Анекдоты продолжение

«Я совершенно не понимаю, что происходит в этой больнице», — говорит один пациент другому. И чем все это закончилось? & gt; — Они играли в «Орла» и «Дорогу» и удалили мне гланды.

& gt; «Так вы видели, как преступник задушил вашу мать-законницу?» & gt; «Да, господин судья. & gt; — Почему вы не бросились на помощь? & gt; — Я хотела, но увидела, что он сам с этим справится, и решила не вмешиваться.

http://www.liveinternet.ru/users/sashoki/post294551714/&amp ;. «target=»_blank «rel=»nofollow»& gt

Случилось. На старой работе сотрудница отрезала со стола колбасу, и она выпала из ее блузки. Она попросила вернуть его на место, потому что ее руки были толстыми. Ну, я не знал, откуда он выпал. Я положил его туда, где это казалось более логичным, он был в таком шоке, что не мог пошевелиться, пока я не попытался положить его в шторм в шов. Оказалось, что он вставлен в плечо.

Анекдоты про Вовочку (продолжение)

Религиоведение в школе: — Вовочка, скажи, кто был первым человеком на земле? — Адам. — И какую ужасную катастрофу послал ему Бог? — Ева *** муж говорит жене:- Слушай, переходи в спальню, а? — Да, неудобно, видишь — лидер сидит, играет. Он маленький ребенок, как мы объясним ему, что мы собираемся делать в спальне так долго? А если он услышит что? — Не бойтесь, я все устрою. Подходит к Вовочке: — Слушай, Вовочка, подойди к окну и посмотри. За каждого мужчину, которого вы увидите во всем черном, я дам вам рубль. Пойдемте в спальню. Через десять минут они слышат: — Рубль. Через двадцать минут они слышат: — Два. Через полчаса Вовочкин кричит: — Слушай, пап, за тебя проститутка дешевле выйдет — вон похоронная процессия идет. *** Школа готовится к контрольной. Учитель: — Единственной причиной пропуска контрольной может быть серьезная болезнь со справкой от врача. Голос из зала: — Как насчет полного сексуального истощения? — Потом будешь писать другой рукой! *** В детском саду пособие подходит для Машеньки: — Машенька, ты горячая цыпочка? — Я не знаю, Вовочка. Горячий, не горячий, но когда я слезаю с горшка. *** На уроке учитель спрашивает: — Дети, как вы понимаете выражение «родился в рубашке»? Маша: — Мой дедушка родился в рубашке. Во время войны его танк был подбит, все погибли, а он нет. ПЕТЯ: — Мой отец родился в рубашке. Дом, который они построили, рухнул. Все умерли, а он нет. Вовочка: — Мой кот родился в рубашке. Вчера я съела 3 таблетки виагры, но его не было дома. *** Мама пришла с работы, Вовочка бежит к ней и говорит: — Мама, а я посуду помыл! — Браво, Вовочка! — Мама, а я полы помыл! — Браво, Вовочка! — Мама, а у нас Мурка беременная. — Браво, Вовочка! *** 1991 год. Урок полового воспитания. Мария Ивановна неловко говорит, что дети слушают, затаив дыхание.

2011. Урок полового воспитания. Дети тщетно борются, Мария Ивановна слушает, затаив дыхание. *** Урок полового воспитания. Учитель: — Дети, мы начинаем изучать интересную тему. Очень скоро в нашем классе мальчики будут интересоваться девочками, а девочки — мальчиками. Вовочка: — Мария Ивановна, вы умеете играть в футбол?

Анекдот с продолжением

О, Боже мой! Не кажется ли вам, что шутки — это всего лишь маленькие фрагменты реальности, умалчивающие о том, что было ДО и что стало ПОСЛЕ. ДО — бесконечно, реальность становится интересной с момента возникновения анекдота, но, вероятно, что-то интересное остается и после — анекдота, ситуация не может просто исчезнуть бесследно.

Вашему вниманию предлагаются анекдоты с продолжением. Конечно, я ни в коем случае не останусь на уровне фольклора, народного творчества, но я хочу попробовать, в конце концов, опыт — не пытка, как говорил товарищ Берия.

Мужчина идет по улице. Темнота, холод, моросящий дождь. И вот — сидит лягушка в луже и говорит ему человеческим голосом:

-Возьмите меня с собой.

Мужчина сначала моргнул, но потом решил, что говорящая лягушка — это круто, и взял ее с собой. Привезли домой, выпустили.

«Покорми меня», — говорит она ему.

— Положи меня в его постель.

Он пожал плечами, но оставил все как есть. Как только она позволила ему, лягушка сняла с себя кожу, которая стала зеленым платьем, а сама она превратилась в прекрасную девушку, разумеется, обнаженную.

И тут врывается жена. Мужчина рассказывает ей всю правду, но она ему не верит. Это анекдот. Он продолжает: «Ты козел», — говорит его жена. — Просто у меня дома не было достаточного количества прошмандовок. Как теперь стирать нижнее белье от сифилиса?

И как только она открыла рот, чтобы закричать по-настоящему, только она потянулась за скалкой, девочка встала с кровати, надела платье и снова превратилась в лягушку.

Жена застыла с открытым ртом и рукой, тянущейся к скалке.

— «Не берите в голову», — наконец смогла пробормотать она.

— Не удивляйся, — сказала лягушка. — Меня околдовал злой волшебник. — Только добрые люди, которые будут кормить меня целый год, заботиться обо мне, смогут спасти меня.

— А тебе лучше снова превратиться в мужчину, — говорит мужчина, — так с тобой будет удобнее разговаривать.

— «Тогда мне придется одеваться, я голый, без кожи, а твоя жена все равно будет нервничать.

Я принесу тебе халат, — простонала жена, поднимаясь. — ‘А ты, придурок, иди пока на кухню.

Крестьянин пошел на кухню, достал из холодильника водку, выпил стакан — ему стало немного легче, голова прояснилась. Входят жена и девочка.

«Меня зовут Ляля», — говорит девочка.

— А я — Светлана.

— Ну, что мы стоим? Федор ожил. Необходимость знакомства. Свет, сделай что-нибудь.

Не проходит и получаса, как они сидят на кухне, пьют и едят, как старые друзья.

«Я не знаю, что делать, как вам помочь», — говорит Светлана. — У нас однокомнатная хрущевка, а там такая собака, как тебя кормить и что ты вообще ешь?

— Когда я стану лягушкой, — говорит Ляля, — я буду мокнуть — у вас много мух и есть комары. Только я должен быть человеком не менее трех часов каждый день, иначе заклинание не снять.

Светлане уже стало лучше.

— Не бойтесь, — говорит он, — мы все устроим.

Фёдор взял другую вилку и сказал:

— Вы идете в цирк?

— Вы будете выполнять. Перед народом. ‘Говорящая лягушка! Единственный в мире!!!» Деньги будут.

-Как… -Мне страшно.

— Не бойся, — вмешалась Светлана. — Мы будем с вами.

А на следующий день, рано утром, Федор с лягушкой в груди уже был в цирке.

— У меня, — говорит он, — есть уникальный номер. Говорящая лягушка.

— Ладно, ладно, — говорят ему, — пойдемте к художественному руководителю.

Федор положил лягушку на полированный стол в своем кабинете и сказал:

— Передайте привет своему дяде.

Здравствуйте, — говорит Ляля.

Художественный руководитель, конечно, был удивлен:

-Она говорит одно слово, или все же умеет?

Я говорю по-русски», — с гордостью сказала Ляля. Если нужно, я могу научить других.

— Приведите водителя сюда!

— Говорящая лягушка? Да… Что еще он может сделать?

— «Стриптиз!» — перебил Федя.

— «Ну, этим вы никого не удивите (это ирония).

— Я не буду танцевать стриптиз! (это Ляля решительно и непреклонно).

— Так он сказал! (это арт-директор).

— Господи!» — директор школы взял инициативу в свои руки, — «Конечно, уникальный и феноменальный случай. Я даже не буду спрашивать, как он это сделал, — повернулся он к Федору, — но это мертвый трюк. Это не сработает.

— Это элементарно, господа. Поставьте себя на место зрителя. Что у нас есть? Арена, на арене — подставка, на ней — лягушка.

— В ярком свете прожектора.

— Да, даже под ярким светом прожектора. Рядом с ней стоит микрофон, потому что голос у нее слабый.

Но что мы видим, что мы наблюдаем?

-Лягушка открывает и закрывает рот, и слышна человеческая речь.

— С современным развитием технологий …. С современным скептицизмом и привычкой к обману …. Кто поверит тому, что говорит лягушка?

— Я могу ответить на вопросы!

— И что? Каждый может отвечать на вопросы.

-А по телевизору, большой? — Федя ошалело огрызнулся.

-На телевидении — еще больше.

— Возьмите его в институт, — мягко посоветовал арт-директор. — Феноменальное чувство, все равно.

— Я не пойду ни в какой институт! Ляля закричала — Если умирать, то лучше лягушкой!

Федя вышел из цирка не солоно хлебавши и пошел бесцельно гулять. А глаза следили за пивом. Федя вошел, сел в уголок, взял пиво, задумался. Я выпил стакан — ничего на ум не приходит. Он взял еще 150 водки, выпил, залил пивом, и тут его осенило.

— «Ребята!» — сказал он в полный голос, — «Феноменальные ощущения, уникальный случай! Говорящая лягушка!

Федя расстелил на столе платок и достал лягушку.

— «Хорошо. Вот три, пусть он скажет: «…твоя мать».

— Я не скажу этого!

-Н-не пукай! Три твоих!

— Я помню чудесный момент. Вы появились передо мной.

-8 браслетов от вас.

довольно скоро спросила Ляля:

— Федя, пойдем домой! Не нужно брать плату за напитки! Что если ты упадешь или потеряешь меня! Поехали! Хватит!!!

А Федя, нагруженный деньгами и пивом, пообещав навестить его еще раз, побрел домой. У него еще хватило ума и сил отдать Светлане деньги (466 гривен, как выяснилось). Очень хорошо, кстати. Жаль только, что Федя, уставший с дороги, не вязал леко, и Ляле пришлось все объяснять.

— Поздно утром его разбудила жена. — Вы не можете не напиться. Ну, или пить чай. А я налью 50 грамм, иначе ты умрешь еще больше…

Ляля сидела в пеньюаре.

Я не могу этого сделать», — сказала она. — Душно, страшно. Мужчины были пьяны. Один чуть не упал на меня.

«Так что, конечно, таскание платков ни к чему хорошему не приведет», — поддержала ее Светлана.

— «И что хорошего в том, чтобы исчезнуть? Федя вздохнул.

И сводить ее в ресторан, — предложила Света. — Одевайся прилично, я дам тебе денег.

