Смешные анекдоты про носки

На нашем сайте собраны смешные анекдоты про носки. Читаем, улыбаемся, а может даже и смеемся!

Представляете как будет выглядеть инстаграм в 80 лет? Связала свой первый носок. Едем с дедом на дачу. Положила челюсть в стакан, люблю ее.

Я пытался отгрызть себе ногу, но не смог прокусить носок.

Забрел мужик в поле конопли, дай думает соберу, высушу и обкурюсь. Вдруг смотрит — облава. Думает: че делать? Смотрит стадо кенгуру скачет и он решил к ним подмазаться: разделся и поскакал вместе с ними! Из толпы раздался голос:
— Придурок, носки сними, а не то все стадо запалишь!

Три стадии износа носков:
— Можно стричь ногти, не снимая носков;
— Можно мыть ноги, не снимая носков;
— Можно снимать носки, не снимая ботинок.

Стиральная машина опять съела мои носки. И конечно же, по одному от каждой пары.
— Лучше бы, тварь такая, старые трусы сожрала, которые уже стыдно носить, но жалко выкинуть.

— Ой, блиииин, ты что, носки сменил? Ты же всего два месяца их носил!
— Но, милая…
— Ну—ка, в глаза! Кто она?

— Мы встречаемся с тобой уже полгода. И у меня поневоле возник вопрос… Ты действительно хочешь варить мне борщ, гладить рубашки, стирать носки?
— Это ты мне сейчас предложение делаешь?

Чапаевцы поймали белого. Петька его всю ночь допрашивал… Утром они разговаривают с Василием Ивановичем.
— Петька, он что—нибудь признался?
— Нет…
— А ты ему руки сломал?
— Сломал…
— А ноги?
— Тоже сломал…
— Шею ему свернул?
— Свернул…
— Позвоночник перебил?
— Перебил…
— Глаза выколол?
— Выколол…
— И он ничего не сказал? Слушай, Петька, а ты ему мои носки нюхать давал?
— Василий Иванович, мы же не изверги…

Самыми первыми одомашненными животными стали шерстяные носки и меховые тапочки. Причём носки одомашнились только наполовину, и поэтому часто убегают по одному. А тапочки гуляют сами по себе даже больше чем коты, поэтому коты их так не любят.

— Алло, это сервис—центр? Не могли бы вы приехать — мне кажется, с моей стиральной машиной что—то не так….
— И в чем это выражается?
— Вы понимаете, она не упаковывает белье в пододеяльники и не теряет вторые носки.

Анекдоты про носки

— У меня компьютер сам выключается. Что делать? – У тебя системный блок внизу стоит? – Да. – Поменяй носки… Он, походу, сознание теряет.

  • Обсудить
  • Поделиться

Купила мужу костюм тройку — трусы и два носка. Люблю его, балую.

  • Обсудить
  • Поделиться

Посмотрел я на соски — от тоски наклал в носки.

  • Обсудить
  • Поделиться

Жена — мужу: — Почему носки по всей квартире раскиданы? Муж: — Это новая рекламная акция. Собери десять пар, получи деньги на тушь!

  • Обсудить
  • Поделиться

Кот, уснувший в стиральной машине, проснулся только на пятом круге, но уже на шестом выбился в лидеры, обогнав носки и джинсы.

  • Обсудить
  • Поделиться

Парни, купите себе перед 23 февраля пену для бритья, носки и гель для душа. Озадачьте своих любимых девушек выбором подарка.

  • Обсудить
  • Поделиться

— Дорогой, угадай, что я подарю тебе на 23 февраля? — Носки. — Обязательно было все портить, блин? Нафиг ты вообще угадывать начал?

  • Обсудить
  • Поделиться

После праздников мы с подругой щеголяли в подарках, сделанных друг другу на 23 февраля и 8 Марта: она вся такая в норковой шубке, а я — весь такой в новых носках, трусах и с зонтиком.

  • Обсудить
  • Поделиться

Андрей неделю не менял носки, они эволюционировали и поменяли Андрея.

  • Обсудить
  • Поделиться

— Почему Санта-Клаус кладёт конфеты в носок, а Дед Мороз — под ёлку? — Потому что русские дети никогда не будут есть конфеты из носков!

  • Обсудить
  • Поделиться

На 18-летие родители подарили мне открытку и носок. В открытке было написано: «Теперь Добби свободен, уходи.»

