Анекдоты про физкультуру

Вовочка получил двойку по физкультуре. Отец спрашивает. — И он попросил меня положить козу с подстилкой. Ну, я так и сказал.

Отец — учителю физкультуры: — Я хочу, чтобы мой сын уделял больше внимания физкультуре. — Ну, завтра в 9 в спортзале с мамой, можно без сына.

— Вовочка, а почему у тебя пара по физкультуре? — Учитель сказал: «Видишь, там коза?». Держите его с матами. » — И что? — Я ответил». Николай Петрович, я вас прекрасно вижу. Твоя мать в миле от тебя!»

Вовочка получил двойку по физкультуре. Отец спрашивает. — И он попросил меня положить козу с подстилкой. Ну, я так и сказал.

Папа спрашивает пришедшего домой Вовочку: — Что ты сегодня в школе делал? — 2 по физическому воспитанию. После очередной порки папа спрашивает: — А за что? Вовочка: — Учительница говорит: «Подними левую ногу», потом: «Подними правую ногу». Папа (с большим удивлением): — Значит, ты должен стоять на x%or чем-то. Вовочка (мрачно): — Я его тоже спрашивал.

Папа спрашивает пришедшего домой Вовочку: — Что ты сегодня в школе делал? — 2 по физическому воспитанию. После очередной порки папа спрашивает: — А за что? Вовочка: — Учительница говорит: «Подними левую ногу», потом: «Подними правую ногу». Папа (с большим удивлением): — Значит, ты должен стоять на x%or чем-то. Вовочка (мрачно): — Я его тоже спрашивал.

Чемпионы… в хитрости вспомнили сразу две школьные истории. К девятому классу, в связи с переездом, мне пришлось перейти в другую школу. Отношения не сразу пошли на спад с одноклассниками, потому что они очень успешно шли на спад с одноклассниками. Со всеми сразу. Они были готовы носить меня на руках, но не в связи с восстанием гормонов. Я просто всегда понимал их и всегда мог придумать что-то интересное. Первый. У нас был учитель физкультуры. Его звали Гималайя. Почему человек не знает, что с фамилией имя никак не соотносится, но прозвище передавалось «от старших к младшим» в течение многих-многих лет. Дед был безобиден, даже шутлив — девушка забудет в спортивной форме, объявляет он, — а теперь она собирается прыгнуть через козла с парашютом! Но пенсионный возраст, поэтому он часто бывал глуп. Кажется только, что на физкультуре сложно… так, кросс. Четыре круга вокруг университета. Немного. Я успел вернуться к девочкам в раздевалку и обидеться. Мы идем на вершину. Я проверяю поле, планировку Гималаха, хватаю ребят и говорю — мы так медленно начинаем. Они смущены, но подчиняются. Девочки заходят в щель, а мы … предстаем перед учителем раньше, чем это предусмотрено нормой. Раунд второй, раунд третий… К тому времени, когда потные пыльные девчонки заканчивают свой многомарафонский марафон, мы уже давно сидим на бордюрах и с довольным видом уплетаем мороженое. Секрет был прямо в «подаче». По темпу я понял, что Гималая очень неудачно выбрала место для обзора. Для него. А мы на пятьдесят ярдов вперед, потом в кусты, потом в низ, шаг ходьбы и тишина, обходим его «сзади»… ну, и так четыре патрона. «Очень хорошо! Правильные чемпионы!» — похвалил он. К чести мальчиков — не сосед.

Второй. В десятом классе мы добавили пять новых предметов. Один из них мгновенно вызвал у всех наших девушек чувство «любви с первого взгляда». Все. Оптовая торговля. Его звали Дима, красавчик еще недавно был каким-то спорщиком и далеко не придурком — учился хорошо. Одним словом, вундеркинд. Если бы не осложнение в виде красавицы Лизы, с которой у Димы уже несколько лет роман и которая остается в старой школе. Это, а также то, что влюбленная женщина хуже крысы, загнанной в угол, было хорошо известно. Способна на все. Всего за несколько месяцев бедный Дима получил его полностью. И вот, в длинный перерыв, я сижу на высоком подоконнике, набрасывая домашнее задание по математике на завтра — а то сегодня такой плотный график. Видит Диму. Он оглядывается по сторонам — никого. — Что случилось? — Ну, по крайней мере, слезь с этой вершины! Я иду вниз. — Давай поиграем с тобой в любовь. — Ииии… что, девушки были ведущими? — Мое недоумение длилось несколько секунд. — Почему я? У меня, кстати, есть любовник. «Я его даже знаю». Лешка из 1-й школы. Мы ему все объясним и Лидке тоже. А почему ты? Потому что единственный, у кого здесь есть мозги. Слушай… и с того дня Дима остался один! Мы играли с ним, ну прямо семейная пара! Они сидели вместе, даже успели проявить взаимную заботу — надеть пиджак, поправить его, отойти в угол… дома — в обнимку… Но апофеозом стал выпуск. Поползли хорошо раскрученные слухи, что мы собираемся объявить о своем намерении пожениться. Люди не ждали своих сертификатов, как в том объявлении. Даже учителя не были слепы. И… финал. Мы на четвереньках на выпускном! Я с Лешкой, Дима с Лизой! Для девушек это был глобальный бум. А когда мы с Димой целовались, то и Леша, и Лиза аплодировали… Кроме того, Дима и Леша «обрисовали картину» остальному мужскому населению… Девочки танцевали друг с другом и тупили лицами… Мальчики смеялись над концертом Задорнова и строились в ряд — танцевать со мной или Лизой….

Резюме: Девочки! Красивые глаза и грудь мало чего стоят. Способность понять и помочь своим близким стоит гораздо дороже.

Я случайно зашел в раздел «Самбо». В шестидесятые годы каждый студент должен был сдать нормы ГТО (готовность к труду и защите). Каждое упражнение в этом комплексе оценивалось в очках и нужно было сдать определенное количество нормативов ГТО. Одним из таких упражнений было подтягивание на турнике. Вес во мне был 50 килограммов. Поэтому я не производил впечатления «влиятельного человека». Конечно, потом, когда у меня вырос живот, а морда стала широкой, все встало на свои места, и тогда меня уже не тянуло к «мужику».

На первом уроке физкультуры я сдал всю норму ГТО, подтянувшись 100 раз. Тогда наш тренер посоветовал мне пойти в секцию самбо вместо урока физкультуры. Я решил попробовать и укоренился там.

В конце первого курса в институте прошли соревнования по самбо среди первокурсников, и я занял первое место в наилегчайшем весе. Потом меня пригласили в институт самбо, где уже был мастер спорта в этом весе. По сути, он взял меня в команду в качестве груши для битья. Мастер спорта — Он был мастером в Африке.

Правда, если вначале он просто бил меня, то через год я научился противостоять ему, хотя все равно всегда проигрывал. Весь год я был мешком, а потом ситуация резко изменилась. Мой учитель заболел полиомиелитом, и я стал единственным бойцом категории fly (в просторечии FLY, или бойцом категории fly).

