Анекдоты про истории

Кнопка «Очистить историю» в интернет-браузерах спасла больше семей, чем семейные психологи.

  • Обсудить
  • Поделиться

Арабскому нефтяному шейху срочно потребовалось переливание крови. У шейха была очень редкая группа крови, и он нашел ее только у одного еврея. Тот согласился, сделал переливание крови, за что араб подарил еврею дом и машину. Через год та же история — срочно понадобилась кровь. Еврей с радостью идет за кровью для переливания, за что арабский шейх дарит еврею коробку печенья. Еврей удивляется: — Но в прошлый раз ты подарил мне дом и машину! И тогда во мне еще не текла еврейская кровь.

  • Обсудить
  • Поделиться

Ветеран Второй мировой войны приходит на урок открытой истории и рассказывает о войне: — Идем как-то по лесу, вдруг х*як, немцы, х*як, слева немцы! Ошеломленный учитель: — Что вы говорите! Они дети — Что они, не дети? Нацисты!

  • Обсудить
  • Поделиться

История необычного Насти: — Насти, кто ты? — Я необычный.

  • Обсудить
  • Поделиться

На 40 лет он загнал Моисея-еврея в пустыню. Это единственный раз в истории, когда евреи лидируют.

  • Обсудить
  • Поделиться

Ангел вызывает первый круг ада. Никто не берет трубку. Он звонит второму. Та же история вызывает третьего. Через 15 минут гудок нажимается с придыханием и говорит: «Да, как дела, кто там?» Ребята, вы там? Куда все делись? — Да, у нас есть парковка! К нам пришел студент, ад вперемешку с Doom, уже прошедший три уровня.

  • Обсудить
  • Поделиться

Отец проверяет дневник сына: физика — 2, химия — 2, история — 2, литература — 2, пение — 5. Господи, этот болван еще и поет!

  • Обсудить
  • Поделиться

— Когда я устроился на работу в полицию, из семи человек мы сдали русский на двойки, один на тройки и четверки. Я сдал рассказ на четыре, два — на три, остальные шесть — на два. Все они согласились. — Математика, как я понимаю, сдавалась на двоих.

  • Обсудить
  • Поделиться

Лектор по истории: — Представьте себе, что у наших правнуков не было ни электричества, ни радио, ни телевидения. Вовочка: — Поэтому они и погибли.

  • Обсудить
  • Поделиться

Рабочий, который спит с учителями истории, литературы и английского языка, на самом деле не откровенный бабник, а настоящий гуманист.

  • Обсудить
  • Поделиться

Из записи в истории болезни: «Пациент не знал, что когда он ходил «налево», его жена ходила на карате».

  • Обсудить
  • Поделиться

В истории России начался новый цикл. Теперь Путин — сверху, Медведев — снизу, а народ снова на стороне.

  • Обсудить
  • Поделиться

Старый профессор на экзамене: — Итак, кто считает, что знает тему на 5 баллов? Пара студентов подняли руки. Профессор: — Давайте взлетим. И он прекрасно разместился. — Кто считает, что знает тему 4 пункта? Мужчина поднял десять рук. Кроме того, он собирает тесты, ставит 4. — Кто думает о 3? Они подняли руки — та же история. — Так что — остальное не так, переходите к поглощению. Студент: — а когда будет поглощение? Профессор: — Ну, давайте сейчас. Итак, кто считает, что знает тему на 5 баллов.

Исторические анекдоты

Исторические анекдоты — это короткие поучительные случаи из реальной жизни. Они не обязательно смешные, но чаще всего очень поучительные. Исторические анекдоты передаются из уст в уста и очень часто становятся частью литературных произведений: либо как исторические анекдоты, либо как основа вымышленного сюжета.

Антикварные исторические анекдоты

К нему обращаются военачальники Филиппа Македонского:

«Царь, несмотря на то, что ты осыпаешь греков щедрыми дарами, они продолжают клеветать на тебя».

— Да, что было бы, если бы у меня с ними все было хорошо?

Спартанский воин пожаловался своей матери:

— Мой меч слишком короткий.

— «Ничего», — ответила она. — Просто всегда делайте один шаг вперед…

Врач царя Пира направил римскому вождю предложение отравить своего господина. Трейлз перечеркнул письмо, добавив от себя:

& quot; Царь, ты плохо знаешь и друзей и врагов своих& quot ;.

Один афинянин решил порадовать ученика Сократа и — позднее — учителя философии Антисфена и сказал ему:

— Люди часто хвалят вас.

— неловко спросил философ:

У Архимеда было две кошки — большая и маленькая. Постоянно отвлекая его от философских мыслей, они пробирались в дверь и требовали прогулки. Тогда Архимед проделал в двери два отверстия: большое и маленькое, то есть для обеих кошек.

Друг обратил внимание и спросил:

— А почему второе отверстие, ведь маленькая кошка может залезть в большую дыру?

Архимед почесал голову:

-Почему-то я об этом не подумал.

Автор & quot-Божественной комедии& quot-. Он подвергался гонениям в своей стране и поэтому бежал в Верону, где был принят во дворце правителя. Но принц предпочел своего шута гениальному поэту.

Один из придворных выразил Данте свое возмущение этим фактом. На что поэт ответил:

— Естественно. Все любят тех, на кого смотрят …

Микеланджело сделал деда флорентийского правителя Козимо де Медичи по-настоящему красивым мужчиной. И он был горбатым.

— Но кто вспомнит об этом через пятьсот лет?» — ответил скульптор на все вопросы любопытных.

