с приключениями или без… они добрались до посольства! Вот ситуация… Последний день Помпея! Бумаги летят по коридору… изумленные секретарши бегают вокруг! И среди них выделяется один: невысокий мужчина, с растрепанными волосами… выпученные глаза, абсолютно безумный, бегает, кричит на всех… просто персонаж из палаты N6!»-Кто это?»-Да, посол!»-Почему он так волнуется?»-Ну, как же так! Это провал миссии! Конец карьеры, все…» И тут посол наконец обратил свое внимание на прибывших. Приближается. Мы обменялись несколькими фразами… А потом… одного из членов делегации потянуло сказать… «- Так вы говорите о перевороте? Так что мы знаем об этом уже две недели. Там, в гарнизоне, все об этом говорили! Все, просто, не находило себе места… как на иголках. «»- И ЧТО ЖЕ ВЫ НЕ СКАЗАЛИ!» — закричал посол бешеным голосом и чуть ли не с кулаками бросился на оратора… Мне кажется, это прекрасный «римейк» романа Маркеса «Объявлено убийство». А потом еще нужно выяснить, чей это «ремейк»! А что было раньше: «события» или «роман»! Но, в любом случае, итог: «ИСТОЧНИК, ЭТО БИЗНЕС, БЛЯДЬ!».

Мы все немного научились. Мы теперь врачи. Плюньте в России на опрос. Общение здесь играет ключевую роль, мой друг.

Понедельник, 20 июня 1994 года Валерий Петрович и Татьяна сидят в офисе только что открывшейся аудиторской фирмы. Таня давно и бесконечно влюблена в веселого и энергичного Валерия, который старше ее на 10 лет и плодотворно женат. Валера ответил ей теплой взаимностью. Чтобы больше быть вместе, они прошли курсы и получили сертификаты аудиторов.

Они хотели назвать свою фирму «Экспертиза и аудит», но спонсор, который оплатил их обучение и сертификаты, предоставил им компьютеры и офис и вошел с третью уставного капитала, отверг это название как слишком длинное и ультимативно предложил свое — «Экс Аудит».

На прошлой неделе они разместили объявление в газете Aviso и теперь с нетерпением ждали звонков от клиентов.

В десять тридцать начались первые звонки. — Скажите, красивы ли ваши коллеги? — Очень красиво! … — Что вы можете сделать? — Все! …. — Есть ли у ваших сотрудников опыт? — Очень опытный. Прошли курсы, двое из которых получили сертификаты. …. — Говорят ли ваши сотрудники на этом языке? — В совершенстве. Даже обучалась за границей [В 1988 году Таня поехала в ГДР по студенческому обмену] …. — А как насчет вашей личной жизни? — Полная конфиденциальность в соответствии с законом. …. — Сколько стоят ваши услуги? — Мы работаем по рыночным ценам. Возможна скидка. ….. — Работаете ли вы в офисе? — Это наш основной бизнес. …. — Могу я угостить вас обедом? …. Принимаете ли вы заказы в нерабочее время? …. Таня и Валера смотрели друг на друга круглыми глазами. Ни одного вопроса о бухгалтерии, налогах, финансах.

Кульминация наступила около часа дня, когда позвонивший клиент спросил: «Скажите, у вас есть мальчики? — Валерий Петрович, это вас, — Таня переключила телефон. — Как я могу помочь? — пытался очаровать клиента своим бархатистым баритоном директор компании. О, какой у вас приятный голос…

Услышав эти слова, Валера положил трубку и бодро помчался по лестнице к ближайшему киоску «Союзпечати». Открыв Aviso, Валерий Петрович опередил Сергея Лаврова на четверть века: «Идиоты, ну его на х…!».

Газета напечатала, что компания «Секс-Аудит» предлагает юридическим и физическим лицам широкий спектр услуг высокого качества и по разумным ценам. «Общение с нами вы не забудете всю жизнь!», — такими заманчивыми словами заканчивается объявление.

Несколько лет назад мне довелось работать на клиента, который находился недалеко от моей альма-матер. В один прекрасный день я вышел немного раньше и решил прогуляться по памятным местам. Я ходил по столовой, общежитиям, аудиториям, лабораториям и студенческому центру. В центре мое внимание привлекла солидная реклама спектакля «Три сестры». На плакате было написано, что эта акция организована «Русским клубом» и предстоят такие мероприятия, как концерт Рахманинова, вечер бардов, фильмы 60-х годов, Серебряного века, тематические вечеринки и т.д.

«Молодцы мои коллеги-организаторы, они далеко пойдут», — подумал я. И тут мелькнула мысль: «Если бы они только знали, как и почему все это началось». И я вспомнил.

«Детский клуб лейтенанта Шмидта».

Эпиграф: «Я могу отчитаться за каждый заработанный миллион, кроме первого» (Джон Рокфеллер).

Моя семья приехала в США в самом начале 1990-х годов почти нищей. Для семьи из 4 человек это была астрономическая сумма в 220 долларов и несколько мешков с барахлом, большинство из которого оказалось бесполезным. Я до сих пор не понимаю, зачем мы тащили в США мясорубку, электродрель и полевой пуховик. Первые пару лет в новой стране были немного трудными, но очень веселыми.

Родители начали работать, мы с сестрой зарабатывали, но романсы пели в русле «тотальных» финансов. Прошло полтора года, моя сестра окончила школу, а потом? Мои родители даже не сомневались, что она поступит в университет, чего бы это ни стоило. И это стоило немало, даже несмотря на гранты и стипендии, особенно учитывая наш тогдашний солидный штат. Они отдали последние копейки, потому что образование — это святое.

Через 4 года моя сестра окончила университет, и тогда пришло время мне уезжать. С деньгами стало немного легче, их уже не называли бедными, но даже до среднего класса было очень и очень далеко. И снова альтернативы не были рассмотрены. «Мы пойдем гулять». Наши родители подбадривали друг друга. «Будет день, будет еда».

