Лучшие анекдоты про Родину

На нашем сайте собраны лучшие анекдоты про Родину. Читаем, улыбаемся, а может даже и смеемся!

Что делать? В армии мой молодой человек изменил мне с какой—то там Родиной?!

На американской таможне:
— Что у вас за жуки в банке, мистер Сафонов?
— Колорадские. Решил показать ребятам их родину.

Дональд Туск:
— Украинцы, все на фронт! Все до последнего человека! А мы, братский народ Польши, обещаем чтить вашу память вечно, любить вашу родину, как свою, любить ваших женщин, как своих, пахать и засевать ваши земли, как свои.

— Вы совершили восемь краж за пять дней. Как вы успели?
— Работал и днем и ночью, товарищ судья. Если бы все работали так, как я, наша родина давно уже стала бы на путь процветания.

Миграционная служба, поймав таджика—гастарбайтера:
— Если вы находитесь в России нелегально, мы вышлем вас на родину. Вы — нелегал?
Гастарбайтер подумав:
— Си, сеньор.

Налетели татары на землю русскую, бражничают, города жгут, девок и детей малых в полон берут. И пришли старцы к Илеье Муромцу: «Спасай, Илюша, землю рускую от ворога ненасытного». Решил Илья постоять за родину и вызвал хана Мамая на поединок.
— Биться будем на палицах, по три удара каждому.
Кинули жребий воины, выпало бить Мамаю первому. Раз ударил Мамай — стоит богатырь, два ударил Мамай — вошел Илья в землю по колено, три ударил Мамай — вошел Илья в землю по грудь. Вылез Илья, отряхнулся, испил водицы ключевой, обломил дубок пятилетний, да как ударит Мамая поганого! Стоит Мамай! Второй раз ударил Илья — стоит Мамай! Третий раз ударил Илья — стоит Мамай! Только уши из задницы торчат!

— Какая страна самая известная?
— Украина. Все новости мира начинаются с неё.
— Какая страна самая сильная?
— Украина. Она одна воюет со страной в 28 раз больше её.
— Какая страна самая большая?
— Украина. Её народ работает от Лиссабона до Уренгоя.
— Какая страна самая веротерпимая?
— Украина. Русские священники молятся за победу над ней, а патриархат украинской православной церкви находится в Москве.
— Какая страна самая щедрая?
— Украина. Россия сбивает над её территорией «Боинги», а Шполянский завод поставляет запчасти для российских «Буков».
— Какая страна самая либеральная?
— Украина. В её парламенте числятся явные предатели родины, которые не ходят на работу, но регулярно получают зарплату.

— Почему русские не продают родину?
— Потому, что такую родину только евреи продать могут…

Бабушка с умилением знакомит внука из города с истоками его родины.
— А вот здесь(с замиранием в голосе),— я встречалась с твоим дедушкой в молодости, у колодца…
— Ну и как, укололись?

В отделе кадров:
— Рабинович, почему вы написали что у вас нет родственников за границей? У вас же брат в Израиле.
— Так это он на родине, а я за границей.

Анекдоты про родину

Я, конечно, люблю отечественное фэнтези, но отряд гномов, идущий в атаку на орков с боевым кличем «За Родину! За Сталина!», это уже чересчур.

Sawwin: А что, гном по имени Сталин – это круто.
Ученик Дьявола: Кстати, да, вполне подходяще, у гномов же имена на «ин» оканчиваются: Торин, Дарин.
mist: Ленин

чтоб помнили люди Земли,
что пали за Родину роты,
в томате и в масле легли
убитые килька и шпроты.

xxx: Я тут поняла одну вещь, почему лысый из бразерс стал таким популярным
xxx: Он трахается на камеру так, будто подцепил красотку мечты в баре и таки уломал ее на продолжение
xxx: У него язык тела такой, что на член уже не смотришь, смотришь на выражение лица
xxx: А большинство ведёт себя или наигранно-театрально, или с таким сосредоточенным лицом, как будто он честь за Родину продал, не меньше
yyy: А порекомендуешь какое-нибудь особо удачное видео с ним?
xxx: Да я просто смотрю, где сиськи у партнерши не слишком силиконовые, не люблю такое
xxx: А так даже не знаю
xxx: Это я вообще пиарки ревьюила и задумалась
yyy: Интересные у тебя ассоциации код-ревью вызывают!

О стрельбе себе в ногу или еще раз про идиотов.

Наш дачный поселок стародавний и с историей. Известные поэты, артисты, потом академики, генералы издавна здесь селились и окучивали грядки. Даже злобный Берия прятался тут в бункере от злодеев и шпиенов. Само собой, что смена парадигмы с социальной справедливотсти на демократию для избранных сподвигла мэров соседних городков, народных депутутов-миллиардеров также пристроиться в ряды местных латифундистов. В отличии от аборигенов устраивались они с размахом. Приватизировав бериевский околоток, пролетарские санатории и детские сады, эти демократы построили себе дворцы с мраморными заборами, домами для прислуги и прудами для ловли золотых рыбок. Чтобы отмаливать грехи неподалеку и церковь тоже сгородили. Красота. Ривьера. Ницца.

Но натуру и жадность не переделать.
Вот скажите, какой бизнес самый выгодный сейчас? Понятно наркота, оружие, лекарства от ковида. И в этой компании строительство здоровенных бетонных сараев вокруг Москвыы для пиплов и гастарбайтеров. Как грибы растут микрорайоны из прямоугольных многоэтажных сараев вблизи столичных магистралей. Миллиарды сыпятся в карманы девелоперов и чиновников. И все им мало, мало. Так и вокруг поселка. Не выходя с дачи мэры один за одним за малую благодарность подписывали разрешения, выделяли землю, меняли статус и вокруг их Ривьеры росли башни человейников не по дням а по часам. Этого мало. Новообразованная элитка требовала и новообразной охраны себя. И к человейникам присоседились многоэтажные казармы охраны. И.

Как и все подмосковные начальнички, выписывающие разрешения девелоперам и инвесторам, думать системно они не в состоянии. Два такта мышления — бери и прячь. Все. Многотысячные кварталы человейников расположились вдоль однополосных дачных дорог. Соответственно ни выехать ни въехать в поселки стало невозможно. Наши мэры еще и умудрились из своей дачной однополосной дороги устроить дублер МКАДА. То есть транспортный пиздец в квадрате. Думаете это все? Нееет предела человеческой глупости. Вспомните, что для своих охранников они выстроили многоэтажные казармы -городки. А откуда эти защитники властных тел? Понятно не с улицы Горького, а с дальних и дальних провинций. Соответственно что? У всех высокие оклады и машины для путешествий на родину к тещам. А где хранить машины будут наши борцы со стаканчиками? Не у себя же под окнами, а под окнами у соседей. Следовательно что? Улочки поселка, прилегающего к казармам, стали автостоянками. То есть транспортный пиздец аж в четвертой степени. Как результат что? Поселок из элитного 200-летнего дачного места стал за 10 лет бессмысленным и грязным городским микрорайоном. А что же наши мэры? Стоят их дворцы с темными окнами и нечищенными подъездами. Сами они перебрались мэрствовать в более дальние районы области. Где есть еще речки лесочки парки и дорожки с гуляющими людьми. Так что приготовьтесь. Если увидите рядом со своей зеленой дачкой новостройку 25 этажного сарая поблизости, то будьте готовы лет через десять бежать оттуда. Они пришли к вам. Пусть вам повезет, мы не успели.

Зимой 1930 года семью моего прадеда, крестьянина Омской области, раскулачили или, проще говоря, ограбили до нитки, выслав всех, от мала до велика, в голое поле. На селе все родственники, так что раскулачивали свои. Бабушке тогда было 12 лет. Когда ей исполнилось 18 — она сбежала с поселения и вернулась в родные места. Односельчане тут же выдали её обратно НКВД. За возвращение домой бабушка получила пять лет колымских лагерей. Отсидела, вышла на свободу, потом замуж, жила на Дальнем Востоке. После войны, демобилизовавшись, дед перевёз семью к себе на родину — в Ленинград. Было у неё в семье три сына и племянник — сын её старшего брата, погибшего в январе 1943 года.
А когда бабушка стала пенсионеркой, то, похоронив мужа, взбрело ей в голову повидать своих сибирских родственников. Это уже я помню. В Ленинград те приехали с детьми и внуками, осмотрели достопримечательности города на Неве, побывали в квартирах и погостили на дачах у всех ленинградских родственников. Потом, подсчитав количество автомобилей и мотоциклов, радостно заявили: «Ну что, Матрена, пора тебя опять раскулачивать!»

Маркетологам на заметку: продукт российского нейминга, бессмысленного и беспощадного:

«Килька балтийская За Родину неразделанная, обжаренная, с овощами в томатном соусе по-гавайски»

Пруф в источнике.

— Почему среди 40-50-летних практически нет веганов? — Да вы что, они же в 91-м свою Родину за колбасу продали, а теперь же что, назад сдавать?!

— Почему вы не желаете служить в армии? — Я пацифист. — А если все пацифистами станут, кто Родину будет защищать? — Ой, я вас умоляю! Если ВСЕ станут пацифистами, ОТ КОГО ее тогда защищать?

Почитал здесь, как разыграли узбеков и свиней. Известно, что визгу много, а шерсти мало. Совсем не уверен в правдивости истории, короче, но вспомнил, как сам пошутил над приехавшими на заработки знакомыми из Узбекистана. На первое время они остановились у меня. Ребята были молодые и наивные, обманывать таких — грех и вообще не педагогично. Я ещё верил тогда, что возможен обмен культурами и всё такое. Но в «день Дурака» не сдержался. Попросил помочь на кухне. Прикол был почти самый тупой : дал им задание продувать макарошки типа «отводы», а только потом разламывать их же. Ведь иначе прочищать приходится больше изделий. Один, который посообразительнее, спросил: зачем ? Как зачем !? Плёл им, что вода в России с большой жесткостью и вязкостью (?). Если внутри макарон есть пыль, мука или другие включения, червячки там, то они не проварятся и вообще негигиенично будет. Не был уверен, что поверили и, чтобы не заржать, ушел.
Я уже забыл о своей подлянке, они возились долго: готовили на шесть человек, объём продувки получился внушительный. Когда вернулся, не выдержал, конечно. Старались так, что лица были красные, как при надувании шаров.Точно не помню, но что-то они даже предоставили в отчетности типа обнаруженных камешков или личинок.
Прошло двадцать лет, теперь надуть россиянина может уже любой азиат, китайцы надули весь мир. А узбеки оказались обидчивыми : ни разу с тех пор не пригласили в гости к себе на Родину — калибровать рис для плова.

Этот экспромт посвящается актёру Алексею Панину.Этот яркий персонаж прославился не только тем, что он алкаш и педик, так ещё и зоофил, испытывающий половое влечение к животным. Недавно он отвалил в Испанию, а россиян обозвал сексуально отсталыми и посоветовал побольше смотреть порнофильмов, чтобы дорасти до его не превзойдённого уровня.

Как всегда, незваный гость хуже аж татарина,
но теперь все говорят хуже Лёши Панина.
Лёха много жён менял, дочку часто воровал,
алименты не платил и на всех подряд забил.
Не однажды в ресторанах он устраивал дебош
и уйти от туда стоя Лёша вовсе был не гож.
Напивался до усрачки, затевал со всеми драчки.
Бегал голый среди ночи, матерился,что есть мочи.
Хоть в психушку попадал, роли всё же получал.
Сам секрет свой рассказал – дупу педикам давал.
Оказалось, что бахвал с детства был бисексуал.
Носит дамское бельишко «Сделано в Париже»,
хоть трясёт не женским чем то там пониже.
Яростно за педиков сражался, но успеха так и не дождался.
Есть у Лёхи и другое увлечение :
для него собаку трахнуть – приключение.
Это он не только рассказал, даже и по телеку казал.
А сейчас в Испанию удрал, матерно там Родину ругал.
Утверждает,что от туда к нам вернётся,
когда здесь последний натурал загнётся.