Меня, новичка, начали выставлять на соревнования, и я быстро стал побеждать. Я думаю, что не только я «держал мастера», но и мои соперники не уважали меня. Когда рефери говорит: «Борьба первого ранга и начинающий», то, помимо зрителей, этот первый ранг также слышит эти слова.

Очень быстро я добился побед на третью категорию, затем на вторую. Но для первых это не сработало, потому что количество побед для первой категории гораздо больше, чем для второй, а все победы должны быть набраны за определенное время. В перерывах между сессиями у меня не было времени на это, и во время сессии я совсем забросил САМБО, а заработанные победы сгорели.

Я воспринимал самбо не столько как борьбу, сколько как вид игры, требующий определенной стратегии и тактики. Кроме того, самбо научило меня многим полезным навыкам. Например, наш тренер учил нас спать ровно одну минуту. Сейчас я уже забыл, как это делается, но тогда, после разминки, перед боем, я мог заснуть ровно на одну минуту и выйти на ковер с абсолютно свежими силами и разогретыми мышцами. Но практическое применение самбо в повседневной жизни всегда было для меня неудачным.

Я представляю. Возвращаясь домой с последнего сеанса кино, проведя свою страсть, в ее доме. Естественно, я срезаю путь и иду через темный двор. Итак, в этом темном дворе фонарь стоит прямо посередине и освещает круг диаметром около пяти футов. В этом круге света есть пара. Пьяный мужчина хватает женщину за ятагану, свободной рукой бьет ее по лицу. Брызги крови из разбитого носа разлетаются во все стороны в свете фонаря.

Все работает за минуту. Я прыгаю на мужчину, привлекая его внимание ударом в нос. Затем я делаю заднюю ногу, и теперь он лежит на спине, ударяясь затылком об асфальт. В этот момент я, естественно, выпустил женщину из поля зрения. Но буквально через секунду я слышу над своим ухом: «Ааа… Убит. «. Злобная женщина с разбитым лицом теперь хочет моей крови. Конечно, в спринте она не может сравниться со мной, но я все равно чувствовал себя оплеванным.

В другой раз я увидел свою будущую жену дома днем. Было лето, поэтому все ходили в белых рубашках и темных брюках. На выходе из станции метро «Автозаводская» чья-то рука опустилась мне на плечо: «Ты не можешь найти курящего мужчину?». Не оборачиваясь, я бормочу: «Нет!» — и иду дальше.

Ладонь, однако, повернула меня к нему лицом. И я увидел в кругу таких же друзей крепкого здоровяка с красной мордой и рукой, согнутой для удара. Резко, как меня учили, я схватил его за рукав и воротник, затем резко дернул, но здоровяк остался стоять прямо, и его рукав оказался в одной моей руке, а воротник рубашки — в другой.

От такой грубости вся компания на мгновение потеряла дар речи. Я воспользовался этим и перешел рысью по Автозаводской улице. Буквально через несколько секунд за нами погналось целое стадо клоунов. А та, что без рукавов, была первой. Я хорошо бегал на длинные дистанции. Так, пробежав около километра, я обнаружил, что все еще держу в руках разорванные куски своей рубашки, что стимулировало бегунов продолжать погоню.

Я остановился, подождал, пока обиженный здоровяк подойдет, бросил разорванные куски рубашки и побежал дальше. Все это время моя будущая жена — первоклассная лыжница — бежала рядом со мной. После этой пробежки она сказала: «Ну, зачем ты занимаешься самбо? Бег — это решение всех проблем». Мы спорили на эту тему, но я четко решил для себя, что САМБО — это не столько борьба, сколько соревнование интеллектов. Конечно, невозможно объяснить это всем большим парням, которых вы встречаете на своем пути.

Папа, стоящий с ремнем на поясе, сурово спрашивает: «Вообще-то на физкультуре их просили дышать клеем.

Давным-давно, еще в прошлом веке, на заре моей беспокойной юности, мы ставили в школе спектакль. Это было театрально и патриотично. Я не помню, как все это называлось и на какой срок было назначено, но суть была такова. Сначала на сцене, за длинным столом, сидят студенты и делают этот длинный доклад о героях-комсомольцах. Как будто введение было идеологически обоснованным. Затем стол быстро уносят, и на сцене появляются те же ученицы, только не в школьной форме, а во всевозможных платьях, и они как будто играют бал 41. Которая, конечно же, прерывается взрывами и объявлением Советского информационного бюро о начале войны. Участники в шаре — кто падает, кто разбегается. И среди тех, кто упал и не успел убежать, романтичные парень и девушка обнимаются, говорят трогательные слова и клянутся в верности друг другу и стране. Ну, и последняя сцена — участники бала, теперь уже в военной партизанской одежде, с забинтованными головами и руками, сидят как бы на полу землянки и поют, естественно, «Землянку» на баяне. Вот такой, в целом, серьезный и искренний сценарий.

Мы долго готовились и репетировали. Так как делегации из других школ и некоторый комитет из ГОРОНО должны были приехать посмотреть. Приготовлен к славе, испытан. На репетициях у преподавателей даже были слезы на глазах.

И вот оно, долгожданное выступление.

. Наверное, в каждом классе была, есть и будет девочка, у которой постоянно что-то происходит. И у нас был один. Танка. Прекрасная девушка, красивая и упитанная. Но если бы на скамейке был гвоздь, то Танька ради этого гвоздя порвала бы джинсы на своей заднице. Если кто и приходит утром в школу без платья, но с фартуком, так это Таня. Если у кого-то на уроке физкультуры футболка натянута на голову, то и у Таньки тоже. А если кто-то почему-то забыл секретный личный дневник девочки за столом учителя литературы, то да, конечно, Таня. Все это знали, все понимали, но все равно взяли ее на производство. Потому что она прекрасно пела, хорошо танцевала и была просто ловкой и великолепной. Они думали, что она перенесется — они репетировали. Да, фиги там.

Все началось в самом начале, когда все участники шоу сидели на сцене за длинным столом. На столе, конечно же, лежала настоящая красная скатерть. Очень изобретательно. Но коротко. И, конечно же, в самый патетический момент Танька почувствовала желание раздвинуть ноги. И не просто толкать, а раскачивать ее колени из стороны в сторону. Туда-сюда, туда-сюда. И так до конца первой части. Зрители были в восторге. невозможно было не смеяться — постановка была серьезной, о войне, поэтому люди просто наклонялись и ерзали под сиденьями. В свою очередь. Не нарушать пафос речи.

Потом был «выпускной». По сценарию, Таня была среди тех, кому не суждено было спастись и кто должен был рухнуть на сцену под звуки первых взрывов. Она упала в обморок. На переднем плане. Как и ожидалось, трагически, лицом вниз. Но, черт возьми, с ее бальным платьем, задраным до шеи. А «комсомольцы» принимали присягу на фоне тех же, теперь уже знакомых зрителю, розовых шорт с клубничкой, только подсмотренных сзади. В зале царило небывалое оживление.

