Анекдоты про стаканы

— Федя, что ты будешь пить: шампанское, пиво, вино, водку?

— Да, возможно, в таком порядке я буду пить.

31 декабря я срезал все деньги с одежды коллег, оставшейся в шкафу. Купите на них водки и выпейте все одним глотком. Так что год синей крысы вы встретите достойно.

Основное правило при выборе водки: литр хорошей водки гораздо лучше, чем пол-литра отличной.

— Да, мои друзья уважительно объясняют, почему не стоит разбивать последнюю бутылку водки.

— Пятьдесят граммов капитала, пятьдесят посольств и пятьдесят русских!

Все в одном большом пластиковом стакане и соломинке!

— Какой странный коктейль! Мужчина! Что лучше водки — какая для вас разница? И я могу откручивать бутылки.

— Кого это волнует?! А как вы думаете, почему они выпускают разные сорта водки?!

В качестве примера.

— У вас есть водка?

— Есть ли у вас лицензия?

— Ну. Что началось сразу.

— Давай поймаем такси!

— Давайте лучше водку пить. Я возьму его быстрее!

Самые сильные мужчины — это русские мужчины, если бы они сказали, что выпьют не больше двух бутылок водки, то не бегали бы по пятам.

Случай в редакции

Донбасский поэт Николай Анциферов рассказывал эту забавную историю своим друзьям, они пересказывали ее своим детям, те пересказывали ее своим детям, и, наконец, через четыре поколения она стала элементом фольклора. Как известно, героями фольклора становятся только исключительные люди, и Николай Анциферов, несомненно, был таким человеком. Сама история произошла в редакции журнала «Огонек», где Анциферов работал корреспондентом. Почему-то ему захотелось поехать в Крым, чтобы отдохнуть, набраться творческих впечатлений и подготовить материал для поэта Максимилиана Волошина. Чтобы совместить все три желания, он решил организовать командировку и отправился к редактору, чтобы поговорить об этом. Он сидел за большим письменным столом, просматривал подготовленный материал и пил чай маленькими глотками из никелированной чашки, постоянно помешивая ее содержимое ложкой. Анциферов изложил свою просьбу редактору и ждал ответа. Редактор внимательно посмотрел на поэта, на минуту задумался над его словами, отпил еще порцию чая и сказал, что ему следует обсудить вопрос о его приписке с бухгалтером. Затем он вышел из кабинета, оставив там поэта. Накануне вечером Анциферов и его друзья крепко выпили, и во рту у него было сухо, как в пустыне Каракумы. Традиционного графина с водой в редакции в то время не было, и поэт, презрев буржуазные предрассудки, решил смочить горло редакционным чаем. Когда он поднес чашку с чаем ко рту, его ноздри уловили благородный запах хорошего алкоголя. — «А редактор не дурак, он пьет чай с коньяком», — подумал он о своем начальнике и сделал первый глоток. Его ждал приятный сюрприз — в бокале был чистый отборный коньяк. — Какой хитрый парень! Ну, надо же додуматься — пить коньяк под видом чая и даже размешивать его ложкой. Чувствуется старая партийная школа.- Анциферов был поражен и, подражая редактору, стал потягивать «чай» маленькими глотками, медленно двигая ложечкой в стакане. Редактор застал его за этим занятием, когда он вернулся в офис из бухгалтерии. — Замечательный у вас чай, товарищ редактор! Я могу выпить целый самовар! Можете сказать, какой марки? — Анциферов подыграл редактору, не дав ему возможности выразить свое праведное негодование. — Известный бренд — грузинский «КВ». Она продается у Столешникова, — недовольно ответил редактор, ошарашенный наглостью поэта, сел в кресло и стал нервно просматривать газеты. Анциферов перестал помешивать остатки коньяка и поставил недопитый бокал на стол перед редактором. Он посмотрел на него теперь уже самодовольно и сказал. — Ну, что ты оставляешь на дне, пей уже. Вы можете организовать деловую поездку в Крым. Материал по Волошину — ваш. — Спасибо за поддержку. Не могли бы вы сделать мне еще полчашки чая? — Давай, катись в свой Крым. На таких, как ты, нельзя запастись чайными листьями, дорогая. Анциферов, довольный результатом своего визита, покинул редакцию. Во рту у него больше не было сухости, а на душе было радостно и светло.

Фокусник показывал удивительные вещи — перед ним стояла бутылка водки и стакан:

Со связанными руками он наливает и пьет ногами,

Со связанными руками и ногами он наливает и пьет с бородой,

Со связанными руками, ногами, подбородком, Он наливает и пьет ртом,

Со связанными руками, ногами, подбородком и кляпом во рту он пьет через нос,

Со связанными руками, ногами, подбородком, с кляпом во рту и клапаном в носу от клизмы, он все равно напивается.

Озадаченный корреспондент спрашивает:

— Возможно, благодаря длительным тренировкам вы этого достигли?

— Какие бывают тренинги? — предметы мага. — Просто моя жена каждое утро усложняет мне задачу.

Я попробовал водку «Президент». Он не стал президентом. Выпил вино «президент компании» — не стал президентом компании. И когда я пил «козлиное» пиво, то сразу ощущал результат.

Соберите семь (7) крышек из-под водочных бутылок и выиграйте бесплатную доставку диверсанту.

— Дорогие гости, входите, но учтите, у нас сухой закон — водку на пол не ронять!

Быстро привыкнув к хорошему, подумал организм, утром 9 января, как обычно, выпил водки, заедая ее салатом «Оливье», и лег спать.

Русские — алкоголики. Они обменяют собственную мать на водку, обменяют водку на самогон, напьются и вернутся к матери, что очень нравится пьяницам.

— Что ты с ней делаешь!

«Бог хранит сердцевину».

Сегодня в метро уступите место старому дедушке с палочкой. Дедушка сел, поблагодарил меня, а еще хотел сделать мне приятное, он сказал: «Молодой человек, а вы поставьте мою сумку на колени». Зачем держать ее в руках? Я улыбнулась: «Спасибо, он не тяжелый, и мой вес не тянет. Мой дедушка настаивал и стянул с него рюкзак: «Ну, что у тебя там, миллион долларов или что? Давайте, давайте…

Я сдался, уронил рюкзак и неожиданно для самого себя рассмеялся — это была довольно странная реакция, а рядом стоящие люди недоверчиво смотрели на меня. И я развеселился, подумав, что каждый наш, даже самый странный поступок, вырастает из очень тонких нюансов. Ведь однажды, в ответ на такое дедовское замечание, вместо глупого смеха, я запросто мог ткнуть ему пальцем в глаз и броситься сломя голову вон из машины, пока двери не высохли…

А нюанс был такой: примерно год назад из Адлера мне позвонил институтский друг Дима и сказал, что приезжает вечером на два дня, встречай, мол, все такое. Мы не виделись пятнадцать лет, и я был очень счастлив. Он взял своего сына и поехал в Домодедово. Димон — такой же веселый, красивый, как и он сам, выпрыгнул из самолета самым первым и без чемоданов. Он ничуть не изменился, он был немного седым. На обратном пути он показал мне: жену, детей, отца-закона, дом, морские пейзажи (на всех хватило памяти), сказал, что владеет строительной компанией и что по дороге ему нужно заскочить в головной офис. Я спрашиваю: — Какой сейчас офис? Десять часов. Мы позвоним завтра. — Нет, они будут ждать меня там, пока я не выиграю. Одна минута на все. Я получу бумаги и сразу же отправлюсь дальше. Вот адрес. На самом деле Дима провел в офисе не больше минуты. Он вернулся с сумкой и запрыгнул в машину. Попили мы чай у нас дома, гость вышел из душа и говорит: — Все свои дела уладил, перед выходными, самолет только завтра вечером, так что я полностью в вашем распоряжении, а сейчас предлагаю сходить в ресторан. Ни у кого из нас не было конкретных возражений, и жена начала собираться с мыслями. Я спросил мимоходом: «Дима, а почему ты владелец компании и мотаешься в Москву за документами?». Больше некого послать? -Во-первых, это прекрасный повод увидеться с вами, а во-вторых, у меня там есть кое-какие неотложные дела. Деньги вовремя не перечислили, а подрядчики ждут, я не смотрел… Короче, я не поеду, но такой разгром в «Сельше» получился, что надо срочно разбираться. В конце концов, у меня в сумке не только документы, но и немного «денег» для подрядчиков. — А «немного» — это сколько? — Это двадцать восемь с копейками «лимонов» — я вижу …

Жена уже собралась и любовалась собой в прихожей, у нее оставалось последнее серьезное дело — выбрать туфли. И тут меня вдруг осенило — а ведь стакан был наполовину полон! Как не сразу понял, что 28 «лимонов» рублей стоят почти столько же пресловутых и многократно воспетых — миллион долларов. Покойный отец мгновенно заговорил во мне — ужасного перестраховщика, но еще более — ужасным в нем было то, что он никогда не делал ошибок… Итак, отец заговорил: — Дима! Ты обычно в здравом уме!? Я и мой сын — темная еда для гребаного мешка, гребаные деньги, а вы даже не поставили меня в известность! Даймон глупо улыбнулся и ответил: — И что же это такое? Мы едем, а не идем… — В чем разница? За лимон они могут разбросать целую кавалькаду автомобилей… что вообще решило поиграть в коллекционера? — Да, я не собирался идти. Дома было много вещей, но я решил, что некому послать кучу своих сотрудников. Такие бабушки могут обидеть любую кукушку. Вы посылаете парня, а что если он, вместо того чтобы вернуться, захочет стать космическим туристом…? Тогда поищите его. — Дима, подумай хорошенько и скажи мне — кто знает, что ты летал в Москву за деньгами? — Так вот, в Адлере всех моих они сопровождали, поэтому сейчас и в Москве, конечно, в курсе. Никто больше не знает.

Дима посмотрел на мое злое лицо и грустно добавил: «Как я понимаю, сегодня мы не пойдем в ресторан…?».

В полночь, как шпионы, мы разработали подробный план эвакуации денег — от моего двадцатого этажа до самого Адлера. В таких случаях и с такими суммами — ничего «слишком».

Шесть утра. Они вызвали такси. Водитель был предан, что они еще не собрались, но мы хорошо заплатим за ожидания. Я переложил всю денежную макулатуру из Диминой сумки в свой рюкзак, а его пустой баул плотно примял балконный мусор (хорошо, что руки у него были украдены под подъездом джипом. Не мой, но все же… кто бы ни говорил, поторопись. До свидания.

Полицейские отреагировали на фальшивый звонок через десять минут (они бы знали, что звонок на самом деле не был ложным и они действительно встали на защиту гражданских лиц от преступных нападений…). Затем мы снова обратились к чемоданам. Дима с балконным багажником в дорогой черной сумке вышел из дверей к водителю и сказал, что багажники еще не упакованы, поедем налегке. Они вышли в лифте, прошли мимо ментов, разговаривающих со швейцаром, и сели в желтую «Волгу» с шашечками. Таксист, наверное, очень удивился, когда его неугомонный пассажир через три дома, заплатив солидно, настоятельно потребовал выйти… Дима катапультировался по супермаркету, затолкал сумку в камеру хранения ячейки стола, куда я позвонила, и вышел поговорить на улицу. Там я резко бросился в метро и был таков (я даже доставил его с помощью своего походного скоростного шеста).

К этому времени с красным кожаным рюкзаком я выскочил из квартиры и побежал вверх по черной лестнице. Дальше сады, сады, сады, теперь дошло до того, что я еще и в метро провалился. Мы встретились с Димой на Кольцевой — Павелецкой в центре зала и, сделав вид, что не знакомы, разошлись в разные стороны, только я уже слегка… (ну, как маленькие дети).

В аэропорту Димон, не сдав вечерний билет, купил ближайший до Сочи и … и, слава Богу, что долетел….

На обратном пути я не поленился и заглянул в супермаркет. Металлический ящик был пуст, а его замок вырван с мясом… Мое настроение резко упало, было ощущение, что мы с Димой только что выбежали перед летящим поездом… У подъезда бабушка-дворник поливала из шланга клумбу. Она ответила на приветствие и спросила, — Извините, я давно была в вашем подъезде, это случайно не ваш гараж? — Ми, ну и что? — Ну, я не угадал. Вчера вечером двое парней спросили — В какой квартире живет владелец этого гаража? И они описали: толстый, небритый, у него еще есть маленький ребенок лет десяти? Я сразу подумал о вас, но не был уверен. Может, они хотели его купить или арендовать, я не понял. Вы нашли их? — О да, спасибо, все в порядке, мы нашли … ________________________________________________

Через месяц Дима прилетел обратно, теперь уже налегке и без этой ерунды… Он вернул красный рюкзак и мы все-таки добрались до ресторана….