Исторические анекдоты о Петре Великом и других русских царях

Зимой на Неве ставили рогатки, чтобы после наступления темноты никого не впускать и не выпускать из города. Однажды император Петр решил сам проверить стражников. Он подъехал к стражнику, притворился проезжим торговцем и потребовал пропустить его, предлагая деньги за проезд. Сентри отказался пропустить его, хотя Петр достал 10 рублей, сумму по тем временам весьма значительную. Сента, видя такое упорство, пригрозил, что будет вынужден застрелить его.

Петр ушел и подошел к другому часовому. Тот же пропущенный Питер за 2 рубля.

На следующий день в полку был объявлен приказ: повесить продавцов и просверлить полученные им рубли, повесить на шею. Добросовестный часовой должен был вызвать оруженосца и назвать ему десять рублей.

Однажды Петр I приехал на железоделательный завод Вернера Миллера и там поступил в ученики к кузнецу. Вскоре он уже хорошо создавал железо и в последний день своего обучения вытащил 18 фунтов железа, пометив каждый прут своим личным клеймом. Закончив, король снял свой кожаный фартук и подошел к селектору:

«Итак, Миллер, сколько кузнец получает с тебя за пуд замковых полос?»

— По словам Альтина из PUD, Sovereign.

«Так заплати мне 18 алтын», — сказал король, объяснив, почему и за что Миллер должен заплатить ему такие деньги.

Миллер открыл отделение и достал оттуда 18 золотых изделий. Петр не взял золота, но попросил заплатить ему ровно 18 алтын — 54 копейки, как и другим кузнецам, выполнявшим ту же работу.

Получив свой заработок, Петр купил новые туфли и затем показал их своим гостям, сказал он:

— Вот обувь, которую я заработал своими руками.

Одна из полос Хескареда, представленная на Политехнической выставке в Москве в 1872 году.

Петр I души не чаял в Меншикове. Однако это не помешало ему потрясти светлейшего князя палкой. После того как между ними произошла справедливая ссора, в которой Меншиков сильно пострадал, царь сломал ему нос и поставил под глаз огромный фонарь. А потом он ударил словами:

— Убирайся, Пайков сын, и чтоб у меня больше не было твоих ног!

Меншиков не посмел ослушаться, исчез, но через минуту снова вошел в кабинет. на руках!

Екатерина II была очень храброй женщиной. Существует множество подтверждений. А однажды она сказала о себе: & quot;Если бы я была мужчиной, то была бы убита, не дослужившись до звания капитана& quot ;.

Старый адмирал был представлен Екатериной II после морского сражения, которое он блестяще выиграл. Екатерина попросила его рассказать о подробностях той битвы. Адмирал начал рассказ, но по мере того, как он все больше любил и пропадал, он стал пересказывать свои команды и ласкать матросов, переплетая их с такими издевательствами, что слушавшие его знали, как на это отреагирует Екатерина. И вдруг, при словах лиц придворных, адмирал понял, что он сделал, и, преклонив колени перед императрицей, стал просить у нее прощения.

«Пожалуйста, продолжайте свой очень интересный рассказ», — сказала Кэтрин спокойно и мягко, — «Я все еще не понимаю этих военно-морских названий и слов».

Графиня Браницкая заметила, как Екатерина II понюхала табак левой рукой, и спросила:

«Но почему не должным образом, ваше величество?»

На что Екатерина ответила ей:

-Как царская жена, я часто оставляю целовать свою правую руку и считаю неприличным дуть на табак.

Во время правления Екатерины II внешняя политика России была в центре внимания всех европейских стран, поскольку успехи России обеспечили ей положение великой державы. Иностранные дипломаты часто интересовались, кто входил в состав петербургского кабинета, благодаря чьим усилиям Россия занимала столь почетное место в мире, и насколько велико было число этих высокопоставленных лиц. Тот же принц де Линь, который хорошо знал истинное положение дел, возможно, преувеличивая роль императрицы во внешней политике, говорил об этом следующим образом:

— Офис в Петербурге вовсе не так обширен, как для него заканчивается Европа, и все это умещается в главе Екатерины.

Перед взором императрицы Екатерины предстала делегация духовенства, изложившая ее просьбу:

-Царь-де, отец, Петр Великий, установил колокола, чтобы пушки выли, а когда стреляли, обещал скоро вернуться. Да, он так и не вернулся. Поможет ли он тебе в нашем горе, мама?

Екатерине II было интересно, обращались ли они с этой просьбой к самому Петру I?

— «Да», — ответили ей, и даже сохранилось прошение того времени.

Императрица пожелала взглянуть на него, и когда его передали ей, она увидела, среди прочего, резолюцию о своем отзыве:

— И… тебе нужна моя?

И подпись: & quot; Pet I. И тогда монарх попросил у нее перо и чернила, и королевским пером подписал: & quot;Но я, как женщина, не могу предложить даже этого. "

В основе повести Юрия Николаевича Тинянова & quot;Лейтенант Киже& quot; лежит подлинный факт, художественно переосмысленный талантливым писателем. Первым о залоге Киза — так на самом деле звали этого вымышленного человека — рассказал отец известного русского лингвиста Владимира Ивановича Даля, который поведал о своем сыне — авторе знаменитого «Словаря живого великорусского языка&quot ;.