Ну, последняя сцена. Землянка. Перед его началом произошла заминка. Ремешок на аккордеоне сломался некстати. И поэтому играть в нее, сидя на полу вместе со всеми, не получалось. Вам нужен стул. Они попросили Таньку вынести его на сцену, она быстро переоделась в свою короткую партизанскую юбку и китель. Таня выдвинула стул на середину пустой сцены, осмотрелась и на всякий случай села на него. По комнате прошел радостный гул, все были готовы ко всему, и кто-то даже крикнул «Поехали!». В этот момент Таня, видимо, поняла, что в кресле должна сидеть не она, а баянист, встала, плавно и без суеты обошла кресло, зачем-то внимательно посмотрела в зал и села рядом. На ногах. Потом я немного подумал и решил «по-турецки». Тогда многострадальная хала не выдержала и застряла.

Песня «Earthling» не была исполнена. В этом не было смысла.

Маленький Джонни объясняет своему сердитому отцу, почему он получил двойку по арифметике: «Учитель спросил, сколько будет дважды два три, и я ответил, что шесть. А потом он спросил, сколько будет трижды два. — Разве это не х##? — И я сказал На второй день Вовочка принес двойку по физкультуре. — Я понимаю математику, но что такое физика? — Папа спросил — учитель физкультуры сказал поднять правую ногу, потом сказал поднять левую. — А на чем вы должны были стоять? — Это то, что я спросил. На следующий день Вовочка пришел домой и сказал отцу, что его вызывают в школу, к директору. — Что он снова сделал? — Директор вызвал меня в свой кабинет, когда я вошел, там были математик, учитель физкультуры и рабочий. — А что там делал рабочий? — Папа, я спросил то же самое.

Сегодня в школе выдали учебники к новому учебному году. Включая учебник по физкультуре. Когда ученики спросили, будут ли они его изучать, учитель физкультуры ответил: «Конечно». Надень его на голову, и ты присядешь на корточки».

Учитель выстраивал нас в ряд, командовал «Кру-ом!» и давал указание закинуть руки за спину, одну через плечо, другую под себя, стараясь, чтобы пальцы встретились. И мне удалось дотянуться пальцами до запястий противоположных рук, положить ладонь на тыльную сторону его руки. Это было единственное, что я умел делать физически. Он идет по линии. Бодрый голос старика отражается от стен спортзала: «Так, так… браво… ну, что же вы делаете! стараетесь. неплохо…» замер, ожидая похвалы. Теперь все узнают о моих феноменальных способностях. «Смотрите все сюда! Так и должно быть! Отличная гибкость!» Не для меня. Это миниатюрная Светлана, сияющая улыбкой, изящно загибающая кончики пальцев за спину. Что она мне тогда скажет? Сердце сжимается. Даже если я считаю себя бесчувственным нигилистом (слово «мне все равно» еще не вошло в обиход), все равно приятно предвкушать, как мои одноклассники поймут, что я достоин не только насмешек. А что сказал мой учитель? И он, увидев то, чего не должно было быть — как безнадежно неуклюжая, не сдавшая ни одного норматива, толстая, но угловатая студентка, фамильярно сжимавшая руки, пальцы которой доходили почти до локтя — потерял дар речи, кашлянул и тихо пробормотал что-то невнятное: «Мини-мини-мини…». Затем, вернув мысль на привычный путь, он объявил: «Разойтись, урок окончен». Это было все. Мой звездный миг угас, не воплотившись в жизнь.

Я читаю истории с этого сайта в свой обеденный перерыв уже почти двадцать лет. Я с удовольствием перечитываю творения «какого-то Леши», «человека-ракеты» и других. Я также хотел бы рассказать вам о некоторых случаях из моей военной службы.

ЗАКОНЫ ФИЗИКИ, КОТОРЫЕ НИКТО НЕ МОЖЕТ ОТМЕНИТЬ В 1968 году я поступил в военно-морскую школу радиоэлектроники, чтобы изучать радиоэлектронику. AS. Попов. Перевод был очень сложным. Претенденты приезжали из разных уголков Советского Союза и формировались в группы или «потоки» по 100 человек в каждой. Таким образом, было 48 потоков примерно на 600 мест, то есть конкурс составлял 8 человек на место. А с учетом «референтов» (тех, кто не прошел конкурс в прошлом году и пришел попытать счастья в этом), конкурс охватил 9-10 человек. Среди кандидатов был определенный процент вольнонаемных — тех, кто в счет военкоматовской службы по учету и призыву приехал на две недели посмотреть Ленинград. Но большинство боролось за поступление на полном серьезе. О накале страстей можно судить по тому, что на последнем экзамене по физкультуре, при сдаче плавания, те, кто, например, приехал из степей Казахстана, тоже прыгали в воду и не умели плавать все. Что касается физики и математики, то здесь борьба была еще более ожесточенной, поскольку балл за три экзамена составлял 13-14. В целом, уровень подготовки новоиспеченных курсантов был очень высоким. Но, как это часто бывает, подготовка была в основном теоретической. Но нам приходилось связывать «науки» с жизнью во время учебы в школе. Вот об одном таком маленьком уроке и будет рассказ.

Ввмуре расположен и находится в Петродворе. В то же время четверть школы соединяет угол верхнего парка с его углом через дорогу. В те далекие времена были широко развиты нематериальные отношения. Поэтому у дирекции парков и командования училища сложились такие отношения, что курсанты часто участвовали в мероприятиях в нижнем и верхнем парках: большие уборки территорий, открытие и закрытие фонтанов и т.д. Надо сказать, что в 60-е годы реставрационные работы в Петергофских парках были лишь наполовину завершены. Кадеты нашей школы также участвовали в подобной работе. Однажды в конце августа 20-30 человек нашей роты во главе с командиром роты Анатолием Дмитриевичем Васильевым были направлены в Верхний парк для выполнения ответственного задания — установки мраморной скульптуры в пруду Восточного четырехугольника. Предстоящую работу мы восприняли как развлечение: прогулка по городу вместо тренировки на парадной площадке, что могло бы быть лучше. При этом никого не смутили фирменные рубашки и особенно посуда без ленточек, выдававшая наши полные основания… Для предстоящей работы все было готово: выкладывались основные отрезки маршрута статуи от потолка большого дворца до неприглядного острова в центре пруда, по глади озера покачивалась лодка. Облегчает жизнь школьная лодочная база, расположенная в нижнем парке. Шкипер разделил нас на несколько групп по шесть человек, провел инструктаж по технике безопасности и установил путевые точки. Инструктаж по технике безопасности был крайне необходим, поскольку статуя весила двести фунтов и могла быть легко раздавлена ее ногами. И нести его нужно было с предельной точностью — ведь это произведение искусства! На инструктаже, однако, не было напоминания о законах физики, и это, как показало ближайшее будущее, было главной ошибкой. Я вошел в группу носителей статуи с чердака. Было чрезвычайно трудно нести статую по узкой винтовой лестнице. Из-за узкой лестницы статую пришлось нести на вытянутых руках. Статуя изо всех сил пыталась взорваться и одновременно упасть со ступеней лестницы и на наши ноги. Поскольку такая перспектива нас совсем не устраивала, мы стойко преодолели все трудности и не бросили драгоценную ношу. На выходе из Большого дворца нас встретила очередная группа «носильщиков», которым мы передали эстафету. Они спокойно занимались, подвели статую к краю пруда. Перенос статуи на борт судна прошел при полном командном контроле и, разумеется, без эксцессов. На борту лодки статуя была помещена на дно, причем совершенно инстинктивно. Слово «инстинктивно» здесь звучит в смысле действовать без колебаний, поскольку некоторый опыт подсказывает, что тяжелый груз следует размещать как можно ниже. С соответствующим понятием «метацентрическая высота» и его практическим использованием мы познакомились чуть позже на кафедре ТУЖК (теория устройства и живучести судна). Но третий закон Ньютона, который теоретически мы прекрасно знали со школы, сыграл с нами злую шутку. Этот закон гласит: «Два тела взаимодействуют друг с другом с силами, равными по модулю и противоположными по направлению», а если говорить простым языком «… на каждое действие существует равное противодействие». Вроде бы все понятно, но пока вы сами лично ощущаете это противодействие, закон остается лишь теорией. Поэтому в нашем случае неподписанный закон был забыт. Когда лодка прибыла на остров, все курсанты бросились забирать статую. Никто не подумал поправить лодку (а возможно, все боялись оказаться под поднятым грузом).