…А сегодня я ехал, улыбался, смотрел на свой бравый рюкзак, лежащий на коленях у деда и думал о том, что лучше смеяться не к месту, чем тыкать людям в глаза…но не все зависит от нас, есть некоторые нюансы….

Кузьмич достает с потолка огромную бутылку водки. Вдруг он рушится и падает с ужасным треском.

Друзья из соседней комнаты кричат:

— Кузьмич! Всю водку?

— Водка? — *сосущий звук, чмоканье губами* — Водка цела! да, но бутылка разбита.

— Новая водка — «Медведевка» — 39,5% алкоголя.

— Ты сильнее Путинки?

Парень женится. Наступили первые заморозки. Жена, налила рюмку водки:

— Выпейте что-нибудь, иначе на улице холодно, вы замерзнете.

— Жена, давай переедем жить куда-нибудь в Якутию.

Хозяйка приглашается не для того, чтобы развлекать гостей, а для того, чтобы своей болтовней дополнить паузы между аплодисментами и сэкономить водку хозяев.

После водки «Путинка» в России появилась новая водка «Медвединка».

Пейте из бутылочки и сосите лапу.

Сегодня мне приснился кошмар. Это как если бы я пришел в магазин за водкой, а продавщица смотрит на меня так недобро и говорит: «Мужик, ты уже брал одну сегодня утром».

— Петрович, а где ты водку взял, у тебя деньги были?

— Да, там, на площадке, два буйвола с завязанными глазами, и она стояла между ними!

— Вот и началось!

xxx: Мне рассказал муж, а ему рассказал его брат, который работал на винном заводе в Краснодарском крае. Клиенты LTP были отправлены на самую утомительную работу — обрезку лоз. Для тех, кто не в курсе или забыл — в советское время существовали такие учреждения для перевоспитания пьяниц. Задание было следующим: на конечных ветвях оставить 4 почки, на остальных 2. Задача оказалась слишком сложной для контингента, они долго мучились, пока одному из бригадиров не пришла в голову идея. Теперь соответствующие ветки нужно было срезать либо в бутылке, либо в чашке. А работа кипела!

Я смотрел эту сцену несколько минут назад. Турция, отель «ультра все включено». Обед, 9 мая (не знаю, имеет ли это значение в данном случае :)). Дедок (ну, под семьдесят), довольно симпатичный, подходит к бару и заказывает шампанское. Бармен отвечает, что в холле есть только шампанское. Дед, не подумав, заказывает виски, и пока ему его наливают (отстой), просит еще и водки. Бармен передает два стакана. Деддок укоризненно смотрит на несчастного ублюдка, наливает водку в стакан для виски и, не отходя от стойки, хлопает.

Было известно, что в авиации всегда много спиртного и он, почти весь пьяный, и самолету почти ничего не досталось. Ну, хорошо, он металлический и не пьет. Аудиторы всегда старались уложить авиаторов, но во время аудита они поступили так: в отсеке бака находился фильтрующий элемент, на него надевался презерватив, фильтр помещался в горловину, а сверху наливался стаканчик со спиртом. При осмотре крышка была открыта, и было замечено, что бак кажется полным. Но однажды нашелся умный аудитор, который постучал в Баку и услышал характерный звук пустоты. В следующей ревизии метод был доработан — в бак наливали воду, затем на фильтрующий элемент надевали презерватив, сверху наливали стакан спирта, и никого здесь не поймаешь.

— Девочка, я испытываю к тебе смешанные чувства!

— Ну, конечно, я смешивал водку с пивом.

— Что выгоднее всего разводить в российской национальной экономике?

В кино жены всегда улыбаются, когда муж наливает рюмку водки из графина к борщу.

Я попробовал 7 жен, 18 графинь и 48 бокалов.

Что-то здесь не так…

Готовый пессимист уверен, что бутылка водки не только наполовину пуста, но и допить ее до конца что-то помешает.

Настоящий оптимист убежден, что бутылка водки не только наполовину полна, но кто-то вот-вот принесет новую.

Более ста банок водки были бесплатно предоставлены администрацией города Урюпинска в рамках акции — «Сделай мир вокруг себя лучше и качественнее — выпей рюмку водки!».

— Будете ли вы пить водку?

А спонсором нашего прогноза погоды является завод по производству хрустального ликер а-vulka!

Кристальная водка — это хорошее настроение в любую погоду!

Это было во времена «сухого закона». Затем пьяницы с утра потянулись в аптеки, где без рецепта и ограничений отпускались всевозможные спиртовые настойки.

Однажды в аптеку зашли два парня и продавщица:

— Что, говорят они, у вас есть в продаже?

Она отвечает, что только настойка крушины. Помощники требуют бутылку «пятерки», продавщица, пожав плечами, сбрасывает товар, и мужчины удаляются.

Через месяц один из них снова появляется в аптеке и обращается к продавщице:

Типа, сука, вот что ты нам дала. Я был там только вчера, Грит, они писали из Склифа, и мой друг все еще лежит там, с подозрением на холеру.

(Примечание. Крушина — это слабительное средство, которое нужно пить по несколько капель на стакан воды. А тут 5 бутылок на двоих, за один глоток).

Эта история произошла очень давно, еще при коммунистах.

Работал я тогда на заводе «Светлана», кто не знает — флагмане электронной оборонной промышленности (в прошлом). У нас в цехе регулировщиком работал некий Петрович — грамотный человек, но у него был грешок — он любил много выпить, пил каждый день. И такая история произошла с ним. И вот, в один очень жаркий летний день мы стояли с мужчинами в «курительной комнате», курили, то есть. И надо сказать, что курительная комната в нашем цехе была контрольно-пропускным пунктом, то есть все проходили через нее с лестницы в цех. В комнате для курения также был сатор (автомат с бесплатной газировкой). Стоим, курим, и тут приходит Петрович и приносит с собой стакан, в который налил немного (50 грамм) чистого светлановского спирта. Он помещает этот стакан в сатор и нажимает на кнопку. Охлажденная газированная вода разбавляет алкоголь, превращая его в «убийственный напиток». Петрович стоит и нервно ждет окончания процесса разбавления и смешивания. В этот момент открывается дверь, и в курительную комнату быстрым шагом входит начальник цеха. Его лицо было красным и мокрым от пота. Петрович тянется за стаканом, тогда начальник хватает стакан из-под руки и. выпивает на одном дыхании! Затем, нисколько не изменившись в лице, он делает характерный выдох и, сказав Петровичу «Пойдем со мной!», уходит. Потом Петрович долго жаловался и вздыхал. Судите сами: за то, что директор магазина выпил алкоголь HIS, он тоже был наказан — его лишили премии на месяц, а отпуск перенесли на зимнее время. Петрович сказал, что «. черт с ним, с отпуском! Вознаграждение тоже, по большому счету, мелочь!

Но очень жаль, что так получилось с алкоголем. «

В центре моего родного города в 1970-х годах стояли в ряд шесть телефонных будок. К счастью для нас, детей, тротуар под ними был усыпан гравием, а в ограде сада напротив была дыра. Иногда рано утром мы совершали короткие вылазки на этот гравий. Вечером в нем всегда скапливалось несколько выпавших медяков и копеек, на каждый из которых можно было купить в автомате стакан вкусной шипучей воды. Суперпризом была серебряная копейка — они часто использовали ее вместо копейки, когда звонили по телефону, и иногда роняли ее. Однажды мой друг в порыве храбрости поднял там большой плоский камень и нашел под ним молотком монету 1927 года достоинством 25 копеек, подозреваю, что она была из настоящего серебра. Вскоре после того, как я показал эту монету старшим детям во дворе, пространство вокруг телефонных будок стало выглядеть так, будто по нему проехал бульдозер. Отверстие из сада тут же затыкали досками и засыпали ими наши серебряные рудники.

Я рассказал об этом вскользь, чтобы будущие поколения поняли значение советской копейки для семилетнего ребенка. Однажды к нам пришел демобилизационный офицер, дал скомканный рубль и попросил сходить на квартиру и спросить, живет ли там еще девочка Света. Любой здравомыслящий родитель на такое предложение представит себе кучку маньяков. А потом — думаю, солдат просто не захотел рисковать десяткой с цветами, конфетами и шампанским.

Мы встали и позвонили. Дверь открыла симпатичная девушка Света в коротком пеньюаре. Для нас ее ноги вознеслись к небесам. Девушка сразу вошла в положение и попросила подробно описать приметы солдата.

Она рассказала мне здесь о том, как во времена борьбы с трезвостью. простите, с алкоголизмом люди смогли достать алкоголь.

Все произошло на одном из предприятий Киева. Технически спирт для протирания оборудования пить безбожно. Чтобы сохранить его и не допустить пьянства при работе на спиртовке, стали добавлять бензин. Отравиться — не отравятся, но пить, когда бензин воняет, противно. В течение недели люди, которые вели себя тогда прилично, вспоминали физику — алкоголь тяжелее бензина. Они сделали блок — трубу, украденную с одной стороны. Вечером разлили спирт, ночь отстояли, утром подожгли. Пока пламя оранжевое — бензин горит, как только посинеет, — они кладут трубку. Но и власти не лопнули. Они начали добавлять в спирт синие чернила. Кто готов идти с Голубым Шакалом? Люди не пили две недели, пока не пришли к командиру из дружественной республики. Сразу возникает вопрос — что пить? Говорят, мол, есть синька, если можешь — пей.

Нет проблем. Они отправили раму за луком, срезали лук, бросили его в спирт, через 10 минут все чернила были проглочены.

Наконец, когда с алкоголем стало совсем туго, люди стали получать его из клея. Дайте им ведро клея BF, кажется. Технология была проста — они наливали туда чашку воды и начинали мешать палочкой, а позже присоединяли специальный шпатель в сверлильной машине — процесс был автоматизирован. Через несколько минут весь клей скатывается на палочку (плечо), а мутный спирт остается на дне. Слева, однако.

К врачу.

— Я вижу по цвету вашего лица, что вы злоупотребляете.

— Нет, я не употребляю зло, только водку.

— Я хочу выпить, а не пить!

— Таким образом, вода составляет 60%.

— Вы можете выдыхать алкоголь.

Два еврея разговаривают:

— Иза, я что-то не понимаю, мы с тобой в свое время начинали бизнес, в свое время открывали водочные заводы, в свое время выпускали водку с их фамилией в качестве названия на этикетке. Те водки очень хорошо принимаются, а мои сидят на полках и пылятся. В чем секрет?

— А как ваша фамилия?

— Ну, видите ли, у меня есть имя флагмана!

Из объяснительной офицера: Ехал в автобусе, было жарко, вышел купить минеральной воды, не было, купил две бутылки водки.

Что такое эффект плацебо? Это когда ты месяц пьешь водку, давишься пельменями, а потом напиваешься пельменями.

Русская джакузи — за полчаса до принятия ванны возьмите рюмку водки и кастрюлю жирного гороха!

Объяснение закона Архимеда: На тело, нагруженное водкой, сила выталкивает из беды.

Дополнение к уточненному закону Архимеда: На тело, перегруженное водкой, утром действует поворотная сила.

У нас в 10 классе был семинар по оказанию первой помощи. С чем девочкам очень повезло, а на что уходили эти два часа в неделю у мальчиков, я не помню, да это и не важно.

Его проводил очень колоритный «мощный старик», который во время войны был врачом. А его любимым предметом была анестезия в полевых условиях. Необходимо было ответить на эту тему строго по правилам игры. Алгоритм, видимо, был такой — в начале вы говорите об общей анестезии, потом начинаются «дополнительные вопросы» ::

— А если у вас нет препаратов для общей анестезии?

— Затем необходимо сделать инъекцию местной анестезии.

— А если у вас нет лекарств для инъекций?

«Тогда выпейте обезболивающие таблетки».

(С видом триумфа) — но ведь у тебя даже нет таблеток, верно?

— Затем нужно вылить на пациента стакан спирта.

