Анекдоты про толика

Сидит бомж возле вокзала побирается. Идет новый русский, видит эту картину, ну у него в сердце что-то скакнуло, он подходит к бомжу, кидает ему 100 баксов и уходит в машину. Не успел он сесть, как подъезжает лимузин и оттуда выходит Путин.
Владимир Владимирович подходит к бомжу и кричит:
— Толян! Привет, как дела? Куда пропал? Давай сегодня поужинаем!
Толя ему отвечает:

— Не Володя, не могу. Я работаю, давай вечерком.
Ну, они договорились, Путин сел в машину и уехал. Новый русский просто в шоке! Вдруг подъезжает второй лимузин, из него выходит Лукашенко и кричит бомжу:
— Толя, привет! Как дела? Куда пропал? Давай сегодня поужинаем! ? Толя говорит:
— Сегодня не могу, я с Путиным договорился, давай завтра?
Ну, короче, они договорились. Новый русский тем временем выпал в ноль. Он подходит к бомжу и спрашивает:
— Откуда ты знаешь таких людей, ты же бомж?
— Я и не таких знаю!
— А папу римского ты знаешь?
— Ну, знаю.
Новый русский подумал и говорит:
— Давай так: я оплачиваю нам поездку в Рим, если я увижу, что ты стоишь на балконе с папой римским, то я дам тебе столько денег, что хватит твоим внукам в 13 поколении. Бомж согласился. На следующий день они приехали в Рим, на площади возле Ватикана миллионы людей, они прошли в первые ряды, новый русский остался, а Толя пошел. Он прошел всю охрану, его поприветствовали. Новый русский смотрит на балкон и видит, что Толя садится за стол к папе римскому и кушает с ним. Потом они встали и начали махать пришедшим на площадь людям. Вдруг Толя видит, что новый русский упал в обморок. На следующий день они встретились, и Толя спрашивает:
— Почему ты потерял сознание?
— Ну, я могу понять — Путин, могу понять — Лукашенко, но когда приехала китайская делегация и спросила у гида: “Кто это в белом рядом с Толиком стоит?”

Анекдоты про Толика! Страница 1.

Объявление: — Утерян мобильный. Нашедшего просьба удалить видео файл: — Я и Толик. Первый раз.

Шеф: — Анатолий, теперь вы моя правая рука! Анатолий: — Я уже боюсь своих обязанностей.

— Толик, тебе 25 лет. Почему у тебя столько морщин на лице? — Я много смеюсь. — Толик, по—твоему, алкоголь — это смешно?

Ученикам было задано домашнее задание составить расписку. На следующий день каждый ученик читал свой вариант. Толя прочел следующее: — Я, Постников Анатолий, получил на складе тридцать пар коньков для проведения соревнований на лыжах.

Водитель БелАЗа Анатолий смотрит на дорожные знаки просто из любопытства.

Приходит письмо А.М.Кашпировскому: — Уважаемый Анатолий Михайлович, у меня были на яйцах бородавки. — После первого вашего сеанса они исчезли, бородавки остались.

Раскрыт секрет знаний Анатолия Вассермана: — Оказывается, если в детстве он плохо себя вел, то родители ставили его в Гугл.

Один приятель пришёл в гости к другому и спрашивает: — Толик, а чего это у тебя все сковородки без ручек? — А у меня, Коля, жена – теннисистка…

«Гражданская позиция» Анатолия Гриценко ведет переговоры об объединении с «Ударом» Виталия Кличко. Концепция объединения: — После удара Виталия Кличко человек сразу займёт гражданскую позицию.

— Председатель Донецкой области Анатолий Близнюк заявил, что комментарии на сайтах пишут люди нетрадиционной ориентации. — Через пять минут ему позвонил Олег Ляшко и сказал, что это неправда и он ничего не писал.

Директор школы позвал Вовочку и сказал: — Вовочка, покрась окна на четвертом этаже. Через три часа Вовочка спрашивает: — Анатолий Владимирович, а рамы тоже красить?

— Так, больной… Через неделю вас осмотрит Анатолий Петрович… — А это кто, доктор? — Да так.. Наш патологоанатом…

Фрезеровщик Анатолий всегда проигрывает в «камень, ножницы, бумага», потому что то, что он показывает — не ножницы.

Анатолий отказывался красить забор бывшей жены, потому что был полностью согласен с тем, что на нём написано.

Заходить мужик к гадалке. Гадалка ему говорит: — Здравствуйте Анатолий — Но я не Анатолий — Я знаю.

Анекдоты про Толика

На нашем сайте собрана масса анекдотов про Толика. Читаем, улыбаемся, а может даже и смеемся!

— Толик, тебе 25 лет. Почему у тебя столько морщин на лице?
— Я много смеюсь.
— Толик, по—твоему, алкоголь — это смешно?

Директор школы позвал Вовочку и сказал:
— Вовочка, покрась окна на четвертом этаже.
Через три часа Вовочка спрашивает:
— Анатолий Владимирович, а рамы тоже красить?

Анатолий отказывался красить забор бывшей жены , потому что был полностью согласен с тем, что на нём написано.

Раскрыт секрет знаний Анатолия Вассермана:
— Оказывается, если в детстве он плохо себя вел, то родители ставили его в Гугл.

Во время обыска на квартире у Анатолия Вассермана оперативники обнаружили смысл жизни.

Ученикам было задано домашнее задание составить расписку. На следующий день каждый ученик читал свой вариант. Толя прочел следующее:
— Я, Постников Анатолий, получил на складе тридцать пар коньков для проведения соревнований на лыжах.

Родила царица в ночь Толе—сына, Коле —дочь.

Анатолий Вассерман снялся обнаженным на развороте журнала «Популярная механика».

Александр Друзь проиграл Анатолию Вассерману партию в города, начатую в аспирантской общаге в 1981 году. Города кончились.

Один приятель пришёл в гости к другому и спрашивает:
— Толик, а чего это у тебя все сковородки без ручек?
— А у меня, Коля, жена — теннисистка…

Анекдоты про Толика

— Толик, тебе 25 лет. Почему у тебя столько морщин на лице? — Я много смеюсь. — Толик, по-твоему, алкоголь — это смешно?

  • Обсудить
  • Поделиться

— Так, больной… Через неделю вас осмотрит Анатолий Петрович… — А это кто, доктор? — Да так.. Наш патологоанатом…

  • Обсудить
  • Поделиться

Водитель БелАЗа Анатолий смотрит на дорожные знаки просто из любопытства.

  • Обсудить
  • Поделиться

Анатолий отказывался красить забор бывшей жены, потому что был полностью согласен с тем, что на нём написано.

  • Обсудить
  • Поделиться
  • Обсудить
  • Поделиться

Раскрыт секрет знаний Анатолия Вассермана: — Оказывается, если в детстве он плохо себя вел, то родители ставили его в Гугл.

  • Обсудить
  • Поделиться

Объявление: — Утерян мобильный. Нашедшего просьба удалить видео файл: — Я и Толик. Первый раз.

  • Обсудить
  • Поделиться

Во время обыска на квартире у Анатолия Вассермана оперативники обнаружили смысл жизни.

  • Обсудить
  • Поделиться

Один приятель пришёл в гости к другому и спрашивает: — Толик, а чего это у тебя все сковородки без ручек? — А у меня, Коля, жена – теннисистка…

  • Обсудить
  • Поделиться

Приходит письмо А.М.Кашпировскому: — Уважаемый Анатолий Михайлович, у меня были на яйцах бородавки. — После первого вашего сеанса они исчезли, бородавки остались.

  • Обсудить
  • Поделиться

Директор школы позвал Вовочку и сказал: — Вовочка, покрась окна на четвертом этаже. Через три часа Вовочка спрашивает: — Анатолий Владимирович, а рамы тоже красить?

  • Обсудить
  • Поделиться

Заходить мужик к гадалке. Гадалка ему говорит: — Здравствуйте Анатолий — Но я не Анатолий — Я знаю.

  • Обсудить
  • Поделиться

«Пятиклассник Анатолий совсем не умеет пользоваться циркулем,» — сообщают круги, близкие к овалам.

  • Обсудить
  • Поделиться

Алексей читал Пушкина, Марья танцевала мазурку, Анатолий подыгрывал на фортепиано, а все потому, что Андрей не успел в магазин до 22: 00

  • Обсудить
  • Поделиться

Шеф: — Анатолий, теперь вы моя правая рука! Анатолий: — Я уже боюсь своих обязанностей.

Анекдоты про толика

Кафе пpи зоопаpке.
Дама, заказав кофе c пиpожным, cлyшает cпоp, котоpый ведyт
междy cобой тpое pабочих в cиних комбинезонах.
— Да вы чего? — говоpит один. — Это cложное cлово.
А пишетcя оно так: «хвpyхт»!
— Hy, нет! — отзываетcя дpyгой. — Его нyжно пиcать чеpез
два «y»: «хвpyyхт»!
— А по-моемy, вы оба пyтаете, — гоpячитcя тpетий. — Пpавильное
напиcание такое: «фpyхт».
Дама допивает кофе, доедает пиpожное, pаcплачиваетcя и, пpоходя
мимо cтолика pаботяг, cтpогим голоcом бpоcает:
— Джентельмены! Еcли вы не поленитеcь и поcмотpите в любой
cловаpь, вы cможете найти там единcтвенно пpавильнyю веpcию.
Это cлово пишетcя «фpyкт» и никак иначе.
— Обpазованная. — пpоизноcит ей вcлед один pабочий.
— Да-а, гpамотная тетка, cpазy видно, — cоглашаетcя втоpой.
— И вcе pавно, — возpажает тpетий, — готов cпоpить на ящик пива,
что она ни pазy в жизни не cлыхала, как пеpдит cлон.

вы настоящий москвич если:
1. вы были во многих городах мира, но ваши познания географии родной
страны ограничены пределами садового кольца
2. вы считаете себя умнее других на том основании что родились в москве
3. вас бесит то, что какой-то город называют культурной столицей,
несмотря на то что ваше московское хамство уже известно за пределами
нашей родины
4. вы гордитесь своим образованием, купив диплом московского ВУЗа, хотя
уровень вашего образования не превышает и 5-ти классов средней школы.
5. смысл вашей жизни — попить пивка и подраться на футбольном матче
6.вы считаете красноярский край областью, и думаете, что он находится
на берегу черного моря
7.вы навярняка знаете что по улицам сибирских городов бродят медведи
(возможно даже белые)
8. вы после ухода гостей сливаете недопитое вино обратно в бутылку и
будете угощать им в следующий раз.
9. вас раздражают фразы «Россия и москва», «москва и города россии»,
«москва -это не россиия» хотя все они по сути верны.
10. вас бесят переселенцы из России в москву, потому, что они умнее вас
и занимают на работе лучшие должности.
13. Прочитав это вашим единственным желанием стало встретить автора на
улице и набить ему морду. после чего обкуриться и осознать себя самым
культурным, образованным и умным на всем белом свете.
14. вы даже не понимаете что это лишь малая толика правды москвичах.