А Федя ходил в рестораны, ночные клубы, казино. Они стали приносить доллары, и немалые. Он ел, общался, встречал хороших людей. Они стали приглашать его в гости, не бесплатно, конечно. А Ляля на вечеринке познакомилась с молодым бизнесменом, они долго разговаривали, и так понравились друг другу, что бизнесмен заплатил Феде огромную сумму денег и забрал Лялю к себе.

Многие в ЗАГСе удивились, что невеста была в зеленом платье, но семья все равно получилась счастливой. И они стали жить, жить и творить добро.

Продолжение анекдота

Все имена в этой истории были изменены. Все совпадения произвольны. Но это действительно было так… Со слов друга. Он работает контролером разрешений. Рассказ от его имени: Что важно в дальнейшем рассказе, 23 февраля я находился на больничном и, естественно, не присутствовал на корпоративной вечеринке. Итак… середина марта. Дело происходит в офисе, где кроме меня работают еще 2 сотрудника, постоянно заходят клиенты с пачками бумаг. За моим столом сидят два посетителя: мать и ее сын. Мама — дама за 60, несколько эпатажно одетая, высокомерная, твердо уверенная в том, что все ее желания немедленно разрешаются ее неотразимой улыбкой, приобретенной у стоматолога за приличную плату. Сын — молчаливый, несколько аморфный тип, с коровьими глазами, во всем подчиняющийся матери. Сын сидит молча, между мной и матерью происходит следующий диалог: мать: «Все-таки ты, пожалуйста, дай нам хорошую, позитивную бумажку… Все у нас будет хорошо…». Я: «Поверьте, у вас все будет хорошо, у меня все хорошо, но я не могу дать вам хорошую бумажку, потому что вы видите — вот нарушение, вот нарушение, а это вообще недопустимо… Исправьте недостатки и будет хорошая бумажка… «Этот диалог длится между нами уже минут 15, он, честно говоря, начинает меня беспокоить, но в силу своей врожденной интеллигентности и административных правил я не могу послать посетителей напрямую. Маме, я вижу, тоже надоедает этот монотонный разговор, не приносящий нужных дивидендов, и она начинает судорожно думать, что делать дальше. По опыту работы, я полагаю, что теперь она попробует предложить мне какое-нибудь вознаграждение. Но мать, похоже, не знает, как сделать это более кротко в офисе, полном людей. В этот момент в кабинет входит молодая девушка из нашего офиса с пакетом в руках, подходит к моему столу, протягивает пакет и обращается ко мне: «Николай Николаевич, это вам. С 23 февраля!», разворачивается и выходит из кабинета. Поняв, что это подарок с корпоративной вечеринки, на которой меня не было, я говорю: «Спасибо!», кладу пакет под стол и поворачиваюсь к маме, намереваясь продолжить непростой разговор. На лице матери в этот момент эмоции сменяются, как в калейдоскопе: удивление … растерянность … понимание … озарение … ИЗВРАЩЕНИЕ. Как оказалось, все просто. Не успев и слова сказать, мать обращается к сыну: «Васенька, срочно поздравь Николая Николаевича с 23 февраля! Сын непонимающе смотрит на мать своими коровьими глазами… Мать строго повторяет: «Васенька. СРОЧНО ЧЕСТВУЙТЕ НИКОЛАЯ НИКОЛАЕВИЧА ОТ 23 ФЕВРАЛЯ. «. Она начинает доходить до моего сына, он лезет в сумку и протягивает мне пачку тысячерублевых купюр со словами: «Николай Николаевич! С 23 февраля! Лица других посетителей были нарисованы, а мои товарищи-паразиты просто исчезли под столами. Я никогда не слышал такого смеха. С тех пор в дни перечисления зарплаты и премий все стремятся подойти ко мне и искренне сказать: «Николай Николаевич! С 23 февраля!

Железный человек. НАСТОЯЩИМ МУЖЧИНАМ НЕ НУЖНЫ ВЕЛОСИПЕДЫ! ДАВАЙ, ДАВАЙ, ДАВАЙ! Плакат на альпийском склоне велосипедной дорожки. Формула Ironman: Ironman = 4 км (плавание) + 180 км (велосипед) + 42 км (бег).

Плавание (4 км). Не особенно зрелищно, никаких подъемов и спусков, просто школа людей в гидрокостюмах (чтобы не замерзнуть), которые занимаются водным спортом, и вы даже не видите, как они отталкиваются ногами и локтями. Но все будут плавать, благо все еще «свежие». Это правда, что если вы плаваете «не очень хорошо», вы потеряете слишком много сил. И вместе с ними надеяться на хороший результат, даже если вы сильны в велоспорте и беге. + Велосипедная гонка (180 км). Еще веселее сейчас, на «холмах» Альп. Запрещено ездить «позади велосипедиста»: минимальное расстояние — 5 м. + Бег — 42 км. Вот, в принципе, и «перерыв». Например, Ивану Житеневу, чьи записи приведены ниже, пришлось перейти на ходьбу уже на первом круге (круг — 10 км).

Итак, вот выдержки из дневника участника Ironman Switzerland-2006 Ивана Житенева: . беговой этап. в начале второго круга я обогнал пешком парня, который был уже на четвертом круге. Здоровый, жилистый мужчина закончит триатлон примерно за 11 часов, что очень быстро. Но за 9-10 километров до финиша он уже буквально шел «мимо стен». Его ноги путались и трясли его из стороны в сторону, поэтому я не знаю, добрался он туда или нет. . любая жидкость, которую я пью, не задерживается и вытекает через 10-15 минут. они вызвали маршалов (Маршалы — это многочисленные мобильные судьи, сопровождающие велосипедистов на скутерах и бегунов на велосипедах; они делали все, чтобы облегчить жизнь участникам). Маршалл предложил ей антикризисный вариант: «Вы должны лежать здесь и пить только колу. часто, когда желудок отказывается принимать что-либо, он соглашается принять колу. Но пить нужно очень медленно. Если я почувствую себя лучше, мне будет разрешено продолжать двигаться, но не бегать. Я не смогу потеть, я не смогу ничего есть. Если меня снова вырвет, мне придется сойти». Я пошел. Я старался идти быстро, но без пота. В каждой точке он брал стакан колы, шел дальше и пил ее маленькими, маленькими глотками в течение примерно десяти минут до следующей точки. Мои мысли собрались в кучу, и я упрямо удерживал их там до конца дистанции. . Я старался работать как машина — четко, спокойно, быстро и без лишних движений. ограничение — «не бегай» — не очень меня тяготило, так как у меня совсем не было сил. . В начале третьего круга я не сдержался и буквально пробежал 500-600 метров. Машина сразу же поднялась выше и приблизилась к горлу. Иду снова. Я ухожу. Иду. Я смотрю вперед. Я стараюсь идти ровно, но меня снова начинает заливать… Я все еще не пью колу, боюсь, что она выскочит. …почему я вообще здесь? . Поначалу мне было трудно. Я ожидал здесь такой же тяжелой физической работы, но мне придется терпеть гораздо дольше. Но здесь было трудно ДРУГОМУ. . . В следующих двух точках сделайте небольшой глоток отвара. Я опережаю нескольких человек. …бегущий в темноту теперь один. Терпение… еще немного. Боже, как я был ужасен… сознание начало всплывать. Но я уже не боролся, не набирал темп, было ощущение, что я «теряю контроль», потому что до финиша оставалось всего ничего. согласно статистике, почти у всех участников самый медленный круг — предпоследний. Последний намного быстрее. . ФИНАЛ, приходят люди, вешают ему на шею медаль, какая-то девушка целует его. Окончательное время 15 часов 27 минут 45 секунд. 1332 место. Но я не хочу повторения. Возможно, в ближайшем будущем я ограничусь полужелезными людьми. И, как правило, получается «Я сделал это, но не советую!»*** Это был бы конец. О да. Победитель описанной гонки — швейцарец Стефан Райзен — финишировал со временем 8 часов 16 минут 50 секунд. Результат лучшей «железной женщины» Ребекки Престон из Австрии составил 9 часов 24 минуты 18 секунд. Оказывается, в австрийских деревнях есть женщины.

Известно, что женщины говорят на языке намеков, часто непонятном для мужчин. Часто это непонимание имеет последствия. Сейчас я расскажу об одном таком случае.

Это было в институте. Во время перерыва между парами я пошла поужинать в столовую. Обычно это прекрасно сочетается с последующими лекциями, для тех, кто в теме, это был курс по ООП на примере схемы. На лекции я спал гораздо лучше, чем в общежитии, поэтому, несмотря на то, что посещение было необязательным, я пошел в аудиторию, а не спать. По дороге в столовую я встретил знакомого. Она была подружкой жены моего компаньона. Я знала от подруги, что у нее есть парень (в другом городе) и что у них серьезные отношения. Поэтому, при всей ее привлекательности, я не рассматривал ее как вариант для романтических отношений. После защиты хвоста мы взяли свои подносы и сели за стол. Общаться с ней было легко, приятно и интересно. Помимо живого ума, он был хорошо начитан. Однажды она приятно удивила меня своим знакомством с книгой профессора Куна «Легенды и мифы Древней Греции». Мало кто из ее сверстников мог этим похвастаться. Постепенно в наш разговор стали проникать шутки Перца, но без пошлости. Что-то вроде анекдота о переполненном трамвае, где женщина сделала замечание мужчине, на которого он лег, по поводу его фразы «Ну, что я могу сделать?». Он ответил: «Так сделайте хоть что-нибудь!». Я не помню точного поворота разговора, хотя он того стоил. Содержимое тарелок постепенно исчезло, мы вернули подносы на место и двинулись в обратный путь: это было к моему общежитию, а мне предстояло читать лекции. Первая часть тропы от столовой до учебных корпусов также вела к общежитию, чем мы продолжили общение.

Дойдя до развилки, я начал прощаться с ней и заметил на ее лице некоторое недоумение. Она спросила меня, не шучу ли я и действительно ли я иду на лекцию. Не совсем поняв суть вопроса, я подтвердил свое намерение. Ее недоумение сменилось чем-то похожим на обиду, она попрощалась, повернулась и быстро пошла в свою комнату. Пожав плечами, я продолжил свой путь. Скорость мышления и внимательность к собеседнику (а не просто к содержанию того, что он/она говорит) — мягко говоря, не моя сильная сторона. Но здесь трудно было не заметить перемену настроения. К концу и после лекции я пытался понять, что же не так? Затем, в середине лекции, меня осенило. После пересказа нашего разговора и, главное, намеков и перевода всего на «мужской» язык, получилось примерно следующее: она: что ты делаешь после ужина? Я: Я собираюсь спать на лекции. Она: А я буду спать в комнате, не хочешь присоединиться? С удовольствием! Ты уверен? Речь идет не о «сне», а о «постели». Я: Ну, да! Я имею в виду секс тоже! Она: Тогда соглашайся 🙂

Поясню, я не представлял себе значения своих ответов, возможно, излишне. Для меня это были просто смешные фразы или шутки «в точку». К чести моей подруги, следует отметить, что она не держала обиды, но, конечно, между нами не было ничего особенного. Кстати, насчет «ее парня», как потом выяснилось, не все было так однозначно.