В этот момент он сверкнул счастливой улыбкой и поставил 5.

Проблема отсутствия трещинной рыбалки может быть решена тремя способами:

1. Изменить волчок

2. Изменить местоположение

3. Немедленно начать пить водку

Экспериментальным путем он смог убедиться, что каждая вторая бутылка водки была поддельной. Выпьешь одну — утром еще терпимо, но стоит допить вторую, как сразу чувствуешь — отравился.

Он был настолько осторожным и предусмотрительным человеком, что даже ходил на работу и работал грузчиком на ликеро-водочном заводе, на всякий случай прихватив с собой чек с него.

— Я не мог заснуть, даже если выпивал на ночь стакан водки.

— Надуть, обнюхать. Через месяц вы точно прочухаетесь!

— Я так люблю его, потому что он готов ко всему!

— Так женись, дурак!

— Кому? За водку?!

Ненужная бутылка водки сродни высшему образованию — когда-нибудь она обязательно пригодится.

Самолет летит. В салон входит встревоженная стюардесса и спрашивает: — Граждане пассажиры! Если у вас есть алкоголь, срочно передайте его второму пилоту. Наше топливо на исходе. Коньяк, водка и т.д. Их пронесли в кабину пилотов. Кабина закрылась и погрузилась в тишину. Через час дверь в каюту открылась, и абсолютно пьяный командир экипажа громко объявил: а сейчас силами нашего экипажа будет дан небольшой концерт.

Выпив стакан водки, рыбак забросил удочку. Полностью заброшен.

Доширак — достойная закуска.

Инфляция, это когда бутылка за сто рублей. Через год — чек, еще через год — стакан. Так давайте же выпьем за то, чтобы время остановилось!

Однажды в толстом журнале я прочитал роман о гражданской войне на Дальнем Востоке. Там, в частности, было описание жизни Хамалов в морском порту. Они жили по ночам, спали по несколько десятков человек на одной кровати в большой комнате. И среди них были три русских персонажа. Они работали вдесятером (приводятся их подвиги, как один из них поднял груз, который десяток других хамалов не мог сдвинуть, а это были кованые мужчины, в силе) и были не дураки поесть. И пить тоже — сейчас я просто расскажу вам, как они пили.

Они принесли поднос с сырым фаршем и 4 кварты водки в ночь подноса (кварта — это примерно 3 кварты). Для жертв экзамена — это означает 4 литра водки на человека. Они сидели в центре комнаты за столом, все остальные местные жители спрятались в щели. У них был один стакан и одна ложка на троих. Они пили молча и торжественно, в абсолютной тишине. Со своей стороны, все они налили по полному стакану водки, выпили и закусили ложкой сырого фарша. Затем он передал стакан и ложку другому. И так в течение двух часов они пили и закусывали, пока все не закончили. Он в последний раз облизал ложку, положил ее на стол и на мгновение замолчал. Я смотрел вокруг налитыми кровью глазами. Мысль. Ну, не связывайтесь с ближним боем, чтобы отпустить! И ударил одного из своих собутыльников. Он. Третий, конечно, не отстает. Они некоторое время боролись друг с другом, отводили душу. Затем, несмотря на это, остальные местные жители начали расходиться. Но те, кто выжил, быстро спрятались. Герои вышли на улицы — и отправились громить город. Все. И бить, что характерно.

По-русски это называется — выпить.

Одна моя знакомая, которой дочь позвонила в 11-12 лет и сообщила, что при попытке поучаствовать в кулинарном искусстве обожгла палец, который теперь сильно болит. Мама в недоумении приглашает ее на минутку к папе, который является врачом, чтобы обсудить этот вопрос.

Дочь отвечает, что она спит. Мама говорит:

— Ну, так разбудите его!

«Но он ничего не будит», — отвечает его дочь!

Высказав несколько нелестных эпитетов в адрес мужа, мать созвала военный совет, на котором было решено обработать палец спиртом. Но за неимением такого дома, было решено обойтись водкой. Девушке сказали взять с серванта бутылку водки, открыть ее, налить немного в стакан и окунуть в него палец.

На следующий день все долго смеялись, когда она в лицо рассказывала о впечатлениях своего разбуженного мужа. Представьте себе: вы просыпаетесь, заходите на кухню и видите, что ваша дочь сидит со слезами на глазах, а перед ней стоит открытая бутылка водки и наполовину полный стакан.

ЖУРНАЛИЗМ, НАУКА И РЕЛИГИЯ Одесский журналист и социолог Владимир Брудный вспоминает.

Мой первый фельетон также был связан с темой религии. Его история такова. В начале 1960-х годов я работал ответственным секретарем комсомольской газеты. Обычно я приходил в редакцию на двенадцать часов. Но он сидел на работе, пока бумага не вспыхивала, пока я ее не читал, не подписывал, а иногда уходил через одну-две ночи. И вот сижу я как-то вечером в редакции, вдруг звонок из городского отдела милиции: — Владимир Исаакович, зайдите, есть интересный факт. Ну, я приехал на Преображенскую. И тут выяснилось: один из монахов, служивших в монастыре на 16-й станции Большого Фонтана, отличился. Вечером он пошел в ближайшую аптеку, попросил чашку. Конечно, они дали ему, потому что подумали: священник хочет выпить лекарство. И он достал из складок расового пол-литра, налил стакан и постепенно выпил эту водку на глазах у других посетителей аптеки. А вокруг старушки они вызвали воинов и привезли священника в полицейский участок. И вот полиция попросила меня поговорить с ним. Я спрашиваю: — Отец, что случилось? И он говорит, что старец пришел в монастырь. Таким людям — почет и уважение. И этот старец пришел с мальчиком и жил с ним. И вот монах не выдержал: пошел и выпил от горя. Так появился мой первый фельетон «Дяк в доме», который, как оказалось, вызвал гнев самого патриарха. И мне пришлось встретиться с руководством церкви и показать другие материалы. А потом они пошли на примирение. И еще одна интересная история связана у меня с религией. Когда по всей стране стали создавать молодежные клубы (кстати, он родился в нашей редакции), один из таких клубов был создан физиками-ядерщиками из московского института имени Карчатова. Поэтому они решили провести спор в Ассамблее института на тему «О вечности и бесконечности света, о начале и конце». И они пригласили принять участие в этом диспуте слушателей Загорской духовной академии. А поскольку я был членом соответствующей комиссии ЦК ВЛКСМ, меня пригласили на этот диспут. Прибыли преподаватели и отличники из Духовной академии, все высокие, интеллигентные, с хорошо поставленной речью. Первое слово было предоставлено гостям. Через пять минут в зале наступила тишина. Физики-материалисты были крайне удивлены, кем и почему с трибуны была представлена религиозная теория происхождения Вселенной. Затем слово берет физик и начинает на меловой доске писать формулы для доказательств вечности и бесконечности. Через пять минут появляется легкое недоумение, но теперь уже с другой стороны. Одним словом, в комнате стоит гнетущая тишина. В этот момент поднимается преподаватель Теологической академии и обращается к залу: «Я прошу всех присутствующих: «Закройте глаза, и сейчас я попытаюсь представить себе вечность и бесконечность. Затем физик вдруг встает и говорит: — Попробуйте представить себе начало и конец! И вот, посмеявшись, расстались.

Рецепт. Как приготовить вкусный напиток из кактуса в домашних условиях. Пункт 1. Налейте почти полный стакан водки. Пункт 2. Выкопайте кактус из горшка. Аккуратно ножницами удалите все колючки и корни. Пункт 3. Возьмите кактус в руку, сожмите его и выдавите всю образовавшуюся жидкость в стакан. Пункт 4. Тщательно перемешайте содержимое стакана. Пункт 5. Вкусный напиток готов. Выпить сразу же большими глотками. Примечание. Если у вас дома нет кактуса, то пункты 2, 3, 4 можно исключить.

История Карчатовского института. 70-е годы. Для определенной установки в подвале одного из зданий требуется непрерывная подача алкоголя. Из-за нехватки места резервуар пришлось разместить по умолчанию в корпусе. Соответственно, спиртопровод (подумайте о звуке, да?) проходил под потолком одной из лабораторий. Естественно, труба была огорожена, но когда я пришел в эту лабораторию, сложный отвод с краном, регулярно функционировал в течение нескольких лет.

История Курчатовского института. 95-й год. Полный беспорядок, стаи теперь уже дружелюбных китайцев забредают в секретные лаборатории. Главное в них — пожилая манетка (это правильное название коренного населения, а не то, что некоторые думают) с таким морщинистым лицом, что и сравнить не с чем, не то что сказать, эталон морщинистости. Он доводит это до своих орлов в квадратной форме, они с умным видом что-то пишут в блокнотах. И вот толпа заполняет нашу лабораторию, волнение начинает что-то излучать, морщинистый переводит, не забывая кричать своей ораве. Наконец, цирк заканчивается, морщинистый выталкивает свою ораву в коридор, мы с полным облегчением вздохнули и здесь.

Этот старый Ляо неожиданно недвусмысленно тычет пальцем сначала в ремесло, потом в нашего ключника Толича и без тени акцента командует «Наливай!». Толич мелким движением выхватывает из кармана своего белоснежного халата кружку, наливает туда 100 грамм, Ханнети мгновенно принимает емкость и опустошает половину пустоты. Две секунды на все. Ляо снова бросает босса и выходит за дверь к своему стаду. Смотрит, потрясенный: — Наша школа!

И кстати, Ляо, как выяснилось, действительно учился в Юнионе в 50-х годах. Тогда он сидел под началом Мао, а сейчас отвечает за исследования. И с тех пор у нас есть любимый тост — ну, за нашу школу!

— Алкоголь в небольших дозах безвреден в любом количестве.

— Алкоголь следует принимать в том виде, в котором он есть

— Асфальт поднялся и ударил по лицу. Мне пришлось спать стоя.

— Ах, как он был пьян, не то что мы.

— Без сомнения, величайшим изобретением в истории человечества является пиво. Да, я согласен с вами, что колесо — тоже удивительное изобретение, но колесо не идет, как пицца, как пиво (Дэйв Барри).

— Будьте осторожны! Неправильное причитание может привести к бу-бу-бу!

— Быстро выпитый стакан не считается пролитием

— Умеренно выпитая водка хороша в любом количестве.

— В жизни всегда есть место!

— В России самая твердая валюта — ликвидная.

— Внимание! В компании пива «Толстяк» остается незамеченным!

— Водка «Буратино» — Почувствуй себя елкой!

От улыбки станет всем тепло, и слону, и даже маленькой улитке. Поделитесь своей улыбкой перед тем, как съесть стакан черники.

Правильно воспитанный сын в старости принесет не стакан воды, а стакан темного нефильтрованного

Митрополит объезжает свои приходы. Везде их встречают хлебом и солью, первым делом на столе. — Отец, о Отец, что ты будешь пить, вино или водку? Отец, громовым басом, напрягаясь: — и пиво, сынок и пиво!

*** Старик поймал золотую рыбку. А она ему: — Отпусти меня, старче, я исполню три твоих желания! И старик загадал такие желания: — Я хочу, чтобы деньги были видимо-невидимо. Я хочу, чтобы все напитки (водка, вино, пиво) были не меньше, а также хочу закончить одновременно с женой. «Да будет так», — сказала рыба, и старик опустил ее обратно в Синее море.

На следующее утро жестокий старик снова закидывает сеть, пытаясь поймать рыбу. Наконец-то я его поймал. — Что вам еще нужно? — спрашивает рыба. — Отмените мое последнее желание!» — требует старик. — Почему? — Поднимайтесь и все! — Но почему. — Да, черт возьми, у меня такая радость — я вчера стоял, пиво пил. Я чувствую — я заканчиваю!

*** Гпузин в педорастическом порядке: — Лайл, верно? Адын Шяшлик, Адын Асетын, так? Адын стакан с едой, да? Однажды был заказ, осетрина на разлив и рюмка коньяка. Гпузин возмутился: — Слюни, да?! Хет Каньяк. Чашка еды, панем, да? Официантка унесла коньяк и рюмку водки. — Ай, вай, вай! Смотреть на водку? Панем, ты ешь, а! Официантка поставила водку и протянула счетчику, маленькому, с раллийными бицепсами. Тот кмуу и осуждающе произнес, — Что, Кацо, ты лииш? Где вы видели стакан в стакане? Вам нужно меньше пить. — Ай, вай, вай! Он панк, да? Есть водка — «Лай Гласс», верно? Пиво — это же пиво, да? Кто? «Оказывается, EPSH», — сказал подчиненный. — Вау, вау! ЭФШ — Блядь, да? *** Три стадии развития мужчины: 1. 2. Вино, кино и домино. 3. Кефир, Клистир и тепло.

