Анекдоты про хер

Супруг пришел с работы, снял ботинки,
Понять не может – что за хрень:
Весь дом сверкает, ни пылинки,
Белье постирано! Не лень
Супруге было мыть посуду,
Стол накрывать, варить обед!
Родная! Это просто чудо.
Да… гады, отключили Интернет!

Прикольные статусыДобавить комментарий

Двое правят миром – Хрен и Жаба. Первый все знает, вторая всех душит.

Анекдоты смешныеДобавить комментарий

Мужик вечером приходит с работы, а ему жена говорит:
— Слышь, тебя завтра премию за хорошую работу выдадут!
— А ты откуда знаешь?
— Да бабы говорят.
На следующий день мужик приходит на работу, ему выдают премию, он дико удивляется.
Домой приходит, а ему жена:
— Слушай, тебя, говорят, в должности скоро повысят!
— Кто говорит?
— Да бабы говорят.
И точно, мужика скоро повышают по службе. Ну он, естественно, радуется, приходит домой и.
— Муженек, говорят, тебя за недостачу завтра посадят!
Приходит на работу, его под руки и в тюрьму. Сидит он себе в камере, скучает, приходит к нему жена:
— Слушай, какого я адвоката тебе нашла! Он говорит.
— На хрен мне твой адвокат! Что там бабы говорят!?

Прикольные статусыДобавить комментарий

Ставьте перед собой нереальные цели. Не достигнете — ну и хрен с ними, они же нереальные.

Анекдоты смешныеДобавить комментарий

— Слушай, а у тебя машина при температуре минус 25. заводится?
— А хрен ее знает — она не открывается.

Анекдоты про хер

— Я на диету села. Вчера спрятала от себя все конфеты. Сегодня утром нашла и съела… Меня хер обманешь!

Во дворах ставят огромные лотки с песком, чтобы в них срали коты и собаки, но в них какого-то хера лезут играть дети.

— Овощ в помощь!
— А конкретнее?
— Хер с тобой…

Россия — овощная страна! Тут можно засадить по самые помидоры, дать на орехи редиске, начистить репу двум перцам, дать в тыкву одному херу и получить по дыне, а вечером сходить в кабачок и сорить там капустой!

Если вы ссоритесь, а потом миритесь и уже не помните, из-за чего ругались — это и есть любовь. Хотя, хер знает, склероз начинается так же.

Вы задолбали уже со своими стёклами защитными вокруг экспонатов. Не сфоткать же ни хера со вспышкой, бликует всё на фиг. Вам кто дороже – какие-то вандалы случайные, которых один на миллион, или мы – интеллигентные, воспитанные любители искусства с фотоаппаратами, желающие запечатлеть уникальные творения на память?!

Иногда мне внутренний голос что-то настойчиво подсказывает. Может, толковое. Но голос — внутри, а уши — снаружи. Поэтому неслышно ни хера.

Создавая смс-ку в режиме Т9 наберите ХРЕН и увидите ЧУДО.

Пьяный подходит к плачущему мальчику и спрашивает:
— Мальчик, ты чего плачешь?
— Моя бабушка упала с балкона, и теперь она на небесах.
— Ни хера себе! Она у тебя че, резиновая?

На краю «саркофага» стоят два сталкера.
Один сокрушенно: «Штаны упали!».
Другой равнодушно: «Ну и хер с ними».
Первый, с глубоким вздохом: «В том то и дело».

Блондинка — дура! Брюнетка — стерва! Красишься — наштукатуренная! Без косметики — мышь! Худая — взяться не за что! Полная — корова! МУЖИКИ, ИДИТЕ НА ХРЕН!

Жители сносимого садоводческого поселка ‘Речник’ просто не догадываются, что для того, чтобы спасти свои строения им всего-то надо было вовремя натаскать в дома кадки с растущими лимонными и мандариновыми деревьями и объявить строения ОРАНЖЕРЕЯМИ, так как на открытом воздухе при нашем климате цитрусовые не растут. И тогда бы ‘власти’ хер бы к ним до@бались.

В ресторане принял заказ у новых русских.
— Поросеночка прикажете с хером?
— Что вы, что вы! С нами дамы! Хер отрежьте!

— Надым как Березовский, денег много и хер найдешь…

— Дорогой, купи мне соку!
— Какого?
— Виноградного!
— Я спрашиваю, какого хера я должен покупать тебе сок!

— Если будет референдум о передаче Курил, вы как проголосуете?
— Конечно, против! С хера ли этим курильцам такое счастье?!

По-видимому, таки настало наше светлое будущее, на хера теперь лампочка в подъезде?!

Вот меня эта фраза мужиков веселит — ВСЕ БАБЫ ОДИНАКОВЫЕ…
Нее… если все бабы одинаковые… какого хера тогда вы бегаете от одной к другой?

За нас с вами, и за хер с ними!

Приезжает министерская комиссия в частное фермерское хозяйство.Заходят в коровник, а там все коровы в намордниках….
— Ну ни хера себе — шо так кусаются?
— Нет Сидор Борисович — жрут много.

Анекдоты про хер

Дед Олег живёт в глухой тверской деревеньке на берегу озера.
Познакомились мы когда-то давно, случайно, и теперь я нет-нет да и заеду
к нему. Не столько на рыбалку, сколько посидеть, поговорить за жизнь с
приятным, интересным, и своеобразным человеком.
Дед Олег житель сугубо городской, всю жизнь проработал, как и его жена,
школьным учителем, но выйдя на пенсию купил этот домик и поселился тут
основательно. Жена наезжает к нему от силы раз или два в год как
татаро-монгольское иго собрать дань в виде огурцов, помидоров, капусты и
прочей ботвы. Большего она себе позволить не может из-за неприязненного
отношения к образу жизни, который ведёт дед Олег. Выражается это вот в
чем. Вот ровно какой идеальный порядок у деда Олега в огороде, ровно
такой же абсолютный срач у него в доме. Ровно с каким энтузиазмом и
любовью он ухаживает за каждым своим пестиком и тычинкой, вот ровно с
таким же энтузиазмом он забил на быт и порядок в хате. Такого
разительного контраста между огородом и домом в пределах одного участка,
у одного хозяина, мне наблюдать не доводилось. А я повидал.
Он ежедневно меняет солому и опилки у кроликов и может месяц есть одной
и той же ложкой, просто протирая её для порядку полой рубашки. Он может
целый день до зеркального блеска пропалывать грядки и ходить по дому в
грязных сапогах. Короче, в доме у него такой соддом и гомморра, что
по-первости туда страшно ступить. При этом на участке настолько
идеальный порядок и уход, что по-первости там боязно лишний шаг сделать.
Вот такой он, дед Олег.
Живёт на пенсию, выпивает в меру. Излишки сельхоз продукции, коих при
таком подходе у него в избытке, сдает оптом на рынок. Разводит кроликов,
и их тоже сдает. Короче, не бедствует. Питается кое-как, в основном
кашами и рыбой из озера. И при таком аскетичном образе жизни бюджет его
наверняка должен бы иметь существенный профицит. Впрочем, я об этом
никогда не задумывался, пока однажды у нас не зашел следующий разговор.
Было это в пору расцвета МММ, Тибетов, и прочих Властелин. Мы сидели,
ужинали, пили чай, и вдруг он спросил:

— Слышь, москвич. А что, у вас там ничего не слышно, когда эта эмэмэм
начнёт деньги-то за акции выплачивать?

Я удивился. МММ к тому времени приказала долго жить, обезумевшие
вкладчики штурмовали офисы, а сам Мавроди то ли находился в розыске, то
ли уже сидел. Я как-то не следил за этой отраслью народного хозяйства,
потому что лишних денег на фантики у меня почему-то никогда не было. Я
удивился, пожал плечами, и спросил в ответ:

— Ну как «чево»? Я ведь прикупил их акций-то.

Дед нагнулся и достал откуда-то из-под половицы солидную пачку красивой
разноцветной бумаги. Ну что тут скажешь?

— Дед, ты где денег столько взял? Где ты вообще эти акции купил?

— Ну как? Поехал в город кроликов сдавать, и вложил. А что? Куда? На
поминки у меня отложено. А под подушкой держать тоже, знаешь. Или
цыгане прознают, или государство наше. Тоже, блять. Хуже цыган. У
нас ведь старыми деньгами почти на машину на книжке лежало, и чево? Где
оне? Вот то-то и оно! А куда ещё? Вот и купил акции эти, дивиденты
хорошие обещали.

— Тьфу на тебя, дед! Ну ты же умный человек, грамотный! Ведь ясно, что
чистой воды наебалово! — в сердцах говорю я, и добавляю. — Лучше бы зубы
себе вставил!

Дед обиженно сопит и на этом наш разговор о мировых финансовых системах
сходит на нет. А зубы у деда и правда плохие. Поэтому и питается одной
кашей. А из-за рыбы мы всегда ругаемся. Я хочу жареной, а он всё время
варит её чуть не до муки.
— Давай пожарим лучше!
— А жевать мне её кто, жареную-то, будет? Ты что ли?
— Ну и хер с тобой! Ешь свою отварную. А я себе пожарю.
— Да щас! Ты значит будешь сидеть как прынц жареную кушать, а я значит
этим говном давись да на тебя смотри. Не уж! Если есть говно, так уж
всем колхозом!

Вот такой вот дед Олег.

А через год приезжаю, сидим, выпиваем, про то про сё, а потом он
спрашивает:

— Слышь, москвич. А что у вас там, в Москве, ничего не слышно, когда
этот Тибет начнёт деньги-то по вкладам выплачивать?

У меня аж кусок щуки в горле застрял.

— Ты чо, дед. Ты с дуба что ли рухнул? Ты опять вложил деньги в эту
хуйню?

— Ну а что? Они вроде надёжные сказали. Не то что этот эмэмэм! У них
солидно всё!

— Да ну тя в жопу, дед! — тут уж я и правда разозлился. — Ну как так?
Один раз тебя наебали, а ты опять. Откуда деньги у тебя?!

— Ну. Кроликов чуть-чуть продал. Картошки чуть-чуть. Да и от
пенсии у меня остаётся. Куда тратить-то мне? — виновато оправдывался дед
Олег. Потом спросил — Ну вот ты умный! Ну посоветуй, что делать? Куда
девать, чтоб не пропало?

— В золото, дед! Понимаешь? Если уж совсем лишнее — то в золото. Это
тебе не бумага резаная. Тут тебя никто не обманет, эта валюта никогда не
подешевеет.

— Ой, в золото! Скажешь тоже! И чо мне с этим золотом делать?

