Анекдоты про гостиницу

Здравствуйте, отель. Приведи мне мою жену. — Какой номер? — Я твой турок, ты их перечислил?!

Отель горит. Бег, шум, все кричат: «Вода, вода!». В это время из окна второго этажа высовывается широкая сонная рожа и говорит: — А мне — пиво!

Вестибюль отеля. Там была толпа людей, ожидающих лифт. Но вот пришел лифт, и молодой человек, повернувшись, коснулся локтем груди девушки, стоявшей рядом с ним. — О, простите, я не хотел вас обидеть. Но если сердце твое мягко, как грудь, то ты непременно простишь меня. — Если ты и все остальное твердое, как локоть, то я живу в комнате 527.

Ночной портье парижского отеля позвонил в колокольчик, и пьяный мужской голос спросил: «Это Диксон, я остановился у вас и хотел бы узнать, действительно ли ваш отель называется «Империал»?» «Ни в коем случае, месье. У нас есть Эспланада!» Значит, человек, которого я только что выгнал из его комнаты, прав.

Еврейский отель в маленьком городке. Шесть утра. Хозяин будит спящего гостя: — Извините, что так рано, но соседний торговец хочет позавтракать. — Что я должен с этим делать? — И ты спишь на нашем единственном покрывале.

Звонок администратору гостиницы: — Так говорят с пятого этажа. Как называется ваш отель, «Эльдорадо»? — Вау. Значит, парень, которого я выбросил из окна, был прав.

Зазвонил телефон ночного портье одного парижского отеля, и пьяный мужской голос спросил: «Это Диксон, я живу у вас и хотел бы узнать, действительно ли ваш отель называется «Империал»?» «Абсолютно нет, месье. Значит, парень, которого я только что выгнал из его комнаты, прав.

Здравствуйте, отель. Соедините меня с моей женой. -Какое число? -Какое число? -Я Турчин, хотите, я вам их перечислю?!

Мужчина приезжает из командировки, подает отчет. Гостиница-700р. 2. 3. Такси-100р. 4. Девушки-500р. Его начальник кричит: «Ты что, с ума сошел? Какие девушки? В следующий раз напишите что-нибудь другое, ну, хотя бы «стучащие гвозди». Парень приезжает из очередной командировки, пишет: 1. Гостиница-700р. 2. 3. Такси-100р. 4. Забивание гвоздей-500р. 5. Ремонт молота-1500р.

Однажды по Америке путешествовал коммивояжер, довольно пожилой человек. Вечером он приехал в небольшой город. Во всем городе была только одна гостиница. Ну, он приехал туда, и они сказали — нет мест, сказали они. Но там есть двухместный номер и там остановился молодой человек, согласится ли он! Как правило, они спрашивали, не возражает ли он, усаживали его, клали на кровать, засыпали. Вдруг посреди ночи продавец будит мальчика и говорит: «Знаешь, у меня к тебе огромная просьба. Дело в том, что я уже не молодой человек, и в последние годы у меня был секс только раз в год. И сегодня та самая ночь. Найди мне жену, пожалуйста. И мальчик отвечает: — Есть две проблемы: первая — я гость в этом городе, сейчас три часа ночи, я просто не представляю, где можно найти женщину. А во-вторых, то, что вы держите в руке, на самом деле принадлежит мне.

Америка. Город. Салон. Парикмахер стрижет волосы своему постоянному клиенту. — Какие у тебя планы на отпуск, старик? — Он спрашивает его. — Я хочу посетить Москву, — отвечает он. — В Москве. В этом грязном, вонючем городе, где мусор не убирают, а по улицам ходят бандиты и медведи! Кто вы, сэр?! Не сомневайтесь. — Я все равно пойду. Ведь там когда-то жили мои бабушка и дедушка!» — спрашивает парикмахер. — Аэрофлот!» — отвечает он. — Мамочка дорогая, это самые худшие авиалинии. Там воняет нафтой, там ужасно тесно, а еда отвратительна. Вам гарантирована задержка на несколько часов. — Хорошо, в какой гостинице вы остановились в Москве? — Какой кошмар! Вокруг много проституток, ломовые цены, тараканы и неприветливый персонал. — А что вы собираетесь делать в Москве? — Парикмахер не успокаивается. — Я хочу в Мавзолей Ленина! — … Также существует огромная очередь, вокруг полиции и шмона. Отвратительно и мерзко! — Меня ничто не остановит! — отвечает клиент. Через несколько месяцев после поездки он приходит к парикмахеру. «Эй, приятель, — говорит парикмахер, — как прошла поездка?» Я сказал вам правду о Москве? — Знаете, мне очень понравилась Москва. У них появился новый мэр, Лужков, и он навел там порядок. Здесь чисто, мало преступлений, и я не видел ни одного медведя! Все, как я сказал? — Не совсем. Самолет был почти пустой, поэтому нас пересадили в 1-й класс. Еда была превосходной, а стюардесса — очень милой и красивой девушкой. — Ну, а отель, правда, никудышный?! Они недавно отремонтировали его, и это была неделя скидок, так что я жила в номере делюкс! Никаких проституток и тараканов. — Вы видели Ленина? — парикмахер не успокаивается. — Представьте, что вы его видите. И вы даже не поверите. Я стоял в очереди, вдруг подошел человек в штатском, отвел меня в сторону и сказал, что их ученые только что совершили чудо и сумели оживить Ленина и что он хочет поговорить с кем-то из толпы. И они выбрали меня для этой цели. Боже, я не могу поверить своим ушам! А что вам ответил Ленин? — Да, всего несколько слов: «Мой друг, и кто ты такой, чтобы быть таким придирчивым».