*** Католический пастор приходит к парикмахеру. Он подталкивает его, пастор спрашивает: — Сколько с меня? «Вовсе нет, ваше почтение, я не беру денег с католических пасторов за стрижку», — отвечает парикмахер. Приятно удивленный, пастор уходит на пенсию. На следующий день приходит цирюльник и видит под дверью цирюльни двенадцать бутылок лучшего монастырского вина. Через несколько дней к парикмахеру приходит православный Папа Римский. Порежьте парикмахера и его. Папа спрашивает: — Сколько я должен тебе, дорогой, за стрижку? — Да, совсем нет, отец. Православные священники с постригом бесплатно. И священник тоже ушел, пораженный самоотверженностью парикмахера. На следующее утро парикмахер обнаружил на двери своей цирюльни двенадцать бутылок водки. Через несколько дней он приходит к раввину цирюльника. Он подтолкнул своего парикмахера, и раввин спрашивает: — Сколько вы платите? — Да, вовсе нет, дорогой Ребе. Мы стрижем раввинов бесплатно. Раввин, обрадованный таким поворотом событий, ушел. На следующее утро парикмахер нашел двенадцать человек у дверей своей цирюльни. Раввины.

Мама — ученица ученика: — Как ты думаешь, если пить водку с пивом, не узнают, что ты курил?

В школе учительница назвала папу Вавжином. — Ваш сын ведет себя хорошо: курит, пьет пиво, раздражает девушек. В нашем лицее это недопустимо, здесь учатся достойные дети и работают учителя высшей категории. — Может быть, каким-то образом я смогу загладить вину моего сына. Скоро 8 марта. Я принесу тебе кое-что. — Водка, гундосые собаки и сигареты для всего учителя!

Крестьянин сидит в баре и нещадно хлещет водку. Он просто пьет и пьет. И вот, когда он уже прилично пьян, он зовет бармена и говорит: — Пива мне! Бартен (с сомнением): — Пива после водки? — Не после водки, а перед вином!

Два друга в магазине: — Итак, мы покупаем бутылку пива, восемь бутылок вина, десять водки, восемнадцать — коньяка и… Вы так думаете? — Я так пью.

— Здравствуйте, что вы можете посоветовать из коктейлей сегодня? — Сегодня наш коктейль дня — «Максимум три»! — Ну, посмотрите. Мы пьем бокал вина. Второй. Максимум три и вылить в кастрюлю. Затем берем один бокал пива. второй. Максимум три и налейте туда. Затем берем большую пинту водки. Вторую. Максимум три, лежат в горшке. Наконец, берем один бокал коньяка, второй. Максимум третий, заливаем, все немного подогреваем. Затем выпиваем один стакан коктейля. два. Ну, максимум три. Затем мы встаем и делаем шаг, два, ну, максимум три…

Три в одном. Путин, Путинна, посмотрите на результаты выборов — нет, они врут где-то на сорок процентов! 2. Хорошая новость для избирателей: по состоянию на март оплот водки «Путинка» составляет 64%. Братья, братья. 3. Ремонтная промышленность представляет три новых напитка: водка «Путинка» -64%, фруктовые и южные вина — 17%, олигархическое, элитное пиво — почти 8%(!), «Искра» прямо на носу — около 6% и «Глорингон» для лечебных целей — почти безалкогольный.

Доверили посадить американца в самолет. В нашей компании (не буду говорить кто) он был видным специалистом, работающим в России с начала девяностых, приезжающим вахтовым методом раз в полгода, год. После прибытия в аэропорт он выразил готовность успеть на рейс, показав хорошее знание основ русского языка, что говорило о его неадекватном состоянии. До регистрации еще оставалось время, и мы зашли в один из ресторанов аэропорта. «Я обычно сплю только на Франкфурте, — неожиданно начал американец, сжимая стакан с виски, — там пересадка, а на Кеннеди я не сплю». Там перелет, океан, я думаю о России, о великой, великой России. (ЕК, тебя привезли, это свидетельствует о русском патриотизме и алкоголизме, как ни странно в России.)- ниже, в скобках, мои невысказанные мысли американцу. — Когда я впервые приехал сюда, меня встречала и сопровождала вооруженная охрана (без «вооруженной охраны», которой они окружили меня в какой-то момент в начале девяностых, меня бы раздели в аэропорту). В номере гостиницы всю ночь стояла проститутка. (Наверное, все-таки разные проститутки, «Интердер» — прозвище валютных проституток в девяностые) Во всем городе не было еды, купить ничего нельзя (в городе в начале девяностых не было приличных ресторанов и магазинов) , за любым товаром ходили на ужасный базар. (Наверное, на наш рынок ходили, за зубной пастой и туалетной бумагой, это уже было довольно неприятное место, тут я с ним согласен). У людей на улицах суровые лица. Никакой улыбки. (А почему я должен улыбаться в начале девяностых? Добрался до дома, на приборной панели не родился и рад, по дороге домой мигал и не раз.) На работу раньше попал в Бразилию, Венесуэлу, там партизанщина, самба, самба, сигара. (Чего там только нет, Звиняй, дорогой недавний русский русский патриот) — домой теперь не хочу. Мой сосед потеряет дом, долг перед банком. Соседний район, вечером не погулять. (Вероятно, криминальная обстановка в его районе сложная, гулять вечером трудно) Везде черные, латиносы, черные, черные, черные, черные… негры долго повторяли с удовольствием. Либо он помнил всех черных в квартале, либо радовался безнаказанности, которая не была обеспечена. Потом он резко закончил: — Телевизор, президент — негр. (Я хотел сказать телевизор, президент, Путин) Америка задумалась и вдруг пустила слезу, как русский человек, который вспомнил жену и маленьких детей, ждущих его на родине и продолжил: — вчера в ресторане, чтобы поехать в гостиницу, как он по-русски, — — бомбили. Он дал двум девушкам (знойные дамы нашей компании под пятьдесят)) так бомбардировать, чтобы показать способы. Чтобы сидеть, человек должен сидеть слева. Весь путь — это смех. Я тронул девушку за колено, я был пьян, мне было весело, потом девушка поцеловала меня в щеку, в посох! (Леле, Лехер!) — Если ты сейчас пойдешь домой, то в моем квартале будет негр, негр… — Полное удовольствие от слова негр, я потянулся, чтобы помахать рукой. — Твоя девочка потом устроит мне сексуальную трёпку на корте? Неожиданно закончили с черными. Виски вытекло у меня из носа. Он отрицательно мотнул головой. Он продолжил. — Так, где же свобода? Где свободы американцев? Мы — ресторанная улица, пьем водку, стремена, темя, коллекция. Мы его сразу после ресторана в машину до бомбежки не грузили, но, как принято у культурных людей, налили на дорожку, перемешали, на посошок и т.д. и т.п. — Америка водка невозможная. Полиция, штраф, — его лицо было мокрым от слез, — или это я? — Люблю Россию, люблю свободы. В Америке нет свободы. Есть — ниггер, ниггер,

Доверили посадить американца в самолет. В нашей компании (не буду говорить кто) он был видным специалистом, работающим в России с начала девяностых, приезжающим вахтовым методом раз в полгода, год. После прибытия в аэропорт он выразил готовность успеть на рейс, показав хорошее знание основ русского языка, что говорило о его неадекватном состоянии. До регистрации еще оставалось время, и мы зашли в один из ресторанов аэропорта. «Я обычно сплю только на Франкфурте, — неожиданно начал американец, сжимая стакан с виски, — там пересадка, а на Кеннеди я не сплю». Там перелет, океан, я думаю о России, о великой, великой России. (ЕК, тебя привезли, это свидетельствует о русском патриотизме и алкоголизме, как ни странно в России.)- ниже, в скобках, мои невысказанные мысли американцу. — Когда я впервые приехал сюда, меня встречала и сопровождала вооруженная охрана (без «вооруженной охраны», которой они окружили меня в какой-то момент в начале девяностых, меня бы раздели в аэропорту). В номере гостиницы всю ночь стояла проститутка. (Наверное, все-таки разные проститутки, «Интердер» — прозвище валютных проституток в девяностые) Во всем городе не было еды, купить ничего нельзя (в городе в начале девяностых не было приличных ресторанов и магазинов) , за любым товаром ходили на ужасный базар. (Наверное, на наш рынок ходили, за зубной пастой и туалетной бумагой, это уже было довольно неприятное место, тут я с ним согласен). У людей на улицах суровые лица. Никакой улыбки. (А почему я должен улыбаться в начале девяностых? Добрался до дома, на приборной панели не родился и рад, по дороге домой мигал и не раз.) На работу раньше попал в Бразилию, Венесуэлу, там партизанщина, самба, самба, сигара. (Чего там только нет, Звиняй, дорогой недавний русский русский патриот) — домой теперь не хочу. Мой сосед потеряет дом, долг перед банком. Соседний район, вечером не погулять. (Вероятно, криминальная обстановка в его районе сложная, гулять вечером трудно) Везде черные, латиносы, черные, черные, черные, черные… негры долго повторяли с удовольствием. Либо он помнил всех черных в квартале, либо радовался безнаказанности, которая не была обеспечена. Потом он резко закончил: — Телевизор, президент — негр. (Я хотел сказать телевизор, президент, Путин) Америка задумалась и вдруг пустила слезу, как русский человек, который вспомнил жену и маленьких детей, ждущих его на родине и продолжил: — вчера в ресторане, чтобы поехать в гостиницу, как он по-русски, — — бомбили. Он дал двум девушкам (знойные дамы нашей компании под пятьдесят)) так бомбардировать, чтобы показать способы. Чтобы сидеть, человек должен сидеть слева. Весь путь — это смех. Я тронул девушку за колено, я был пьян, мне было весело, потом девушка поцеловала меня в щеку, в посох! (Леле, Лехер!) — Если ты сейчас пойдешь домой, то в моем квартале будет негр, негр… — Полное удовольствие от слова негр, я потянулся, чтобы помахать рукой. — Твоя девочка потом устроит мне сексуальную трёпку на корте? Неожиданно закончили с черными. Виски вытекло у меня из носа. Он отрицательно мотнул головой. Он продолжил. — Так, где же свобода? Где свободы американцев? Мы — ресторанная улица, пьем водку, стремена, темя, коллекция. Мы его сразу после ресторана в машину до бомбежки не грузили, но, как принято у культурных людей, налили на дорожку, перемешали, на посошок и т.д. и т.п. — Америка водка невозможная. Полиция, штраф, — его лицо было мокрым от слез, — или это я? — Люблю Россию, люблю свободы. В Америке нет свободы. Есть — ниггер, ниггер,

Ниггер… (я подумал, что должен был напомнить ему о президенте, но не стал). После того, как он закончил перечислять всех чернокожих, которых он знал, и не дойдя до президента, он на чистом русском языке махнул стаканом с виски и снова, расфокусировав глаза на русском, забулькал по столу. Я сам чувствовал себя негром на жарких плантациях Юга. Положив тело американца на одно плечо, а свой багаж на другое, я пошел к стойке регистрации, насвистывая негритянскую песню, которую помнил со школы.

Я прочитал это на одном из популярных сайтов Алушты.

