Про есенина маяковский. Сергею Есенину

Вы ушли,
как говорится,
в мир иной.
Пустота…
Летите,
в звезды врезываясь.
Ни тебе аванса,
ни пивной.
Трезвость.
Нет, Есенин,
это
не насмешка.
В горле
горе комом —
не смешок.
Вижу —
взрезанной рукой помешкав,
собственных
костей
качаете мешок.
— Прекратите!
Бросьте!
Вы в своем уме ли?
Дать,
чтоб щеки
заливал
смертельный мел?!
Вы ж
такое
загибать умели,
что другой
на свете
не умел.
Почему?
Зачем?
Недоуменье смяло.
Критики бормочут:
— Этому вина
то…
да се…
а главное,
что смычки мало,
в результате
много пива и вина.—
Дескать,
заменить бы вам
богему
классом,
класс влиял на вас,
и было б не до драк.
Ну, а класс-то
жажду
заливает квасом?
Класс — он тоже
выпить не дурак.
Дескать,
к вам приставить бы
кого из напосто?в —
стали б
премного одаренней.
Вы бы
в день
писали
строк по сто?,
утомительно
и длинно,
как Доронин.
А по-моему,
осуществись
такая бредь,
на себя бы
раньше наложили руки.
Лучше уж
от водки умереть,
чем от скуки!
Не откроют
нам
причин потери
ни петля,
ни ножик перочинный.
Может,
окажись
чернила в «Англетере»,
вены
резать
не было б причины.
Подражатели обрадовались:
бис!
Над собою
чуть не взвод
расправу учинил.
Почему же
увеличивать
число самоубийств?
Лучше
увеличь
изготовление чернил!
Навсегда
теперь
язык
в зубах затворится.
Тяжело
и неуместно
разводить мистерии.
У народа,
у языкотворца,
умер
звонкий
забулдыга подмастерье.
И несут
стихов заупокойный лом,
с прошлых
с похорон
не переделавши почти.
В холм
тупые рифмы
загонять колом —
разве так
поэта
надо бы почтить?
Вам
и памятник еще не слит,—
где он,
бронзы звон
или гранита грань?—
а к решеткам памяти
уже
понанесли
посвящений
и воспоминаний дрянь.
Ваше имя
в платочки рассоплено,
ваше слово
слюнявит Собинов
и выводит
под березкой дохлой —
«Ни слова,
о дру-уг мой,
ни вздо-о-о-о-ха».
Эх,
поговорить бы и?наче
с этим самым
с Леонидом Лоэнгринычем!
Встать бы здесь
гремящим скандалистом:
— Не позволю
мямлить стих
и мять!—
Оглушить бы
их
трехпалым свистом
в бабушку
и в бога душу мать!
Чтобы разнеслась
бездарнейшая по?гань,
раздувая
темь
пиджачных парусов,
чтобы
врассыпную
разбежался Коган,
встреченных
увеча
пиками усов.
Дрянь
пока что
мало поредела.
Дела много —
только поспевать.
Надо
жизнь
сначала переделать,
переделав —
можно воспевать.
Это время —
трудновато для пера,
но скажите,
вы,
калеки и калекши,
где,
когда,
какой великий выбирал
путь,
чтобы протоптанней
и легше?
Слово —
полководец
человечьей силы.
Марш!
Чтоб время
сзади
ядрами рвалось.
К старым дням
чтоб ветром
относило
только
путаницу волос.
Для веселия
планета наша
мало оборудована.
Надо
вырвать
радость
у грядущих дней.
В этой жизни
помереть
не трудно.
Сделать жизнь
значительно трудней.

Маяковский стихи. Лучшие стихи Владимира Маяковского

Маяковский Владимир Владимирович (1893 — 1930) — русский советский поэт, драматург, киносценарист, кинорежиссёр, киноактёр, художник, один из ярчайших представителей авангардного искусства 1910-1920-х годов.