Я лечу из Москвы в свою Тюмень. Рейс почти ночной, уже есть охота спать, сейчас, думаю, выйду на улицу. И когда все было уложено в самолете, смотрите, какой-то блондин Королев поцарапал кабину. Токи, ногти под голо, волосы под хобот, Лувитошный мешок из линолеума, все дела. Сейчас таких клонов много… а мне прямо: — мужик, будь добр, поменяйся со мной местами, сядь там у окна, мы, говорит, хотим лететь с твоим соседом. Моим соседом был парень в костюме, видимо, они зацепились за причал в гавани, хотят двигаться дальше. А у меня колено болит после травмы, я специально купил место у прохода, чтобы размять ноги. И, может быть, бог с ним, с коленом, оно бы сдвинулось, наверное, она просто отдала его мне в таком тоне, именно так она мне приказала, красота, кто бы отказался? Кстати, я давно заметил, что многие симпатичные девушки искренне верят в свою исключительность. — Нет — отвечаю я — девушка, извините, я не могу вам помочь. Она рычит, глядя на меня как на слугу дьявола и человека, сидящего у окна, но тон уже заметно изменился: «Ты можешь переодеться со мной, я прошу тебя?». Ну, мужчина не возражает, встает и чешет на свое место, а она направляется к нам и начинает громко разговаривать с этим парнем. Более того, она смеется через слово, как Джокер. Уже в спину попросили быть потише и к ней на балду, вокруг которой все спят.

Ладно, думаю, черт с ней, надо хотя бы вздремнуть, бросить кресло и ублюдка. Наверное, я спала минут двадцать, не больше, как эта кукла на моем плече надевает часы, мне нужно в туалет. Смотри, они уже сосут пиво, поэтому и бегают. — Давай, — говорю я, — конечно. Через пять минут — вот он, пусть возвращается. Этот парень, видимо, сбежал и теперь звонит ей куда-то дальше, чтобы продолжить регистрацию, тем более что его машина ждет в порту. Я вышел, ненадолго. Ну, что это я сижу, пытаюсь заснуть. Только оборвал, снова просыпается: — Мне снова это нужно. И снова через пять минут — отступление. Пиво, дело понятное, но я стал тусоваться, откровенно говоря, не в кафетерии. Когда он разбудил меня на пятнадцать минут, я была очень зла. Он снова встал, молча пропустил ее и повернулся к мальчику. И, надо сказать, я смог очень убедительно нажать на все, что касается этого случая.

— Дорогая, — говорю я, — прости, что вмешиваюсь, но я краем уха слышу, что ты собираешься с ней возиться. Поэтому я настоятельно советую вам не делать этого. — Почему? — Он был начеку. — Почему, да потому что я врач, уролог с опытом, и как врач я говорю вам, что эта девушка, которую вы сейчас приводите в пример, пациентка насквозь больная. — Насколько это плохо? — Он так меня запутал. — Да, все очень просто, — отвечаю я, — у вас есть Газанн на час на час на час на час. А это говорит о том, что у нее, по крайней мере, есть масса. Ничего не помогает, ни моча, ни почки. Конечно, я мог бы объяснить все более подробно, но не вижу смысла, вы все равно придете ко мне через неделю, там и поговорим.

Смотри, все, чувак был полностью заряжен, сидел, хмурился, что-то наматывал. Затем снова плечо к плечу. — Нет вопросов — я говорю — пожалуйста, пожалуйста. И он снова закрывает глаза. За барабаном я слышу, как она вела себя с ним как Чи-чи-чи-чи, а он отвечает на ее слегка грубое «бу-бу-бу». Она, очевидно, не понимает, что произошло, а Чирик-Чирик, мол, куда мы теперь пойдем, и он снова бу-бу-бу. Так что они летали.

Приземлился кумачовый самолет. Когда мы сели, остановились и все начали вставать, этот парень вдруг вскакивает, перепрыгивает через меня, хватает сверху свою сумку и, подхватив остальных пассажиров, первым начинает движение к выходу. Блондинка сидит в шоке, она открыла рот, явно не в силах понять, куда он так быстро вписался и что вообще происходит.

Я тоже двинулся к выходу, иду, улыбаюсь. Даже если я не врач, а его подлец, конечно, спору нет, но настроение почему-то было хорошее …..

Предисловие. Я прочитал шутку: моя жена приходит домой в 4 утра. Муж открывает перед ней дверь и говорит: — Где ты была, иди туда и иди. Она отвечает ему: — О, расслабься! Я вообще-то за гитару.

На следующий день, в субботу, я еду к сестре на день рождения. Накануне вечером в ее честь была организована небольшая корпоративная вечеринка. Как обычно, участники сели за стол, решив продолжить его дома. А ее лучший друг — главный бухгалтер компании, по совместительству крестный отец и сосед. Они весело жужжали до самого утра. К вечеру стол снова был накрыт, но теперь уже для друзей и родственников. Соответственно, Кума празднует это событие, но уже с мужем во второй раз. Я говорю: веселье, молчание. Затем раздается дружное «Ржач», и все смотрят на Куму. Оказывается, что в соседней комнате лежит гитара, принесенная в три часа ночи его женой.

Для детской политкорректности.

Мы смотрим мультфильм вместе с малышом (2,5 года), комментируя каждое движение героев, периодически задавая любимый вопрос «Кто/что это?». Мультфильм о персонажах, есть сцена, где героев высаживают на остров рядом с туземцами, на экране в этот самый момент появляется жрец племени запорожцев и начинает вести интеллигентную беседу с героями. Ребенок видит священника (классическое африканское лиц о-African face, или как там его зовут?) и спрашивает: -Кто это? Я отвечаю: «Это дядя — тетюкер». Я хочу продолжить легкий урок природоведения, как они «живут в лесу, молятся на колесо», но дети прерывают мой монолог словами: — Нет, это не дядя, это обезьяна!

Маленькая история шутки (не моей). (1969)

Мне тогда было 12 лет. Многие знали рыбацкую мудрость, но еще не знали рыбацких шуток. Позже этот юмор часто повторялся. Он пригвоздил и прикончил меня, но к тому времени он уже был свидетелем. Дядя Вадим Ицкович служил в Москве. В те дни, когда не хватало гражданских пилотов, военные летали на пассажирских самолетах. Тогда это было вроде как «бесплатно». Ни для ваших построений, ни для политических Заниц. График жизни был как у гражданского, а зарплата — как у военного штурмана, и даже выслуга лет и очередные воинские звания. Правда, такие пилоты использовались только на внутренних рейсах, за границу их не пускали. Однажды, в один прекрасный момент, эта «халява» закончилась. Нужно было сделать выбор: либо снять погоны и стать гражданским пилотом, либо пересесть на стратегический бомбардировщик и продолжить военную карьеру. В первом случае речь шла о незначительной потере зарплаты. Во втором случае, прощай Москва и здравствуй Дальний Восток. Конечно, лучшим вариантом было снять ремни и остаться в Москве, но! Приказ умирающего отца фронтовика, инвалида без обеих ног, состоял в том, чтобы верно служить этой стране, которая спасла евреев от полного уничтожения и дала ему оружие. Детские воспоминания самого дяди Вадима, которые нацисты начали создавать в Польше. Каким чудом семье удалось бежать в СССР. Да, и была у него тайная утопическая мечта — добраться до атомной бомбы и зацепить ею Берлин! Как говорится, пилоты подписались на это. Тетя Шиля, жена дяди Вадима, когда увидела на карте, где ей предстоит жить, — упала в обморок. Так вся семья и отправилась в Амурскую область. Мы ехали поездом целую неделю. Тогда отец как раз получил должность командира корабля (огромный бомбардировщик на водородных бомбах М-3), но экипаж не был укомплектован. Штурман был списан по состоянию здоровья. Второй пилот (справа) записан в экипаж, леди Борурин, как ее отец с Кубы, а также те же Мерриман и Джокер. Они стали друзьями, даже когда летали в разных экипажах. Поэтому двух казаков ждал их собственный штурман. Командир также был Джокером. Как-то он позвонил отцу, и дядя Боря сказал: «Завтра из самой Москвы забирай штурмана! Казак настоящий! Не то что вы — на два меньше!» На следующий день, когда формировалось подразделение, в полку зачитали приказ о зачислении в полк, в первую эскадрилью, в экипаж капитана Пластарева — старшего лейтенанта Ицковича на должность штурмана. Вне очереди, с явным акцентом, окликнул штурмана Шульман (тот самый «чистокровный казак») — «Вадик! Навигатор — это имя, как никакое другое, нам подходит, но это не фамилия!» Система сплотилась вместе с полковником. Когда вы управляете таким самолетом, вам нужен слаженный экипаж, полностью доверяющий друг другу, и здесь дело не в межэтнических связях. И в то время не проникал так называемый «железный занавес», так называемая «демократия», которая теперь успела встать на правление не только государства, но и просто национальности. Дядя Вадим оказался перспективным штурманом, и через месяц экипаж выиграл бомбардировочные гонки. Наступили теплые дни. По выходным летчики и нелетчики с рюкзаками и удочками собирались очень рано на станции и ждали пригородного поезда, чтобы доехать до станции Арга и в полной мере утешить рыбацкую страсть. Как правило, все подходили, чтобы сесть в первый вагон, из которого можно быстрее добраться до реки и занять лучшее место. Перед прибытием поезда проводились совещания о том, куда лучше ехать и что лучше успеть.