Собрались мы как-то с одноклассниками на шашлыках.
Встреча была заранее не запланирована, но народу собралось прилично. В компании я в тот раз выделялась ярким пятном, и не из-за красоты моей неземной, а по одежке. В лес я приперлась прямо с работы в маечке – топике и белой юбочке. Проблему моих голых коленок и не совсем скромного декольте решили сразу. Пару ребят пришли прямо с тренировки и у них была запасная форма. Выдали мне по моим габаритам (плюс – минус) куртку зеленую, а штаны белые. Соответственно, у Сашки остались зеленые штаны, а у Толика белая куртка.
Не было бы этой истории, если бы у Толика не было тогда бурного романа с Лелькой.
После утоления голода, жажды и прослушивания последних новостей, решили они уединиться в кустиках. Конец августа, почти ночь, так что особо не оголишься. Покувыркались они видать знатно, т. к. белая куртка Толика имела потом уже совсем не кипельный вид. Особенно локти.
Под утро на автопилоте разбрелись по домам. Моя хата была дальше всех, провожатых способных проводить даму до дому, а потом возвращаться обратно, почему-то не наблюдалось. Все решили, что ночевать я буду у Толика. Ну, у Толика, так у Толика. Кто бы спорил. Мы тогда вообще уже не особо разговорчивые были.
А далее в обед встречаемся на кухне у Тольки. Он в своем белом спортивном костюме. Мама его жарит котлетки и давит косяка на него. Минут десять маялась, а потом спрашивает:
— Сына, я все понимаю. Ну, напились, ну любовь скорее всего была – дело-то молодое. Ну ты мне объясни, в КАКОЙ ПОЗЕ ты стоял? Локти грязнющие, а коленки чистые. Не понимаю.

На свадьбе:
— Толик украл машину невесты!
— Придется выкупать!
— Какой нахрен выкупать?! Кто знает этого Толика??

Жила в нашем селении та самая некрасовская русская женщина. И прозвище имела не хилое-«Царь-баба». Запросто ворочала двухсотлитровые бочки с пивом в своем «голубом Дунае», одним ударом кулака выбивала пробки из бочек..Порядок в пивнухе был идеальный — однажды заартачившегося мужичка она просто перебросила через двухметровый забор одной рукой. Муж у неё был плюгавенький, но любил беззаветно, от той любви и дети были под стать маме.. Однажды на остановке в «скотовоз» (так у нас называли старые ликинские автобусы) кто-то вошел и машину явственно качнуло. Рядом с моей рукой на поручень легла рука — нет, ЛАПИЩА, раз в пять больше моей.. Оглянулся — стоит сын Царь-бабы, сутулится, ибо голова в потолок упирается даже на задней площадке.. Внучок Царь-бабы, Толик, тоже не мелкий — едва влазил в кабину ЗИЛа, на котором шоферил. Толика один раз аж пятеро милиционеров грузили в воронок, когда внучок мирно уснул по пьяни в клумбе с кактусами. Но это присказка.
Наблюдал тут с друзьями картинку. На стоянке около автовокзала столицы одного федерального округа дорогая иномарка заблокировала пепелац — УАЗик. Подходит к нему владелец — мужик с медведеобразной фигурой. Смотрит с недоумением на сложившуюся ситуацию. Хрюкнул пару раз клаксоном. Никто не реагирует. Пнул по колесу иномарки, от чего её сигнализация попищала минуту. Опять никто не реагирует. Тогда мужик просто взял и.. вытащил за бампер свой пепелац в сторону, как велосипед.
Завел мужик свой УАЗ, отъехал на пару метров. Встал. Вышел. Задумался. Потом решительно подошел к иномарке и в два приёма переставил её впритык между двумя другими машинами так, что и дверцы не открыть. Управлялся он с авто так, словно это была садовая тачка. В толпе звучали не аплодисменты, а овации. Мужик сел в свой пепелац (с трудом влез, так вернее) и уехал. На номере УАЗа мелькнули цифры родного региона. И фигура показалась знакомой.. Может, правнук?!

Маленький подарок судьбы к Новому году.

Два дня назад произошло. У меня был куплен билет на НГ ну, скажем, в Мексику. Самый дешевый билет туда и обратно оказался, ну, предположим, у Чешских авиалиний, с пересадкой, скажем, в Праге. Так вот, полет Москва-«Прага» выполнялся Аэрофлотом (так называемый совместный полет), а все остальное — самолетами чехов. В итоге оказалось, что в Москве полсамолета оказалось занято пассажирами, летящими по тому же маршруту, что и я, и европейская столица их интересовала только как пункт пересадки, не более. У меня оказалась крайне разговорчивая соседка, дама лет 55, если не больше, по повадкам — главбух детского сада №23 из г. Расплюйска Заднепроходной области, такая смесь гонора с дебилизмом и при этом нахрапистостью, что просто слов нет.
По ее словам — катается в данное американское государство очень часто, имеет вид на жительство, и лет пять там работала по контракту, сейчас контракт кончился, но все равно едет. Кем работала — осталось непонятным, насчет возможности работы бухгалтером или на прочей «интеллектуальной работе» — сильное сомнение, а в плане мойки полов или торговли фруктами с лотка — вряд ли бы с ней контракт заключали. Ну, не важно, по большому счету.
Эта дама сидела рядом со мной в Аэрофлотовском самолете и бухтела всю дорогу, какой Аэрофлот — «совок», как тут все плохо, что у нас меняли три раза номер выхода, что в ее билете вообще не было написано «полет выполняется Аэрофлотом», она надеялась, что она полетит европейской авиакомпанией, а тут такой облом, чувствую, что и я ее раздражать начинаю — как же, взял ее билет и показал ей строчку, где все было написано про Аэрофлот, только она поленилась или не смогла прочитать. Взявши ее билет в руки, я еще увидел, что, блин, в течение всего трансатлантического перелета (9 часов или около того) я тоже буду сидеть рядом с этой тупой болтливой теткой.
Я уже готов был попросить политубежище в европейской стране, где мы должны были делать пересадку. Но взял себя в руки и пошел на посадку в большой Боинг, куда кроме 50-60 русских из Москвы подсела еще толика местных жителей.
Обреченно стою в самом конце довольно длинной очереди на посадку. Наконец, подаю мой посадочный работнику авиакомпании — он говорит «Подождите минутку». Тут прибегает его коллега с новым посадочным купоном -«Уважаемый сэр, в связи с нехваткой мест в эконом-классе мы проапгрейдили ваш билет до бизнес-класса. Вот сюда, пожалуйста налево, сэр». Последнее, что я увидел, поворачивая в сторону бизнес-класса, это «глаза по 25 копеек» моей «интересной собеседницы», которая, слава Богу, осталась в экономе.
Так что судьба подарила мне не только возможность лететь в Америку с комфортом, услаждая вкус свой хорошей едой и виски Tullamore Dew, но и разлучила с надоедливой попутчицей.
За это, Дед Мороз, тебе особое спасибо! Обещаю и в будушем году вести себя хорошо — по возможности, конечно!

Предложили взять в опеку …

Пишут письма люди часто,
Пишут в Кремль – таких полно!
Очень многие страдают
И «отцу» – не все равно …

«Всех коррупция заела!» —
Написал один бабай …
Отец дал совет толковый:
— Андрей, взятки не давай!

Зря ругаешь Сердюкова, —
Его можно и понять:
Сиротой он рос, без мамы
«Оборонку» стал сосать …

Как главком, я рассердился, —
Ведь затраты на гаремы,
Где пахан тогда пахал,
Создавали мне проблемы:

Разбивались самолеты …
Не взлетала «Булава» …
Ошалели генералы,
Словно бабы в «Доме-2»!

Бабы Толика — все стервы!
У них в письмах лишь одно …
Прочитал письмо недавно
От француженки Бордо.

Там – забота о животных …
И мне — много «нежных» слов:
Предлагает взять в опеку
Больных старых двух слонов!

ТО, ЧТО Я ДАВНО ХОТЕЛ РАССКАЗАТЬ

Эта история случилась с моим отцом в начале 70-х в городе Клинцы Брянской области.

Папа закончил десятый класс и оставалась лишь последняя формальность, выпускной бал. На классном собрании распределяли роли. Кто-то был назначен рисовать плакаты в актовом зале, кто-то вызвался организовать цветомузыку, кто-то аранжировки. Быть ответственным за все цветы на мероприятии вызвался мой отец со своими товарищами. Эта инициативная группа разгильдяев уже давно разработала способ бесплатной поставки цветов. Недалеко от школы по улице Калинина жила бабка, выращивающая на продажу цветы в промышленных масштабах. Старушка жила одна и была глухонемой. На рынке ей все кричали в ухо и показывали на пальцах, сколько каких цветов, а она лишь мычала в ответ. Так вот, план был прост. В ночь перед выпускным эти гангстеры должны были перелезть к бабке через забор, нарвать цветов на весь класс и так же покинуть место преступления.

Ночью ребята собрались возле школы и пошли на дело. Вместе с ними был здоровенный детина Толик Самосвал под центнер весом. Дошли до места. Забор оказался очень высоким, но разве это помеха юности. Вставая Толику на плечи, они перелезли через забор. Его хотели оставить на шухере на улице, но он тоже рвался в бой и его затащили наверх. Все вместе они, крадучись, пошли по теплицам и стали рвать флору. Но старуха оказалась далеко не глухой. В доме зажегся свет, загремели ведра и с воплем «ети вашу мать» на крыльце нарисовалась бабка. Это было неприятно, но не смертельно. С криком «эта ворюга хочет отнять наши цветы» хлопцы начали организованный отход к забору. В этот момент бабуля что-то отстыковала и из дома выскочила большая собака, волоча за собой железную цепь. Вот здесь пришлось вспомнить нормы ГТО и сдачу стометровки. В момент все сидели на заборе. Внизу бесновался пёс. Где-то вдали ковыляла бабка, размахивая палкой как заправский кавалерист. Ребята дразнили собаку, она прыгала, лязгала зубами, но не могла никого достать. Народ начал спрыгивать с забора с охапками трофейных цветов. И всё было прекрасно, но тут кто-то заметил, что не хватает одного человека, Толика.