Английский язык на Евро. Донецк. Врачи из отделения реанимации больницы в Калинине рассказали историю, воспроизвожу ее по памяти. В больницу поступил пациент скорой помощи — молодой англичанин с диким отравлением. Пылкий молодой человек все время пытался впасть в глубокую кому, но наши врачи не дали его соотечественнику Джону Хьюзу умереть от обжорства в городе, созданном непосредственно Хьюзом. Они вернули мальчика в четвертьфинал буквально за три шага до света в конце тоннеля. Англичанин пришел в себя, огляделся и, не увидев Святого Петра, непристойно зарычал. Оказалось, что подросток зашел в супермаркет и — трах его. — сошел с ума. Он никогда не видел такого изобилия алкоголя по цене 5-10 евро. Он также никогда не видел так много красной икры, которая запрещена в королевстве как продукт питания. А потом — полетели, если у него были деньги… А у него были — 70 фунтов в эквиваленте браслета. Он полетел. Купив 5 бутылок «маленькой белой» и 1 кг красной икры, англичанин устроил себе праздник в честь английского футбола. И ел он тоже по-английски: выпил рюмку водки и … запил ее стаканом красной икры. Затем цикл повторялся. На пятой бутылке и четвертой банке икры начал протекать желудочно-кишечный тракт. Врачи из Донецка в образе архангела Гавриила вернули беднягу на бренную землю. Недолго. Через день скорая помощь привезла мальчика обратно. С одинаковыми вывесками и запахом водки-карицы со всех сторон. Потеряв сознание, англичанин вежливо поприветствовал знакомых реаниматоров и вошел в нирвану. Его вытащили с трудом; он уже успел увидеть Будду и его поющих слонов. Вылив на англичанина ведро клизмы, врачи посоветовали ему хотя бы перейти на дробное питание — не мешать килограмм белка с литрами алкоголя. Англосаксы понимали все. Реализовано. Через день он снова прибыл в больницу как принц — в машине скорой помощи, в окружении пажей в белых халатах. По его словам, прежде чем начать новую жизнь, он решил должным образом отметить конец старой. Реанимационная бригада завывала во всю мощь своих легких. Особенно когда англичанин сказал врачу: «Привет, Саша!» и икнул. На юбилей, третий за неделю, промывание желудка приехали смотреть даже из морга. Всех особенно позабавило желание проснувшегося англичанина узнать, как перевести деньги на лечение в больницу. Узнав, что у нас есть бесплатная медицина, англичанин в четвертый раз попытался впасть в кому. Обоснованные … ©

Вчера я летел на самолете из Нью-Йорка в Лос-Анджелес. Когда я вошел в самолет и подошел к своему месту 20F, которое было указано в билете, там уже кто-то сидел. Молодой парень, лет 25 (оказалось, что ему 32), симпатичный гопник с кучей татуировок. На мое «Эй, это мое место», я получил в ответ «Я пошел на член». Я сидел рядом с ним «выбывшим». Он натянул капюшон куртки на голову и повернулся к окну. Через несколько минут вошла молодая японская пара. Мой муж занял место рядом со мной, ближе к проходу, а его жена — место позади меня. Она попросила меня поменяться с ней местами, чтобы они могли сидеть вместе, и я с радостью согласился. Примерно через час после взлета японская пара встала и поменяла места так, что муж теперь сидел ближе к человеку в капюшоне, а жена — ближе к проходу. Человек в капюшоне хочет встать, он идет в конец самолета, стоит там и смотрит на борт самолета около 10 минут. Стюардесса заставляет его. Он возвращается и садится, японская пара прижимается друг к другу. Он начинает листать журнал, лежащий на сиденье впереди, и облизывает страницы. Затем он начинает класть обещанные мокрые страницы между сиденьями впереди, его жена зовет стюардессу, и та просит его остановиться. Он снова хочет встать, на этот раз идет к передней части самолета. Это немного беспокоит, и я говорю стюардессам, что он ведет себя странно и теперь болтается возле кабины пилотов и у аварийной двери. Я смотрю вперед из самолета и вижу, что между ним и женщиной, которая вышла из туалета, что-то происходит. Он возвращается, но останавливается на середине. Он просто стоит в проходе и смотрит на какого-то парня, сидящего на сиденье, как бы измеряя его взглядом перед боем. Японская пара выглядит взволнованной. Я звоню стюардессе и спрашиваю, есть ли в самолете полицейский, который может сесть рядом с ним. Она говорит, что среди пассажиров есть один полицейский, который «не при исполнении» и не вооружен. Японская пара встает и уходит в конец самолета, все места заняты, и им негде сесть. «Не на службе», — говорит полицейский. Он садится рядом с парнем в капюшоне, и они обмениваются словами. Я сижу сзади и слышу, как чувак в капюшоне начинает много раз кричать копу «иди на хер». Он пытается встать, но полицейский не дает ему этого сделать. Еще больше «пошел в разнос». Чувак в балахоне стреляет в пластиковый стаканчик с каким-то алкоголем, но промахивается, и стакан попадает на передние сиденья. Стюардесса подходит и пытается успокоить чувака. Она спрашивает, не хочет ли кто-нибудь сесть рядом с ним, так как японская пара отказывается сидеть рядом. Я несколько раз менялся местами с японцами и согласен. Рядом с проходом сидит полицейский. Я сажусь и говорю: «Давай поговорим», чувак в балахоне, который представился Марко, говорит копу: «Я знаю, что он тоже коп», потом смотрит на меня и скрежещет зубами: «Ты коп». «Сколько вы знаете полицейских, которые говорят с британским акцентом», — отвечаю я. «Так ты гребаный охранник», — говорит он мне. «Я не охранник, сейчас мы поговорим о кино, ты ведь любишь кино?». Ужас выводит из него алкоголь. — Вы смотрите фильмы? -Но ты ходишь в кино? -Этот хрен, иногда ты что-то пишешь? -Я на члене. Да, где ты вырос, гребаный солдат морской пехоты, не еби мне мозги, я тебя убью, лучше скажи, что ты написал — Я вчера написал рассказ, проникновенно, Марко, И о чем он?

-Для пилота японского камикадзе, который перед тем, как взорваться, видит в памяти своих детей и мою жену, мне на самом деле не нравится, куда идет этот разговор, учитывая, что мы сидим в 20 креслах от кабины пилота. — Где вы выросли? -В Нью-Йорке, на восточной стороне Найдни. Мне вкололи героин. Убил моего отца за то, что он был плохим парнем. Но теперь мой отец умер. Сейчас я живу в Куине. Я пошел в армию, чтобы завязать с наркотиками. Он достает из кармана банку с маленькими зелеными таблетками, проглатывает несколько таблеток, бросает самолет, и несколько таблеток разлетаются по салону. -ЯЕ Когда вы пишете об армии? -Я на члене, я не хочу об этом говорить, я видел то, что никто не должен видеть. Я не могу об этом писать. Я говорю ему, что работаю в Голливуде, снимаюсь в кино, он отвечает, что летит в Лос-Анджелес сниматься в рекламе. Я поворачиваюсь к полицейскому и говорю, что могу поговорить с ним несколько часов, пока мы не улетим в Лос-Анджелес. «Вы опоздали, — говорит он, — мы приземлились в Денвере, чтобы снять его с самолета». -Давай, брат, я хочу, чтобы ты прочитал то, что я написал, ты можешь сделать из этого фильм, конечно, дай мне свою I-ma. -Я хочу дать вам кое-что еще. Он дает мне икону, на которой написано «останься». По интеркому капитан объявляет, что у нас на борту небольшая проблема, и мы приземлимся в Денвере, чтобы устранить ее. Марко ничего не слушает, он рассказывает мне о своих татуировках. Он показывает мне татуировку Мадонны на руке и говорит, что ему вкололи героин в ее глазах. Затем он поднимает свою футболку и показывает татуировку черепа на груди: «Видите этот шрам? Это был черный человек, который пытался воткнуть в меня нож Квинкса, но я вовремя поднял руку и защитился, у меня до сих пор шрам на руке. » Полицейский шепчет мне на ухо, и я говорю ему, что мы приземляемся в Лос-Анджелесе. -Мы летели быстро и теперь приземляемся в Лос-Анджелесе. -Бан, я хочу отдать тебе свой и-меил. «Эй, девушка впереди, — говорит он, — дайте мне бумагу». Я даю ему ручку, и он пишет свой адрес и еще какую-то записку, пока еще давится несколькими зелеными таблетками. «Не забывай меня», — говорит он. «Я не забуду, обещаю», — отвечаю я. «Ты меня забудешь», — говорит он и якобы игриво, довольно сильно бьет меня по ребрам. Потом он смеется, бьет кулаком по моей ноге, что тоже довольно больно. «Не забывай меня», — повторяет он. Самолет быстро снижается, полицейский шепчет мне, чтобы я сходил в туалет, пока мы идем по взлетной полосе. Полиция не обязана подниматься на борт и арестовывать его. Марко повторяет все «Не забудь меня», когда мы приземляемся. «Как я ненавижу Лос-Анджелес», — говорит он, пока мы идем по подиуму. «Мне нужно в туалет», — отвечаю я и встаю. Стюардесса просит пассажиров занять свои места, через несколько минут заходит полиция. Марко встает. Они надели на него наручники и вывели из самолета. В самолете полная тишина. Ко мне подходят 2 стюардессы и благодарят меня. Через 20 минут полицейский входит в самолет и просит меня следовать за ним. Женщина, которую Марко поцарапал возле туалета, заполняет какую-то анкету. «Он был часто летающим и схватил меня за задницу, — говорит она, — я беременна и пишу на него заявление». Полицейский хочет, чтобы я тоже написала на него заявление. Я сажусь и пишу отчет о том, что я работаю с разными актерами и работаю с ними хуже. В задней части самолета 6 полицейских ведут/привлекают кого-то. Это Марко.

но теперь на его голове маска, как у каннибала Лектера. Они разворачиваются и сажают его в полицейскую машину. Марко сопротивляется. «Он плюнул на нас», — говорит один из полицейских, явно пытаясь оправдать маску. Теперь мне жаль Марко за то, что он оказал сопротивление полиции и сообщил о женщине, его посадят в тюрьму. Наконец мы снова взлетаем, события снова и снова прокручиваются в моей голове. В чем был смысл? Я понимаю, что все эти войны уродуют мозги наших детей, целое поколение отправляется домой неадекватным и ненормальным. Я нахожу одну из зеленых таблеток на полу, а женщина рядом со мной гуглит ее на своем телефоне. Это Клонезепам, серьезное лекарство от психоза. грустный Наерное он боялся летать и принимал таблетки от паники. Я открыла записку, которую он написал: «Мы все любим тех, кого ненавидим. Кровь. Страсть. Я родился в Квинсе. Мы все теряем надежду». Марко, я не забуду тебя, обещаю.

Мы были нашей маленькой дружеской корпорацией во Львове. Город в целом — это отдельный вопрос. Несмотря на то, что Львов также является украинским городом, он сильно отличается от других. Первая особенность — от Львова до Польши примерно в два раза дальше, чем от Киева до центрального украинского аэропорта в Борисполе. Как поляков во Львове — до черта, так и всех жителей Львова поляки на слух хоть немного, но понимают. Вторая особенность в том, что от Киева до Львова тебе чесать и чесать, а еще больше от Москвы, потому что по-русски местные, которые живут там и ездят куда-то отдыхать не чаще, чем раз в два года, говорят мало, поэтому и с трудом воспринимают на слух (ради бога, я сам проверял!).

Так вот, в процессе блужданий мы ввалились в толпу в кафе на главной улице (в пекле — метров сто). Мы, как честный Киев в общественном месте, общаемся на отличном русском языке, достаточно чисто и без мата (среди присутствующих — дамы). Подойдет шустрая официантка, молодая. В украинском языке, с западным акцентом и западным, лексиконом интересуются, что кому принести. Заказы типа кофе (с непременным вопросом «перенаправить? Это и после этого слова похихикать) отбиваются с большей или меньшей легкостью. Так вот, один из наших, А., решил заказать нечто подобное. Заказал золотую текилу Sauza. Вот он является официантке и говорит — «Sauza’s Gold». Она (после паузы Seoland): «Сальса сытная…» (имея в виду отсутствие жира, ну, что делать, заканчивает, запинаясь, ругать комаров). А. В Кигене. «Какой жир? Я прошу Gold of Sauza, в обычной порции, с солью и лимоном». Официантка подумала пять секунд, просветлела и убежала. Они принесли наш заказ, но не принесли заказ от … Его принесли позже. Потому что невозможно было нести это вместе со всем. Несли тарелку размером с незакаленную тарелку, на которую насыпали грамм 200 соли и нарезанный лимон. А. С важным видом вполне справедливо поинтересовался, зачем столько соли с лимоном. Официантка невинно заявила, что она «сделала заказ». OK. Не исчезай. Лимон отправился на столы, соль осталась лежать рядом. И они не принесли текилу. А. Снова подзывает того же официанта и требует текилу. Sauza Gold. В стопке. «В чарках?» (В стакане?) «Нет, в стопке, для водки из них пьют водку, сорок градусов. В котором была только одна порция текилы. Это было здесь. Она была здесь. Они схватили руку и спросили, что это такое. Что нам нужна стопка, просто стопка, нарисованная на листе бумаги в масштабе 1:1 и они попросили быстро, а также немного соли и дольку лимона (предыдущая ох как шла к заказанному коньяку). Официантка убежала. Ее не было около пяти минут.

