Лучшие анекдоты про губы

На нашем сайте собраны лучшие анекдоты про губы. Читаем, улыбаемся, а может даже и смеемся!

Некоторые дамы думают, что выглядят более соблазнительно, когда закусывают губу. Но кому—то из них не объяснили, что закусывать надо нижнюю.

— Ты так смотришь на мои губы… Наверное, хочешь меня поцеловать?
— Нет. Разглядываю твои роскошные усы.

— А у нее губа не дура.
— Силикон.

Засохший на губах борщ, помешал Насте пулей ворваться в модельный бизнес.

Люся увеличила губы, просто матерясь при родителях.

Мужьям на заметку:
— Если вернувшись вечером с работы ваша жена прямо с порога радостно заявляет, что ей сегодня повысили зарплату, не спешите целовать ее в губы.

Две старые девы сидят во дворе на скамейке, и поджав губы, наблюдают за петухом, который гоняется за одной из кур и никак не может догнать. Два раза обежав вокруг дома, курица выбегает на улицу и попадает под колеса. Одна из дев произносит с пафосом:
— Как это прекрасно и возвышенно! Она предпочла смерть!

Шейх заходит в свой гарем и шепчет на ушко одной из жен:
— Твои глаза, как полуночные звезды, твои губы как рубины…Передай дальше.

Маленькая девочка пришла из школы домой и говорит маме:
— Мамочка, а меня Вовочка сегодня на перемене прямо в губы поцеловал, представляешь!
Мама, слегка возмущённая и изумлённая, спрашивает дочурку:
— И как же это произошло?!
— Да его Светка с Ленкой держали…

Короче, просыпается после жуткого боду нища дублер с киностудии Подходит к зеркалу и начинает делать специальные упражнения, напрягая то губы. то язык, и т.д. при этом смотрит на себя в зеркало…
— Раз, Раз, Раз, Два, Три. Проба, Проба… Мама мыла раму… Проба, Проба… Мда… не синхронно.

Анекдоты про губы

Летит комар со страшными ожогами на губах.
— Где это так?
— Да хотел жену светляка поцеловать, а оказалось — окурок.

— Бабушка, а почему у тебя такие большие уши?
— Чтобы лучше слышать, внученька.
— Бабушка, а почему у тебя такие большие глаза?
— Чтобы лучше видеть, внученька.
— Бабушка, а почему у тебя такой большой хвост?
— И вовсе это не хвост, — сказал волк и густо покраснел. — И вообще, Красная
Шапочка, тебе этого знать не положено, у тебя еще молоко на губах не обсохло.
— И вовсе это не молоко, — сказала Красная Шапочка и тоже густо покраснела.

Ночь. Поъезд. Луна светит сквозь выбитое окно. Дверь подъезда с грохотом
распахивается и в подъезд влетает парочка. Юноша страстно целует девушку,
ненавязчиво снимает с нее рубашку и не менее страстно целует ее грудь. После
третьего поцелуя он чувствует некую жидкость на губах.
— Милая, это молоко?!
— Нет, дорогой. Это ты чирий высосал.

Летит комар со страшными ожогами на губах.
— Где это так?
— Да хотел жену светляка поцеловать, а оказалось — окурок.

Идет Кpасная Шапочка по лесу, вдpуг навстpечу ей Баба-Яга.
— Ага, Кpасная Шапочка, попалась — сейчас я тебя съем.
— Да пошла ты, баба-Яга к #$а^ой матеpи, сейчас $#%лей
получишь.
Баба-Яга испугалась и говоpит:
— И как тебе не стыдно, такая молодая, еще молоко на губах не
обсохло, а так pугаешься.
Кpасная Шапочка, вытиpая губы говоpит:
— Понимала бы чего, пи$%да стаpая, никакое это не молоко.

Под утро она тихонько выскользнула из-под одеяла, на цыпочках подошла к столу,
включила ПК и несколька раз преподняв уронила системный блок, порезала на
кусочки шнур от клавиатуры и мыши, собрала все CD в старую простыню, вынесла их
на помойку и тщательно побила молотком. После чего вернулась в постель и уснула
со счастливой улыбкой на губах, прижавшись к широкой спине мужа.
Жить ей оставалось не больше часа.

Мужик сидит в кафе, а напpотив — девушка. Мужик заметил, что у девушки нет
тpусов. Он снимает ботинок, носок и начинает большим пальцем ноги заигpывать с
девушкой, добиpаясь до самого заветного ее места. Чеpез неделю пpишлось
мужику идти к вpачу, так как он почувствовал сильный зуд в большом пальце ноги.
— Э, батенька, так у вас тpиппеp большого пальца.
— Как тpиппеp? Так не бывает!
— Знаете, батенька, час назад я у молодой девушки обнаpужил гpибок ногтей, и
где? — Вот именно, на половых губах!