В И. Даль, записывая то, что говорил его отец, включил в «Истории времен Павла I» и рассказ о каком-то несуществующем офицере, который родился из-за ошибки одного из писарей. Отец рассказал V.I. Привожу, что однажды некий канцелярист, сочиняя очередной приказ о производстве обер-офицеров из младших чинов в старшие, выводя слова: «Прапорщики такие-то и такие-то во вторые лейтенанты», перенес «Киж» на другую строку, да еще начал строку с прописной буквы. Император Павел, подписывая приказ, принял «Киж» за фамилию и написал: «Поручик Киж для поручиков». Павел вспомнил редкую фамилию. На следующий день, подписав еще один приказ, о производстве подпоручиков в капитаны, император повысил мифическую личность до капитана, а на третий день, до первого штаб-офицера, штабс-капитана. Через несколько дней Павел произвел Кижа в полковники и приказал отозвать его к себе. Высшее военное руководство было встревожено, полагая, что император хочет сделать Кижа генералом, но они нигде не могли найти такого офицера, и в конце концов докопались до сути дела — канцелярской ошибки. Однако, опасаясь гнева императора, Павлу сообщили, что полковник Киж умер. «Жаль, — сказал Павел, — он был хорошим офицером.

После альпийского похода Суворова Павел решил выпустить специальную медаль, чтобы отразить участие австрийцев, которые только мешали общему делу. Суворов, которого Павел попросил предложить свой вариант текста, дал такой совет — медаль должна быть одинаковой и для русских, и для австрийцев. Но в «русском» выбито «С нами Бог», а в «австрийском» — «С нами Бог».

В кабинете императора Павла Первого висели очень старые английские часы. На циферблате их стрелки показывали час, минуту, секунду, год, фазу луны, месяц и даже солнечное затмение. Часы имели ярко выраженный механизм и являлись мировой редкостью. Но однажды государь император опоздал на парад часов, рассердился на часы и отправил их в карету. Вскоре после этого государь был задушен. Они забыли отдать приказ о возвращении часов, и часы остались в карауле под вечным арестом.

Всемогущий фаворит Алексей Андреевич Аракчеев не любил Ермолова. После Лютценского сражения Аракачеев обвинил императора Александра в том, что артиллерия в том сражении работала плохо по вине Ермолова. Император вызвал к себе Ермолова, который в то время командовал артиллерией, и спросил, почему артиллерия бездействует.

— ‘Пушки, конечно, не работали, ваше величество, — ответил Ермолов, — лошадей не было.

— Лошадей вы попросите у начальника кавалерии графа Аракчеева.

— Я обращался к нему несколько раз, сэр, но ответа так и не последовало.

Тогда император вызвал Аракчеева и спросил его, почему лошади не обеспечены артиллерией.

— Прошу прощения у Вашего Величества, — ответил Аракчеев, — у меня самого был недостаток в лошадях.

Тогда Ермолов сказал:

— Видите ли, Ваше Величество, репутация честного человека иногда зависит от скота.

Николай Михайлович Карамзин, по приказу Александра I, был назначен официальным государственным историографом. Однажды Карамзин явился с приветствием к одному из вельмож, но, не найдя хозяина дома, приказал лакею записать его имя и звание в книгу посетителей. Лакей записал Карамзина, который спросил, правильно ли сделана запись, и увидел: «Николай Михайлович Карамзин, граф исторический».

Император Николай I, производя смотр дворянского полка, заметил на правом фланге незнакомого кадета на голову выше себя. И я должен сказать, что Николас I был человеком огромного роста.

— Какая у вас фамилия? — спросил король.

— Романов», — ответил курсант.

Ты мне родственник?» — пошутил король.

— Да, конечно, ваше величество. Ты — отец России, а я — ее сын.

Однажды из Петербургского гарнизонного караула на имя Николая I поступил донос, написанный задержанным там морским офицером. Матрос писал, что с ним сидел гвардейский офицер, которого новый командир гвардейцев отпустил домой на несколько часов, заняв пост, который оказался другом арестованного гвардейца. Николай, убедившись в правоте заявителя, отдал под суд и арестованного офицера, и начальника караула, который уволил его, понизил их в звании, а негодяю приказал отдать в награду треть своего месячного жалованья, но обязательно записать в послужном списке, за что именно он получил это царское вознаграждение.

Иван Андреевич Крылов по приказу императора Николая I был принят в Публичную библиотеку на должность библиотекаря. Там же, в здании Императорской публичной библиотеки, находилась квартира, в которой жил Крылов. Рядом с библиотекой стоял один из дворцов — Аничков, который Николай часто посещал.

Однажды император и библиотекарь встретились на Невском, и Николай сердечно сказал:

— Ах, Иван Андреевич! Как дела? Мы не виделись долгое время.

— Очень долго, Ваше Величество, но, похоже, соседи.

Однажды Николай гулял по ночной столице — он любил проверять посты. На встрече присутствовал прапорщик (в то время самое низкое офицерское звание) одного из инженерных подразделений. Я увидел короля и протянул руку вперед.

«Откуда ты?» — спросил император.

— ‘Из депо, ваше величество.

— Дурак! "Депо" нагибается?

Мы все склоняемся перед Вашим Величеством.

Николай любил, когда ему кланялись, а мичман бодрился, как капитан.

«Я никогда не могла отличить пушку от единорога», — сказала Екатерина II какому-то генералу. «Разница велика, — ответил он, — теперь я доложу вашему величеству». Вот, если хотите, посмотрите: сама пушка и единорог». «А, теперь я понимаю, — сказала императрица.

Князь (А.Н.) Голицын рассказывал, что Суворов однажды был приглашен на обед во дворец. Увлеченный разговором, он не притронулся ни к одному блюду. Заметив это, Екатерина спросила его о причине.

«Он у нас, матушка-государыня, великий пост, — отвечает Потемкин Суворову, — потому что сегодня сочельник, он до звезды есть не будет.»

