Анекдоты про мойшу

«Мне Мойша напел!» О дружбе и сем ейной жизни

Рабинович встречает Изю и говорит ему:

— Я купил туфли в два раза меньше размера моей ноги.

— Уже на туфлях экономишь? — спрашивает Изя.

— Да нет, — объясняет Рабинович, — просто, когда домой заходишь, там жена-истеричка, сын-наркоман, сосед-псих. Тогда я снимаю туфли… и так хорошо.

Встречаются Рабинович и Кацман.

— Ты знаешь, кто был Исаак Левитан? — спрашивает Рабинович.

— Нет, — отвечает Кацман.

— А кто был Авраам Линкольн?

— А я знаю, — гордо заявляет Рабинович. — Потому что я каждый вечер хожу то на лекцию, то в музей.

— Молодец. А вот ты знаешь, кто такой Мойша Хаймович?

— А это тот, кто ходит к твоей жене, пока ты шляешься то на лекцию, то в музей.

Приходит жена Рабиновича с рынка и говорит мужу:

— Ох, Абрам, я сегодня дала маху!

— Какому Маху?! Мах уехал пять лет назад!

— Да ты меня не понял! Я таксисту пять рублей дала и забыла взять
сдачу.

— Ох, Сара, лучше бы ты дала Маху.

Поссорился Изя с Мойшей. И вот однажды Мойша, проходя мимо дома Изи и заметив последнего сидящим у окна, говорит:

— Люди, вы только посмотрите на этого урода — еще красуется из окна. Имея такое лицо, лучше уж задницу бы выставил — было бы приличнее.

— Уже пробовал. Все прохожие сразу спрашивают: «Мойша, что это вы делаете у Изи дома? Вы же с ним поссорились!»

— Сёма, сколько ты сможешь съесть пирожков натощак?

— Ну, наверное, штук пять—шесть.

— Вот ты и попался, Сёма! Натощак ты можешь съесть только один пирожок. Остальные будут уже на сытый желудок!

— Да, вот это хохма так хохма! Ну-ка я сейчас Абрашу подловлю… Эй, Абраша, поди сюда! Сколько ты сможешь съесть пирожков натощак?

— Вот ты и попался, Абраша! Надо было говорить: «Штук пять— шесть». Я бы тебе тогда такую хохму рассказал!

Встречаются два еврея:

— Слышал я «Битлз», не понравилось. Картавят, фальшивят. Что людям в них нравится?!

— А где ты их слышал?

— Да мне Мойша напел…

— Алло! Абраша? Привет! Сколько лет! Ну, как жизнь?

— Замечательно? Извините, я, наверное, не туда попал.

— Ну и пузо же ты нажрал, Мойша! Ну и пузо…

— Ой, что ты, Хаим! Разве это пузо?!

— А что же это тогда?

— Это не пузо! Это комок нервов!

Человек выходит на обочину, «голосует», и тут же подъезжает такси. Он садится в машину и едет.

— Какой же вы везучий! Прямо как Мойше.

— Какой ещё Мойше?

— Был такой человек. У него всегда так получалось, как сейчас у вас. Он

— Ну, знаете, иногда так не получается.

— У Мойше всё получалось. Он был прекрасный спортсмен. Пел, как оперный баритон, танцевал, как звезда Бродвея. Послушали бы вы, как он играл на фортепиано!

— Память, как у компьютера. Никогда не забывал поздравить с днём рождения. Мойше прекрасно разбирался в вине, всегда знал, какие блюда заказать в ресторане и какой вилкой их есть. Он мог починить что угодно. Не то, что я. Всегда знал, как объехать пробку и где можно срезать. Не то, что я.

— Вот это человек!

— А ещё он всегда был галантен с женщинами, уступал им и никогда не спорил, даже если был прав. Уж Мойше-то умел доставить женщине удовольствие! А как он одевался! Опрятный костюм, начищенные до блеска туфли…

— Просто поразительный человек! А где вы с ним познакомились?

— Вообще-то, я никогда его не встречал.

— Откуда же вы столько про него знаете?

— Я женился на его вдове.

Изя звонит Мойше на работу:

— Привет, старый козёл!

— Вы знаете, с кем говорите?! — раздаётся незнакомый голос.

— С генеральным директором фирмы!

— А вы знаете, с кем говорите?

— Ну, и слава Богу! — говорит Изя и кладёт трубку.