— А чо всегда делали? Берёшь горшок, кладёшь туда, и закапываешь в
полнолуние в огороде. Потом поливаешь, и ждёшь когда вырастет денежное
дерево, с царскими червонцами. Всё, дед. Закрыли тему. Расстраиваешь ты
меня.

Больше дед Олег к этой теме не возвращался.
Потом мне долго не удавалось к нему попасть. Приехал года через два
только. Дед в своей обычной манере встретил так, будто я только полчаса
назад вышел за дверь. Он копошился в полумраке кухни у плиты, в доме
вкусно и необычно пахло.

— О! Молодец, вовремя! У тебя с собой, или в магазин сбегаешь?

— С собой конечно.

— Опять молодец! Ну, проходи, садись, сейчас ужинать будем.

— Чем это пахнет у тебя?

— Кроликом! Кроликом пахнет. Кролика жареного будем есть, с картошкой
тушеной.

— Ты дед чем кролика-то есть собираешься? Или думаешь я тебе жевать
стану?

— А не наааадо мне жевать! Ишь! Я ещё сам тебе пожую!

Дед наконец положил поварёшку, вытер привычно руки полой рубашки, вышел
на свет, и по звериному осклабился.

Я аж зажмурился. Там, где у деда раньше торчали редкие гнилые корни,
теперь ослепительно сияли ровные, без единого промежутка золотые зубы.

— Во так, понял? Ни единой копеечки больше этим дармоедам! Всё при мне!
Всё своё ношу с собой.

— Ну, боязно конечно. Но я не дурак ведь! Я всё застраховал. Всё-всё.
И дом, и участок, и зубы заодно.

— Нуууу! Надёжно застраховал, не бойсь! Эта, как её. Ну, ты знаешь!
Известная фирма, надёооожная! Как же её? А! «Ну вот мы и в Хопре!» Во
как! Точно! Хопёр-Инвест. Ну ты ладно, ты давай не стой, доставай, чем
там у тебя есть старика порадовать, под кролика-то. Да рассказывай, чо
там нового у вас, в Москве.

«Жириновочку» надвину,
Натяну по самый хер,
И засуну «булютень»свой
В урну. за ЛДПР.

Стоящий он байкер …

Наш премьер на мотоцикле,
как рекламный «байкер»!
К шоу мы давно привыкли, —
посылаем на хер …

Тянет «лидера» на фарс!
Чтобы всем понравиться,
в экспедицию на Марс
хочет он отправиться …

Пусть с собою заберет
преданных «клиентов»!
И на Марсе через год …
станет президентом!

Нострадамус предчувствия Жопы скрывал
В хитроумной катренов изнанке.
Весть о Жопе пришла через некий портал
И Блаватской и бабушке Ванге.

Мудрость древних учений, и рун тайный смысл,
И пророчества майя, и хоппи,
Натолкнули меня на сакральную мысль
Может все мы давно уже в Жопе!?

Тектонический сдвиг, кувырок полюсов,
Мор, пришельцы, другие напасти.
Но скорей свой народ разорит до трусов
Двуединая жопа у власти.

Ведь не даром во всех кабинетах страны,
От Москвы до дремучей глубинки,
Два портрета двух лидеров в рамках видны,
Словно жопы большой половинки.

Жопу эту не спрячешь за ситцем трусов,
Хохломы не украсишь узором.
Эта Жопа видна с обоих полюсов
Неприкрытым Российским позором.

Половинки ее, хоть местами махнешь,
Все равно, как бы ты не пытался,
Будут Жопой для тех, кто в элиту не вхож,
Кто «Единой России» не сдался.

Астероид Апофис ли врежется в нас,
Океан ли сметет нас потопом.
Натянуть напоследок хотелось бы глаз
На тандемную сытую Жопу.

И воспрянет народ, и наладится быт,
И пожить нам еще доведется
Ведь на хитрую Жопу, как мудрость гласит,
Хер с винтом непременно найдется.

Буйным цветом тогда расцветет плюрализм
Станут братьями эмо и гопник.
И такая начнется красивая жизнь!
Только кто бы дал Жопе поджопник?

Маленький штрих российской жизни, рассказанный соседом-полисменом. На
днях приезжал к ним дядечка при больших погонах, проводил обучение «к
выборам». Среди множества рекомендаций обеспечения охраны мероприятий и
агитаторов руководящей партии от несознательных граждан был этот.
В обороте появилось множество купюр с надписями и штампами на полях,
порочащих честь и достоинство правящей партии и её отдельных
представителей в регионах. Например, в большом уральском городе студент
пытался в супермаркете расплатиться пачкой купюр по 50 рублей со штампом
на полях «Пошли, «ЕР» — на хер!». При этом имел глупость при отказе
кассира взять эти деньги устроить скандал, за что был сдан охраной
наряду полиции. В объяснительной студент написал, что является тайным
сторонником «Единой России», слово «Пошли» агитирует приходить на
выборы. Вторая часть фразы призывает поставить в бюллетене напротив
«Единой России» крестик, т. е. «хер» кириллицы, что должно быть понятно
любому русскому человеку. Если бы он оставил просто крестик, то это
могло быть воспринято как «на х..», что не отражает его гражданской
позиции. А поле купюры — маленькое, поэтому фраза — короткая!
Господа полицейские должны теперь активно реагировать на сигналы из
торговых точек, по возможности брать объяснительные от пытавшихся
расплатиться купюрами с различными лозунгами.

ДЕМБЕЛЬСКИЙ ДОЖДЬ
Второй час я подпрыгивал в кузове, сидя на бумажных цементных мешках в
новенькой дембельской парадке.
Нас было четверо жестоко обманутых дембелей едущих в неизвестном
направлении.
Еще утром все было так чудесно: мы — герои шестой части суши, спустились
с горы после титанического «дембельского аккорда» (за полтора месяца
ведерками залили миллиард тысяч тонн бетона и таки построили секретный
объект «Х»), выстроились около штаба, от радости и предвкушения не
касаясь хромовыми сапогами земли. Вот-вот должны вынести наши военные
билеты с волшебной синей печатью.
Но в один миг жизнь перевернулась.
Вышел зам начальника штаба — худой грузин в высокой эсэсовской фуражке,
отозвал нас четверых и сказал:
— Товарищи солдаты, нужно будет, так сказать — на благо. и чтобы
оставить о себе добрую память.
Короче работы на полдня всего. Я накормлю, не переживайте.
Мы робко, но резонно возразили:
— Спасибо, товарищ подполковник, но как-нибудь без нас. Не обижайтесь,
но наши мамы накормят нас не хуже и если Вы не возражаете, то мы получим
наши военники, проездные документы и поедем пока по домам, а там видно
будет.
Подполковник рассвирепел и его грузинский акцент стал еще заметнее:
— Отставить разговорчики! Вы пока еще солдаты Советской Армии и я вижу,
что вы мечтаете задержаться в части до нового года! Не заслуживаете вы
первой партии. Не заслуживаете.
— Как так. Товарищ подпол. Нам же обещали и мы успели. Мы же…
Зам нач штаба сменил гнев на милость:
— Ну что вы как дети? Сегодня не поедете — завтра поедете. 730 дней
ждали, а тут из-за ерунды сопли распустили. Давайте, давайте залезайте в
машину, я сейчас подойду.
С этого момента из счастливых дембелей мы превратились в военнопленных.

В полутьме, без окон, без дверей, не хотелось даже разговаривать. Мы
чувствовали себя как ловцы жемчуга у которых кончился воздух, очень пора
всплывать, но морской царь поймал нас за ласты и сказал — «да подождите
вы, куда так спешить? А поговорить. «
Если бы не было так грустно, то я бы ржал над своими товарищами по
несчастью, уж очень нелепо в этой пыльной полутьме болтались у них на
сапогах большие белые пумпоны. Я тоже глуповато выглядел в абсолютно
квадратной шапке подсиненой гуталином.
Приехали, выгрузились около огромного двухэтажного дома с зияющей
крышей.
Подполковник:
— Я знаю, что там у себя вы крыли шифером столовую. Значит так, ставлю
задачу: Вот крыша, вот шифер, инструменты я дам. Быстрее накроете,
быстрее поедете домой. Тут перед вами работали бездельники, старый шифер
они содрали, а новый положить так и не сумели, между прочим, вместо дома
они отправились обратно на свою гору и уволятся только после нового
года, это я обещаю. Давайте только быстрее, чтобы успеть до дождя. Можно
приступать.
Первым порывом было набить ему морду, но нашу проблему это не решит,
кому нужны беглые солдаты без документов избившие зам начальника штаба
бригады? Разве что тем, кто будет нас ловить, прочесывая всю Грузию.
Какие там полдня? Его домина тянула на неделю работы. Просто стоять
задрав голову вверх, было уже глупо, связали из трех лестниц одну
длиннющую и грустно полезли на крышу.
Взобрались, легче не стало, хоть вниз сигай, чтобы ноги переломать,
зачем мы ему без ног?
Вдруг видим на единственном оставшимся старом куске шифера карандашная
надпись:
ТЕМ, КТО ПРИДЕТ ПОСЛЕ НАС.
БРАТЬЯ ДЕМБЕЛЯ!
НАС ПРИПАХАЛ ЭТОТ УРОД НА ТРИ ЧАСА, НО ЧЕРЕЗ ДВА ДНЯ, КОГДА СТАРЫЙ ШИФЕР
БЫЛ СНЯТ, СОБРАН И ВЫБРОШЕН, ЭТА КОЗЛИНА, ЗАЯВИЛА, ЧТО ПОКА НОВЫЙ ШИФЕР
НЕ ПОЛОЖИТЕ, ДОМОЙ НЕ ПОЕДЕТЕ.
МЫ ЕГО ПОСЛАЛИ НА ХЕР, ЖАЛЬ, ЧТО СЛИШКОМ ПОЗДНО.
ПАЦАНЫ, БУДЬТЕ МУЖИКАМИ, НЕ ДЕЛАЙТЕ ЕМУ НИХРЕНА! ВСЕ РАВНО ДЕМБЕЛЬ
НЕИЗБЕЖЕН!
ДЕМБЕЛЯ ИЗ БАКУРИАНИ.
ДМБ-87.
Это послание вдохнуло в нас силы для борьбы и через минуту мы жадно
бросились в работу.
Я внизу цеплял за крюки шифер, трое поднимали его по лестнице и быстро,
но аккуратно прибивали.
Парадки на спинах взмокли, нам не хотелось ни есть ни пить, лишь бы
успеть накрыть крышу до дождя и поскорее уехать к нашим мамам.
Подполковник не мог нами нарадоваться, но все ходил и строго покрикивал
снизу:
— Давайте аккуратней, я влезу и проверю! Не забывайте резиновые
прокладки! Кто разобьет лист шифера, уволится на день позже, я не шучу!
Лезть он разумеется не стал, не такой он идиот, чтобы зависеть от трех
кое-как связанных лестниц, но мы и так от рассвета до темноты старались
изо всех сил.
В полдня конечно не уложились, но за четыре управились (спали там же на
крыше, укрываясь шинелями и клеенкой) Когда все было кончено, хозяин
выгнал нас мокрых и немытых за забор (видимо, чтобы лопату напоследок не
уперли), пять часов без обеда дожидались машину.
Вернулись в часть.
После долгих уговоров, подполковник великодушно простил нам уроненый с
крыши и сломанный о мою голову лист шифера, вручил документы,
поблагодарил за службу и от себя лично пожелал счастливого пути.
На перроне я выкурил свою последнюю в жизни сигарету и влез в поезд.
Как только тронулись, всю Грузию залил дикий дождь!
У нас четверых от радости потекли слезы. мы бегали по всему
плацкартному вагону, обнимались и орали — «Дождь. Дождь пацаны.
Ура. Дождь. Мы успели. «
Весь вагон напрягся, ожидая от дембелей тяжелой дороги, глядя как они
сходят сума от простого ливня, то ли еще будет.