Императрица, подозвав пажа, шепчет ему что-то на ухо; паж уходит и через минуту возвращается с небольшим футляром, а в нем бриллиантовая орденская звезда, которую императрица вручает Суворову, прибавляя, что теперь он может с ней есть.

Александр Павлович Башуцкий рассказал о случае, который произошел с ним. По своему титулу он часто дежурил в Зимнем дворце в дни своей молодости. Однажды он был со своими товарищами в огромном зале Св. Молодые люди ушли, начали прыгать и дурачиться. Башуцкий не обратил внимания на то, что возле балдахина приткнулся бархатный амвон, а его усадили на императорский трон, где он стал гримасничать и отдавать приказы. Вдруг он почувствовал, как кто-то взял его за ухо и стащил со ступеней трона. Башуцкий замер. Его вел сам государь, молчаливый и грозный на вид. Но, видимо, лицо молодого человека, обезображенное испугом, обезоружило его. Когда все пришло в надлежащий порядок, император улыбнулся и сказал: & quot;Верьте мне! Сидеть здесь не так весело, как вы думаете.

В 1811 году в Санкт-Петербурге сгорел большой каменный театр. Пожар был настолько сильным, что за несколько часов огромное здание было полностью уничтожено. Нарышкин, разгоряченный, сказал встревоженному государю:

— Больше ничего нет: ни домиков, ни Райка, ни сцены — одни ларьки.

Когда принц Прусский гостил в Петербурге, дождь лил не переставая. Государь выразил сожаление. По крайней мере, князь не скажет, что ваше величество его высушил", — заметил Нарышкин.

Во время Крымской войны государь, возмущавшийся повсюду, открыто, в разговоре с наследником выразился так:

— Мне кажется, что во всей России только мы с вами не воруем.

Офицер тайно взял молодую девушку и женился на ней против воли ее родителей. Родители пожаловались полковому начальству, и дело дошло до императора. Николай, изучив дело, издал следующий указ: & quot;Офицеру разжаловать, брак аннулировать, дочь вернуть родителям, подумать о девушке. "

Известно, что Николай не шутил, и все, что он говорил, исполнялось в точности.

Однажды император Павел, стоя у окна, увидел человека, проходившего мимо зимнего дворца, и вспомнил вслух, без всякого умысла: & quot;вот он прошел мимо царского дворца и не снял шапки». Как только узнали об этом замечании о государе, последовал приказ: всем путешествующим и проходящим мимо дворца снять шапки. Полиция строго следила за соблюдением прав собственности. Кучер, проезжая через площадь, должен был взять свою шляпу в зубы.

После переезда в Михайловский замок. Павел заметил, что все шляпы проходят мимо дворца, и спросил о причине этого. По высочайшему вашего величества повелению -, — ответил ему. & quot; Однако я никогда не заказывал это «, Павел был удивлен и приказал отменить новый заказ. Она оказалась еще сложнее, чем ее введение. Полиция стояла на углах улиц, ведущих к Михайловскому замку, и убедительно требовала, чтобы проходящие господа не снимали шляп, а простых людей за это били.

После того как государь решил какое-то дело несправедливо и спросил об этом мнение своего шута Балакирева, тот дал резкий и грубый ответ, за что Петр приказал усыпить его бдительность. Позже он узнал, что Балакирев ответил справедливо, хотя и жестко, приказав немедленно освободить его. Через несколько дней государь снова подошел к Балакиреву и спросил его о других делах. Балакирев вздохнул и сказал:

— Установите меня в караульном помещении!

Два больших & quot;долгостроя" были построены именно в царствование Николая I: собор св. Исаакий» и железная дорога Санкт-Петербург-Москва. Это был еще & quot;скорострой" — мост через Неву, но в городе ходили слухи, что спешка и многочисленная экономия & quot;на строительстве& quot- приведут к тому, что этот мост долго не простоит.

Князь Меншиков говорил об этом событии так: «Мы не увидим достроенного собора, но увидят наши дети; мы увидим мост через Неву, но не увидят наши дети; и ни мы, ни наши дети не увидят железной дороги».

Когда эта дорога все-таки закончилась, оказалось, что никто не может грамотно ею воспользоваться. Было решено взять его в аренду. Американские бизнесмены попробовали (Дейли & quot;Лапа& quot;, который последовал за ним) и начали очень выгодное для них дело, чего нельзя было сказать о русских. Именно тогда персидская делегация прибыла в Санкт-Петербург — посмотреть на российские достопримечательности. Персам показали учебные заведения, армию, флот и в конце всю железную дорогу.

И еще одна история, связанная с тем же Николаем I. В Париже они решили поставить пьесу из жизни Екатерины II, где русская императрица предстала в несколько фривольном свете. Узнав об этом, Николай I через нашего посла выразил свое недовольство французскому правительству. На это последовал ответ в том духе, что, мол, во Франции никто не отменит презентацию. На это Николай попросил передать, что в таком случае он пришлет на премьеру 300 000 зрителей в серых пальто. Как только королевский ответ достиг столицы Франции, как пресловутое представление было отменено там без лишних проволочек.

Уровень образования Николая был ниже среднего. В частности, у него были смутные (иногда просто анекдотические) представления о странах мира. И вот, разрешая научную командировку в Соединенные Штаты Америки, профессор Академии наук в Санкт-Петербурге потребовал от ученого расписку, что тот не возьмет в рот за границей.