Мужик сидит в кафе, а напротив — девушка. Мужик заметил, что у девушки
нет трусов. Он снимает ботинок, носок и начинает большим пальцем ноги
заигрывать с девушкой, добираясь до самого заветного ее места. Через
неделю пришлось мужику идти к врачу, так как он почувствовал сильный зуд
в большом пальце ноги.
— Э, батенька, так у вас триппер большого пальца.
— Как триппер? Так не бывает!
— Знаете, батенька, час назад я у молодой девушки обнаружил грибок
ногтей, и где? — Вот именно, на половых губах!
jonas

Идет заяц по лесу и кричит:
— Все волки пидарасы, все волки пидарасы.
Вылезает медведь и говорит:
— Ты что, заяц, матом ругаешься?
Заяц:
— Да пошел ты.
Медвед поднял его за уши и говорит:
— Да у тебы еще молоко на губах не обсохло!
А заяц:
— Это не молоко, это — все волки пидарасы.

Сидит заяц на пеньке и бубнит себе под нос «Волки суки, б. ди, волки суки, б..ди». Мимо медведь проходит и говрит заяцу:
-Ты че косой, еще молоко на губах не обсохло, а ты уже материшься!
Косой в ответ:
-Это не молоко! Волки суки, б..ди, волки суки, б..ди.

Никогда не знаешь, как проявится шутка: улыбкой на губах, румянцем на
лице, или мокрым пятном на брюках.

Жизнь не удалась!

Во двор элитного двора в центре Москвы въезжает и паркуется шикарный
«майбах». Весь дорого декорирован вручную из особо ценных пород дерева.
Из него выходит холеный мужичок, дверцу которому услужливо отворяет
верзила щофер-охранник. Мужичок идет в соседний подъезд. Охранник
остается у «майбаха», зорко поглядывая по сторонам.
Чуть позже из той же машины поимела желание выйти молодая женщина —
видимо, засиделась в салоне. К ее дверце подбежал все тот же охранник,
помог девице выйти и тут же предложил зажигалку к ее пухлым с сигаретой
губах. Формы молодой женщины описывать, полагаю, не стоит, но ее
стоимость вряд ли уступала цене «майбаха».
Так они в ожидании Хозяина и прокантовались минут десять: он —
поглядывая по сторонам;она — лениво потягиваю дорогую сигарку,
облокотившись на капот и поигрывая крутым бедром.
Наконец из подъезда появился мужик — но совсем не тот, явно кавказской
внешности и одетый по-домашнему в пижаму. Он прямиком двинулся к
охраннику и сунул в его разлапистую длань несколько зеленых бумажек:
— Дарагой, я тебя очень папрашу: уведи из-под моих окон, — кивок наверх,
в сторону дома, — эту машину и особенно, — кивок в сторону девицы, — эту
женщину!

Работаю в салоне «недешёвых» автомобилей. Не так давно заходит ко мне блондиночка (Б), всё как надо: ботоксу в губах пара тонн, сиськи размер 5, наверное, даже типичное животное, издали напоминающее собаку, присутствовало под мышкой у этой дамы.

Б: — Здравствуйте, а сколько лошадиных сил в этой машинке?
Я: — В стандартной комплектации 231 лошадиная сила.
Б, недолго подумав: — А я в детстве конным спортом занималась, не подскажете, лошади каких пород использовались при создании машинки?

Продолжать не смог! Ржал как ЛОШАДЬ! До сих пор в голове картина, как на заводе главный некромант переселяет силу лошади в движок.

Произошло в мои школьные времена, когда мобильные телефоны начали только появляться. Я была в 9-м классе, и мобильник был только у моей одноклассницы и одной нафуфыренной 11-классницы во всей школе. И вот как-то сидим, должен быть звонок на урок. Заплывает эта мадама к нам в класс. Вся из себя: накрашена, шпильки, короткая юбочка, чёрные колготочки. Оглядела нас, неотёсанных деревенщин, сморщила носик и с превосходством направилась к нашей обладательнице телефона, намереваясь взять у неё номер (и ещё раз козырнуть своей мобилой). Тут звенит звонок, мадам начинает спешить и. Спотыкается. Оставшиеся несколько метров до ошарашенной девушки она проезжает на коленях с застывшим на губах «. номер телефооооона». Что и говорить, весь класс полёг, а мадама, вся красная, подорвалась и выскочила в коридор: «Я потом возьму», а ей вдогонку нёсся ещё более громкий хохот. Ведь на полу после её парковки остались две чёрные полосы.