Там собралась вся команда Батина, за исключением дяди Вадима. Он знал, что в мире существует любительская рыбалка, но имел о ней весьма смутное представление. Если дядя Вадим говорил по-русски, как все, то его жена тетя Шиля говорила на чистом одесском языке. И когда она это делала, это было необходимо услышать. Однажды она спросила: «Вадим! Почему бы вам не поехать на рыбалку, как все нормальные ненормальные пилоты? » — «Шеля! Я никогда в жизни не ловил рыбу! Я не знаю как! И почему они ненормальны? » — «Вадим! Если бы ты был последним дураком, ты бы никогда не научился летать на самолетах! Не думаю, что ловить рыбу сложнее, чем рассчитывать курс в облаках и бросать бомбы, так что власти хороши! Значит, вы — предпоследний лидер! А где вы видите нормальных людей, которые так часто летают на самолетах? Ты уже седой, а мне нет и тридцати!» (До их прилета в день, когда они заходили на посадку и был сильный встречный ветер, разбились два самолета и погибли два экипажа полного состава — 14 человек) — «Шилл! Ну, я не знаю, что, где и как завязывать!» — «Хочешь, я научу тебя этому? Я пытался научить тебя пялиться на носки, помнишь, чем это закончилось? У нас родилась дочь! Когда я пыталась научить тебя шить на машинке, у нас родилась вторая дочь! Если я научу тебя вязать крючки, то кто будет кормить эту ораву? Может быть, ты научишь меня управлять самолетом? » — «Тогда у нас будет сын!» вклинился дядя Вадим. — «Шеля, так что ты предлагаешь?» — «Вадим! Не догадываетесь, почему я из Москвы за 8 тысяч километров и бутылку часов «Тамянка» на себе таскал? Когда здесь можно купить!» — «Так вы думали, что здесь есть слот с шариком!» — «Вы совершенно незаконны. Возьмите эту бутылку и идите к командиру. Пусть он расскажет тебе, как ловить рыбу» — «Шелех! Так может быть, я куплю еще одну бутылку? Что это у нас с командиром? » — «Вадимчик! Это первая умная мысль, которая пришла в твою пустую, а не в мою гениальную голову! Да, и прямо сейчас дам денег, тем более что вчера я нашел твой тайник на «брифинге» о рыбалке, командир (мой отец) срочно вызвал второго пилота. На следующий день были куплены удочки, остальное барахло, такое как крючки, поплавки и лески, было в таком изобилии у папы и дяди Бори, что они решили не покупать слишком много. За день до рыбалки трое отправились на какую-то ферму, где можно было накопать червей и заработать личинок. Это шутка, и она возникла благодаря кубинским шутникам. Спонтанно, не говоря ни слова, как и положено людям, которые вместе со своими руками продолжают управлять огромным самолетом. Папа: «Строгость! А что вы собираетесь жарить с личинками? На маргарине? Или на подсолнечнике? » Дядя Боря тут же вмешался: «В прошлый раз маргарин был немного лучше!». Папа: «Тогда ты жарь на маргарине, а я на подсолнухах. В кои-то веки не придется!» К этому времени лица двух пилотов излучали серьезность (представляю, что у них было в душе, чтобы не разразиться хохотом), дядя Вадим, с ужасом глядя на шевелящиеся личинки мух в банке, «А этот ужас тоже надо жарить? » Папа: «Вадик, а ты жарь, что хочешь!». Дядя Вадим: «Ну… Шелия обещала мне помочь в этом деле, даже помочь», на следующий день вся рыбалка собралась на платформе. Все с нетерпением ждали лучшего штурмана дивизиона и уже делали ставки — прожарится он или нет? Когда дядя Вадим увидел возбужденную толпу, в которой он стал центром внимания, он понял — его развели в детстве. Папа спросил: «Ну? Ты пукал? Выходите, давайте посмотрим на это чудо кулинарии!

— Чичо Вадим попита сериозно: „Командир, имаш ли какво да измериш около 200 метра?“ — «Не, защо се нуждаете?» — «Струва ми се, че Шиля постави световен рекорд за хвърляне на тиган от балкона!» Спряха скоро да забелязват. Последният и на й-дълъг беше лелята на Шеля. (1969 г., жалко е, че в този момент нямаше цифрови снимки. В цялата световна мрежа не намерих снимка на пържени личинки и те изглеждаха много апетитни и дори няколко кръстосания . Yu. «Чичо Вадим попита сериозно:» «Командир, имаш ли нещо за измерване на разстоянието около 200 метра?» — «Не, защо се нуждаете?» — «Струва ми се, че Шиля постави световен рекорд за хвърляне на тиган от балкона!» Спряха скоро да забелязват. Последният и на й-дълъг беше лелята на Шеля. (1969 г., жалко е, че в този момент нямаше цифрови снимки. В цялата световна мрежа не намерих снимка на пържени личинки и те изглеждаха много апетитни и дори няколко кръстосания .Yu. » Чичо Вадим попита сериозно: „Командир, имаш ли какво да измериш около 200 метра?“ — «Не, защо се нуждаете?» — «Струва ми се, че Шиля постави световен рекорд за хвърляне на тиган от балкона!» Спряха скоро да забелязват. Последният и на й-дълъг беше лелята на Шеля. (1969 г., жалко е, че в този момент нямаше цифрови снимки. В цялата световна мрежа не намерих снимка на пържени личинки и те изглеждаха много апетитни и дори няколко кръстосания .Yu.

Наша семья живет в Канаде уже 14 лет. Поблизости нет бабушек и дедушек. Только я, мой муж и двое детей — взрослая дочь и сын-подросток. Мы любим путешествовать, и, конечно, дети всегда с нами. Да, мы уже привыкли к этому. К тому же мой муж часто ездит в командировки: в Бельгию, Германию, Турцию, Австралию, Америку, Гонконг, Гавайи. Должен признаться, что после тяжелого дня я люблю смотреть российское телевидение. Мои родственники не всегда поддерживают меня в этом, но иногда. Обычный вечер. Мы с дочерью отдыхаем. «Пусть говорят» на экране. Есть история о русском крестьянине из России (не помню имени), который давным-давно был в командировке на Кубе. Через 20 лет его семья получает открытку, в которой говорится, что его сын вырос за границей и хочет познакомиться с папой. Мы с дочерью смотрели передачу, разговаривали, сочувствовали, и вдруг он прошел мимо нас на кухню. Молча, как будто ничего не произошло. Мой муж плавал. Мы с дочкой (не говоря ни слова и злорадно улыбаясь): «Папуля! И из какой страны мы ждем открытку?». Ну, они посмеялись, Темко рассказал, как мог, наш муж улыбнулся и на этом успокоился. Однажды муж пришел домой с работы и объявил, что уезжает в командировку. И снова на Гавайи. Обычно я не очень счастлив. И он приходит ко мне: «Мама, я могу взять тебя с собой. Давай, решайся. Хорошая возможность без детей!» Ну, кто может стоять? После того, как старший заверил нас, что все будет хорошо, я, мол, пошел на работу и собрал вещи. Должна признаться, мы много где побывали, но почему-то я не мечтала о Гавайях. Для всей семьи ехать туда немного дороговато. Пожалуйста. На небесах и без детей. Они приземлились, ошеломленные, расслабленные. Рот растянулся в улыбке, а внутреннее состояние 20-летней девушки не покидало меня. T.K. В день приезда, муж не работал, мы быстро разложили вещи в номере и помчались на пляж. Белый песок, лазурная вода. На пляже — (как поется в песне) это ты, да, ты и я. Выжившие. Я иду на берег, кладу свое тело на горячий песок, закрываю глаза. Тишина, ветерок, шум волн. И вдруг (тоненький детский голосок, на английском, конечно). Я была уверена перед закрытием — рядом стоял только мой муж!!! И больше ни одного… набрался смелости и… Я вижу картину: мой муж стоит, а рядом с ним маленький черный человечек — мальчик из Боригена. А ребенок смотрит на моего мужа! Опанка. Провал! Несколько секунд Муж с высоты своего роста с растерянной улыбкой изучал это удивление. Затем он медленно посмотрел на меня: «Ай, даже не думай!!!». Я был здесь всего три недели назад. А ему уже три года. «:) Я собирался закончить свою историю на этом. Но я должен продолжать. У меня текли слезы и болел живот. Переведя дух и вытеревшись, я все равно спросил. Почему ребенок принял его за папу? Муж был в растерянности. Через минуту появилась стройная, среднего роста, белая женщина, взяла мальчика за руку. И, глядя ему в глаза, она твердо заявила, что «он не может позвонить этому человеку! А его отец — воон там!» — и она указала в том направлении, куда мы все должны были смотреть. Когда женщина указала на высокого интересного мужчину, который пробирался по пляжу (один на один с моим мужем), похожий цвет лица, белый мех и в таких же шортах на Красном пляже :))) Очевидно, эта семья адаптировала мальчика. И что большое, белое и красное в красных трусах. Так что — папа!

Мне все стало ясно. Но осадок остался :))))

Долгое время Легенда ходила по Кисловодску. Парень приехал из Ростова и пришел в ночной клуб «Касандра» (местная «Кашандра», от того, что там было много карачаевцев, только что приехавших из Кашары! Кашара в том месте в горах, где овцы и различный скот месяцами! ) Я заказал «Кушать», сел за столик и спросил официанта: — Есть ли свободные девушки вечером? На что официант указывает в сторону балконов, смотрите со словами там! Проходит около 2 часов, и Ростов со страхом на лице интересуется у этого официанта: — Вы же местный, вы должны знать! Кто такой Кен? Местные ли воры? На что официант пожимает плечами и говорит: «Я не слышал ни о каком Кене! А что произошло на самом деле? И тут парень из Ростова выдает фразу!»Я подошел к двум классным девчонкам, предложил коктейль, посидели, поговорили, предложил продолжить вечер в номере, а они говорят: «Вас не смущает, что мы «Сучка Кена»?»:- Ну я и спрашиваю, кто такой Кен?

(Есть такой город Уччекин, там в основном кавказские народы, а эти девушки были карачаевками).

Один писатель сказал:

В 60-е годы один поэт написал стихи, в которых были такие строки:

«Я родился в России! Моя мать родила меня!»

Злые языки не замедлили себя проявить:

«Бабушка не успела в то время родить, а тетя в это время на выезде была, за это меня мама родила».