Примечательно, что профессор был направлен не на «дикий запад", а в университетские городки & quot;Новой Англии». "

В Кронштадте на рейде стояла эскадрилья. Случайно рядом с крейсером & quot-Рюрик&quot- оказался военный пароход & quot-Ишора&quot-. Жена Александра III, Мария Федоровна, Лорнли, смешивая русское «р" с французским «р" на своем ломаном языке читала сильно:

«Пожалуйста, не читайте следующий заголовок», — поспешно сказал Александр III …

Исторические анекдоты на русские темы

История встречи в 1802 году в мюнхенской гостинице князя Шаховского и Гете хорошо известна. Поэт пригласил принца на чай. Он, не видя на столе ничего, кроме чая, без церемоний заказал бутерброды и что-нибудь из дюппе. Вечер прошел очень приятно, с разговорами о немецкой и русской литературе. К удивлению Шаховского, на следующий день он получил счет за все съеденное, который Гете отказался оплачивать, поскольку пригласил князя только на чай.

Однажды барон Антон Антонович Дельвиг, друг Пушкина и первый издатель «Литературной газеты», граф Александр Христофорович Бенкендорф, назвал главу собственного ведомства своего собственного величия. Не стесняясь в выражениях, он стал рассказывать Дельвигу о помещении в газете либеральной статьи. Дельвиг со свойственным ему безразличием спокойно ответил, что эта статья была пропущена цензурой, и поэтому, на основании закона, отвечать должна цензура, а не издатель. Бенкендорф пришел в ярость от этого разумного замечания и высказал мысль, запомнившуюся на века:

— Законы в нашей стране пишутся для подданных, а не для властей, и вы не имеете права оправдываться, объясняя их мне и обращаясь к ним.

За блестящие победы над французами в Италии король Сардинии Карл Эммануил удостоил Суворова высших наград: сделал его великим маршалом Пьемонта, «великим государем» и «кузеном царя». Город Турин посылает Суворову украшенную шпагу. Даже камердинер Суворова был удостоен отличия. Однажды утром Александр Васильевич занимался разными канцелярскими делами, когда вошел Прошка. Он передал хозяину пакет, запечатанный большой печатью короля Сардинии. На пакете было написано: «Господин Прошка, камердинер его превосходительства графа. Суворов".

— Что ты мне даешь? Это для вас!

— Посмотри на себя, папа-барин…

Суворов вскрыл пакет, внутри оказались две медали на зеленых лентах. На медали было выгравировано: «ЗА ЖЕРТВУ СУВОРОВА».

— Есть ли в России глупые люди? спросил англичанин у секретаря российского посланника в Неаполе Александра Булгакова.

— Наверное, есть, и, думаю, не меньше, чем в Англии», — ответил Булгаков.

— Почему вы об этом спросили?

Я хотел узнать, — объяснил англичанин, — почему ваше правительство, имея столько дураков, нанимает иностранцев на государственную службу.

Однажды граф Александр Иванович Сологуб гулял в летнем саду со своей племянницей, девушкой необыкновенной красоты. Вдруг он встретил знакомого, очень самоуверенного и глупого человека:

— Скажите, пожалуйста, вы никогда не были красивой, но ваша дочь прекрасна!

«Бывает», — тут же ответил Сологуб. Попробуйте выйти замуж, и у вас могут родиться очень умные дети».

В Лицее в пушкинские времена учителем служил некий Трико, который досаждал лицеистам бесконечными придирками и замечаниями. Однажды Пушкин и его друг Вильгельм Кюхельбекер попросили у Трико разрешения поехать в Петербург, который находился недалеко от Царского Села. Однако Трико не позволил им этого сделать. Тогда уже совсем пожилые озорники все же выбрались на дорогу, ведущую в Петербург, и, остановив две повозки, поехали в каждой из них по одному.

Вскоре Трико заметил, что Пушкина и Кюхельбекера нет в Лицее, понял, что друзья его не слушаются, и уехал в Петербург. Трико вышел на дорогу, остановил другую повозку и последовал за ней. А в то время на въезде в город стояли полицейские посты, и всех, кто ехал в столицу, останавливали, спрашивали, кто они и зачем едут.

Когда Пушкина, шедшего первым, спросили, как его зовут, он ответил: «Александр Одинако». Через несколько минут приехал Кюхельбекер и ответил на тот же вопрос: «Меня зовут Василий Двако». Через несколько минут пришел учитель и сказал, что его зовут Трико. Полицейские решили, что либо над ними насмехаются и издеваются, либо в город едет группа каких-то мошенников. Они сожалели, что Одинако и Двако уже прошли и не догнали их, а Трико был арестован и задержан на сутки до выяснения их личностей.

Когда Авраам Сергеевич Норов, потерявший ногу во время одной из войн и к тому же очень узко мыслящий и малообразованный, был назначен министром народного просвещения, он попросил назначить на этот пост столь же малообразованного и не больно умного князя П. А. Ширинский-Шихматов как его сподвижники (1790-1853). AS. Меншиков, узнав о таком дуэте, оценил его так:

— В нашей стране национальное просвещение всегда тянулось как волынка, но все равно кучер был четырехногим, а теперь он стал трехногим, да еще и с дурным характером.

Незадолго до смерти врачи предложили Крылову придерживаться строжайшей диеты. Большой любитель поесть, Крылов невыразимо страдал от этого. Однажды, придя в гости, он с жадностью рассматривал различные блюда, недоступные для него. Это заметил один из молодых французов и воскликнул:

— Джентльмены! Смотрите, как Иван Андреевич вспыхнул! Судя по его глазам, он хотел бы съесть их все!

(Последняя фраза принадлежала самому Крылову и была написана им в известной в народе басне «Волк Псарня».