P.S.
Пройдет много лет и мы вчетвером рано или поздно забудем об этом дожде,
но вот наш зам нач штаба не забудет его до конца своих дней.
Весь новенький шифер на его огромном доме был аккуратно уложен с
захлестом в обратную сторону (верхние листы уходили под нижние. ) Чтобы
остаться сухим, подполковнику нужно было в своем мандариновом саду
победить гравитацию, но судя по его осмысленному лицу – нет, не
победит.

Произошло это в 2010 году. Написать раньше наверно было немного стремно,
а может просто руки не доходили…

Дело было в августе. Мы с семьей решили тогда поехать в отпуск на Черное
море на машине. Ну, отдохнули, как положено, загорели, расслабились.
Обратный путь до дома занимал 2500 км. Конечно же, без остановок весь
путь не проделать т. к. жена у меня водить машину не умеет, да и просто
стремно в машине почти 2 суток торчать. Поэтому было принято решение на
ночь остановиться в промежуточном пункте, почти на середине расстояния
до дома, в г. Камышин Волгоградской области. По интернету заранее
посмотрели гостиницы, заказали номер в Г..ии (никакой рекламы), кстати,
неплохая гостиница по цене и качеству, желающие найти в инете найдут.
Ну и отправились в путь. Заселили нас, как подъехали, примерно в 23:00,
покормили, напоили. Я, с дороги, пару бутылок пива выпил, чтоб дорога
перед глазами не маячила. Ну а дальше легли спать. Надо отметить
небольшие особенности нашего номера. Заказали мы двухместный с одной
кроватью. Все помылись после дороги. Жена легла около стены, ребенок по
середине, а я с краю, ближе к входной двери. Номер неплохой, с
кондиционером. Я его включил на ночь, лето-то жаркое было… Ну и спим
себе тихонько… Где-то около часа ночи я просыпаюсь от того, что мне
стало жарко, просыпаюсь скорее в «кавычках» так как 1250 км за плечами
не шутка. Скорее в полудреме… Поворачиваюсь на бок чтоб нащупать пульт
от кондиционера… и вдруг обнаруживаю около себя тело… Нет, это не тело
жены, и не ребенок, они в другой стороне. Механически начинаю это тело
ощупывать. Определяю неплохую грудь примерно 1-2 размера и после
офигеваю от «сервиса», думаю ну надо же, только жена уснула, а уже
проститутку подложили, пипец… Ну, поскольку грудь определил (не
ругайте), надо определить все остальное. В общем двигаю я рукой ниже,
залажу в трусы и пытаюсь определить что там, а там немного… вернее не
совсем немного, а совсем не так как у женщины… В общем там такой
нормальный здоровый мужской хер. Пока я его щупал, тело, которое было
рядом со мной проснулось и поинтересовалось что я делаю. Я, пребывая все
еще в своих сексуальных фантазиях о проститутках, спросил его по
честному «Ты трансвестит?». На что он честно ответил «нет». В этот
момент мы проснулись окончательно. Вскакиваем с кровати. Передо мной
оказывается мужик, с такой «рязанской» рожей с пивным животиком и
пивными «сиськами». У мну в мыслях, первое дело, наверно ворюга и
криминал. Быстро смотрю все документы и деньги. Все в порядке. Тут
просыпается полуголая жена. Первые слова «.. опять ты гад нашел себе
собутыльника…». На что приходится отвечать, что этот человек спал с
нами. Нормальная реакция жены «. ». …нет милая я не гей… Наезжаю на
мужика, тот в полной непонятке… «Как я сюда попал?», вот главный вопрос
который его терзает. Окна закрыты, дверь закрыта. Все как обычно, кто
виноват и что делать? В итоге спокойно его провожаем, бедолага так
засмущался, что даже забыл свои тапочки. И начинаем ржать. Через
некоторое время приходит администратор и говорит что мы сильно шумим.
Объясняем ситуацию, отдаем тапочки. Администратор, удаляясь по коридору,
отпускает сдержанные смешки. А получилось вот что. В этой гостинице, с
целью экономии энергии (гостиница частная) после 24:00 гасится свет в
коридорах. Замок в номере с усталости я толком не закрыл. Т. е. дверь в
номер была открытой. Этот мужик, кстати тоже, будучи датым и выйдя
покурить на общий балкон гостиницы в одних трусах, по пути обратно
перепутал номера. Зашел в наш номер, закрылся. Ему показалось что
холодно и он выключил кондиционер. Не знаю, что там было в его номере,
но он подвинул меня и прилег на кровать. Ну а я дальше, от того что
стало жарко проснулся…

Вот такая история. К неизвестному мужчине что ночевал с нами, глубокое
извинение за наезд. Мы так и не узнали вашего имени…

xxx: Иван, Сергей *ич не до конца разобрался с интерфейсом Вашей программы. Не могли бы Вы еще раз показать ему, как пользоваться?
yyy: Ольга, мы с Сергеем *ичем провели в его офисе четыре ПОЛНЫХ дня, занимаясь разбором интерфейса, в котором всего 9! кнопок. К программе прилагается подробный мануал. И в конце концов, у него на бумажке пошагово расписано что и как делать.
xxx: Что же ему передать, может ли он рассчитывать на Вашу помощь?
yyy: Передайте ему привет, а также, что он может поецловать меня в хер.
xxx: Боюсь, он может неправильно понять ваше пожелание..
yyy: Ну, тогда исправьте на поцеловать

На могиле усопшего шулера
дураки веселятся. а хер ли?
Ведь теперь у усопшего шулера
главный козырь-могильные черви.

Пермские зарисовки
Как-то оказались мы в гостях у наших друзей, по какому поводу
не важно, но практически все со своими половинками.
Отдыхали, болтали на всякие отвлеченные темы. Не помню уже почему, но
зашел разговор про автомобильные номера, а вернее про набор из 3-х букв,
который, как известно иногда может давать забавные комбинации (забавные
для окружающих, но не для владельцев, как мне кажется). В разговоре в
основном участвовали наши жены… Постараюсь дословно.
Ирина. …… а вот мне вообще все равно какие буквы на номере, я на них
никогда внимания не обращаю.
Наташа. …. и я тоже на номера никогда не смотрю, мне не интересно.
Маша. ….. ну я в принципе тоже их редко читаю, но такие как ХАМ или
что-то в таком роде иногда замечаю.
Надя, после небольшой паузы, задумчиво…. а вот я девочки, ХЕР всегда вижу!

Бесят бабули, которые вечно лезут не в свое дело. Не, обычно-то я не
хамлю старшим. Но в этот раз не сдержалась.

Гуляю с малой (1,5 года). На ней надет комбинезончик и курточка —
комплектик в розово-голубенькую полосочку, розовая шапчонка и голубые
ботиночки. Тут к нам подваливает какого-то хер. черта бабуся и
начинает верещать:
— Вот маманька! У тябя дите якого полу? Девшушка у розововом ходить
должна, малщишка — у голубом! Голова твоя садовая! Как рябетенка-то
одела! У тябя сын или доча-то?!
И это на всю улицу. Взбесило аж до дрожи.
— А у нас XXI век на дворе! Вырастет — само определится!
Взяла чадо на руки и пошла быстро вперед, оставив охреневшую старушку
один на один с ее шоком.

Историю мне эту рассказал один мой хороший Друг,за стаканом чая
Два зятя — Боря и Ваня, приехали в деревню, в гости к тёще. Вместе с бабами своими, конечно.
Ваня привёз с собой коробку аптечного спирта. И началось. Разводили чистой ключевой водой, пили, пили, пили.

Дня через два ихним бабам это надоело. Одна из них работала медсестрой в психбольнице, в отделении алкоголиков. Она съездила в свою больницу, взяла нужных порошков.

В этот день Боря и Ваня развели в 3-х литровой банке последний спирт. В гости к ним пришёл сосед ещё — Серега.
Пока банка охлаждалась в холодильнике, мужики пили пиво и говорили о, о хер его знает, о чём. Все ждали, когда остынет раствор.

Медицинская баба насыпала в то время в банку свои порошки и тщательно размешала.

Через полчаса мужики, сидя на брёвнах в огороде у тёщи, приступили к выпивону.
Ещё через полчаса они начали блеваться и сраться. Сил не было никаких остановить эти извержения. Мучились мужики до вечера, пока недуг не отступил.
Бабы довольно поглядывали на них, хихикали и комментировали.
— Это твоя Галка насыпала отравы, — икая, уверенно сказал Ваня. — Больше некому. В психушке украла порошки свои и насыпала.
— Точно, она, — согласился Боря. — А чего со спиртом делать станем? Выльем?
Ваня и Серёга непонимающе посмотрели на Борю.
— Ты охуел, что ли? — Ваня на всякий случай подвинул поближе к себе полупустую банку. — Как можно спирт выливать!?
— Так просрёмся ведь опять, — засомневался Боря.
— Ну и чё? — Ваня принялся разливать спирт по стаканам. — Подумаешь, просрёмся. Тебе лить?
— Конечно, — Боря подставил свой стакан.

Наблюдавшие за мужиками бабы плюнули в их сторону и ушли в избу.

вот такая жизненная история.