Мужчина остановится на ночь в гостинице. Но примерно через час он прибегает к администратору отеля и начинает кричать: «Я не понимаю, что это за отель! — Что со мной случилось?! Но что случилось со мной в вашей дыре: когда я зашел в свою комнату, там меня уже ждал какой-то парень с револьвером. Затем он приставил пистолет к моему виску и сказал: «Встань на колени и ублажай меня словесно, если не хочешь, чтобы я разнес твои мозги по всей комнате». — Боже мой!» — воскликнул администратор. — Этого не может быть! Ужасно. И… что вы сделали, простите? Гость, красный от гнева, начинает кричать: — ЧЕРТ ЕСТЬ! ВЫ СЛЫШАЛИ ВЫСТРЕЛ.

Еврейская футбольная команда едет на чемпионат мира. Их привозят в гостиницу для заселения, тренер подходит к директору и спрашивает, сколько стоит проживание в этом заведении. Директор: — На первом этаже все номера стоят 60 долларов. На втором этаже — 50 долларов. На третьем — 40 долларов. На четвертом — 30 долларов. Тренер с маринованной репой поворачивается и готовится уйти. Директор: — Может быть, наши цены слишком высоки для вас? Тренер: — Нет, просто отель очень низкий.

Новый русский в Германии посетил. Когда он вернулся, его брат спросил. — Что?! Полная норма. Не жизнь, а жужжание. Он взорвался славой. Отель — роскошь, девушки, пиво. Ну, Баше, три месяца, как сон. . Но тока там не может жить обычная русская личность. Братья в недоумении: — Почему так. — Да, каждое утро он просыпался, подходил к окну и… Смутно догадывался, что немцы в городе.

Отель. Диван. Его проститутка. Ho ее грузины. П: — Гражданин, по крайней мере, вы могли бы снять крышку. Ж: — Сними колпачок, будь добр! Покройте его, будьте добры! Сними обувь, да. П: — Да, да. Ж: — Лос, дай мне, я пришел сюда покрасоваться или раздеться?

Провинциальная гостиница. Ночь. За стеной слышны характерные скрипы и стоны. Затем пронзительный женский голос со зловонием говорит: — Глубже. Глубже. Глубже. Через некоторое время раздается отчаянный мужской тенор: — Я не могу идти глубже! Можно чаще!

Отель. Человек, заплатив за ночь, выходит на улицу, вдруг хлопает себя по лбу и заходит обратно. Он поднимается на этаж, где провел ночь, подходит к своей комнате, но дверь уже заперта. И из-за этой двери доносятся голоса служанки и еще кого-то: — Вот, моя белка, это те маленькие штучки, чьи? -Хи-хи, это мои. — А эта маленькая лохматая тварь, кто с нами? -О, о, хи-хи, это мое. Но это, мой зайчик, это розовое, длинное, оно с нами? -О, это мое. Мужчина не выдержал и постучал в дверь: — Здравствуйте, вы там, если найдете. Тоже длинный, но черный. Так что это мое. Я там. Зонтик забыл.

Что такое 5-звездочный отель?» — Ваша просьба будет внимательно выслушана и выполнена до конца пребывания. Что такое 4-звездочный отель? К вашему запросу внимательно прислушиваются. Что такое 3-звездочный отель?» — они делают вид, что ваш запрос внимательно выслушивают. Что такое «2-звездочный отель?» — Только местный вышибала внимательно выслушает вашу просьбу. Что такое «1-звездочный отель?» — Ваша просьба внимательно выслушивается всем персоналом — вы умеете рассмешить людей. www.xaxaxa.ru

В деловых поездках — что ни говори — сплошные хлопоты. Только когда было прохладно. Это случается! Он пошел на юг. К морю. В бархатный сезон. Я закончил работу. На свет. То есть, в сумерках. Вокруг сновали отдыхающие. праздная публика. Расслабленные лица по всему бульвару. Почти как в раю. В кафе на набережной подавали отличное пиво с креветками. Слегка пьян. Почувствовал ностальгию и вернулся в свою комнату. Я решил сначала поспать. Гостиница значилась как «Континенталь», но при ближайшем рассмотрении оказалась замаскированным Домом Колхозников. Однако с комфортом. Не успела я принять душ и лечь в постель, как в комнате зазвонил телефон. — Ты еще не спишь?» — раздался ворчливый женский голос. — Я спал. С кем я сейчас разговариваю. Она молча положила трубку. Телефон зазвонил снова: — Вам скучно? — другой голос — задыхающийся. Я выдернул шнур питания из розетки. В дверь постучали. Ругаясь и икая, я встал с кровати и выглянул из комнаты. В коридоре стояла обнаженная женщина лет двадцати пяти. Темные волосы собраны на затылке. Из всей одежды — тапочки. — Ну, это уже слишком! Я зарычал. Возмутительно! Прошла пара. — Я с вами полностью согласен!» — подтвердил и начал, было, закрывать дверь. Женщина бросилась в проем и пробормотала что-то бессвязное. В ее глазах я увидел полное отчаяние. Как преследуемая лань. Удивлен. Забавно. Она заползла внутрь, прикрыла грудь и зажала в кулаке волосы на нижней части живота. Из беспомощной болтовни выяснилось, что бездомный гость — мой сосед. Я решил принять душ, но вслепую шаркнул по двери, и замок закрылся изнутри. Потом она перестала прятаться в подсобке и заревела, размазывая слезы по лицу вместе с остатками косметики. Я внимательно осмотрел лицо жертвы, передал ей простыню и вызвал ночного дежурного. Пришел восемнадцатилетний юноша, выслушал мои объяснения, усмехнулся и некоторое время смотрел на женщину многозначительным взглядом. Он засмеялся, но пошел за запасным ключом. Процедура идентификации заняла десять минут. Я пожелал всем спокойной ночи и вернулся в постель. Жизнь продолжалась. Я не сразу заснул. Я долгое время метался и ворочался. Он пересчитал слонов, баранов и бабуинов. Я слышал цикад. Я наблюдал за созвездиями за окном. Последняя мысль была о том, что все это очень похоже на какую-то проводку. Во сне женщина снова пришла ко мне. Она была очень красива, соблазнительна и загадочно улыбалась. Я протянул руку и коснулся ее груди. Она была такой же полной с темным, большим, четко очерченным соском. Я посмотрел чуть ниже и залюбовался ее роскошным пупком… Мне не хотелось просыпаться, но пришлось. В дверь постучали. Горничная появилась с новой простыней и новостью о том, что сосед через комнату срочно съехал этим утром, и попросила ее извинить. Я не был удивлен. Не каждая женщина сочтет нужным продолжать знакомство, когда первое свидание уже началось для нее нервным и голым. Некоторое время я думал, что эта история закончилась. Но нет! Ибо сказано: «Неисследимы пути Господни».