Еврейская семья собирается на похороны. Мойша надевает ярко-жёлтые ботинки. Сара:

— Мойша, надень чёрные ботинки, и идём!

— Чёрные, и мы уже пошли!

— Хорошо, я надену чёрные, но никакой радости эти тёщины похороны мне не принесут.

— Изя, где ты шлялся всю ночь?

— А что ты там делал?

— В шахматы играл.

— В шахматы! А пахнет от тебя водкой!

— А чем от меня, по-твоему, должно пахнуть ? Ш ахматами? !

Абрам застал жену с любовником:

— Сарочка, тебе бы ещё папироску в зубы — и будешь вылитая проститутка.

Возвращается Абрам из командировки, входит в спальню и застает там жену с каким-то мужиком. Мужик быстро одевается и, молча прошмыгнув мимо Абрама, уходит.

— Не знаю, хам, какой-то. Ни тебе « здрасте » , ни мне « до свидан ь я » .

— Жора, вчера я видел, что у дома, где живёт ваша тёща, стоял катафалк. Вас что, можно поздравить?

— Ой, о чём вы?! В том доме триста квартир, это такая лотерея.

— Хаим, наш сын станет скрипачом.

— Но у него же нет слуха!

— Слух-то тут причём? Он будет играть. Слушать будут другие.

Сидят на лавочке у подъезда одесские старухи, болтают о мужьях, и одна из них с гордостью говорит:

— Это что! Вот мой Сёма, чтоб вы знали, сифилитик!

Тут с треском распахивается окно, в окне появляется Сёма:

— Сара! Или ты когда-нибудь запомнишь? Не сифилитик я, а филателист!

— Рабинович, с твоей Сарой спит весь город, и чтобы к ней попасть, нужно занимать очередь, брось ее, зачем нужна тебе такая жена!

— Ты понимаешь, если я брошу ее, то мне тоже нужно будет занимать очередь.

Приходит Сара домой из поликлиники:

— Абрам, ты знаешь, то, что мы с тобой тридцать лет имели за оргазм, на самом деле была астма!

Абрам звонит домой:

— Сара, у меня собрание, буду утром.

Сара звонит Исааку:

— Исаак, приходи ко мне. Абраша дома не ночует.

Утром Сара выходит на балкон и видит: в окне напротив Абрам потягивается.

— Ты что там делаешь, Абраша?!

— Не видишь, с Исааком в шахматы играю. Исаак, тебе шах!

— Исаак, Исаак, вставай, тебе там Абраша шах поставил!

Пожилая пара готовится ко сну.

— Хаим, ты закрыл калитку?

— А дверь ты закрыл?

— На английский замок?

— И на английский.

— И на цепочку тоже закрыл.

— А на швабру ты закрыл дверь?

— Ой, на швабру, кажется, забыл…

— Ну, правильно. Заходи и бери, что хочешь!

— Хаим, я слышал — вы женитесь!

— И как ваша будущая жена?

— Ой, сколько людей, столько и мнений. Маме нравится, мне — нет.

Абрам звонит Мойше:

— Изя наш, педерастом оказался!

— Что, он так и не вернул тебе долг?

— Да нет. В хорошем смысле.

— Сарочка, золотце, ты не хочешь нам что-нибудь спеть?

— Но, Абраша, гости уже собрались уходить.

— А мне кажется, они что-то не очень торопятся…

У Абрамовичей засиделись гости. Сара раздвигает занавески и, глядя на дом напротив, задумчиво, но громко говорит:

— У Фарберов сегодня тоже были гости, так у них уже два часа как свет погас.

Анекдоты про мойшу

Трагедия в японской семье: муж — рикша, жена — гейша, зять — Мойша.

По улице ковыляет с палочкой старый Мойша. Его спрашивают:
— Как Вы себя чувствуете ?
— Не дождетесь !

Идут два юдаса, смотрят столб и надпись: «Кто на столб залезет — русским
станет». Один другому говорит: «Абрам, подсади, а я тебе потом руку подам и
русскими станем». В общем помог ему абрам и говорит: «Мойша, давай руку.» Hа
что Мойша отвечает: «Иди отсюда, еврейская рожа».

Сидят Абрам и Мойша на унитазе и вдруг один спрашивает другого:
— Как ты думаеш,какую мы сейчас работу выполняем умственную или физическую ??
— Пожалуй умственную. Если бы физическую, то мы бы наняли кого нибудь.

— Тетя Саpа, тета Саpа, ваш Мойша есть г..но !
— Мойша, дуpак, не наедайся, скоpо обед !