Но, несмотря ни на что, закон начал действовать с неумолимой силой: когда он перенес статую, лодка начала медленно удаляться от острова. Все остальное напоминало замедленные кадры немого кино: на берегу все замерли, слова застряли в горле. И с каждым дюймом увеличивающейся полосы воды между лодкой и островом лица наблюдателей вытягивались и вытягивались. Ситуация ухудшалась с каждой секундой, но никто из главных героев и не думал ее исправлять, они все пытались удержать статую. Зрители не могли произнести ни слова. Все закончилось в тот момент, когда статуя и все, кто ее поддерживал, почти одновременно упали в воду. Среди живых жертв не было ни одной — бассейн пруда был мелким. Но статуя при падении «потеряла» руку. К тому времени, когда статую сняли и подняли на площадку, от нее не осталось и следа. Но в течение следующих пяти лет обучения, когда бы мы ни посещали верхний парк, мы всегда отмечали, что застрявшая рука на статуе была результатом нашего недостаточного опыта в применении законов физики. Этот случай засел в моей памяти, и когда два моих сына учили соответствующий раздел физики в школе, я всегда иллюстрировал дело этим примером. Скоро подрастет внучка, и ей придется рассказать о статуэтке. Здравствуйте одноклассники компании «Дементин»! Фаун

Вовочка получил двойку по физкультуре. Отец спрашивает. — И он попросил меня положить козу с подстилкой. Ну, я так и сказал.

Вовочка получил двойку по физкультуре. Папа спрашивает: — Почему учитель поставил двойку? — И он попросил меня положить козу с подстилкой. Ну, я так и сказал.

У нас в классе была девочка, назовем ее Света — Мировой мальчик! Она терпеть не могла, когда ее отправляли на физкультуру с девочками учить фигуры художественной гимнастики. И она требовала, чтобы ей разрешили играть с нами в чечетку. В том классе было мало мальчиков, и даже число их было нечетным. Поэтому они пошли к ней.

Однажды, во время такой игры, кто-то крепко «послал» меня в заднюю часть лодыжки. — Бл…дь!», — вскрикнул я от боли и удивления. Но, оглянувшись, он увидел Светку и продолжил: «Прости!» — ответила Светка. — Я имею в виду, ты честная девушка, а не… Что я сказал!

Остальные парни зарычали. А Света говорит: «У вас нет данных, чтобы что-то подтвердить. — Ну да. Я учусь в вашей школе недавно. Мальчики полностью рассорились. А Света закончила: — Ну, да? — И она подмигнула. — Что??? Я была в полном замешательстве. — Бьёт штрафной! «Что»!

Ну, я говорю, дитя мира.

— Из дневника ученика: Сегодня на физкультуре я сломал палец, … я сделал это на работе.

Папа проверяет дневник Вовочкина: — ГМ … А на физкультуре пара за что? — Учитель сказал, что коза перехлестывает …

-Как вам удалось стать профессиональным бодибилдером, ведь вы всегда занимались физкультурой три года? — Но по химии я всегда был отличником!

Всем известно, что библиотека — это место, где должна царить тишина. Но это культурное учреждение также может стать источником забавных воспоминаний. Самая крутая библиотека, в которой мне приходилось бывать, была в пансионате «Алмаз» Гудаутского района автономной советской республики Абхазия. Пансионат представлял собой несколько десятков дощатых домиков, живописно разбросанных вдоль оврага в полукилометре от моря. Эти дома, не знаю почему, назывались финскими. Конечно, в пансионате было, матросское радио, многое другое, включая библиотеку! Библиотека находилась под одной крышей со складом спортивного центра, и такое соседство было вполне логичным, поскольку инструктор по физкультуре, молодой спортивный человек, отвечал за то и другое. Очевидно, он считал свои обязанности по физическому воспитанию более важными, чем книжная культура, поэтому книгохранилище было открыто исключительно по просьбе отдыхающих. Книжный дворец представлял собой небольшую комнату со стопками книг на полках, стульях и на полу. В их заведении не было системы, поэтому найти что-то более-менее читабельное было непросто, тем более что владелец заведения постоянно спешил с очередного спортивного мероприятия. Когда посетитель поспешно выбирал одну или несколько книг, совет вносил необходимую информацию в разрозненную тетрадь: рука, не используемая для упражнений в каллиграфии, записывала номер дома и количество взятых книг: «1 книга.» или «2 книги.» Когда книги возвращались, запись обрывалась. На книгах не было штампов или других библиотечных пометок, поэтому можно было вернуть практически любую книгу (конечно, речь идет о художественной литературе; расписание электричек вряд ли бы прокатило). Так что библиотека была еще и центром книжности! Следует отметить, что детским книгам, в силу их дефицита, уделялось особое внимание, в данном случае запись выглядела так: «1 дет. Принц. » Кстати, спросом пользовались в основном детские книги — взрослые отдыхающие, не обремененные детьми, могли организовать свой досуг и без библиотеки, учитывая, что с одной стороны было Черное море, а с другой — благословенная Абхазия, которую горбачевский припадок «Сухой», закон «коснулся гораздо меньше, чем центральных регионов». Но взять ребенка, особенно вечером, когда нет виджета с загруженными играми и мультиками, а только телевизор… поэтому библиотека была очень востребована! Другие библиотеки, где я был временным или постоянным читателем, были гораздо солиднее, там работали профессионалы. Но, как говорится, на профессионала найдется управа. В юности я посещал окружную библиотеку. И там я однажды изучал скудный латиноамериканский раздел. Авторы были сгруппированы по странам: Аргентина, Боливия, Бразилия и т.д. Но одна книга находится в том же разделе, но не ссылается ни на одну из стран! Как только я заинтересовался, я взял ее в руки — это Эразм Роттердамский. Понятно, почему он не вошел в Боливию или Венесуэлу — в этих странах нет города Роттердам. Но какое отношение к этому имеет Латинская Америка? Открываю титульный лист, под заголовком курсивом: перевод с латыни. Все становится ясным. А титульный лист, конечно же, украшает заголовок: «Похвала глупости».