НазваниеТемаДата
Мы идем
Частушки
Внимательное отношение к взяточникам
ГейнеобразноеСтихи о любви, Серебряный век1920 г.
Баку1923
Облако в штанахСтихи о любви, Серебряный век, Стихи о войне1914-1915
Потрясающие факты
Вам!Серебряный век1915 г.
Лунная ночьСтихи о природе1916
Поэт рабочий
Я люблю! Потревоженные птицы…Стихи о любви
Нате!Серебряный век1913 г.
Товарищ ИвановСеребряный век1927 г.
Американские русскиеСеребряный век1925 г.
Последняя страничка гражданской войны
Юбилейное
ИспанияСеребряный век1925 г.
ЛюблюСтихи о любви, Серебряный векНоябрь 1921 г. — февраль 1922 г.
Тамара и ДемонСеребряный век1924 г.
А все-такиСеребряный век1914 г.
ПрозаседавшиесяСеребряный век1922 г.
Стихи о советском паспортеСеребряный век1929 г.
НочьСеребряный век1912 г.
Гимн судьбе
Письмо Татьяне ЯковлевойСтихи о любви, Серебряный век1928 г.
Ода революции
БродвейСеребряный век6 августа 1925, Нью-Йорк
Я (По мостовой…)Серебряный век1913 г.
Сказка о Красной ШапочкеСеребряный век1917 г.
Письмо товарищу КостровуСеребряный век, Стихи о любви1928 г.
Четырехэтажная халтураСеребряный век1926 г.
Братья писатели
Верлен и СезанСеребряный век1925 г.
Стихотворение о Мясницкой, о бабе…Серебряный век1921 г.
СтолпСеребряный век1928 г.
СплетникСеребряный век, Стихи о любви1928 г.

Маяковский про есенина анекдот. Маяковский и Есенин. Парафраз

Выходит Маяковский из кабака, окруженный стайкой девиц. Девицы начинают его охаживать: — Владимир! А это правда, что Вы можете сочинить стихотворение прямо с ходу, на месте?
— Конечно! — говорит подвыпивший поэт революции, — Давайте тему!
— Ну, вот видите, в канаве — пьяница валяется.
Маяковский, гордо выпрямившись, громогласно начинает:Лежит безжизненное тело на нашем жизненном пути.
Голос из канавы:- Ну а тебе какое дело? Идешь с бл***ми и иди.
Маяковский: — Пойдемте, девушки, это Есенин.
…..
Поэт революции вышел из бара,
Шальными девицами был окружен.
Он выпил немного и был слегка пьяным,
Решил для девиц сочинить он стишок.
Он их попросил, что б придумали тему,
Талантом блеснуть в остроумии своём.
— Вот пьяный валяется в грязной канаве,
— Вы нам что-нибудь сочините о нём.
Поэт, было, начал строкою умелой,
И гордо при этом встряхнув головой:
— Вот тело лежит на пути нашем смелом,
— Он вроде бы жив, но на вид не живой.
Вдруг голос раздался из грязной канавы,
И голос до боли знакомый такой:
— Тебя окружают одни лишь шалавы,
— Пусть пьяница я ну а ты кто такой?
— Ты вышел из бара и тоже был пьяный,
— И девки кружили вокруг словно рой.
— И вот надо мной ты стихи сочиняешь,
— Идешь ты с б—ьми, так иди, а не стой…
* Парафраз пересказ, изложение текста своими словами.Парафразами называются разные виды переработки текста (в частности, литературного произведения): подробное объяснение краткого текста, сокращённое изложение большого текста (адаптация), упрощённое изложение трудного для понимания текста с краткими разъяснениями, переложение прозаического текста в стихи, переложение стихов в прозу. Парафразом также может называться частичный пересказ текста.

Сергею Есенину маяковский анализ. Анализ стихотворения В.В. Маяковского «Сергею Есенину»

Стихотворение Маяковского «Сергею Есенину» воспринимается как продолжение старого диалога. Эти два поэта спорили за первенство на “советском Парнасе” и при этом принадлежали к разным литературным группировкам: Маяковский — лефовец, певец пролетариата, а Есенин — крестьянский поэт, поддержанный московской богемой. Оба отличались крутым нравом в своих стихах, не раз жестоко полемизировали и друг с другом, и с прочими литературными противниками. Стихотворение Маяковского на смерть Сергея Есенина призвано подвести итог давней полемике.

Маяковский начинает разговор с Есениным с уважением и на равных, как в стихотворении «Юбилейное» — с Пушкиным. Поэт сдержан, но всё же не может не оплакать смерть своего противника. Мотив “оплакивания” введён Маяковским по контрасту: стихотворение начинается с шутки, ясно указывающей на известное пристрастие Есенина к алкоголю как на причину его смерти (“Пустота… // Летите, в звёзды врезываясь. // Ни тебе аванса, ни пивной”). Но тут же следует трагическая отбивка: “Нет, Есенин, это не насмешка. // В горле горе комом — не смешок”.