Разговаривают два еврея:
— Рабинович, почему вы ведете дела с Ивановым, а не со мной, он же гой
необрезанный!
— Ой, Мойша, евреем надо быть в голове, а не ниже пояса.

Абрам встречает своего старого знакомого Мойшу и говорит:
— Мойша, ты не хочешь купить у меня за полцены крупную партию брюк —
последний писк моды?
Услышав «за полцены» и «последний писк моды», Мойша не раздумывая
покупает партию, но через некоторое время замечает, что все брюки имеют
лишь одну штанину. Сгорая от возмущения, он прибегает к Абраму и орет:
— Ты что мне продал? Их же невозможно носить.
— Мойша, ты не забывай, что я тебе их продал всего за полцены!
— Ах, да, действительно.
Через несколько дней Мойша встречает Изю и таким же макаром сбагривает
ему всю партию. Затем Изя продает ее Срулю, Сруль — Соломону, Соломон —
Марку и т.д. Так эти брюки в течение двух лет переходили от одного
еврея к другому, пока один из них — Яков — не решил проверить товар
прежде, чем заплатить деньги. Обнаружив подвох, Яков возмущается:
— Самуил, что ты мне предлагаешь? Да их же не продашь!
— Как это не продашь? За два года весь квартал на них разбогател!

Два еврея идут по улице и видят на церкви висит плакат с надписью:
«Вам дадут $5000, если вы примете кристианство»
— Мойша, $5000 это очень большие деньги.
— Яков, у тебя дед был равином, вся семъя религиозная, и тебе
не простят, если ты поменяешь веру.
— Да, но мне эти деньги бы очень пригодились, и мои бы об этом
не узнали.
И с этими словами, Яков заходит в церковь. Пару часов позже
он выходит и видит — Мойша сидит на скамейке.
М: Ну, взял денъги?
Я: Вы, жиды, только и думаете о деньгах! :-[]

— Мойша, твою Сару наебали сегодня на 1000$!
— Вот, блядь!
— Да я в хорошем смысле.
— Я тоже!

У Мойши звонит телефон.

— Мойша слушает, — говорит Мойша.
— Алло, это ты, Мойша? — спрашивает голос.
— Да, это Мойша, а кто это? — интересуется Мойша.
— Что-то не похоже на Мойшу, — сомневается голос.
— Да это же я, Мойша, — утверждает Мойша.
— Мойша, ты уверен, что это ты? — повторяет голос.
— Уверен я, уверен. Это я, Мойша! — раздражается Мойша.
— Да нет, я хочу поговорить с Мойшей. Мойшу Каца, пожалуйста.
— Да это я, идиот, я! Я Мойша!! — орет Мойша.
— Да-а? Это правда Мойша.
— Дааааааааааааааааааа.
— Ну хорошо, Мойша. Это Абрам. Помнишь, ты обещал мне одолжить 100 долларов?
— А-а. Ну таки я напомню Мойше, когда он придет.

В одном местечке на ступенях синагоги ежедневно сидел нищий
Мойша. Был у него свой гешефт — собирал медяки с молящихся.
И один из них, довольно состоятельный юноша, всегда клал ему
в шляпу полтинник. Hо однажды Мойша обнаружил в шляпе среди
меди не полтинник, а двадцать копеек. Он удивился, но промолчал.
Однако назавтра и послезавтра в шляпе опять было по двугривенному.
Hа третий день Мойша не выдержал:
— Беня, вы таки уважаемый в городе человек — заместитель
управляющего банком. Или у вас плохо с арифметикой, и вы не
можете подсчитать, что 20 — это в два с половиной раза меньше,
чем 50!
— Hет, Мойша, с арифметикой у меня все в порядке. Просто я недавно
женился, и расходы мои возросли.
— Вы только посмотрите на эту молодежь! ОH женился, а я должен
оплачивать его расходы!

Встречаются два соседа в Иерусалиме:
Абрам: — Ты слышал, Израиль решил перекупить русскую
космическую станцию «МИР».
Мойша: — Та шо ты говоришь? Ну и как?
Абрам: — Так они уже ее переименовали на «О-ВЕЙС-МИР».

Дохлый осел (перевод с английского)

Мойша купил за сто долларов осла у старого крестьянина. Крестьянин
должен был привести ему осла на следующий день. Крестьянин пришел, как
договаривались, но без осла.