Что происходит, если вы не выучили параграф?

1 сентября отмечается День знаний. Разве в школе не достаточно смешно? Для извлечения абсурда из работ студентов ошибки спортивных комментаторов — дело простое и привычное. Но «шпионаж» за учителями также не освещается. В честь этого события мы предлагаем вам, дорогие друзья, подборку фразеологизмов учителей, записанных коллекционером школьного юмора.

— Чтобы меня услышали, я должен кричать так, что у меня уже больной голос!

— ОБЖ — не расшифровывается «Обед будет». Железо!», и «Основы безопасности жизнедеятельности». Так что прекратите жевать!

— Ну, что вы выращиваете на доске.

— Микробы в наш организм попадают с руками.

— Если вы не выучили параграф заново, то завтра утром классный руководитель устроит вам Варфоломеевскую ночь.

— Это тригонометрия для вас, а не урок физики, где вы должны заниматься химией.

— Оля, перестань улыбаться — ты не на Тверской!

— Классная доска — это забор, на котором можно написать то же самое, но неграмотно.

— На физкультуре: — Синицын, если на этот раз ты не вскочишь на коня, то погубишь бедную скотину.

— Петров, ты меня не интересуешь.

— Ты глупый вообще или по частям?

— В детстве я тоже часто зевал.

— Перестаньте ползать под столами, там есть пыль.

— Марина всегда пишет — слева, ее правая рука — бесполезная рука.

— Что поцарапал — поцарапал.

— Самалов, ты, как лягушка, постоянно открыт!

— К сожалению, все, что я сказал, Смирнов, прошло мимо вашего уха.

— Богомолов, почему ты ухмыляешься у доски? У вас это в семье, так что. На доске гримас?

— Сегодня я вежлив, поэтому во время лабораторных экспериментов я разрешаю вам использовать те части тела, которые обычно не должны быть задействованы.

— Под лежачим камнем тест не запускается!

— Я — ваш военный. Я могу быть превосходен, как в погонах, так и в чертах лица.

— У тебя, студент, плоскостопие на уме!

— Не выпендривайся, ты не зеленая блондинка с голубыми глазами.

— Хлера, за чем ты гонишься, за коровой или за чем-то еще?

— Съемная обувь — это ваше лицо!

— На этой неделе ты дежуришь в школе. Пожалуйста, не сломайте его!

— Занятия окончены. И слава Богу.

— Слушатели, откройте окна и выгоните всех из класса.

Я собрал Дмитрия Козлова.

Я собрал Дмитрия Козлова.

Встреча выпускников. Именно здесь Машенька стала известным врачом. — Ну, это понятно, у нее всегда были пятерки по биологии и естественным наукам. Здесь Владислав стал великим спортсменом. — У него также отличная физическая подготовка. Здесь Яша — известный математик. — Он с детства любил науку. А Вовочка — это замена. — Он всегда ломался от двух до трех. Идти на замену не обязательно, чтобы подготовиться? — Неправда! С детства я тоже готовился стать замом! «Ты всем говорил, что хочешь стать космонавтом». Получается, что он нас обманул? — Ну, я говорю: я с детства готовился стать депутатом!

ХХХ: Странно, что мы появляемся вчетвером на физкультуре на фоне освобождения. В понедельник он появился, потом подошел, обратил внимание на ошибку, исчез в понедельник, появился во вторник. Почему-то сидит на скамейке Фрида?

Yyy: Добрый день! Дело в том, что ваш сын крайне формально относится к теоретическому заданию по физкультуре. Это вообще крайне редкое явление. И он хорошо сидит на скамейке запасных. Приходите, я буду рад поговорить с вами.

Папа проверяет дневник Вовочкина. А на физкультуре пара для чего? Учитель сказал козе перекрыть коврики.

И вопрос явно нечистый — будь проклят хоккеист!

Спортивная подлодка? — Мы должны болеть за наших! Итак, Дегтярев восхищается победой над Канадой! И за эту победу, славные вехи на этом пути, не в дружеской беседе — он спешит сообщить в сеть. Вскоре он был опечален, он удалил «Пост», он был недоволен — ведь матч смотрели в повторе, который был девять лет назад! А Владимир Тарасенко, мгновенно выкинув кучу дел, стал смотреть, как ставят «стенку», и увидел в ней себя! Раздвоение Володи, мысли черные подавлены: «Я выпил! — но где? — В Москве, кажется, я здесь и здесь!» были те, кто не пил ни грамма (и в Москве такие есть!), они тоже бросили свою программу, повторяя «матч-ТВ»! Очевидно, что черти были собраны, как только наступил праздник, напрасно им позволили разойтись на Рождество!

06.01.2020, Sport.RU Председатель Государственного комитета по физической культуре, спорту, туризму и делам молодежи Дегтярев поздравил сборную России по хоккею с шайбой с выходом в финал молодежного чемпионата мира (МЧМ), хотя она и проиграла матч. Хоккеист Владимир Тарасенко смотрел повтор финала молодежного чемпионата мира Россия-Канада в течение десяти минут и заметил, что смотрит не ту игру, только когда увидел себя на льду. Причиной путаницы для них и многих других стало то, что одновременно с трансляцией первого канала матча МЧМ-2020 телеканал матча показал повтор матча «Россия-Канада МЧМ-2011».

Фразы удаленных преподавателей: 1. Выйдите из системы и войдите в Skype в обычном режиме. 2. Что за смех? Бросьте ссылку, посмейтесь вместе. 3. Мы будем бросать стометровку на физкультуре, все ли вы взяли собак? 4. Мы садимся! Вызывают учителя, звонят в дверь — принесли пиццу. 5. Папа и мама быстро к монитору! 6. Да ладно, тихо там, на Камчатке! Да, Кузнецов, ты уехал к бабушке. 7. — Могу ли я войти в класс? — По-английски, пожалуйста! — Могу я зайти к вам на кухню? 8. — Вы собрались, чтобы поговорить? — У нас один счет на двоих.

Фразы преподавателей на пульте: 1. Выйти и нормально пообщаться в Skype. 2. Что за смех? Бросьте ссылку, посмейтесь вместе. 3. Мы будем бросать стометровку на физкультуре, все ли вы взяли собак? 4. Мы садимся! Вызывайте учителя, они вызывают пиццу у двери. 5. Папа и мама быстро к монитору! 6. Да ладно, тихо там, на Камчатке! Да, Кузнецов, ты уехал к бабушке. 7. Могу ли я зайти в класс? По-английски Pleasant! Mau I come to MW kitchen? 8. Вы собирались вместе, чтобы поговорить? У нас один счет на двоих.

Разговаривали мы как-то здесь с коллегой, направленным в военкомат. И речь зашла, конечно же, о призыве.