Видимо, он притормозил в дальней теплице, а теперь не знал, что делать. В отчаяньи он переминался за спиной у бабки с выпученными глазами и перед ним проносилась вся его короткая жизнь. Наконец он решился и начал свой мощный разбег. Тяжелым фугасом пронесся мимо старухи и вопя а-а-а напрыгнул на забор. Забор треснул и на всем своем протяжении упал вместе с Толей на улицу. По ту сторону стояли ошалевшие ребята с цветами, по эту сторону стояла ошалевшая собака. Вечер переставал быть томным.

Дальше я слышал несколько рассказов от участников. О том, как лунной июньской ночью по клинцовским улицам, усыпанным свежими цветами из последних сил бежали выпускники, а за ними несся страшный зверь, гремя своей цепью. О том, как кто-то провалился в открытый люк, и отряд не заметил потери бойца. О том, как кто-то врезался в дуб и остался лежать. Кому-то зверюга порвала штанину. Кому-то посчастливилось заскочить в открытую дверь и удерживать её изнутри (оказалось, что это был опорный пункт милиции и там дежурили ДНД).

На выпускной пришли не все. Тот, что упал в люк, с загипсованными ногами лежал в больнице. Другой с забинтованной головой появился было на официальной части, но быстро исчез. Цветов не было. Зато был скандал, устроенный родителями за травмы и разорванную одежду и учителями за выпускной без цветов. Правду тогда не рассказал никто. Было просто стыдно.

Какая из этого следует мораль? Да никакой.
Кто я такой, чтобы морализировать 🙂

Судьба играет нами, как повар яблоками и гусями..
И как правило — не в нашей власти что-либо изменить. То есть, изменить-то, конечно можно, но что именно надо менять, в какой момент, да и надо ли? Кто же это может знать заранее?
Но существуют такие счастливчики, которых судьба почему-то любит и всячески оберегает, а потому всегда играет с ними открытыми картами, чтобы не дай Бог не сбить с толку.
Одного из таких счастливчиков я знаю – это мой стосорокакилограммовый одноклассник Валера, и вот вам старая история о нем и о его счастливой помолвке.
В стране бурлили 90-е и Валера был королем этого бурлеска – молодым стосорокакилограммовым неженатым королем, с четырехкомнатным королевством в центре Львова, 500-м Мерседесом, серьезным авторитетом и даже сиамской кошкой.
И вот однажды Валера влюбился, влюбился всепоглощающе, как третьеклассник влюбляется в десятиклассницу.
Она была студенткой и звали ее Маша.
Бедный счастливец забросил все дела и носился только со своей Машулькой. Он мог даже с бандитских разборок отпроситься и убежать, чтоб только не опоздать и успеть забрать Машу после Универа.
Никаких ресторанов и бань с девочками, никаких пьянок, все это потеряло для Валеры всякий практический смысл.
Как-то он выдал мне толковое определение, что же такое любовь – «Любовь – это когда все женщины мира делятся в твоей голове на две неравные группы: в первой, маленькой и убогой группке – все женщины мира, а во второй, огромной – ОНА…»
Влюбленные были вместе уже полгода, но что самое интересное, «были» — это не значит жили, а только встречались, ходили за ручку в кино, на концерты, в парк и в гости к Валериной маме, которая просто обожала Машу. Редко, но все же бывают такие девушки, которые до свадьбы ни-ни…
И Валере – это даже нравилось, кто бы мог подумать.
Наконец-то наш жених дозрел до осмысленного шага — предложения руки и сердца, и был в душе уверен, что Маша не откажет.
В один прекрасный, дождливый вечер (во Львове все вечера дождливы, но каждый по-своему прекрасен) влюбленные, как бы случайно зашли в маленький ресторанчик, в котором «случайно» оказался свободным самый лучший столик у окна.
Сели и не сговариваясь принялись смотреть в глаза друг другу, ведь оба чувствовали, что в этот вечер произойдет что-то очень важное.
Негромко заиграла нежная мелодия, свет в зале, «почему-то» слегка зажмурился, а официант принес подсвечник (только на их столик принес).
Валера теребил в кармане бархатную коробочку, которая отлично впитывала пот с мокрой ладошки, но тянуть дольше было глупо, да и Машины глаза улыбались в блестках свечи, она все чувствовала, все понимала…
Валера решительно положил руку на стол и был уже готов разжать кулак с красной коробочкой, но стол неожиданно покачнулся. Даже бокалы задрожали. Видимо, одна из ножек стола была чуть короче других.
Валера откашлялся и начал свою речь:
— Любимая моя Машулька…

Но Маша, улыбаясь, неожиданно перебила жениха:
— Валерчик, погоди, вначале нужно сделать, чтобы все у нас было идеально, потом продолжишь что ты хотел сказать.

Она быстро порылась в своей сумочке, достала какой-то листок бумаги, сложила его в четверо и ловко подложила под ножку стола. Потом вскочила, поцеловала Валеру в нос и защебетала – «Валерчик, подожди секундочку, я только туда и обратно, чтобы уж не отвлекаться» вскочила и убежала в дамскую комнату.
Все посетители ресторана поглядывали на Валеру и улыбались, даже они уже догадались – что же сейчас должно произойти за столиком у окна, когда из туалета вернется девушка.
Валера смотрел на красную бархатную коробочку и думал: — «какая же она у меня все-таки хозяйственная… это же надо, заметила, что стол качается, р-р-р-а-з, подложила бумажку и он уже стоит как вкопанный»
Попробовал пошатать столик, но он все еще слегка качался. Просто нужно ту бумажку еще раз согнуть вдвое, тогда будет идеально.
Вынул из под ножки сверток и увидел, что он исписан мелким почерком. Развернул и машинально стал читать. Это оказалось письмо:
«Машка – сука!
Ты заразила меня триппером! Тварь! А я заразил жену. Тебе хана!
Ошибки быть не может, я узнавал у твоего Толика, у него тоже триппер от тебя!
А если ты еще и цыгана заразила, то сразу вешайся.
С тебя 100 баксов за лечение. Лучше не прячься, а собирай бабки. Я приеду — все равно найду тебя в университете, тогда будет хуже, да еще и Толику скажу – где тебя искать.
Так что лучше тебе заплатить, пока я тебя не нашел и не закопал…».

Валера положил письмо на столик, в очередной раз поблагодарил свою судьбу и тихонечко удалился, чтобы ненароком не оторвать Машеньке голову.
Просто уйти из ресторана было неудобно перед людьми и Валера зашел в мужской туалет, а уже оттуда вылез на улицу через малюсенькое окошко.
В ту же секунду, его нечеловеческая любовь улетучилась, превратившись в пар и сероводород…

Страной правят юмористы …

Юморист наш Путин Вова,
Что ни сделает – «потеха»:
Сделал Толю Сердюкова
Управляющим РОСТЕХа …

СКР прикроет «дело»,
Будет Толик отдыхать:
«Поэтесса» начнет смело
О любви к нему писать …

Нет у Толика проблем,
И Кремлю он нравится:
Верит — вновь создаст гарем,
И с «работой» справится …

Работаю логистом в крупной торговой компании. И по долгу службы часто звоню в крупную федеральную транспортную компанию, что возит нам товары. Сейчас у них есть свой круглосуточный колл-центр, где можно узнать обо всех отправках в наш адрес.
Работают там одинаковые девочки-зомби, что в ответ на ваш вопрос монотонными голосами твердят заученные фразы, сообщая о прибывших или отправленных вам грузах. Старательно соблюдая весь ритуал порученной им коммуникации, они, в конце разговора обязательно выпытывают кто принял информацию. В принципе, ответить им не сложно, но на работе всегда запары и к тому же моя фамилия несколько трудна для восприятия, часто приходится повторять по буквам. Такая уж досталась, что тут поделаешь.
Поэтому, чтобы никого не грузить, я обычно говорю что-то вроде иванов-петров-сидоров и кладу трубку. А тут недавно звонил по грузам, в пол-уха слушая радио, и в ответ на вопрос, кто принял информацию, я как-то машинально ответил: Валерий Меладзе.

— Ме-ла-дзе – по слогам отчеканила девушка и, добавив — спасибо, что обратились в нашу компанию – повесила трубку.
Мне это показалось забавным, и вечером инфу по грузам у них уже принял Леонид Агутин. Ещё одно спасибо.
С обеда доставками для нашего предприятия занимался весь цвет отечественного шоу-бизнеса во главе с Басковым и Киркоровым. Прокатило.

На следующий день, я решил несколько поднять уровень фирмы, и по грузам уже звонили музыканты посерьёзнее, такие как Тухманов, Дунаевский и Спиваков с Гергиевым. А под вечер даже Стравинский с Рахманиновым.

Но тщетно. « Спасибо, что обратились в нашу компанию» — это было всё, что мне удавалось выбить
Назавтра сменить музыкантов на работу вышли вышли писатели-классики. Увы, ни Фёдор Михайлович, ни Лев Николаевич никаких эмоций у девушек-операторов не вызвали, как и звонившие им вечером академики: Капица, Иоффе и даже Ломоносов.
Потом я начал им звонить от имени известных путешественников.
Кру-зен-штерн – старательно записывали они — Сен-ке-вич, Ко-ню-хов.

Затем, пообедав, я решил загрузить наших чиновников: Сечина, Грефа, Дворковича и до кучи Толика Сердюкова. Девушки менялись, но всё было то же самое: спасибо.

Весь остаток недели в нашу транспортную звонили знаменитые полководцы и хоккеисты, изобретатели и художники, революционеры и космонавты.
Всё было бесполезно.

Короче говоря, к концу недели, задействовав напоследок Андрея Болконского, Пьера Безухова и Полиграфа Полиграфовича Шарикова, я бесславно сдался, вновь перейдя на Иванова с Сидоровым.
Они победили….