— Простите, но осел подох.
— Ну, тогда верните мои $100.
— Не могу, я уже их потратил 🙁
— Хорошо, тогда просто оставьте мне осла.
— Но что вы будете с ним делать? — спросил старик.
— Я разыграю его в лотерею.
— Но вы не можете разыграть в лотерею ДОХЛОГО осла.
— Могу, поверьте. Я просто никому не скажу, что он дохлый.

Месяцем позже крестьянин встретил Мойшу:

— Что случилось с тем дохлым ослом?
— Я разыграл его, как и говорил. Я продал пятьсот лотерейных билетов по
два доллара за штуку и в результате получил $898 прибыли.
— И, что, никто не протестовал.
— Только один парень. Тот, который выиграл осла. Он очень рассердился.
ну, так я просто вернул ему его два доллара.

Мораль: маркетинг — это альфа и омега.

Мойша приходит к раввину, говорит, что хочет развестись с женой. Раввин
его начинает уговаривать не делать этого.
— Мойша, зачем ты хочешь разводиться, тебе же будет хуже.
— Нет, мне будет лучше.
Ну, так они долго препираются, наконец раввин говорит:
— Послушай, Мойша. Твоя жена такая красивая, такая приятная, она радует
глаз, о такой любой мечтает. Все знают ее достоинства, а ты ее хочешь
бросить, ну почему?
Мойша молча снимает туфлю и ставит ее перед раввином.
— Что ты мне суешь свою туфлю?
— Ребе, посмотрите на эту туфлю.
— Зачем мне смотреть на эту туфлю? При чем здесь туфля?
— Ребе, это чудесная туфля. Все видят, как она красива, как она приятна,
как она радует глаз, все хотят иметь такую туфлю. НО ТОЛЬКО Я ОДИН ЗНАЮ,
КАК ЭТА СВОЛОЧЬ МНЕ ЖМЕТ!

Встречаются два еврея, которые давно не виделись.
— Привет Абрам, как давно я тебя не видел!
— Привет Мойша, очень рад тебя снова видеть. Давай зайдем в бар?
— А кто угощает?
— Ну… Давай так: вон, видишь, фонтан? Каждый из нас опускает голову под
воду. Кто первый вынет голову из воды, тот и угощает.
— Давай.
…На следующий день в газетах появилось сообщение: «Вчера в фонтане на
Центральной площади утонули два еврея».

Трех евреев крестят в православие. Подходит первый.
Батюшка:
— Ну, сын мой, как тебя зовут?
— Мойша.
— Ну, Мойша, будешь Михаилом. И созвучно, и подобно.
Подходит второй.
— Сын мой, как тебя зовут?
— Хаим.
— Ну, Хаим, будешь Харитоном. И созвучно, и подобно.
Подходит третий.
— А тебя, сын мой, как зовут?
— Сруль.
— А ты, Сруль, будешь Акакием. Хоть и не созвучно, но подобно.

Еврейская семья обедает, тут встает Сара и говорит:
— Мойша, одно из пяти, или ты немедленно закрываешь
форточку или четыре раза получаешь по морде.

Сидят два евpея.
— Слушай, Мойша, а ты знаешь, какой национальности был Ленин?
— Да ну?
— Hу да!

Абрамович встречает Рабиновича.
— Мойша, шо такое? Я слышал, что ты развёлся уже в четвёртый раз.
Неужели все женщины такие привередливые?
— Нет . только мама.

Мойша приходит к Абраму, который сдает комнаты в своем доме, выбирает
одну и спрашивает:
— Сколько стоит у тебя стоит снять эту комнату?
— У меня тарифная ставка 10 центов за квадратный дециметр в месяц.
Размер этой комнаты — 10 кв. м. Считаем: в одном кв. метре 100 кв.
дециметров, всего 1000 кв. дециметров, получается 100 долларов в месяц.
— А если я буду с женой и двумя детьми?
Абрам от такой перспективы, мягко говоря, не в восторге, поэтому чтобы
отвязаться, он говорит:
— Тогда тарифная ставка возводится в квадрат, — при этом считая, что
платить 100 центов (1$) за кв. дециметр Мойша никогда не согласится.
Однако Мойша, как ни странно, соглашается. Хоть Абрама такое соседство и
не радовало, но желание получить 1000$ вместо 100$ было довольно велико.
Но тут Мойша добавляет:
— Абрам, только деньги я смогу отдать тебе не раньше чем через месяц.
Абрам сначала, естественно, ни в какую не соглашается, но все-таки Мойше
каким-то чудом удается убедить его в том, что деньги он отдаст с
гарантией.
Через месяц, когда настал час расплаты, Мойша отдает Абраму 10$. Абрам:
— Ты что мне даешь? Ты что, считать не умеешь? 10 центов возводим в
квадрат, получается 100, то есть 1$. А кв. дециметров получается 1000,
поэтому должен ты мне 1000$!
— Ах ты поц! Да ты кого хочешь надуть? Считать надо честно: 10 центов —
это 0,1$. 0,1 возводим в квадрат — получается 0,01$, то есть один цент.
Теперь умножаем полученную ставку на 1000 кв. дециметров, и у нас
получается 10$! Как тебе не стыдно обманывать честных людей.