В результате я поступил в приличный частный университет, что не было даже бесплатным удовольствием. Как правило, в США образование в университете или колледже — это солидная куча денег. Реально распоряжался мной, я неплохо учился в школе и повсеместно получал поблажки и скидку почти в половину суммы. На четверть суммы мои родители взяли кредит для себя, а остальное я уже взял в долг. В принципе, все понятно и справедливо, хочешь экономить — не учись. Если вы хотите учиться, платите. Путь овладеет идущим, тот, кто нуждается в образовании, примет его, несмотря на все препятствия.

Сложность заключалась не только в стоимости обучения, но и в том, что все сопутствующие расходы были более чем ощутимы. У частных университетов простой подход: «Куда вы денетесь с подводной лодки?». А значит, на первый план выходили расходы на общежитие, питание и т.д. Студиозусы (как и я) старались найти хоть какую-то работу, иначе бы совсем прогорели. Проблема заключалась в том, что студенческой рабочей силы было много, поэтому оплата была минимальной, тем более что сам университет располагался на базе. Выход прост, вам нужно несколько работ.

Где я просто не работал. Одно время он занимался рассылкой писем с просьбой о выделении денег университету. Работа не пыльная — раскладывать письма по конвертам и клеить марки, и скучная — для тупых. Затем в спортзале он разложил инвентарь, тоже не пыльный, но, к сожалению, их отвлек сон. В это же время библиотекарь раздавал, тоже с копейкой в кармане.

Найдя две уникальные работы на неполный рабочий день, проверьте. Первый — официальный податчик мячей женской команды по лакроссу. Не работа, а сказка. Вы сидите в кресле, наблюдаете за девочками, несколько раз за игру из корзины бросаете им мяч, а в перерыве вокруг поля собираете мячи. Второй еще круче — кинооператор женской баскетбольной команды. Вы посещаете различные университеты и снимаете игру на камеру. Девушки милые и услужливые, питаются путешествиями, а также оплачивают часы в дороге. Короче говоря, Синекура, что еще я могу сказать. Одно плохо — игр мало и работа сезонная.

Тем не менее, финансовая проблема оставалась. Нравится, не воняет, но нормальных денег не заработаешь. Кажется, что ты работаешь 25-30 часов в неделю и имеешь 100 баксов, много 150. А расходы солидные, по крайней мере, я старался экономить там, где можно. Квартира с другом-приятелем, пара, потому что пара снималась в кампусе дешевле, записывалась на всевозможные семинары и презентации, потому что иногда они едят бесплатно, а света в конце тоннеля не видно никак.

Семка Ситуовин был немного лучше, его отец с бизнесом в Российской Федерации. . Короче говоря, ему нужны были деньги почти так же, как и мне, а не выпрашивать с огромными парнями копейки у родителей, которым и так хватает. Какая шлюха, мы просто не вписались, чтобы доставить его домой в Оз. Или студентов обменивали на студентов, потом подписывали счета на повторное обучение населения, потом пытались продать телефонные тарифы, но они оказывались короткими или ненадежными. Амбиций много, но на самом деле их было ноль.

Финансовый анус обостряется с каждым началом семестра. Причина проста — учебники. Тогда практически не было онлайн-продаж книг (эта тема только начиналась), поэтому университетский магазин был, по сути, монополистом. Драл семь шкур с несчастных студентов без малейшей снисходительности. В среднем за семестр я брал 5-6 предметов, и часто для каждого из них требовалось по два-три учебника. А книги и 50, и 70, и 100 долларов могут стоить, так что общая сумма для бедного студента была чудовищной. Еженедельная прибыль взлетела от одной или двух книг.

Особенно тормозили некоторые профессора. Профессор. Было объявлено, что для их класса требуется определенный учебник или задание. Они сами его создали. Затем они доставили этот шедевр эпистолярного жанра в университетский магазин, и бедняга был вынужден купить его. Совершенно некуда деться, кроме как плакать, но взять себя в руки. «Довольный», обогащающий любимых учителей своими деньгами. Как сейчас помню, недобросовестный учитель геологии просил 80 долларов за свою маленькую книжку в мягкой обложке. По информатике требования были больше — почти $120.

Единственным, кто имел совесть и понимание, был наш преподаватель по налогам Стефан Лида. Более того, он сказал: «Книги толстые, но смысла в них нет. Все, что касается знаний, а не закладок, я расскажу вам на лекциях. Вырежьте хорошие ноты, и это будет 3/4 материала. В дополнение, вот книга, которую я составил сам. Существуют ключевые понятия. Она стоит всего 9 баксов, примерно столько мне нужно напечатать. Остальную литературу, если она необходима, можно взять в библиотеке. На самом деле, из этой хорошо составленной тонкой книги я почерпнул гораздо больше, чем из десятка других.

А сам предмет? Кажется, что налогообложение — однозначно FI, не может быть более скучным. И здесь вы ошибаетесь. Лекции Стивена начинались в 8 утра, и он приходил в 7-7:15 на случай, если у кого-то возникнут вопросы по теме. Поэтому студенты собирались в аудитории до 7 утра, как штыки, только чтобы пообщаться с ним. Его лекции — это услуга за услугу, заряд энергии, фейерверк юмора и калейдоскоп прекрасных примеров из жизни. Этот преподаватель создал невероятную атмосферу и сделал свой предмет настолько понятным и убедительным, что студенты с другими способностями (биологи, физики, инженеры и т.д.) валом валили на занятия, даже если они не были абсолютно необходимы для получения степени. Я больше никогда не сталкивался с этим, ни до, ни после.

К сожалению, редкие фибры (извините, другого слова нет) от администрации университета потрясли его, не дав подавиться. Единственный достойный профессор на всем факультете, на мой взгляд. Tenure (постоянная должность) не была предоставлена из-за его срыва, и он ушел обиженным. В общем, эти университетские страсти мне очень фиолетовы, но тут я посчитал своим долгом и позвонить на кафедру и написать письмо в университет на имя президента, что отныне вместо благотворительности от меня они будут получать только сексуальные Х***. Как только я узнал это, примерно в том же тоне выступили несколько сотен бывших студентов. Но, возможно, я отвлекся.