Они помнили девяностые. По сравнению с нынешним. Оба пришли к выводу, что призывник стал совсем другим. Ужасная вещь: он хотел служить в армии! Более того, все без исключения. Более того, даже тот, кто тоже смог покинуть казарму, оказался рядом с казармой. Голоса, вы знаете, приказано защищать родину и шептать, что она в опасности. Не спасибо, конечно, что предупредили, но есть кому. NDA, определяя не только сознание, но и продуктивную психосимптоматику.

Но в те же девяносто лет кто спросит о долге перед той же Родиной — так все одесситы сразу: «Ой, а где такие проценты?», «Да что вы, я столько не насел!». Косите, соответственно, чаще. Даже в наших статьях, хотя их было не так много. Иногда достаточно было объяснить, как проходит экзамен и каковы перспективы. Или обещают определить в психоневрологические войска. Да, где раздают жилеты и учат ездить на зебре. Но выстрелы были. Иногда настолько искусные и изобретательные, что впадали в ступор. И даже в подробный эпилептический припадок, добавил коллега. И он рассказал эту историю.

Мишу (назовем его так) нельзя назвать классическим ботаником. Нет, учился он хорошо, и даже на физкультуре не показывал последних результатов. Но компаниям-аналогам он не очень нравился. И он предпочитал решать конфликты не кулаком, а добрым словом. Поэтому — да, скорее дурак, но больше в душе, чем внешне. И вот на этой самой душе было как-то неспокойно: те, кто был постарше и уже вернулся из армии, могли сказать, что Миша понял: уставы писались не для него. Поэтому нужно что-то делать. Разобравшись со списком статей для несчастных, он приуныл и начал бредить — мол, всегда будь в каске — моя судьба: такой лось, ни грыжи, ни плоскостопия изобразить не может. Но потом он пролистал нужную литературу — и просиял. План был сформирован.

Миша пришел в призывную комиссию с легкой улыбкой на губах, с плеером и в наушниках. Он болтал с одноклассниками, бродил по коридору — и вдруг рухнул на пол, корчась в эпилептическом припадке. Медицинский персонал, прибежавший на крики мальчиков, подтвердил: да, натуральный эпилептический припадок, генерализованный, с пеной у рта и прикушенным языком. Раскрутили реланиумы, переложили на кушетку, повернули на бок, дали полежать — и написали рекомендацию для обследования в психиатрическом диспансере. Да, не удивляйтесь: в те годы эпилептики проходили обследования по психиатрической линии, и психиатры подтверждали или опровергали эпилепсию.

Через неделю Миша смог познакомиться с постоянными обитателями палаты и с мальчиками, которых тоже отправили на обследование. Все хорошо, только за режимом нужно четко следить. Просто доктор не согласен. Нет, парень нормальный. Это просто хорошо. Все удивляются, почему на электроэнцефалограмме нет признаков болезни. А где же тогда туфелька из ниоткуда? Он успокаивает: мол, ничего, недельку поищет, а там видно будет. Мне пришлось скорректировать план и озадачить брата.

Вскоре вместе с сигаретами, чаем и пачкой вкусняшек брат передал ему гарнитуру и плеер для Миши. Заказал плечи: мол, ваше дело, будьте любезны, следите за своими делами.

А на следующий день врачи буквально выскочили из кабинета сразу после утренней пятиминутки: у Миши случился приступ. Опять же, на полную катушку, на полную катушку. А через пять минут — его сосед по палате. А потом — в аккурат.

— Но какая эпидемия, с ударением на «ЭП»! — доктор оглядел троицу, мирно сопевшую после приступа.

«Они слушали музыку, доктор», — передал больной из злополучной палаты.

— Какая музыка? — Я не понимал доктора.

«Классика», — радостно пояснил мужчина, протягивая плеер с наушниками, — «Фуга Баха». Мишу унесли, а игрок лег на кровать. Им было любопытно. Хорошо.

«Ну, он все еще не тянет на фугу», — Доктор с сомнением пожал плечами, посмотрел на Тринити и взял в руки прибор, и с обмороком, который вы должны понять.

Однако выяснить это удалось не сразу. Игрок немедленно появился. Неправильно, да? Нет, там действительно была кассета с фугами Баха. Просто само устройство оказалось модернизированным. Отдельный блок, размером больше самого игрока, был прикручен к его задней стенке синей электрической лентой, и у Доктора были вопросы к Мише по этому поводу.

— Конденсаторы, резисторы, резервная проводка и контактные пластины на окантовке наушников. Что еще? О да, кнопка воспроизведения замыкает цепь. Миша, да, можно выдать сертификат на рационализаторское предложение! Требуется — собрать портативный аппарат электросудорожной терапии своими руками! Как еще вы это выяснили?

— ‘Было где найти литературу, — Миша опустил глаза, — А с электротехникой разобраться не проблема. Доктор, мальчики очень сердятся на меня?

Они еще не знают, что к чему. Пока они думают, что в игроке есть какой-то дефект.

Может быть, не стоит их отговаривать? Мужчина выглядел обнадеженным.

«Я подумаю об этом», — доктор покрутил прибор в руках. Бах, говорите? Леля, как сильно классика влияет на хрупкие умы. Удивительно, не побоюсь этого слова. С первых нот она начинает сглаживаться. А потом колбаса.

Вы списали его в конце? спросил я.

— Фух! С такой готовностью к членовредительству, помноженной на изобретательность? — фыркнул коллега, — Конечно, я списал. Как вы понимаете, не для эпилепсии. Но на психопатию навалилось столько всего, что и придумывать ничего не пришлось. Но какая рама, а!

«Избиение определяет сознание»

Мой друг преподавал физкультуру в престижном московском вузе в 1990-х годах. Там учился мальчик, который был на слуху у всего города из-за своего скверного характера, недисциплинированности, паршивого отношения к преподаванию и мелкой подлости. Учителя страдали вместе с ним, каждый по-своему, и радовались его отсутствию.

Однажды в спортзале он намеренно бросил баскетбольный мяч в лицо девочке и сломал ей нос. Учительница не сдержалась — дала ему пощечину. Он сказал: «Ты грубиян!». Парень ответил: «Так ты его не получишь!» и, видимо, пожаловался отцу в тот же вечер.

На следующий день в колледж пришел отец — крупный, солидный мужчина. Со свитой, которая выглядела как охрана. Они сразу же отправились в спортзал. Папа спросил учителя — что произошло на уроке. Он выслушал ответ, повернулся к сыну: «Так ли это?». Он кивнул и тут же получил удар по лицу от своего отца. Это был нокаут. Сотрудники подняли мужчину и потащили его в туалет. Отец снова повернулся к учителю и сказал: «Он не будет пропускать физкультуру». И добавил: «Где твой бухгалтерский класс?».

Потом учительница зажужжала, потому что этот папа со своей свитой и со своим сыном обошел всех учителей своего сына и везде производил такое же хорошее впечатление, как и в спортзале. И он не обманывал, — казалось, мальчик изменился. К окончанию школы парень был послушным и дисциплинированным.

Отец имел очень высокое воинское звание и занимал высокий пост в Министерстве обороны, но в колледже он был в гражданской одежде.