Полдня в жизни человека

Поздний вечер. Лестница третьего этажа. Стук в дверь смертного одра _Кто там? Кому сегодня не повезло? грозно спросила жена __ Емельяненко, Федор! Я ответил _Какой Федор? _ спросила жена за дверью. Кто не боится тебя?» — сказал я. «Те, кто меня не боялся, уже на кладбище», — угрожающе пробормотала моя жена. Я шучу, чувак_ _А я и шутил, ха_ха_ _ответил Маня и открыл дверь, чтобы впустить меня. Моя жена была очень язвительной, потому что она всегда доила! С нами жили два ее «родных» брата! Все трое были очень похожи по росту, размеру и внутреннему миру! Она, двухкамерный холодильник и шкаф! Ветра нет, но тебя все равно трясет! говорит жена. _А эта бабочка летит позади и, наверное, громко хлопает крыльями. Ветер усиливается! И как она сюда попала? Непонятно! Я ответил. Вы все еще говорите, что Карлсон прилетел к нам! Знаете ли вы, чем вы отличаетесь от вампира? — спросила его жена. Вам лучше знать, вы часто общаетесь с питомцами серпентария у входа! Я извинился. Сначала ты пьешь водку, а потом сосешь мою кровь, вампир-алкоголик!» и тут же разбил мне челюсть кулаком. Так близко, что я впервые увидела свой плинтус на полу, а тараканом было мое лицо, которое от страха прыгнуло в щель, когда я сбила подбородком крыльцо его дома!_ Манюся, хватит, ребята во дворе меня уже не узнают, думают, что я работаю спарринг-партнером у Валуева!_ пробормотала я, вставая. Извини, я случайно хотел отогнать муху, Аль Пачино будь проклят! Потирая, сплав костей и жира, называемый кулаком, ответила жена. _ Ты сам, Чиполино, еще раз попробуй хотя бы комара отогнать, я — шмеля, …_ не успев договорить, я снова полетел. Они приземлялись, выпуская шасси, как самолет, то есть руки вперед, я уже знал как!» Я вскочил на ноги, я начал уклоняться от ее мощных рук, которые создали аварийную ситуацию для моего черепа! В таком пьяном состоянии я мог сражаться только с тремя муравьями, и еще неизвестно, кто кого победит! От страха я схватила деревянную тряпку и, размахивая ею, случайно ударила любимого по голове. Внезапно, то ли от столкновения двух объектов, связанных по содержанию, то ли от неудачного выбора времени, что-то проскочило в ее голове, и она закричала, как _Вы решили сделать копилку из моей головы? __ Шершень, человек летал, прости!!!__ Я хотел, было, покинуть чердак, что я и мог сделать, но мощный полуметровый заряд слюны, выпущенный из Мани, как снаряд, швырнул меня с спасительного потолка в самую большую комнату! Закрыв дверь в комнату изнутри и подперев ее могучим дубовым комодом, я успокоил себя, надеясь, что эту баррикаду не удастся преодолеть. О, как я ошибался! Терминатор был детской игрушкой по сравнению с моей Маней! Первой погибла дверь, комод тоже лежал на полу тонким блином! Моя жена тут же заполнила своим телом всю комнату, прижав меня к стене своим животом. Мне негде было развернуться, хотя в отсутствие жены мы с друзьями играли в футбол в той комнате и очень устали, бегая по ней! Я рванулся из последних сил, прыгнул на карниз и распахнул окно!»_ Мужик, я спрыгну с третьего этажа и, если ничего не сломаю, побегу и брошусь под поезд, потому что там у меня больше шансов выжить, чем сражаться с тобой! И тут жена вдруг разрыдалась. Мне стало жаль ее, и я медленно подошел к ней. Манюся, обняв меня, продолжала плакать, и мне казалось, что под проливным дождем два слона положили свои хоботы мне на плечи! _Манюся, хватит, мы затопим соседей, будь осторожна,

Я уже набрал лужу, ноги мокрые! _ успокоил я жену. Почему все не как у людей? НО? И эта ваша лужа, это физиологически ваше тело на чувство страха! Умница, не зря ты первый в детском саду догадался, зачем нужен горшок. А я всегда думал, что это шлем с ручкой для детей, на случай войны!!!_ Сгорая от стыда, я сказал. Дорогая, перестань пить, ведь все соседи жалуются, что не могут найти водку в ближайших магазинах, говорят, что твой муж, он все покупает и пьет!» _ пробормотал муж. _ Ну, ты загнул, соседи клевещут, а Васька тихоня с пятьдесят седьмой квартиры, пьет водку из ведра, а потом устраивает дома фейерверк и играет с женой до утра во дворе в догонялки! И он, как правило, не оправдывает свою фамилию, но Андриха Лидудеев с четырнадцатой женой берет бутылку и, придя домой, говорит: «Ну что, дети? Кто не пьет, тот не кусается!» А вы говорите, что ваш муж плохой. Не за то, что я изучал в школе тринадцать лет, а вот так! _ ответил я с гордостью. А кто при нашем дворе является постоянным защитником Литтола? И ты трижды оставался в школе на второй год! _ Жена возразила. Человек, ты хвалишь меня или рассказываешь о своей биографии? _ Я не отпустил меня. Нет, я перечисляю десять причин, как выйти замуж и все будет хорошо!!!_ ответила Маня. Кстати, когда я выходила замуж, я тоже не думала, что буду жить с секс-бомбой! Сколько раз я говорил вам: не берите продукты сумками. Ты посмотри, ларек, который год назад поставили рядом с нашим домом, где ты меняешь деньги на еду, превратился в огромный супермаркет! Манюся, пойми, они наживаются на твоем аппетите!» — убеждала я. _ Ну, и ты тоже, будешь проверять свою печень с утра до вечера!!!_ Жена убегала. _ Я скажу точнее, мы проводим дегустацию алкогольных напитков различных производителей, а затем обсуждаем пьянство, и если возникают спорные вопросы, мы ищем деньги, чтобы купить предмет спора для продолжения науки Изучаем влияние того или иного продукта на организм!»_ сказал я. Вау, что ты говоришь! Мэнни уронил челюсть! Да, жена! Пойду дальше, недавно я смотрел передачу о лечении ожирения у слонов. Оказывается, как я подсчитал, вы съедаете в час на фунт своего веса больше, чем бегемот за целый день! Итак!» — быстро сказала я. Ба! Мой муж, оказывается, ученый! Организовали ли вы гонки с промышленным насосом? И нет, потому что я знаю, что ты победишь! Ведь если отправить то, что вы пьете, на химический завод для переработки, оно распадется через неделю! Потому что он не мог вынести весь этот яд!»_ Жена спорит. Я опять не понял, вы меня хвалите или перечисляете мои достоинства? спросил я. Нет! Я признаюсь! _ крикнул мой муж. Это редко случается! Я хвалю! И что? спросил я. Как вы думаете, как бы они назвали женщину, которая вышла замуж за дурака? Жена задала вопрос. _ Голосовать с вами, конечно, не буду, потому что это вредно для моего здоровья! Но что за привычка придумывать новые имена для людей? Не нужно пользоваться тем, что другие делают вид, что не слышат вас! И если кто-то уже услышал и отреагировал на это сказанное, то он уже жалеет, что у него есть уши и ребра!!!_ Я сказал. Ты говоришь о своем чертовом зоопарке, который, когда меня нет, ты приводишь сюда? грозно спросила жена. Нет! Это да! Это мои друзья! И вообще, блин, страшно с тобой разговаривать без дубинки в руках!!!_ Они просто,

они очень похожи на животных, один ползает по полу как червяк, второй всегда спит в сугробе как пингвин, третий всегда мычит как бык, четвертый похож на хамелеона, цвет лица постоянно меняется, то зеленый, то красный, но в основном синий! А у них вообще есть имена? _ спросила жена. _ Дорогой, конечно, у них просто нет времени представиться! Страх перед тобой вызывает у них такую любовь к родной земле, что они целятся в нее прямо с нашего балкона и даже не обращают внимания на то, что мы живем на третьем этаже!_ — ответил я. _ Да, я наконец-то понял, почему у нас внизу разбитый асфальт и бетон! Ну, и как наша планета их принимает? _ спросила жена. Есть даже жертвы, прыгающие без парашютов! Беременная кошка Муся, от страха, в бегах некоторое время назад, котята тоже приземлились! Ну, основные потери понес муравейник, не знаю, сколько погибло, не считал, но потом перебрался на соседнюю лужайку! Саша Козлов сломал ногу после последнего полета, а потом, когда был в больнице, перестал пить! Теперь мы называем его «Мессершмитт»! А Костя «Шрек» зацепился своими довольно крупными ягодицами в полете и сорвал с тополя толстую трехметровую ветку! Представьте себе, он лежит в воронке и не чувствует боли в своем 150-фунтовом теле, когда раструб падает и на его голову! Но все бы ничего, но когда ворона подлетела к нему и стала пытаться клюнуть его в глаз, тогда он начал дико кричать, явно не понимая, почему вместо белой белки появилась злая черная ворона! Ну, ее тоже можно понять, она, как добропорядочный «ипотечник», три года усердно собирала веточки, строила дома и теперь хотела отпраздновать усадьбу, а тут ей в голову ударил «кризис» в виде задних частей костей Шрека!!!_ ответил я. Все прыгнули? Я не поверю!!!_ спросила Маня. Ты прав! Генка Каланча, ты однажды нашел его в нашем подъезде со мной, помнишь, ладно, и угостил конфетами, и отвел в детский сад, чтобы узнать, кто выпустил пьяного ребенка на улицу, и узнала ли его там младшая дочь пяти лет? Вы помните? Оказалось, что он спал в кармане моего пиджака, когда он вошел! А Витька «толстый» содрал обои с края стены и спрятался там, а позже жаловался, что клей был некачественный и обои превратились в пузыри. А потом в течение получаса я выдавливал пузыри руками, пока даже штукатурка на стене под обоями не стала ровной! Хорошо, что Витька — «толстяк», чуть толще школьной тетради, а то бы вместо клея пошло! А когда вы пошли охранять кровать, я их эвакуировал!»_ — объяснил я. А почему все лезут в нашу квартиру? После тебя, как после рейда, все отступает! Как будто вам не хватает места, чтобы пить на улице! А?»_ Он угрожающе терзал свою жену. Мы — люди, поклонники Бахуса, народ, согнанный отовсюду, как правило, у нас нет постоянного места обитания, и поэтому мы ищем тихие «острова», где обсуждаем проблемы общества и семьи!» — ответил я. _ Я знаю ваши дискуссии, или встреча «выпускников» после очередного семестра, или игра в карты, а потом всю ночь кто-то ревет на крыше на весь квартал!» — возразила жена. И о чем мы все, да, обо мне? Скажи мне, дорогая, почему я уже две недели не могу найти по утрам носки в своей квартире? Мне легче найти могилу Чингисхана в своей спальне, чем собственные носки! Я перешел в наступление. Ну, это если ты полмесяца проспал, не снимая! Каждый день я говорю, чтобы ты их поменял, такой рев поднимается, когда идешь домой, а полы уже исцарапаны ими!

Жена была удивлена. _ Вот, парень, ты весь такой правильный, и умный, и красивый, но зачем ты прикрыл свою прекрасную фигуру таким жиром? Или ты собираешься провести зиму на Северном полюсе, как тюлень?» — спросил я. Посмотри на свою голову! Что вы там вырастили? Джунгли, тайга? Или передвижной дом для насекомых? И не расчесывайте волосы дома, я устала каждый день пылесосить эти тонны пыли! Если не хочешь стричься, заведи там хотя бы одну моль, чтобы она все съела, а лучше засунь свою несчастную голову под комбайн, и ты сразу же облысеешь, как Фантом, даже без головы! В конце концов, ты им не пользуешься! Жена начала сердиться. Я понял, что должен успокоить ее, но возмущение ее словами раздавило меня изнутри. Маня, дорогая, прости меня, я только сейчас поняла, что ты из-за меня набираешь обороты! Ведь с твоими возможностями и пробивной силой я могу спокойно ходить с тобой по ночным улицам и даже верхом на бандах хулиганов! Как вы раньше этого не понимали? Помните, месяц назад вы упали возле соседней пятиэтажки, и ее фундамент треснул в двух местах? Ну, мужик, ты — голова! А как вы узнали, что мой обидчик живет в этом доме? Землетрясение может быть предсказуемым, но ваше падение — нет! Отлично, парень, ты — мое супер-оружие!» — радостно сказал он.