Со временем много меняется, в том числе отношение к добрачному сексу. Сам женился в 36 лет, искал и ошибался, находил и отказывался, но речь не о обо мне. Друг моей юности Толя был очень видным парнем, высокий, крепкий, пользовавшийся большим вниманием девушек и даже женщин. Будучи сыном весьма консервативных родителей, он несмотря на активную деятельность без брачных обязательств, часто высказывал желание найти хорошую девушку и жениться. После института жизнь развела нас по разным городам. Приехав в командировку в город Толика, я сразу ему позвонил, мы договорились встретиться в ресторане гостиницы. Толик приехал вместе с девушкой, которую, несмотря на летнее время хотелось назвать Снегурочкой, тоненькая, стройная, с большими голубыми глазами. Она держалась очень скромно, почти не подымая взгляда. За час, что мы сидели вместе она почти ничего не говорила. Потом Толик пошел проводить ее до метро, и вернувшись мы уже капитально посидели и поговорили обо всем. Толик признался, что со Снегурочкой у него все очень серьезно, и он готовится сделать ей предложение, сразу, как она закончит через полгода свою учебу. Конечно я спросил о сексуальной совместимости и насколько часто это происходит. Толик заверил, что все в порядке, происходит часто. Вспомнив о хрупкой и очень невинной внешности его девушки, я тактично поинтересовался, разумеется извинившись, а была ли она целкой. Толик мне объяснил, что у его девушки редкая особенность, у нее от природы нет того, что называется целкой, а по научному девственной плеврой. Все это она сама ему рассказала в начале их близких отношений. «Откуда же она сама так хорошо узнала все это»: спросил я, находясь отчасти под воздействием выпитого. Толик ничего не сказал, разговор пошел дальше. Потом он провожал меня и я уехал домой. Где-то через полгода мы встретились с Толей, посидели, поговорили. Я спросил, как Снегурочка, оказалось, после нашей прошлой встречи, их пути разошлись, она оказалась не такой, как он думал. А Толик вскоре женился на девушке рекомендованной его мамой, у них двое детей и все хорошо.

В раннем детстве я думал что сидят такие дядьки, чешут макушки и придумывают анекдоты. Позже я уже не был так уверен.

(Только недавно с главными героями это вспоминали за рюмкой чая, как говорится. Имена, пароли, явки изменены, естественно).

90-е годы. Работаю у хорошего знакомого — Ашота — в его новой маленькой конторке, попросил меня разгрести завал с бухгалтерией. Знаю я его не первый год, по спорту, зарплату хорошую платит — а чё ж и нет? Хотя не совсем по моему профилю, но опыт был. Разгрёб, почти без санкций, живём, работаем дальше.

Вскоре Ашот приводит общего знакомого из тех же кругов — Толика Минкина. Снабженцем. Ну а куда же ещё с такой фамилией, если бухгалтерия уже занята?

— Толик-джан, располагайся, знакомься с людьми и делами. С деньгами не обижу — 100 тысяч будет.

Расположился, познакомился, работаем. Проходит месяц, Ашот принёс зарплату. Достал пачку, отсчитал, раздал. Там всё просто было, если что: деньги отдельно, дебет-кредит отдельно, потом.

— Э, Ашот, ты говорил что 100 тысяч будет, а здесь 80.
— Э, Толик-джан, ты русский язык знаищь?
— .
— Бу-дет. Будущее время, да? Сейчас 80, потом БУДЕТ 100. Понимаешь, да?

Я только начал подбирать слова, чтоб объяснить Ашоту нюансы русского языка, но Толик меня опередил:

— Понимаю, Ашот, конечно. А я БУДУ хорошо работать.

— Билять, — сказал Ашот и достал ещё 20 тысяч.

Всегда сторонился общества умных и красивых женщин. Берег нервы. Ибо баба с мужским мозгом, да еще и с внешностью, отключающей у самца все мысли, кроме похабных- смерти подобна. Ну их нахер, этих Сократов с сиськами, справедливо полагал я, уверенно скирдуя поселянок среднерусской возвышенности. В моем марьяже способности должны быть четко разделены : ты красивая-я умный. Я говорю-ты слушаешь. Все что свыше-от лукавого. Баба должна быть нежная, доверчивая и легко поддаваться дрессуре -полагал я.
Несложной дрессуре. То есть разучить команды «Лежать!» , «Тубо!»,»Отрыщь!» и «Апорт»-в смысле правильно реагировать на кинутую ей палку. Ну и быть приученной к лотку. Все.
А с умными наоборот. Не успеешь погарцевать перед зазнобой-как тебя уже запрягли , взнуздали, надели шоры и ты тащишь бричку ее желаний , разбрызгивая хлопья пены под копыта. И это в лучшем случае. В худшем-послали нахуй наметом так,что «от топота копыт пыль по полю летит»
Но не везло. Вечно я влипал в отношения с этими Афинами,мать их,Палладами.
С Настей я познакомился в баре ЦДХ. Миниатюрное создание с потрясной фигурой , детской мордашкой и наивными голубыми глазками профессионального афериста. Мечта глупого педофила. Глупого-поскольку за внешностью школьницы-нимфетки скрывался железный характер вкупе с развитым сознанием. О себе она говорить не любила, способностями никогда не хвастала-они открывались мне случайно. Пошли на корт (Бегемот решил блеснуть умением) Блеснул. 6-0. 6-0.
Мастер спорта, как выяснилось.
С удивлением обнаружил ее непринужденно болтающую с французом на его языке.
Постепенно узнал,что свободно говорит на немецком , итальянском, испанском, арабском, понятное дело, английском и почему-то польском. Все это в 25 годочков, на минуточку. При том на вид ей и 15 лет дать было сложно. Строгого режима.
Мы долго дружили без потуг на потрахаться. В Личной жизни Настя предпочитала 2х метровых атлетов модельной внешности с полным отсутствием мозга. У нее тоже был взгляд на выбор секс-партнеров , аналогичный моему.
Издевалась над своими амантами по-черному.
Захожу в бар — вижу сцену. Настя сидит на коленях у своего очередного Толика и расчесывает его роскошную шевелюру.
-Вычешу я мерина, что бы еб немеряно-кивает она мне на любимого. Нежный Толик идет красными пятнами , ссаживает Настю и уносится прочь, стуча копытами. Обиделся дитятко.
«Тискал девку Анатолий
На бульваре на Тверском,
Но ебать не соизволил:
Слишком мало был знаком «-пожимает плечами Настя.
-За что животину тиранишь, барыня?
-Змея запускаю. Надоел. Такие мы прям нежные, такие , блядь, ранимые. (Настя, говоря о милых , всегда использовала множественное число). Все время опасаюсь ему целку порвать. Это ладно. Я тут недавно с таким персонажем познакомилась- прям розовая мечта Дуньки с мыльного завода.
-Поясни.
-Ну это-Настя плюнула себе на пальцы и осанисто пригладила ими воображаемый пробор: Купчина первой гильдии, Божьей милости.
-Маммоне поклонилась?
-Не вышло. Купец, удалой молодец , кстати , мой типаж. Два метра, руки как ноги, ноги как бревна , косая сажень и заднюю стенку черепа через глаза с поволокой видно.
-Нетипично это для коммерсанта. Может-при тебе тупеет?
-Мне какая разница, отчего он тупой- врожденно или от любви? Меня устраивает. Поумнеет-выгоню.
-А что не вышло?
-Ой там цирк был. Приехали к нему. Сидим, заедаем чай пирогами- а в гостиной у нас все в кубках, да в фотках. Вся стена завешана -тут мы на велосипеде, там на виндсерфинге, здесь мы гору покорили , слева-мускулистой дланью штурвал яхты держим, а вон там самолет пилотируем. Ну , я так скромно, мол- а что это у вас тут пианины в углу пылятся, осмелюсь осведомиться. Ради красоты, али дырку в обоях прикрыть?
-Ну это, грит, миленок- иногда, под настроение, как накатит. бывает. музицирую.
И тут меня и накрыло.
-Чего?
-Да я представила как мы с Марфушей , подругой моею , сидим в людской у него внизу и
чай с блюдечек дуем с хлюпаньем. И вот , Марфуша (Настя растянула в стороны кончики воображаемого крестьянского платочка ), пальцем тычет в потолок и боязливо так -мне:
-Барин, грит Маня вполголоса, глазками вверх указуя , -как накатит-то на него бывалоча -ТОТЧАС БЕЖИТ ЗА ФОРТЕПЬЯНЫ И НУ ХУЯЧИТЬ ПО КЛАВИШАМ.
Ну тут у меня от этой картины пирог недожеванный миленку на рубашку и выплюнулся.
Я со стула на пол стекла и вою. А дроля мой растерямшись. Глазками хлопает, рот разинул.
А я пуще. Прям вижу как на него «Это» накатывает, как рывком рубаху до пупа-ХРРРЯСЬ! —
сшибая все на пути- за фортепьяны. со сбившимся набок шейным бантом. крышку рывком наверх- ХУЯК! Фалды фрака назад- так что одна на плече застряла -и. (Настя размашисто опустила растопыренные ладони на воображаемые клавиши)
-ТА-ДА -ДА ДАМММММ.
-ААААААААА. -Настя вот ты сука.
Плачем друг у друга на плечах.
-Эх, Макс, давай тебе лоботомию сделаем? Я б с тобой замутила тогда.
-Спасибо, Настен, не надо.
-Ты не знаешь от чего отказываешься, дурашка!
-От лоботомии.
-А ну передумаешь-дай знать. Ну или контузия, например. Я тебе сразу дам, отвечаю!
-Обязательно. Как к тебе в миленки захочу-сразу маякну. Это верный признак идиота.
-Ну ступай, Дед Мороз.
-Чего это я в Санта-Клаусы угодил?
-Классику знать надо. Ты когда в бар заходишь, взглядом окрестности окидывая, мне сразу Некрасов вспоминается- ну там, «Мороз-воевода дозором обходит владенья свои.»-помнишь?
-Ну?
-Глядит — хорошо ли метели лесные тропы занесли,и нет ли где трещины, ЩЕЛИ?
-АААААА. Вот ты язва.
-Макс, а может те к доктору надо? Я вот на прошлой неделе посчитала-ты сколько шалав отсюда уволок? Шестерых?
-Одну потерял по дороге.
-Куда те столько? Может-ты болен?
-Настя, я сам себе дохтур, все намана.
-Ты врач? Ты же говорил что ты подводник вроде?
-В душе я врач. А в разрядной книжке-подводник. Не вижу противоречия.
-Аааа! Ты водолаз-гинеколог? Это тебя клятва Гиппократа заставляет из пизды в пизду нырять, да?-Настя складывает ладошки вместе,как будто собираясь куда то нырнуть.
Ползаю под столом.
-Аааааанастасияяяяя. отстань,ой ик.
-Ладно, дитятко, ступай. Вот там какое то животное приперлось в мини юбке. Как раз твой типаж.
.
Как то захожу в ЦДХ -в углу сидит Настя. Глушит водяру . На нее не похоже. На вид-трезва абсолютно.
-Что с тобой?
-Аааа. Макс,иди сюда. Обними меня.
-Чего это ты трясешься вся?
-АААААА!
Слезы, сопли, вся рубашка мокрая. Еле утешил.
-Ну что стряслось?
Более-менее успокоившись подруга начинает повествование.
-Я ж машину на дилер сдала, теперь на два дня безлошадная. Ловлю тачку. Подъезжает 140 мерин, тонированный вчернь.( История 90х годов-прим. автора)
Я-от него, но поздно. Выпрыгивает жлоб кило за 130, цап меня за шкирку и в машину. А там еще трое таких. Крупных рогатых скотов. Ну все, думаю, Настя, допрыгалась ты.
Начинаю причитать и выть.
-Мол, дяиньки токо не ебите я еще девочка , меня мама дома ждет, ну пожалуйста дяиньки ыыыы.
А в салоне тишина. Ну только я вою.
Один только повернулся и вежливо так говорит-
-Непиздибля!
Ну ,я понимаю.что без секса не уйти и ною уже на другой ноте- Мол дядиньки, хорошо, ебите меня всем стадом , только не бейте у меня мама больная, баушка не перенесет , дети голодные.
-Какие дети у «еще девочки»?
-Заткнись и слушай!
-О! Вижу тебе уже лучше!
Ну я канючу, эти молчат, подъезжаем к подъезду, один меня за шкирку взял и понес. Как кошку. Поднялись на лифте. Они меня перед дверью поставили и позвонили.
За дверью на меня в глазок зыркнули, дверь открылась -там хачик в трусах лыбится золотым зубом сквозь щетину. Только сказать мне что то захотел- как ему в зуб и прислали.
Улетел в квартиру воробышком, чирикнуть не успел.
Эти в хату ломанулись, последний обернулся и вежливо так мне и говорит :
-Уебывайбля!
И дверь захлопнул перед моим носом.
Стою, вою, причитаю, чуть не обоссалась. И радость то какая что все обошлось, но при этом, знаешь, Макс , даже как-то немного обидно. Что же это они меня ебать не захотели? Я что некрасивая что ли ? ЫЫЫЫЫЫ.
Опять плач, всхлипывания итд.
-Красивая ты, Настья, очень красивая. Я бы вот если бы на их месте был, обязательно тебя бы выебал, не переживай!
-Правда?
-Блябуду!
-Ты меня домой отвезешь?
-Конечно!
Приезжаем к ее подъезду, Настя секунду думает, нахмурившись, потом -решительно, сама себе:
-Нет, у меня стресс, мне надо успокоиться-и лезет на меня сверху.
Полночи мы раскачиваем машину у нее под окнами. И у меня квартира есть и у нее, но выходить или ехать не хочется абсолютно. Под утро едем ко мне. Зависаем на неделю. Настя берет отпуск, я забиваю на все дела.
Месяц оторваться друг от друга не могли. Но двум пистолетам тесно в одной кобуре.
Мы не расстались-просто стали реже видеться. Несколько лет Настя могла приехать, забрать меня из любой компании ,от любой бабы и увезти с собой. Отказов она не принимала-да и я особо не брыкался. Хороша была несказанно.
Расстроила таким образом две мои свадьбы.
Наконец, уехала в Америку.
Сейчас я женат,увы и ах, на ОЧЕНЬ красивой и ОЧЕНЬ умной татарке. То еще испытание.
«Мой друг не ищет в жизни легких путей»-сказал Кабан,глядя на невесту.