Выражение горя принимает у Маяковского “деятельный” характер: он как будто пытается спасти Есенина, убедить его “прекратить”, “бросить” (“Вы в своём уме ли? // Дать, чтоб щёки заливал смертельный мел?!”). Но, не имея возможности предотвратить катастрофу, поэт не успокаивается: он пытается выяснить причину трагического поступка Есенина (“Почему? Зачем? Недоуменье смяло”). Отвечая на этот вопрос, Маяковский ввязывается в борьбу не с Есениным, а с теми, кто судит его и “трётся” вокруг него, с его противниками и поклонниками. По Маяковскому, и те, и другие врут, ничего не понимая ни в Есенине, ни в жизни. Первая версия, которую саркастически опровергает Маяковский, — это обычный упрёк Есенину в отсутствии “смычки” с рабочим классом. Здесь Маяковский, как опытный полемист, одновременно логичен и ироничен. Смог ли бы спасти Есенина рабочий класс — от пива и вина? Нет: “Класс — он тоже выпить не дурак”. Может быть, для Есенина оказалась бы спасительной опека литературной группы «На посту»? Нет. Он верней бы умер от скуки, чем от водки. Ответом на вопрос у Маяковского становится парадокс: может быть, всему виной отсутствие чернил в «Англетере»? Неожиданно для своих читателей Маяковский отстаивает свободу творчества: важно не то, о чём ты пишешь и под чьим знаменем, а то, хорошо ли, искренне ли ты пишешь. Есенин, без сомнения, писал хорошо и искренне, а значит, у него всегда должны быть чернила, поэта может убить отсутствие чернил. Парадокс следует за парадоксом: “Почему же увеличивать число самоубийств? // Лучше увеличить изготовление чернил”. За этими остроумными высказываниями стоит мысль тем более сильная в устах Маяковского. Поэту надо прежде всего дать возможность творить, не учить его, не травить — надо дать ему чернила и не мешать свободному стихотворству.

Есенин и маяковский сравнение. Занятие №3. Маяковский VS Есенин

Сергей Есенин и Владимир Маяковский – два крупнейших советских поэта. Они жили в одну эпоху, были свидетелями одних и тех же событий, творили в одно и то же время. Их имена нередко звучали вместе, но чаще всего на почве контрастов и противопоставлений. Так, ставя поэтов в один ряд, пишет о них Анна Ахматова: «…Маяковский и Есенин – оба были подростки, один городской, другой деревенский…». Пастернак называл Есенина соперником Маяковского «на арене народной революции и в сердцах людей. По сравнению с Есениным дар Маяковского тяжелее и грубее, но зато, может быть, глубже и обширнее».…>

Есенин заочно был знаком с творчеством Маяковского еще в 1914 г., благодаря публикации стихотворений «Война объявлена» и «Мама и убитый немцами вечер». В начале 1915 года их имена впервые появились рядом на страницах московского ежемесячного журнала «Млечный путь»: стихи С. Есенина соседствовали с опубликованной там же положительной рецензией о творчестве В. Маяковского.

Первая личная встреча двух поэтов состоялась в Петрограде (в конце 1915 – начале 1916 года). Так вспоминает об этой встрече В.Маяковский: « В первый раз я его встретил в лаптях и в рубахе с какими-то вышивками крестиками. Он мне показался опереточным, бутафорским. Тем более что он уже писал нравящиеся стихи и, очевидно, рубли на сапоги нашлись бы.

Как человек, уже в свое время относивший и оставивший желтую кофту, я деловито осведомился относительно одежи:

— Это что же, для рекламы?

Есенин отвечал мне голосом таким, каким заговорило бы, должно быть, ожившее лампадное масло.

— Мы деревекнские, мы этого вашего не понимаем… мы уж как-нибудь… по-нашему… в исконной, посконной…

Его очень способные и очень деревенские стихи нам, футуристам, конечно, были враждебны.

Но малый он был как будто смешной и милый».

Их встречи, сначала эпизодические, переросли в конфликт, обусловленный, прежде всего тем, что поэты принадлежали враждебным литературным направлениям того времени.

Маяковский VS Есенин

Поэты не скрывали обоюдную неприязнь друг к другу, периодически обмениваясь колкими выпадами. Их столкновения на литературных диспутах (особенно в 1919-1921 годах) надолго запомнились современникам.