Ты все сказал? сурово спросила жена, положив руки на бедра. И что? Вы собираетесь начать репрессии?»_ — спросил я, отступая назад. Нет, уже слишком поздно заботиться о своих манерах! Ты сам спрячешься или поможешь?» — загадочно спросила Маня. В постели, с одеялом? Я спросил радостно и тихо. Я мечтаю! В могиле, земля! Как ты меня поймал?» — яростно ответила жена.

ИСТОРИЯ С УКАЗАНИЯМИ

В 1990 году мы с женой решили, что пора уезжать. Тогда это называлось «уходом», но суть дела от этого не менялась. Техническая сторона вопроса была для нас более или менее ясна, поскольку мой двоюродный брат уже пересек финишную черту. Каждую неделю он звонил из Нью-Йорка и напоминал, чтобы они поторопились.

Уловка была небольшой — для моей матери. Не думайте, что моя мать была нерешительным человеком, это далеко не так. В 1941 году она забрала всех наших стариков, женщин и детей с Украины в деревню Кривощеково под Новосибирском, всего 9 человек. Если бы она этого не сделала, они бы все умерли, а я бы вообще не родился. Не думаю, что она также страдала от избытка патриотизма. Мои родители переехали в город, в котором мы тогда жили, всего четыре года назад, чтобы быть ближе ко мне, и они действительно не успели к нему привыкнуть. В целом, мне кажется, что моя мама по-настоящему любила только Полтаву, где прошли ее детство и юность. Ко всем другим местам она относилась по принципу ubi bene, ibi patria, что означает «Где хорошо, там и родина». Она также не боялась разрывать социальные связи. Некоторые из ее друзей уже умерли, а другие разбрелись по всему миру.

Почему, спросите вы, она не хотела уходить? Из-за детей, конечно. Во-первых, она боялась испортить карьеру своего брата. Он работал в оборонной промышленности и был страшно засекречен. Весь жизненный опыт матери не оставлял сомнений в том, что брата уволят в первый же день после того, как мы подадим заявление об уходе. Сам брат скептически относился к будущему своей компании (и не только своей) и не скрывал этого, но его мать была неумолима. Во-вторых, моя мама боялась за меня. Она не верила, что я смогу адаптироваться к жизни в новой стране, если я не смог адаптироваться в старой. В этом ее убедил и весь ее жизненный опыт. «Куда тебя несет? — Она сказала мне: «Здесь много одесских евреев. Вы даже не успеете оглянуться, чтобы увидеть, как они обведут вас вокруг пальца. ‘ Почему она решила, что обязательно пересечется с жителями Одессы и почему у нее сложилось о них такое неудачное мнение, осталось неизвестным. В Одессе, насколько я знаю, она никогда не была. Правда, там жил дядя Яша, который иногда приезжал к нам в гости, но его все нежно любили и всегда радовались.

Тем не менее, эти слова настолько запали мне в душу, что за 22 года жизни в США у меня были друзья среди сефардов и ашкеназов, бухарских и даже горских евреев, но я наблюдал за Брайтон-Бич издалека и каждый раз убеждался в этом. Эта Одесса — да, это не бастинг. Чего стоила, например, одна только битва в «Пиноккио»! Этот магазин был известен тем, что почти просроченные продукты продавались там полупустыми. Скажите, что срок годности истек сегодня или, в крайнем случае, истек вчера, но за полцены. Все, как один, покупатели посмотрели на дату, покачали головами и заплатили половину цены. В субботу и воскресенье очереди тянулись через весь магазин, вдоль лабиринтов коробок с почти истекшим сроком годности консервантов. В комнату с неясными целями распределился хозяин — человек с внешностью с обложки еженедельника «Der Sturmer». Время от времени он перекидывался парой слов со знакомыми покупателями. Продавщица Роза, роскошная одесситка с громким голосом, была отброшена всеми остальными. Она командовала афроамериканскими лоточниками и консультировала менее опытных продавцов. «Эй, коротышка, — сказала она, — принеси маленькое ведерко красной икры!» Черный принес.

Я не помню точную дату поединка, но после этого на Брайтоне стали появляться гости из России. Трое из них забрели к Пиноккио в середине Сатурды. Они были великими, могучими и говорили невнятно только потому, что уже успели принять на грудь, или потому, что просто не знали, как поступить иначе. Один из них, оглядевшись, двинулся вокруг очереди прямо к прилавку. Роуз только успела сообщить ему и всему магазину, что они не обслуживают его вне очереди, а он уже пихал невысокого мужчину с мощной рукой, которому не повезло быть первым. Через секунду он попал тому парню прямо в челюсть, и пока тот не упал, он пошел на Скогги. Пока двое других пытались понять, что происходит, друг молодого человека начал доставать банки из ящиков и методично разбрасывать их вокруг противника. К ней присоединились два или три человека. Остальные нестройным хором кричали: «Полиция!». Услышав слово «полиция», посетители буквально растворились в воздухе. Народ, ошеломленный бурными событиями и мгновенной победой, затих. Голос Розы нарушил тишину: «Ну, хочешь ли ты их! Это ГОМ! Ну, не понимают они, брайтонское пойло — сразу в Америке и в Одессе!» Только дома я обнаружила, что мой йогурт простоял не один, а два дня. Что ж, он сам виноват: не подал виду.

Но вернемся к моей матери. Они жили с отцом на пятом этаже шестиэтажного дома в квартире с двумя очень большими комнатами и огромным балконом, который шел вокруг всей квартиры, а в некоторых местах был настолько широким, что там помещались стол и стулья. С балкона были видны река, набережная и парк, а летом также цвел Герань в боксах. Сам дом был расположен не только близко к центру, но и примерно на одинаковом расстоянии от всех наших друзей. И мы жили то далеко, то еще дальше. Поэтому вначале я стала отмечать праздники вдали от родителей, а потом просто собираться там на кухонные посиделки. Летом, как правило, посиделки проходили на балконе. Пили пиво или мое домашнее коричневатое сладкое вино. Сейчас я бы не назвал это вином, но в этом был определенный градус. Это поднимает настроение и помогает расслабиться. В трудные времена, видите ли, это не так уж и мало.

Только не думайте, что у меня был виноградник и винные погреба. Антиалкогольная кампания Горбачева заставила меня заняться производством вина. А началось все с покупки водки. Как-то в субботу они ждали гостей, им понадобилось две бутылки. В пятницу я взял выходной и к двум часам был в магазине. Они борются с алкоголем уже больше года, но я никогда не видел такой очереди. Я оценил это в три часа и расстроился. Но мало кто был так же расстроен, как я. Люди, возбужденные предвкушением выпивки, терпеливо ждали, переговариваясь между собой, шутя, без злобы проклиная Горбачева вместе с Раисой. Внезапно стало тихо. Двое худых, жилистых мужчин лет сорока вошли в магазин и направились прямо к прилавку. Почему-то мне особенно запомнились их суровые лица и кривые ноги. Они двигались плавно, быстро и не замедлялись ни на секунду. Люди едва успевали уступать им дорогу, но они очень старались и, наконец, уступили. «Чеченцы!» — раздалось из очереди. Чеченцы залезли на прилавок, взяли у продавщицы две бутылки, бросили скомканные деньги и ушли, не дождавшись сдачи. Все это заняло меньше минуты. Через минуту очередь снова была в состоянии добродушного веселья, но я не смог остаться и отправился домой. Меня охватил стыд за собственную трусость и гнев на это общество, которое устроено таким причудливым образом, что даже бутылку водки нельзя купить без унижения. В то время я увлекался восточной философией. Она учит, что не нужно переделывать свое окружение, если оно вас не устраивает, а нужно изолироваться от него. Поэтому я твердо решил, что больше никогда не буду употреблять водку.

В понедельник я попросил у продавца две двадцатилитровые бутылки. Я купил на рынке немного рубинового винограда, получил подробный совет от друга и… процесс начался! Виноградное сусло оказалось живым и, как любое живое существо, требовало постоянного внимания и ухода. Для правильного и равномерного брожения его нужно было нагревать и охлаждать, обогащать кислородом и фильтровать. И как живое существо, оно оказалось благодарным. С наступлением холодов мутная жидкость осветлялась, светлела и, наконец, в декабре превратилась в вино. Первая дегустация прошла на ура, как и все остальные. В прошлом году перед отъездом я сделал 120 литров вина и с гордостью могу сказать, что оно было выпито до капли.

Но вернемся к моей матери. У нее был редкий дар совмещать несовместимое. Она никогда не курила и не переносила табачный дым и в то же время была обладательницей «прокуренного» голоса с хрипотцой. Она выросла в ортодоксальной еврейской семье, но никогда не упускала возможности пойти в церковь на службу. Особенно ей нравились монастыри. Она всегда была благодарна революции и советскому правительству за возможность дружить с отпрысками дворянских семей. Я могу продолжать перечислять, но надеюсь, что все уже понятно. Возможно, именно поэтому наши друзья с увлечением говорили и спорили с ней. Признаться, она была суровым человеком и, возможно, слишком любила настаивать на своем. Но ее аргументы были хотя и не спорными, но оригинальными и неожиданными. Я помню ее спор с Эдиком, будущим шахматным мастером, во время матча Карпов — Каспаров. Шахматист болел за Карпова, а моя мама — за Каспарова. После небольшой разминки мама сделала замечание: «Эдик, — сказала она, — как ты можешь влюбиться в Карпова, если у него такие кривые зубы? Эдик немного удивился, но парировал: — А какое отношение зубы имеют к шахматам? — Самый прямой. Победитель будет награжден, миллионы людей будут смотреть это по телевизору и думать, что шахматы делают зубы кривыми. Что, после этого они пойдут играть в шахматы? Эдди не нашелся, что ответить. Стоит добавить, что моя мать вообще не умела играть в шахматы.