Крылов, услышав, что против него направлено благородство, ответил лениво:

— Не беспокойтесь о себе, моя свинина запрещена.

В 1829 году только что выпущенный лицеист, еще не снявший лицейского мундира, познакомился с Пушкиным-Невским. Пушкин подошел к нему и спросил:

— Вас ведь только что выпустили из Лицея? — Только что освободился с несовершеннолетним за охрану полка, — гордо ответил молодой человек. — И позвольте спросить, где вы сейчас служите?

«Я слушаю Россию», — ответил Пушкин.

Однажды Пушкин пригласил нескольких своих друзей и приятелей в дорогой ресторан Доминика. Во время обеда туда зашел граф Завадовский, известный петербургский богач. — Однако у Александра Сергеевича, видимо, кошелек набит плотно!

— Почему, я богаче тебя, тебе иногда приходится жить и ждать денег из деревень, а у меня постоянный доход — с 36 букв русского алфавита.

Генерал Михаил Дмитриевич Скобелев был однажды опечален смертью близкого ему человека и, недовольный тем, что врач не спас его от смерти, обратился к нему с раздражением и досадой:

— Почтенный Эскулапий, скольких людей ты отправил на тот свет?

«На десять тысяч меньше, чем у вас», — ответил доктор.

Тургенев опоздал к обеду в одном из домов и, обнаружив, что все места за столом уже заняты, сел за маленький столик. В это время вошел еще один поздний гость — генерал. Он взял у слуги суп и подошел к Тургеневу, ожидая, что тот встанет и уступит ему свое место. Тургенев, однако, не поднялся.

— Ваше величество, — раздраженно сказал генерал, — знаете ли вы, в чем разница между быком и человеком?

— Я знаю, — ответил Тургенев. — Разница в том, что человек ест сидя, а скот — стоя.

Сумароков очень уважал Баркова как ученого и острого критика и всегда требовал его мнения о своих работах. Однажды Барков пришел к Сумарокову.

— Сумароков был великим человеком! Сумароков Первый русский поэт! Он сказал ему.

Восхищенный Сумароков приказал немедленно дать ему водки, а Баркову только того и надо было. Он напился. Уходя, он сказал ему:

-Александр Петрович, я вам солгал: первый русский поэт — я, второй — Ломоносов, а вы — третий.

Сумароков чуть не зарезал его.

Адмирал Чичагов после неудачных действий под Березином в 1812 году вышел из моды и, получив солидную пенсию, поселился за границей. Он недолюбливал Россию и все время говорил свысока. P. I. Полетик, встретившись с ним в Париже и выслушав его осуждение всего, что делается, в конце концов сказал ему со своей едкой прямотой:

— Согласитесь, но есть в России одна вещь, которая ничем не хуже, чем в других странах.

— Да, по крайней мере, те деньги, которые вы получаете из России в виде пенсии.

Царевич Грузинский, отличавшийся своей сдержанностью, был назначен в сенат присутствующего правительства.

К нему обратился человек одного известного князя с просьбой помочь ему в деле, назначенном к слушанию в Сенате. Князь дал слово. Но потом выяснилось, что просителю было отказано, и принц вместе с другими сенаторами подписал приказ. Петиционер был для него.

«Ваша светлость, — говорит он, — вы обещали поддержать меня в моем деле».

«Ну что, ваша милость, подписали ли вы определение против меня?»

— Я не читал его, брат, я не читал его.

«Что ж, ваша милость, вы подписали, не читая?»

«Я пробовал, брат», оказывается еще хуже.

Говорили, что Плока вывезли из Лондона, куда он путешествовал в 1814 году в свите Александра, с молодой англичанкой в качестве компаньонки. Кто-то — помню, Денис Давыдов — выразил удивление, что он, не зная английского, сделал такой выбор. «Я скажу тебе, брат, — ответил он, — дело вовсе не в физике, а скорее в морали. Она лучшей души и хорошая девушка; и к тому же такая белая и грубая, что ни дать ни взять ярославна&.

Граф Хвостов любил рассылать то, что он напечатает, всем своим знакомым, особенно известным людям. Карамзин и Дмитриев всегда получали от него в подарок свои поэтические новости. Как обычно, трудно было оценить похвалу. Но Карамзину было не трудно. Однажды он написал графу, конечно, с иронией: «Пишите! Пишите! Научите наших авторов писать!»" Дмитриев упрекал его, говоря, что Хворостов будет показывать это письмо всем и хвастаться им; что оно будет принято одними за чистую правду, другими за лесть; что то и другое нехорошо.

— Как вы пишете? — спросил Карамзин.

— Я пишу очень просто. Пришлет он мне оду или басню; я ему отвечаю: & quot-Твоя ода или басня ни в чем не уступает своим более великим сестрам!& quot; Он доволен, а между тем это правда.

Вернувшись в Россию из заграничной поездки, Таючев пишет жене из Варшавы: & quot;Я расстался с этим гнилым западом, таким чистым и полным удобств, чтобы в будущем вернуться в эту грязь, грязную родину& quot;.

Оказавшись в Петербурге, граф Хвостов долго мучился в доме своего племянника Ф. Ф. Кокошкин (известный писатель), читая ему вслух бесчисленное множество своих виршей. Наконец Кокошкин не выдержал и сказал ему:

— Извини, дядя, я предоставил слово для ужина, мне пора! Боюсь опоздать, а я пешком!

«Что вы давно говорили, мой милый!» — ответил граф Хвостов. — У меня всегда есть карета, я за тобой заеду!