18 апреля 1930 года писатель Михаил Булгаков пребывал в самом что ни на есть прескверном расположении духа. И было от чего! От театра его отлучили, все пьесы запретили… И на что, спрашивается, жить?

И вдруг в квартире писателя раздался звонок. Звонил сам товарищ Сталин. Вождь поинтересовался, действительно ли Булгаков хочет уехать за границу. Писатель ответил, что оставлять родину не хотел бы. «Это хорошо – сказал Сталин. – И где вы хотите работать? В Художественном театре? Подайте заявление. Мне кажется, они согласятся». И уже в мае Булгаков стал режиссёром Художественного театра. Иосиф Виссарионович любил время от времени позвонить какому-нибудь известному человеку, зная, что об этом уже через час узнает вся страна. К тому же имя Булгакова Сталину было хорошо известно: говорят, его пьесу «Дни Турбиных» во МХАТе он смотрел чуть ли не 30 раз.

Тут, как я заметил, народ не чужд воспоминаниям. Вот. Решил Приобщиться, так сказать.
А хуле. В смысле.. не судите строго.

– Алексеич, ну, на фиг он мне сдался! И ваще… я птиц не люблю…
– А мой кофе на халяву любишь?
– Так ведь ты ж его не пьёшь!
– Или берёшь попугая, или квартальная летит мимо.

Вот так Жако поселился в моей холостяцкой квартире.
Как ни странно, но с кормёжкой Птицы траблов не было, – этот птеродактль жрал всё, что было в пределах его досягаемости. А вот с уборкой клетки… пардон, комнаты… Когда я не успевал вовремя почистить его гнёздышко размером с «Запорожец», он просто делал вид, что взлетает, и под воздействием воздушных потоков латиноамериканский помёт ровным слоем располагался по всей комнате.
Девушки перестали меня посещать, а друзья норовили выпить пиво в парадняке, не дожидаясь моего приглашения войти.
Я понял, что жизнь подходит к концу, и если я не предприму решительных мер, то мне придётся жить в лаборатории. От такой перспективы я приходил в ужас.

Птичий рынок меня сразу же отверг, как, впрочем, и я его. Наглые, жадные бабенции, которые только и умеют, что полудохлыми рыбками торговать да перекрашивать кошаков. Жако они тоже не понравились. После того, как он чуть не откусил палец одной товарке, а любопытному доберману ухо, нас с Жако пообещали скормить крокодилам. Жако мне жаль не было.
В лабораторию, ясен перец, тащить его было бесполезно, родичам тоже. Сестра сказала, что у неё дошкольные дети, и она не желает видеть у себя в доме бесконтрольный источник ненормативной лексики. Уверения, что Птица пока ещё не говорящая, ни к чему не привели. Пришлось пойти на диверсию.

Однажды сеструха попросила забрать племяшей из детсада. Я отпросился с работы пораньше, тем более, что завлабу было не до нас – оформлял очередную командировку в Антарктиду. Заскочил домой, завернул клетку покрывалом и рванул в светлое будущее.

– Ур-ра-а. Дядь Игорь пришё-ол.
Для малышни это означало новое развлечение, а для воспитателей очередную головную боль. Они подустали уже от набегов кочевников и взятия Бастилии…
– Дядь Игорь… А что это та… У-ух ты. Красивый… А как его зовут? А он не укусит? А чем он питается, мышами? А ты его насовсем принёс или только на месяц?

Последний вопрос вывел из ступора ошалевшую воспитку. Вот уж кто действительно не мог поверить своим глазам, ибо видимое означало очень крупные неприятности.
Ну, так, собсна, сама и виновата. Это ведь с её подачки появился живой уголок. Пусть теперь попробует отказаться.
Попробовала.
Однако мои невинные глаза и слова, что Птица нуждается в заботе подрастающего поколения, а поколение – в Птице, а так же ор двадцати детских глоток… В общем, пацанов я благополучно сдал мамашке, уговорив их молчать хотя бы до ужина.

Две недели я не отвечал на звонки. В ответ на угрозы участкового проверить мои доходы я просто дал ему на бутылку, а заведующей детским садом просил передать, что у меня дома ещё и пингвин живёт королевских кровей. Шантаж прекратился.
Кстати… пингвин…

– …Ну, мужики, ещё по одной – за моё благополуч… ик… ное возвращение.
Да, чуть не забыл, мне ж ещё надо придумать, что с Пингвином делать.
…Кусок застрял у меня в глотке, от боязни выдать своё присутствие я стал дышать реже.
– Вези обратно, на историческую, так сказать, родину.
– Я контрабандой его сюда притащил, документов никаких.
– Тады, Лексеич, по маленькой – за благополучие пингвина. И за здоровье нашего лаборанта. Оно ему теперича пригодится.
– Зачем? Он же холостой ещё!
– Как зачем! Разве ты не ему пингвина оставляешь?
– Спасибо-спасибо… Хор-рошая мысль.
– …Владимир Алексеевич, я Вас умоляю – только не это. Я Жако-то с трудом пристроил.
– Вот что, Игорь, ты ещё молодой, много чего в жизни не видел…
– Если Вы мне его оставите – и не увижу никогда.
– Всё. Вопрос решён. Всем спасибо.

Утро началось с головной боли. Не от выпитого, – наш Воробьёв («Воробей» в народе) пьянство презирал и не приветствовал. Башка трещала от пульса: – Что делать… что делать… что делать… Детский сад отпал сразу – мне сказали, что если я ещё раз…
Как оно бывает в жизни – решение пришло неожиданно.

В ресторане «В…в» завхозом работала знакомая. Лет на десять старше меня. Правда, она намекала, что любви все возрасты покорны, но мне столько не выпить.
Слева от входа, напротив эстрады по диагонали был… хм… «заповедник», импровизированный. Фикусы какие-то, кактусы, кастрюля типа «Бассейн»… В общем… проснулся я с большим трудом. От выпитого. Но Пингвина у меня больше не было.
Спустя некоторое время ресторан был закрыт.
Надеюсь, не из-за меня.

Перед поездкой в Англию на гастроли в 1986-87 году, Маковецкому рассказали, что пластинка Маккартни, выпущенная в СССР, является жутким раритетом и на тамошнем черном рынке стоит чуть ли не 120 фунтов, что по тем временам было сумасшедшими деньгами. Не сильно поверив этому утверждению, актер тем не менее прикупил три диска, внутреннее подтрунивая над самим собою: «что за глупость на родину битлов везти Маккартни из СССР!» Однако, при помощи подруги, живущей в Англии, ему удалось «толкнуть» в комиссионном магазине все три пластинки по 70 фунтов каждую.
Как вспоминает Сергей Маковецкий, это был первый бизнес, благодаря которому у актера появился видеоплеер и были закуплены джинсы для всей семьи.
(с) мк

Я расскажу вам о войне. Войне, как ее понимаю я. И пусть это будет Великая Отечественная война 1941-1945 или Отечественная 1812 года и даже конфликт на ограниченной территории. Война, это где смерть. И побеждает в ней тот, кто не боится смерти. Просто не боится. Он не думает, что потеряет или приобретет, для него война в том, что его кто-то решил унизить. Посчитав его слабым и немощным. Обидеть его родных и близких. За этим и пришел на его Родину. Поэтому он готов рвать противника голыми руками. Просто рвать и ему без разницы все девайсы и прибамбасы с современным вооружением. Такой человек даже не задумывается над тем, что он погибнет. Единственное его желание победить, а не спасти свою жизнь. И такой человек — русский, не по национальности, а просто по состоянию души. И именно поэтому, Россия во все времена внушала ужас другим народам и странам. С ней невозможно договориться с позиции силы, испугать, типа у нас дивизия, а у вас всего батальон, — капитулируйте. У нас танки, а у вас вилы, — сдавайтесь. Посмотрите, мы захватили полмира, неужели вы неразумны и не хотите сберечь свою жизнь? А человек который считает себя русским, плюет на это. Для него быть униженным хуже смерти. И можно рассуждать сколь угодно, что можно меньше потерять, спасти человеческие жизни, но я уверен, что если оживить тех кто геройски погиб на поле боя, кто умер от голода и холода в тылу. Они даже вновь ожившие не выберут другой путь. Не выберут унижение, побежав к противнику с покаянием, а опять погибнут геройски. И поэтому, я чту этих героев и память о них. А если понадобится тоже готов рвать голыми руками тех, кто хочет принизить их подвиг. Именно война выделяет таких людей и пусть до нее он был нищеброд, алкоголик, урка, на войне он становится героем. Потому что в нем есть стержень, не дающий себя унизить, прогнуться, встать на колени, испугаться смерти. А в войне это главное и путь к победе.
Помните об этом и те кто чтит героев и те кто хочет их унизить. Помните!
С праздником Великой Победы!

Навеяно, как говорится в народе, темой от 22.05.2010
https://www.anekdot.ru/id/451620/
Синопсис: жадная проводница вознамерилась подзаработать на безбилетных по ТТХ условиям пассажирах, и что из этого ей вышло боком.
Мой случай был другим, но нервов мне это стоило…

Давным-давно, при СССР.
Первый курс ВУЗа, зелёный как 3р. вчерашний школьник решил смотаться на малую Родину, — маму повидать, винишка попить с теми, кто ещё не успел принять присягу. Но это было начало ноября, т.е. праздники и вся суета, с ними связанная.
А так же проблема с билетами.
И ехать-то недалеко, каких-то сраных восемь часов, но билетов не было принципиально. А желающих отъехать — полный вокзал.

Не знаю, на каком уровне власти решали задачу, но дополнительно дали два состава в нужном направлении (Н-ск — Н-цк). Не два поезда, а два состава электричек. Восемь часов на деревянной сидухе — сомнительное удовольствие, но деваться некуда, бо охота пуще неволи. Дело за малым — влезть в эту электричку. Билеты. Какие билеты! Вы шутите.
В общем, пробрался кое-как, сидеть, конечно, негде, а дело уже вечером, в сон тянет.
Вышел в тамбур, присел на корточки у стеночки, подрёмываю.

Вдруг хлопок по плечу.
— Ваш билет.
Твою мать.
И повели меня контролёры с собой. Чрез пару-тройку минут остановка на каком-то Богом забытом полустанке. И меня, такого молодого, красивого, в белой кроличьей шапке — из поезда нахуй.

Огляделся — пиздец. Ни домов, ни огней, ничего.
Но если хочешь жить!… Рванул вдоль состава в противоположную от хода контролёров сторону и успел. Успел влететь в открытую дверь. Вот что страх животворящий с людьми делает!

Зашёл в вагон, отдышался, успокоился. А там уже и места сидячие освобождаться начали. Пристроился, закемарил.
— Ваш билет.
Да ёбаный же ты.

Тут народ начал вступаться.
— У нас уже проверяли. У него уже проверяли.
— Ага, проверяли. Мы такую толпу зайцев наловили после этих проверяющих… Молодой человек, пройдёмте.