Лучше – не болеть! Клянусь, честное слово!
Да я и не болею, в общем-то. Я решил заняться здоровьем и обновить себе зубы. Какие-то подлечить, какие-то вставить новые. Пока суть да дело, что-то удалил. Что-то подлечил. Осталось два имплантата в челюстю мою вкрутить – и можно снова браться за мясо, сало со шкуркой и грызть орехи.
Договорился в клинике на операцию, выписали мне направление на кучу анализов. Я, как положено, все кабинеты прошел, последний — в четверг, зарулил по пути в доврачебный кабинет, мол, всю неделю сдавал анализы, как бы их на руки получить?
— А не получите, только флюорографию можете взять. И ЭКГ. А все остальное у вас в карточке лежать будет.
— А карточку перед визитом к терапевту надо в регистратуре забирать?
— НЕ, НЕ НАДО! БЕРЕТЕ ТАЛОН, А КАРТОЧКУ МЫ САМИ К ДОКТОРУ ПРИНЕСЕМ.
Я как Иванушка-дурачок послушался, и не проконтролировал. А надо было бы. Короче, пошел на ЭКГ – тут-то все и заверте…
Не, на ЭКГ был просто прикол. Случай. Казус. Ну сломался аппарат пока я на кушетке лежал, ну с кем не бывает? И я гордо, в труселях, босиком, скакал по кабинету, сымая со шкафа старый аппарат и собирая всю сеть заново, шоб он, мать его, работал. Ну собрал, ну прошел ЭКГ. Ну взял талончик на понедельник к терапевту, чтоб она мне написала заключение об отсутствии противопоказаний к операции под местной анестезией.

На талоне русским по белому написано: кабинет 316. участковый терапевт – такая-то. Время: 9-15.
Прихожу. Подымаюсь на третий этаж – йогурт-фейхоа (ругательство такое, новое)! Триста шестнадцатый кабинет закрыт наглухо и по всему видно, что тут идет ремонт. Благо по коридору две пожилые врачихи на какой-то тележечке (читай – на своем горбу) волокли офисный шкаф «под потолок». Я говорю: женщина, а давайте я вам помогу шкаф донести, а вы мне покажете 316 кабинет? Тут из очереди вырывается МУЖИК (-я помогу и вернусь! Я – за женщиной стою!) – вдвоем волочь шкаф веселее. Доволокли по этажу.
— А вот и 316 кабинет, говорит мне одна из врачих. Точно! Еще один 316 кабинет, но уже в другом крыле здания.
И человека четыре в очереди.. Все по талончикам, вперед батьки в пекло не лезут. – У вас какой номер талона? — 6! А у меня – 9, огорчилась тетя. Вы передо мной сейчас пойдете. Но никуда я перед этой женщиной не пошел. Наплыв пациентов у нас таков, что хоть по талону, хоть нет, а нагрузка на терапевтов большая. Попал в кабинет значительно позднее.
— Здрасьте, говорю, мне бы…
— Карточку!
— Нет, я хотел…
— Карточка ваша где? Фамилия?
— Ну дык.. вот моя фамилия, вот талончик. В регистратуре сказали, что карточку сами к вам принесут.
(тяжкий вздох красавицы-терапевта)
— Молодой человек… лучше б вы сходили, напомнили в регистратуре. Нет вашей карточки. Они забывают вечно. Вы что, первый раз?
— Да я вообще забыл, когда к вам ходил. Не болею я.
— Очень хорошо (искренняя улыбка), но в регистратуру — сходите. Потом ко мне. Без очереди.

Чешу в регистратуру. А вот там – ОЧЕРЕДЬ! И хер ты ее обойдешь! Я было пискнул что мне «на секундочку», но в очереди преимущественно стояли не бабушки, а мужики. Суровые такие МУЖИКИ.. Благо на заказе карточек шустро работали то ли два, то ли три медработника, и минут через 5 максимум меня спросил – адрес?
Протягиваю талон: девушка! Пришел к врачу, а моей карточки у нее нету!
— Как нету? Вы к кому? К Воробьевой? Таааак… (смотрит куда-то в распечатку). Фамилия ваша как? Тааак… у терапевта ваша карта.
— Да нет ее там. Я тока что оттуда!
— Тээээк (палец сбегает по длинному списку куда-то вниз)…как, говорите, ваша фамилия?
— Называю фамилию… вот, к Воробьевой, 316 кабинет.
— Ах чтоб тебя… ффффуххх (из девочки шумно вышел воздух). У терапевта ваша карточка (с улыбкой). Она в 219-ом принимает.
— КАК В 219? На талончике написано… смотрю в глаза евочке и понимаю, что на заборе тоже написано… но там дрова лежат. И, видимо, так же как она секунду тому – сдуваюсь.
— Да, говорит мне милое создание, ваша карточка с вашими анализами у вашего терапевта. В каб №219.