Фразы о дальних учителях: 1. Выйдите из программы и войдите в Skype в обычном режиме. 2. Что за смех? Скиньте ссылку, давайте посмеемся вместе. 3. На уроке физкультуры мы будем бежать сто метров, все ли взяли собак? 4. Садись! Позовите учителя, это пицца, принесенная к двери. 5. Мама и папа быстро к монитору! 6. Ну и тихо же там, на Камчатке! Да, Кузнецов, ты уехал к бабушке. 7. Могу ли я войти в класс? — На английском, пожалуйста! — У меня на кухне есть? 8. Вы сидели вместе, чтобы поговорить? — У нас есть счет на двоих.

Мой бывший одноклассник переехал в квартиру, доставшуюся ему в наследство от деда, она находится по соседству с моими родителями. Любой разговор с мамой теперь обязательно включает свежую информацию на тему «я недавно познакомилась с Вовкой и с ним». Вовка сильно раздулся, поэтому это «и он» в основном относится к «спать на скамейке в подъезде с расстегнутыми штанами» или там «покупать водку в «Питерочке» и выяснять, какая самая дешевая».

Недавно мама снова рассказала мне нечто подобное и вздыхает: мол, ничего себе, а когда ты училась в школе, я думала, ты будешь большим начальником! Интересно, с чего вдруг (предпосылок не было, мальчик всегда тянул с пятерками по физкультуре). А она отвечает: «А его пиджак так хорошо сидел, не то что другие — колом стоял!».

old_radist: Именно! Способность изолировать в речи то, что вы не понимаете, является необходимой основой для свободы слова.

daniel_grishin: Очевидно, Соемушка был одарен этим с детства, так как для него главное — свобода слова. Он говорит на английском, немецком, русском и иврите. И в математике тоже, и в естествознании, и в физкультуре — весь дневник в комментариях.

>Отмечается, что после 2,5 часов работы на новом смартфоне Apple с включенным экраном автор материала заметил, что у него осталось всего 18% заряда. Аналогичные выводы сделали и эксперты портала Engadget, которые отметили, что те пользователи, которые привыкли к времени автономной работы iPhone 11, будут «немного разочарованы» этим показателем у новой модели.#039;разочарованы&#xxx: Я не знаю о &

039;. «Зато теперь мы будем меньше пялиться в телефон и больше времени тратить на общение, прогулки, физкультуру!» — скажут счастливые обладатели новой модели.

1. Выйдите из программы и войдите в Skype в обычном режиме. 2. Что за смех? Скиньте ссылку, давайте посмеемся вместе. 3. На уроке физкультуры мы будем бежать сто метров, все ли взяли собак? 4. Садись! Позовите учителя, это пицца, принесенная к двери. 5. Мама и папа быстро к монитору! 6. Ну и тихо же там, на Камчатке! Да, Кузнецов, ты уехал к бабушке. 7. Могу ли я войти в класс? На английском, пожалуйста! Могу я зайти на свою кухню? 8. Садитесь ли вы вместе, чтобы поговорить? У нас есть счет на двоих.

Когда я сидела дома в декретном отпуске, я принимала заказы на шитье. Сколько брюк и юбок я тогда сшила — не счесть. Но один заказ выделялся. Мы попросили лыжный костюм. Стиль был незамысловатым: люлька на молнии и прямые брюки с эластичным поясом. Весь фокус был в материале: нужно было сшить из флагов союзных республик — заказчик принес им полный комплект. Я максимально использовал полосы национального орнамента, украсив брюки, рукава и кокетку на спине. Одна панель из набора звезд и серпов была размещена на передней части ветровки, а остальные были отброшены как ненужные. Мой брат увидел эти пятна, и его глаза загорелись:

— Можешь сшить мне треники?!

Да, легко! Я вырезал его, помня о том, что серп и молот будут хранить семейные драгоценности. Получилось красиво. В следующие выходные брат принес коробку конфет в знак благодарности и с восторгом рассказал мне, какой фурор произвел в институте, когда сдал экзамен по физкультуре.

— Я был звездой стадиона. Мои одноклассники оценили это. И учитель поставил мне зачет только за эти красные шорты!

В связи с тем, что первый рассказ имел невероятный успех (шутка ли, максимум плюсов на все рассказы, которые я выкладывал за все время), вышло продолжение. В комментариях были предположения о том, о какой стране идет речь, все варианты неверны, не Россия, не Израиль. Начало — https://www.anekdot.ru/id/1192441/

Когда арматура была продана и кредитная линия на некоторое время погашена, можно было спокойно ее обслуживать. Но что является первым врагом человека в армии, истинной причиной всего плохого в нем от дедовщины до расстановки солдат с уставными требованиями? Скука. Люди, объединенные трудностями и лишениями, отдают свою кипучую энергию вовне, преодолевая многие трудности и лишения. Поэтому, как гласит молва, ненавистников нет в боевых частях и, например, таких людей нанимают в пограничники. Мы не были такими, поэтому много энергии было направлено повсюду. В моем случае этому мешали наши командиры. Мне было крайне любопытно, какие ограничения можно наложить и расширить рамки дозволенного.

Стоит отметить, что единственный случай демократии, который я видел в своей жизни в армии, — солдаты позволили рядовым избирать командиров отделений в течение нескольких дней после начала службы. Так случилось, что подобная честь выпала и мне. Ребята проголосовали единогласно, после того как он открыл фразу на уроке и она упала и разбилась, ее, как правило, не чинили. Командир взвода сказал, что необходимо будет возместить расходы. Солдаты тут же решили, что все надо бросить, но заняли основную позицию, что надо перестраиваться, рискуя здоровьем, какого черта эти фразы вырвались при первом же прикосновении.

К третьему отбору он стал вторым командиром взвода, разрешая натаску не для себя лично, а для всей команды. Остальная компания нас недолюбливала, да и как иначе! Когда командир роты втягивает личный состав в очевидную замануху, связанную с предполагаемым приездом генерала или министра, и предлагает возглавить все, что должно быть белой ночью. И наш взвод вежливо отказывается от такого почти полного состава, потому что ну не могут же они уволить всю роту, даже половину, да и другим солдатам, оказывается, нелегко столкнуться с неравными отношениями «солдат-командир», где Второй Первый не должен и обязан быть вторым никогда. В другой раз весь наш взвод ушел в увольнение в полном составе, кроме одного человека, когда политрук, общественный активист и секретарь попросил студентов организовать познавательные мероприятия о том, как хорошо они служили в армии. Конечно, такой случай нельзя было упустить, и снова рота зароптала, когда во время построений команду «марш через левое плечо» выполнил единственный солдат из первого взвода.