А теперь кульминация. На подносе официантка гордо несла одинокий простой стейк, почти до верха наполненный солью, поверх которой аккуратно положила тонко нарезанную лимонную дольку, смочив злополучную соль лимонным соком. Он кладет его перед А. и убегает.

P.S.. Нет нужды говорить, что куча соли стала притчей. Кстати, текила все еще благополучно капала из стопки после того, как все бросились туда, а соль была из стопки Опана. И образ мыслей обслуживающего персонала в том кафе мне до сих пор не ясен.

S. WR. Он пришел к другу (М.). Мы должны были пообщаться. Он наливает чашку. С. взял. Руки дрожат — разбросаны. Комплект. М.: — Сколько вы пьете? С: — Неделя… М. держит его за руку — не дрожит. — Ш! 10 лет.

На кухне у меня есть подвесной шкаф со стеклянной дверцей и стеклянными полками. Вчера вечером я забрался внутрь, взял стакан, захлопнул дверь. Я чувствовал спиной, что что-то не так. Я оборачиваюсь и вижу, как, не знаю почему, стеклянная полка, на которой стояли чашки и стаканы, падает внутрь шкафа. Я смотрю на все это через стеклянную дверь, как через телевизор. Верхняя полка со всеми стаканами и кружками летит на такую же полку внизу. Естественно, все, что находится на нижней полке, разбивается вдребезги. Затем вся эта груда битого стекла с нажимом открывает дверь, и битое стекло летит вниз на столешницу, на которой также стоит посуда. В последнем кадре гора разбитых стаканов, кружек, сломанная полка и, вероятно, что-то еще со столешницы с ужасным звоном сыплется на пол. Я стою ошарашенный и думаю, сколько же счастья я, должно быть, закатываю 🙂

Я прочитал шутку про черную икру и подумал. Где-то в конце 70-х годов я ехал из Ленинграда в Москву. Утром соседи по купе — ну, очень изысканная пара — заканчивали завтрак, скорее напоминающий банкет. Обычно я вообще не завтракаю в поезде, но тут решил развлечься: заказал чашку чая, достал хлеб и баночку черной икры (перед отъездом купил ее на Невском примерно за 1 рубль — тогда еще не все знали об этой новинке) и начал есть прямо ложкой. Глаза «фантазии» заметно пухли.

— Ну, молодой человек, и какие проблемы вас мучают? — Да, я все время думаю о судьбе Родины, о судьбе России. Как ее народ может жить лучше. — И что именно вы придумали? — Мы должны производить пиво и водку не с ноль-пять, а с ноль-три. — Да, это неплохо. Что еще? — Мы должны что-то сделать с часовыми поясами. Что-то много их развелось, блин. — Хорошо. Есть другие идеи? — Я бы хотела, чтобы лето было всегда. Отменить зимнее время. — И это не плохо. И это все? — Нет, вы должны переименовать что-то во что-то. Как полиция для полиции. — Отлично! Ну что, это все? — Нет, по-прежнему очень важно перенести столицу из Москвы куда-нибудь в Волоколамск. — Хватит! Психиатр — военному комиссару: — Экспертиза показала, что призывник не симулирует — наоборот, настоящий психопат.

Утром муж жене: — Дорогая, сколько алкоголя ты выпила вчера на вечеринке в офисе? — Бутылка вина и бутылка водки, но этикетки изменены!

Пить водку — это тяжелый, неблагодарный, изнурительный труд без выходных и праздников. По-хорошему, для тех граждан, которые профессионально занимаются этим важным делом, существенно пополняющим бюджет страны, государство должно выдавать пиво по утрам, так как оно вредно

*** Женщина пьяному мужу в курилке: — Васенька, тебе надо купить новый миксер, вот тебе деньги. — Да Приходит через 5 часов, нет, в руках совершенно новое стекло. — А где миксер, Вася? — Дюк. Здесь. Он оставляет стакан, открывает бутылку водки, бутылку пива и одновременно наливает в стакан.

*** В магазине мужчина обращается к продавщице: — Здравствуйте, мне, пожалуйста, 3 канистры водки, 50 литров пива, 5 ящиков мартини и 30 упаковок презервативов. — Добро пожаловать. — Спасибо. — Что? — Возьми меня с собой!

*** На экзамене в институте: — Почему великий русский химик Д. И. Менделеев? — Он изобрел формулу водки. — Хорошо, но чем еще он знаменит? — Боже мой, неужели и ему первому пришла в голову идея смешать водку с пивом?

*** Приходит мужик домой и говорит матери-законнице: — Мать, гони пиво. — Ну вот, я к вам, на пиво? Да. — Мага уже близко, только первый эт третьего. Я дам тебе штуку, ты купишь пиво, твое! Мать — свекровь задумалась, что ж, деньги лишними не будут, ну и вульгарно. Сын — зять пьет пиво, снова к матери — зятю: — Мать — зять, гони ZA с водкой. — Вот еще, значит, я, ты, водка «За»? Да, никогда. — Мага уже близко, только первый эт третьего. Я тебе дам штуку, купишь водку — твоя! Ну, мать — в — закон снова думы, деньги не лишние и ушли. Тот, так и не допив водку, звонит матери-законнице и говорит: «Я тебе сейчас лоб лбом прикоснусь!». Свекровь возмущенно снова что-то кладет, чтобы крикнуть, но ее шаги успокаивает деверь. Ну, он знал, что треснуло, мать — вошедшая уговорила на кухне почитать деньги и вдруг позвонила. Мужик берет трубку, а жена его ехидно: — Ты пенсию на пенсии получал? Мужчина отвечает: «Да, я медленно иду вперед.

Каким-то образом Винни поймал золотую рыбку. Ну, она, конечно, «пусть, мол, исполнит три желания, как только вы их реализуете в моей голове«. Добрая Уинни, конечно же, отпустила рыбу и продолжила. Видит — мужчины сидят на скамейке, пьют пиво. «Пиво будет сейчас! Далее происходит знакомство с поросятами: «Здравствуй, Винни! О! Винни! А где ты взял пиво, я тоже хочу. О! Винни! И куда вы пошли? «

В школе ЦРУ есть класс русского языка. Учитель спрашивает. Агент тянет его за руку. — Сэр, скажите, пожалуйста, во фразе «люди, они не принесли пиво снова!

Мы изобрели компьютерное чтение и решили посмотреть, думают ли разные люди, выпивая. Англичанин выпивает стакан виски с содовой, появляется дом, камин, собака. Француз выпивает бокал вина, появляется красивая женщина. Русский выпивает стакан водки, думает — ноль, выпивает еще стакан, появляется маленькая точка, выпивает еще стакан, точка увеличивается, выпивает ведро, в центре точки — огурец на пузе.

Штирлиц пришел на свидание со своей связью в знакомый бар и заказал 100 граммов водки. «Мы закончили водку два дня назад», — крикнул бармен. — Ну, тогда 100 грамм коньяка. «У нас вчера коньяк закончился», — расстроенно сказал бармен. — А пиво есть? — спросил Штирлиц. «Увы, это закончилось сегодня утром», — сказал бармен. «Значит, Связной уже здесь», — подумал Штирлиц.

На это есть много причин: ты сукин сын. Но есть один нюанс: вы, опора, — один из нас. Босс — шлюха, сосед — дерьмо, а лучший друг в мире: я легко могу понять в тебе всю эту цветовую семью. И просто так, Вован, я выпью бокал за тебя!

В десятом классе Юра и Таня сидели вместе за предпоследней партой в среднем ряду. Если бы этого не произошло, вполне возможно, что они продолжали бы игнорировать друг друга. Юра пришел в этот класс три года назад, но так и не стал своим. Он был одержим математикой и обычно считался немного высокомерным. Таня была своя, но не вызвала особого интереса у мальчиков. Не думаю, что она была уродливой. И наоборот. Милое круглое лицо, очаровательные ямочки, темные волосы, белые зубы, живые глаза. Но, во-первых, она была слишком большой, выше и сильнее многих мальчиков в классе. Она сказала, что кто-то в их семье был сибиряком. Во-вторых, она определенно была слишком серьезной. В-третьих, и это третье было самым важным, ее окутывала аура невинности и чистоты, которая скорее пугала молодых мужчин, чем привлекала их.

Вы когда-нибудь сидели за партой с большой девочкой? Если да, то вы наверняка знаете, что этот тест не из легких. Время от времени вы получаете удар локтем, затем плечом или даже горячим бедром. В семнадцать лет такие прикосновения возбуждают гораздо больше, чем самое горячее порно в тридцать пять. Стоит ли удивляться, что не прошло и недели, как Юра впервые увидел Таню дома. Потом он начал писать мне каждый день, потом его пригласили посмотреть новое корейское телешоу с видеомагнитофоном, и, естественно, он принял приглашение. Родителей не было дома, и наши герои долго и неловко целовались. С каждым разом это простое упражнение давалось им все лучше и лучше, и вскоре, что вполне логично, закончилось прямолинейно. В наш информационный век и Юра, и Таня теоретически были готовы к этому событию. Теории в сочетании с природным инстинктом, которым Б-г наделил каждого из нас, было вполне достаточно, чтобы не только не подвести друг друга, но и продолжать столь увлекательные эксперименты с нашими молодыми телами.

Когда эффект новизны немного прошел, появилось время для разговора. Однажды, лежа на плече Юры, Таня спросила: «Куда ты идешь? На мехмат? — Я никуда не пойду», — с подчеркнутым безразличием ответил Юра, поглаживая грудь Тани. — Иногда я не понимаю твоих шуток! Убери руку, ты скоро уйдешь. Вы действительно не делаете этого? — На самом деле. Они никуда меня не возьмут. Наша семья отрицает это уже два года. — Что означает отрицание? — Это значит, что мой дядя, брат моей матери, уже давно живет в Америке. Двенадцать лет. Он зовет нас к Себе, мы хотим идти к Нему, но нам не дают. Почему вам не разрешают? — Моя мама долгое время работала стоматологом в поликлинике военного училища. Ей сказали, что она несет государственную тайну. Пожалуйста, не говорите никому в школе, иначе у меня будут неприятности. — Конечно, нет. И как зубы могут быть государственной тайной. Какая-то ерунда, этого не происходит. Кусать можно только зубами. Вот так! — и показал как.

Разговор продолжился на следующий день по дороге из кинотеатра. Таня начала: — Они навсегда покидают нашу страну? Возможно ли это для всех? — Я слышал, что только евреи могут, — осторожно ответил Юра. — Вы еврей? Не может быть! У вас украинская фамилия — Баршай. И девочки мне сказали, что у евреев много обрезанных, а у вас нормальные. — Так, «бар» на иврите означает «сын», а «шай» — «дар». И этот не обрезан, потому что обрезание делают только верующие. — Интересно! И как долго вы будете ждать, пока они это разрешат? — Никто не знает. Говорят, что Горбачев отпустит его. Тогда, возможно, скоро. — Что вы там будете делать? — Я буду изучать компьютерные науки. Я не знаю, как это по-русски. Как программирование, но на другом уровне. Мой дядя сказал мне, что с моими победами на Олимпийских играх меня возьмут куда угодно. Может быть, даже Гарвард. А вы? Там все на английском языке. — Дядя говорит, что разговорный язык усваивается быстро. Самое сложное — сдать TOYFL. Это специальный языковой тест. Без него невозможно поступить в университет. Я готовлюсь к TOYFL с Еленой Павловной. Она уже обучила несколько человек, которые, я знаю точно, сдали экзамен. — Я тоже хочу выучить английский и подготовиться к TOYFL, — сказала Таня, — Когда ты собираешься идти к этой Елене Павловне? Послезавтра?