Три еврея разговаривают. Первый: — Однажды отель, в котором я остановился, загорелся. Мне пришлось спасаться в рубашке. Но я сказала себе: мой сын продает кондитерские изделия. Второе: — Однажды я уронил свои часы. Но я сказал себе: мой сын — часовщик. Третье: — Однажды мне было очень страшно. Но я сказала себе: у моего сына есть льняная фабрика.

Гость в России, Турцию не пускают дальше — расскажи секрет я знаю — я знал благочестивых, я понял! Поэтому я захожу на сайты отелей, читаю отзывы. Я вспомнил город Муром, в котором я останавливался в 2009 году. Обычная советская гостиница типа «Турист». Но я не ожидал ничего особенного, потому что те же деньги в Райзане мне удалось взять уже через день. Насчет ресторана — я сделал заказ, все-таки бутерброд с икрой и водкой — у меня было похмелье. Я появляюсь. Поэтому водку принесли сразу после салата и т.д. Я спрашиваю, где котел? Ответ заставил меня навсегда влюбиться в город Муром! Белый хлеб — Вчера намазал икру на него в скотине, сторожа послали за свежей!

За кулисами хорошего отеля

Пояснения к открытию. Отдел продаж в гостинице является неотъемлемой частью бизнеса. Продажи и маркетинг Отдел должен продавать ночи/номера оптом. Контракты обычно заключаются с туристическими агентствами, посольствами, крупными корпорациями, частными компаниями, международными организациями и т.д. В общем, всем, кому гостиница нужна часто и дешевле, чем цена, висящая на регистрационной стойке. Но, как обычно в нашей стране, отдел продаж тоже занимается своими делами — реклама, выставки, общение с недовольными клиентами, улаживание конфликтов, свадьбы/корпоративные вечеринки/дни рождения и т.д. То есть если в отеле есть ресторан, клуб, кафе. У нас было все. Плюс — дежурство в гостинице раз в две недели, в ночное время.

Утром я еду в отель из подземного гаража, прямо рядом с офисом охраны (отмечается по прибытии). Процедура является обязательной, фиксируется на видеокамеры, в журнале прибытия ставится подпись. — Здравствуй, Вася. А что за шум в холле? — И ты выходишь, видишь.

Вон. Vol. Весь вестибюль отеля облюбовали проститутки. В 9 утра! — У нас здесь международный съезд проституток? Собираются ли они написать устав, корпоративные правила и предложить парламенту? — Нет, два автобуса с турками вот-вот прибудут из аэропорта. Черт знает, как этих баранов распознают. В восемь часов у них был заполнен весь этаж. — Аху. — Ага. Но какие продажи в баре утром — вы будете качаться. Покупают даже бренди двадцатилетней выдержки. — Возможно, это порча напитка (шлюхи категории VIP). Они показывают молодым животным, как нужно жить, к чему стремиться. Их разделяет, так сказать, опыт и слава.

Сырые натовские парни

Звонок из приемной (стоит внизу). — К вам из НАТО. — Хорошо, я спущусь прямо сейчас. Пригласите их в лобби-бар, скажите бармену, что пусть у них будет кофе и чай, но никакого алкоголя. Алкоголь *нельзя* предлагать иностранцам, так как у нас он дешев по сравнению с их странами, а если еще и наглеют, то окунают палец в самые дорогие сорта коньяка. И они не понимают, что даже если вы лечитесь, то после одной дозы стоит сбавить обороты. Они почти требуют поставить на стол всю бутылку. Через несколько минут бармен перезванивает. — Можете ли вы предложить соки? — Я могу. — А свежий? — И свежая банка. Только в пределах разумного. Если ничего другого нет, то давайте скажем, что апельсины закончились. * Опять измерения, сучки, я не знаю. Они могут взорвать ведро с соком за час переговоров. Спускаюсь. Я иду в бар, и в этот момент звонит один из мобильных телефонов (у меня их два, плюс телефонная трубка, которую приходится носить с собой). Я останавливаюсь у первого попавшегося свободного столика, кладу папку на стол, разговариваю с кем-нибудь. В двух метрах от них за столиком сидят три иностранца — два пендоса и один итальянец (после нескольких месяцев работы их можно отличить по лицам и степени их бордовой улыбки). Кстати, итальянцы обычно ведут себя более — нагло — они ломятся на всю соседнюю территорию и ползают по крышкам хозяев жизни. Я заканчиваю телефонный разговор, собирая рукой свои вещи. В это время слышу диалог (на английском): — Смотри, какие у нее ноги! — Да, а какие губы, наверное, всасывает, как пылесос! — Люблю худеньких, в строгих оценках и очках. Я так и представляю, как я снимаю с нее очки! Я ношу очки, я ненавижу этот аксессуар уже четырнадцать лет, но… в общем, я не перехожу на контакты, потому что так (она сама себе удивляется, но это так) делает огромная часть мужского населения страны. Любая лента, которая помогает склонить клиента к подписанию договора, в моих руках. Итак, линзы — Нафик! И да — внешность была главным козырем при приеме на работу, помимо всего прочего. Я искренне прошла собеседование с толпой других, все тесты, но директор сделал окончательный выбор в мою пользу именно из-за моей внешности. Контракты подписывают в основном мужчины. Он падает на худых, в обтягивающих юбках и пиджаках, в рубашках с вырезами, со строгой прической, в очках и с надутыми губами. Единственной уступкой с моей стороны была перекраска в светлый цвет. Брюнетки в очках и со стройной фигурой часто вводят их в ступор. И блондинка была в безопасности. Я слышу, что это означает, что я один веду этот разговор, подхожу к ним, ослепительно улыбаюсь и говорю: — Здравствуйте, господа! Сначала они поражают тебя — слышал я или не слышал весь предыдущий диалог? Я делаю вид, что музыка громкая, что даже звук не просачивается в мои светлые уши. Расслабьтесь. После примерно сорока бурных обсуждений я вытолкнул контракт, когда они сошлись в цене. Подпись итальянца, как оказалось, была выше по званию, полковник, Чтол. У одного из пендосов на пальце красовалось кольцо USMA (Военная академия Вест-Пойнт, обычно на нем выгравирован год увольнения). Фигаша, наверное, потомственный военный? Я спрашиваю, это то, что некий Ричард Гринфилд — третий (примерно так). В общем, я встаю, собираю MANAT. Бармен приносит чек, который они спешат оплатить. Я останавливаю движение руки (Хренли, каблук, который я подписал, чтобы заплатить сто баксов! Я добрый и душа у меня широкая), я подписываю чек на двадцать долларов. Италия и один из пендосов вскакивают, делают предложение угостить меня встречей. Вечер и посещение какого-нибудь ресторана. Я мило улыбаюсь: — Нет,