Иду туда. Там тоже очередь. Моё время в 9:15 которое. Уже минут 40 как кануло в лету, но и тут люди на вопрос «кто последний?» спросили «а какой у вас номер талона? Вы же к Воробьевой?»
Смотрю на дверь. На двери номер — 219. Фамилия терапевта – ни разу не Воробьева. График работы: четный день с 14 до 20, нечетный – с 8 до 14. Сегодня – 28.01. день – четный. Стало быть с 14, по уму, должны принимать. Но месяц и год – нечетные, айда к 8 утра!
Захожу в кабинет. – Вы Воробьева? – Да!
Ола-ла.
А я – к вам! В двух словах объясняю ситуацию. Меряем давление, слушаем легкие, получаем справку «на момент осмотра терапевтически здоров!». Об отсутствии противопоказаний к операции под местной анастезией – ни слова!
А где мои результаты анализов?
— А нэту!
— Как нету? ГДЕ ОНИ?
— А кто вам направление выписывал?
— Доврачебный кабинет
— А вот там и ищите!
— Я там был еще в четверг, мне сказали, что все у вас будет…
— Тогда идите в кабинет №121, найдете там Татьяну Яковлевну, у нее ваши анализы.
Что-то в душе зашевелилось нехорошее. Вспомнился Семен Фарада в фильме «Чародеи». Показалось что хрен я отсюда выберусь.
Собрал кости. Пошел в 121-ый кабинет. Там, какой сюрприз, очередь! Три бабушки и дедушка. Я – пятый. Ибо на вопрос – «чё почем» бабушки сомкнули ряды, а воевать с пенсионерами — мы не в тех войсках служили.
Подходит еще один дедок (реально бабушки-дедушки. Не вру) – сынок, ты последний? – да! – Ты тоже за лекарствами? – Нет, я анализы забрать.
Дай Бог здоровья бабушкам, которые услышав эту фразу высказали мне все, что думают о современной медицине, мол «ах вам анааааализы забраааать… так идите без очереди, потому что мы каждая тут надолго». Спасибо, говорю. А сам не иду.
— А чиво вы не идете, молодой человек?
— А потому что там бабушка раздетая на стуле сидит!
— Она не раздетая, но подождите уже…

Подождал еще минут 15 (немного, но там 15, тут 15…). Захожу.
— Я к Татьяне Яковлевне от Воробьевой. Она сказала, что у вас мои анализы могут быть (а, да! На кабинете надпись: Медсестра. Помощник терапевта. Именно так. Не через дефис: собака-друг человека, а медсестра! Помощник терапевта!)
Татьяна Яковлевна поворачивается ко мне, смотрит на меня как на придурка, не меньше… Мужчина, где вы видите у меня ваши анализы? Нет их у меня. Не было никогда. Не видела. Не знаю. Кто вам их выписывал? Доврачебный? О туда и идите!
Собираю волю в кулак чтоб не выматериться (а не за что, эта Яковлевна хоть и смотрит с иронией, но говорит здраво и не оскорбительно. Типа как я в булочную за гвоздями зашел, а она мне объясняет что хозяйственный – это три квартала дальше) и процеживаю, А МНЕ ВОРОБЬЕВА СКАЗАЛА – ЧТО У ВАС!
В ответ монолог (терпеливо и вежливо) о принципах работы служб в поликлинике, и что тут вообще быть не может анал…ЩЕЛК! Что-то переключилось в голове у Татьяны Яковлевны, она на секунду призадумалась…адрес ваш какой? Называю адрес.
Татьяна с облегчением выдыхает. – Идите в кабинет 319 (. ), там спросите у терапевта мою папку (скажете что от меня)- там ваши анализы лежат. Как ваша фамилия. Называю. – Точно-точно, именно там.
Падла. Моя фамилия им что, пароль? И мои анализы должны храниться отдельно от всех?
Иду в 319. Там очередь. Которой тоже насрать на меня и мои анализы, они тоже с утра сидят, с работы ушли, дети плачут, жрать нечего. Но я уже пру буром в кабинет и завожу свою пластинку, что я с 316-го пошел в регистратуру, оттуда в 219-ый. Оттуда в 121-ый. Теперь к вам. Татьяна Яковлевна направила.
Все правильно. Говорит женщина-доктор. Только вам не ко мне, а в 316-ый.
— Тетя, говорю… не злите меня. Я уши мыл с утра. Она сказала в 319-ый.
— Она ошиблась. Вам в 316-ый.

ПЛЕВАТЬ НА ОЧЕРЕДЬ! Влетаю в 316-ый, где уже был почти час тому, терапевт с улыбкой: вы карточку нашли?
— Нет, говорю! Но Татьяна Яковлевна сказала…папка…анализы…
И женщина встает со стула, находит какую-то папку, начинает в ней копаться…и НЕ НАХОДИТ МОИХ АНАЛИЗОВ!!
@@ ТВОЮ МАТЬ. – уже повисло у меня было на губах, но тетя очаровательно улыбнулась, чертыхнулась негромко, откуда-то извлекла зеленый конверт…а на нем надписан адрес моего дома… копается в бумажках…вижу знакомые фамилии соседей… .тада-да-дааам. все встают по стойке смирно…и ИЗВЛЕКАЕТ НА СВЕТ БОЖИЙ МОИ АНАЛИЗЫ. Рано радоваться — не все! Один из трех анализов крови – его нету. Не готов. Будет в четверг. Замечательно! У меня операция – во вторник. А я сдавал ой как загодя.
Вылетел на мороз как ошпаренный, унося заветные бумажки в потном кулачке, и все оглядывался – не гонится ли за мной кто, не отберут ли у меня мое.
Но никто не гнался. Люди спешили по своим делам и совершенно не обращали внимания на ошалело улыбающегося, слабо матерящегося мужика, который бодро шел в сторону остановки по пути пиная глыбы льда. Ну какое им все дело до того, что на 10-минутную процедуру дядька потратил почти час и угрохал кучу нервов. Зато в поликлинике славно поиграли очередным клиентом в футбол. Зато я теперь изнутри, глазами мяча, знаю, как это тяжело – и атаку точно направить, и гол забить))

Есть у меня приятель Миша. Умный мужик, всегда находит выход из любой ситуации, и всегда с неизменным чувством юмора. Вот одна из множества историй, которая с ним случилась лет этак ..дцать тому назад.