Теперь, когда все декорации расставлены, я хочу представить вам наших друзей Мишу и Аиду, первых, кто уехал в Америку на месяц и вернулся обратно. До них все ушли навсегда. Прощание на вокзале по количеству возгласов больше походило на похороны. Но Миша и Аида в тот далекий 1990 год поехали, вернулись и привезли с собой, кроме горы всякого невиданного добра, ранее неслыханную информацию из первых рук. Как обычно, они пришли к моим родителям, чтобы поделиться этой информацией. Хлопая от восторга, Миша с порога пошел в атаку: — Фаня Исаевна, отпустите их! Живите с ними по-человечески! Мы уезжаем, они все скоро уедут. Никто не сможет сказать ни слова. Миша, — сказала мама, — ты же знаешь, что я не забочусь о себе. Я хорошо знаю, что старым там райская жизнь, а молодым… И разговор вошел в обычную бесконечную колею примеров, контрпримеров и прочих атрибутов аргументации, которые хороши и правильны, когда не влияют на вашу собственную судьбу.

А папа, ты правильно спрашиваешь? У него должно было быть собственное мнение. Почему я молчу об отце? Конечно, у него было свое мнение, но он не спешил высказывать его публично. Во-первых, папа не любил ссориться с мамой. Поэтому он позволял ей говорить первой и почти всегда соглашался. Во-вторых, у него уже был плохой слух, ему было трудно следить за быстрым разговором и тем более влипать в него. Поэтому он разработал следующую тактику: дождался, пока все замолчат, и вошел внутрь. В этот день такой момент наступил примерно через сорок минут, когда Миша с мамой наконец-то выбежали на улицу. Папа посмотрел на Мишу своими абсолютно невинными глазами и спросил, абсолютно серьезно и в то же время абсолютно доброжелательно: «Миша, есть ли в Нью-Йорке красивые черные женщины? «Да, да, Марк Абрамович», — заверил его Миша. — Танцуют ли они? — Конечно, именно поэтому они черные женщины! Они танцуют и поют. Марк, — возмущенно сказала мать, — при чем здесь черные женщины? Зачем они вам нужны? — Как это почему? — Папа был удивлен, — я несколько раз смотрел его по телевизору. Это хорошо, что они так делают. Фаня Исаевна, — торжествующе объявил Миша, — наконец-то понятно, почему вы не хотите уезжать!

Разговор был обнародован. Люди начали мудреть. Они сказали моей маме, что, конечно, нельзя мне идти с таким морально неустойчивым мужем, намекнули, что дело, похоже, не только в телевидении, такие эмоции возникают не на телевидении. Мама рассердилась и вскоре сказала: — Все, мне надоело! Мы уходим!

Два года спустя мой двоюродный брат встретил нас в Нью-Йорке. Отец не доехал до Америки, а мама прожила еще восемь лет. На сайте http://abrp722.livejournal.com/ вы можете увидеть, какими они были в 1931 году, через год после свадьбы.

В общей сложности мои родители прожили вместе шестьдесят с половиной лет. В эти годы были сталинские чистки, война, эвакуация, смерть старшего сына, борьба с космополитизмом, ожидание депортации, очереди за продуктами, советская медицина, гиперинфляция и потеря всех сбережений. Короче говоря, ужасная судьба, с моей точки зрения. Тем не менее, они никогда не жаловались и считали свою жизнь вполне успешной, чего я искренне желаю и своим читателям.

В конце 90-х годов то, что вы подключали к своим наушникам, полностью отличалось от того, что есть сегодня. Это тема для отдельного ностальгического разговора. Но сами наушники сейчас производятся практически так же, как и сегодня. Их доступность была практически одинаковой, как и дизайн. Ну, некоторые незначительные детали были другими: они еще не полностью отказались от съемных поролоновых прокладок, и они еще не придумали съемные резиновые уплотнители-звуководы. Остальное практически то же самое. А жилы внутри кабелей имели такое же не очень надежное сечение, как и в нынешних «ушах».

Этот учитель, в силу преподаваемого предмета (какого предмета? Да, неважно), не мог знать правил осторожного обращения с маленькими хвостатыми друзьями наших слуховых органов. А для некоторых и врагов — кто не умел слушать спокойно. А может, она все знала из стороннего источника, но прикидывалась шлангом. Если во время урока она заставала ученика за прослушиванием кассеты или бесплотной медитацией — о, ужас — она вытаскивала наушники, скручивала их и завязывала получившийся чили крепким узлом. Почти всегда удавалось развязать его после урока. Продолжать использовать — не всегда. Ваш покорный слуга часто приходил на помощь пострадавшим с хорошо известным стержнем, который одним концом вставлялся в розетку, а другим нагревался до температуры плавления сплава олова и свинца. Несколько минут простой работы — и вы снова можете слушать. Прошли годы, и даже сегодня он иногда любит расслабиться вот так — взять пару поношенных наушников, медленно оживить и послушать.

Не секрет, что мы иногда посмеивались над этим учителем. Он настолько умен, что плавает в своей теме, как рыба в воде. И она не понимает таких элементарных вещей — что наушники нельзя завязывать узлом. Понимание пришло на экзамене, который, благодаря ее прекрасным педагогическим навыкам, мы сдали успешно, так как к концу учебного года понимали предмет не намного хуже, чем она.

Из-за полного отсутствия навыков преподавания она не научилась аккуратно обращаться с гарнитурой.

Никогда не смейтесь над тем, кто чего-то не знает или не умеет. Посмейтесь над собой за то, что не можете научить.

И никогда не хвастайтесь тем, что вы что-то знаете или умеете. Хвалите того, кто научил.

БЕЛЬМОНДО У нас была шикарная музыкальная команда, банкеты, свадьбы, мы брали с собой банджоиста Витю, маленького, в очках. почему-то все называли его Бельмондо, он обожал женщин. В новогоднюю ночь он тайком говорит: — Ребята, я ее спою и возьму с собой, — и тихонько указывает на даму под 2 м и более 100 кг, — Спорим, ребята, я ее возьму с собой? Поссорились и напрасно… Смотрим — он с ней за столом и наливает водку, чтобы выпить, а она так мила с ним… В антракте еще хуже — она наливает и звенят рюмки с ним, опять антракт — картина изменилась. На БЭЛе нас трясет дама со стаканом водки… — она настаивает, чтобы мы шли дальше, а наш Витя только ворчит. В конце вечеринки эта дама подходит к нам. — держит на весу наш аккордеонист. — Наш. — Не потеряй, я возьму с собой… Оказалось, что он поссорился, потом мы его пытали — что там было и как? говорит, не трогай — это святое. Может, и так, до следующей вечеринки. Спасибо за чтение.

«Они сражались за свою страну»

В 2000 году Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) решил провести свой очередной ежегодный отчет в Риге. Для этих целей он практически арендовал весь город с 19 по 22 мая. Я помню эти даты именно потому, что именно в эти дни моя мама родила своего младшего сына, то есть меня.

Мой начальник — далеко неординарная личность, в свое время он купил банк, в котором я имел честь работать, через этот банк он привлекал кредиты от ЕБРР (и не только) для своих дочерних компаний. Он также расплатился с банком за свое нестандартное поведение в бизнесе, а мне, проявившему немного стойкости и выдержки в процессе банкротства последнего, было предложено продолжить работу в его многопрофильном бизнесе в качестве финансового менеджера.

Дальнейшие события моей истории будут происходить в Риге, куда нас пригласили как клиентов-должников ЕБРР, вернее, пригласил босс, а я, как бесплатное приложение, должен был сопровождать приближенного к императору человека на протяжении всех его латвийских приключений. Нас поселили в отеле Radisson, на первом этаже которого было казино, где шеф-повар остался на ночь, как и я, разумеется. Днем шеф-повар отдыхал, утопая в дорогом атласе, а я проспал всевозможные семинары и лекции, а вечером обобщал материал, который мне удалось выжать из потока информации, находясь в состоянии сильного недосыпания.

Мой день рождения, учитывая обстоятельства, прошел рутинно; утром, как обычно, я позавтракал горой мясных и рыбных деликатесов (шведский стол был включен), а второй частью моего рижского завтрака была полная тарелка свежих ананасов и консервированных персиков. Я заметно выделялся из толпы европейских делегатов, которые скромно пили кофе и ели круассаны, но мне было все равно, и я использовал нож в соответствии со своим настроением …

Закончив завтрак и дополнив его чашкой хорошего кофе, я рыгнул и вышел на улицу, где уже был припаркован один из многочисленных специальных автобусов, которые курсировали по городу, доставляя делегатов на отдельные семинары и лекции. На груди у меня висел значок — удостоверение личности, — который означал, что я, его мать, являюсь классным гостем и ко мне следует относиться с максимальной вежливостью и гостеприимством. День, как я уже сказал, прошел как обычно, но вечером мы отправились в уютный итальянский ресторан, чтобы отметить мой день рождения.

Я с аппетитом съел телятину, но шеф-повар ковырялся в лазанье: — Что вам принести? — А я уже купил подарок от вашего имени», — ответил я, показывая RayBan за 150 долларов, купленный на бухгалтерские деньги в Москве за два дня до приезда в Ригу. Босс слегка нахмурился, видимо, ожидая, что магнит на холодильнике сойдет ему с рук: «Гм… вы мой дорогой сотрудник», — тактично заметил он. — И тогда я подумал: верность и любовь теперь дороги!

Затем мы до двух часов ночи просидели в «нашем» казино, где администратор принес бутылку Ballantine’s, а местный персонал, выстроившись в ряд, спел «Happy Birthday», и, наконец, нам с боссом подарили галстук, сделанный местным мастером с элементами игорной атрибутики. Думаю, не нужно говорить, что это был классический «развод» клиентов, и в тот вечер, набравшись эмоций, мы оставили в казино приличную сумму, вернее не мы, а босс, и я, как его верный помощник, помог ему засеять награбленное не на том поле, а на вполне активном.

Выходя из казино с бутылкой ирландского ликера, двумя безвкусными галстуками и горьким вкусом проигрыша, босс посмотрел на часы. До вылета домой оставалось еще много времени, спать не хотелось, а лазанья, которую я съел накануне вечером, давно превратилась в продукт, не дающий жизни: «Я перекушу и посмотрю какое-нибудь варьете или стриптиз», — задумчиво сказал шеф-повар.

С этого момента начинается самое интересное действие моего рассказа, до этого это все текст, поэтому прошу извинить автора и не нажимать «нет» ниже заранее…

Таксист внимательно выслушал нашу прихоть, посмотрел на наши бейджики и с многозначительным видом сказал: — Нам надо в Юрмалу, это 30 минут езды… — В Юрмалу, так в Юрмалу, — его мама — вопрос, — он сказал, что нам надо на Северный полюс, мы бы и туда съездили, если бы погода позволила.