Но только сели они в карету, граф Хвостов выглянул из окна и крикнул кучеру: & quot;Поехали шагом! Подавитесь чтением несчастного запертого Кокошкина

Когда строили постоянный мост через Неву, несколько тысяч человек были заняты быстрой свайкой, которая, не говоря уже о расходах, чрезвычайно тормозила ход работ. Умелый строитель генерала Кербетса сломал свою умную голову и изобрел машину, которая значительно облегчила и ускорила эту поистине египетскую работу. Проведя эксперименты, он представил описание машины в общий контроль маршрутов и ждал хотя бы благодарности. Граф Клейнмихель не замедлил утешить изобретателя и потомков. Кербетс получил официальный и строгий выговор на бумаге: почему он не изобрел эту машину раньше и тем самым ввел казну в огромные и бесполезные расходы.

Наконец, слухи о происходящем в Пензенской губернии дошли до Петербурга, и туда был назначен ревизор в лице сенатора Сафонова. Сафонов приехал туда неожиданно вечером, а когда стемнело, вышел из гостиницы, сел в такси и приказал отвезти его на набережную.

— Какая насыпь? — спросил таксист.

— «Ну что вы!» — ответил Сафонов. «У вас их много? В конце концов, есть только один.

— Да, нет! — воскликнула кабина.

Оказалось, что набережную строили на бумаге два года, потратили на нее несколько десятков тысяч рублей и так и не начали.

Однажды Пушкин сел в кабинете графа… и читал какую-то книгу. Сам граф… лежал напротив, на диване, а двое детей играли на полу возле стола.

«Саша, скажи мне что-нибудь экспромтом», — обратился граф к Пушкину.

Пушкин, не задумываясь, ответил на это с подковыркой:

— Ребенок бесится на диване.

— Вы забыты, Александр Сергеевич, — сурово сказал он.

«Но вы, граф, кажется, не понимаете меня».

— Ребенок на полу, умный на диване.

Однажды Суворов вызвал офицера к себе в кабинет, закрыл дверь на ключ и сказал, что у него есть заклятый враг. Офицер, который был очень несдержан в выражениях и в результате терялся в предположениях, что может быть.

— Подойди к зеркалу и высунь язык, — приказал Суворов.

Когда удивленный офицер сделал это, Суворов сказал:

— Значит, он ваш главный враг!

Однажды митрополита Московского Филарета (Дроздова) спросили, можно ли сидеть в церкви во время службы.

«Лучше сидеть для Бога, чем стоять — для ног», — ответил Филарет.

Как и на встречах в Зимнем дворце, Суворов не занимался насмешками и различными уловками.

«Однажды в Петербурге на балу, — рассказывал он позднее, — в 8 часов вечера императрица, поручившая мне спросить:

— Как мы будем обращаться с таким дорогим гостем?

— Благослови тебя, царица, водка! Я ответил.

— (Фу. (франц.) — Прим. ред.) Что скажут красавицы фрейлинам, которые будут говорить с вами?

«Они, мама, почувствуют, что солдат говорит с ними».

Однажды знаменитый певец русской оперы ОСИП Афанасьевич Петров (1807-1878) во время бритья получил стрижку от театрального парикмахера. Зная пристрастие последнего к зеленому змию, он недовольно пробормотал:

— Это все от пьянства!

Парикмахер спокойно согласился:

-довольно верно, от водки, как известно, кожа грубеет.

Когда актер Петр Андреевич Каратыгин (1805-1879) вернулся из Москвы, его спросили:

& quot; Ну, что, Петр Андреевич, Москва? & quot;

Каратигин ответил с отвращением:

& quot; грязь, брат, грязь! То есть не только на улицах, но и везде, везде — ужасная грязь. Да и что можно ожидать, когда главный политик — Лужин&quot ;.

Как вы знаете, А.С. Пушкин был невысокого роста, но очень любил высоких женщин. На балу он подошел к княгине Горчаковой и пригласил ее на танец. Принцесса была на голову выше его и поэтому смотрела на поэта свысока, иронично отмечается:

— Сэр, простите, но танцевать с ребенком неловко.

На что Александр Сергеевич, галантно поклонившись, ответил:

— Простите, мадам, но я не знал, что вы на месте.

Исторические анекдоты про иностранцев

Известно, что Джордж Бернард был вегетарианцем. Однажды на званом ужине в Лондоне перед ним на тарелке лежала смесь, приготовленная специально для него. Он состоял из различной зелени и был заправлен салатным маслом. Сэр Джеймс Барри, сидевший со спектаклем в соседней комнате, наклонился к нему и доверительным тоном спросил:

— Расскажи, покажи, ты уже съел или только собираешься?

Некто Рондан писал в 1816 году «Игра без буквы А&quot ;. Он был поставлен в театре эстрады. Зал был полон зрителей, которые хотели узнать о таком фокусе. Поднимается занавес. С одной стороны входит Дюваль, с другой — Менгоцци. Он произносит такую фразу: & quot;ах! Месье, я рад вас видеть!» & quot; Раздается громкий смех: странное начало для пьесы, в которой нет буквы А. К счастью, Менгоцци сдается и повторяет после суфле: & quot; О! Месье, я очень рад, что вы здесь!"

Многие рекомендовали MABLI обратиться в академию с просьбой о приеме. & quot; «Если бы я был там, — ответил Мабли, — люди, наверное, спросили бы: «Почему он там? Я бы предпочел, чтобы они спросили меня: «Почему его там нет? "

Известный эллинист Гель, составляя библиографию публикаций Анакреона для своей книги об этом поэте, принял сокращение E. Broch. (Exemplaire Broch & Eacute ;: Discarded copy) на название города и указал, что это издание вышло в городе Эбро.