В конце каждого семестра возникал вопрос, а что делать с использованными учебниками? Если нам очень везло, то находился кадровик, который планировал взять класс в следующем семестре, тогда ему продавали книгу. Обычно со слезами на глазах они тащили все обратно в университетский магазин, где книги принимали примерно за 10-15% от стоимости. И часто они не принимали, а просто говорили: «Выходит новый тираж. Если хочешь вернуть или вот коробка, положи туда». Ну, когда наступил следующий семестр. Те многие учебники, которые студенты сдавали за копейки, университет выставил на прилавки б/у за 75-80% от стоимости новых, и они распродавались на входе. Случалось, что те книги, которые студенты просто отдавали бесплатно, тоже распродавались (в тех случаях, когда не успевали на следующий тираж или преподаватель разрешал использовать обе версии, тем более что они редко отличались серьезно).

И вот уже заканчивается следующий семестр, я, к сожалению, разбираю свою библиотеку и, к сожалению, прикидываю, сколько они заработают мне на этот раз. Врывается Семака и, видя мой кислый вид, спрашивает: — «Этот клуб не веселый? Что ты повесил голову?»-«Почему ты веселишься? Никаких доходов, только расходы. Кстати, вы знаете, что во фразе «Студент сдает книги в университетский магазин. «Студент — предмет, а магазин — соответствующий» — «Я тоже филолог-любитель», — усмехается Семка. «А магазин — местоимения» — «Еще одна вершина философской мысли», — хмуро кивнул я.

И вдруг схема затрещала, когда стекло перезарядилось: «Эврика. Тот, Кто был ничем, станет всем. Мы покажем им мать Кузьмы, сколько килограммов вяленого мяса, где зимуют крабы и почему неэкстремалы женятся. » — «Кого мы покажем? И самое главное — что? Имейте в виду, я осторожно отношусь к эксгибиционизму. Я согласен показать себя только узкому кругу ограниченных людей» — «Хусари — заткнись. Советую первое собрание акционеров ЗАО «Рога и копыта» открыть. Наша цель — нести разумное, доброе и вневременное в массы. Разумеется, в обмен на свободно конвертируемую валюту. » Я поддерживаю все основные фибры своей души. А теперь ближе к телу, как говорил Мопассан».

Затем Семака объявил о своем врожденном плане. — «Смотри сюда. Теперь вы потащите свои книги Аки Сисифа на Голгофу. Принесите шампур с маслом. Тезис справедлив?» — «Опыт — замечательная вещь. И он предлагает это — да. Готов рассмотреть варианты.»-«Что если книги. Не принимайте.» — «Сома и вы максималисты. Вы предлагаете пролететь как фанера над Парижем и не получить ни копейки. Скажем, вы расслабляете граждан и получаете удовольствие.» — «Именно это я и предлагаю. Кроме того, акционеры ЗАО «Рога и копыта» сразу собирают все деньги, берут, сколько можно занять и. Они направляют свои стопы к университетскому магазину и начинают покупать учебники в страдающей Популярности по цене этих университетских солдат. » — «Сёма, у Ваки Ксюши была гнилая реба? Или молоко взбило нестандат? Что за блудницу вы предлагаете? Не только не получать деньги, но и отдавать последние и выигрывать всякое дерьмо. К сведению, я готов грызть гранит науки, но здесь я предскажу, что он ест бумагу вместо пиццы, а это извращение. Душа, душа не принимает эти условия. Что мы будем делать с этими книгами? » — «Я уже сказал тебе, что ты дурак и уши у тебя холодные. Мы будем ими торговать» — «Да, мы откроем лавку или, скорее, лавку напротив лавки и позовем покупателей» Девушек, Девушек, купи книгу. Не использовать. Книга «Персик». Кстати, как вам нравится мой бархатный баритон? » — «Ты прав и не прав, мой друг Сократ. Мы действительно занимаем скамейку запасных. И действительно, напротив магазин. Но мы будем покупать только книги. Но для продаж есть такая мысль. «И Семка озвучил остальную часть идеи» Мне довелось посидеть в местном локале. «

Даймонд Смоук прошел по нашей скромной квартире. Идея была настолько проста, настолько гениальна. Просто чудо, что за столько лет никто не подобрал золото на поверхности. Дрожащей, но уверенной рукой я достал чековую книжку и посмотрел на баланс. — «Немного больше и больше. Все приобретено непосильным трудом. Я готов внести свой вклад в виде благотворительности в пользу голодающих. Что скажут торговцы?» — «У меня примерно то же самое. Я думаю, что нашего капитала достаточно, чтобы добиться успехов в науке и технике» — «Мадас». Они штурмовали свои интервью с голым членом, чтобы получить преимущество. Но, черт возьми, отчаянные времена требуют отчаянных мер».

На следующий день, когда он сложил наш скромный капитал, позаимствовал складной стол и пару соседских стульев, мы устроились у внешнего входа в магазин. Мы привязали объявление от руки, сказав, что покупаем учебники по высокой цене. Какая цена, мы понятия не имели, какая книга, мы понятия не имели, приходилось периодически работать внутри и выяснять по учебникам, которые принимал магазин. Затем мы накидывали 5-7 долларов сверху. За книги, на которые университет вообще не давал денег, мы давали 3-5 долларов, в зависимости от состояния и толщины книги.

Сначала дело шло тихо, но очень скоро, когда мы узнали, что платим больше, толпа студентов осадила нас. Злополучная масса согнулась под тяжестью книг. Затем их стали укладывать под стол в коробки. Затем они просто положили книги на асфальт. Вскоре возмущенные работники магазина набросились на нас с претензиями, мол, какого черта? Что за дилетантская презентация? Что такое попытка монополии?