И потащили меня в следующий вагон.
Один контролёр пёр вперёд, а второй проверял билеты сразу в тамбуре. Сходились они примерно в середине. Я, естественно, проходил в вагон, — деваться было некуда. Но и высаживаться ночью незнамо где практически зимой мне тоже не хотелось.
И вот то ли во втором, то ли в третьем вагоне увидел знакомых ребят и тут же пришла идея.
Скинул куртку, шапку, кто-то дал в руки гитару, — сидим, песни мурлычим, никого не трогаем. Контролёры окучили вагон. А где пацан. Где белая шапка? Ага, щаз, шапку вам.

В общем, побегали, пошумели, да так ни с чем и отвалили. Не считая зайцев. Что с ними было — не знаю, если без денег, то высадили, конечно, даже не сомневаюсь. Но это уже чужая история.

У подруги муж – классный парень, с универа дружим. Ну не без легкой ебанины, конечно, но в последнее время что–то тяжеловато с ним стало общаться.
Агрессивный больно стал, только в гости придет, еще выпить не успели, чтобы накрыло, а он уже:
— Видали как мы круто америкосов нагнули? А? Прям с оттяжечкой трахнули, по самые помидоры натянули. Прям вот так вот мы их (и изображает, как все там на высшем уровне происходило по его мнению)
Ну и мы все так вяленько: Да–да, ты только не нервничай..
И дальше его отвлечь пытаемся, вот у нас тут такой случай на работе был, а у нас вот такой…
Но он с выбранного курса не сходит, свиньей напирает:
— Какая блин работа, нет, уж давайте обсудим вопрос анального секса с пендосами, каждый выскажет свою позицию, я обязательно с кем–то сцеплюсь, а там уже и до драки недалеко.
И мы такие снова – ляля, Дим, вот водочка, вот селедочка, ну чо ты, расслабься. Давай лучше обсудим как в Италию в отпуск полетим.
И он аж плечи расправил: Поставили раком всю Италию с Европой мы. Как красиво–то наши сработали оценили? Прям по гланды вставили и провернули.
– Нда… оценили так уж оценили, Дим… Но ты главное не беспокойся.
— Прям ребят, гордость берет, да? Прям вот першинг два бы еще в сторону запада, чтобы знали, у кого в мире самые большие яйца, да?
И жена его рядом сидит, молча, грустная, слегка глаза закатывает, но ничего не говорит – верная спутница.
Но не такая она и верная, погуливать начала и уже давно. Мне позвонит частенько:
– Слушай, выручай. Давай как будто я у тебя осталась на ночь, а то мне тут надо кое–куда по делам.
Ну и я у нее спрашиваю:
— Поругались вы что ли? Что происходит–то?
А она на меня смотрит и не понимает — шучу я или правда не понимаю.
А я и правда не понимаю, ну разные взгляды у людей политические, ну слишком рьяно он на мой взгляд родину любит, это как если бы всем рассказывала, что так горжусь своим ребенком, ну так его люблю, что чуть от радости не упала вчера в песочнице, когда он всем детям в рыльник лопаткой нанасувал… ну ладно, люди по разному свои чувства выражают, некоторые вот так агрессивно, но…
И она мне:
— Ты реально не видишь, что происходит? Не просто же так он весь мир натягивает по три раза в день, аж трясется от оргазма. Ну сопоставь два и два, мужик за сорок, агрессивный патриот… ну?

Импотент он, уже два года как.

«Как бы здесь плохо не было, но все ж гораздо лучше чем там», — приговаривали росийсские туристы, отказываясь возвращаться из Египта на родину.

Билл, типичный техасец, почти ковбой. Он путешествует только по США и никогда не был ни в Европе, ни в Азии и не собирается. На вопрос не хотелось бы ему посмотреть мир обычно отвечает, что он уже пытался и ему хватит. Билл работает наладчиком в одной крупной компании с филиалами по всей Америке. Есть у этой комнании небольшой заводик и в Канаде. Билла иногда посылают помогать с настройкой производственных линий в другие штаты, а пара техников из Канады как-то приезжала в Техас на тренинг перед тем как запустить новую линию у себя. Билл с канадцами провел не один час в цеху и почти столько же в барах после работы. Ребята сдружились и потом продолжили общаться по емайлу и телефону как по рабочим вопросам так и просто за жизнь. Поэтому когда Билла в очередной раз отправили в командировку на север США совсем рядом с канадской границей, он решил воспользоваться случаем и навестить старых друзей в Канаде. Те его давно звали в гости. В последний день когда все дела уже были сделаны, а времени до самолета домой оставалось еще достаточно и должно было хватить на то чтобы доехать до городка в окрестностях Торонто, пропустить стаканчик пива под барбекю в приятной компании и вернуться назад, Билл оседлал своего рентованного «коня» и отправился на север.
В США, как многие знают, огнестрельное оружие разрешено в свободное владение. Особенно оружие популярно в южных штатах – там почти у каждого небольшой арсенал в собственности. В Канаде законодательство намного сторже и скрытое или открытое ношение оружия запрещено. Ввозить огнестрельное оружие в страну тоже нельзя. Естественно канадские пограничники спросили Билла есть ли у него оружие – стандартный вопрос для американцев въезжающих в Канаду. Тот и ответил, что конечно есть – он же ведь с юга. Заметив легкое подрагивание дежурных улыбок на лицах пограничников поспешил добавить, что не с собой, а дома в Техасе, но было уже поздно. Полный обыск его и машины занял каких-то три часа. Продолжать поездку после такой задержки и нервотрепки смысла уже не было, да и настроения тоже. Поэтому, он въехал в Канаду, позвонил друзьям со своего вновь обретенного сотового телефона, объяснил ситуацию, развернулся и поехал назад в США. И вот тут его всретили уже американские пограничники с вопросом как долго он пробыл в Канаде и что он там собственно делал. Факт пересечения границы чтобы провести в другой стране десять минут их почему то очень заинтересовал. Спустя еще каких-то три часа после полного обыска и его самого и его машины Билл был впущен назад на родину, которую он с тех пор зарекся покидать. Ну его нафиг, такой международный туризм.

ИМЯ ТВОЕ ПОКА НЕИЗВЕСТНО
Сразу предупреждаю, что история не смешная, но не дает мне покоя много лет, считаю нужным довести ее до широкой общественности из-за ее уникальности и символичности одновременно. Не общаясь ни в каких сетях (не до этого), излагаю здесь.
Ее мне рассказал, подчеркнуто доверительно, мой тогдашний приятель, в последние годы существования СССР. История касалась подробностей пребывания его отца в немецком плену, а приятель сам факт того, что отец был в плену, остерегался рассказывать, опасаясь, что это скажется на его карьерных намерениях. Я же не скрывал, что мой дед был в плену, а отец мой, побывавший и на германской и на японской войнах, был после войны осужден и сидел ( За деяния, совершенные им во время службы в Красной Армии в Китае, но уже после полного окончания Второй Мировой. У многих опаленных двумя войнами и продолжавших тянуть лямку, и на чужбине, в их контуженных головах, помнивших картины ужасов войны, после принятия «транквилизатора и антидепрессанта» в одном флаконе, крышу сносило. То, что показал Тодоровский в картине «Анкор, еще анкор!», это еще цветочки,- там офицеры релаксируют только после одной войны и у себя на родине).
И вот мой приятель решил мне доверительно рассказать об отце, поскольку я не скрывал суровой, тяжелой правды жизни о своем.
Отец его попал в плен в тот момент, когда лежал контуженный на поле боя, после его окончания, и медленно приходил в сознание. На теле у него была видна только поверхностная рана. Немцы в этот момент уже ходили вокруг валяющихся тел и пристреливали серьезно раненых, но еще подававших признаки жизни. Оказавшись возле тела отца моего приятеля (далее для краткости П), они пнули его сапогом. Тело отреагировало. Тогда немцы осмотрели тело, повертывая его сапогами, и, не найдя серьезных ранений, скомандовали отцу П встать. Так отец П молоденьким солдатиком оказался в плену.
Начальник лагеря, где оказался отец П, имел привычку время от времени вечером напиваться в зюзю. На следующее утро он, пребывая в очень мрачном виде, командовал всем заключенным построиться в две шеренги. Затем шла команда первой шеренге рассчитаться на от первого до десятого, и каждому десятому выйти из строя. Затем вышедших уводили и расстреливали. В очередной раз отец П оказывается в первой шеренге, идет рассчет, приближается к отцу П, и тот видит, что очередным десятым окажется ОН. КОНЕЦ. И тут он ощущает чью-то ладонь у себя на правом плече. Поворачивает голову назад и видит незнакомого мужика, на вид сорокалетнего. И в тот же момент этот мужик очень резко и сильно дергает отца П за плечо назад, а сам встает на место отца П. Все молча. Рассчет десятого приходится на этого мужика, и его впоследствии уводят. За все дальнейшее пребывание в лагере отец П абсолютно ничего не услышал об этом мужике.
После освобождения из лагеря отец П был подвергнут основательной фильтрации. Бить не били, но многочисленные унизительные и изнурительные допросы были. В том числе будили ночью, заспанного вели на допрос, садили за стол с одной стороны, с другой стороны стола офицер, задающий вопросы, лица которого не видно, потому что в глаза бьет направленная на отца П настольная лампа. Сбоку от стола сидит еще один офицер, который ничем другим не занимается, кроме как пристальным наблюдением за лицом допрашиваемого.
Наконец в один из дней отца П и других строят на плацу и сообщают, что им предоставляется возможность ДОБРОВОЛЬНО поехать на крупную стройку народного хозяйства и т.д. В конце речи добавляют, что если кто не хочет добровольно, то могут оформить и по-другому. Все как один изъявили желание поехать на крупную стройку народного хозяйства ДОБРОВОЛЬНО!
Если не ошибаюсь, отец П восстанавливал народное хозяйство 6 лет, после чего сумел создать семью и завести детей. Всю свою жизнь отец П жил на глубинке с ощущением ладони у себя на плече и мучаясь тем, что не может поехать к родственникам того мужика, чтобы поклониться им в ноги.
Видимо, судьба решила, что мучений на жизнь отца П уже предостаточно, и уготовила ему легкую смерть совершенно без мучений, в ясном уме и добром здравии, в автопроишествии с мгновенным летальным исходом.
P.S.. Образ этого мужика у меня возникал часто, когда поминали войну, в виде, похожем на персонажи из фильма «Они сражались за Родину»,- в вылинявшей гимнастерке, с хмурым и напряженным лицом. А в последнее время- в виде бронзового памятника единению нации, с почерневшей от времени поверхностью. В памятнике изображен обернувшийся назад молодой солдатик с ужасом на лице, буквально секунду назад осознавший, что минуты его жизни уже сочтены, и глядящий в глаза незнакомого сорокалетнего мужика (положившего ему ладонь на плечо) и еще не сознающий, что заглянул в глаза своему ангелу-спасителю. На подножии памятника, тоже бронзово-темном, в воображении всегда возникают свежие живые цветы и выпуклыми буквами надпись: «Так значит нам нужна одна Победа!»
P.P.S. В силу определенных и весомых причин, в том числе и географических и идеологических, мое общение с этим приятелем прекратилось. Но если ему доведется (надеюсь, что он еще жив) прочесть мое писание, то хочу заметить, что при современных инфоматизированности и доступности военных архивов у него есть реальный шанс исполнить неосуществленное желание отца поклониться в ноги родственникам его ангела-спасителя.

Новый год. Страна, которая 70 лет металась между религиозностью и атеизмом, до сих пор толком не знает – 1 января он наступает или 13 января. Наши несчастные законодатели терзаются в сомнениях о количестве новогодних выходных дней.