После того, как Дебаро съел омлет в Страстную пятницу, он растолстел. Вдруг он услышал гром. Открыв окно, он бросил тарелку со словами: & quot;Столько шума из-за омлета! & quot;

Когда Баха спрашивали, как ему удалось так далеко продвинуться в своем искусстве, он обычно отвечал: " Очевидно, я был очень усерден. Кто проявит такое же усердие, тот тоже сможет далеко продвинуться& quot ;.

Немецкий философ Иммануил Кант сообщил своим слушателям, что прочтет серию лекций о своей теории возникновения Солнечной системы из облака холодной пылинки за пылинкой (гипотеза, которая не разгорелась). Декан спросил его, сколько времени ему потребуется для этого. Кант ответил: «Через месяц я начну с сотворения мира и надеюсь закончить к концу недели».

Знаменитый Густав Малер, дирижер Берлинского симфонического оркестра, был объектом постоянных нападок антисемитской прессы, поражавшейся его еврейскому облику. Его нос был действительно необыкновенных размеров; в те времена с таким шнобелем можно было жить где угодно, только не в Германии. Потеряв терпение и не имея возможности защититься от преследований, Малер переехал в Австрию, где его уже давно пригласили на должность дирижера Венского симфонического оркестра. После ухода великого дирижера качество выступлений Берлинской государственной оперы значительно снизилось. Энтузиасты музыки начали бить тревогу и создали специальный комитет, задачей которого было вернуть маэстро в Берлин. В своем письме члены комитета сообщили великому дирижеру, что «в последние месяцы ситуация несколько улучшилась, и проблема, волновавшая маэстро, значительно уменьшилась». Малер не замедлил ответить: «Ситуация, может быть, и изменилась, но моя физиономия осталась прежней. И даже если проблема действительно уменьшилась, я уверяю вас, что то же самое нельзя сказать о моем носе!

После того, как Линкольна упрекнули в том, что он отстаивал точку зрения, противоположную той, которую он отстаивал вчера:

«Ты не можешь так быстро изменить свою точку зрения!

— Почему? Я невысокого мнения о людях, которые сегодня не могут стать умнее, чем вчера!

Один из американских генералов написал президенту Аврааму Линкольну очень невежливое письмо. & quot; Очевидно, вы считаете меня дураком», — так он закончил свое послание. «Нет, я так не думаю, — ответил Линкольн, — но я могу ошибаться.

Во время президентства Линкольна в американском высшем обществе возникла дискуссия на тему «истинного джентльмена», а именно: «Может ли истинный джентльмен сам начистить себе ботинки?». Спросили самого президента. «А для кого, по-вашему, настоящий джентльмен может чистить обувь?» — спросил Линкольн в ответ.

Его звали Флеминг, и он был бедным шотландским фермером. Однажды, копаясь в своем грунтовом поле, чтобы не дать своей семье умереть с голоду, он услышал крик, доносящийся с болота. Фермер быстро бросил это занятие и выбежал посмотреть, кто это так кричит. И мальчик закричал, утопая в грязи. Конечно, фермер спас беднягу. А на следующий день к его хижине подъехала шикарная карета, из которой на грязный двор вышел модно одетый для тех лет аристократ и представился отцом спасенного мальчика.

«Я хочу отплатить вам за спасение жизни моего сына!» — патетически заявил этот дворянин.

Конечно, бедный, но гордый шотландец отвергает обвинение не менее патетично. В этот момент из хижины высовывается любопытный нос сына шотландца.

— Он ваш сын?» — спрашивает аристократ.

Да, — отвечает гордый худой фермер.

‘Вот выход! Разминая руки, хитрый англичанин предлагает дать сыну фермера образование не хуже, чем у него самого. На этом они останавливаются. Мальчик с фермы поступил в лучшую медицинскую школу своего времени в Лондоне и теперь известен как сэр Александр Флеминг, который изобрел пенициллин. Как вы думаете, это было так? Нет, это еще не конец. Сын аристократа, так удачно вырванный из трясины, спустя годы заболел пневмонией. Угадайте, что спасло ему жизнь… Ну, да, пенициллин. Хотите знать имя аристократа? Лорд Рэндольф Черчилль или его сын, сэр Уинстон Черчилль.

A. Дюма решил драться на дуэли. Вместе с молодым человеком они бросили в шляпу два листка бумаги, на одном из которых было написано «смерть». Тот, кто нарисовал эту надпись, должен был застрелиться. Действительно, Дюма достал этот листок бумаги. Делать нечего, вместе с пистолетом отступает в комнату, через минуту раздается выстрел. Прибегают родственники и видят выстрел. Дюма стоит с пистолетом и удивленно говорит: «Промахнулся!».

Однажды 30-й президент США Кельвин Кулидж и его жена Грейс осматривали куриную ферму. Первая леди спросила служителя: как хозяевам удается получить так много оплодотворенных яиц при таком малом количестве петухов?

— Мадам, — ответил гордый фермер, — каждый из наших петухов выполняет свой брачный долг дюжину раз в день.

Возможно, вам стоит рассказать об этом президенту», — сказала первая леди.

Источник: https://www.anekdotas.ru/anekdoty-pro-istorii-2-2

Top

Сайты партнеры: Сонник, толкователь снов | Блок о щенках и собаках | Погода в Санкт-Петербурге России Мире | Копирайтинг студия TEKT | Газобетон стеновой с захватом для рук