Елена Павловна оказалась молодой рыжеволосой женщиной, похожей на актрис второго плана в фильмах об американской сельской жизни. Она представилась, сказала, что преподает в университете, быстро проверила Таню на вшивость, за это время успела много раз улыбнуться и резюмировала: «Ты, Таня, конечно, сильно отстаешь от Юры, но если будешь хорошо работать, то догонишь. Девочки обычно учат язык быстрее, чем мальчики. Вы можете попробовать. — Елена Павловна, — сказала Таня, — я очень хочу учиться у вас, но боюсь, что мои родители будут против. Они хотят, чтобы я поступила на юридический факультет, а сейчас больше внимания уделяют истории. В последнее время я не очень хорошо себя чувствую, а тут еще и английский. — Думайте позитивно!» — сказала Елена Павловна и снова улыбнулась. — Попытайтесь поговорить с ними. Скажем, мальчик из вашего класса предложил вам учиться вместе с ним, потому что вдвоем дешевле. Не говорите о TOIFLE, вы не объясните его правильно, и они не поймут. Также помните, что они ваши родители и хотят для вас самого лучшего. А сейчас вы можете посмотреть и послушать наш урок.

Когда после урока наши герои вышли во влажную декабрьскую темноту, Юра сразу же спросил: «Вы действительно собираетесь поступать в юридический колледж? Туда можно попасть только из армии, из полиции, из деревни или через большой буксир. Слушай, кто твои родители? — Мой отец служил в КГБ, он полковник. Мама — завуч в 12-й школе. Они оба работают допоздна, и когда встречаются дома, каждый по привычке начинает командовать. Ничего хорошего из этого не выходит. Поэтому они стараются реже бывать дома. — Таня прикусила губу, но быстро оправилась: «Для нас с тобой это просто замечательно!

Слово «КГБ» в семье Юры всегда произносилось тихо и с затаенным страхом. Поэтому в первую секунду он просто хотел убежать. Но тут он почувствовал теплую Танечкину руку в своей, вспомнил «Think Positive» Елены Павловны и молча пошел провожать Таню. Было уже поздно, редкие прохожие, как призраки, дрейфовали в холодном тумане. Один из этих призраков, только побольше, нервно вышагивал к входу Тани. «Это папа», — прошептала Таня и побежала.

— Кто будет сопровождать вас? «Это был первый вопрос Виталия Петровича, — спросил он, — вы не замерзли?» Мы были очень близки. Это Юра Баршай из моего класса. Мы сидим за одним столом. Он предложил мне заниматься английским с преподавателем университета, чтобы было дешевле. Я пришел на занятия, чтобы встретиться с ним и посмотреть. Мне очень понравился учитель и урок. Сейчас нет английского. Папа, ты не против? — Как зовут учителя? Я узнала. Дайте мне подумать день или два.

На следующее утро Виталий Петрович попросил своих ребят взломать картотеку Юры и Елены Павловны. Выяснилось через ставшую уже знаменитой, что почти каждую неделю Юрина мама звонила мужчине с той же фамилией, что и ее девичья, и что они родились в одном городе. Одним словом, скорее всего, ее брат. Предполагаемый брат, Грегори (Гриша) Брохо, оказался математиком, работал в Министерстве обороны США и был одним из главных разработчиков секретной системы HPPS, которая с помощью разведки могла с высокой точностью определять Местоположение любого объекта на поверхности Земли, независимо от скорости движения. Много раз они пытались наладить контакт через бывших учеников, друзей и девушек, но всегда безуспешно. Гриша был печально известным нелепым персонажем. Ни одна сестра в СССР не была названа в его честь. Елена Павловна тоже звонила со всего мира, но все они были ее бывшими учениками.

Виталий Петрович подумал-подумал и решил пойти к генералу. К счастью, они были друзьями с 1968 года, когда вместе участвовали в операции «Дунай» в Праге. Генерал внимательно выслушал Виталия Петровича и тоже попросил день на размышление. Он позвонил на следующий день и сказал: «Молодец, Виталий!». Мы проводили его сестру. Гриша не указал ее в анкете, но Москва не проверяла. Эти Баршаи, как и тетя в Израиле, едут и приезжают к своему брату в США. Какие хитрые люди! Если бы не мы, все они давно бы уже протухли! Выше и ниже. Сделайте Таню стажером, но вы сами все выясните, не нужно, чтобы она об этом знала. Пусть он перейдет на английский и не задерживается там. Сейчас нет английского. Мы заплатим.

Оказалось невероятно интересно участвовать в совместном изучении английского языка. Настолько захватывающе, что все остальное, кроме секса, пришлось свести к минимуму. Но секс и английский не только сочетались, они обогащали друг друга новыми яркими красками. Незатейливое английское «I’m coming» взволновало Юру гораздо больше, чем русское «I’m finishing». Через несколько ком они заснули так крепко, что проснулись около шести. Юра быстро натянул одежду и выскочил из квартиры. На лестнице он столкнулся с грузным мужчиной, несомненно, Таниным отцом.

Виталий Петрович тоже столкнулся с каким-то парнем. Беглый взгляд — и тренированная память мгновенно выдала фотографию из дела Юры Баршая. Если бы Таня не была его дочерью, Виталий Петрович ровно через пять минут узнал бы, что эта дура делала в его квартире. Для этого существуют методы, проверенные годами. Но на мою дочь они не подействовали. Откуда-то из глубин памяти всплывает презумпция невиновности и необходимость понять соответствие собственных выводов тому, что происходит на самом деле. Словом, оказалось, что следствию в данном случае нужно больше фактов. Нужны факты — будут факты, — думал Виталий Петрович, — для опытного оперативника это как два пальца обоссать. — Я взял жучка на работу, поздно вечером установил его на скамейке напротив подъезда, где всегда сидели местные старушки, а в полдень следующего дня поселился на детской площадке, которая находилась вне прямой видимости. Он сел так, чтобы смотреть ниже, и спрятал трубку под шляпу. Активирован. Старушки завели неторопливый разговор о болезнях и соседях. Виталий Петрович почти задремал под их монотонные голоса, когда на горизонте появилась его Таня с тем же мальчиком и вошла в дверь. За спиной мальчика висел тощий рюкзак — явный признак развращающего влияния Запада. — Таня снова увела своего парня. «Читайте каждый день за рулем», — сказал голос в наушнике. — Видно скоро в подоле принесут, — произнес другой голос. — А может, и нет. Евреи хитры. Наши бы уже давно улетели, — произнес третий голос.

Впервые в жизни у Виталия Петровича заболело сердце и стало трудно дышать. Он чувствовал себя преданным, униженным, обманутым. И кем? Его собственная дочь. Самое обидное, что его, кадрового чекиста, уже черт знает сколько времени водил за нос какой-то сопливый еврей. Я хотел немедленно пойти домой и выяснить, что происходит, но когда я попытался встать, я снова ударил себя ножом в грудь. Виталий Петрович испугался и так и остался сидеть на мартовском солнце, пока Юра не появился из подъезда. В рюкзаке у него было два блина от штанги. Юра нашел их недалеко от дома Тани несколько дней назад и перетащил к себе, чтобы потом забрать. Под тяжестью блинов он перевернулся в три погибели, едва переставляя ноги. — «Посмотрим, как все пройдет, — сказал голос в трубке, — как шахтер после смены. — ‘Так посмотрите на девушку, — сказал другой голос, — она как выводковая кобыла и сама в соку. — ‘Она идет в гости к мужчине, хоть он и еврей, — сказал третий голос, — и куда только смотрят его родители!

Теперь сердце Виталия Петровича болело совершенно невыносимо. Поэтому ему пришлось сидеть неподвижно около получаса. За это время я поняла, что моя дочь стала взрослой, и если бы не появился Юра, то появился бы кто-то другой. Вы не можете идти против природы. Он вспомнил, как Юра вышел из подъезда, его скрюченная фигура волочила ноги, и даже посочувствовал ему по-человечески. Так что эта проблема не является проблемой. Настоящая беда была в том, что Танька связалась с евреем и предателем Родины. — Слухи пойдут, анонимки полетят, все бесполезно, — подумал Виталий Петрович и решил, что Юра должен исчезнуть и как можно скорее. как? Это очень просто — поехать в его Америку. Сердце Виталия Петровича сразу расслабилось. Он пошел домой, налил себе рюмку коньяка, чего никогда не делал в будние дни, и проспал до утра.

На следующем заседании районного комитета он сидел рядом с заместителем начальника Овира и сообщил ему, что семье Баршай пора уезжать. Он взял заместителя начальника под свое крыло и по дороге на работу думал, как много Виталий Петрович за это дает. Баршаев запросил дела, понял, что взять с них нечего, решил, что чисто по делу, успокоился и зелеными чернилами поставил резолюцию: «Просьба удовлетворена». Ожидание выполнения «…

Через два дня Юра влетел в класс за секунду до звонка с совершенно безумными глазами. Он подергал записку и передал ее Тане. Таня прочитала: «Мы получили разрешение, мы уезжаем. — Таня написала в ответ: — А я?

Честно говоря, Юра никогда не задумывался о том, что будет после того, как им дадут разрешение, и ему нечего будет ответить Тане. Поэтому его аналитический ум начал решать проблему. Когда ответ был найден, зазвучал разговор о переменах. Таня вытащила Юру на улицу и снова задала тот же вопрос: «А как же я? — Если бы мы с вами были мужем и женой, мне кажется, вы могли бы заняться этим делом. — Где вы были раньше? — Таня была возмущена. После школы мы идем за паспортами и встречаемся в три часа у окружного ЗАГСа. Не волнуйтесь, думайте позитивно! Вы знаете, где он находится? Юра знал.

В ЗАГСе на следующий день была пятница, 13 мая. Наши герои договорились о свадьбе. Остановка была уже небольшой — сообщить радостную новость родителям. Они бросили монету, чтобы выбрать, куда идти первым. Это оказался Юрин. Юра позвонил и сказал, что приведет одноклассника. Мама послала папу за тортом и предупредила, чтобы он молчал, пока гость не уйдет. Юра подготовил речь и, казалось, все продумал, но когда они вошли, сразу же проболтался: «Это Таня». Мы собираемся пожениться 13 мая. Отец Тани работает в КГБ. Мы сели пить чай. — Танечка, а что у тебя с местом для зуба? «Пойдем посмотрим», — сказала мама и повела Таню в другую комнату. Через полчаса они вернулись. Они допили чай. Юра пошел к своей невесте. Я не возьму с собой КГБ, — мрачно сказал отец. «Ты возьмешь его, но не КГБ, Таня», — возразила мама. Он не нашел бы там такую девушку, а тем более свою жену. Гриша уже женат! И все безуспешно. А это дает вам от замечательных здоровых внуков. — Где вы его взяли? — Я видел ее зубы.

Прошло несколько дней, и начались весенние праздники. Таня поехала с классом на экскурсию в Полтавскую область. Спешить было некуда, и Виталий Петрович пошел со службы домой пешком. За домом его внимание привлекла чужая черная «Волга». «Для души», — почему-то подумал он, и, как оказалось, не напрасно. На скамейке возле дома, где всегда сидели старухи, теперь сидел генерал. «Садись, Виталий, — сказал генерал, — есть разговор». Виталий Петрович сел. — Уходи, Баршай? Похоже, вы в курсе дела. Знаешь? Все в порядке. Ваша Таня была собрана для Юры Барчи. Вы уже знаете? Еще нет? Поэтому я первым поздравил вас. Московское Танино поддержало это решение. Говорят, что свой человек в тылу врага никогда не бывает лишним. Не волнуйся, она твоя дочь. Вы не пропадете. Иди наверх и собери завтрак. Ваша Антонина уже в пути. Позвольте мне поговорить с ней. Вы не можете сделать это в одиночку.

Вернувшись домой после каникул, Таня набралась смелости и сообщила родителям о своих планах. Странно, но факт — они отреагировали на новость совершенно спокойно. Мама, конечно, разрыдалась: «Таня, почему ты должна уезжать? Что ты там забыл? У вас здесь есть все, и все будет. — Мама, как же я оставлю Юру одного. Посмотрите, как это прекрасно. Какой-нибудь миллионер сразу же перейдет дорогу. Посмотри, кто я Дылда. Ну, кому я нужна, кроме Юры? Не волнуйтесь, я не потеряюсь. Я ваша дочь, и я тоже разрыдалась. — Хорошо, пусть она придет к нам. «Посмотрим, что это за птица», — сказала мама.