Миша тогда (волею обстоятельств – машина в ремонте) пересел с «шестерки» на папин «запорожец». Ну, бывает, все лучше, чем в общественном транспорте толкаться.
Только его жена Света с такой заменой никак не могла смириться. Ей, совсем недавно гордо восседавшей за рулем «шестерки», сесть в эту мыльницу. Да ни за что. Ни за какие коврижки! Ну, разве что пассажиром. И пригнувшись. Чтобы никто не видел этого позора. Пунктик такой у дамочки, что тут сделаешь?
Миша не обижался. Наоборот, ему даже нравилось, что он единственный водитель «запорожца», — никаких заморочек с постоянными переставлениями сиденья и зеркал, никто не ворчит, что в машине мало бензина, и т.п.
. на день рождения ко мне они приехали на «запорожце». Светка настолько запилила мужа по дороге, что он забыл на заднем сидении машины бутылку какого-то супер-модного шампанского, и все рвался сбегать за ней в машину.
С трудом удалось его отговорить (ну в другой раз попробуем эту «сырость», что за проблема-то?) только после 5-й рюмки. Или 8-й? Не помню. Хорошо пилось в тот день. Видимо водка была свежая. Или компания хорошая. Или, и то, и другое.

Часа в 3 ночи хорошо «поддатый» Миша засобирался домой – на работу ему с утра надо. Здесь отговорить его уже не удалось, работа для него дело святое.
— Свет, — повернулся он к жене, — сядь за руль, пожалуйста. Ты же почти ничего не пила, а я весьма нетрезв..
— Фиг тебе! – огрызнулась Светка, — сам води эту консервную банку. Я тебе уже говорила, за руль этого убожества я никогда не сяду!
— Ладно, сам поведу.
Ехали домой они, как рассказала Света, спокойно. На автопилоте. И ПОЧТИ ровно. Потому что Мишу сильно развезло в теплой машине.
. Машина ГАИ стояла недалеко за поворотом, освещенная светом уличных фонарей. Сворачивать было некуда. Обиднее всего было то обстоятельство, что до дома оставалось буквально метров 150..
Миша стремительно протрезвел и сбросил ногу с газа.
— Миша, — побелела Света, — давай быстро поменяемся местами. А вдруг не заметят??
— Заметят, — грустно ответил Миша, — нужно что-то другое..
Вдруг он просиял и резко остановил «запорожец». Он вышел из машины, достал с заднего сидения шампанское, быстро открыл его и сделал несколько жадных глотков. И пошел к ГАИшной машине, помахивая бутылкой и прихлебывая из нее на ходу.
Из ГАИшной машины вылез сержант с почти приветливой улыбкой на губах и жезлом наперевес.
— Сержант бла-бла-бла-йко, — пробурчал сержант, — права и документы на машину предъявляем..
Миша вручил ему в руки документы и сделал еще один глоток.
— Что ж это вы, Михаил Петрович, — завел свою известную песню гаишник, нарушаем.
— Что нарушаем. — поперхнулся шампанским Миша.
— Как что?? — начал закипать сержант, — Сначал пьем за рулем, а потом дурочку валяем.
— Дык я это. приехал уже, — улыбнулся Миша, — вооон он мой дом, видите? Кстати, вы еще здесь долго стоять будете? Часа 3? Отлично! Присмотрите за машиной, пожалуйста, а то у меня прошлой ночью кто-то дворники спёр.

P.S. История 100% правдива, Миша НИКОГДА не врет, даже когда «весьма нетрезв» ..

Песенка о сексуальной озабоченности

Кто-то любит бег на лыжах, кто-то пьёт в запой.
Я без женщины не вижу жизни никакой.
На губах застыла фраза, нервы теребя.
Ну-ка марш в постель, зараза, я хочу тебя.

Ты не корчи недотрогу, будет, не реви.
Покорил вершин я много на гряде любви.
Так что брысь под одеяло, знаешь не шучу.
Я хочу тебя, мне мало, ух, как я хочу.

Поберечь решив себя, ты чепуху несёшь.
Говоришь, пойдём к ребятам, выпьем, то, да сё.
Но полна терпенья чаша, к дьяволу ребят.
Я хочу тебя сейчас же, я хочу тебя.

Пошатался я по свету, всякое видал.
Ночь провёл с одной брюнеткой, это было да!
Но блондиночки брюнеток не скучней ничуть.
Дайте, дайте мне блондинку, ух, как я хочу!

Избегал я докторов бы, да пристал один.
Приговор его суров был, к месту пригвоздил.
«Коль всевышний не поможет, грешников любя,
Скоро ты сказать не сможешь я хочу тебя.»