В ответ мы рассудили, что никакого вреда с нашей стороны не было. Мы просто хотим покупать книги у единомышленников. А где сказано, что это запрещенная деятельность? — «Хулиганы лишают зрения!» — крикнул Салмон. — «Давай», давай сюда Ляпкина-Тяпкина. — нагло повторил я. — «Я буду жаловаться прокурору», — крикнул Семка. — «Может, нам просто послать их к черту, со всей пролетарской прямотой?», — предложил я.

На следующий день мы повторили выступление, а на третий день у нас закончились деньги. В результате мы получили несколько сотен учебников по всем предметам, от античной философии до высшей математики, от химии до квантовой механики. От нашего столика до парковки было не более 50 метров, но мы неплохо подтянулись на руках. Бедняга Субару Салмон уже тонул от нагруженных объемов. При воспоминании о том, как я перетаскивал эти вещи из машины в нашу квартиру на третьем этаже, мне становится плохо, хотя с тех пор прошло почти 20 лет. Но теперь мы были готовы к битве титанов.

Как уже догадались уважаемые читатели, мы ни в коем случае не собирались продавать эти книги в розницу, сидя на скамейке или расклеивая банальные объявления. У нас был только один покупатель. Университетский магазин SAM. Как можно сделать такой жест? Я объясню здесь.

Дело в том, что когда начался семестр, в первые две недели, общее состояние университета можно было описать как «ромашковое безумие». Студенты записывались на занятия и очень часто меняли их впоследствии (по разным причинам). Поэтому им приходится сдавать уже купленные книги и покупать новые. Для этого достаточно заполнить простую форму, которая выдается в центре регистрации. Его заполняли от руки, указывали, какое занятие отменяется, какое проводится вместо него, и сотрудник центра (чаще всего это был тот самый студент из братства, который работал почасово и которому было абсолютно все равно) ставил либо печать, либо разворотную подпись.

Постучав по студентам и окинув их взглядом, мы получили в свое распоряжение целую пачку пустых бланков. Мы заполнили формы, указали, что меняем расписание, и отправились в магазин учебников. — «Я хочу поменяться. Я возьму другой класс», — твердо заявила я. «Отдайте деньги рабочим». — «Дайте подумать», — пробормотал сотрудник. «Вы купили его по кредитной карте? Или на университетский счет? — «Наличные, конечно. «Я убедился. -» У вас есть чек? Ну, я не сохранил его, я потерял его. Но, в конце концов, вот они, те самые книги, которые стоят у вас на полке. Больше некуда их везти. Да, и по правилам мы можем брать их в аренду на первые 2 недели без проблем. «Сопротивление» к этому моменту обычно прекращалось, и за книги, которые мы покупали (или даже получали бесплатно) за копейки, мы получали в магазине розничную цену наличными. А тут целый лоток с ярко-синей каймой.

Мы появлялись в университетском магазине почти 3 раза в день, потому что нам нужно было успеть продать как можно больше книг. Через несколько дней наши лица стали настолько знакомыми, что продавцы принимали нас как родных. Естественно, они все понимали и по инерции сопротивлялись, но «методов против Кости Сапрыкина у них не было», потому что мы не нарушали никаких правил. И, соответственно, каждый поход в магазин приносил нам сотни долларов. Конечно, мы не успели сдать все книги, магазин отказался принимать что-либо, потому что эти учебники уже не использовались, но мы купили 80 процентов запасов.

Инвестиционный доход превысил все самые оптимистичные прогнозы и вышел за рамки 600%. Наконец-то мы почувствовали себя людьми. В его кармане завелись приличные деньги. Я не бросил работу, но меня больше не заставляли экономить каждую копейку. Кроме того, я даже частично погасил свои долги за обучение и позволил себе некоторые излишества. И, конечно, мы с нетерпением ждали начала следующего семестра, и я с нетерпением ждал повторения нашей арии на бис.

К сожалению, второй концерт по просьбе зрителей не состоялся. Более того, мы покупали книги, и на порядок больше, чем раньше. Но проницательные продавцы университета прошли по нашей кривой. Согласно новым правилам, при сдаче книг необходимо указывать номер студенческого билета и предъявлять удостоверение личности. Также необходимо было представить официальный график до и после замены.

Мы линяли, как неделимые олени, меняя расписание по нескольку раз в день, но беготня в регистрационный центр и обратно занимала много времени. К тому же мы настолько запутались, что нас начали тупо возить в магазин и центр, едва мы успевали записываться на настоящие занятия. Проблему нужно было решать срочно, потому что на кону стояли большие деньги.

— «И снова Эврика», — сказал Сиома. «Мы сами по себе, в этом наша слабость. Но заграница нам поможет. Есть идеи.»- «Выразите весь список, пожалуйста.»- «Надо устроить крик и организовать идейных борцов за знание денег. Вы не должны полагаться на помощь аборигенов. Их протестантская этика и буддийский порядок вещей не позволят им участвовать в нашем гешефте. Нам нужны их другие Другие такие. И это проще, нам нужно больше детей лейтенанта Шмитта. «

Конечно, русскоязычные студенты в университете опережали нас, но очень редко. Пожалуй, только в год нашего признания началось медленное завоевание эрмаком Сибири. Если в нашем 6 — летнем «русские» были приняты, то как минимум 25 человек были хотя бы на третьем курсе в университете.

— «Мы позвоним тем, кого знаем. В то же время мы попросим их донести их до тех, кто знает. Ну, мы повесим вывеску в студенческом центре, там будет написано «Русский клуб». ‘ Ты хочешь страдать с нами за хлеб. » — «И что потом? Не боитесь ли вы раскрыть знания Хоу?» — «Чего они боятся? Для меня это последний семестр», — ответил Семка (заканчивает университет через 3 года). «У тебя остался еще один семестр, тогда будет достаточно достижений для твоего возраста. А его брат Эмигрант почует запах и поможет нам. Это наши субсидии в «Союзе меча и орала».