С одной стороны, с 1-го по 13-е многовато, но бюджетно-выгодно, с другой, население к 3 января пропивает все деньги, а порой и имущество, и до 13-го бродит бомжеобразными тенями по стране. Единственная отдушина истерзанной плоти народа – «Ирония судьбы, или С лёгким паром!». Мой великий друг спасал родину от похмельного синдрома многие годы. Все близкие Эльдара всю жизнь его «худели», не понимая, что это не жир, а огромность личности. Витиеватые диеты – собственноручно нарезанный винегрет (который он строгал в таз, ибо кто-то ему сказал, что винегрет можно есть тоннами), отказ от всех злаков, сладостей и алкоголя – что в нашей тогдашней, ещё довольно свежей богемно-дружеской компании было равносильно оскоплению. Когда воли, мужества и терпения не хватало, он ложился в заведение под ёрническим названием «Институт питания», хотя, кроме воды, никакого питания там не было.

Я неоднократно навещал Элика в этом лепрозории, куда пускали выборочно, предварительно обыскав чуть ли не до раздевания – с мудрым подозрением, что визитёр может пронести страдальцу чего-нибудь куснуть или, не дай бог, выпить. К чести пациентов нужно сказать, что, вырвавшись из застенков, они с ходу нажирались и напивались так, что потерянная в муках пара килограммов восполнялась с лихвой моментально.

Очередная попытка Рязанова воспользоваться этой клиникой пришлась на конец декабря. Его выпустили перед Новым годом на несколько дней под расписку, взяв с него и близких честное слово о полной несъедобности существования. Я приехал к нему на Грузинскую, в квартиру, где он тогда проживал, поздно вечером. Он мне обрадовался и извинился за скромный приём: его родственники, не надеясь на нашу порядочность, вымели из дома всё, что хотя бы отдалённо напоминало еду. Гостеприимный Элик влез куда-то очень глубоко, извлёк бутылку 0,75 шикарного коньяка и потом, глядя голодными, но добрыми глазами, наливал мне этот божественный напиток, говоря, что хмелеет «вприглядку». Закуска была пикантная, но странная – в вазе торчал цветок под подозрительным названием калла.

За нежными и долгими разговорами я выкушал почти всю бутылку. Когда я стыдливо сказал Элику, что я за рулём и, может быть, хватит, он уверил меня, что уже ночь, гаишников мало и он даст мне японские шарики, которые напрочь уничтожают алкогольный запах. Доковыляв до руля, я двинулся в сторону зоопарка, чтобы оттуда переехать Садовое кольцо и попытаться доехать до своих Котельников. Раскурив трубку, я решил, что этого мало, и воткнул в рот ещё и сигару. Калловое послевкусие вместе с японскими шариками образовало во рту такой букет, что возникла опасность извержения, но я опытно сдержался. Подъезжая в пустой ночной Москве к Садовому кольцу, я увидел, что из «стакана», очевидно, заметив нетрезвую походку моей «Волги», степенно вылез огромных размеров лейтенант и лениво, но грациозно поднял жезл.

«Здравствуйте! — козырнул лейтенант. — Если нетрудно, выньте всё лишнее изо рта! Ой-ой-ой-ой-ой…» — участливо пропел он, засовывая мои документы себе в карман. Ни приглашения в театр, что недалеко от места его работы, ни ссылка на мою популярность, ни осторожные намёки на денежную отмазку не подействовали. «Сейчас поедем на проспект Мира на освидетельствование. Запирайте машину. Где же это вы так?!»

Когда я признался, что навещал больного Рязанова, он внимательно посмотрел на меня и, перейдя на «ты», сказал: «Врёшь!» – «Не вру!» – «Врёшь!» – «Не вру!» – «Докажи!» – «Поедем!»

Он посадил меня в люльку своего мотоцикла, и мы отправились к Рязанову. Уже полусонный, в пижаме, Элик очень радушно нас встретил, подтвердил моё алкогольное алиби и подарил лейтенанту свою книжку с трогательной надписью: «Замечательному гаишнику, простившему моего грешного друга». Мы вернулись на перекрёсток, и я на своей «Волге», эскортируемый лейтенантом на мотоцикле, дошкандыбал до дома.

Так мой незабвенный друг своей неслыханной популярностью спас меня в предновогодье от бесправного автомобилизма.

Работала я на «Мастере» ночную смену с 4 на 5 июля. А по утрам у нас была прямая врезка VOA — Voice of America, коротенькие новости. Ну, то есть , понимаете: у меня шесть утра и я, худо-бедно переночевав в студии на последнем этаже высотки в Политехе, сижу уже за пультом и вывожу русскую редакцию «Голоса Америки». А у них ещё 4 июля. День Независимости и 23:00.
И слушаю я короткие новости мужским голосом и что-то мне странное чудится.
А потом идёт отбивка VOA, после чего в студии забывают выключить микрофон и я слышу тот же голос — но уже пьяный в поросячий хвост.
А надо вам сказать, что даже пьяный в эфире может условно продержаться на короткие новости — застегнуть себя на все пуговицы — а потом после новостей расстегнуться, выдохнуть и душа несётся в рай.
Тем более, там уже поздний вечер, если можно так сказать, и наверняка они уже отмечали.
И вот говорит диктор, который только что новости читал:
— Коля, давай ещё по одной. за День независимости. за нашу новую родину.
Буль-буль-буль в эфире, потом — тюк легонько так стопочками.
И тот же голос:
— Ну что. (громко): Выпьем за Рооооодину, выпьем за Стаааалина, выпьем и снова нальём.
После этого эфир выключился.
А жалко)))

В Америке любят делать наклейки на автомобилях. «Мой ребенок — отличник в школе имени монаха Шварца», «Поддерживаю наши войска!», «Бейсбольная мамочка», «Иисус любит нас всех!», всевозможные вариации на тему звезд и полос. Встречаются и эмблемы других стран, не то чтобы массово, но некоторые чаще прочих.

Знакомого сотрудника родом из Европы земляк попросил взять машину на хранение: нужно было уехать на историческую родину на полгодика-годик по семейным обстоятельствам. Вместо оплаты он предложил пользоваться машиной сыну сотрудника, только поступившему в колледж, при условии оплаты всех накладных расходов. Оформили бумаги, земляк уехал, сын гордо рассекает на машине, все довольны. И тут правительство штата в связи с ухудшением снабжения водой объявляет программу финансирования замены унитазов в частных домах на более экономичные, беря на себя оплату не то половины, не то двух третей расходов. Закавыка в том, что финансирование из бюджета гарантировано только на ближайшие полгода. Все доступные сантехники мгновенно оказываются расписаны на полгода вперед, народ мечется в поисках мастеров. А у земляка на машине была заметная такая этническая наклейка, ассоциирующаяся в сознании многих американцев с профессией сантехника. Сыну cотрудника не стало прохода. На парковках ему под дворники стали все время подсовывать бумажки с номером телефона и надписью «ищем сантехника». А добила немолодая дама, подошедшая на паркинге кинотеатра, куда он вывез девушку, и спросившая, не установит ли он ей новый унитаз, после чего девчонка прекратила отношения, а в колледже он получил кличку «сантехник». Парень не выдержал, рассказал папе, вместе позвонили земляку, объяснили ситуацию и спросили, нельзя ли убрать наклейку — мол, имеет дело унижение национальной гордости. Земляк сказал:»Ребята, вы охренели? Немедленно вешайте вторую наклейку с надписью «Гордый . ский сантехник!», пересылайте мне все номера телефонов, я нахожу работников через свои знакомства в землячестве, получаю куртаж, половина ваша.» В последующие месяцы выплаченных сыну денег хватило и на бензин, и на страховку, и на кино с девочками.

Вернулся из Европы на родину. Нормализовалась ненависть к людям, злоба и презрение к властям, стабилизировался цинизм в общении с людьми, восстановился национализм, опять вернулось умение оскаливать зигхайло и зиговать, вернулось желание кого-нибудь замочить в сортире или где еще кто подвернется, вновь возродилось презрение, злоба и ненависть к ближнему своему, опять появилось желание кого- то зачмырить и сразу изнасиловать на месте, пока не убежал. В общем, быстро восстановился и стал обычным и понятным всем своим и окружающим, пока не приняли за психа, и не сдали в психушку.

На прощании в Доме кино Панкратов-Чёрный сказал о Меньшове:
«Он так любил народ! И страдал за него! Страдал!» И могло показаться – дежурная фраза, пафос по случаю. Но…
Панкратов-Чёрный вспомнил, как однажды Меньшов целый день таскал его по Астрахани, городу своего детства, с гордостью и страстью показывал родные места, рассказывал о кремле, старинных закоулках, в бар зашли, где к пиву особенную рыбку подают. А спустя пару лет (дело было на шукшинском фестивале в Сростках) уже Панкратов-Чёрный предложил показать Меньшову свою малую родину. «Далеко?» «Да нет, не очень, километров 500» «А что, поехали!».
Сели они в машину и рванули в деревню Конёво Алтайского края. Дальше – прямая речь:
«И вот пока мой сводный брат Коля и его супруга Зоя накрывали на стол, я повёл Володю показать родную деревню, а это одна, собственно, улочка домов тридцать-сорок. Крыши, крытые дёрном, земляными пластами, трава на крышах растёт. Идём, значит, я веду экскурсию:
– Вот видишь развалившийся сруб? Это клуб, в нём даже маленькая библиотечка была.
– А чего ж не восстановят?
– Так ведь кино не показывают, да и ходить уже некому, остались одни старики, молодёжь разбежалась, работы нет, жить здесь не на что. А вот видишь яма и несколько брёвен от фундамента? Это моя школа, я тут до пятого класса учился.
– Что-то больно маленькая какая-то…
– Ну, а что, в избе – комната для двух учительниц, комната для первого и второго класса, комната для третьего и четвертого… А здесь был магазин, из райцентра раз в месяц сахар и конфетки привозили… Ну, вот больше показывать нечего, вся моя деревня…
Вернулись к брату в его пятистеночек, стол накрыт – грузди наши алтайские, огурчики, помидорчики, самогонка, хлебный квас – всё домашнее. Брат весёлый, радуется, что меня увидел, да ещё и познакомился с таким великим артистом и режиссёром, Владимиром Меньшовым. Выпиваем, закусываем, хозяева улыбаются…
А Володя такой серьёзный-серьёзный сидит, мрачный, смотрит Коле за спину, а там на стене коврик – олень воду пьёт и лебеди плавают – а к коврику приколоты ордена и медали. Володя спрашивает:
– Отцовские медали, Коля?
– Да нет, почему… Мои. Вот орден за посевную в таком-то году, а это медаль за уборочную в таком-то… Ценили нас, ценили – работали-то мы с утра до ночи…
И вдруг Володя заплакал.
Мы опешили – что такое?
А он плачет и говорит, всхлипывая: «Ордена, медали… и ты так живёшь. »
– А что, – Коля засуетился, – Хорошо живу, огород, всё своё, видишь, какой стол… Ну, а денег не платят, так их и тратить не на что…Перебьёмся!
А Володя плакал и плакал, вы не представляете… Как Шукшин в «Калине красной» на холмике – «да ведь это же мать моя»… Вот так и Володя рыдал, рыдал, обнял Кольку по-братски, говорит: «Да как же так! Сволочи! На мерседесах ездят, а всё равно Россией недовольны. »
Это было так пронзительно… Мы его еле его успокоили … А потом, когда ехали обратно, он вдруг говорит – строго так, горько: «Сашка! Снимать кино надо – о любви! Потому что русскому народу любовь не-об-хо-ди-ма! Иначе озлобится!»
***
Не идёт у меня из головы эта история о плачущем Меньшове. Плачущем, как Шукшин. Правда, Шукшин плакал в кино, а это в жизни.