то, что ты делаешь, мне ничего не стоит. Отель выделяет специальный бюджет на лечение дорогих гостей. — Ну, вы такая милая девушка, может быть, вы подумаете о том, чтобы предложить поужинать в ресторане? — Эм… Знаешь, я не думаю… Почему? Вы чувствуете себя неловко? — Нет, что вы… такие милые мальчики, такие воспитанные… среди вас есть даже потомственный офицер… Я просто боюсь, что вы потребуете от меня работать губами, как пылесосом. Да, и мои очки слишком дороги, чтобы их пачкать… Глупо. Молчание ягнят. Окаменелые статуи. Я мило улыбаюсь: — Увидимся в тренировочном лагере, господа. Проститутки прогуливались по залам, одурманенные выпивкой и подарками, устраивая корпоративный праздник. Но это позже. На следующий день в мой кабинет принесли огромную корзину цветов с извинениями. FSUs, я могу есть и пить на работе, а Pts даже не плох. В нашем ресторане. Один из лучших в городе.

Обязанность. Как я его ненавижу. Вы должны обойти все этажи, проверить наличие лампочек во всех коридорах, убрать незанятые комнаты, спуститься в подвальный гараж и проверить там все. В основном, мы проверяем даже чистоту на кухне в ресторане и в раздевалках для горничных и рядовых работников. Вы ходите как дурак с четырьмя листами бумаги и ставите галочки в нужной колонке — отлично, хорошо, удовлетворительно, плохо, ужасно.

23 часа я спускаюсь в спортзал, работаю круглосуточно. Одно из требований моей смены (у меня есть такая личная причуда) — чтобы в спортзале не воняло. Знаете, иногда заходишь в спортзал и чувствуешь запах застарелого пота. Я постоянно заключаю договор с персоналом тренажерного зала о том, чтобы проветривать зал, когда нет посетителей. Они ленивы. И мне противно, мы тоже ходим туда несколько раз в неделю, после работы. Я раздаю обычные вещи, заставляю их открыть передо мной окна. Звонит мобильный телефон, я не успеваю ответить, оттуда слышен истерический плач девушки из регистратуры. Я поднимаюсь наверх. Девушка плачет у стойки регистрации, напротив нее сидит пожилая американка лет 60, тоже плачет. Я успокаиваю их в течение пяти минут, пока они, наконец, четко не поймут, что происходит. Бабушка, представитель МВФ (Международного валютного фонда), поселилась на верхних этажах, ей хотелось иметь вид на город. Рядом, в комнатах по обе стороны, жили турки (b. какой идиот это сделал?? я тебя завтра убью!). Крутые турецкие парни, которых называют проститутками, в 9 вечера. Они пили, начали шуметь, проститутки прыгали на кроватях и кричали. Пожилая женщина страдала, а потом решила разобраться во всем лично. (Здесь вы спрашиваете? Не занимайтесь такой ерундой! Позвоните на ресепшн, там есть специально обученные люди для этого! Просто четко объясните ситуацию, не впадайте в истерику) Стук в дверь соседней комнаты, она открывается, и тут пожилая женщина (может быть, впервые за двадцать лет?) видит перед собой абсолютно голого мужчину с турецкой внешностью, недвусмысленно потрясающего огромным сексуальным иксом. и зовет бабушку внутрь, чтобы присоединиться к веселью. Это было бы просто чушью, если бы она вдруг распахнула халат, потрясла перед ним своими сморщенными сиськами и вошла! Моральный дух бабушки был на пике — она вскрикнула и бросилась в свою комнату, позвонила в приемную и крикнула в трубку — PACK! ХИЛП! Эта (вторая дура, завтра ей за это влетит по первое число), бросила регистрацию на произвол судьбы и помчалась наверх, думая, что бабушка умирает от сердечного приступа! На полу ее встречает разъяренный голый турок, который скачет по коридору и пытается насильно затащить ее в злополучную комнату. Бабушка, стоящая у двери, выскакивает с феном (!) в руках, бьет турка по голове, спасает девочку, и они обе бросаются вниз по лестнице! Кто победил, я не знаю. Но в руках у бабушки остался фен. треснутый, б. Я делаю пометку в блокноте — поменять фен в таком-то и таком-то номере.