Продолжаю тему про занятного мужика с Кубани(история «казака-реббе» от 01.04.2016), коль народу интересно — расскажу историю про него, которую услышал от одного армянина, который с ним лично знаком.
В этой истории каждому свое – и толика срача, и экшн, и даже лав-стори…
Дело было, когда этот мужик был помоложе –в парнях ходил. Это, значится, в период развала СССР и связанных с этим миграционных потоков отовсюду.
В кубанском городке, куда мы переехали пару лет назад, считается абсолютно нормальным вопрос: «ты кто по нации?». При этом в городе до трети жителей – армяне, и вообще живет более сотни разных национальностей, иногда экзотичных не только по названию, но и по вероисповеданию. В прошлом бывали серьезные терки на национальной почве, сейчас же затеять какую-то разборку с привкусом национальных противоречий – никто не поймет. Моветон. Говорят, раньше были периоды , когда кафешки были поделены, но сейчас публика смешанная — по крайней мере в центре.
Итак история (сам не свидетель, передаю со слов этого армянина, немножко адаптируя):
В 90х в город, а больше в пригороды, приехала масса беженцев из Грузии. Ахалцихе-Ахалкалаки. Джавахк. Шаумян. Поначалу вроде спокойно – приживались. А потом стали с молодежью трения возникать. Как водится на танцах-дискотеках. Они спокойно не жили. С точки зрения «местных армян» — вели себя они неразумно и нагловато. По сути, захватили, дискотеки-кафешки в центре и не очень смуглым ребятам по вечерам было не совсем безопасно там появляться. При этом любым девушкам там были всегда рады. Девушки и ходили – «Что ж без развлечений сидеть?». Иногда, логично, возникали эксцессы. Что послужило причиной для упомянутого мной ранее мужика –точно не знаю, говорят там избили младшего брата его друга. Мужик сначала начал поднимать бучу на национальной почве, но местные армяне с ним выразили солидарность и сказали, что конфликт далеко не между армянами и русскими, а между придурками, за которых никто не в ответе, и нормальными людьми. Даже предложили некоторое свое содействие в поиске искомых, и в наведении нормального баланса на культурных площадках города.
В итоге, этот мужик заявился на дискотеку с тремя своими друзьями (двое из которых были Староверы(!), бывает же!), и когда там ближе к концу, как водится, стали происходить очередные терки на улице – вмешался. Детали не очень ясны. Но по слухам, в больницу попало с переломами до 25 человек. А к замеченным зачинщикам еще с месяц ездила «комиссия» из русских и армян с разъяснениями, что буянить в городе не нужно. Что тишина должна быть в библиотеке.
Понятно, что слухи обрастают и преувеличиваются – но если о событии говорят спустя лет 15-20, это видать было шумно.
А теперь – лав-стори: Этот же мужик (тогда еще парень), оказывается, встречался с девушкой-армянкой. (это в норме вещей) Все у них шло к свадьбе. Родители были познакомлены, ходили друг к другу в гости.
И вот, когда все уже было очень близко к сватовству, один из двоюродных братьев «невесты» опознал в потенциальном женихе, человека, который ему руку сломал во время вышеозначенных событий… На мужика повесили ярлык националиста, многочисленная родня взбунтовалась, девушке выходить за него замуж запретили, смелости она не набралась…
Видел я ее – миниатюрная, симпатичная. Двое детей. Приходят в парк регулярно.
А он — похоже не женат…

«Каждому положен свой Державин» — сказал поэт. Но это только малая толика правды: каждый сам хочет быть Державиным, или хотя бы Сорокиным. Внутри всякого человека глубоко запрятан вирус эксгибиционизма, который лишь ждет своего часа.
Один переплывает Атлантику верхом на бревне, гребя рукояткой бамбуковой удочки и пия кровь проносящихся летучих рыб. Другой проживает совершенную среднестатистическую жизнь, выпивая ежедневно свои 0.18 литра водки, съедая в месяц 5.4 килограмма картофеля и корнеплодов и совершая положенные ему 0.0013 убийства. Но и тот, и другой равно одержимы желанием поделиться содеянным, в назидание современникам и потомкам. В результате один пишет «За бортом по своей воле», другой «Москва – Петушки», третий создает «Кумаонских людоедов» или «Леопарда из Рудрапраяга». А иной ограничивается поучением друзей по гаражу.
И проявление означенного вируса неизбежно, как пресловутый дембель. Невозможно, совершенно невозможно избежать его тлетворного воздействия. Вот и азмь, грешный, впал в эту хворь и пишу, пишу, пишу… Зачем? Для кого? – Не знаю. Но вот история, полная трагизма.
В конце 70-х годов прошлого века – как видите, это древняя история и обязана быть правдой, ибо предки наши верили ей слепо, — так вот в то самое время получил наш институт некий Прибор. Я бы даже сказал – Спектрометр. На фоне остального нашего оборудования, в основном извлеченного из хранилищ времен Хуфу или Тутанхамона и крашеного молотковой эмалью, новая игрушка была красива, как новогодняя елка и в качестве гнета для капусты была идеальна. Как спектрометр это изделие не вполне оправдывало свое название, поскольку не работало.
Начальству же, даже самому лучшему, свойственно желать обратного – хочет оно научных результатов с каждой единицы оборудования. Поэтому с регулярностью раз в неделю был вызываем наладчик, Полномочный Представитель Изготовителя, человек-гора ростом за 2 метра и весом за полтора центнера. Начальник же мой, к слову сказать, рост имел примерно полтора метра и вес килограмм пятьдесят или меньше. И в один прекрасный день Начальник возопил, обращаясь к Полномочному и глядя на него снизу вверх:
— Слава, — вопиял Начальник, — ну неужели Трижды ордена Ленина Ленинградское оптико-механическое объединение имени Владимира Ильича Ленина (sic!) не может справиться с такой мелочью, как спектрометр?
На что Полномочный, исполненный спокойствия и величия, из-под потолка гласил:
— Миша, да все эти ваши научные приборы составляют четверть процента в программе ЛОМО, они просто на хер никому не нужны!
И тут стало ясно, что нас, говоря современным языком, «кинули». И если мы хотим с этим чудищем (не Славой, а Спектрометром) работать, придется действовать самим.
Тогда я принялся думать, потом паять, потом ругаться, опять паять и после опять думать. Даже книжки читал, даже инструкцию к прибору! И прибор, как это ни странно, стал подавать признаки жизни и даже заработал, и работал настолько устойчиво, что меня обуяла гордыня. Грешен. Захотелось поделиться своей мудростью с собратьями – это, кстати, тоже было проявлением ранее упомянутого вируса эксгибиционизма, хоть и с научным акцентом.
Подстрекаемый гордыней, написал я Статью, и приложил к ней Акт экспертизы, и послал Статью в Приличный журнал.
Зря. Зря я не обратил внимания на тот факт, что Приличный журнал, хоть и полностью соответствует профилю Статьи, но издается самим Курчатником. В связи с этим прискорбным фактом спустя пару месяцев после отправки Статьи я был обеспокоен звонком из редакции Приличного журнала, и был поставлен перед необходимостью получения разрешения на публикацию от самого нашего Министерства, поскольку ранее редакция с такой мелочью, как наш институт, дела не имела.
Всякий человек в своем развитии проходит стадию восторженного восприятия окружающей реальности, именуемую наивностью. За определенным рубежом окружающие почему-то начинают эту милую черту именовать глупостью, но это остается полностью на их совести. И вот, полный наивности, или глупости, я отправился в само Министерство. В приемной, посовещавшись, синклит теток вынес решение о том, что «Это вам надо к Пал Палычу». Ну, к Пал Палычу – так к Пал Палычу, куда двигать-то? Синклит посмотрел на наивного (глупого) с сожалением, но номер комнаты назвал. И я двинул.
В результате получасовых блужданий по разноэтажным корпусам Министерства, топология которого навевала мысли о 5-м или 6-м измерении, я добрел до искомой комнаты и отворил дверь, предварительно робко постучавшись. Комната, в которой я оказался, помимо крашеных зеленой масляной краской стен, имела следующие приметы: два окна без занавесок, стол без единой пылинки на нем, два стула и Пал Палыч.
Великий человек каким-то образом был предупрежден о моем приходе, ибо начал орать сразу.
— Вы что, — орал Пал Палыч, — не понимаете, что вы сделали? Вы изменили Гостовский прибор! Люди работали! А вы! Подсудное дело!
Мои робкие попытки объяснить, что я просто починил прибор и заставил его работать, не могли прервать могучих элоквенций Пал Палыча:
— Вы не понимаете! Гост! Предприятия! Метрология! Получите разрешение на публикацию у производителя или в его министерстве!
В тот момент, когда я произнес:
— А кто же меня пустит на ЛОМО и в Средмаш? И как же предприятия будут этим дерьмом пользоваться, коли оно не работает, хоть и Гостовское? – настала тишина. Пал Палыч молчал, как граната с выдернутой чекой, как снаряд со взведенным взрывателем.
Остатки инстинкта самосохранения, свойственные даже очень наивным (глупым) людям, заставили меня выскочить за дверь, пренебрегая элементарными правилами вежливости и не прощаясь… Последний взрыв настиг меня уже в лифте и, по счастию, пришелся вскользь…
И вот тут-то и произошло волшебное превращение наивного (глупого) в умного и хитрого. Я решил ждать, и в конце концов дождался своего часа. Пал Палыч был поражен насморком и взял больничный! А я, отныне хитрый и умный, пошел на прием в Научно-техническое объединение нашего главка, рыдая, сообщил о тяжкой болезни Пал Палыча и необходимости срочно-срочно получить разрешение на публикацию, и за шестнадцать секунд получил визу Главного инженера НТО. И Статья увидела свет. И ее даже, может быть, прочитало человек пять-шесть. Виктория, сиречь победа!