Он привел нас к небольшому особняку, одиноко стоящему на траве. Нас встретила впечатляюще выглядящая маленькая девушка. Он показался нам очень приветливым и гостеприимным хозяином, он завел нас в комнату, которая была совершенно пуста от посетителей, где в углу стоял шест. Симпатичная блондинка в облегающем блестящем костюме хихикала у шеста, музыка играла, играла, играла — словом, нас привезли в бордель.

Посещение не входило в наши планы, мы растерянно огляделись и сели на ближайшие диваны, затем появился сомнительного вида парень и спросил, чего бы мы хотели. «Придется перекусить», — организованно сказал повар, поняв, что венский шницель им совсем не подали. «Да, конечно, сейчас принесут», — вежливо, но с сожалением ответил администратор.

Через полчаса принесли еду, явно заказанную в какой-то конторе по доставке обедов домой, и она совсем не впечатляла, мальчик на палочке начинал стесняться своих обезьяньих движений. — Что-нибудь еще? — Услужливый тип спросил. — Нет, пока ничего, — пробормотал повар. — Простите, а откуда вы к нам пришли? — Этот тип, вероятно, интересовался, что за идиоты в три часа ночи приходят в бордель, чтобы пообедать. Шеф-повар, наверное, врет и не выдает свою резиденцию… «А-а-а», — со знанием дела сказал тип, все в его голове встало на свои места, он окончательно потерял к нам интерес и ушел на пенсию.

И в этот момент повар произнес загадочную фразу: — Что этот козел думает о нас? Мы на стороне бессилия.

Есть несколько правил для успешной карьеры, одно из них гласит: «Если повар начинает говорить загадочные вещи, значит, ему не нужно спорить».

— Скорее всего, шеф-повар. — Нет, я думаю, нам придется защищать ее честь! Он подвел патетический итог.

Джон Ф. Кеннеди сказал нечто подобное: «Не спрашивайте, что ваша страна может сделать для вас. Спросите себя, что вы можете сделать для нее. «

Я утвердительно кивнул, патриотизм медленно, но верно заполнял мое тело снизу вверх, мы должны были отдать дань уважения, повар знал, как мотивировать своих подчиненных.

«Сражаясь за Родину», я шел первым, сжимая в руке 50 лат, как противотанковую гранату. Я взял хороший бак, передний бампер, лист миллиметров так 150-200. В ту ночь ВВП страны стал 150 последним, но, как говорится, честь дороже золота.

Мы вылетели из Риги на рассвете и приземлились в родном аэропорту уже поздно вечером. Я поднялась наверх и устало вздохнула. Плодородная земля, ставшая мной, встретила моих героев теплым порывом южного ветра. Спи спокойно, страна!

Преамбула: Утром уже начали замерзать лужи. Амбулаторная клиника. Я сижу дома, играю на Android в свежем быстром автомобиле Drift Safari. Входит жена, которая утром отправилась за чем-то к родственникам. Очевидно, что он в ярости и сразу же огрызается на меня. Увидел, как я пытаюсь выбраться со следующего слайда (я повернул планшет почти вертикально), постоял минуту, наблюдая, и отчеканил: «Если ты не пойдешь и не переделаешь машину, то завтра пойдешь на работу с этим зигзагом. А пока подумай, где взять деньги на покраску крыла. ‘ Я сижу и думаю: идти ли мне переучиваться или продолжать оттачивать свое мастерство в Gamelin?

Лена была очень маленького роста. И я привык к тому, что мужчины относились к нему снисходительно, по-отечески игриво. Как кукла, как развлечение. И у нее все получилось в жизни. Все изменилось во время пребывания их мужа во Владивостоке.

Муж Игоря был лейтенантом на военном корабле. Он редко сходил на берег с корабля, в предвоенные годы режим службы был строгим.

Однажды Лена шла по Главной улице, медленно покачиваясь на каблуках, заглядывая в скудные бедные окна. И… чуть не столкнулась в окне с морским офицером, капитаном третьего ранга (звание выше, чем у мужа). Он был редкого для моряка роста, к тому же маленького, очень маленького роста.

Лена посмотрела ему в глаза, механически кокетливо улыбнулась, высвободилась от его прикосновения: он поддерживал ее, почти подталкивая. Лена видела, что у него были недавние переживания: беспокойство, внутри себя, с грузом на плечах. На мундире, когда они стали разговаривать позже в офицерских ротах.

Но он подмигнул Лене, не как все мужчины — опытные, вдумчивые, переживающие свое горе. — Девушка, вы торопитесь? — Он спросил. «Нет, я не спешу, я иду пешком», — ответила Лена, растягивая улыбку. «Но я замужем…», — сказала она и засуетилась, пряча глаза за наклоном головы и приглаживая волосы. «Я просто немного вас подгоняю», — сказал офицер и наконец отчаянно встал, возвышаясь почти на голову выше Лены.

И они шли вместе, поглядывая друг на друга, выбирая места на тротуаре, в резерве, в отдалении, иногда касаясь плечами друг друга. Лена чувствовала, что офицеру хочется встретиться ближе, но боялась нарушить начавшееся единство и мыслей, и походки.

Вдруг из открывшейся двери выхватили пельмень с едой, и Лена инстинктивно притормозила. — Пойдем? — Мужчина взял ее за руку, легко и уверенно, просто и с надеждой. Как мужчина. Они ели почти молча. Мы посмотрели друг на друга. Затем он сказал: «Я разбил свой корабль три дня назад. В мусор. — Есть раненые. Они могут устроить мне засаду. Или стрелять.

Лену захлестнула океанская ледяная волна ужаса. Его глаза: спокойные, жесткие, провальные и родственные. Они только что познакомились. У них может быть что-то. Она поняла, что у него давно не было жены. — Женат? — Убежал от нее. — Нет. Она встала, он за ней, и они ушли. — Теперь мы поедем навестить мою девушку. Она не замужем и кроме меня никого на флоте не знает — у Лены все было мгновенно и надолго. «И они ничего вам не сделают, адмирал!» Вы хотите, вы можете стать адмиралом? Она с первых минут почувствовала в нем большого человека, верила в него и любила его даже тогда, когда он стал авианосцем. И она всегда называла его: мой адмирал! …………………………………………………… … Через несколько лет адмирала (он был еще капитаном второго ранга) перевели на Черное море, а Игоря, мужа Лены, естественно, — в Ленинград. Игорь и Лена со второго года супружеской жизни жили дружно, то есть почти никак. По рассказам подруг Ленина — жен морских офицеров, он также был во многих семьях. Длительные морские путешествия, перебои с едой, бессонные вахты мужей, намокание на берегу — быстро приводили семьи либо к разводу, либо к «дружеским» отношениям.

Лена встречалась с адмиралом несколько раз до войны во время поездок на юг, даже когда вышла замуж. Он всегда говорил, что только благодаря ее вере в него, после трагедии на корабле, он смог подняться и продолжить службу.

А потом была война. Они с Игорем в блокадном Ленинграде. Она всегда страдала, что у нее нет детей, а теперь радовалась: дети в Ленинграде, даже при большом офицерском пайке, не выживали совсем. Почти в самом конце блокады ее давняя подруга Таня, воевавшая в пехоте на Пулковских высотах, принесла ей живой комочек: ребенка, родившегося недоношенным, под разрывами снарядов, смертельно раненную подругу Лильку.

Лена, в смертельном страхе за ребенка, чужого, но который тут же подошел, набросилась на Игоря с мольбами — тебе нужно то-то и то-то и молоко, молоко! А что за молоко в блокадном Ленинграде? Через знакомых девушек в штабе Лена дала путаную телеграмму адмиралу (он уже был настоящим адмиралом). Никакой надежды на ответ. Но прошла неделя, и два моряка в черных пальто, мрачные и холодные, поставили у ее двери две большие коробки. Сгущенного молока, масла, крупы и макарон было достаточно, чтобы снять блокаду и даже больше. Мальчик начал расти. Он был назван в честь своего отца, который умер в тот же день, что и его мать.

Война была закончена. Прошли годы. Своих детей у Лены и Игоря не было. Лена мучилась от этого. Она договорилась со своей подругой, что та позаботится о Бореньке в течение нескольких недель, и отправилась на юг, где все еще служил адмирал. Потом снова и снова. А потом родилась Анечка. Игорь принял ее как родную. Адмирал ничего не узнал о ее отцовстве.

Лена очень переживала за адмирала, когда произошла страшная для мирного времени трагедия: взрыв и гибель линкора «Новороссийск». На флоте все только и говорили о горе матерей 600 моряков. В газетах ничего не было. Лена поехала в Москву, пыталась встретиться с адмиралом, как-то поддержать его в опасный для его карьеры момент. Но встреча не состоялась. В общем, все быстро успокоилось, а почему погиб линкор и люди — не очень понятно.

Прошло еще много лет. Боря уехал, когда узнал, что он приемный сын. Затем он женился и стал жить со своей женой. Игорь умер от хронических ранений. Адмирал стал адмиралом военно-морского флота Советского Союза. Лена часто видела его по телевизору.

Аня вышла замуж за «сухопутного моряка», преподавателя военно-морского училища. У них родился сын. Жили они все вместе в небольшой квартире: спальня Ани с мужем, спальня внука, а старая Лена в смежной, проходной комнате. Внук стал наглеть, не признавал спокойствия Лены, так необходимого для ее лет. Аня и ее муж баловали своего сына. Они не только не оттащили его, но и сами разговаривали с моей бабушкой сквозь зубы. Лена немного поспала всю ночь, нетерпеливо ожидая, когда уснут мужья, потом пока внук сбегает в туалет, потом проснулась, когда зять рано ушел на работу…

Лена приехала в Москву, остановилась у родственников, договорилась о встрече с адмиралом. В назначенный день в приемную вошла, остановившись у двери, маленькая, сутулая старушка. Из-за стола вышел высокий, красивый адъютант, капитан второго ранга. Адмирал всегда выбирала для себя таких красивых мужчин, считая, что она превосходит всех не ростом, а энергией и успешностью.

Адъютант высокомерно и молча протянул руку, взял пропуск и паспорт, все проверил, с недоумением посмотрел на Лену и вошел в кабинет. Через неплотно закрытую дверь Лена услышала: — Вот, рядом с вами, товарищ адмирал, для приема, это… повесьте… я же вам говорила….

Были быстрые, уверенные, плотные шаги. Адмирал вышел из кабинета и бросился к Лене в угол. — Здравствуй, дорогая, иди скорее! А вы — принесите нам чай и все, что положено, — бросил он на вытянувшегося адъютанта, напряженно глядя на него.

Источник: https://www.anekdotas.ru/anekdoty-prodolzhenie-2

Top

Сайты партнеры: Сонник, толкователь снов | Блок о щенках и собаках | Погода в Санкт-Петербурге России Мире | Копирайтинг студия TEKT | Газобетон стеновой с захватом для рук