Было лишь вопросом времени, когда косяк наткнется на камень, и на этот раз он наткнулся один раз. Чаще всего солдаты общались со старшиной роты, своего рода менеджером и ответственным за персонал в казарме. На первых двух встречах широчайшая душа старшего офицерского состава, обычно встречающегося в возрасте за 40, хоть и с руганью и непристойностями, узнавала армейскую жизнь зеленых солдатиков. Житейская мудрость и правильный подход к солдатам ставят их авторитет над избыточным высшим офицерским образованием. «Какого черта, на службе, на пыли телевизора, можно восемь раз написать палец с пальцем и добавить пизды первому взводу», но все без злобы и даже в чем-то доброжелательно. Чем сильнее контраст с посланником, сменившим его на третьем сборе, тем, кроме агрессии и тирании, ничего из ряда вон выходящего. Человек был недалекого ума, хотя бы потому, что стать старшиной обычно было делом времени, но ему удалось не дожить до сорока лет.

Я не помню, что именно вызвало его особое отношение ко мне, но он сказал как-то так: «Ну, подожди, я попробую достать часы». Настал тот день, значит, шесть часов утра, бригадир вихрем влетает в барак, подлетает к шкафу со швабрами, отодвигает его и торжествующе сует палец в пыль и грязь за ним. «Я снимаю тебя с дежурства! И сегодня ты снова присутствуешь на службе!» Хорошо известен способ сокращения отдельного солдата по Уставу, нельзя отправлять его на перевязку и дежурство каждый день подряд, но если утром после бессонного (как полагается) и до законных трех часов сна утром, вы снимаете себя с дежурства, то вроде бы можно. Не сказать, что я очень боялся долга, в общем-то, вы только «ответственны» за все, что происходит, но смысл был основной. «И вы не можете снять меня с должности. Это может сделать только дежурный офицер или его помощник!». Слово за слово, обсуждение того, кого и где я должен удалить, какой я мудак и прочие важные вопросы привели к тому, что прапорщик был громко послан куда-то на три буквы.

Конечно, санитар не должен снимать, конечно, это работа дня, но отвечает за все именно дежурный, кроме того, выставлять ребят крайне не корректно. Они присутствовали при обсуждении, так что нам остается ждать новых интриг и грязных трюков, наверное, не каждый день его отправляют туда, куда отправили. Подъем и буквально через 10 минут о случившемся, вся казарма знала, что напряжение незаметно нарастает.

Мы ушли на завтрак, старшина роты шептался со вторым командиром подразделения по физподготовке и еще о чем-то. В столовой помощник дежурного по части сообщает, что моя форма неправильно подогнана, и снимает меня с дежурства. Конечно, мне неловко, я доказываю свою правоту, но куда, как не к арбитру, помощник дежурного по части вызывает проходящего мимо контрактника (супер — see, «видишь», ему говорят: «Солдат обычно гладко выбрит? ‘, ‘Обычно’, обслуживающий персонал не понимает ситуации. «Так?», уточняет милиционер, «Да, да, это ненормально», сориентировался товарищ.

Вот Щучин синеет, суббота, время восемь, но сделать ничего нельзя, придется включать тяжелую артиллерию. Офицер штаба занимал совершенно незаметную должность, заочно учился на юридическом факультете, и на первых сборах я помогал ему осуществлять контроль. К третьему призыву он получил диплом, и его карьера быстро пошла вверх, офицеру дали должность заместителя командира части, хотя он был моложе меня.

Я отхожу на десять футов, достаю из кармана пистолет, что не может быть безрассудством, что было безрассудством в моей ситуации, но я не видел других вариантов. После длинного гудка я слышу знакомый голос, я извиняюсь за беспокойство, я испортил ситуацию, я понимаю, что сонный голос имеет полное право послать меня подальше, пусть и вежливо, но после паузы я слышу «дайте мне помощника помощника . » Когда он подошел к помощнику и контрактнику с телефоном, желание победителя было еще и в том, чтобы первый посвятил меня в телефон, а контрактник криво усмехнулся, не скрывая сарказма, как бы говоря, мои звонки смешны, вы же, вы в армии и никто ниоткуда не может вмешаться. Ассистент все же взял трубку, через несколько минут он вернул трубку и дал мне час на то, чтобы разобраться с формой. Победа? О, утро только начинается, а Демеля завтра нет.

Вернувшись в казарму, начинаю гладить форму, тут появляется старшина роты: «Что ты тут дурака валяешь, иди на занятия со всей ротой, тебя отстранили от службы!» «Никто меня от службы не отстранял», — посчитал он излишней честь.

В расположении находился командир роты, на третьем сборе это был тот самый капитан-активист, по просьбе которого наш взвод развлекал детей с волонтерами. Он уже был в курсе, пять минут неконтролируемых взаимных обвинений между мной и флагом, и капитан выводит нас на разговор один-один-один. Мой разговор с капитаном был вторым, он не стал тянуть кота за яйца «Ты послал его на хрен?» «Капитан товарищу, ты меня знаешь, ты бы слышал, что он говорил обо мне, о моих родственниках», я уклонился и драматически молчал, словно не мог вынести переживаний от страшных воспоминаний мудрого старшины роты. Видимо, все обошлось, потому что капитан вызвал вестового и запретил ему проверять уборку унтер-офицерских мест, если он ранее не дал указаний убрать их. Фух, потому что он, кажется, вырос сегодня.

Но, мстя командному составу затаенной обидой, ответ прилетает буквально через несколько дней. Как оказалось, даже командир другого взвода, заступивший на дежурство, был связан с возвращением, но под каким-то предлогом попросил меня принять роту на обед. Не подозревая подвоха, он согласился, пошли. Кто-то звонит, разговаривает на ходу, дальше казармы заканчиваются и из-за угла видно, что в столовой у солдата почему-то много офицеров. Обычно дежурный офицер присылает помощника по столовой, который ведет учет, сколько человек прибыло, и тогда их бывает не менее четырех. Не закончив разговор и стараясь не упасть, я уронил телефон в карман, но все видели, потому что ждали меня, но какая честь.

Сам командир части, дежурный по части, наш командир роты, кто-то другой. Захожу, объявляю кто мы и сколько нас, командир части, тот же полковник, перебивает короткими обрывистыми фразами «Почему нет!», появляюсь, щетина была, «Почему по телефону говорил!», «Почему сапоги не чищены!» и контрольное «пять суток ареста» с ударением на первый слог. Вот блин пытается разорваться, но команда прозвучала вокруг, общение на этом закончилось. Ну, вредно думать на голодный желудок, не могут же они лишить законного обеда. Во время трапезы сформировался план, для его выполнения я нашел в столовой стенд с информацией, возможно, она была полезна кому-то первому.

Я нашел командира роты, того самого капитана, и сообщил ему, что этот арест — не более чем месть за историю с библиотекой. Командир дивизии не мог простить мне моей неприятности, и я намерен сообщить об этом генералу, командиру дивизии, он разрешил мне напрямую связаться с ним по этому вопросу, его номер телефона был продиктован капитану. Если бы этот телефон не стоял в будке в столовой, кто знает, до чего бы додумались. Капитан был ошарашен, быстро пришел в себя и попросил меня ничего не делать в течение нескольких часов.

Источник: https://www.anekdotas.ru/anekdoty-pro-fizkulturu-3

Top

Сайты партнеры: Сонник, толкователь снов | Блок о щенках и собаках | Погода в Санкт-Петербурге России Мире | Копирайтинг студия TEKT | Газобетон стеновой с захватом для рук