Встречаются два производителя-вещевика, Бромштейн и Гольдберг.
Бромштейн:
— Прошедшая неделя была самой паршивой в моей жизни.
Сначала я поехал в Сочи. Там целую неделю шел дождь.
Жена пилила меня на чем свет стоит, почему мы не поехали в Гагры.
Когда мы вернулись домой, я узнал, что мой племянничек Изя
таки нагрел меня на пару тысяч долларов, стибрив деньги с моего счета.
А когда я пришел в офис, то увидел, что мой сын Моня трахает мою
лучшую модель прям у меня в кабинете на столе. Кошмар.
Гольдберг:
— У меня неделя была ещё хуже! Сначала я поехал в Сочи.
Там целую неделю шел дождь. Жена пилила меня на чем свет стоит,
почему мы не поехали в Гагры. Когда мы вернулись домой, я узнал,
что мой племянничек Боня таки нагрел меня на пару тысяч долларов,
стибрив деньги с моего счета. А когда я пришел в офис, то увидел,
что мой сын Мойша трахает мою лучшую модель прям у меня в кабинете
на столе. Ужас.
Бронштейн:
— Ну и почему это у тебя хуже, чем у меня!? То же самое ведь!
Гольдберг:
— Бестолочь! Ты что ли забыл, что я произвожу семейные трусы.

Встречаются Мойша и Изя:
— Изя, зачем повышают тарифы на коммунальные услуги?
— Затем, Мойша, чтобы еще один наш земляк купил футбольную команду.

Мойша, уезжая в командировку, приходит к раби.
— Раби, у меня в матрасе 100,000, я уезжаю, я могу оставить
их тебе на хранение?
— Hу ты понимаешь, я один такие вопросы не решаю, надо девятку
собрать.
Собрали. Порешили деньги взять.
Командировка закончилась, приезжает Мойша и первым делом к раби.
— Раби, я приехал.
— Hу и что?
— Hу так это, деньги бы назад получить.
— Какие деньги?
— Hу как же, я оставлял, еще девятку собирали.
— Давай соберем, спросим.
Собрали.
— Люди, Мойша говорит, что оставлял нам на хранение деньги.
Вы помните?
— Какие деньги ?
Так Мойша ни фига и не получил. Выходит из синагоги, садится
на порог, сидит грустный, думает.
Выходит раби.
— Мойша?
— Что?
— Теперь ты понял, с какими сволочами мне приходится работать?

— Мойша! ты почти два часа выносил мусор! Как таки так можно!
— Сара, успокойся! Я ж его таки продал!

Сватают евpею хpомую девушку. Решил он посоветоваться.
Подходит к умудpенному опытом и спpашивает:
— Мойша, и скажите, таки зачем мне жениться на хpомой девушке?
— Hу, напpимеp, женишься ты на кpасивой длинноногой девушке.
Пойдет она на pаботу и там сломает ногу. Положат ее в больницу
и начнется. пеpедачи, конфеты, подаpки, цветы медсестpам и
вpачам. А тут уже все готовое!

— Мойша, ты куда идешь?
— К нотариусу, вот последний рубль остался, пойду копию сниму.

Ночь, дорога, по дороге едет автобус дальнего следования.
В автобусе едет молодая пара. Парень захотел трахнуть
свою подругу, на что та говорит ему:
— Подожди, я посмотрю, все ли спят.
С этими словами она поднимается:
— Люди, нет ли у кого водички?
Все молчат.
Протрахались они целую ночь. На утро автобус приходит
в конечный пункт своего назначения. Из автобуса выходит
Мойша, его встречает Сара.
— Как доехал?
— Ой, Сарочка, ужасно, у меня всю ночь так болела голова.
— Так попросил бы у пассажиров таблетку.
— Как бы не так, Сара. Вчера вечером одна девушка попросила
водички, так ее потом за это всю ночь трахали!