…Минуло больше тридцати лет, но меня по сей день мучает один вопрос: кем был этот Пал Палыч? Какой пост в Министерстве занимал? Узнал ли он о моей страшной хитрости, и если узнал – что стало с ним и почему я все еще не на лесоповале?
И еще, для всяких скептиков и маловеров: в приведенных мною диалогах каждая буква соответствует сказанному в действительности. Я не придумал, не сочинил, не добавил и не сфантазировал ни единого лишнего слова.

В жизни нечасто увидишь настоящего мудака. Беспримесного. Абсолютного. Полагаю, они в живой природе встречаются реже гениев. Ибо не доживают. То их дверью прищемит, то катком расплющит. То мама придушит в колыбельке.
Для выращивания половозрелого эталонного мудилы необходимо очень много веры, терпения и любви. И удачи-куда без нее?
И только при совпадении всех этих факторов сказочный долбоеб вырастет, возмужает и будет радовать собою окружающих.
Мне повезло видеть двоих таких уникумов. Об одном и хочу поведать.

Илюшу приволок в общагу Бегемот. Как выяснилось, Илюша и Бегин учились в одном классе. Первого сентября ашхабадские дарвинисты на первой же перемене собирались исправить ошибку природы. Уконтрапупить Илюшу, то есть. Бегемот туркменов не любил с пеленок. Больше чем идиотов. И в эпическом избиении дебила зверями занял антиэволюционную позицию.
Отпиздив стаю (Дима с детства отличался завидным телесным обилием)-Бегин оказался заложником собственного милосердия.
Защищать дурака ему предстояло все 10 лет.
Отмучившись с Илюшей всю среднюю школу, Дима поехал покорять столицу. Москва Бегемоту сразу понравилась. Тем, что в ней не было Ильи. Но счастье было недолгим- скоро эта очкастое недоразумение замаячило на пороге Коммуны.
Бегин сразу поставил условие телесной неприкосновенности артефакта. Никто и не собирался покушаться. Студенты не туркмены ж.
Наоборот- с Илюши все радовались несказанно.
В институт Илья так и не поступил. Лет пять этот вечный абитуриент подавал документы то в МГИМО, то в МГУ, то в ФИЗТЕХ -но его не брали. Валился с бананом на первом же экзамене. Что не мешало герою надувать щеки. Непонятый гений работал дворником, но и тут карьер не задался. Гнали его из ДЭЗа в ДЭЗ поганою метлой. Коллеги часто отоваривали лопатами и скребками. Бегемот, сетуя на горькую судьбину , регулярно мотался разбираться с уличным пролетариатом. Иногда брал меня.
Помню несколько эпических побоищ в дворницких. Сознание собственной неправоты притупляло реакцию и ослабляло удар. Пару раз огребал довольно весомо. Один раз даже ведром с грязной водой. По харе.
Нокаут.
Лежал на плиточном полу дворницкой, в луже, аки выплеснутый из лохани младенец.
Раскинув длани , с тряпкой на морде лучисто глядел в высокое небушко с раскачивающимся на гнутом проводе солнышком. Под мат и сопение отовариваемых Бегемотом детей степей и предгорий. Ему-то рефлексия была, к счастью, неведома.

Несмотря на отсутствие пиздюлей, жизнь Ильи в общаге легкой назвать было трудно. Ибо глумились над ним непрерывно.
По всей палитре стеба. От интеллектуального-при появлении героя неизменно ставили кассету Аквариума с его «Поколением дворников и сторожей» , или постоянного цитирования Булгакова: «Дворники из всех пролетариев – самая гнусная мразь. Человечьи очистки – самая низшая категория.»
До рэднековского.
Сидим как то в 402й. На балконе. Внизу, на третьем этаже, мается похмельем морпех Ахмедзянов. У него тогда Илюша временно квартировал. Акустика прекрасная-слышно даже как у Ахмедзяна череп трещит с «Агдама».
Краса и гордость флота держит больной чан в руках, подвывает и раскачивается. Время от времени прерываясь на диалог с соседом.
-Шапконосов! (это Илюшино фамилие)
-А?
-Знашь ты кто? Аййййбляяяя.
-Кто?
-Хуйло ты с баштана, Шапконосов!
Илюша обиженно сопит.
-ЫЫЫЫЫЫЫЫЫ. Зачем я пил? И столько?! Шапконосов!
-Что?
-Ты хоть знаешь, что такое баштан?
-Я с Ашхабада!
-И что это?
-Ну там арбузы растут, дыни.
-Вот ты хуйло оттуда!
Мы ржем на весь двор. «Хуйло с баштана» прилипло у Илье навечно.

Средства для пропитания изгнанник зарабатывал мелким барыжничеством. Продавал марихуану знакомым, нещадно бодяжа товар.
Причем даже защитнику своему , Бегемоту, замешивал с укропом 50 на 50. Как не сел при таком умище-до сих пор в толк не возьму. правда, постоянно бывал бит и ограблен благодарными клиентами.

Как и все дуремары, Илюша верил во всякие трансерфинги, карнегитренинги и прочие НЛП для ДЛБ. Ну эти курсы «Как перестать быть дебилом». Точнее, «как отдать последние деньги и остаться долбодятлом».
Как то нам срочно понадобилось Илюшиного зелья. А он в очередной дуремарне ум-разум впитывает. Камлания у них. В ЦДТ.
Пришли. Просим подать нам Тяпкина-Ляпкина. Вежливо просим, замечу.
Тут адепты золотозубые как руками замашут. Вы что?! У них там погружение! Никак невозможно!
-Ну вы его там из таза выньте ненадолго- а потом грузите по-новой. Нам буквально на минуту ваш неофит нужен.
-Вы не понимаете! Они! Там! Вы как?!
-Это что! Вас Мастер проклянет!
-Слышь, урка, ты давно от хозяина? На воле заскучал? Опять на дачу захотелось?
-Вввы.
-Жалом в землю! Руки чтоб я видел!
-Аааабляяяяяямусорапоганыииии! Больноооооо! Рукупустииыыыыы!
-О! Наконец то по человечьи заблажил! А то «погружения», «чакры». Хуле ты рога расчехлил, мудило грешное? Видишь у людей государев интерес-какого хера ты хвост пружишь?
-Уййййййййпустиии!
-Ага, ща. Шагай шире, падла.
В помещение вошли на кураже. Сначала с пинка запустили арестованных-они с грохотом покатились по проходу. Затем заорали на весь зал:
-ЛЕЖАТЬ , СУКИ. ПРРРРРИМОРЮ. РАБОТАЕТ РРРРУБОП.
Публика(рыл 200) организованно повалилась на пол. Их впечатлило как мы прошли по спинам воющих сидельцев.
Бубниле на сцене Бегин слегонца зарядил в дыню. Что бы сломать лед в отношениях. Я пытливо исследовал зал. Аааа, вон он, голуба. Подхожу , хватаю за шиворот, поднимаю повыше. Охлопываю арестанта.
-Тащщ майор! У этого дури полны карманы!
-О! Отлично! Вызывай «тяжелых». Что, сука, наркопритон тут устроил! (пинает ногой главного нейро-лингвистического программиста) В ответном хрюканье явно не хватает уверенности.
Выволакиваем трясущегося Илюшу в коридор.
-Вы! Вы!
-Так, деньги держи, грузчик. Все, покеда. Иди, погружайся дальше. Хотя. какие то они у тебя неубедительные. Наставники твои. Легко-внушаемые. Я у таких властвовать над толпой вряд ли уроки брал.
Нейро-лингвистически программируются на раз-два. Сам же видел.
Илюша, на трясущихся ножках возвращается в зал. Зря. Лежащие под стульями НЛПишники минуты две переваривали его блеянье, что это мол к нему друзья. приходили. вот. они пошутили. понимаете? Ну шутка это. такая. у них. Вот.
Потом в едином порыве вылезли из щелей и набили Илюше харизму.
Впрочем, по мне так Баштанному еще повезло. На деньги не попал. Там же трехступенчатая система вытрясания бабок из Буратин действовала. Его выперли уже с первой. Да и лечился он от заикания совсем недолго. Ходил через месяц почти прямо, через два перестал приседать, если при нём кто свистнет шутейно.