Кстати, про ос.
У меня как-то в вентиляции, которая в сквозной дырке в стене, поселились осы. Второй этаж (почти под крышей), снаружи дома просто так не достать,- вентиляционная дырка там прикрыта пластмассовым плафоном, а ежели изнутри — то всё разбирать надо и всю техначинку из стенки доставать. Звоню «охотникам за вредителями». Они: «Осы? Да, это к нам. В вентиляции? — Нее, это не к нам.»
Звоню в вентиляторную фирму, которая ставила технику. «Вентилятор разобрать? — Можем. Осы? — Не-не, мы не по этой части».
Ну не блин?
Разворошила «Гугл», нагуглила, что в гнезде такого размера должно быть от 30 до 40 особей. И подумала, что, поскольку осы прилетают к гнезду всегда по одиночке, с некоторыми интервалами, то с таким их количеством справиться можно.
Из типичных женских видов вооружения (скалка, мухобойка, тапок, сковородка, пылесос) я выбрала последний. Взяла пылесос, включила, открыла окно, которое почти рядом, высунулась немного, подставила трубу к отверстию в вентиляции. Это было похоже на «Родину-Мать», которая скульптура, только я смотрела в сторону моего «меча». Сосед напротив вышел с мусорным ведром, да так и остался на крыльце. Он тоже посмотрел туда, куда я указывала трубой от пылесоса, но ничего стоящего внимания там не увидел и задумчиво закурил.
«Блмп» — первая оса резко сменила маршрут, уйдя в черную дыру. Одна… Две… три… Я старательно считала. После 32 они перестали прилетать. ­
В вентиляторе больше никто не жужжал, кроме него самого, и полеты прекратились. Но там внутри осталось осиное хозяйство: дом, пристройки, — и я снова позвонила вентиляторным специалистам.
«А, это где осы?» — Осторожно осведомились они. Я сказала, что никаких ос нету. «Точно?» — «Точно». — «Ну ждите, мы пришлем специалиста. Какой этаж?» — «Второй».
Специалист подкатил на автомобильчике типа газели, разрисованном логотипами фирмы и техническими деталями. Наверное, от вентиляторов.
Я спустилась его встретить и показать снаружи, где торчит пациент, то есть вентилятор. Он обозрел место работы и говорит: «Так тут высоко!» Я с готовностью кивнула: я ведь врать не буду, сказала, что второй этаж, — значит, второй!
«Так тут лестница нужна!» — догадался специалист. Я опять кивнула. Специалист был выше меня, но не выше первого этажа. А там второй. Почти под крышей. «Ну, несите», — милостиво разрешил вентиляторный гуру. «Гениально, — подумала я. Этот приемчик, как добиться желаемого, надо взять на вооружение.» И пошла к соседу. Используя новое знание, я его спросила: «Лестница есть?» — «Есть!» , — сказал он.- «Ну, несите!», — профессионально сказала я. Приемчик сработал на ура, добытую лестницу приставили к стене дома, и специалист полез туда, где из стены торчал плафон вентилятора.
Я тем временем вернулась в дом, открыла снова окно и оказалась лицом к лицу со вскарабкавшимся дядей. Он осмотрел место работы, аккуратно отцепил плафон, положил его на подоконник и стал хлопать себя по карманам, ища чего-то. Я метнулась в другую комнату и приперла ящик с инструментами. Но дядя искал не отвертку. Он вытащил мобильник, сфоткал осиное гнездо и стал тыкать в кнопки телефона, явно уже куда-то постя это фото и делая к нему подпись. Потом он вынул гнездо, чего-то там поскреб, закрыл обратно крышкой и стал спускаться.
«Давайте гнездо уже, — говорю, — я его выкину.» — «Зачем? — удивился специалист, — я его с собой заберу, в коллекцию!» Он довольно быстро ретировался, и я не успела его спросить: в коллекцию Застрявших В Вентиляции Предметов и Зверюшек? Или в коллекцию осиных гнёзд? Периодически думаю об этом и представляю то одно, то другое…
Я вот что хочу сказать: это был, в некотором роде, лайфхак, так сказать, полезный совет. Типа — как избавиться от ос. Но учтите: это не работает с шершнями. Во-первых, они гораздо быстрее соображают и объединяются в отряды, создавая весомое численное преимущество, а во-вторых, взятые в плен шершни потом ужасно воняют из пылесоса, и пылесборник надо выбрасывать своевременно.
Соблюдайте ТБ. Дружите с соседями. Берегите себя.

История рассказана с точки зрения израильских силовиков. Возможно советские разведчики иначе видели эти события.
Это был один из самых курьёзных эпизодов противостояния Советской разведки и Израильских спецслужб. Эту историю рассказывают на курсах подготовки агентов контрразведки в Израиле как исторический анекдот. Но это факты.
Итак январь 1957 года, агент «Давид», успешно выполнил свою миссию в Варшаве, и Израиль, как и обещал, перевёз его на Святую землю, выделил квартиру в центре Тель-Авива и отличную должность в министерстве. Но «Давид» не знал иврит. Как и все вернувшиеся на родину евреи, «Давид» начал решать проблему с ивритом самым обычным способом — пошёл в ульпан (языковые курсы). Всё шло стандартно до тех пор, пока к нему в туалете не обратился молодой мужчина. Разговаривать в туалете вообще довольно странное занятие, но когда «Давид» понял что это не просто разговор, а вербовка он был просто в шоке. Его, агента МОССАД, который только что провёл одну из самых успешных операций в истории западной разведки, в туалете вербует КГБ. «Давид» мило закончил разговор, обещав подумать, а сам после ульпана направился к своему куратору в МОССАД. Куратору пришлись выслушать много образных выражений и матерных слов на польском, русском и немного на иврите — основной смысл сказанного заключался в следующем : «какого хрена вы меня проверяете? Вы что тут, совсем все … утомились на голову?». «Давид» довольно обоснованно решил, что вся эта вербовка — это проверка со стороны контрразведки Израиля — ШАБАК, и его проверяют «на вшивость». Куратор обещал разобраться с «маньяками из Шабак». Сказать что в ШАБАК удивились новостям о вербовке «Давида» — не сказать ничего. Сначала они удивились, потом возмутились, потом забеспокоились что агента пытаются выкрасть обратно в СССР, но решили решать проблемы по мере их поступления — началась операция «Пересмешник».
К «Давиду» была приставлена негласная охрана из лучших оперативников спецназа министерства обороны Израиля, а ему самому было поручено пойти на контакт с вербовщиком. «Удачливым» агентом ГРУ СССР оказался …резидент разведки СССР в Израиле — Валерий Осадчий. Осадчий также был торговым атташе советского посольства. ШАБАК продолжил удивляться. «Давид» пошёл на полный контакт и согласился шпионить в пользу СССР — через его куратора в Союз полился целый горный поток информации, которую подготавливали спецслужбы Израиля. Через некоторое время доверие к «Давиду» со стороны разведки СССР выросло так, что Осадчий, срок пребывания которого в Израиле заканчивался, познакомил его… со своим сменщиком Виктором Калуевым и большей частью советской резидентуры. Шабак уже не удивлялся. Они улыбались. Перед началом 6-дневной войны Израиль поручил «Давиду» слить в СССР точную дату и время Израильской атаки — это было сделано для того, чтобы Москва передала это своим арабским друзьям, и те подумали перед тем как развязывать войну (по одной версии Израиль решил сообщить Москве точную дату атаки потому что Премьер-министр Израиля Леви Эшколь не верил в победу в той войне и решил посадить Египет за стол переговоров любой ценой, и таким образом решил запугать Египет). Москва не поверила «Давиду». В результате израильские ВВС фактически уничтожили в первые часы войны авиацию противников (Египет, Сирия и Иордания). Понятно, что это значительно облегчило задачу для сухопутных сил (наступление механизированных и танковых дивизий). За то, что «Давид» передал точную дату и время начала войны, его наградили Орденом Ленина. Добил всю ситуацию тот факт, что Москва предложила «Давиду» самому стать резидентом разведки и начать вербовку новых агентов. В ШАБАК перестали улыбаться. Там началась истерика. «Давид» согласился и за следующие 5 лет, до 1971 года внедрил в ряды советской разведки более 50 кадровых израильских шпионов, при этом часть из них работала как в Израиле, так и в 15 странах мира. В 1971 году «Давид» попросил МОССАД вывести его из игры.
МОССАД решил, что посмеялись и хватит — «Давид» под благовидным предлогом покинул арену боёв разведок и его должность главного разведчика СССР в Израиле занял… другой агент МОССАДА — «Мифотворец». Который руководил разведкой себя против себя почти до 1982 года. Таким образом с 1965 по 1982 год из Израиля в Москву по большей части шла только дезинформация.
История об операции «Пересмешник» серьезно подорвала веру в величие и непобедимость советских спецслужб среди их коллег в Израиле и США — всем стало ясно что они серьёзно переоценивают уровень профессионализма русских разведчиков. Все внезапно поняли что в великом КГБ хватает совсем не умных людей — западные разведки начали действовать против СССР всё более и более агрессивно, что отчасти и привело в итоге к концу СССР.
«Давид» — Виктор Граевский, прожил долгую и очень безбедную жизнь в Израиле. Москва до последнего не поняла, что он водил её за нос и предлагала тайно приехать для вручения государственных наград. Он отказался. 28 сентября 2007 года, за три недели до смерти, получил медаль за вклад в безопасность государства от начальника Шабака Юваля Дискина. 18 октября того же года ушёл из жизни.

Продал Прошка не картошку,
Не матрёшку, не лепёшку,
Не морковь, не холодец,
Продал родину, стервец.

Гей-Люссак в законе

На экзамене по термодинамике точного ответа на поставленный профессором вопрос студент Шапетко не знал, но знал, что в русско- и англоязычной научной литературе существуют некоторые различия в наименовании законов, связанных с именем Гей-Люссака, и ответил своими словами:

— Закон, открытый Гей-Люссаком в 1802 году, утверждает, что при постоянном давлении, объём постоянной массы известной части мужского тела пропорционален температуре известной части женского тела. Математически закон выражается следующим образом: V/T=const
где V — объём , T — температура.
— В известной части вам, батенька, просто и удовлетворительно повезло! — позавидовал профессор.
А поздним вечером того же дня студент Шапетко сделал запись в своём дневнике:
Он — гей Люссак, он — педераст,
А завтра Родину продаст!

Израильских дипломатов обычно отзывают на родину не для консультаций, а из экономии!