23.15 Я мило улыбаюсь, отправляю дурака обратно на регистрацию, заказываю травяной чай для бабушки, забираю охранника и поднимаюсь наверх. Есть турки. Действительно ш…х. Огромный, и два свидетеля не врали. (Я смеюсь про себя и думаю — если спросить их, как выглядит турок сам по себе, они вряд ли смогут думать. Но x. описан правильно). Итак, сэр, он (турок, не х.) бросается к своей бабушке в пустой комнате, кричит что-то во все горло, но тут — даже без переводчика все понятно — угрожает трахнуть ее во все ее сестринские дырки за повреждения. нанесенные ее голове феном. Охранник быстро скручивает его в крендель и кричит по рации о помощи. Мы входим в комнату — иттит, бедлам! Второй турок трахает проститутку на балконе, перевесившись через перила (вдруг она упадет, а? Не первый этаж все-таки), а бабушка его соотечественника в коридоре в ярости. Вторая проститутка, совершенно голая, лежит на кровати, ест что-то за обе щеки и смотрит телевизор — ну, кто бы мог подумать? Дом 2! Через 10 минут они все в моем кабинете, с охраной. Турков выселяют к черту на кулички, чтобы они ехали в другие отели, чтобы иметь смекалку. Я проверяю паспорта девушек, отдаю их охранникам для сканирования и заношу их в черный список. Они больше не будут работать на нас. Бабушку переселили в квартиру за счет отеля. Мы отправляем в номер шампанское, корзину цветов и фрукты. Хотя, судя по ее угрюмому виду, она предпочла бы турка. Возможно, она уже сожалеет об этом потрясении. Чертов лицемер! Но мы мило улыбаемся друг другу. Она подписывает документ о том, что не имеет к нам претензий и всем довольна.

00.45 ч. Я пью кофе в баре. Бармен слушает историю и смеется до слез. В знак благодарности он наливает в кофе каплю коньяка. Я беру бумаги и иду проверять отель дальше.

01.00 Я снова пью кофе. Я иду в офис, чтобы заполнить акт осмотра. И отдельный рассказ о том, что произошло.

03.00 Я иду домой. Слава Богу, завтра я работаю с полудня.

9.00 Я еду в отель на охрану, на подпись. В вестибюле снова толпа проституток. b. Когда это закончится? — Опять турки, Вася? — Нет. Корейцы, дни корейской культуры. — Ну, слава Богу, хоть не турки. — Нет, это лучше для турок. Корейцам будет еще хуже. — WTF?! Вы увидите это сами. «А автобусов тоже несколько?» — «Нет, всего двадцать с чем-то». — Эта телка для них парад? — Таким образом, они будут прибывать по 4-5 телок за ночь, сразу же забирая основную массу. Я иду в свой кабинет, включаю компьютер. Начинается рабочая рутина, звонки, встречи. Все это время меня преследует мысль, что в школе рядом кто-то смотрит порно на полной громкости. Я подхожу к ним: — Вы что, ребята, охренели? Прекратите порнографию. Вот люди идут в лагерь. — Это не мы. — КТО? — Корейцы, мы оцепенели. — …прямо с утра? — Острые ребята, полчаса назад заселились и уже начали. Итшноверс руж. Я тоже. Но другие гости не смеются. Звоню в приемную: — В каких числах узкие? — Минута. — Предоставляет список для 24 номеров. Нарушение письменной речи. Я звоню по всем номерам, вежливо прося не шуметь. Я объясняю, что нам все равно, что они там делают, лишь бы не мешали остальным. Все вежливо обещают контролировать себя, кроме одного. Какой-то крутой маленький п. (наверное, директор?) посылает меня подальше и говорит, что имеет право делать все, что угодно, если это в рамках закона. Я вежливо объясняю ему, что если будет шумно, мы заблокируем вход в отель на несколько дней, пока у них здесь будут культурные дни. Он, также без цензуры, говорит, что это не проблема — он выберется из города. Я вежливо объясняю ему, что их никто не пустит в отель. Мы поставим охрану на лифте и лестнице, и, черт возьми, кто будет входить в комнаты, кроме гостей. Угрожать переездом в другой отель. Да здоровью! (Я думаю). Я говорю ему — мы не будем ничего этого делать, если он пойдет нам навстречу и не будет шуметь. Довольно яростно разговаривает по телефону и обещает быть хорошим мальчиком. В качестве бонуса я объясняю ему, к кому обратиться из охраны, чтобы приставить лучших девушек города. После обеда я получаю в подарок огромную коробку печенья от близкого, незнакомого мне человека, в знак благодарности за лучших девочек. Я хожу к итницам и делюсь с ними сладостями, сам я столько не съем. Слава Богу, не моя обязанность. На второй день весь персонал жалуется, что Оха-Ахи-Хильды продолжались до рассвета.