Среди всей толпы глумящихся Илюша почему-то невзлюбил именно меня. Ума не приложу, что послужило тому причиной.
Хотя.
Любимая шутка вечно безлошадного Ильи было подойти в клубе к знакомому и типа-
«Ты за рулем?»
-Ну?
-А я что то твоей тачки на улице не видел.
Угоны были частыми-народ велся и бежал в панике на улицу. К Илье вроде и претензии не за что кидать. Ну, типа, не увидел, извини.
А тут мальчик решил на мне зубки поточить.
-Ты машину сменил?
-А ты ориентацию?
-Не, я серьезно.Я твоего Шевроле на улице не видел.
-А моя машина всякому хуйлу на глаза и не кажется. И я с тобой не шучу. Вот, ты таблеточками закидываешься, да? У Толика берешь? А Толик мне намедни говорил, что колеса с Голландии приволок- так те на две недели ориентацию меняют на противоположную.
-Кккак?
-Ди-а-мет-рально. То есть был ты баба-теперь лесби. Или была. Бегин, как правильно сказать. Был? Или была?
-Была-не была!
-Во! А ежели ты не лесби-то станешь пидором. На две недели. Потом, правда, отпустит, но поздняк метаться, мне кажется.
-Ты гонишь!
-Чес-благородное. Дим! Подтверди.
-Точно!
-А чего ты с лица сбледнумши, Илюш? Ты закинулся уже? Анатоль, затейник, говорил что на тебе испытает. Ты ж и так по уму блондинка. А эдак все в соответствие придет. Пергидроль я тебе подарю. Приведешь внешний вид и внутреннее содержание в гармонию. А, Дим.?
-И вазелину.
Илюша срывается с места. И пропадает. На две недели. Что он там делал: борол свои желания или, наоборот, потакал им-нам неведомо.

Как то Илюше одна баба дала. Барменша. Впрочем, она сверхпроводящая была. Полное отсутствие сопротивления. Геля ее звали.Очень в тему. Я тоже там поприсутствовал как то.
И тут Илюша в клубе навстречу. Сильно подшофе.
-Ты Геле присунул?
-Ревнуешь? Надеюсь, не меня? Толиковы таблеточки не отпускают?
-Я ее тоже трахал!
-Я в курсе. Она мне сказала что отродясь такого мелкого хера не видела, как у тебя. С учетом ее опыта, это достижение, старик!(Чистое творение разума : делать мне больше нечего было-с Гелей его окаянный отросток обсуждать)
Илюша, сбледнув, исчезает. Надирается с горя. И идет разбираться. Подходит и выплескивает клеветнице в лицо стакан. Через стойку.
С учетом, что напротив сидел здоровенный рокер-нынешняя пассия Гели, это был крайне опрометчивый жест.
Но вопль на весь зал-
«ЗАЧЕМ ТЫ СКАЗАЛА ЧТО У МЕНЯ САМЫЙ МАЛЕНЬКИЙ ЧЛЕН!» -обезоружила брутала. Он ползал по полу, похрюкивая и был не в силах подняться. Толпа выла. Никто так и не понял- кто что кому сказал и причем тут я, но весь клуб твердо усвоил, что член Шапконосова- бесконечно малая величина. Пропиарился Илюша знатно.

Мир полон идиотками и как-то Илюша решил жениться. Подходит Бегин.
-Макс!
-Аяй?
-У Илюхи свадьба.
-Совет да любовь.
-Он просил, что бы ты его не доебывал на празднике.
-А можно, я не приду?
-Нельзя.Но не подкалывай его. Свадьба же.
-Не буду.

Через час Боря подваливает.
-Макс!
-Ы?
-Не доставай его на свадьбе!
-Не буду!

И так весь день. Достали.

Сижу за столом. Молчу. На жениха стараюсь не глядеть. Нервничаем оба. Толпа напряженно ждет развязки. Илюша буреет на глазах. Хамит. Я молчу. Распоясывается. Я молчу. Орет. Я молчу. Матерится. Я нем.
Бегемот показывает мне римский жест: большой палец вниз. Я ему-фигу. Просили-получайте.
Через пару часов Илюша встает и ,обращаясь ко мне:
-Макс! А ты никогда не ловил букет невесты?
Не могу. Все. Баста.
Поворачиваюсь. Смотрю с укором на невесту. И трагично отвечаю:
-Как же! Ловил! Потом три месяца лечился!
Повисает мертвая тишина. Невеста почему-то мучительно краснеет.
-Ну ты ссссука! -шипит жених.
-Задавая сучьи вопросы, Илюша, будь готов услышать сучьи ответы, ответствую я смиренно.
Толпа взрывается хохотом.
Дальше не помню. Илюшу держали впятером. У него истерика случилась.
Свадьба удалась, одним словом.