Не успели сказать, как уже сделали. Кто мог быть оповещен, некоторые видели сообщение. Они организовывали советы в кино или, в последнее время, на скамейках возле библиотеки. Вероятно, собралось человек 15-18. Речь Семака была вытолкнута наружу, откуда бросали камни. — «Дорогие братья и сестры, кента и шмот, аиды и гои, чуваки и чувихи. Щупальцами капитала последние соки гегемона взимают огромную дань в виде платы за учебники? Любой шанс Восстановить историческую справедливость и заработать деньги. Схема проста как два пальца, т.е. наши товары. Наши товары, ваше время и ваш доход гарантированы. Когда вы делите, это справедливое дитя пополам. Кто согласится, напишите свои контактные данные на этом листе. Те, кто хочет думать, — без проблем. Только не тяните кота долго, потому что времени у нас очень мало — это те деньги, которые мы можем заработать вместе. «

Проникновенная речь нашла отклик, и почти все с ней согласились. Все, что требовалось от неофитов, — это несколько раз менять расписание, предъявлять бланки вместе с удостоверениями личности и сдавать свою часть книг. Расчет производился после прохождения каждой партии. Они избавились от товара буквально через несколько дней, чтобы получить универсальную выгоду. Конечно, наш доход оказался меньше запланированного, но даже в этой ситуации мы все равно заработали очень хорошо.

Будучи знатоком человеческих душ, Семака предложил покрыть скромную поляну, благо прибыль от забавы была приличная. Пицца, куриные крылышки, пиво и шутки — лучшая основа для объединения пролетариата. Всем понравилось, особенно бесплатный подарок. Пару раз в семестр мы встречались с веселой группой, и на этом год заканчивался.

Перед моим выпуском Семка мне говорит: — «Слушай, мы уже людей организовали. Люди — как собаки Павлова, их можно смело вести в светлое будущее. Для меня уже слишком поздно, я уезжаю на Мастерс, а ты можешь сорвать хороший джек-пот с нашими товарищами по стае. » — «С этого момента». Мне стало интересно. — «Да, очень просто. На следующей выпивке я предложу вам пост президента русского клуба. Как обычно», народ молчит. «Я имею в виду, я уверен, что все поддержит. Кроме того, у нас есть Так Ништяк на следующий семестр. Я зарегистрирую всех как «Русский клуб» Университет официально на территории кампуса, так как там достаточно людей. А затем ловко и без обмана попросите бюджет. Я понимаю, что университеты предоставляют довольно щедрые средства студенческим организациям. Вы будете накормлены и напоены, и пенни упадет на мальчиков. «

Идея официального «Русского клуба» была воспринята «на ура». Семка подсчитал, как бы отмечает естественно маржу моего президентства, никто не возразил.

Ну, а следующий семестр (мой последний в университете) мы встретили уже во всеоружии, со стопкой учебников, которые мы упорядочили. В то же время я сделал презентацию для администрации, клуб был официально зарегистрирован. Возможно, помогло то, что мы выбили весь факультет русского языка за то, что он лоббировал наши интересы. Мне даже удалось выбить бюджет в несколько тысяч долларов, заявив, что мы посетим музеи, пройдем культурную обработку и даже организуем какое-то общественное мероприятие. Одно было плохо, бюджет дали только на следующий семестр, я не успел внести свою долю.

Однако я не жалею, что у меня было достаточно доходов от книг. А в следующем семестре «Детский клуб лейтенанта Шмидта» уже живет своей полноценной жизнью. На первые деньги они устроили большую вечеринку в русском ресторане. Они даже умудрились сообщить, что это «изучение русской кухни». Несколько лет, будучи первым официальным президентом Русского клуба, они звали на всевозможные встречи, даже несколько раз приходили ко мне домой. Потом они постепенно прекратились, особенно после того, как я сам охладел к этой теме из-за работы и своих путешествий.

Что ж, теперь его можно увидеть в клубе русских парней из первоисточника. Все белое, пушистое, чистое и культурное. Да, наверное, так и есть. Тем не менее, они будут знать, как и почему все это началось.

На его создание вдохновил видеоролик о кошке, которая, вылизывая себя, зацепилась языком за ошейник. Когда я познакомился со своей женой, у нее была дворовая собака, необычайно большая, черная. Его звали Джек. Он быстро принял меня в свою семью и распространил на меня свои обязанности. А происходило это так: сопровождение членов семьи от дома до автобусной остановки. Мы жили на окраине в частном секторе, и Джек был медлительным. Но как только он замечал какую-либо угрозу (по его мнению) для своего «эскорта», он тут же бросался ее устранять. Со стороны это выглядело устрашающе — он рвал «с копыт» так, что из-под них вылетали комья земли. Если это была собака, она визжала на месте и либо падала назад с поднятыми лапами, либо убегала бегом, с дикими криками; если это был человек, примерно то же самое, плюс замирание на месте. Собака, увидев полученный эффект, резко затормозила всеми четырьмя лапами в 20 ярдах перед жертвой и, виляя хвостом, вернулась к хозяину, всем своим видом показывая: «Ну, как я с ним?». Все было бы хорошо, все соседи знали о его «появлениях» и не обращали на них внимания, чужие редко заходили туда, только эта его «забота» распространялась на машины. И чем больше была машина, тем отчаяннее собака бросалась к ней, пытаясь отгрызть колеса в пробке. Никакие крики «Фу!» и другие методы не давали положительного эффекта, словно в его мозгу мерцала какая-то лампочка. А однажды зимним вечером, подходя к дому, мы увидели кровавые следы, ведущие к его стойке. Собака сидела с распоротым животом и ободранными задними лапами. Тогда я был удивлен стойкостью и спокойствием жены. Имея в багаже исследования и практику ветеринара, я нашла в аптечке иглы, швы и антибиотик, и через час Джек, зашитый, благодарно лизал наши руки, лежа в подвале на оленьей шкуре. Не зря говорят «заживет как на собаке!», потому что через неделю собака потихоньку начала делать короткие вылазки. Мы надеялись, что после этого случая желание нападать на проезжающие машины у него исчезнет, но, как говорится, «горбатого могила исправит». Это заняло около месяца. В выходной день жена поливала цветы на подоконнике и вдруг: — О боже! Я не приму его! Я подбегаю к окну и вижу, как наш Джек, на трех лапах, из последних сил, останавливаясь, прыгает в сторону дома. Правой передней ноги нет вообще! Мы вместе выбежали из дома, чтобы встретить его. Издалека меня начинает что-то смущать: — то ли отсутствие крови на снегу, то ли какая-то неестественная поза собаки. И, конечно, подойдя, я вижу, что его правая передняя лапа просунута сквозь ошейник, который он купил совсем недавно и который он, очевидно, безуспешно пытался выбросить.