Здравствуйте, девушки (из инета) Знакомый рассказал. Приехал он на малую родину, встретил по случаю бывшего одноклассника, разговорились. Что, как. Я, мол, инженер, жена красавица, дочурка. Одноклассник отвечает, что он, дескать, врач, тоже женат, детишек двое, все уехали к теще в гости до понедельника так не хряпнуть ли по рюмашке? Сказано сделано. От выпитого развеселились, вспомнили школьные годы чудесные, потянуло на подвиги Знакомый мой предложил разбавить компанию женским полом. Одноклассник как-то застеснялся, стал мямлить, глядя в сторону, что ничего не получится, лучше не надо но приезжему орлу было море по колено. Он сурово заявил товарищу, что свои комплексы надо забыть, поскольку от таких мужиков девки будут падать направо и налево, стоит только на улицу выйти. Тем более погоды чудные золотая осень Вышли на улицу. Знакомый мой чешет впереди с рекламной улыбкой. Сзади, вздыхая, плетется одноклассник. Впереди две явно скучающие девахи. — Здравствуйте, девушки! Девушки оборачиваются с зазывными улыбками, быстро меняются в лице и, подтянувшись, вежливо здороваются с одноклассником моего знакомого, после чего быстренько сматываются. Еще две девчушки. Не успевает мой знакомый открыть рот, как они хором здороваются с его спутником. Тот кисло бормочет: « здравствуйте, девочки». Девочки тут же исчезают. Дальше по тому же сценарию В конце концов, по дороге им попались уже откровенно проституирующие шалавы. — Ну, что, дамы неуверенно начал уже изрядно сникший герой. « Дамы» обернулись и хором проблеяли: — Здравствуйте, Виктор Иванович — Здравствуйте, здравствуйте, вяло откликнулся одноклассник, что ж ты, Званцева, на таком ветру и с голой попой? Одна из шалав тут же сделала честные глаза и затараторила, что она только на минуточку из тачки вылезла, а там тепло, вы не подумайте Двое стояли на пустой осенней улице. Смеркалось. — ТЫ ХТО? испуганным шепотом спросил один. — Гинеколог, ответил второй и вздохнул

У меня уже не так много здоровья, чтобы любить Родину.

1) Типичный приём манипулятора: « жертва всегда сама виновата в том, что она жертва». Игрок продул все свои сбережения в казино « сам виноват, что пошёл туда играть». У хозяина обокрали квартиру « сам виноват, что не поставил на дверь более крепкий замок и не установил сигнализацию». Над девушкой надругались в переулке « сама виновата, что пошла в слишком коротенькой юбчонке и не той дорогой». Тиран совершает геноцид « народ сам виноват, что зная об опасности вовремя не покинул насиженные места, пожалев нажитое имущество». Ну и тому подобное, примеров при желании можно привести десятки. Главное то, что манипулятор подобным образом пытается найти оправдание своим грязным деяниям. Дескать, я нарушаю твои права, потому что я так хочу, но виноват не я, а ты, потому что даёшь мне возможность твои права нарушать. Как-то очень напоминает крыловское « Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать». 2) Ноам Хомский: «Психотерапевты знают, чувство вины багор, которым легко поддеть даже самую сильную личность. Владеющий багром, как сплавщик, направляет массы бревен в нужный поток. Если СМИ заставляют человека поверить в собственную вину по поводу всех окружающих его несчастий, тогда проще отвлечь его от борьбы за экономические и политические права. Самоуничижение приводит к апатии и бездействию.» 3) Некоторые люди считают, что всё происходящее с нами является исключительно результатом нашего собственного выбора. Я не могу согласиться с этими людьми как минимум по нескольким причинам: 1) Как говорят англичане, Nо mаn is аn islаnd (в дословном переводе: ни один человек не остров). То есть, не существует такого сферического человека в вакууме, который всегда делает свой собственный выбор невзирая ни на какие обстоятельства. Это недостижимый идеал, несуществующий в реальном мире. Каждый из нас является частью какой-нибудь системы, и не одной. Частью общества, в котором мы живём; частью биосферы с её законами, которым практически невозможно противостоять (попробуйте, например, не спать 10 суток); частью физического мира, подчиняющегося законам физики, нарушить которые не удалось пока никому. Учитывая вышесказанное, вести речь о свободном выборе вообще смешно. 2) Иногда нам кажется, что наш выбор исходит от нас самих, а на самом деле нами манипулируют. Опытный манипулятор всегда всё устроит так, что его жертва будет думать, что выбор принадлежит ей. Очень часто можно услышать от человека, мол, я сам так хотел, это было именно моё желание. Хотя это была всего лишь мастерски проведённая манипуляция. Типичный пример: « Мой долг защищать Родину». И ведь бросающийся на амбразуру боец искренне уверен в том, что это его выбор. Переубеждать бесполезно, мозг уже промыт. 3) Каждого из нас довольно легко заставить « захотеть», к примеру, отдать грабителю кошелёк, если к гортани приставлено лезвие боевого ножа или в рёбра упирается ствол дробовика, способного разорвать на куски даже крепкий замок от сейфа, изготовленный из тугоплавкого металла. Но это все и так понимают, поэтому дальше углубляться не стану. Вывод таков. Как бы парадоксально это ни звучало, наш выбор довольно редко бывает действительно нашим. Поэтому, прежде чем осуждать кого-либо за его выбор, стоит задуматься. Ведь не зря в одной из великих книг написано: « Не судите, да не судимы будете, ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить».

2) Иногда нам кажется, что наш выбор исходит от нас самих, а на самом деле нами манипулируют. Опытный манипулятор всегда всё устроит так, что его жертва будет думать, что выбор принадлежит ей. Очень часто можно услышать от человека, мол, я сам так хотел, это было именно моё желание. Хотя это была всего лишь мастерски проведённая манипуляция. Типичный пример: « Мой долг защищать Родину». И ведь бросающийся на амбразуру боец искренне уверен в том, что это его выбор. Переубеждать бесполезно, мозг уже промыт.++++++Пример предельно неудачный. Итак, в твой дом врываются уроды, с порога заявляющие, что убьют Вас, чтобы не мешались под ногами; убьют родителей, ибо им не интересно тратить ресурсы на стариков; продадут в рабство Ваших детей и будут насиловать Вашу женщину. Если Вы человек и мужик, которому дороги не только своя шкура и задница, то вопрос самопожертвования-не результат «промывания», а способности любить. Ну и поскольку мы на анекдотной ленте: Дед идёт мимо комнаты внука, А тот рубится в игру по мотивам ВОВ. Дед, слыша звуки разрывов и выстрелов, крики бойцов, подходит к внуку и спрашивает: — Ты знаешь, кто такой Сталин? — Дед, чё ты несёшь, какой ещё Сталин! — Внучек, ну вот бойцы идут в атаку и кричат»За Родину, за Сталина!» — Во, блин. А я думал, что «Заставили!»

Как-то в отпуске решил слётать на малую Родину, тем более, что и повод был подходящий — днюха у родной сестры. И вот что мне за столом родственнички поведали.

Тому лет уж как 20, когда муж систера был ещё вполне так в силе, подрядился он помочь другу с переездом с одной хаты на другую. Перевезли, ничего не забыли, не потеряли. Потом крепенько так отметили мероприятие, и зять своим ходом двинулся до дому. Расположился в трамвае и заснул! Добрые граждане вызвали ментов, те, не долго думая, положили его в бобик и благополучно доставили в медвытрезвитель. Дальше было странное.
Пьяненький в мясо зятёк вдруг приходит в себя и толкает речь:
— А вы знаете, грит, менты позорные, кто моя жена в девичестве. А кто у неё брат, знаете.
И называет мои Ф.И.О.
Охуевшие менты звонят систеру и узнают, что всё точно так и есть. Ну, систер была на работе, звоните, грит, сыну.
Позвонили племяннику, — забирай своего папу отсюда. Быстро. Нахуй!
Племяш не отдуплился совсем, что за тема. На машину и за папой.
Менты потом крестились минут пять. Бля-ать. Пронесло.

Рассказал историю в компании. Народ не въезжает. Что за хрень. Или ты в таком страхе держал город, что тебя до сих пор помнят?
А дело в том, что у моего отца был друг, полный тёзка (кроме отчества). У друга были дети, старший — мой полный тёзка по Ф.И.О.. Но это не всё. Последние пару десятков лет с гаком он служит начальником полиции всего города. Ну и покажите мне мента, который бы не знал, как зовут его Самого Главного Начальника. )))

Читая историю про бесплатную рекламу вспомнилось.
Москва, август, офис, электрик собирается в отпуск.
Мужик трудоголик до кончика волос, выгнать больше чем на неделю в отпуск практически невозможно. Бухгалтерия ругается, отпуска накопилось месяцев на 5.
Дальше диалог:
Я: Игорь, ну какая сейчас работа, жарко, душно, клиенты почти не звонят.
Игорь: Ну я пока старые объекты обойду, провода причешу, посмотрю, мало ли где накосячил я или ребята. Электричество всё же не вода!
Я: Ну возьми 2 недели, с женой и ребенком на родину в Рязань сгоняете. Ты же говорил что дочка от животных без ума — вот отведи её в цирк, там новая программа.
Игорь: Неее, там какой то скандал с билетами разгорелся, наверное не работает цирк. Даже в новостях кажется что то говорили, не помню.
Я: Ладно, давай, через неделю увидимся, попробуй отдохнуть.

Ну, отправил человека в отпуск, а в обед подумал — что же за скандал то может быть с цирком.
Лезу в интернет, всё перерыл пока не наткнулся на саму рекламу в стиле шок рекламы: «Скандал в Рязанском цирке, зрителям уже не хватает билетов. «

Вот вам и реклама за «Спасибо» — дешево, глупо и. работает в обратную сторону.

Некоторые литературоведы считают что Золотой ключик представляет собой едкую сатиру на театральным мир Москвы, а в образах Пьеро и Карабаса Барабаса писатель высмеял поэта Александра Блока и авторитарного театрального режиссера Всеволода Мейерхольда.

Эти предположения возникли отнюдь не на пустом месте. Одной из самых знаменитых постановок Мейерхольда был спектакль по пьесе А. Блока «Балаганчик». Премьера состоялась в 1906 г. в театре В. Комиссаржевской, режиссер Мейерхольд сам сыграл роль Пьеро. Театр Мейерхольда был закрыт в 1938 г., а до этого времени его постановки пользовались достаточно большой популярностью и активно обсуждались.

В. МЕЙЕРХОЛЬД В ОБРАЗЕ ПЬЕРО

Сходство тем более узнаваемое, что Мейерхольд оборачивал вокруг шеи длинный шарф, а свисающие концы засовывал в карман ( Карабас у Толстого так же поступает со своей бородой: «Его обронил на дно пруда человек с бородой такой длины, что он ее засовывал в карман, чтобы она не мешала ему ходить».), а не репетициях клал перед собой маузер (как Карабас – плётку). И, конечно, считал актёра не более чем марионеткой в руках режиссёра.

У К. Станиславского был другой подход, о Мейерхольде он писал: «Талантливый режиссёр пытался закрыть собою артистов, которые в его руках являлись простой глиной для лепки красивых групп, мизансцен, с помощью которых он осуществлял свои интересные идеи».

В изображении двух театров – Карабаса и того, что скрывался за нарисованным на холсте очагом – исследователи видят историю противостояния двух театров и двух режиссеров – Мейерхольда и Станиславского.

Мейерхольд критиковал систему эмоционального сопереживания Станиславского, показанного в образе папы Карло. Он не только создаёт Буратино, но и предоставляет ему свободу творческого самовыражения. Конечно, единственный друг папы Карло, Джузеппе – это Немирович-Данченко. В конце сказки молния на занавесе нового театра напоминала мхатовскую чайку.

А помощник Карабаса Дуремар – это помощник Мейерхольда по театру и журналу «Любовь к трем апельсинам» Владимир Соловьев, носивший псевдоним Вольдемар Люсциниус. Сходство прослеживается не только в именах Вольдемар-Дуремар, но и во внешнем облике: высокий худой человек в длинном пальто.

Прозвище Толстой не придумывал: в начале ХХ века московская детвора дразнила Дуремаром французского лекаря Булемарда, который практиковал лечение пиявками и ловил их на болотах, закутавшись в длинный балахон.

А РОЗА УПАЛА НА ЛАПУ.