Немалую роль в их столкновениях сыграла групповая литературная борьба, а также разные взгляды на творчество Сближению двух поэтов препятствовало их окружение, причем особенно активную роль играли имажинисты. Каждый из четырех номеров их журнала «Гостиница для путешествующих в прекрасном» содержит резкие выпады в адрес В. Маяковского и лефовцев, «ушибленных манией всемирного масштаба»

Отрицательное отношение С. Есенина к В. Маяковскому:

Ø В. Б. Шкловский: «Маяковского он не любил и рвал его книги, если находил в своем доме».

Ø И. Грузинов: «Отрицательное отношение к Маяковскому сохранилось у Есенина на всю жизнь»

Ø С.Есенин: «Про Маяковского что скажешь? Писать он умеет — это верно, но разве это поэзия? У него никакого порядку нет, вещи на вещи лезут. От стихов порядок в жизни быть должен, а у Маяковского все как после землетрясения, да и углы у всех вещей такие острые, что глазам больно».

Воспоминания Маяковского о Есенине. О Есенине и Маяковском

Конечно, у меня есть и своё личное отношение к двум столь не похожим поэтам и что скрывать, Есенин мне ближе и я совершенно не понимаю призыв Маяковского :»Сбросить с корабля современности Пушкина, Лермонтова, Толстого и Достоевского!», его четыре стихотворения против «генералов от литературы» Пушкина и Лермонтова.
Будучи юным поэтом, я попал в гости к своему земляку Ивану Молчанову, известному постоянно исполняемой в советское время песней «Прокати нас, Петруша, на тракторе».
После чая и воспоминаний о Севере, а оказалось, что мать Ивана Никоноровича Никулина в девичестве была из моей родной Пежмы, хозяин предложил мне выпить по стопочке, больше он себе по возрасту не позволял.
После этого старый поэт углубился в воспоминания:
-Я дружил со многими поэтами. Поскольку сам из крестьян, то больше сначала с крестьянскими, не раз по душам беседовал с Есениным. Его ,конечно, убили. Я думаю за поэму «Гуляй-поле» о Махно. Эта крестьянская вольница потрепала белых, сорвав наступление на Москву, за что Махно наградили даже орденом Боевого Красного знамени да ведь и Перекоп и Северный Крым взяли махновцы, а когда белые конницы хотели сбросить красных и махновцев, те развернули тачанки с пулемётами и половина белых скосили пулемётным огнём. А после этого несколько тысяч героев-махновцев по приказу Троцкого расстреляли. Я думаю это всё показал в поэме Есенин и поплатился за свою смелость и правдивость.
Я несколько раз беседовал с Есениным после того, как он растроган был песнями и романсами под гитару художника Василия Сварога, того самого, что написал его посмертный портрет в гостинице «Англитер». Сварог был прекрасным музыкантом и пел душевно. Они с Репиным портреты друг друга создали после того, как Илья Ефимович был в восторге от великолепного портрета сына Юрия, работы Сварога.
А с Маяковским я то сходился, то расходился, чуть не подрался , когда он написал откровенную ложь обо мне «Любимой Ивана Молчанова, брошенной им», а я всю жизнь прожил с Антониной, вот спроси хоть её самою!
Жена подтвердила правду мужа, добавив , что Маяковский начал травлю великого певца Шаляпина из-за того, что он деньги дал сиротам. А сироты, они сироты и есть, пусть и не пролетарского происхождения. А Лиля Брик часто снималась совершенно голой.
-Да, это правда,-сказал Молчанов,-но лично меня больше задевали за душу бранные статьи про крестьянских поэтов, как кулацких Осипа Брика. Можете почитать в старых энциклопедиях, что он, что Иосиф Бескин люто ненавидели крестьянских поэтов. Я как-то заступился за Есенина и Клюева, так они и меня грозились раскритиковать, но за меня заступился Демьян Бедный, которому я нередко помогал книги с развалов носить. Благодаря этому он имел богатейшую библиотеку классики, которую почём зря выбрасывали или продавали дёшево, считая чуждой новому времени.
Ныне давно уже нет в живых Молчанова, но времена повторяются во многом, в том числе снова не в чести классическая литература и поэтам не платят гонорары. По чьему-то злому умыслу поэзию и искусство изгнали из центральных газет.