Сегодня я иду в первый класс Скоро я буду учиться математике резерв Близорукость мне точно грозит Сколиоз и невроз и средний отит Вот я уже и пятый класс Я подсадил кока-колу Я бил часто И потерял эмаль на зубах У меня появились друзья Мухаммед, Махонжон, Зульфия… Зульфия от отца С восьми лет я научился писать и здороваться. Зуля сдает все экзамены Ее отец дает взятки всем … Махонжон бывает в классе только один час Со своим старшим братом он варит пиво Но отличник мой друг Махонжон Школа — это сладкий, грязный сон Имам часто приходит к нам Может быть, скоро я приму ислам Наш директор Асланов Ильсур Был сегодня ужасен и мрачен Мы можем только догадываться Может быть, он хочет продать школу. Вот мальчишки и мой выпускной Я совсем захирел, заболел Я пережил аборт подружки Я пережил стандартных мальчиков Я спас папу на учебу Баксы убили по 300 надежд Социальные лифты давно ушли Мертвое дно нас ждет Где сто тысяч зарплата от сна У кого-то есть цена на обед Заработанное время Мне 11 лет Здравствуйте НЛМК, всем привет.

Как я не позволил каторжникам ограбить себя, или Мужество города берет.

«И даже если грабитель вонзит нож в твое горло — даже в этом случае есть надежда», Талмуд «Я учился у всех своих учителей», царь Давид

Я рос обычным еврейским мальчиком, обучавшимся на дому. Единственное, что отличало меня от других еврейских мальчиков, — это мое абсолютное и бесконечное нежелание учиться. В школе мне не нравился ни один предмет, включая пение, физкультуру, труд, не говоря уже о математике и прочей физике. Я упорно отказывался от скрипки, фортепиано и шахмат, настолько, что мои еврейские родители не стали настаивать. Единственным моим занятием было чтение книг. Я читал все по порядку: Купер, Фейхтвангер, Азимов, Стругацкие. Моя всеядность дошла до того, что я, сволочь, прочитал несколько медицинских учебников, оставшихся от моей матери после окончания медицинского института. Так я понял, что медицина — это не мое.

И я сорвал свое обучение итальянскому языку — я приехал, но ни черта там не сделал. Нет нужды говорить, что я, как известно, был абсолютно необучаемым, и учителя, разминая руки, дулись на мою мать, что-то вроде: «У них такие родители и такой сын».

Правда, в 11 классе я решил, что пора начинать учиться: очень помогла поездка в ПТУ при судостроительном заводе на Подоле — я вдруг понял, что вовсе не хочу идти в ПТУ. За несколько месяцев с помощью репетиторов я осилил всю школьную программу. До окончания школы оставалось еще несколько месяцев, и мы с учителями быстро прошли институтскую программу по вышке и физике для первого курса технических вузов. Учиться мне было легко — сотни книг, которые я «проглотил», сыграли здесь важную роль. Кто знает, может быть, от многих поколений седобородых талмудистов, чья кровь течет в моих жилах, — и я сошел с ума.

Я легко поступил в институт (KISS) и почти ничего нового не узнал за первый год, а после этого мне пришлось спешно покинуть Украину по причинам, описанным в моих предыдущих рассказах.

Еще одно отличие от обычных еврейских домашних мальчиков заключалось в том, что я не боялся драться. Нет, я не любил драться, и, честно говоря, я все еще боялся, но я четко знал: как только ты испугаешься, вуаля: тебя будут трахать каждый день, а наш район был очень криминальным. Меня несколько раз били, но я всегда боролся до конца, теперь же, фактически побежденный — я знал: я остановлюсь, пока нас не разобрали — это означало, что я зол, но я не мог себе этого позволить.

И они это заметили. Меня уважали, в том числе и в тогдашних возбужденных бандах. И хотя я оставался доморощенным еврейским мальчиком, я научился прилично драться. В нескольких схватках я одержал верх. И вот парадокс: чем лучше ты умеешь драться, тем меньше это получается: со временем никто не трогал меня «на зоне». Но ни в какие банды я не вступал (там не читают книг (геи!), шутка, конечно, — только не моя).

Но самое главное, что я вынесла из этого периода: я выработала характер, который до сих пор помогает мне, несмотря на то, что я не вернулась из школы.

И наличие своего героя помогло спасти мне жизнь. Если бы я охладел, то мог бы, без преувеличения, пролежать «два метра под травой» почти 30 лет.

Моя тетя жила в другом районе Киева. Однажды, когда мы с мамой были у нее в гостях, тетя попросила меня сходить в хлебный магазин. Приятно было ходить за хлебом в своем районе: можно было нарушить. Кроме того, если в твоей местности били один-один-один задолго до первой крови, то если ты забредешь в чужую, тебя могут жестоко избить, толпой, и чем это закончится, предсказать было невозможно.

Тем не менее, было неловко отказывать тете, и каковы были шансы, что кто-нибудь заметит меня здесь в субботу утром? И я пошел.

То, что произошло со мной через 10 минут, превзошло все мои худшие опасения.

Улицы были пусты, до магазина было рукой подать. А потом ко мне на улице подошли двое бывших заключенных. Я помню, как сейчас: серая не поддающаяся лечению одежда и самое главное: у них обоих были все передние зубы. И на их лицах была неизгладимая печать зон. И вот эти двое подходят ко мне: один делает незаметное движение за мной, а другой, глядя мне в глаза жестким волком, говорит: «Меньшой, деньги есть?».