Алексей Толстой с неприятием и насмешкой относился к эстетике Серебряного века, символизму и главному и его представителю – поэту А. Блоку. Это дает исследователям основание утверждать, что в образе Пьеро он высмеял и самого поэта, и литературное направление. В тот же период в «Хождении по мукам» Толстой в образе поэта-декадента Бессонова также воплотил шаржированные черты Блока и его многочисленных эпигонов.

Роза – один из основных символов поэзии Блока, тем более упавшая. В пьесе «Крест и Роза», написанной Блоком, главная героиня Изора, запертая в башне ревнивым мужем, то и дело роняет розы влюблённому в неё рыцарю. А с возлюбленным встречается только в зарослях розовых кустов. У Толстого роза падает на лапу Азора (известный палиндром Фета), усиливая сходство за счёт созвучия имён.

В итальянском первоисточнике такого персонажа как Пьеро вообще не было. Мальвина – собирательный образ «романтической возлюбленной» – тоже создание русского писателя, как и неожиданный для сказки мотив беззаветной любви Пьеро к ней. В образе Пьеро, кукольного поэта, узнаваем Блок; он и сам сравнивал себя с персонажем комедии дель арте, грустный, вздыхающий, обманутый. В отношении Пьеро к Мальвине кроется намёк на семейную жизнь Блока, разделявшего возвышенное обожание и плотские радости. Стихотворения, которые читает Пьеро: «рыдаю, не знаю – куда мне деваться», «мы сидим на кочке», «пляшут тени на стене» – передразнивают известные строки Блока.

КУКЛЫ СОРВАЛИСЬ С НИТОК

Мейерхольд и Блок были настолько узнаваемы, что читатели искали и находили аналогии. Так, в Мальвине (кукле с романтичным именем, позже означавшим женщину лёгкого поведения) видели и Зинаиду Райх, жену Мейерхольда и первую красавицу его театра; и актрису Марию Андрееву, фактическую жену Горького, которая оставила театр Мейерхольда и уехала с Горьким на Капри.

Некоторые исследователи видели в ней актрису Ольгу Книппер-Чехову, жену Антона Чехова (возможного прототипа верного Артемона), а в образе Буратино – актёра Михаила Чехова, создателя актёрской «Системы Чехова».

МАКСМ ГОРЬКИЙ И АКТРИСА МАРИЯ АНДРЕЕВА

Возможно, в озорном Буратино автор видел и себя – у Толстого был период эмиграции, тоски по дому, возращение на родину. Но в эпизоде, когда Буратино удирает от доктора кукольных наук, взбирается на сосну и вопит во всё горло, узнавался именно Горький на итальянской вилле на острове Капри, куда Горький уехал после революции. Когда Мальвина учила Буратино писать, читатели также улавливали намёк на превосходно образованную Андрееву и не слишком образованного Горького.

У сказки был взрослый подтекст, но её задачей было не подшутить над прототипами, а показать модель активного поведения, полезную для советских детей. Подтекстов у Буратино много больше. Есть отсылки и к Льюису Кэроллу (несколько раз появляется облако в виде головы кота, Алиса ищет дверку для ключика и находит её за шторкой) и к «Балаганчику» Блока.

В пьесе Блока Арлекин прыгал в окно, нарисованное на бумаге, а за ним были пустота и смерть. У Толстого за холстом была дверца, ведущая к новому театру и новым приключениям. В чудеса Толстой не верил. Возможно, поэтому Поле Чудес находится в Стране Дураков, а чудо, обещанное Буратино, пройдохами Алисой и Базилио, оказывается обманом

Как бы то ни было, даже вне поиска подтекстов «Приключения Буратино» остаются одной из самых популярных детских сказок

Бонус фото реальных «Буратино» с «Мальвиной» https://anaga.ru/28021183.jpg

А расскажу-ка я про Джона.

1.
К середине девяностых в Москву слетелись в жажде наживы все флаги, но в основном, конечно, звездно-полосатый, который исторически пользовался приязнью Горби. В одну из американских фирмочек с разбегу влетел и я. Ставка инженера в полторы штуки уе приятно контрастировала с аналогичной местной вакансией, за три-то сотни деревом.
— . Джон, к вам бандиты! — веселый звонкий голос в интеркоме.
— Fifteen minutes, я заньят, Наташа, сделай им коффи.
Выхожу из шефьего кабинета, на полном серьезе сидят трое в цепях, с чашечками, ждут аудиенции. Американцев тогда крышевали и конторские, и менты: не забалуешь.
За неделю я с инженера взлетел до Господина Технического Директора — Джон был сильно удивлен наличием серьезных технарей в нашей соломенно-глиняной пластилиновой местности; впоследствии инженеров набирал уже я. Одним из них был весьма толковый прогер Гена — толковый-то да, но подорванный на бутылке. Как-то Джон на вечернем «митинге» спрашивает, что с сайтом, который должен уже неделю работать. Я, уставший периодически отмазывать Генку, рубанул: — Да блин. В запое он. Ни стыда ни совести, такую работу профакивает.
— Так, стоп. — Джон потыкал кнопки карманного переводчика. Поднял бровь. Взял мышь, покнопал в инете. Округлил глаза и выдал: — В английском языке отсутствуют термины «запой» и «совесть». Объясняй.
Встал, вышел в приемную, сделал два коффи, достал вискарик, усадил меня на диван, уселся насупротив. Болтали — долго.
Назавтра тренинги для продажников закрылись. Открылись через две недели — с русским, а не привозным, «тьютором» и программой, которую писал лично Джон, все эти две недели. Позже, еще тепленькую, эту программу он успешно впарил еще десяти аналогичным конторкам и грозился отчислять мне роялти с продажи книги, которую засел писать на тему Russian Psychology. Но — не срослось.
Портретно напоминая Дедушку Ленина — бородка клинышком, прическа скобкой вокруг лысины, — Джон отличался баскетбольным ростом и литым бюргерским брюшком, что сыграло ему не на руку. А на ногу. В первые весенние деньки шеф вдребезги размозжил себе колено о крылечко собственного офиса, не будучи осведомлен, что чистить снег в Москве не принято. Южанин, что взять.
Дня через четыре прямо из больницы он улетел на родину, протезировать сустав. А вместо Джона хозяйка бизнеса прислала нам невестку своего сына — молоденькую, глупую и довольно вредную девку, принципиально не желавшую учить ни слова на русском. С таким «executive directorом» я предсказуемо не сошелся и вскоре отчалил строить собственный бизнесок. Переписывались мы с Шефом еще несколько лет.

2.
Этой весной, шагая в составе комиссии по локомотивному депо заказчика, я с недосыпу споткнулся о циклопический паровозный болт. Шипя от боли, присел вытереть кроссовку салфеткой и — осенило: Знак. Завернул болт в ту же салфетку и беспардонно его спиздил. У себя в мастерской тщательно отчистил Болт от песка, солидола и ржавчины. И назавтра, на глазах всего офиса, возложил сей Болт на работу.
Покнопавши в инете, через час (вот он — Знак) нашел в airbnb чудо — скромную виллочку чуть севернее Бодрума! в пик сезона!! — и немедленно снял ее на месяц.
Стою в бассейне по плечи, усиленно делаю вид, что поддерживаю дитя под брюшко: младшая вчера бросила нарукавники и отлично плавает, но — только если знает, что я ее держу.
Между чадом и мной, отфыркиваясь, всплывает коричневая голова с белоснежными бровями — Sorry! — Sorry! — и вдруг глаза жилистого старикана становятся знакомо круглыми. — Билл?! — Джон.
Оказалось, Джон уже полтора года арендует дом в том же кондо и, что немаловажно, после дня рождения в его кладовке пылится добрая половина ящика калифорнийского пино-нуар. Дважды приглашать меня не пришлось. Болтали — долго. И не раз.
Джон похвалился, что в свои 83 года имеет с десяток некрупных бизнесков по всему миру, от сборки скутеров в Китае до пары ферм вот тут, в Турции, живет где вздумается и особо не парится о доходах. Миллионов 5-8 в год выходит, ему вполне хватает, мидл-мидл класс. А я?
А что я. по пьяни русского человека, понятно, рвет на политику. Рассказал, во что превратилась страна, при рождении которой он присутствовал, про развал образования, медицины, чебурнет, цензуру. Рассказал, что за витриной любого АО или ГУПа скрипит ржавый советский тепловоз или водокачка, старше меня, который ежедневно латают за свой счет сами нищие работяги, короче про весь совок, в который мы скатились.
По мере моих разглагольствований с Джона постепенно сползла фирменная американская улыбка. Когда я переводил дух, он меня припечатал:
— А ты не поумнел, Билл.
Я вскинулся было, но подумал и притих.
— Помнишь, мы полночи сидели с кофе и виски, когда ты сказал мне про Совесть и Запой? Я тогда перечитал половину ваших классиков и помалу начал понимать, что к чему. А ты, похоже, не начал. Или, думаешь, я не читаю новостей? Читаю. Что ты хочешь? Чего тебе недостает?
— Покой и воля! — я было попер, размахивая бокалом, пафосно цитировать Наше Всё.
— Не выпендривайся. Тебе, конкретно тебе?
— Ну. возможность жить по потребностям, и чтобы первый же блатной не имел возможности отобрать у меня нажитое, и чтоб мне не врали из каждого утюга. Человеческое образование детям и.
— Стоп. Ты хочешь в Советский Союз, в котором вырос. Но — большинство ваших людей и так уже загнали в макет Советского Союза! Им врут из телевизора, что всё прекрасно, им обрезали внешние СМИ, они в изрядной мере ничего не делают и получают жалованье, небольшое, но с голоду не умрешь, а то и стащишь что на работе. При этом у них есть свобода тихонечко, на кухне, ненавидеть Путина и правящую партию. Стандартная советско-российская шизофреничная жизнь, со времен Щедрина и Царя-Гороха: жизнь на два лица, одно домашнее, одно для начальства. Ты этого хочешь? Живи так, что тебе мешает?
— Тварь ли я дрожа.
— Нет, не имеешь. Ни в одной стране мира. Если ты клоп, на тебя наступят. Если ты слон, в тебя засадят крупным калибром. Помнишь Анатолия?
Помню, финдиректор нашей конторки. Впоследствии немелкий банкир. Земля пухом.
— Ты хотел бы стать олигархом? Ты мог, тогда, в девяностые. Ты не был дураком. Почему не стал?
— Боги упаси. Жестокость не мое. Вообще, не воин.
— Совесть, иначе говоря, да? Олигархи, чиновники — они живут снаружи загона, который последние 30 лет строился для плебса. Они — фермеры, плебс — шерсть и мясо. Так было везде и всегда, все довольны: совок, как ты сказал, привычен уборщику, а вырезка под соусом — олигарху. Какие у тебя с этим проблемы? Образование, говоришь? Ты не тянешь приличную школу? Но ты тянешь месяц в недешевом углу Турции. Логика?
— Да тяну, тяну я школу. А остальные?
— Кто остальные? Домашнему скоту образование не нужно и даже вредно. Образованный скот начинает думать. Опять — совесть, Чернышевский и прочая ересь? Или ты заботишься о детях олигархов? Билив ми, они сами о них позаботятся.
Долго помолчали.
— Я знаю, что тебе хотелось тогда и хочется сейчас. Быть средним классом, как я. Не олигархом, но и не мясной коровой. В твоей стране так не получится, читай наконец классиков так, как прочел их я, а не как вдолбила тебе твоя учительница сорок лет назад.
— Кому в цивилизованном мире нужен гастарбайтер из глиняно-соломенной страны, немолодой и детный? Ты же об этом?
— Об этом, но ты говоришь про Европу, вы, русские, уперты почему-то только в нее. В Европу тебе поздно.
— Азия?!
— Может быть. Приезжай зимой ко мне на Филиппины.