  • Обсудить
  • Поделиться

Десантнику Коле парашют складывала бабушка. Поэтому при раскрытии первыми вылетели шерстяные носки и шарф.

  • Обсудить
  • Поделиться

Пошёл уже пятый год со дня нашей свадьбы. Жена до сих пор думает, что это кот тащит мои грязные носки под диван.

  • Обсудить
  • Поделиться

Заботливая бабушка к Новому году навязала внуку свитер, шерстяные носки, свою точку зрения и систему моральных ценностей.

  • Обсудить
  • Поделиться

В России семья считается зажиточной, если жена не штопает дырявые носки мужа.

Анекдоты про носки

ххх: У меня были английские носки, на упаковке которых было написано: «джентльмен носит носки всегда, даже с сандалиями». Вот!
ууу: хорошо. Джентльменам, в виде исключения — разрешить. Но только с котелком, тростью и по предъявлении справки).

Письмо на фронт
Здравствуй, дорогой сынок! Как там тебе живется? Как воюется под трассирующими пуля-ми вражеских автоматчиков?
Если же спросишь про наше житье-бытье, то отвечу тебе, что поживаем мы весьма даже очень сносно, не хуже других; только вот исчезли из продажи сигареты «»Герцеговина Флор»» (дедушка очень страдает), да не видно что-то уж давно консервированных оливок с лососем (но я не любила их никогда, ты же знаешь).
Питаемся мы тоже ничего, слава богу! Вчера с папой и его троюродной племянницей Зи-наидой Николаевной Черепнинской, которая была с мужем Геннадием и двумя детьми от первого брака Наташенькой и Мишуткой, мы ходили в относительно недорогой ресторан и там так всего нажрались, что потом встать не могли. И всего-то по шести рублей с рыла! Причем я все это время думала о тебе. Так переживала – страшное дело! Мой-то сынок сейчас в окопах, думала я, на переднем крае. Ему-то сейчас не сладко. От этих мыслей у меня ананас поперек горла становился! Напиши обязательно, сыночек, как вас там кормят? Чем питаешься? Небось постной кашей с хлебом? Небось вас там кормят плохо? А вот по-смотри на этикетки различных продуктов, которые я тебе высылаю дополнительно. В мыс-лях о тебе я отклеивала их с банок и коробок с едой во время давешнего банкета. Не поешь, так хоть посмотришь! Замечу, что печень трески была очень недурна и напоминала обыч-ную говяжью печень, но гораздо мягче и более утонченного вкуса. Улиток в уксусе я не ела, но картинку высылаю, потому что очень красивая.
Особенно досаждают нам вражеские бомбардировки. Намедни разбомбили пивзавод, так президент решил объявить общенациональный траур. Большие жертвы есть также и среди мирного населения. Буквально на прошлой неделе на город сбросили несколько мармелад-ных бомб. Последствия катастрофические: сотни тонн сладкой массы погребли под собой огромную толпу зевак, желающих полакомиться за чужой счет. Я уже не говорю о том, что была полностью парализована работа общественного транспорта, а несколько самосвалов бесповоротно увязли в клубничном желе. Кроме того, есть еще сырные, колбасные и шоко-ладные бомбы. Поверь мне, они ни чем не лучше. Из жильцов формируются специальные отряды, чтобы сбрасывать упавшие бомбы с крыш, иначе туда моментально устремляются армады разжиревших за годы военных действий гурманов и своим весом наносят вред еще более непоправимый, чем сами бомбардировки. Но это еще цветочки по сравнению с атом-ными бомбами. Их тоже для нас не жалеют! Вчера Геннадий Викторович пошел на концерт симфонической музыки (давали как раз «»блокадную»» симфонию Шостаковича); и прямо во время выступления в концертный зал попала атомная бомба. Ужас, что было! Ты же знаешь ее действие: вспышка, ударная волна и т.