— Мойша, ты знаешь, а Сема таки педераст!
— Шо, денег занял и не отдает?
— Нет, в хорошем смысле.

— Вы слышали, Мойша вчера открыл на Дерибасовской ювелирный
магазин!
— Да? И шо было?
— Да ничего. Сработала сигнализация, и за ним приехали.

Пригласила Сара к себе в гости троих приятелей, но при одном условии,
чтобы каждый из них принес что-нибудь золотое. Первый пришел Абрам.
А: — Вот тебе, Сара, лекарство из жень-шеня, Золотой корень называется.
Второй пришел Мойша.
М: — А я, Сара, принес тебе чай, Золотой слон называется.
Расстроилась совсем Сара и думает: — Ну ладно, этих-то фиг проведешь.
Вот сейчас Ваня придет, уж он то порадует. Через час является Ванька,
в ноль пьяный:
— Сарочка, я так долго не мог выбрать тебе подарок, что взял самое
дорогое. Вася, друган ты мой золотой, заходи.

— Мойша, откуда у тебя такие классные часы?
— Это мне папа продал, когда умирал.

Мойша встречает Абрама на улице и говорит:
— О! Абрам! Мы так о тебе беспокоились: врач нам сказал, что ты был
очень тяжело болен. Я очень рад, что ты выздоровел!
— Да выздоровеешь тут с такими расценками на похороны!

Еврея, живущего в Израиле, но делающего бизнес в России, спрашивают:
— Мойша, не надоело тебе мотаться туда-сюда? Жил бы уж в Израиле, и
делал свой бизнес там.
— Таки нет. Там мне пришлось бы на%бывать евреев. Это был бы очень
трудный бизнес.
Otto

Продолжение трагедии японской семьи: мать — гейша, отец — рикша, сын —
Мойша, а невестка — гойша.

— Мойша! ты почти два часа выносил мусор! Как таки так можно!
— Сара, успокойся! Я ж его таки продал!

Пошел арабский мальчик в еврейскую школу. Учитель его спрашивает:
— Мальчик, как тебя зовут?
Мальчик отвечает:
— Мухамед.
Учитель изумленно:
— Это же еврейская школа, тебя изобьют, будь Мойша.
— Ну ладно, — отвечает мальчик.
Приходит после школы домой, папа ему говорит:
— Мухамед, принеси воды.
Мальчик не отзывается. Он ему еще раз — мальчик ноль эмоций.
Папа его спрашивает:
— Что случилось?
Тот отвечает:
— Меня зовут Мойша.
Ну, папа с мамой его за такие дела поколотили.
На следующий день приходит он в школу весь синий.
Учитель его спрашивает:
— Мойша, что с тобой?
Он расказывает:
— Вчера прихожу домой — два араба избили:

Маленький Мойша с детства мечтал стать дипломатом! В 43 в Освенциме его мечта сбылась, а остатки пошли на абажур.

Мойша у равина.
-Ребе! Я сегодня был на городском пляже и ви знаете шо? Я видел девушку топлес! Правоверный иудей может на такое смотреть?
Равин открыл свой толмут, прочел что-то и говорит:
— Да, Мойша, может.
Мойша снова приходит к равину и говорит:
— Ребе, я снова был на пляже и таки видел совершенно голую девушку! А на это может смотреть правоверный иудей?
— Да, Мойша, может.
Третий раз пришел Мойша к равину:
— Ребе, я же снова ходил на городской пляж и видел. соитие! Шо и на это может смотреть правоверный иудей?
-Да Мойша, может, может.
— А на что тогда не может смотреть правоверный иудей?
— . На электросварку, Мойша.

Коммунистическая Польша, время вскоре после Второй мировой войны. Учитель рассказывает, как в течение миллионов лет создавался мир.
На следующем уроке он спрашивает:
— Янек, как возник мир?
— Его создал Бог, пан учитель.
— Чушь! Мечислав, ты скажи.
— Мир создан Богом, пан учитель.
— Что за ерунда?! Мойша, скажи им ты!
— Мир в самом деле создан Богом, пан учитель.
— Но ты же знаешь, что Бога нет!?
— Да, пан учитель, но тогда он ещё был.