*** Конфликт севера и юга

Докли. Это норвежцы — это фины — n. Полностью. А если они все соберутся в одном отеле? Козырная карта © Сцуко, мой долг. Наученные горьким опытом, охранники заранее готовят людей с ограниченными возможностями в количестве двух штук. Кто не понял — инвалидные коляски. Гостиницы содержатся таким образом, чтобы перевозить пьяные деньги, а не таскать их в руках. Утром начальник охраны выясняет расположение «стрелковых точек», чтобы в случае чего — осуществить перехват и не дать горячим северным парням нанести ущерб отелю. А потом они спросят его. В коридоре встреча с представителем египетского посольства. Чувак немытый, лет 30 с небольшим, сидит в лобби-баре, дорогой костюм, галстук ручной работы и все дела. Огромное золотое кольцо с бриллиантами и браслет на своем законном месте. Привет, арабские братья… б. Переговоры проходят успешно, арабы ведут переговоры в основном с женщинами, они считают это ниже своего достоинства. Мы подписываем предварительный договор. И тут он проболтался: «Я также поселился в этом отеле со своей семьей. Мы заняли четыре комнаты на верхнем этаже. — У вас такая большая семья? — Нет. Я, жена с двумя детьми, наложница с сыном, няня и отдельная роскошь для меня. Я люблю тишину. Наложница? Я думала, что это было только в книгах о Роксолане и Анжелике. Выбери одного, да еще и хвастайся, ублюдок. Она отпрянула назад. Трахайтесь с ними, с их приказами. «Мадам, не хотите ли вы сегодня посмотреть бокал вина?». Город, страна, обычаи, скажите мне, мне чужие. Я не люблю скучать в одиночестве. Он ищет новую наложницу? — Нет, спасибо. Я бы не промахнулся с такой-то и такой-то свитой. «Я, — говорит, — очень богатый человек, могу вас отблагодарить, если чо». «Я, — говорит, — очень претенциозная дама, если чо». Меньше, чем на породистой ферме, я не согласен. — Зачем вам нужна племенная ферма? Вы любите таких лошадей? — Нет, жеребцы. Они прекрасны. Чувак в ступоре, ищет подвох. — Впечатляют ли вас размеры жеребцов? — Настоящий интерес в глазах. Я делаю обиженное лицо. — Нет, я люблю ездить, быстро и с ветерком. Я собираю клочки бумаги и тянусь к себе. Я готовлюсь к вечернему дежурству. Араб остается в раздумье. Или отвечает за племенную ферму. 21.00. Все спокойно. Северные парни мило беседуют в лаунж-баре, выпивая «ya, downstairs». Стая проституток шмыгает неподалеку, летая вокруг бара, чтобы привлечь внимание. 22.00. Я начинаю огибать отель. Пока все спокойно. 22.45. Звонок мобильного телефона разрушает все мои надежды на спокойное дежурство. Драка в баре. Между норвежцами и арабами! Я поднимаюсь туда на скорости. Экзамен. Итак, араб спускается в бар, чтобы выпить кофе на ночь и, возможно, подбросить свою девушку, пока его жена, наложница и няня укладывают детей спать. Мы пообщались с северянами, потом зашел спор о том, чей образ жизни лучше — христианский или мусульманский. b Неужели они не могли найти другую тему для разговора? Борьба на почве религии? Было бы лучше, если бы они дрались из-за женщин. Оказалось, что я глубоко заблуждался. Ссора произошла на почве спора — чье дерьмо лучше, голландское или, например, PPC. Ну, по крайней мере, я отделался царапинами и ссадинами, и им не удалось ничего сломать — ни друг друга, ни мебель. Но араб, несмотря на элегантный вид, успел сложить несколько северян, пока бежала охрана. Неожиданно. Мы должны разрешить конфликт, чтобы к нам не было претензий. Свободный, даже когда они пожимали друг другу руки. И широкая арабская душа решает угостить всех в баре (он не врет, насчет их жизнеспособности). Северные горячие парни максимально загружены Водярой, чего не могу я (по чьей-либо вине?),

два — наверху, на женщин с ограниченными возможностями, еще два — наравне с арабами. Эпт, а как же ислам, который запрещает алкоголь? Видимо, когда дело доходит до измерения мочи (кто больше выпьет), арабы совершенно забывают о Коране. 24.00 Все еще стучит. 24.20. Финна поймали у бассейна, он нырнул туда, чтобы отрыгнуть. Ладно, до воды не дошли. Очистка бассейна и замена воды — это двухдневная процедура. И дорого. 02.00 Я пишу отчеты. 03.00 Я иду домой.

Хуже наших бывших соотечественников, добившихся чего-то в жизни «там», может быть только диарея. 22.00 Звонок с ресепшена и, как на счастье, мое дежурство. — Проблемы с гостем из полулюкса без **. Запросы представителя администрации. Я поднимаюсь, чтобы выпить его, в сопровождении охраны, как и было предписано. Что если там маньяк, а я безоружен? В комнате — добросовестный парень лет сорока, говорит со мной на идеальном русском языке. Я снова проверяю базу данных, может, девушка из регистратуры ошиблась? Она сказала, что она американка. Оказывается, она не ошиблась, в 70-е годы он вместе с родителями уехал в США, белорус по происхождению. Я спрашиваю, в чем заключается жалоба. Оказалось, что на его пути стоял уличный фонарь. Он светит прямо в окно и мешает спать. Я предлагаю закрыть окно шторами. Нет, он не любит задернутые шторы. Я предлагаю вам перевести его в другую комнату. Нет, ему нравится этот вид, и он уже распаковал вещи. Я говорю, что это все, что мы можем для него сделать. Он говорит, что нет, совсем нет. Предлагает ему позвонить в мэрию и попросить погасить фонарь. Вот он. Я в шоке. Он лукаво улыбается. Сука, он представитель Международного банка, подписание контракта с нами зависит от него. Я вежливо улыбаюсь и говорю — посмотрю, что можно сделать. Я делаю вид, что фонарь находится на территории отеля и является «нашим». Я спускаюсь вниз, вызываю техников, прошу их отключить злополучный фонарь. Они чешут репу, но как-то выбивают ее за десять минут. Я отправляю в номер корзину с фруктами и бутылку вина с извинениями за неудобства, причиненные фонарем. На второй день контракт подписан, парень уважительно смотрит в мою сторону и почти не торгуется. Я представляю, как он скажет своей родине, что из-за него в городе погас фонарь.