д. и т.п., но это все чепуха в сравнении с рентге-новским излучением (это когда у людей становится прозрачная одежда). Ты представляешь себе положение дирижера? Он же стоял спиной к залу! А дам, декольтированных по самые пятки, тебе приходилось видеть? В общем: визги, крики, скандал! Министерством ино-странных дел была объявлена нота протеста. Геннадий Викторович целый месяц сидел до-ма, потому что его в голом виде не хотели пускать на работу.
Совсем забыла тебе сказать, что невеста твоя Ксюша забеременела от Петрова, в чем ничего удивительного не вижу: последний год я частенько заставала их в весьма пикантных позициях, которые снимала «»Поляроидом»». Фотографии высылаю вместе с письмом: полюбуйся, покажи товарищам. Особенно обрати внимание на позицию №17. Просто поразительно! Мы с отцом так пробовали, но безуспешно.
Она сказала, что выйдет замуж за Петрова, но по дороге в женскую консультацию повстречала военный патруль. В комендатуре заявили, что ее вовсе не насиловали, а только застрелили при попытке к бегству и потому, что у нее не было документов. Солдаты утверждают, что стреляли не в нее, а в ребенка. И правда 26 из 30 пуль попали Ксюше в живот, а те, что извлекли из головы и грудной клетки явились результатом недостаточной меткости, по поводу чего солдатам было объявлено взыскание. Но в общем – не переживай! Она никогда тебя и не любила, а любила она только одно, вследствие чего изменяла тебе неоднократно и не только с Петровым, но и, последовательно с ним, со многими, а также с некоторыми из них и параллельно с Петровым, о чем он догадывался и даже вел какие-то подсчеты, чертил графики, диаграммы, накопил материала на целый дипломный проект (я вышлю тебе от-рывки). Она всегда предпочитала солдат (отчего тебе и повезло поначалу); рядовых она предпочитала генералам; генералов предпочитала командующим армией; патрули она любила за многочисленность, а тебя она вообще никогда не любила, так что не переживай, не рви сердце, а лучше забудь ее.
Тяжко и неуютно жить на свете. Но не грусти! Вот скоро кончится война и все мы заживем еще лучше прежнего. Ты только смотри не погибни – лучше сразу сдавайся в плен и слушайся своих наставников. Терпенье и труд все перетрут. Воюй прилежно и старательно. Постарайся убить побольше врагов, а тем, которых не убьешь, создать невыносимые условия существования. Что еще? Не сиди на сквозняке, избегай сырости и носи теплые носки. Не переедай, ради бога! Не ставь локти на стол и не чавкай. Когда я ем, я глух и нем. Береги патроны! Не выглядывай за бруствер без каски. Ну, вот, собственно и все. Возвращайся скорей. До свидания, родной!