Умирая, старый еврей завещал похоронить вместе с собой все свои миллионы денег. Мойша спрашивает раввина: — Ребе, вы таки положите в могилу всю эту кучу денег? Они же не войдут! — Ты таки прав, Мойша. Но воля покойного — закон. Положим чек.

Мойша — Абраму:
— Тебе пять или шесть ложечек сахару.
— Три, но шоб я видел.

Циля говорит Мойше:
— Приходи ко мне сегодня вечером, мой муж уходит.
— А как я узнаю, что твой муж ушел?
— А я копеечку в окно выброшу. Она зазвенит, ты и приходи. Приходит вечером
Мойша под окно к Циле. Циля выбросила в окно копеечку. Через десять минут она
выходит на балкон и кричит в темноту:
— Мойша, ты здесь?
— Здесь.
— А что ты там делаешь?
— Копеечку ищу.
— Вот еврейская натура, — говорит Циля вздыхая, — я ее давно на ниточке подняла.

Абрам встречает своего старого знакомого Мойшу и говорит:
— Мойша, ты не хочешь купить у меня за полцены крупную партию брюк —
последний писк моды?
Услышав «за полцены» и «последний писк моды», Мойша не раздумывая
покупает партию, но через некоторое время замечает, что все брюки имеют
лишь одну штанину. Сгорая от возмущения, он прибегает к Абраму и орет:
— Ты что мне продал? Их же невозможно носить.
— Мойша, ты не забывай, что я тебе их продал всего за полцены!
— Ах, да, действительно.
Через несколько дней Мойша встречает Изю и таким же макаром сбагривает
ему всю партию. Затем Изя продает ее Срулю, Сруль — Соломону, Соломон —
Марку и т.д. Так эти брюки в течение двух лет переходили от одного
еврея к другому, пока один из них — Яков — не решил проверить товар
прежде, чем заплатить деньги. Обнаружив подвох, Яков возмущается:
— Самуил, что ты мне предлагаешь? Да их же не продашь!
— Как это не продашь? За два года весь квартал на них разбогател!

Умирает старый еврей. Собирает своих сыновей, спрашивает:
— Вот ты, Давид, если бы получил в наследство все мои деньги, что бы с ними сделал?
— Бросил бы работу и жил бы в своё удовольствие до конца своих дней.
— Плохой наследник, уходи Давид. А ты, Яков, что скажешь?
— Я построил бы приют для бездомных, всегда хотел помогать людям.
— Уходи, Яков, ничего ты не получишь. Ну а ты, Мойша, как бы распорядился моими деньгами?
— Я бы закопал их в пустыне, а умирая в старости, никому не сказал бы, где именно они закопаны.
— Верно мыслишь, Мойша, быть тебе моим единственным наследником. Я тоже так поступил, иди в пустыню, ищи деньги.

На Брайтон-Бич в кафе сидят русский и украинец:
— В Крыму вы первые начали.
— Тогда твоя очередь разливать.
— А кто за все заплатит?
— Сейчас Мойша подойдет.

— Доброе утро, Мойша!
— Вот только не надо таки навязывать мне своё мнение!

Международный музыкальный фестиваль по традиции завершался банкетом. В ресторане отеля царила непринужденная обстановка. Все обязательные слова были сказаны, и теперь просто все отдыхали. Руководитель российского оркестра Дима обсуждал вечернюю программу со своим коллегой из Европы Павлом. Две миловидные скрипачки согласились после банкета сыграть квартет. Неожиданно Павел сменил тему.
— А почему вы всегда наливаете полный стакан, а не как все, по глоточку?
— А что тянуть. Выпил и сразу хорошо.
— И любой твой может вот так одним махом?
— Конечно.
В своих ребятах Дима был уверен. К сожалению…
— Пари?
— Да, запросто.
— Ящик виски.
— Отлично.
— Только я сам выберу героя.
— Идет.
— Он.
Павел показал в глубину зала.
— Мойша…! Твою… мать…!