Умный дядька Джон. Очень умный. А чем черт не шутит. и приеду.

Осенние дожди.
Замокрело утро,запогодило,
Понеслись осенние дожди.
Эх,махнуть бы мне сейчас на Родину!
Только где она?Подумай,подожди.
Из Киргизии я родом,юга дальнего.
Знал Германию,Россию,Казахстан.
И опять Европы утро раннее
Дарит то,чего уже не ждал.
Так чего хотеть мне?Где же Родина?
Я Германию давно своей назвал!
Замокрело утро,запогодило.
Только здесь я многое узнал!
Наскитался вдоволь,хватит кажется,
Ритмам времени со мной не по пути.
Только здесь моя Душа уляжется,
Ей другого места не найти.
Многие не видят здесь пристанища,
Тянет прежний,неуютный быт,
Манят вешние на льду проталины,
Каждый думает,что чем-то с толку сбит.
Но,а я нашёл здесь свою Родину!
Я,как рыба средней глубины.
Замокрело утро,запогодило.
Мне иные дали не нужны!

Как коты Севастополь отжали

Жили у нас два кота, один рыжий, другой полосатый. Вернее рыжий кот наш, а полосатый – мамин. Наш рыжий кот поджар и пушист, а шерсть у него яркого желто-рыжего цвета с белыми подпалинами. За этот окрас он был назван Апельсином. Мамин кот породы помоешной, раскраски скарбезно-полосатой, необыкновенно толстый, и носил необычную для кота кличку «Васик».

Летом эти коты выезжают на дачу. Для лиц, давно покинувших родину, поясняю, что дача – это место, где городские жители, в частности москвичи, ведут альтернативный образ жизни, возделывая грядки и изредка организуя шашлыки (что-то типа барбекю, но суровее). Дачи находятся в садоводческих товариществах СНТ, и каждое такое товарищество – свободно управляемая республика за сетчатым забором, со своим правлением.

В нашем товариществе домики стояли на участочках по 6-7 соток, сгруппированных в кучки по 6-10 домиков, а между ними проходили дорожки для проезда транспорта. Авеню и стриты, так сказать. В честь небезызвестного места продольные улочки считались «линиями» и, в соответствии с географией, упирались в огромный пруд. Поперечные именовались «проездами», а не «проспектами», потому что все же пруд, а не Финский залив. Поскольку товарищество ведомственное, то названы линии были по именам городов российских. Названы еще до революции 1991 года, а потому наряду с линиями «Новгород», «Омск» и «Петербург(?!)» присутствовали еще и «Киев», и «Севастополь». Прошу не винить, уж так исторически сложилось, и переименовывать не стали.

Теперь перейдем к котам. Коты наши были толсты, наглы и дружны, но на дачу выезжали только в конце мая, вместе с детьми. А вот в сторожке, где сторож обитал круглогодично, обитали три тощих и злых местных кота. Поскольку местные зимовали тут, на участках, то все соседние участки, считали своими. Сторожка стояла на линии «Петербург», наш участок на линии «Новгород», а между ними бескотовый участок на линии «Севастополь».

Неделя первая по приезде. Оба кота сидят в домике. Погулять выходят только крадучись, круг вокруг фундамента дома, и бегом назад. Апельсин дела делает – Васик ему спину прикрывает, и наоборот. Злых котов боятся.

Неделя вторая. Нашим котам надоело жаться к дому, и они решили начать защищать территорию. Но «питерские» коты злые и поджарые, и нашим «новгородским» котам в открытой драке их не одолеть. Поэтому нападать на одиночных бродяг на своем участке наши коты стали дружной парой, а потом сразу бежали за помощью. То есть Васик кидается на кота, а Апельсин бежит к дому и истошными воплями зовет бабушку. Бабушка выбегает с веником и лупит захожего кота. Дальше они вдвоем (без бабушки) гонят «питерца» до участка «Севастополь» и шипят на него, после чего прячутся в дом. На следующую драку меняются (не с бабушкой, а Васик с Апельсином).

Неделя третья. Наблюдаем. Среди травы реет оранжевый флаг – хвост Апельсина, за ним переваливается шариком Васик. Новгородское ополчение обходит свою территорию. Чужие коты сидят на «севастопольском» заборе и шипят, но в драку не лезут, боятся бабушкиного веника. В садовом товариществе очень удобно удерживать территорию, все границы заборами обозначены. Итак, патруль обходит свой участок, враг сидит на командных высотах «Севастополя».

Неделя третья. Не знаю, как это случилось, но практически без драки наши коты взяли под контроль пограничные рубежи. Смотрю в окно, а там на заборе уже Васик сидит. Злые коты ходят под забором по «Севастополю», но ходят молча.

Прошел месяц. Драки начались уже на соседнем участке, но почти с той же тактикой. Бой начинается в «Севастополе», а потом «питерские» коты бегут к себе под прикрытие веника, и нагло вылизываются, сидя на заборе.

Месяц и две недели. «Новгородские» коты нагло ходят по двум заборам, как по своему, так и по «севастопольскому». При появлении чужаков шипят и плюются на них сверху, и «питерцы», поджав хвосты, идут на другие участки. Победа! Фанфары!

Жаль, зимой территория снова отойдет противнику, и в следующем году все придется начинать все заново.

Вспоминая своих водителей, особое место я всегда выделял Дмитрию Сергеевичу. Статный мужчина, бывший военный, предельно четкий и точный на работе и всегда готовый помочь и придти на выручку. Дмитрий мог проводить меня до банка, когда в сумке была зарплата компании, поспать ночь в машине, когда у меня затянулись до утра переговоры в ночном ресторане и с пониманием выходил из авто, когда мне нужно было обсудить остро конфиденциальный вопрос. В общем и целом — почти идеал, если бы не одно но. Не знаю, в какой из прошлых жизней и чем Дмитрий Сергеич прогневил великого автомобильного бога, но только в его присутствии бампер нашего авто становился по привлекательности в один ряд с задницей топмодели, которой все хотят впендюрить. После первой «классической» микроаварии (девушка зазевалась и в пробке въехала в капот) мы решили установить на бампер не очень красивые, но весьма практичные резинки — они позволили несколько раз избежать разборок при микро столкновениях, когда у обеих машин не оставалось следов. Дмитрий был родом из волшебного города Бобруйска, где умудрялся оперативно ремонтировать авто в крайне сжатые сроки (машина была его и арендовалась нами совместно с водителем). Примерно через месяц после первой аварии была вторая — на этот раз на стоянке нам в зад влетела газель, водитель которой засмотрелся на видео в телефоне. Ремонт, возвращение — и через неделю в пробке нам в зад въезжает молодая парочка, которая заболталась и забыла о том, что в машине есть тормоз. Закономерность событий начала наводить меня на некоторые мысли, но судьба видно уберегла меня от финального аккорда — через месяц после ремонта, утром, пока машина ещё стяла во дворе дома, в ее бампер на полном ходу (что вообще удивительно во дворе) влетел джип с чьим-то сынулей за рулем. Ремонт конечно был оплачен, сынок примерно наказан — но душевная организация Дмитрия Сергеевича была напрочь подорвана — он попрощался, попросил не поминать лихом и уехал обратно на Родину. Надеюсь, что там череда неприятных столкновений прекратилась, по крайней мере- я ему этого совершенно искренне желал и желаю до сих пор.

( Навеяно историей https://www.anekdot.ru/id/741269/ )

#31 18/10/2021 — 19:56. Автор: Каrlsоn Русские, сделавшие себе обрезание ради эмиграции в Израиль, потом каждый раз при возвращении на родину испытывают фантомные боли в районе крайней плоти. ++++++++++++++++++++++++++++++++++++ Вообще-то, в Израиль пускают и необрезанных.

Как мать, мы Родину любили
И было жизни отдавать не жалко.
Но вот правители, теперь, всем нам вдолбили:
Ты, власть люби, а то – получишь палкой…

КОШАЧЬЯ ИСТОРИЯ
Шел сегодня из Нового века домой, жара невыносимая, два последних дня провалялся в постели, не очень себя хорошо чувствовал. Пришлось забить на работу и отлеживаться дома, хорошо, что отлегло, но я не об этом.
На подходе к подъезду молния воспоминаний пробивает меня насквозь и энергия мысли из невидимого вокруг меня эфира уходит с шумом в землю. Остановился, пораженный моментом.
— Помню, помню, кот Мышкин, тот нелепый случай год назад, когда меня накрыл инсульт, — бормочу себе под нос.
Растерянные глаза кота и мои с наполовину омертвевшим лицом, ведь инсульт отключает одну часть лица, одну сторону мышц тела, делая тебя наполовину мертвецом. Ты словно циклоп, вращаешь всего лишь одним глазом, улыбаешься криво одной стороной лица, говоришь невнятно и наполовину становишься омертвелым и ужасно тупым.
На выходе я останавливаю врачей скорой, они почему-то не собираются меня тащить на носилках, а я собираюсь идти сам по лестнице с четвертого этажа, но я не об этом.
— Кот, говорю я им, — здесь никого не будет долго, надо выгнать кота. Растерявшиеся медики смотрят на меня и видят как некий парализованный гражданин подходит к коту, хватает его и выходит с ним за порог.
— Ну давай, — говорю я коту, — жили вместе, теперь каждый за себя и слегка швыряю его вглубь подъезда. Врачи с изумлением смотрят на эту отвратительную сцену выгона кота.
Тем временем скотина словно бумеранг тут же возвращается в место своей отправки и, шмыгнув мне под ноги, умудряется опять вбежать в квартиру. Мне кажется, медсестра заплакала. Я, опираясь на мертвую пока ногу о косяк, хромая словно одноногий пират, стуча мертвой пяткой по полу, отправляюсь в квартиру, чтобы повторно выловить кота.
— Оставлять нельзя, — объясняю я людям в белых халатах.
Поймав кота во второй раз я на этот раз отшвыриваю его намного дальше своей единственной еще подвижной рукой. У меня приоткрыта одна часть рта, он не закрывается, оттуда непроизвольно текут слюни и кажется, что я плачу, а медсестра плачет на самом деле, но что она может сделать, может она видит подобное много раз за ночь, неизвестно, сколько инсультников в городе собирает эта скорая.
Жена приехала ко мне из Ростова буквально через один день, можно было и не выгонять, но это было не точно и покормить кота было некому, я просто спасал ему жизнь.
Когда она вернулась, она полночи вскрывала почтовый ящик, в котором я оставил ключ от квартиры, свой она естественно не взяла, когда улетала в Ростовскую область. Подойдя к подъезду, она увидела объявление с фотографией: найден кот, отзывается на Мышкин, живет у нас на 5 этаже, телефон такой-то, Ирина.
Простояв под подъездной дверью полночи и еще полночи открывая пилкой для ногтей замок на почтовом ящике, жена все-таки вошла в квартиру и утром вернула кота на родину.
Я подходил к подъезду. Кот Мышкин, тебе крупно повезло, что я не окочурился в этот раз, через год после инсультного приключения. Помнит ли он, как оказался в подъезде, как плакала медсестра и я говорил страшным голосом — «теперь каждый за себя», и из уголка моих губ линиями электропередач вытекали липкие слюни. А потом помнит ли он, как жил в квартире с собакой два дня и как его вернула домой Катя. Думаю, он на всю жизнь запомнил эту страшную историю. Мышкин, как хорошо, что ты есть.
Фото из Мышкинской молодости.