Вонь вояж.
Я тогда торговал. Вернее мы, вдвоем с Толяном. Конец девяностых. К тому времени мы, уже порядочно подуставшие от этого бизнеса, имели две-три торговые точки, магазинчик и возили парфюм и прочую шнягу в свой городишко из Владика и Хабары. Ездили всегда в ночь, чтобы к утру быть на месте и, загрузившись, вернуться назад к следующему вечеру. В очередной раз жду Толика дома к полуночи, он задерживается часа на полтора, я психую (сотовых не было) и наконец он появляется на нашем микрике, за рулем и подшофе. Я психую сильнее и, садясь за руль, обнаруживаю в темноте салона двух человеков. Спрашиваю вежливо Толю: — Че за хуйня, мол, Толя? Толя начинает бормотать про своих друзей, которым с нами почти по пути, до Владика. Ну и чтобы стало совсем по пути, нужно заехать в какую-то деревню, которая нам совсем не по пути и забрать с собой …свинью, …блядь:
— Че, БЛЯДЬ, забрать? Свинью, говорит, ночью во Владивосток по пути за парфюмом,…пообещал. Я оторопевший от неожиданности даже не орал, воткнул рычаг и медленно осознавая происходящее, молча порулил на выезд из города. Между тем мутные тени за спиной ожили и одна из них молвит:
– Здорово Леха! Это ж я, Паха!
— Какой Паха?
— Сосед твой сверху, бля. Над родителями твоими жили с мамкой, по Пушкинской, мы ж бля даже какие-то родственники!
Паху я конечно вспомнил, встречал его несколько раз в подъезде в окружении малолетних уркаганов, лет 20 назад, когда учился в школе. Ко мне они не цеплялись, видимо из-за Пахи, который помнил какое-то наше с ним родство и сдержано со мной здоровался. Примерно тогда Паху и загребли по малолетке и на долго. Ну и так случилось, что они были корешами детства с Толиком, моим теперешним компаньоном. Паха оказался разговорчивым. Бодрым прокуренным голосом он продублировал своего негромкого спутника, представив: – Абдулла! И рукой на развилке чуть в сторону перенаправил наш маршрут.
– Ща, Леха, шесть сек, свинью заберем.
Я повернул, еду. — Куда? — спрашиваю.
— Прямо.
Еду, еду, дома заканчиваются.
— Куда? — интересуюсь.
— В Донское.
….? (8 км по грунтовке и возвращаться…)
— Ну ты, Толя, блядь!
Ночь. Начинался дождь. Доехали. Полузабытая деревенька в стороне от проходных трасс. Поздняя осень. Темень. Две улочки с убогими лачугами, во всей деревушке горит одно окно. Наше. Открыли боковую дверь, просигналили, пахнуло навозом и промозглой сыростью. Колхозники не спали. Полученный накануне свиной аванс держал их в тонусе и добром расположении духа. В темноте слышались голоса, хлопала дверь. Я, пытаясь смириться с происходящим, поторопил. Паха с Абдуллой нырнули в темноту. Минут через пятнадцать открылась задняя дверь нашего грузо-пассажира, автобус закачался, голоса, возня, пронзительный визг свиньи, маты и тишина. Выгнанный мною на погрузку Толик вернулся в кабину.
— Че там?
— Сбежала.
— Заебись! А ты хули сидишь? Иди загон строй, а то она тебе на голову насрет!
Толик свалил, где-то нарыл кусок фанеры и кое-как, и не высоко, отгородил задний ряд сидений от грузового пространства. Где и как урки с колхозниками гоняли свинью скрывала темнота, а я философски себя успокоив, настроился на бесконечную ночь. Слабая надежда на свиную смекалку и вероятность ее удачного побега рассеялась, и вскоре беспокойная деревенская жизнь визгом и матом ввалилась мне прямо за спину. Осторожно трогаюсь, прислушиваясь к поведению автобуса. Не закрепленный центнер свиньи визжит и шароебится в корме, стараясь нас перевернуть. Паха за неимением кнута и пряника, перекинув руку через спинку сиденья, херачит со всей природной смекалки по подопечному загривку полторашкой «Ласточки» и на фене убалтывает свинью заткнуться.
Из сельского тупика не спеша въехал обратно в город и повернул в нужную сторону. На часах было около двух. Свинья поутихла, Паха отдышался и уже у самого выезда трогает меня за плечо:
— Лех, здесь еще налево, шесть сек!
— Нахуя?
— Да справку для ментов на свинью нужно взять у председателя, думали со свиньей отдадут, но кресты сказали, что в деревне он днем не появлялся и «гасится» в городе у своей проститутки.
Свернули в частный сектор, и немного проехав, остановились у просторного, чуть освещенного дворика с домом в глубине. Посигналили. Долго никто не появлялся, еще посигналили наконец зажегся свет и минут через десять с крылечка, опираясь на палку, спустилась довольно рослая старушенция.
— А вот и она!- гыкнул Паша.
— Может это его мать? – равнодушно предположил я.
— Неа, — о чем-то своем подумал Паша, — Праститутка.
Паха с проституткой зашли в дом, с ксивой все получилось и вскоре мы тронулись.
Минут сорок, до ближайшего поста ДПС, Паха развернуто и с плохо скрываемым энтузиазмом, отвечал на мой вежливый вопрос, о том чем все-таки вызвана необходимость такой затейливой миграции парнокопытного.
По Пахиному раскладу все оказывалось просто, как все гениальное. Обуреваемые жаждой наживы, Паша с Абдуллой пораскинули кто чем мог и припали своим пунктом быстрого питания к артемовскому аэропорту. Из ассортимента и цен представленной на мясных рынках свинины, так необходимой к столу скучающих трансконтинентальных пассажиров, они имели обоснованные претензии. Во-первых, цена на свинину была явно и необоснованно завышена, во-вторых, отсутствие на рынке некоторых жизненно важных свиных органов наталкивало на мысли о ритейлерском сговоре. Короче весь фокус их предприятия заключался в чрезвычайно глубокой переработке нашего пятого пассажира. Паха на пальцах легко накинул пятикратный подъем от стоимости живого веса, по ходу повествования пробежавшись по широкому ассортименту ожидаемо свиных деликатесов. Не забывая о воспитании подопечной и время от времени с треском просекая темноту салона пластиковой бутылкой, Паша балагурил все первые семьдесят километров. Чушку же радужные Пашины перспективы изрядно пугали. Воняло говном. Про элегантное решение по снижению себестоимости мяса за счет похеренных транспортных расходов, он вежливо упоминать не стал. Кто-то достал черпак, они пару раз пустили его по кругу, и вскоре ебанутая голова Толика начала болтаться.
Толстый мент с палкой наперевес замаячил в свете прожектора и прервал монотонное урчание дизеля. Торможу. Стандартно-неразборчивый бубнеж, и рука потянулась к моему окну за документами. Судя по тому как мент ухватил мои права, изучать документы прямо сейчас он явно не собирался, и поэтому я попытался пояснить:
— Это мои права, вот тех. паспорт, вот хозяин машины. Кивая на Толика: — А вот его паспорт.
— Разберемся, — прошамкал толстый. — Че везем?, и посмотрел в сторону тонированных автобусных стекол. Такого поворота я не ожидал. Скорее не так; за десяток лет еженедельных командировок с товаром и без, на этот вопрос я устал отвечать, но во-первых, не в каждой поездке нас останавливали, во-вторых не всегда задавали вопросы, и в последних ни разу на заданный вопрос я отвечал…
— Свинью, — говорю, как бы между делом. Мент переварил, картинно поднял очи и сделав шаг в сторону салона поднял перст.
— Откройте.
Охотиться на чужую свинью в ночном лесу мне не хотелось, и заднюю дверь я открывать не стал. Я словно театральный занавес сдвинул боковую и показал менту двух уркаганов. Аллюзия с чертом из табакерки к этому случаю — самое то, только с двумя. Служивый от неожиданности чуть присел, словно слегонца захотел по большому. Не детские лица антагонистов ввергли его в ступор. Я напомнил про свинью, махнув рукой в темноту за спинкой сиденья: — Вон там!
— Документы, — прошептал мент. Приняв протянутые паспорта, для вида быстро их пролистнул и возвращая владельцам, уже решительнее позвал за собой.
— Пройдемте.
— Всем? – поинтересовался я, он отозвался эхом. Подмывало уточнить про свинью.
В избушке было людно, большей частью маялись водилы, остановленных на посту фур. Придорожные менты в это время года промышляли чем могли. Пока не застынут таежные зимники, лес — основное богатство здешних мест, по гиблым летним дорогам из тайги почти не вывозят. Это с наступлением холодов они, словно клещи к венам, прилипают к лесовозным трассам, ведущим от отрогов Сихотэ-алиня к большим деньгам, обкладывая данью каждую лесную машину, и по сезону с ними могут сравниться, разве только давно охуевшие от шальных денег таможенники.
За огромным бюро деловито ерзал главный счетовод. Пухляк кинул наши документы на край стола и свалил. Кассир в погонах наметанным глазом просматривал накладные, путевые и прочие, и прикидывал по ходу чем можно поживиться. В голодные месяцы они не брезговали ни чем. Понятное дело, что выгодней было бы задержать партию «паленного» алкоголя, чем запоздалую свинью, но как водится «на безрыбье» однажды, с «нечего взять» у меня отмели даже запасную автомобильную камеру. Прикинув собственные риски, я ждал своей очереди достаточно спокойно. Если не считать пассажиров и подложенной Толиком свиньи, автобус был пустой. Вероятность же «попутного» мешка маньчжурского каннабиса, (пронеслось в мозгу) подложенного внезапными пассажирами стремилась к нулю, сезон давно закончился. Разве только попробуют отжать свинью?
От нечего делать я разглядел своих попутчиков. Абдулла окромя своего имени ничем особым не выделялся и являл полную противоположность известного персонажа и заклятого врага товарища Сухова. Невысокий, щуплый парень лет тридцати с приятной улыбкой и негромким мягким голосом. Паша в отличие от своего немногословного друга, был персонажем сам по себе. Среднего роста, поджарый, с черепом обтянутым кожей традиционных чифирных тонов, заметно уставшей в складках вокруг рта, и венчавшей его снизу выраженной челюстью набитой полудрагоценными металлами, он гипнотическим взглядом оглядывал милицейские декорации. Если мужчинам его подчеркнуто зековская внешность могла внушить только потенциальную опасность, женская психика, чему позднее я бывал свидетелем, на нее сокрушительно западала. А хуле, наверно думали они, такой — по любому выебет, даже если не за что.
Очередь застыла, я немного потоптавшись повернулся к его подошедшему компаньону:
— А Абдулла это погоняло? Он улыбнувшись, протянул паспорт. Я понял почему он улыбнулся когда его открыл. Да, имя Абдулла там было. Но то что было кроме, делало его имя таким же обыденным как например Виталий, и даже для русского. Там были фамилия и отчество. По понятным причинам, даже если бы я их записал или непостижимым образом сейчас вспомнил, то в моем письменном повествовании пришлось бы долго и безуспешно выдумывать немыслимые аналогии, чтобы постараться как-то передать нахлынувшую на меня бурю эмоций от этих нескольких слов. Ну как слов, хорошо известных и филигранно исковерканных матерных сочетаний. В общем, Ракова Стояна с Ебланом Ебланычем там не стояли даже рядом. Пытаясь сдержаться чтобы не заржать, я выронил паспорт в руку Абдуллы:
— Охуенно!
Абдулла это давно знал и уже улыбался вовсю. Вернулся толстый, и почему-то решив побыстрее разобраться с неординарным случаем, а может для того чтобы не мешались, пододвинул наши документы к старшему:
— Посмотри.
Тот, повертев мои права, прочитал фамилию:
— Кто?
— Я, — протиснулся я к бюро.
Он рассмотрел тех.паспорт:
— Доверенность?
— Я с хозяином, вон паспорт, — я показал на стол.
— Где хозяин?
Толик просунул сквозь очередь свою «косую» морду:
— Я.
Мент поднял глаза, сверил Толину голову с паспортом, поморщился — пьяных перевозить пока не запрещено. Он вопрошающе посмотрел на толстого, типа – и хуле?
— Там свинья, — неразборчиво прошептал толстый.
— Че? — старший снова поморщился.
— Свинья в автобусе, — сухо повторил толстый.
Блядь, как все серьезно подумал я. Старший на мгновение «завис». Ну как на мгновение, если бы речь шла о том, чтобы обыденно поинтересоваться документами на перевозимый груз, а не о способах разделки свиной туши хватило бы малой доли того мгновения. Он взял себя в руки:
— Документы на свинью есть?
Я повернулся к Пахе и мне на мгновение показалось, что дальше была его домашняя заготовка. Он мгновенно выхватил у скучающего Абдуллы свиную справку и с нарочито-серьезной мордой протиснувшись сквозь строй, оперся на ограждение.
— Вот! — протянул ее Паха.
Скучавший до этого народ, слегка оживился. Им явно не казалось тривиальным наше ночное путешествие.
Мент, зыркнув на Паху поверх очков, уткнулся в писаное.
— Вы хозяин? — поинтересовался он дочитав.
— Да, — как-то напыщенно кивнул Паха.
— Паспорт, — откинул ладошку мент.
Паха, порывшись в нагрудном кармане, протянул.
Мент внимательно пролистал паспорт до прописки, потом назад, зачем-то снова развернул справку:
— А кто такой. — медленно, по слогам мент начал зачитывать загадочное арабско-русское заклинание из справки, включая «Абдулла» и по тексту далее…, и в конце изо-всех сил стараясь не рассмеяться, матерясь при исполнении, наконец выдохнул:
— Где? — добавил он, забыв где было начало предложения.
Я отвернулся – народ улыбался уже во всю. Они, пожалуй, представляли дремучего чужеземного крестьянина в чалме и бурке, выжженный солнцем скалистый аул, отару свиней… или все-таки баранов…
— Я, — неожиданно, словно в сказке про старика Хоттабыча, и еле слышно пропело сзади. Толпа качнулась, и начиная хихихать вслух, повернулась на голос. Абдулла помахал менту рукой. Мент вытянул шею, затем сдерживаясь и стараясь сосредоточится повернул голову к Пахе:
— А вы…? — он медленно придумывал вопрос.
— Я нет, товарищ майор! – Паха заразительно гыгыкнул. Тоненькая ниточка в сознании майора связывающая меня со всем происходящим порвалась.
— Вы водитель? — он обращался к Пахе.
— Не угадали! — прорвало Пашу. Народ развеселился, я заплакал. Мент, ухватывая потерянную ниточку с надеждой посмотрел на Толика. Тому же вряд ли доходил весь смысл происходящего, он скорее платил взаимностью улыбающемуся менту, и как ребенок радовался вместе с ним. Я, привлекая взгляд майора, тыкнул себя в грудь, выдавив:
— Я водитель. Моя физиономия знакомой ему не показалась, скорее случилось дежавю из которого я его вывел показав пальцем на свои документы. Он что-то вспомнил и задумчиво собрав документы в кучу, протянул мне.
Из распахнутой двери автобуса пахнуло большими деньгами, и по кругу весело забулькал черпак. Мы тронулись и под утро добрались до места. Где-то в лабиринтах, накрытых утренним туманом кооперативных гаражей, я высадил пассажиров и наверстывая время, без остановки порулил дальше. А опухший Толик, на ходу постукивая головой по бортам, мокрой тряпкой размазывал по автобусу остатки чужого богатства.