В военный госпиталь я пришел после мед института и клинической ординатуры. Начальник госпиталя, Оговской, дыша на меня перегаром, сходу спросил: «Че могеш, бля?». Я начал было перечислять: аппендицит, грыжи…, но он меня довольно резко прервал, типа «не гони волну, и этого хватит», «а сейчас иди в прием, там лежит боец с аппендицитом. Если после твоего оперативного лечения боец выживет, ты принят в штат, если помрет – пшел на хер! » Я подчинился приказу командира и с тех пор стал служить в отделении хирургии. Но история не про это, история про Еврейчика. Оговской был бабский угодник, дебошир, распиздяй (по-другому не назовешь) и классный хирург, что называется, хирург от бога. К нему постоянно приходили какие-то делегации, как штатские, так и военные с которыми он непрерывно бухал, не забывая в перерывах разводить спирт и оперировать.

И вот, в очередное мое дежурство, уже после отбоя л/с, он вызывает меня и говорит: «Нам не хватает третьего». Я типа «не могу, я дежурный, на мне весь госпиталь», а ему уже тогда было похер. Пришлось согласиться. Вместе с нами бухал еще какой-то Еврейчик, гражданский чек, Оговской его так представил. Чисто еврей, такой упитанный, лощенный, с хитрыми, затуманенными (к тому времени) глазками и какой-то херью на щеке. После каждого второго стакана Оговской предлагал ему удалить эту херь на щеке, но Еврейчик тактично отказывался. После очередной бутылки он сдался, и тут раздался громовой голос командира, который разбудил весь госпиталь: «Срочно готовить операционную!», (причем это, не выходя из своего кабинета). Через полчаса вбежала опермедсестра и доложила, что операционная готова. «Ну, с богом»,- промолвил Оговской и чуть ли не за шиворот поднял Еврейчика, который от выпитого еле стоял на ногах. А ты, указывая на меня, будешь ассистировать. Вначале я все принимал за шутку, но, видя напор командира, понял, что ошибся.

Готового Еврейчика уложили на операционный стол, привязали, чтоб не дрыгался и процесс пошел. Оговской взял скальпель (художника в нем не убить), и хлестанул по щеке. Хлынула кровь, много крови. Я хоть и пил через одну, но тоже был под хорошим шафэ. Еврейчик все стонал: «Как там, как там? » (видно холод стали и ужасная боль протрезвили его). Этот стон остановил Оговской ревом: «Заткнись, еб твою мать! И так ни хера не получается!». Дальше началась, как нам казалась, кропотливая работа. После своего последнего штриха, Оговской заснул младенческим сном прямо в операционной. Еврейчика с его перекошенным лицом я перевязал, посадил в дежурный автомобиль (хотя с бензином тогда были проблемы) и далеко за полночь отправил домой. Командира все-таки удалось дотащить до его кабинета.

На следующий день, часов в одиннадцать, перед обедом меня вызывает командир, хмурый как туча. «Садись», говорит, рассказывай, что вчера там было. Ну, я так и так, Еврейчика оперировали.

— Как оперировали, йобанарот?

— Так и оперировали, говорю, а я ассистировал

— А где сам клиент? Живой то хоть?

— Живой, после операции уехал домой на дежурке.

Взгляд его затуманился, видно, переваривал услышанное. Вдруг в окне перед нашим взором предстает картина маслом: бежит, нет, быстро идет, подпрыгивая и семеня короткими ноженками наш родненький Еврейчик, все бинты на роже в крови, но подмышкой портфельчик, и читаемые очертания поллитровых бутылок, а в руке паспорт. Вместо «здрассте» Еврейчик, махая перед носом полковника паспортиной, выпалил: «Командир, ты че наделал? Мне скоро уезжать на историческую Родину, а я на фото в паспорте совсем не похож! ». Оговской тяжелой походкой подошел к клиенту и приподнял болтавшуюся повязку и изрек: «О, мля, смотри, Гуимплен!». По всей щеке бедного еврея шел впечатляющий шов чуть ли не до уголка рта, как у героя «Человека, который смеется». Я выпал в осадок. Оговской, судя по всему, видел и не такое. Он спокойно

самостоятельно засадил бутылочку беленькой и снова раздался его громовой командирский голос: «Срочно готовить операционную». Еврейчику ничего не оставалось делать, как поддаться судьбе и идти второй раз под нож не трезвого хирурга. У Еврейчика на груди лежал паспорт с фотографией. Так, на всякий сличай. На этот раз операция прошла вполне успешно. Косметику наложили классно, хоть и руки слегка дрожали от похмелья. «Мастерство не пропьешь! », – изрек Оговской, вытирая кровавые руки о халат. Еврейчика с тех пор я больше никогда не видел.

Зато к нам в госпиталь прибыла гуманитарка, состоящая из американских протезов. Но это уже другая история.

ОЧЕНЬ УВАЖАЕМЫЙ ЧЕЛОВЕК

Два месяца назад, второго декабря, здесь был рассказ про Бухал Бухалыча,
в усмерть напоившего членов немецкой делегации. Фигурировал в той
истории Очень Важный и Уважаемый Человек, гордость которого окончательно
зашкалила после мероприятия, где сам Путин снизошёл до того, что вручил
ему награду за “вклад” в Российскую науку. Ещё бы. Запрячь подчинённых
десятками делать “липовые” отчёты и получать гранты на дальнейшее
“развитие” темы, это вам не сидеть полгода за приборами, добиваясь
сходства реального объекта с компьютерной моделью.

Фамилия этого Уважаемого Человека отличается на одну букву от фамилии
одного “юмориста”, доставшего многих своими туповатыми шуточками, здесь
я буду просто называть его П.

П. явно обладает завышенным самомнением и страдает манией величия. “Я
тут главный, остальные г…но”. Как-то зашёл к нам на празднование Нового
года в лабораторию, выставил на стол бутылку дорогого коньяка и
не с просьбой присоединиться, а в утвердительной форме сказал:
“я буду с вами праздновать, эти говнюки (его коллеги по кафедре) со мной
отмечать не хотят”. Может в детстве его вниманием обделяли? Завела меня
как-то судьба в РГГУ и столкнула с тамошним преподавателем математики по
кличке Примус, защищавшим диссертацию в нашем институте (верно говорят –
мир тесен). Разговорились за жизнь, я случайно обмолвился, что завтра
экзамен по схемотехнике, П. – суровый препод, пойду готовиться. У
Примуса глаза на лоб. П? Он ещё там? Как? Этот выскочка и не подающий
надежд кандидатишка стал зав. Кафедрой и деканом факультета.

Это был своеобразный портрет нашего героя, вот сама история.
Интернета тогда на нашей кафедре по техническим причинам не было, а я
проходил преддипломную практику, и периодически возникала необходимость
найти ту или иную техническую документацию. С лаборантами кафедры П.
были хорошие отношения, они пускали меня к ним за компьютер. Заходит на
кафедру П. Дверь в противоположном конце, я к нему спиной. Он кому-то из
лаборантов:
— Этот хрен что тут делает?
— Попросил что-то в Интернете поискать.
— У меня для него работка есть. Пока не сделает, в наш Интернет его не
пускайте.
Подходит ко мне. Приказательным тоном говорит, что я сейчас должен
поехать, встретиться с одним человеком в метро и забрать для П.
документы. На станции Сокол меня будет ждать Иванов Иван Иваныч,
известный академик, лауреат крупных наград, автор нескольких монографий,
очень авторитетный человек и т. п. Деваться некуда, мне ещё экзамен по
схемотехнике этому П. сдавать. Тем более ехать не далеко, туда-обратно
полчаса. Я поинтересовался, как я смогу узнать этого замечательного
человека.
— Ну, как сказать… это такой лысый ушастый старый хер ростом метра
полтора. “Фантомаса” с Луи-де-Фюнесом смотрел? По физиономии очень
похож, только у Иванова рожа не зелёная, а синюшная, как у нашего
завлаба.

Вот так меньше чем за минуту в устах Очень Уважаемого Человека
авторитетный академик превратился в ушастого старого хера с синюшной
рожей.

P.S. Иван Иваныч оказался добродушным общительным старичком. Только как
выяснилось, документы он взял не те, так что вернулся в институт я ни с
чем. П. пробурчал что-то себе под нос в адрес забывчивого академика и
удалился по своим делам.

На улице морозец далеко за минус двадцать.
Озябли ноги, прохудился нос.
Работы тьма. Гора бумаг.
А я все не могу тут с мыслями собраться.
И судьбоносный для себя решить один вопрос.

С утра не топят в офисе, и хоть одет я сносно,
Идеей выбора двух смыслов я влеком.
Что делать мне? Пойти домой,
Хер положив свой на работу в переносном,
Или остаться, на работу сильно начихав в прямом.

Как звали бы Винни Пуха в разных странах? Италия — Винсенте Дель Пухини. Испания — дон Виннио Пухалес. Бельгия — Виннил де Пухильде. Индия — Виннира Пуханди. Китай — Вин Ни Пух. Армения — Винник Пуханян. Израиль — Виннихак Пухберг. Германия — хер Вильгельм фон Пухен. Грузия — Виначар Пухашвили. Ирак — Виннидам Пухейн. Казахстан [. ]

Лет в сорок я впервые нанял водителя.
Сорвал спину и разгрузка коробов с товаром превратилась в сущую муку.
Торговля была неплохая, денег хватало, и я обзвонил знакомых, чтобы порекомендовали какого-нибудь непьющего добросовестного спокойного человека.
Вскоре я встретился с кандидатом.

Он раньше водил «Газель» какого-то рыночного торговца, но недавно тот свернул дела, и теперь Саша работал сторожем на стоянке, и был готов перейти ко мне.

Я рассказал ему, что надо будет с экспедитором ездить в Москву за товаром, грузить-разгружать, ревизировать в магазине неработающие игрушки и, при возможности, ремонтировать их, либо отсортировывать на возврат поставщикам, готовить к продаже детские велосипеды, и вообще быть в магазине мастером на все руки. Ну и обычные водительские обязанности на нём, как-то — эксплуатировать машину надлежащим образом, и вовремя производить все регламентные работы.

Предложенная зарплата его устроила, и он был готов приступить к работе хоть прямо сейчас.
Я осведомился — не подставит ли он своего теперешнего работодателя неожиданным увольнением, и сказал, что готов подождать, пока на автостоянке ему найдут замену.
Он ответил, что с этим никаких проблем, и назавтра принес уже мне свои документы.
Однако вскоре я случайно встретился с этим его работодателем.
Он оказался моим старым приятелем.
Шутливо, но с долей серьёзности он мне сказал:
— Что же ты, Витя, чужих работников переманиваешь? Нехорошо, нехорошо. Хоть бы позвонил, переговорил.
Я расстроился:
— Серёга, извини! Я же разговаривал с ним на эту тему. Он сказал, что никаких проблем.
— Всё равно нехорошо. Проблем действительно никаких. Но надо было позвонить. Проблемы будут. У тебя. С ним. Но я тебе о них заранее рассказывать не буду. Нет, не пугайся, — воровать он не будет. Но ты поймешь, что я подразумевал.