Почему зэки решили струсить перед подростком — я до сих пор не знаю, видимо, это не их уровень, хотя понятия не имею.

И моя закалка в уличных драках сработала: я знал, как себя вести, хотя никогда раньше не пересекался с осужденными.

Я отвечаю, спокойно глядя осужденному в глаза, но без «героизма» — герои — герои не для меня: «Вот».

А сзади мне приставили нож к ребрам. Сейчас, более 30 лет спустя, я прекрасно помню прикосновение кончика ножа к моей спине. На уровне инстинкта я почувствовал реальную угрозу. Но я знал, что если просто дать деньги, то разговор может на этом не закончиться: дал деньги — значит испугался, а это может плохо кончиться. Я также понял, что мне не нужно ничего из себя строить: просто будь собой.

Я отвечаю: «Не могу».

«Тетя послала меня за хлебом. Если я сейчас приду домой и скажу, что они взяли деньги на моей улице, она мне не поверит и подумает, что я присвоил эти деньги и переехал к ней. Мне не стыдно перед ней», — сказал он и спокойно посмотрел ей в глаза — без нажима, но и без лукавства, как будто не было ножа в ребрах.

Зак смотрел в мои глаза еще десять секунд, а может, это только казалось, что так долго. И тут, опять же на уровне инстинкта, я вдруг понял: мне ничего не угрожает, хотя мой нож все еще держится на ребре.

Зек посмотрел на своего спутника, стоявшего позади меня, и убрал нож.

И он просто сказал мне одно слово: «Я вижу». И я был свободен.

Романтика» тюремной жизни была мне чужда. Меня не увлекают истории о жизни «на зоне» и прочий мусор. Но я знаю одно: когда люди долгое время живут в замкнутых пространствах с другими людьми, откуда нет возможности уйти, а жизнь человека мало что стоит — у этих людей развивается способность выражать себя очень деградированно и точно.

В простом слове «ясно», которое Зак сказал мне гораздо больше, чем значение самого слова: это было уважение на равных к человеку, который не укусил даже в экстремальной, по сути, жизненной ситуации — не ПОТЕРЯЛ своих «понятий».

И спокойно пошла в магазин: не оборачиваясь и медленно.

Страх пришел позже, когда я принес хлеб домой к тетушке и сел на диван. Но страх был каким-то необычным: руки и колени заметно дрожали, но голова была свободна, а мысли ясны и не замутнены страхом.

Излишне говорить, что это событие заметно прибавило мне уверенности в себе.

Излишне говорить, что это событие заметно прибавило мне уверенности в себе.

Олеся поняла, что ей нужно серьезно заняться тренировками, когда ей было 16 лет, а грудь все еще не росла.

Олеся поняла, что должна серьезно относиться к тренировкам, когда ей было 16 лет, а грудь еще не выросла.

Оля поняла, что ей нужно серьезно заняться тренировками, когда ей было 16 лет, а грудь все еще не росла.

Оля поняла, что ей нужно серьезно заняться тренировками, когда ей было 16 лет, а грудь все еще не росла.

На первую пару в университете, которая начиналась в 8-00, я попал, только один раз за время учебы, когда по пьяни остался ночевать в институте.

На первой паре в университете, которая начиналась в 8-00, я поразился, только один раз за время обучения, когда в институте ночевала пьянка.

Я не видел такого во вражеских странах, изучая которые власти хотели бы отправить своих детей.

Я читал здесь различные морские истории, а также запомнил одну. Нет, я сам не имею никакого отношения к морю, плавал из Николаева в Одессу в качестве пассажира и все. Но каким-то образом путешествовал из Санкт-Петербурга в Москву. Или из Москвы в Санкт-Петербург, я не помню дату. Поезд был фирменный, аврора или красная стрела, застрявшее купе, сиденья ужасно неудобные — спинка вертикальная, лежать было неудобно, невозможно, пытка, одним словом. Но попутчики столкнулись с забавной троицей парней, курсантов какого-то ленинградского (тогда) военно-морского, кажется, училища имени Попова. Все москвичи (это обязательно). Всю ночь они говорили, что до испытаний они процветают, ну и я тоже слушал. Я до сих пор помню один мотор. И вот работало Военно-морское училище, издание, Комитет по распространению. Первый был круглым отличником боевой и политической подготовки. Комиссия спрашивает: «Где вы хотите служить?». Он: «На Дальнем Востоке!» Ему: «Молодец! Тихоокеанский флот — это ВМФ!!! Вот направление на крейсер! Отличный сервис!» Второй плотный хороший. «Где хочешь?» «На севере!» «Очень хорошо! Северный флот — самый современный! Вот направление к атомной подводной лодке!!! Служить офицеру!!!» И последнее — выпускной-мечеть. Ну, москвичка, конечно, — весь период обучения металась, нарушала режим, училась из рук вон плохо, еле доползла до выпуска. Члены комиссии спросили его: «Ну, где бы вы хотели служить?». А он отвечает: «Я прошу тебя направить меня туда, где самое трудное! В Москву. «Они удивлены:» Какие трудности есть в Москве? » А он: «Так ведь моряку без моря всегда трудно!».

Сын друга учится в полицейской академии в платном отделении. Поэтому руководство учебного заведения, чтобы поддержать студентов, которые не могут оплатить свое обучение, предлагает им работать в ГАИ в свободное от учебы время. Вот как я понимаю отцовскую заботу.