И теперь тебя я вижу: на душе покой.
Мне осталось бег на лыжах, или пить в запой.
И, пока вы все здоровы, помните, друзья.
Эти три великих слова, я хочу тебя.

На суде идет допрос свидетеля. Судья:
— Свидетель, вы говорите, что были у подсудимого за час до убийства им собственной тещи. Не произвел ли он на вас впечатления человека невменяемого?
Свидетель:
— Да вроде нет, нормальный был мужик.
Судья:
— И как он выглядел?
— Весь белый такой, даже на губах пена, бритва в руках.
— Ну вот, а вы говорите. Так что же он потом-то делать начал?
— Ну бриться начал.

Не моё.
О проблемах коммуникации – 2.
В нашем небольшом городке произошла такая ситуация.
Возле одного из магазинов гулял человек с коляской. Можно с полной уверенностью назвать его дедушкой, если не по возрасту, то по статусу. Потому-что в коляске он выгуливал внука. Одет был скромно, да и к чему ему понты – не пацан уже. В этом же самом месте парковалась молодая дама, полная противоположность человеку с коляской. На крутом джипе, одета по последней моде, на пальцах золото, в губах силикон. Причём парковалась она задним ходом, разговаривая по телефону и открывая одновременно водительскую дверь. И, конечно, случилось то, что должно было случиться. Этой самой дверью она толкнула коляску. Коляска упала, ребёнок выпал и заплакал.
Ещё с древних времён известно, что лучшая защита – это нападение. Дама очень хорошо усвоила эту истину. Что тут началось… Наивные конструкторы самолёта МИГ-25, даже в страшном сне не могли предположить, что бывают звуки, более громкие, чем звук реактивного двигателя. Фразы типа: «…развелось тут быдла, машину поставить негде..» перемежались такими отборными матерками, которым позавидовал бы слесарь Иванов, знающий 3000 деталей с названием х@йня. Дама распалялась всё больше и больше. Никого не стесняясь, она поливала грязью мужчину. И дверку-то ей поцарапали, и квартиру-то сейчас он побежит продавать, потому, что уже должен. И, вот прямо сейчас, она звонит своему парню, который настолько крут, что у него на лобовом стекле автомобиля царапины изнутри от распальцовки. И этот парень приедет и всем будет плохо: мордой в землю и просить о пощаде будут все, включая мужика и ребёнка.
Дама, наверное, была экстрасенсом, потому, что события пошли по её сценарию. Но экстрасенсом она была, всё-таки не очень хорошим, так как произошло всё с точностью до наоборот. Да, её парень приехал, да пальцы загнул… Только одного не учли они оба. Отцом ребёнка был майор милиции, а дедушкой – простой генерал милиции, который приехал в гости к сыну из областного центра.
Дама была, скорей всего откровенно хреновым экстрасенсом. Она даже предположить не могла, что весёлая жизнь у неё только начинается. Дело в том, что на следующий день в магазин, возле которого произошли эти события, зашли два серьёзных мужчины в штатском, но с красными удостоверениями и изъяли записи с видеокамер.
Мораль:
1. Соблюдайте правила движения.
2. Не обижайте людей, особенно незнакомых.

Муж вернулся поздно и подшафе и со следами губной помады на губах.
— Гад ты этакий, — возмущается жена. — Откуда у тебя помада на губах?
— Не ббоыйся, доороогаяя, это не мояя! — промычал муж.

Проспект Вернадского — Университет
Полупустой вагон метро, наискосок от меня — молодой человек лет двадцати пяти — тридцати: в ушах наушники, спит. Сладко спит, улыбка феей Драже дрожит на губах.
Университет – Воробьёвы горы
В вагон влезает седовласый «мудрый старец», лет семидесяти пяти, и со словами «Разворовали Россию!», мелким трусом смело направляется прямо к спящему. Скорее всего, к разграблению отечественной казны молодой человек имеет такое же отношение, как Каштанка к ракетным двигателям Глушко, но гнев мудрого старца направлен почему-то именно на него.
— Спишь! А место никому не уступаешь!
Спящий красавец не реагирует.
— Разворовали Родину, и этот никому место не уступает! Вон старушки стоят!
«Старушки» — две тётки лет шестидесяти, ещё не успевшие распушить свои хвостовые части по сиденьям, поджали губы от несправедливости — не согласные с определением возрастной категории, но согласные с тем, что им все и во всём должны уступать, и плюхнулись на свободные места.
Старец продолжает взывать к совести спящего: «Молодёжь совсем обнаглела, места никому не уступает! Кому Россию оставляем?»
Парень спит.
Воробьёвы горы — Спортивная
Входят молоденькая девушка и мальчишка — лет десяти. Старец профундово нагнетает: «Вот и женщине с ребёнком место не уступил! Такие дети раньше пионерами были и старшим место уступали!» Девушка удивлённо оглядела вагон, ища глазами женщину и старших, которым надо уступить, и, не найдя, села рядом с братом, уткнувшимся носом в планшетку и уже отключённым от окружающего мира.
Спортивная — Фрунзенская
Народу значительно прибавилось, но свободные места ещё остаются. Старец возопил, почти ликуя: «Не уступает! Россия! Спит!»
Мне и ещё одной даме, сидящей напротив, надоел этот бенефис, и мы попытались укротить деда, который в это время уже тряс молодого человека за плечо.
Не отнимая руки от спящего, старец мгновенно перенёс всю свою нерастраченную нежность к Родине на нас: «Из-за таких как вы. » Но окончательно растратить не успел: парень проснулся, извлёк из ушей наушники, и, по-кошачьи извернувшись, вдруг … цепко прихватил зубами теребившую его руку! Подержал пару секунд, отпустил и, вскочив с места, противно заорал деду в ухо: «Ааааэээээууууууыыыыы!»
«Мудрый» старец, обалдело глядя на покусанную конечность, враз заткнулся, а уже не спящий красавец, прекратив крик, неожиданно спокойно продолжил: «Вы бы заснули в такой обстановке?! Нет?! Ну вот и я всю ночь не спал — у сына зубки резались! А мне ещё работать.»
Вагон взорвался аплодисментами.
А укушенный на «Фрунзенской» вышел.
Весь.
(c) Наталия Орехова