Саше я показал особенности управления Транспортёром, на котором ему предстояло ездить, покатался пассажиром с ним по городу, доброжелательно проконтролировал, как он собирает велосипеды и ковыряется с браком, предложил, чтобы для простоты общения он называл меня Николаичем и на «ты», и, несмотря на появившееся у меня к нему чувство необъяснимой антипатии, полагал, что с работой он справится, и я вздохну свободно.

Экспедитором ездила с ним Лена — мой зам.
Я уже давно приказом назначил её заведующей. Большую часть повседневных вопросов в магазине и возникающих проблем решала она. И товаром она занималась.

И вот, не прошло и недели, как она заговорила об увольнении этого Саши:
— Николаич, ищи другого. Я не могу с ним ездить! Ты знаешь — после того, как мы с тобой перевернулись на «шестёрке», я не терплю быстрой езды. Но он вообще полный тормоз! Вот мы подъезжаем к нерегулируемому перекрёстку. У нас — главная. Справа и слева стоят — нас пропускают, в соответствии с Правилами. И он встаёт. Смотрит испуганно по сторонам, потеет, сморкается и не трогается с места. Сзади сигналят, с боков мигают, он — стоит. Потом те, что стоят на второстепенных, начинают трогаться, а он теперь наконец рожает, и тоже трогается. Они пугаются, сигналят, и встают. Он — тоже.
Или, едем по Рязанке. Он всегда в правом ряду. Упрется в фуру, и едет за ней. Две полосы для движения в нашем направлении, но обогнать кого-то для него мука смертная. Фура — шестьдесят, и он — шестьдесят. Фура сорок, а его это не напрягает, так за ней и едет. Николаич! У него всегда сопли! И он, с бульканьем, постоянно втягивает их в себя! Меня от него тошнит!

Я возразил:
— Ну, как я его теперь уволю? Он же ту работу потерял! Потерпи — может насморк у него пройдет, и на дороге он освоится.
— Тебе легко говорить! Ведь, терпишь-то не ты, а я!

На выходные я разрешил Саше воспользоваться фургоном — что-то перевезти на дачу.
В понедельник он с гордостью продемонстрировал мне линолеум, которым он застелил фанерованный пол в фургоне, закрепив его по периметру саморезами через каждые десять сантиметров.
Очень удобно при погрузке — картонный короб с товаром поставил в фургон, толкнул его, и он едет по скользкому линолеуму аж до передней стенки.

Я огорчил его:
— Это ты зря! Зимой ты на обуви занесёшь в кузов снег, и на этом полу будешь здесь падать с кувырками. Да и после дождя мокрыми подошвами мы здесь будем опасно скользить.
— Нет, Николаич! Нормально! Я не буду падать!
— Будешь. И я буду! Сними!
Поговорка мне тут вспомнилась — услужливый дурак опаснее врага.

Через пару дней Лена позвонила мне из Москвы, и попросила приехать на Форде, забрать товар, который не помещается в Транспортер.
Приехал.
Саше сказал, чтобы он отправлялся в Воскресенск разгружаться, а мы, дескать, с Леной дополучим остальное, расплатимся, и подъедем скоро после него.
Он, выслушав меня, как-то заменжевался, потом нырнул в помещение для клиентов, где нас бесплатно угощали чаем в пакетиках и кофе «три в одном», быстро вышел оттуда, сел в машину и уехал.
Следом за ним из этого буфетика выскочила сотрудница, что-то возмущенно крикнула ему в спину, но он не обернулся.
Оказалось, что он, зайдя туда, схватил горсть пакетов Липтона, и сунул их в карман. Хотел ещё и кофе набрать, но она его остановила.

Я потом высказал ему своё возмущение:
— Как ты не понимаешь, что это не халява с помойки, а угощение! Ты и в гостях так себя ведёшь?

Прошла ещё неделя.
Снова неприятный разговор с Леной:
— Николаич! Я отказываюсь с ним ездить за товаром. Езди ты! Плати мне меньше. Я буду заниматься только магазином и товаром в магазине. А в Москву с ним ездить отказываюсь! Несколько часов в день проводить с ним невозможно! Он хлюпает носом. Я всё время сижу отвернувшись, чтобы меня не вырвало! У меня от этого уже шея болит. Тебе жалко его, но не жалко меня! Хорошо! Твоё право. Но не надо жалеть его за мой счет. Давай, закупками будешь заниматься ты!

По ряду причин её предложение меня не устраивало.

Я позвонил Сергею — хозяину автостоянки. После обмена приветствиями перешёл к главной теме:
— Слушай, а ты возьмешь Сашу назад сторожем?
— Ха-ха! Помнишь, ты мне рассказывал анекдот про диагноз: «Психических отклонений нет, — просто мудак!» Вот этот Саша и мне на хер не нужен был. Я его терпел только из жалости, потому что он убогий. А, когда ты его забрал, я, на самом деле, обрадовался. Вот, думаю, пускай Витя теперь с этим дуралеем лиха хлебнёт! И поделом тебе! Не будешь работников переманивать!
— Серёг, ну я же тебе объяснял — не переманивал я! Я специально с ним этот вопрос обговаривал.

В общем — Сергею этот Саша был не нужен.

Сашу я попросил написать заявление об уходе, выплатил ему месячный оклад в качестве компенсации, и мы расстались без обид. Очень скоро он нашел работу на грузовой «Газели».
А я начал закидывать удочки через знакомых в поисках нового водителя, будучи при этом сам и водителем, и грузчиком, и бракёром, и администратором.
Свято место пусто не бывает, и вскоре я познакомился со следующим претендентом.
Лёша тоже пришел ко мне через знакомых.
Если Саша был заторможенный, то этот напротив – очень бойкий. Что бы я ни начинал ему говорить или объяснять, он вскоре перебивал меня, чтобы высказать своё аналогичное мнение и полное со мной согласие. Это слегка раздражало.
Я вполне закономерно поинтересовался его прежним местом работы и причиной увольнения.
Оказалось, что он водил «Газель» какого-то предпринимателя, работал много и добросовестно, но козёл-начальник не оценил Лёшины старания, и платил явно недостаточно.
Я в ответ сказал, чтобы он никогда не отзывался так о старых работодателях в присутствии нового.
— Потому что, — добавил я, — первое, что мне приходит в голову, это: «А что он про меня потом будет говорить?»
— Не, Николаич, ну, ты же не такой!
— Ты ещё не знаешь, какой я. И я не знаю – какой ты. Нам обоим рано обольщаться.
Сели в «Транспортёр». Я за рулём. Показываю – на каких скоростях переключать передачи, как разгоняться…
Я выезжал с второстепенной дороги, и БМВ мигнул мне фарами, пропуская. Я вырулил на главную перед ним и благодарно мигнул «аварийкой».
Леша удивленно спросил:
— Николаич! А зачем ты его на хуй послал?
— Кого?!
— БМВ этого? Ведь, мигнуть аварийкой, это значит «пошел на хуй»! В Москве всегда так – кто-нибудь влезет перед тобой, и обязательно аварийкой потом мигнет – пошел на хуй!

Я, услышав такое, просто оторопел. Потом ответил:
— Да кто тебе такое сказал?
Аварийкой в таких случаях мигают, чтобы поблагодарить или извиниться!
Это тебе, верно, в шутку кто-то объяснил так. А ты, что же, всегда думал, что тебя посылают?

Вот он за рулем. Выезжаем на главную у светофора. Машинам красный, пешеходам — зеленый. Выезжая на дорогу в этом месте, я всегда сначала останавливаю машину в раскоряку, пропуская пешеходов, после их прохода выравниваю машину и жду зеленого.Леша же,.выезжая, принялся вовсю сигналить, распугивая пешеходов и чуть не расталкивая их бампером.
У меня — глаза на лоб:
— Ты что делаешь?! Пропусти их! Вон человечек на светофоре зеленый, — у них же приоритет!

Ему было непонятно моё возмущение.

Он постоянно генерировал идеи.
— Николаич! Я вот что придумал, — давай уберем одну кассовую кабину. Место освободится в магазине, на которое можно товар поставить.
— Леш, а если кассиру понадобится в туалет отойти, или покушать?
— Так сменщица в её кабинку и сядет!
— А случись недостача, с кого из них спрашивать?
— Ааа.

— Николаич! Я вот что придумал, — давай грузчика наймем!
-.
— Ну я только водителем буду, а товар грузить-разгружать-носить — он.
— А платить ему из твоей зарплаты? А если твою зарплату располовинить, найдется работник на такие деньги? А браком кто будет заниматься — ты или он? Или нам потом ещё надо будет бракера нанять? И вообще тогда, ты-то зачем мне нужен? Не проще ли найти грузчика с водительским удостоверением, который будет и шоферить, и грузить, и браком заниматься, и лампочки в магазине менять при необходимости, и прокладки в смесителе тоже. Ведь до твоего прихода я один со всем этим справлялся, ещё и администрированием занимался.

— Николаич! Я не буду больше велосипеды собирать. У меня друг есть. Он пенсионер и живет в деревне — семь километров отсюда. Дом у него большой — места хватает. Я буду отвозить ему короба с велосипедами и потом забирать готовые.
— Хм. Инструмент у него есть?
— А я отсюда ему привезу.
— А если здесь обнаружится какая-то недоделка, — велосипед надо будет к нему в деревню везти? А если какой-то некомплект окажется в коробе? Все запчасти тоже к нему надо будет заранее отвезти? И по всякой неожиданной обнаруженной неисправности надо будет к нему ехать? Ну, хорошо. А платить ему как?
— Я из своей зарплаты буду ему отстегивать.

По сравнению с предыдущим местом работы, теперешняя зарплата казалась ему очень приличной. Я в виде эксперимента согласился с ним, но расплатившись со своим другом один раз, Леша стал собирать велосипеды сам.

— Николаич! Колесо спустило. Где домкрат?
— Я же показывал тебе — под твоим сиденьем. А запаска сзади под кузовом. Ты умеешь колесо-то снимать?
— Обижаешь, начальник.
Через некоторое время я почувствовал легкое беспокойство и вышел проверить, — как он справляется.
Он сумел меня удивить. Домкрат стоял не в специально предназначенном для этого месте возле арки колеса, а посредине порога, сминая этот порог. Автомобилисты поймут мои чувства.
После этого я начал подыскивать ему замену, но он ещё успел сделать мне заманчивое предложение:
— Николаич! Я вот что придумал! Давай ещё один магазин откроем! Где-нибудь в центре. Только там я буду уже заведующим.