Дима с удивлением узрел за столом первую скрипку. Скромный музыкант из титульной нации никогда не принимал участия в посиделках. Воду, и ту пил негазированную. А здесь ресторан прямо в отеле. Никуда ехать не надо.
В принципе, можно было сразу проставляться, но оба состава внимательно следившие за спором уже двинулись занимать места в партере.
Пришлось идти на экзекуцию.
— Миша!
Дима старался говорить спокойно и медленно.
— У нас есть традиция: все, впервые присутствующие на банкете, обязаны вливаться в коллектив. Ритуал простой – не отрываясь выпить сию чашу.
Наполнив на три четверти фужер, он натолкнулся на взгляд Павла и, вздохнув, долил до краев.
Мойша ошалело посмотрел на благодарных зрителей и недоуменно уставился на искрящийся сосуд.
— А это возможно?
— Конечно!
Это тренерский дар проснулся в Абрамове.
— Смотри!
Показательное выступление длилось пару секунд. Три глотка и задача решена.
Дима обреченно наполнил еще один фужер. Все замерли.
Мойша был умным мальчиком и сразу просчитал ситуацию.
— Каковы ставки?
— Ящик вот этого.
Виртуоз скрипки элегантно приподнял чашу, выдохнул в сторону и не спеша выпил все до дна.
— Я, пожалуй, к себе пойду.
Аплодисменты и восхищенные взгляды провожали его.
Дима поднял руку привлекая внимание.
— Если хотя бы одна …, что-то вякнет…, я тому …!
Не волнуйтесь, Миша не спился. И по-прежнему не употреблял ничего, кроме простой воды. Но авторитет в коллективе имел колоссальный.

— Мойша, я слышал твой дядя сошёл с ума и подарил тебе 10 тысяч долларов?
— Бывает и такое, иначе как ещё это объяснить.
— Одолжи тогда мне на месяц тысячу.
— Изя, у тебя что-то со слухом? С ума сошёл мой дядя, а не я!

Она:
— Мой шагомер в телефоне сказал, что норма шагов выполнена.
Он:
— Какой такой Мойша Гомер?

Средневековая Италия. Начинается очередное гонение Католической Цервки на евреев. Папа Римский издает указ, что все нежелающие принять христианство евреи обязаны покинуть страну в трехдневный срок, под страхом смерти.

Все евреи покидают страну, лишь евреи одной сельской общины отказываются подчиниться. Разгневанный Папа лично вызывает общинного раввина Мойшу во дворец, дабы тот ответил за свою дерзость. Мойшу под стражей приводят к Папе со своей свитой кардиналов. Одна беда — Мойша не разговариет на латыни, а Папа, соответственно, на иврите, поэтому общаются жестами.

Папа Римский, смотря на Мойшу, показал ему три пальца.
Мойша в ответ показывает один палец.
Папа нахмурился, и указал пальцем на небо.
Мойша показал пальцем на себя, а потом на землю.
Папа еще больше нахмурился, а затем указал пальцем на себя, а потом на окно дворца, через которое были видны пастибща и скот.
Мойша посмотрел на это, а затем снял штаны и вывалил перед Папой свое достоинство!

Папа Римский побледнел. Стражники побагровели, и ринулись сразить Мойшу, осмелившегося на подобную дерзость. Но в последний момент Папа поднял руку и сказал страже, — Стойте! Пусть этот человек идет с миром, а общине его передайте, что они вправе оставаться в Италии.

Кардиналы вокруг начали спрашивать Папу, — Ваше святейшество, как же так? Этот богохульник так вас оскорбил, а вы его отпускаете?

— Вы не понимаете, — сказал Папа Римской. — Этот человек — истинно верующий. Я ему показал три перста, символизирующие нашу истинную веру в святую Троицу. Он же ответил одним перстом, защищая свою веру в единого Бога. Я указал ему на небеса, указывая на авторитет свой, как наместник Господа нашего на небесах, а он указал на себя и землю, утверждая, что и на Земле Бог присутствует, и в каждом из нас. В конце концов, я указал на наши бренные тела, которым, подобно животным неразумным, негоже нарушать законы Божьи. А он, не побоявшись кары мирской, напомнив что нам, как и животным неразумным, дан Завет плодиться и размножаться, каждому в той сущности, какая она есть. Человек с такими убеждениями заслуживает жизни в своей вере!

Тем же вечером, Мойша рассказывает односельчанам.

— Ведут меня бугаи во дворец. Там какой-то поц в белом колпаке показывает мне на пальцах — мол, убирайся отсюда в три дня! Я, в ответ, показываю средний палец. Он тычет пальцем в небо — мол, не послушаешь — окажешься там! Я тычу на себя и на землю — никуда я отсюда не уберусь! Тут он решил меня спровоцировать, и показал пальцем на какую-то свинью на дворе, типа ему это можно, а мне нельзя! Ну тут я уже разозлился, и показал то, что мне-таки можно, а ему нельзя!