Опять же, мой долг. Звонок из приемной комиссии. — У нас проблема в комнате ***. — В чем именно заключается проблема? — Гость жалуется на запах. — Хорошо, я скоро займусь этим. Я иду в комнату. Гость, симпатичный дедушка, открывает дверь. Ну, подумайте еще раз, Бзики и Глюки в старости. Я захожу в комнату. Старик прав — он воняет, как стадо мышей, идущее в дом. Я звоню в регистратуру, переселяю дедушку в другую комнату, прихватив в качестве предлога корзину с фруктами и вином. Я начинаю искать источник запаха, обшариваю всю комнату кончиком шпателя — ничего. Успокаиваюсь и как собака — передаю запах. Nifiga — Я не могу найти источник, хотя вы и раскалываетесь. А вонь все сильнее и сильнее. В какой-то момент я зову охранника, и мы вместе поднимаем матрас с кровати. А под матрасом у нас туман, коллекция из 6-7 штук использованных прокладок. Вонь становится невыносимой. Я звоню в домоуправление, делаю соответствующее заявление в службу уборки (иначе они будут играть за миграцию моего дедушки на другой номер), выхожу. Я проверяю по базе данных, кто поселился в этом номере за последние две недели — если женщина, то мы заносим ее в черный список, и она больше не будет жить с нами. Нифига — только мужчины, ни одной женщины. Понятно, что проститутки трахаются. Я говорю — охрана, я говорю — организуйте встречу с их старшим. Через час она появляется, тяжело дыша, и идет в бар. Мы сидим, пьем кофе, обрисовываем ситуацию. Она краснеет — бледнеет — снова краснеет. Он достает какой-то блокнот, что-то ищет в нем, хватает мобильный, звонит кому-то и шипит: — Так, через 20 минут она была здесь! Мы идем в мой кабинет, вежливо общаемся. И тут появляется молодой парень, лет двадцати. Ее старший, не долго думая, хватает девушку за патлы и — е. Но опять же, х. Для моего стола. С непроницаемым выражением лица он убирает бумаги в сторону — чтобы не откопать их с кровью. И кто я такой, чтобы вмешиваться в их корпоративный анализ? — Сука, б. Ну, сколько раз я вам говорил — есть мусорные баки для прокладок, будучи е. — П. Отсюда неделя — хорошо, коза — рвись! Ты это переживешь, иначе я тебя оторву и накормлю! Девочка, хныча, сливается с горизонтом, старший пытается перевести дух. Также молча, наливаю стакан воды, держусь за даму. Она отпивает несколько глотков: — Анна Владимировна, спасибо вам большое, что не подняли большого скандала. Ну, я знаю, как ломаются ваши конкуренты, они хотят вытащить нас отсюда. Спасибо, что поговорили со мной. Он встает и уходит. Я отдаю долг, пишу отчет, иду домой. На второй день я получаю подарок — красивую коробку с шикарными духами и всякой женской мелочью — помадой, блеском для губ, лаком для ногтей и т.д. и т.п. Это все оригинально, я понимаю. Она согласилась без зазрения совести. Хотя бы что-то с этой буквой «б». Получил работу по стуку, за исключением зарплаты.

Вот и все. Если вдруг у кого-то возникнут вопросы, почему так часто упоминаются проститутки и почему мы пускаем их в отель. Это часть бизнеса, от которой никто в здравом уме не откажется. Проститутки — Привлечение клиентов, а также хорошее обслуживание, вкусная еда. И это прерогатива службы безопасности. По крайней мере, они их контролируют. Ходите к врачу, одевайтесь и пахните дорого, ведите себя прилично и т.д. Если это невозможно остановить, тогда вы должны взять ситуацию под контроль. В дополнение к вышесказанному, служба безопасности зарабатывает на них бешеные деньги. Всех у входа осталось не менее двадцати. Каждый охранник делился с начальником. По слухам, глава службы безопасности уже два года строит убогий дом. Мы, простые административные работники, на самом деле являемся заместителями. Директора в различных отделах жили на одну зарплату и были нищими по сравнению с охраной. В целом, древнейшая профессия в мире не потеряла своей актуальности.

Это произошло в 2010 году. Вы пишете, что были немного туповаты, а может, просто руки не доходили …