Лёшу я попросил написать заявление «по собственному…», и принял на его место Филиппа.

Вот о нём мне нечего рассказать забавного..
Просто хороший человек.
Она проработал у меня четыре года.
Не припомню за ним ни одного косяка.
Выдержанный, корректный, с чувством собственного достоинства и развитым юмором.
Не болтун, но случалось, рассказывал интересные истории из жизни.
Компетентный. Толковый.
Я советовался с ним по самым разным вопросам, и, принимая потом решение, учитывал его мнение.
Он один из тех людей, которых я очень уважаю, и чьим уважением дорожу, если, конечно, его заслуживаю.
Он моложе меня лет на пятнадцать, но какого-либо превосходства в житейской мудрости или жизненном опыте я не чувствовал.
Настоящий мужчина, муж, отец.
Он видел, что магазин приходит в упадок.
И для него не было неожиданностью моё признание в том, что в ближайшем будущем для меня будет непозволительной роскошью платить ему зарплату.
Мы расстались.

Пришло время мне служить, оказался я на редкость и удивление в районом военкомате здоровым, мне даже местный военрук говорит: «Здоровый ты, не то, что эти городские-голубые, переспали там друг с дружкой, а потом у них болячки разные, то язвы, то геморрои, то в почках колит, то жопу знобит, тьфу елки палки, то хер синий, пойдешь в мотострелки, и точка я сказл! «

Приехал я с городу в родную Хохловку, и репу начесываю, думаю. Деревня-то пойди у нас большая дворов тыща, а поди пол деревни знакомых, которых придется на проводы звать. А самогона, что кот наплакал, залез я в погребной закуток, нашел я пол бутыля первача с ароматным запахом, именно тот который я и люблю, настоянный на курином помете и древесных опилках. Выжрал его в один присест, а тут и его и вовсе не осталось. Что делать, как быть побежал я к предкам, кричу им, батю за грудки хватаю, в грудь себя бью: «Мне завтра в армию, погулять еще охота, чем я друзей буду угощать? » Психанул батя бросил мне под ноги 500 рублей, зыркнул на меня зло и кричит в ответ «Ды хоть упейся! «Поднял я свои кровные и говорю «Дурень ты папаша, хоть и седина у тебя в висках» -«ну незнаю, кто тебя призывал тот пускай друзей твоих и угощает» развел руками отец. Делать нечего поплелся я в магазин, встречаю по дороге Санька, соседа моего, а он уже в курсе дел, говорит «Че Вован в армию? «, а я ему» Угу, только- говорю – у меня всего 500 рублей боюсь не разгуляемся»

О правильном питании
Была одна такая неприятная история в штатах, которая началась буквально с пустого места. После войны в Лаосе на гражданку демобилизовался вполне себе типичный морпех, звали его Лукас Лок. В общем–то парень был сообразительный, а в армию попал скорее по собственной глупости. Знаете, по молодости что–то щелкнуло, пошел да завербовался. Ну, да ничего, вернулся с полным комплектом рук и ног. И т.к. уже имел опыт общения с азиатами и за время службы накопил немного средств, начал потихоньку возить из Лаоса разный ширпотреб местный, дело не очень пошло, переключился на японскую технику. В те годы Японию еще не очень в США жаловали, да всех азиатов в общем–то – Корея, Вьетнам и т.д. А потому старались дел с ними не иметь. Лукас, что называется, поймал волну. Как раз неприязнь к узкоглазым пошла на нет, а недорогая бытовая техника разных там Тошиб и ГолСтаров была востребована. Конечно выгодную тему быстро просекли крупные ритейлеры, но Лукас успел оторвать достаточно крупный кусок, которого было достаточно для того, чтобы приступить к тому чего он действительно жаждал.

Для начала он арендовал в Неваде заброшенную военную авиабазу. База по сути располагалась между горами. В достаточно просторной лощине стояли хозяйственные постройки, а основные помещения и взлетные полосы располагались в скале. Это был штатовский пережиток бредовых идей времен самого начала холодной войны. Задачей базы было обеспечить неизбежность ответного атомного удара по СССР. То есть если советы бомбили США, горы укрывали стратегические бомбардировщики, те взлетали с билетом в один конец — на обратную дорогу топлива не было. Отбомбившись, летчики должны были уйти от зоны поражения, снизиться, покинуть самолет на парашютах. А их в заданных районах СССР подбирали специальные отряды спасателей. Под эту задачу даже отдельную агентурную сеть развернули в стране советов. Но 50–ые закончились, на смену засекреченным военным базам с самолетами пришли бездушные ракеты, которые могли уже не только долететь до Владивостока, но и до Урала. А потом и до Москвы через полюс. И огромный укрытый в горном ущелье аэродром стал не нужен.

Так вот. Лукас оторвал её, что называется, за бесценок. Помимо удаления от всего живого, у неё был еще один важный плюс, в ущелье 360 из 365 дней в году дул достаточно сильный ветер. Собственно это место во многом именно поэтому выбрали под строительство авиабазы, полосы всегда стараются строить так, чтобы самолет взлетал против ветра – это увеличивает подъемную силу, укорачивает пробег и экономит топливо. Однако бывший морпех самолеты не любил, в те времена координация в армии США была не столь хороша и ему в Лаосе приходилось видеть таких же простых ребят из Огайо, как и он, попавших по ошибке под заливание напалмом палубными фантомами. Лукас же мечтал о самом большом, дорогом и бессмысленном тире за всю историю человечества.

Он расчистил площадь от хозяйственных построек, а на их месте возвел почти точную копию Кларксберга, его родного городишки в Огайо, который он особо не жаловал. В его тире мишенью должен был стать именно город. Единственное отличие от реального прототипа было разве что в том, что некоторые кирпичные постройки были заменены схожими каркасными. После разрушения восстанавливать кирпичный дом намного сложнее. В остальном все было, как надо, занавесочки в окнах, столбы освещения, припаркованные машины. Естественно никакой мебели и ремонта внутри домов не было и большинство машин было хламом с аукционов, но с определенного удаления выглядело все достаточно натуралистично, а большего и не нужно было. Как ни странно, на достаточно специфическое развлечение “разнеси в щепки город” нашлось немало желающих клиентов с деньгами, а надо понимать, что развлечение недешевое. После дня стрельбы, неделю, а иногда и две город приходилось отстраивать чуть ли не с нуля. Но в тот период Америка была на подъеме, воротилы с волстрит, промышленники, банкиры потянулись ручейком, в общем–то постоянно существовала очередь. Т.к. чаще раза в неделю подобное мероприятие было проводить невозможно.

Что касательно арсенала, в нем было почти все доступное вооружение 60–ых годов, которое к концу семидесятых в США активно списывалось. От ручных гранатометов вроде советского РПГ–7 и Bazooka времен второй мировой до артиллерийских орудий вроде немецкой двойной восьмерки. Хитом же был шестиствольный прототип Эвенджера, его удалось раздобыть благодаря одному из топ–менеджеров General Electric, который был клиентом Лока. Семиствольный вариант этой пушки выполненной по схеме Гатлинга пошел на американский штурмовик. Пушка плевалась 30–мм снарядами с такой скоростью, что отдача, ну не останавливала самолет с которого стреляла, но давала рывок и торможение такой силы, что летчики жаловались. Она кстати до сих пор на вооружении. Шестиствольный вариант был конечно чуть помедленнее, но удовольствия доставлял столько же. Еще бы представьте себе у вас “в руках” ствол длинной с автобус, который вы благодаря системе противовесов можно, как пушинку вертеть и заливать огнем машины на импровизированном шоссе, окраину города, здание мэрии. Тут как раз объяснения выбора ветреного места под этот необычный тир, после пары очередей из того же эвенджера пыль бы заволакивала все вокруг и висела еще полчаса, но т.к. ветер быстро относил её вдаль от стрелка и города, стрелять можно было почти без остановки.

Но вершиной эволюции оружия стала собственная разработка Лока, ему удалось создать спаренный Гатлинг на основе основного орудия старого американского танка Паттон. Представьте себе два барабана по шесть стволов в каждом вращаются друг навстречу другу фронтальном разрезе это выглядело, как шестерни, у которых вместо зубцов были дула ствола. На месте схождения двух окружностей происходил выстрел из 90–мм орудия. Скорострельность была конечно невысокая, но само по себе орудие пожалуй было рекордсменом по нанесению разрушений в секунду. У Лукаса были опасения разрешат ли строительство подобной вундервафли гражданскому лицу, но помогли знакомые конгрессмены, которых самих, как малых детей, подмывало из неё пострелять. Да и честно говоря с военной точки зрения подобная пушка была крайне неэффективна, любой боеприпас объемного взрыва сделает больше разрушений за меньшее время, а уж полное отсутствие мобильности превращало её в легкую мишень.

Помимо прочих геморроев с эксплуатацией этой вундерваффли, вроде мегаватт электричества, требующихся на раскрутку стволов, была еще проблема с разминированием. Далеко не все старые 90–мм снаряды разрывались, а значит перед тем, как на площадке для восстановительных работ появлялись строители, туда запускали саперов. Кто бывал на военных полигонах, да хоть даже в России, знает, что разминирование идет в два этапа, сначала на территорию запускают бойцов с красными флажками их задача прочесать поле, найти неразорвавшийся снаряд, не ходить, не прыгать и не дышать рядом с ним, т.к. взрыватель взведен, а воткнуть в метре красный флажок. Когда всё поле размечено, саперы просто подрывают находки.

Ну кого можно в Неваде набрать на такую работенку, ходить в тяжелом бронежилете и каске по минному полю под палящим солнцем, естественно всяких тупиц–реднеков. В Неваде есть две работы — служить в армии или обслуживать пьяных туристов в Вегасе. Как раз тех, кто был слишком туп для армии и набирали на саперные работы. Понятно, что в один прекрасный день эти ребята должны были наломать дров, что и случилось в конце сентября 83–ого.

По одной из версий один из реднеков решил сфотографироваться со снарядом в руках, что, о чудо, закончилось взрывом, от которого погибло 4–е человека. Двоих, которые должны были фотографировать, более менее удалось собрать до полной картинки, того что полез к снаряду насобирали на небольшой полиэтиленовый пакет. А вот четвертому, что называется, не повезло. Его нашли в с торчащим из спины осколком, который пробил бронежилет, в луже крови. Естественно никто торопиться с вызовом скорой не стал. Но как потом показало вскрытие, товарищ этот банально задохнулся. В момент взрыва он сидел поблизости на капоте уцелевшего после стрельбищ пикапа и ел какие-то мексиканские кукурузные чипсы, что–то типа начос. Его подкинуло взрывной волной, в спину прилетел осколок, он действительно пробил бронежилет, но лишь рассек кожу на спине и пересчитал пару ребер, то есть никакой опасности для жизни не представлял. А вот чипсы встали поперек горла, то есть если бы ему сразу сделали прием Геймлиха и искусственное дыхание, парень бы выжил. Но тут трудно винить местных работяг, которые прибежали на место взрыва, даже медику достаточно сложно догадаться, что человек лежащий в луже крови с торчащим из спины осколком размером с ладонь, просто поперхнулся.