Контора у нас многопрофильная, оказывает юридическую помощь в самых разных отраслях права. И, поскольку первые консультации бесплатные, а вывеска видна всей улице, кого только не приходится видеть. Приходят и бизнесмены, и старушки, бывают и студенты в старых кедах, и миллионеры, не обходится без сумасшедших и дам бальзаковского возраста, желающих просто поболтать за чашкой чая за жизнь – куда же без них. Иной раз даже не догадаешься, чего от тебя хотят… Вот как раз такой случай был на прошлой неделе.

Тёплое июньское утро. Я только выпил чашку кофе и читаю новости в ожидании первого клиента. На подоконнике развалился, как султан, огромный персидский кот Мёбиус (когда-то подброшенный в контору тощий комок меха, а теперь раскормленный не хуже депутата Исаева) и щурится на солнце. Всё выглядит полновесно, солидно: и мой кабинет, и кот, и древние часы с кукушкой на стене, купленные на «Авито» и отремонтированные – всё как и должно быть в кабинете юриста. И даже если из какой-нибудь щели выползет таракан (мы занимаем старый особняк в центре Москвы, всякое может быть) – он тоже будет выглядеть достойно, солидно, а не как безродное насекомое.

Звонит секретарша: «К вам посетитель». Говорю: «Приглашай». Сам смотрюсь в стеклянную дверцу шкафа, заменяющую в таких случаях зеркало, поправляю причёску, рубашку, беру в руки ручку и застываю с улыбкой Моны Лизы на губах, долженствующую означать заинтересованность. Ну, кого Господь принёс на этот раз.

В кабинет входит полная дама лет сорока пяти, с грудями такого преогромного размера, которые в народе именуют не «сиськи», а уже более почтительно — «буфера», с пальцами-сосисками и волосами, завязанными на затылке в аккуратный узел. Впрочем, дама одета солидно, в ушах большие серьги с камнями, а на руке сверкает золотое кольцо с бриллиантом (никогда не надевайте золото и бриллианты, направляясь к юристу – с вас возьмут вдвое дороже). Я улыбаюсь чуть шире – богатый клиент для нас всегда радость – и говорю:

— Присаживайтесь, пожалуйста.
— Благодарю. Ах… даже не знаю, как начать. Я так волнуюсь. Знаете, я пришла за помощью не для себя, а для своих знакомых. Они молодые и сами стесняются…
Я сразу делаю в блокноте пометку: «Пришла просить за родственников». За знакомых она пришла. Ага, конечно.
— Эта история началась год назад. Мои молодые знакомые – назовём их Иван и Маша — только что поженились. Ну, сами понимаете – Москва, молодая семья, хочется жить в своей квартире. Цены на квартиры, сами знаете, зверские. Ипотека из-за кризиса подорожала. И тут, представьте себе, удача! Удача, которая один раз случается в жизни. У Ивана была тётушка по отцовской линии – ну, не тётушка, а так, седьмая вода на киселе – она жила одна в двухкомнатной квартире на Таганке…
Я помечаю в блокноте: «Двушка на Таганке. Меньше 80 тысяч с неё не брать» и невозмутимо слушаю дальше.
— Тётушка его очень любила. Ей было уже восемьдесят два года, в последнее время она сильно болела ногами. Ну и головой тоже. Вот, значит, в мае прошлого года тётушка приглашает к себе Ивана и говорит: «Слушай, Ваня. Мне осталось недолго, врачи говорят – до конца года не дотяну. Уже и с кровати почти не встаю, и ангелы во сне мерещатся. Ты парень хороший, женился, тебе нужна квартира. У меня есть другие родственники, кроме тебя, но тоже дальние, и я их не люблю. Если сейчас не напишу завещание, квартира достанется им. Так что приезжай-ка ко мне в пятницу после обеда с нотариусом, я перепишу квартиру на тебя, а другим родственникам, деточка, мы оставим кукиш». Ну, Иван, услышав такие слова, помчался домой, обрадовал жену, и они начали готовиться к пятнице. Отпросились с работы, нашли какого-то нотариуса по соседству, все дела. И вот, значит, приходит пятница, приезжают Иван и Маша в квартиру к тётушке, звонят в дверь. Нет ответа. Ещё раз звонят в дверь – опять нет ответа. Ну, Иван думает – тётушке стало больно ходить, лучше не мучать человека, а открыть дверь своим ключом. Открывает дверь своим ключом, входят они с Машей в квартиру, и слышат, как кто-то поёт с придыханием: «Плавно Амур свои волны несёт, ветер сибирский им песни поёт, тихо шумит над Амуром тайга…» Заходят Иван и Маша к тётушке в спальню – и видят, как она сидит на кровати, поёт «Амурские волны» и головой по часовой стрелке вращает. И ещё руками так делает перед собой, точно волны показывает. Ну, рехнулась старушка. У Ивана и Маши, конечно, паника – через час нотариус должен приехать, а старушка, значит, где-то в астрале плывёт по Амуру. Попытались они её, как умели, привести в чувство – дали нашатырь понюхать, выпить стакан воды, уложили в кроватку. Толку, правда, было немного – петь она перестала, но Ивана узнавать отказывалась, только смотрела перед собой и глазами хлоп-хлоп. Вскорости приехал нотариус, посмотрел на лежачую старушку подозрительно и спросил: «Как вас зовут?» Она села на кровати, посмотрела перед собой очень уверенно и запела: «Плавно Амур свои волны несёт, ветер сибирский им песни поёт, тихо шумит над Амуром тайга…» Нотариус посмотрел на старушку, потом посмотрел на Ивана с Машей и сказал: «Эта бабуля, молодые люди, уже никакого завещания не напишет. И не подпишет». И уехал. Ну, что ты будешь делать? Ивану и Маше и себя самих стало жалко, и квартиру жалко. Ведь уже практически своё добро на глазах уплывало к совершенно посторонним людям.
Я оживляюсь и помечаю в блокноте: «Подделка завещания? Уголовное дело? Если уголовка, меньше 200 тысяч не брать».
— А к вечеру тётушка померла. Она как-то громко несколько раз вздохнула – и всё. Иван и Маша стали ей пульс щупать, а там один уж хладный труп на постели лежит. Ну, и тут они, значит, решили рискнуть. Не отдавать же квартиру из-за того, что тётка изволила, пардон, окочуриться. Они позвонили мне – я по профессии актриса. И попросили быстро разыскать среди моих старших подруг актрису, похожую лицом и фактурой на их покойную тётку. Я это быстренько сделала – моей хорошей знакомой Анне Степановне семьдесят семь лет, она такая же юркая бабушка с синими, анютиными глазками, какой была при жизни ванина тётка. Мы договорились о гонораре для Анны Степановны, привезли её утром в субботу в квартиру, уложили в постель покойницы, одели в чепец и халат и дали разучивать роль – как зовут, когда родилась, как расписываться похожим почерком, ну и прочее, на случай, если нотариус спросит. А тётку покойную спрятали в шкафу и завернули в тряпьё, чтоб не воняла…
Я сурово помечаю в блокноте: «300 тысяч, не меньше».
— В итоге, днём приехал другой нотариус, ничего не заподозрил и заверил завещание. Анна Степановна его подписала подписью покойницы. Нотариус уехал, все остались довольны. Тётка ещё два дня полежала в шкафу – потом, конечно, Ваня сказал, что она померла не в пятницу, а в понедельник. Так и в свидетельстве о смерти стоит.
— Понятно. А теперь, значит, всё вскрылось?
Посетительница удивлённо таращит на меня глаза:
— Нет, что вы! Всё в порядке. Ваня уже и квартиру тёткину благополучно продал – на вырученные деньги они переехали жить в Крылатское.
— А зачем же вы тогда пришли?
Дама мнётся несколько секунд и тихим голосом говорит:
— К вам раньше приходила моя знакомая (называет фамилию) – вы очень ей помогли. Она сказала, что вы хорошо гадаете на картах Таро.
У меня, действительно, есть такое хобби.
— Так вот, — продолжает дама совсем тихим голосом, почти шёпотом, — у Ивана и Маши родился замечательный ребёнок, мальчик. У мальчика уже две недели не проходит поносик… Вы не могли бы разложить карты и узнать – не из-за того ли у него понос, что на Ваню гневаются высшие силы из-за аферы с квартирой? Или, может быть, ребёночка сглазили.
Я тупо смотрю на даму полминуты. В её глазах читается мольба. Потом молча встаю, подхожу к шкафу и достаю оттуда колоду карт Таро.
Через полчаса, узнав ответы на все вопросы, дама уходит от меня довольная.

Мороз и солнце. День поганый.
Когда идёшь ты утром рано,
И коченеют щёки, нос.
А на губах замёрз вопрос:
«Чего бы дома не остаться,
Когда вдруг стало минус двадцать?»