Это было в августе. Мы с семьей решили поехать в отпуск на Черное море на машине. Ну, они отдыхали, как положено, загорали, расслаблялись. Путь обратно к дому занял 2500 км. Конечно, без остановок не обойтись до конца, потому что моя жена не умеет водить машину и просто тупо в машине зависла почти на 2 дня. Поэтому было решено остановиться на ночь в промежуточном пункте, почти на середине расстояния до дома, в городе Камышин Волгоградской области. Отели присмотрели заранее по интернету, заказали номер в G..II (без рекламы), кстати, хороший отель по цене и качеству, желающие найдут в интернете, найдут. Ну, мы отправились в путь. К тому времени, когда мы пришли туда около 11 вечера, нас накормили, напоили. По дороге я выпил несколько бутылок пива, чтобы дорога не кружилась перед глазами. Ну, а потом пошел спать. Следует отметить небольшие особенности нашего номера. Мы заказали двухместный номер с односпальной кроватью. Все вымыты после поездки. Жена упала вплотную к стене, ребенок — посередине, а я — с краю, ближе к входной двери. Номер был неплохой, с кондиционером. Включил на ночь, лето было жаркое… ну, сплю спокойно… Где-то под утро просыпаюсь от того, что мне было жарко, просыпаюсь больше в «кавычках», так как 1250 км за спиной — это не шутка. Совсем недавно, полдня… я поворачиваюсь набок, чтобы нащупать пульт от кондиционера… и вдруг обнаруживаю рядом с собой тело… нет, это не тело жены, не ребенка, они на другой стороне. Механически я начинаю чувствовать это тело. Я исправляю хорошую грудь примерно на 1-2 размера и после сопения из «сервиса», думаю, что надо, только жена засыпает, а они уже тарталетки поставили, пипетки… ну, раз Грудь исправили (не ругали), то надо исправлять все остальное. В принципе, я запускаю руку под низ, засовываю в штаны и пытаюсь определить, что там, а там немного… вернее, не совсем немного, но совсем не как у женщины… в общем, там такой нормальный здоровый мужской член. Когда я чувствовал это, тело, которое находилось рядом со мной, проснулось и спросило, что я делаю. Я, все еще находясь в своих сексуальных фантазиях о проститутках, честно спросил его: «Вы трансвестит?». На что он честно ответил «нет». В этот момент мы полностью проснулись. Мы вскочили с кровати. Передо мной стоял мужчина с таким бокалом «Рязани» с пивом и пивными «сиськами». У меня есть мысли: первым делом, наверное, воры и преступность. Я быстро просматриваю все бумаги и деньги. Все в порядке. Потом просыпается полунищая жена. Первые слова «… Опять ты, ублюдок, нашел себе собутыльника…». На что вы должны ответить, что этот парень заснул вместе с нами. Нормальная реакция жены. » «. … Нет, дорогая, я не гей… Иду к мужчине, он в полной непонятке… «Как я сюда попал?», вот главный вопрос, который его мучает. Окна закрыты, дверь захлопнута. Все как обычно, кто виноват и что делать? В результате мы спокойно сопровождаем его, бедняга был так смущен, что даже забыл свои тапочки. И мы начинаем смеяться. Через некоторое время приходит администратор и говорит, что мы очень шумные. Мы объясняем ситуацию, дарим тапочки. Администратор, удаляясь по коридору, издал сдержанный смешок. Но это было что. В этом отеле, в целях экономии электроэнергии (частный отель), после 24:00 свет в коридорах выключается. Я не стал закрывать замок в комнате от усталости. Я имею в виду, что дверь в комнату была открыта. Кстати, и этот парень, который встречался и выходил курить на обычный балкон отеля в трусах, по дороге перепутал номера. Я вошла в нашу комнату, закрытую. Он подумал, что было холодно, и выключил кондиционер. Я не знаю,

что было в его комнате, но он перенес меня и лег на кровать. Ну, я дальше, от того, что стало жарко, я проснулся…

Вот такая история. Странному человеку, который провел с нами ночь, глубокие извинения за столкновение. Мы так и не узнали вашего имени…

Я как-то случайно выиграла конкурс красоты в далеком сибирском городе. Ну, я там родился и, видимо, вырастил такую красоту, что ни в сказке сказать, ни пером описать. И вот послали меня, что значит в Москву — покорять страну. И вот я снова здесь, прямо — ни рыба, ни плоть. А мне всего ничего — шестнадцать лет. И вот я приехал, хлопая глазами, дар речи пропал. Проспекты широкие, дома высокие, целое море людей. простор! Красота! Удовлетворенные, они поселили меня в гостинице. «Россия» — так называлась гостиница.

Кто знает, тот поймет, что отель особенный. В нем, так сказать, сложились свои традиции. Но тогда я этого не знал. Ну, отель и отель. Путешественник — это приют. Меня поместили в маленькую комнату. А в целом организаторы отправили меня до утра на заслуженный отдых. Они сказали, что позвонят мне утром. Мы договорились о времени. Что-то вроде этого.

Сначала мне очень нравилась моя должность. Двери были дубовые, тяжелые! Не двигайтесь сразу с места. Окна во двор — хорошо. Я никогда не видел таких дворов. Романтика и т.д. И коридоры в этом отеле длинные-длинные, а комнат так много! Голова кружится! Нумерация на них странная. Пойдешь куда-то — и не найдешь дороги назад! Интригующе. И мне кажется, что отель огромный, а в нем нет ни одной живой души. Но охранник был на полу, где-то в конце лабиринтного коридора. Да, это точно так. Так что душа была одна. Конечно, ее трудно назвать живой. Она спала или что-то вроде того, когда они проходили мимо нее, возясь с ключами. Кстати, о ключах. У них есть брелоки. Дубы тоже. Огромный. Не помещался ни в один карман. Очевидно, это для дисциплины. Поэтому, когда они уходят, не забудьте вернуть ключ. Не забывайте об этом. Вы несете его обеими руками. Лично я не подхожу ни под одну из них. Ну, вы все еще можете иметь пакет в зубах. Он меньше, чем ключ. Это все вопрос обаяния.

И самое главное — свобода и независимость! Впервые ребенок пискнул из-под родительского плеча и тут же — в Москве! Весь номер мой! Я делаю то, что хочу. По крайней мере, до утра.

Я вошел, то есть положил дубовый ключ на стол и в кресло! Мне нравится. И смотреть в окно и любоваться собой в зеркале. А за окном тем временем начался вечер. Становилось как-то мрачно. Я включил лампу. И свет там горел не на потолке, как обычно. И как бы вдоль стен. Тени от ламп блуждали по всей комнате. Почему-то мне было не по себе. Я перестал ходить по комнате. Я решил лечь спать и вообще выключить этот свет. Так будет лучше. Завтра тебе рано вставать. Лежит. Переворачиваюсь на один бок — почему-то не спится, на другой — тоже что-то не так. В голову приходят самые разные мысли. Я вспомнил, что они даже не оставили мне никаких контактов. А что если… А что может быть чем-то? Да, вроде ничего. И все же. Город был чужим. Я здесь совсем одна. Темно. И тишина такая, как будто все погасло. Тут же я вспоминаю, что момент настал. Сумасшедшие девяностые годы тогда были в самом разгаре.

Источник: https://www.anekdotas.ru/anekdoty-pro-gostinicu-2

Top

Сайты партнеры: Сонник, толкователь снов | Блок о щенках и собаках | Погода в Санкт-Петербурге России Мире | Копирайтинг студия TEKT | Газобетон стеновой с захватом для рук