Трудно было спорить с Юрой, трудно было спорить с ее родителями, но в конце концов он пообещал. Мы встретились. Мы сели за стол. Виталий Петрович опрокинул в себя первую рюмку коньяка, затем вторую, и немного расслабился. — Где вы собираетесь жить в Америке? — Сначала мы собираемся в Нью-Йорк, но пока не знаем. — Почему в Нью-Йорке? — Виталий Петрович проявил сознательность, — по улицам бегают крысы, в центральном парке могут ограбить в любое время дня и ночи, вонь от реки, бездомные. Город желтого дьявола, одним словом. Таня поднялась на ноги и вспомнила, что спорить невозможно. Поэтому с самым невинным видом он задал вопрос: — Вы, наверное, бывали там, Виталий Петрович? — Почему я должен быть там? — По какой-то причине будущий отец-законник обиделся, — сейчас двадцатый век. Я читаю газеты, смотрю телевизор, кино. Там работают наши замечательные журналисты, держите нас в курсе событий. И почему я там не видел? — Куда бы вы посоветовали поехать? подумал Виталий Петрович. В Техасе стреляют, в Майами постоянно шлюхи, в Чикаго мафия во главе с Аль Капоне. Я вспомнил плакат «Времена Хрущева» из серии Catch and Distill America. Там тощая корова с серпом и молотом на боку бежала за огромной коровой с американским флагом. Надпись под плакатом гласит: «Держись за корову Айовы». Что было хорошего в этой Айове Виталий Петрович. Поэтому он честно ответил: «Не знаю, мне здесь хорошо», и добавил: «Юра, смотри, не обижай Таню. Вы знаете, где я работаю, я возьму его на Луну. Таня с мамой к этому времени уже обсуждали платье для ЗАГСа, Юра как раз думал, как хорошо было бы отвести Таню в свою комнату. Последние слова Виталия Петровича прошли мимо ушей, и вечер закончился мирно.

У многих девушек перед замужеством мозг концентрируется на предстоящей свадьбе и отключается от всего остального. То же самое произошло и с Таней, с той лишь разницей, что у нее были на это веские причины. Со свадебной церемонией как таковой все было довольно просто: фата, белое платье, белая «чайка», белые розы. Но как никто не мог понять, как никто не мог понять, как никто не мог понять за столом отрицания и хеклеров. Ну, как я могу сказать офицеру КГБ, чтобы он заклевал предателей Родины? Коллеги не одобрят, не поймут и обязательно напишут телегу. А как можно отказать товарищу, который вчера пришел к тебе с требованием? А, например, тосты? Что, например, боец на идеологическом фронте должен поднять бокал за «следующий год в Иерусалиме»? А что должен выпить еврей за «границу замка»? И музыка. Таня и две мамы не спали ночами, но ничего не могли придумать. В полном смятении Юрина мама позвонила своей тете в Днепропетровск и предупредила, что свадьбы не будет. «Дорогая, — сказала тетя, — когда я была девочкой, у нас в Чертове были свадьбы, бармицвы, и вообще на все праздники женщины и мужчины ходили отдельно». Мы сидели за столами отдельно, танцевали отдельно, и всем было хорошо и весело. Например, если богатые люди устраивали свадьбу, они снимали два зала, один для женщин, другой для мужчин. И вы можете это сделать. Уберите зал для наших гостей, уберите зал для них, а жених и невеста будут переходить из одного зала в другой. «Слушай, — подумала Юрина мама, — мы тут страдаем, а евреи давно все поняли». Ресторан с двумя уютными комнатами в разных концах длинного коридора был найден уже на следующий день.

В день свадьбы на двери одного из этих залов появился красивый знак с изображением щита и меча. Так что никто ничего не перепутал. А за дверью была свадьба, в течение многих лет, сеанс хирургии в течение многих лет. Был назначен прокурор, заседатели. Генерал занял место судьи. Во-первых, молодых людей судили и приговорили к пожизненному совместному счастливому существованию без права на апелляцию и досрочное освобождение. Затем их по очереди оценивали все присутствующие. Судья был снисходителен и приговорил каждого к огромному рогу в красивой раме, который в незапамятные времена конфисковал грузинский лидер в законе. После того как рог пошел по кругу, стали петь «Я пил березовый сок в весеннем лесу» и «С чего начинается Родина», как это всегда бывало, когда праздник удавался.

На другой двери лежал лист бумаги с крупной надписью рядом с рукой «солдат». За этой дверью гости отмечали успехи своих родных и близких на всех континентах Матери-Земли и желали того же молодым. Затем они станцевали «Хава Нагила» и «7:40». И каждые полчаса молодые переходили из зала в зал вместе с музыкантами. К полуночи музыканты прилично выиграли и начали путаться в репертуаре к полному недоумению гостей, которые в обоих залах сразу успокоились и стали тревожно озираться по сторонам. Это замешательство очень развеселило Таню и Юру и почему-то из всей свадьбы запомнилось больше всего.

В следующем году молодым людям удалось долгое время прожить в Вене, недалеко от Рима в Остии и, наконец, приехать в Нью-Йорк. Теплым майским днем Таня впервые оказалась на Бродвее рядом с Уолл-стрит. Небо было голубым, в воздухе витал запах жареного арахиса. С небоскребов люди падали в толпу и разбредались по многочисленным ресторанам. Мимо Тани проходили женщины в невероятно шикарных (как ей тогда казалось) деловых костюмах. Большинство из них были такими же большими, как она, а многие и больше. «Мама, — думала Таня, — я не ныряю, как все!» Я никогда никуда не уйду отсюда.

Сейчас Таня и Юра живут в Калифорнии. У них трое детей. Юра пытается поднять свою IT-компанию, а Таня командует местным отделом кадров в компании с громким названием. Одним словом, обычная американская судьба. Иногда к ним приходит мама, иногда Виталий Петрович. Он ушел в отставку и сейчас является директором по внешней торговле. Он не жалуется на судьбу. Елена Павловна продолжает готовить будущих студентов к тестам, но теперь уже из Новой Зеландии. На сайте http://passatest.livejournal.com/ вы можете даже взглянуть и познакомиться с ней поближе.

Да, я совсем забыл. Тойфл, с которого все началось, и Юра, и Таня прошли с первого раза, набрав более 600 баллов.

Эта история произошла в 1998 году, которую я назвал: «Бизнес по-русски», как и саму историю. Я собрался со своими приятелями-рыболовами. Команда из трех человек, едет в другой район, конечно, где есть хотя бы водные ресурсы нашей огромной …. Они нагрузились удочками, садками, приманками, благо, родной кои не рыболовный- 1 литр, не водки, тогда она была в ценовом диапазоне для нас роскошь, а банального самогона. По многочисленным подсказкам опытных рыбаков, они пришли к водоему искусственного происхождения — каналу. Они разбежались. Они поймали несколько мелких рыб, хватая исключительно в котелке для ухи. Мы достали их кварту, но смогли выпить только полкорабля — сдержать мерзкое производство тети Клавы не удалось даже на природе. Проснувшись утром и осознав известную поговорку, что рыба клюет вчера и завтра, они решили сменить место рыбалки на другую сторону. Мы проехали еще сорок километров, расположились на прекрасном берегу и как раз расстилали навес (импровизация на туристическом столе) с расстановкой вилок и некоторых закусок, когда послышался гул советской моторной лодки. Тот, кого мы называем настоящим рыбаком, перешел к хрупкой еде. Подогнав к нам свой «Титаник», он вышел и довольно скованной походкой подошел к столу. По его глазам было хорошо видно, как он проводил свободное время по ночам, а дни его считались без целебного снадобья высокой степени. Предложив все, что у него было в активе, а это килограмм двадцать круканов и пятьдесят рублей наличными, он спросил у бутылки, что он видел. Сразу скажу, что мы не оказали особого сопротивления. Вытащив стакан и поместив остатки спиртосодержащей жидкости за шиворот, забыв о бонусной закуске, загрузился в свою длинную лодку и исчез. В нашей компании бунт был на тему трезвой жизни, а не ее части — рыбалки, но когда он увидел карпа, больше не было. Вечером появились соседи с детьми и женами. Привязывая уху к рыбе, мужчины оценили по достоинству, они пытались хоть что-то поймать, но, увы, у них ничего не получилось. Поняв, что это не их собственные тиски, они обратились к нам с предложением бартера, а именно обменять бутылку водки на несколько хвостов. Конечно, мы согласились. Интересно, что в процессе ловли мелких видов помощь от наших соседей, не раз была восполнена, так что в процессе рыбалки мы, как говорится, были в соответствующем тонусе. Прибыв домой на следующий день, мы выбили кредит на обналичку. Оказалось, что за купленную нами злополучную бутылку самогона стоимостью около двадцати рублей мы получили двенадцать килограммов отборного краппи, бутылку нормальной водки и полную компенсацию за потраченный бензин из поездки, пока все три стороны участвовали в обороте. Вот это бизнес по-русски!

Охранник сказал, что на работе. Он работал кочегаром, не пил, поэтому всегда оставлял работяг на водку без Палева, и они приходили с перерывов. Однажды, ради шутки, вместо бутылки водки он поставил такую же, но с водой. Через некоторое время пришли мужчины, четверо. Есть только один стакан, поэтому один — Розеру, остальные — по очереди. Он выпивает первую, оглядывается, ничего не говорит, занюхивает рукавом, уходит. Второй — та же дрянь, третий — тоже пьет молча. Последний наливает, выпивает, смотрит на всех обалдевшим взглядом, с немым вопросом в глазах, все смеются, а тот, кто пьет впервые, встречает сам себя: — Нет, а что, мне пришлось пить воду одному.

Без четверти двенадцать 31 декабря 2012 года мы с женой решили написать записки, сжечь и выпить. Казалось бы, ничего сложного, но судьба внесла свои коррективы. Первый пункт был выполнен быстро и вместе. Вот на втором был шняга… жена не могла поджечь записку, конечно, я ей помог. Лицевая бумага загорелась быстро и жена не успела бросить ее в бокал с шампанским, горящий пепел полетел на скатерть и продолжал гореть, любимая не растерялась и брезгливо потушила ложкой Оливье, остатки салата переплелись с пеплом, летящим на пол. Но уже есть несколько звоночков… Вообще она подбирает его с пола в чашку и пьет) спросила ее потом, что она даже не хотела лезть в чашку и не признала. Но понял, что женщины готовы на все, лишь бы их желания исполнились.

Давайте выпьем за наших умных и сосредоточенных женщин.

Сол`ко: Вопрос. Я с размаху бросил стакан. Он пролетел над ноутбуком и немного пролился. Как постирать ноутбук «Клава»? [Sol`ko: А кто бросил? )) Sol`ko: В Грише вроде Sol`ko: Это критично для мытья клавиатуры?

Не от первого лица, так как это не мое, я нашел где-то в интернете, не помню где, но мне понравилось: мне понравилось:

У нас есть стол. На столе чашка и вилка. Что они делают? Стакан стоит, а вилка лежит. Если воткнуть вилку в столешницу, то вилка будет стоять. То есть, есть вертикальные элементы, но есть ли горизонтальные? Добавьте на стол тарелку и сковороду. Кажется, что они расположены горизонтально, но они стоят на столе. Теперь положите тарелку в кастрюлю. Он лежит, но стоит на столе. Возможно, есть предметы, готовые к использованию? Нет, вилка была готова, когда она солгала. Теперь кошка забирается на стол. Она может стоять, сидеть и лежать. Если в отношении стояния и лежания это как-то вписывается в логику «вертикально й-цити», то сидение — это новое свойство. Она сажает Папу. Теперь на столе сидела птица. Он сидит на столе, но сидит на ножках, а не на папе. Хотя, кажется, оно того стоит. Но она совсем не выносит этого. Но если мы убьем бедную птицу и сделаем чучело, оно будет сидеть на столе. Может показаться, что сидение — это атрибут живого, но ствол ноги тоже сидит, хотя он не живет и не имеет жрецов. Так что идите, узнайте, сколько это стоит, что это скрывает и на чем это сидит. И мы до сих пор удивляемся, что иностранцы считают наш язык сложным и сравнивают его с китайским.

Ноябрь, морозное холодное утро, около восьми.

В пункте приема толпятся пьяные,

Бездомные люди с пьяными лицами.

Вдруг подъезжает шикарный «Линкольн», на нем из булавки

Jeltlemen. Он подходит ко многим семенам на повороте и спрашивает:

«Мужик, хочешь выпить?»

Источник: https://www.anekdotas.ru/anekdoty-pro-stakany-2

Top