Казалось бы поперхнулся и поперхнулся, “помер Евфим да хер с ним”. Кому суждено быть повешенным, не утонет. Ну судьба такая у парня. Да и ничем особым он не отличался от остальных недалеких дебилов, разве что особой любовью к “покушать”. Но была у паренька примечательная фамилия Коард, из–за которой он чуть ли не с детства был под колпаком ЦРУ. Дело в том, что папанька его был мужик героический. Уинстон Бернард Коард. В свое время он учился в США в университете, потом в Лондоне поработал, а в итоге люто угорел по идеям коммунизма и поехал в отдельно взятую Гренаду строить коммунизм. ЦРУ себе долго не могло простить, что у них под носом пол жизни крутился будущий лидер очередной коммунистической революции, а они даже не смогли отследить его связей с подпольными коммячейками США. А потому с сына глаз не сводили, особенно в связи с тем, что его коммунистический папаша сынулю разгильдяя очень любил и из далекой Гренады связь с ним поддерживал. ЦРУ решило воспользоваться таких исходом дела и постараться арестовать отца во время визита в штаты по случаю похорон. Для этого они отыскали мамашу парня, в прошлом исполнительницу экзотических танцев из Вегаса. После чего её чудесным образом удалось вывести из 10–летнего запоя и заставить позвонить в Гренаду отцу. Но все пошло не совсем по плану, а точнее совсем не по плану спецагентов.

Мамаша изложила суть истории как–то больше в ключе, что бросили их сынулю умирать, могли помочь, но мол не стали и умер он мучительной смертью от удушья. И вместо глубокого отцовского горя Коард буквально пришел в ярость. Ну естественно, грязные империалистические ублюдки убили кровинушку. Отомщу, не забуду. Тут стоит отметить, что Винстон Бернард все эти годы на Гренаде времени не терял, а устроил в 79–ом году там переворот вместе со своим другом и товарищем Морисом Бишопом. Они почти как Фидель и Че были, только на лодке не приплывали на остров. Парни были те еще романтики, хотели построить свою Новую Калифорнийскую Республику, по типу как в фоллауте, только им даже забор было строить не надо, они же на острове. После переворота налаживали связи с соцлагерем, с Кубой сахаром менялись, из СССР в долг оружие завозили, в общем занимались всякими мелкими приятными радостями свойственными тропическим коммунистам. Однако после известия о смерти сына Коард рассвирепел и местами даже обезумел. И отныне решил карать буржуев на земле, воде и в воздухе, о чем немедленно сообщил своему сотоварищу Бишопу. Тот в свою очередь затею друга не поддержал, распустил либеральные сопли, что нам и так живется неплохо. Коард, как мужик решительный, послал друга тропиками, выгнал, лишил титулов. Отыскал на ввереной ему территории острова американских студентов медиков и решил их всех вешать, для чего предварительно запер их всех в здании заброшенной школы.

В штатах в этот момент все мягко говоря напряглись. Их и до этого не радовала мысль, что у них под боком появляется вторая куба. А потом эти краснопузые начали строить аэропорт, всем говорят, что гражданский, но если чего он становился аэродромом подскока для советских стратегических бомбардировщиков. А тут еще студенты эти по обмену. Ясное дело какие там могут быть практиканты в стране соцлагеря. Половина наверняка была вербована штатовкой внешней разведкой для сбора информации по вероятному противнику, а своих в разведке не бросают. Пришлось снаряжать авианосец, почти 10 тысяч морпехов и срочно заканчивать все это свободолюбие в непосредственной близости от своих берегов.

Слава Богу была осень у людей отпуска, дача, картошка. В общем вся война с Гренадой ограничилась 60 убитыми с обеих сторон. Советский Союз тут отнесся с пониманием, у него тут была своя война в Афганистане. Буднично так и без фанатизма по телевизору и через газеты пожурили бездушную американскую машину, которая намотала на маховик очередной остров истинной свободы. Этим все и ограничилось. Тир в Неваде закрыли. Ну, а Гренаде пришлось отказаться после вторжения от коммунистических планов и насадить у себя нормальную демократию.

Вот. Я к чему это всё. Питаться надо нормально. Все эти чипсы, хлопья и бутерброды до добра не доводят. Они с равной вероятностью могут обострить как гастрит, так и международные отношения. Поэтому питайтесь правильно. Наварите себе борща, сметанки купите, только на рынке у бабушки, а не эту биомассу из магазина. Баночку с борщом с собой на работу взяли, разогрели — красота. А вечерком можно нормальных пелемешек сварить, маслица кусочек сливочного сверху, укропчик измельчить и посыпать. Горячее это очень важно. А вот эти все перекусы, чипсы и снэки — от лукавого! И ни чем хорошим, как показала история, не заканчиваются. Берегите себя.

СЛУЧАЙ НА РЫБАЛКЕ
Было это в далеком 1988 году, если кто помнит, наша сборная по футболу тогда стала
серебряным призером чемпионата Европы. Перестройка, спирт «Рояль» в зеленых бутылках
тогда котировался как виски сейчас, ну и соотношение цена/качество было оптимальным,
если знать где купить, конечно. Если развести и настоять на мускатном орехе, напиток
просто согревал сердце и веселил душу. Так вот, поехали мы втроем с приятелями Серегой и Димой на рыбалку.Пластиковая лодка грузоподъемностью 240 кг, что критично с учетом нас троих и сопутствующего груза. Поставили сетки, развели костер, выпили за рыбалку. Проверили сетки, штук 10 окуньков попало. Сварили уху, выпили неоднократно спирт «Рояль» по рецепту, описанному выше. Смеркалось. Решили снять сетки. Как позже оказалось, зря. В процессе съема Серега слишком наклонился на один борт, лодка зачерпнула воды и перевернулась. До берега было метров 50, но в сапогах плыть не очень комфортно. Ладно, хер с ними, главное доплыть. Доплыли все трое, без сапог. Костер еще горел, выпито было еще не все. Пошли домой по тропинке вдоль озера. Серега впереди, затем Дима, я сзади. Вдруг слышу от Димы мат-перемат. Оказалось, он голой ногой на ежа наступил!
Мы все математики по образованию, но я до сих пор не могу понять, какая вероятность наступить ногой на ежа с учетом площади ноги, площади России и количества ежей. Утром вернулись обратно. Глубина катастрофы была метра 2 с половиной. Вода прозрачная, дно видно. В результате спасательной операции со дна достали 3 пары сапог и 4 бутылки пива, что с утра было очень кстати.
P.S. А наша сборная только в 2008 году медали завоевала, да и то бронзовые.

Мороз в ту зиму был — ниипаццо. А у железа, на сельской пилораме, — ваще. Кстати, годы были еще генсековские. Тоись разъипайство, как и щаз. Вплане попить на работе. Ну и накрылась одна распиловка медным жопом. Чо делать? Ваську звать. Слесаря-елехтрика, нах. Мужик он рукастый, башковитый. А что нетверез — дак на улице минус 35, ровняем градус беленькой. Под распиловку влез Васек, а она обрадовалась, мля, как зажужжыт: «Васька, ептыть! Ура!»

И кончик носа ему — хуяк! Он на опилки плюх, (носа шматок) и лежит. Васька ево цап, к рылу в нужно место прижал, и ломанул в санчасть сельску. Полтора километра по морозу, итить. Пока доперся, пока фельдщер датый прочухался, — изрядно времени прошло. А нос на место морозцем прихватило, хер отодрать. Попробовали: больно, бля! Чо делать? Опилки смыть, к ебеням, и забинтовать. Замуж Ваську не возьмут, лишняя краса нах не вперлась, а нижний нос в порядке! А что на верхнем щрам буит, на то посрать. И почти не болит уже!

На радостях ректификатом ето дело полирнули, и тут же снам пьяным в плен сдались.

На перевязку Васька не пришел: а хули, заживает как на кошке! А чешется — ето хорошо. Правильный нос пьянку за неделю вперед чует.

А как прищло время мимо санчасти случайно прогуляцца, сталбыть, Вася и завернул на халявный спирт. Дескать, наливай, не жмись. А хрена те, задаром! Рыло разматывай, ебала глумая! О-о, бляяя.

Тут полный здец получился. Васька носяру себе как прилепил, так и прибинтовали. Фельдщер — тоже человек, и пьет истово, в хлам. Сбился фокус у светила сельского минздрава. Стоит, блякая, Василий, а дырки носа в потолок нюхают. Как у тюленя, нах.

И чо? А ничо: самогон-вино носом не пить. Живет, Васян кажись и шычас. Одно фигово: под дождем, сука, дыщать через рот надо и в носу сифон продувать, как киту. Ребятне нравитца.

История со слов знакомого, служит он недалеко от границ нашей с вами Родины, и в отпуске бывает дважды в год, то есть от мирной жизни несколько отвык. Но зарплата у него хорошая, а, главное, жена у него инициативная – умеет зарплату мужа перевести в материальные средства. Купили они машину, недорогую и подержаную, зато иномарку и квартиру купили, небольшую и без ремонта, но свою. Ещё сын у него есть – ребёнок совсем, маленький ещё.
Далее с его слов:
Пришёл в опуск, квартира новая, раньше попросторнее снимали, ремонта нет нихера, долбался пять дней (обои клеил, дверь новую поставил – выдохся как собака).
С утра жена говорит, — «отвези сына в садик, а то мне на работу надо срочно, ключи от машины на тумбочке» и убежала.
Ну конечно отвезу. Взял ребёнка, взял ключи от машины, слава Богу не успел забыть правила дорожного движения, спустился, открыл машину, бросил ключи на водительское сидение, закрыл по привычке дверь, усадил ребёнка в специальное кресло, расположенное на заднем диване, дверь ему тоже закрыл … пик-пик сказала сигнализация,заблокировав все двери. Ребёнок в машине жизнерадостно машет папе ручкой. Ладно, не из таких ситуаций выбирались, щас в квартиру поднимусь возьму вторые ключи и открою машину. Хер там ключи-то от квартиры в квартире, я то взять их забыл, а дверь в квартире захлопнулась. Фигня-война, жене позвоню, мобильник у офицера всегда с собой.
— Анжела, привези ключ от квартиры.
— Серёжа, а я его не брала, ты же дома должен быть, а зачем он тебе?
Пришлось кратко обрисовать ситуацию.
В итоге: стоим вдвоём с женой и мило машем ручкой нашему чаду.
Чтобы открыть машину нужно открыть квартиру, а квартиру открыть нечем.
Но я же офицер; беру у соседей конкретный такой молот и начинаю конкретно харачить только что поставленную мной новую дверь .
Итог: сына открыли.
« в садик он уже не поехал и жена с нами осталась. Мы все вместе гуляли по городу, ели мороженое, пошли в кино, катались на атракционах», — так бы я хотел закончить эту историю.
Но нет, мне пришлось заказывать новую дверь (только завтра привезут), и сидеть потом всю ночь на стуле, охраняя сон своих близких. И на мой вопрос: Анжела, а можно я немножко на кровате посплю? был дан конкретный ответ: дверь сломал, теперь сиди охраняй нас.
Обои пришлось переклеивать, в пыли они все были
P.S. сидели в последний день его отпуска, поднимали по рюмке, сын его рядом бегал, и, Серёга, задумчиво опрокинув в себя очередную стопку произносит: «А можно было боковое стекло локтем выбить – явно дешевле бы обошлось, чем новая дверь и обои».