Вчера многие вспоминали 20-ю годовщину терактов 11 сентября в Америке. Сегодня я хотел бы вспомнить первую жертву этих террористических атак. Дэниел Марк Левин — 31-летний миллиардер, компьютерный разработчик и предприниматель. Он был единственным, кто пытался оказать сопротивление террористам на борту Boeing-767. В 21 год он был офицером самого элитного спецназа, в 25 лет получил степень в самом престижном университете мира, в 30 лет стал самым богатым израильтянином на планете. 11 сентября, ровно 20 лет назад, он покинул этот мир. Дэниел Левин был одним из тех людей, которые изменили мир, а тогда, в начале 90-х и в нулевые, их было особенно много. Он жил в Хайфе. Он ходил по тем же улицам, что и мы. Но он видел мир таким, каким он увидит себя гораздо позже. После окончания средней школы в Иерусалиме Левин был призван в элитное антитеррористическое подразделение «Сайерет МаТКаль» (разведка Генерального штаба), прослужил там четыре года и вышел в отставку в звании капитана. После армии он поступил в Технион и совмещал свое обучение с работой в лаборатории IBM в Хайфе, где он разработал систему для тестирования процессоров. После окончания Техниона он продолжил свое образование в Массачусетском технологическом институте в Бостоне. В юности он выиграл конкурс «Мистер Израиль» (до 18 лет), в 30 лет созданная им интернет-компания достигла стоимости 40 миллиардов долларов, и он стал самым богатым израильтянином на планете (личный капитал — 6 миллиардов). Тогда, 11 сентября 2001 года, Дэниелу Левину был всего 31 год, и казалось, что впереди у него еще огромная, долгая жизнь, и ничто не может и не должно его остановить. Представить себе иное было просто немыслимо. Согласно совместному расследованию ЦРУ и ФБР, Дэниел Левин был единственным, кто пытался остановить террористов, угнавших самолеты во время атаки на США. Его тело было найдено среди обломков. Он был найден с перерезанным горлом. Он был единственным, кто пытался остановить убийц, и, возможно, впервые в жизни он не справился с этой задачей. Прямо перед ним, в 8-м ряду бизнес-класса, сидели два угонщика — Мохаммед Атта и Абдул Азиз аль-Омари. Когда Левин увидел, что они собираются захватить хижину, он попытался оказать сопротивление, но силы были неравны. Террорист Сатам аль-Суками, сидевший за ним, перерезал Левину горло. Если бы все пошло по-другому, возможно, он снова изменил бы мир, как делал это всегда.

История, которая произошла со мной в студенческие годы, должна сразу сказать, не смешная. В какой-то момент мне понадобился новый дом. После недолгих поисков нам удалось найти его у дальнего знакомого, который жил в другом месте, но имел квартиру. Мы договорились о цене, обсудили даты, и я оказался там в нужное время. Вход на моих глазах выглядел обшарпанным, повсюду валялись окурки, под батареями стояли бутылки. Красота, одним словом! Он грустно улыбнулся и открыл дверь. И вдруг, точно так же, они схватили меня, как говорится, «за воротник». Как котенок. — Что это? — А меня обычно так тянет! — Что? Мне было страшно. Они развернули меня, и перед моими глазами появилась пухлая фигура со злыми глазами. — Кто этот клоун? — Поэтому они сразу же спросили меня. — Арендатор здесь новый. Андрей, — испуганно ответил я. «Я не помню такого здесь», — сказал мне этот труп. — Поэтому я говорю «новый». Я только что переехал. Я знаю владельца этой квартиры — он мой друг. «Тогда почему он не живет здесь, раз он здесь хозяин», — тело, очевидно, намеревалось продолжить допрос. «Он купил новую квартиру», — оправдывалась я. — «Позвони ему! — Зови, говорю, его! И я позвонил. Эта ситуация настолько потрясла меня, что я тут же забыл о ней. Когда тело услышало знакомый голос из телефона и подтверждение того, что я действительно теперь живу здесь, оно сердито оскалилось и ушло. Я начал устраиваться, наслаждаясь тошнотворным ощущением первой встречи в моей душе. В ту ночь в мою дверь позвонили, и когда я открыл ее, то снова увидел труп. «На!» — радостно протянул он мне бутылку пива. Я не пил, поэтому я сказал: «Я не буду пить». — Спортсмен какой-нибудь?» — сердито спросило тело. Нет, я просто не пью. — Тьфу на тебя — тело разлетелось. Прямо рядом с дверью. — Да, все будет хорошо. На! Я снова отказался. На теле появилось раздражение. — Ну, я спрашиваю нормально. — Мне жаль, но я не буду. Я сказал, что не пью. — Как я тебя ненавижу!» — сказал он вдруг. — Что это такое — «такой-то»? Точно, — он скорчил гримасу. — Он шел так идеально, сложенный неизвестно из чего. Я говорю тебе нормально, ботаник, давай поговорим нормально, узнаем друг друга получше, но я всей душой за тебя. И шевелите носом. Ты ведешь себя как сука! «Ну, извини меня», — начала злиться я. Поскольку я обычно не встречаюсь с парнями, я мудро решила держать язык за зубами. — «Тебя нет!» — прошипел он, внезапно добавив: «Как бы я хотел!» и взмахнув рукой. Все это, надо сказать, настолько наполнило меня стрессом, что когда он ушел, я некоторое время ходила по квартире, как потерянный ребенок, боясь прикоснуться ко всем вещам в ней. Мне казалось, что если я сделаю лишнее движение, то это тело придет снова и сделает со мной что-то плохое. Я никогда в жизни не встречал такой типичной рыжей, и если бы я был немного больше и массивнее (и увереннее в себе!), я уверен, что смог бы решить эту проблему с помощью грубого слова, а может быть, и силы. И еще я поняла, что сейчас у меня, вероятно, была бы действительно «удивительная» жизнь. И я не ошибся! Тело было доставлено на следующий день. «Переставьте машину», — начал он без предисловий. Ты поставил ее на мое место. Тогда я просто вышел из ванной и ответил, что сейчас, оделся, вышел и сделал перестановку. Тело исчезло. В тот вечер она очень громко слушала музыку, но я не решился спуститься к ней. На следующий день тело пришло снова. — Сменил машину. Препятствует. Поставьте меня на место. Я испытал настоящее чувство дежа вю.

Источник: https://www.anekdotas.ru/anekdoty-pro-distancionnoe-obuchenie-3

Top

Сайты партнеры: Сонник, толкователь снов | Блок о щенках и собаках | Погода в Санкт-Петербурге России Мире | Копирайтинг студия TEKT | Газобетон стеновой с захватом для рук