Раньше и небо голубее было и трава зеленее. Ещё некоторые непревзойденные специалисты по уничтожению спиртных напитков сильно тоскуют об отсутствии спирта «Рояль». Говорят, какая вещь была — дешево и нажористо. Определенная выгода от этого спирта конечно была. В мужской компании была рассказана одна байка, об одной свадьбе. Так вот, на свадьбу был закуплен в неимоверных количествах этот «Рояль». Будущий тесть сильно возражал против этой закупки, но не нашел понимания ни у родителей жениха, особенно у свекра, ни у собственной жены. Итак, свадьба. Спустя некоторое время после начала свадьбы некоторые товарищи демонстративно пребывали в нирване, остальные были в преддверии этого. Лишь будущий тесть, пропуская тосты и истошные вопли «Горько! Горько!!», практически трезвый, о чем-то пытался беседовать с невменяемыми гостями держа их за руку. Новоиспеченная теща, на вполне закономерные вопросы к ней о причинах такого поведения её мужа, отмахивалась со словами: «Да ну его на хер, черт с ним!». В конечном итоге на это перестали обращать внимание. А интересовались этим в основном гости со стороны жениха, и то на минутку.

Второй день празднования всё расставил по своим местам, собрались

практически все. Тут тесть достал литровую банку, налил себе из неё и поставил рядом с собой. Встал, произнес речь:

— Ну, вроде все живы, теперь и мне ёбнуть не грех. Горько! – резко опрокинул содержимое рюмки, крякнул, и сразу налил вторую.

Присутствующие слегка удивились этому, но поспешили последовать примеру тестя. Тут совершенно неожиданно для некоторых заинтересованных лиц внезапно прорезался голос у невесты. Она сообщила слегка захмелевшим гостям, кто не в теме:

— Просто папа фельдшером работает на «скорой помощи». Он в неделю по десять человек откачивает от этого «Рояля», бывали случаи с летальным исходом, переживал он вчера сильно, пульс у некоторых проверял.

— Да ладно, этот спирт не паленый, вчера же все пили и сейчас тоже. Вон, и папа твой пьет. Кстати, а чего это он себе отдельно? – поинтересовались у невесты.

— А, так это у него наверное медицинский.

Все течет, все изменяется
(Гераклит)

Давным-давно, на заре перестройки, мой тесть в Крыму снимал документальный фильм об одном ветеране Второй мировой. Это сейчас их осталась две роты на всю страну, а тогда почти в каждом доме жили эти крепкие старики.
Но наш герой, разительно отличался от своих соседей. Богатый трехэтажный дом с бассейном во дворе, большой гараж с автомобилями на все случаи жизни, а главное — любовь всей его многочисленной родни. На дни рождения внукам, он дарил японские телевизоры, на свадьбы — реэкспортные «девятки» из магазина «Каштан» («Каштан» — это тоже, что «Березка», только ствол и корневая система посерьезнее)
Ну как такого не любить?
В советское время этот тихий ветеран жил как и все, даже намного хуже (работа всю жизнь не выше тракториста, даже бригадиром не ставили, хоть и не пил совсем. Его детей в институт не принимали и за границу не допускали, соседи смотрели свысока и правильно делали) но с перестройкой все резко изменилось.
Наш герой стал сказочно богат. Ежемесячный его доход стал примерно раз в сто больше дохода всех живущих на этой улице ветеранов, вместе взятых…
Дети и внуки соседских стариков, при выключенной камере, говорили:
— Что толку в военных подвигах и медалях нашего деда, когда он вынужден всю свою пенсию отдавать на лекарства. А еда? Если бы я не таскала котлетки из пансионата, мы бы все подохли вместе с ним. И кто, скажите, победитель в этой войне? А эта сволочь жирует, деньги некуда девать. Уж лучше бы и наш тогда… Да ладно, и так все ясно…

Одним словом, соседи завидовали ветерану-миллионеру и ненавидели его, он вполне их понимал и почти не обижался.
А секрет богатства нашего героя не в коммерческой жилке кооператора и не в наследстве из-за океана.
Началось все задолго до перестройки, когда и сам Горбачев был еще голоштанным пионером.
Война.
В деревню, где жил наш семнадцатилетний герой вошли немцы, заглушили двигатели танков и сказали:
— Гуттен морген…
Собрали пацанов от 15-ти до 17-ти, раздали им винтовки и поставили охранять аэродром.
Так наш герой два года и прослужил. Солдатом он был дисциплинированным и исполнительным, в результате дослужился до самого младшего, но все же почти офицера. Аэродром содержался в идеальном порядке, аж покуда не вернулась Красная армия и не сказала:
— Доброе утро. Ребятишки, снимайте ваши повязки, сдавайте ружья и организованно пройдемте в клуб.

В клубе их и осудили.
Если бы кто-то из односельчан сказал хоть одно плохое слово про аэродромную охрану, то ее тут же всю и повесили бы, а так – дети, как дети, выживали как могли – война.
Отвесили всем по десятке.
После отсидки наш герой перебрался в Крым, женился и до пенсии отпахал в совхозе на тракторе.

Наконец в страну пришла перестройка и некоторая гласность, открылись архивы, со скрипом приподнялся ржавый занавес, тут комрады из бундесвера тоже подняли старые дела и обратили внимание на немецкого (самого мелкого, но все же) почти офицера — ветерана восточного фронта, который, между прочим, десять лет пробыл во вражеском плену. Посчитали, прикинули, скомпенсировали за все годы и назначили своему бравому охраннику аэродрома, военную пенсию в размере шести тысяч марок ежемесячно…
Получите и распишитесь, Хер унтер-офицер.

. Больше всего жаль в этой истории ветеранов, живших по соседству. Им наверняка не хватало красноречия, когда они пытались прививать своим внукам любовь к нашей великой и многострадальной…

Мой дед, Алексей Андреевич Фёдоров, на момент ареста был 37-летним сталинским генералом. В молодости он успел покомандовать бронепоездом, но он не был военным. Просто у начальства Северокавказской железной дороги были воинские звания, как наверно и по всей стране. Дед был убежденным коммунистом и какое-то время был уверен, что берут за дело. Но в начале августа 37-го он вернулся домой поздно вечером и сказал жене — «Меня скоро возьмут». На их управление спустили квоту — к такому-то числу выявить столько-то врагов народа. У всех руководителей управления были семьи. Все понимали, что будет, если квоту не набрать. Начальник управления предложил распределить квоту в равных долях по всем отделам. Дед, его зам, взорвался и послал всех нафиг.

Ждал он ареста довольно долго — до конца августа, когда наступил контрольный срок. Почти все показатель выполнили успешно, некоторые даже перевыполнили. Да только забрали в конце концов всю верхушку управления подчистую, независимо от показателей. Все признались под пытками и написали друг на друга всякое, все были расстреляны. Кроме деда. Он получил десятку, пережил войну на Колыме, потом ещё пятёрку. Вышел на свободу ещё до реабилитации, отсидев оба своих срока сполна. Потом получил пенсионера союзного значения, большую квартиру по месту последнего ареста, в Ростове-на-Дону, и вернулся к жене, которая его дождалась.

Когда грянула реабилитация, разрешилась и загадка, мучившая многие годы семьи арестованных. Дед сел первым и отделался лёгкой десяткой, а после него пошли остальные аресты, и никто из начальства не остался в живых. На запрос в прокуратуру прислали протокол военной коллегии с формулировкой «своей вины не признал» и мятые протоколы допросов с какими-то бурыми пятнами и той же неизменной формулировкой на каждом.

Лагеря только немного сломили его — он стал сентиментальным. Увидев издали милиционера, немедленно переходил на другую сторону улицы. И на его лице было при этом такое сдержанное отвращение, что весь наш недобитый род спустя годы помнит.

К сожалению, я очень мало знаю о своём деде. То, что слышал в детстве от бабушки, иногда начинал понимать и ценить уже во взрослой жизни. Однажды с завистью вспомнил, что дед умел принимать решения мгновенно, формулировать кратко и ясно. Он диктовал машинисткам свои тексты приказов и официальные письма с ходу, набело, ни разу не сделав ни единой поправки. Я так не умею, только учусь.

Может, этой истории место на другом сайте, но у неё случилось весёлое продолжение, буквально несколько месяцев назад. На наше управление спустили квоту из министерства – сократить 10% персонала в месячный срок. И знаете, вроде время другое, а в реакции начальства не изменилось ничегошеньки за эти годы. Вроде все приличные, милые люди, только вот срок больно жёсткий. Тут уж не до разбирательств, в каком отделе балду парят, а где людей не хватает, и на что уволенные жить дальше будут — своя голова полететь может. Решение начальства мне живо что-то напомнило — чтобы никого не убидеть, квоту распределили по отделам в равных долях. Все начальники отделов напряженно промолчали, перебирая в голове кандидатуры. А я вдруг вспомнил, что дед мой очень хотел сына, а рождались только дочки. У него бы обязательно получилось, просто не успел — когда его взяли, третьей, моей маме, всего 6 месяцев. Я вспомнил, что меня назвали в его честь, как единственного потомка мужского пола. И что сейчас я уже не единственный — у Алексея Андреевича растут два правнука. Знаете, какое это счастье, в наше благополучное время при слове «квота» послать вышестоящее начальство на хер.

Я так хочу скорее стать большим и важным
Чтоб воплотить мечту свою
С трибуны мавзолея под радостные крики масс
Сказать идите на хер, я обойдусь без вас