Ода портянкам.
Нет, это не то, о чем вы подумали, а некоторые даже злорадно заухмылялись. Речь пойдет, именно о портянках, в прямом смысле этого слова, о двух прямоугольных кусках плотной хб или байковой ткани, размерами примерно 30х60 см. Впрочем, и не только о них.
Портянки имеют одну замечательную особенность: у каждой четыре угла и две стороны, то есть их можно восемь раз перемотать свежей тканью к ноге. В армии, например, баня у нас была один раз в неделю и портянки выдавались тоже раз в неделю после бани (1988-1990г.). В Российской империи и в СССР, до массового строительства благоустроенного жилья при Хрущеве, подавляющее большинство населения проживало без удобств в виде ванны или душа, и в баню традиционно ходили, также, один раз в неделю. А повседневная обувь, также у подавляющего большинства (кто мог себе их позволить) была сапоги. В сапогах ходили, и солдаты, и офицеры, и купцы, и промышленники, и крепкие крестьяне, и служащие, и даже, любимец Поклонской, император Всея Руси и пр., и пр. Николай II, на всех парадных портретах в полный рост, которые я видел, он обут в сапоги. И думаете он носки с подтяжками под сапоги надевал? Ну не было тогда технологии резинок в ткани. Портянки, их родимых, мотал, и не думаю, что от этого чувствовал себя неуютно или ущербно. В советское время была такая уже ретро загадка: «Почему Сталин ходил в сапогах, а Ленин в ботинках?». Один из вариантов большинства неправильных ответов был: «Потому что портянки наматывать не умел». Правильный ответ – по земле (по чему). На моей памяти, когда я был пацаном у бабушки в деревне, большинство мужиков, особенно старшего поколения (практически 100%) ходило в сапогах, зимой переобуваясь в валенки с калошами, но тоже с портянками.
— Деда, а тебе в сапогах не жарко? – спрашивал я летом, смотря на свои сандалики (обязательно с носочками).
— Я то, в своих сапогах, и по навозу, и по стерне, и по лужам пройду. А ты? – улыбался дед.
— Не-е, не пойду! Баба заругает! – расстраивался я. –Тоже хочу сапоги!
— Вот будешь хорошо кушать, быстро вырастешь и тебе такие же сапоги справим – притопнул ногой довольный дед. Вот такая деревенская педагогика, и замечательно работающая, между прочим.
В армии на КМБ (курс молодого бойца) сержант учил: Подмочил ноги, зашел в помещение – не торопись сразу перематываться, потерпи минут двадцать, дай сапогам чуть подсохнуть, тогда и перемотай, той частью портянки, которая была на лодыжке, и будет ногам снова сухо. Вы представьте, в армии, запасные носки в карманах носить, а после переодевания мокрые и грязные. как-то не комильфо. По моим прикидкам, мои армейские юфтевые сапоги, выдаваемые на год, без ремонта, при тех нагрузках, и бег, и строевой шаг, практически не снимаемые (только несколько раз, когда надевалась «парадка» с ботинками), проходили 10-15 тыс. км. Какая современная обувь может таким «пробегом» похвастаться? Мать прислала шерстяные носки, лично связанные по продвинутой технологии (дополнительно заводилась капроновая нить в подошву и пятку). И что вы думаете? Протерлись нафиг, хватило, с поддетым простым носком (стирал их каждый вечер), в сапогах ровно на неделю.
Фу, скажут «эстеты», а запах то от недельных портянок? Ну да, не без этого. Но человек такая скотина – ко всему привыкает и перестает замечать. Общеизвестный факт, что в средневековых европейских городах, в частности в Париже, ночные горшки выливались из окон прямо на улицу, прохожие и домашний скот гадили там же. Дерьмо было везде, никто его не убирал, но думаю, никого эти запахи особо не напрягали, это было нормально, к этому привыкли с детства, никто с возгласом «фи» не зажимал носик и не рыгал у стеночки, и не мылись они вообще. В средневековой Японии не выращивали домашний скот и не ели мясо (вообще не ели, об этом можно прочитать в очень достойной книге Джеймса Клавелла «Сёгун», очень помогающей понять менталитет японцев). Так вот, в Японии поля удобряли человеческими экскрементами, растворяли в воде и поливали. Если какой-нибудь самурай присаживался по большому делу на улице (абсолютно нормальное явление), то рядом сразу начинал ошиваться какой-нибудь крестьянин с просьбой о разрешении подобрать по завершению. Прям, как охота наших бомжей за пустой бутылкой. Если бы средневекового жителя привезти в наш мегаполис, то он бы был очень сильно удивлен и возмущен до тошноты, до рвоты, как мы тут дышим, тут же так воняет выхлопными газами. А нам нормально, мы привыкли и уже просто не замечаем. Наверное, наше современное отношение к естественным запахам очень надуманное, наносное, привитое с детства воспитанием и отношением взрослых и других детей. Не секрет, что на некоторых женщин действует, как афродизиак, запах сильного, молодого самца, пропотевшего, нормально так, здорового мужика. Вроде запах, и резкий, и не очень приятный, но почему-то очень возбуждает, видно против матушки природы не попрешь. А что он неприятный – внушено, напето нам с экранов, в рекламе дезодорантов и пр. Маленькие дети (до года) с явным удовольствием «жамкают» ручками и размазывают свои какашки (это я вам, как отец двоих детей, заявляю), а потом включается воспитание: Нельзя, кака, фу гадость, это плохо, насколько, тут же демонстрирует, увидевший это, «счастливый» молодой отец, рыгающий в туалете. В животном мире же никаких внушений, моя собака на прогулке с удовольствием нюхает какашки других собак, а насколько я знаю, новорожденные слоны в месячном возрасте активно начинают поедать навоз родителей, чтобы создать у себя к кишечнике колонию микроорганизмов, позволяющую им переваривать грубую растительную пищу. А если завтра нам всем станут внушать, что, например, запах земли — это плохо, просто ужасно. Что надо с этим запахом бороться специальными дезодорантами и освежителями, закатать в асфальт, закрыть как можно больше поверхности. Выступят медики и ученые, расскажут про гигиену, про вред здоровью, наносимый землей. Скажут нам как это вредно видеть сырую землю, вдыхать ее запах, психологи, что это может привести к серьезным психическим заболеваниям. Мы будем ругать наших детей за землю на ботинках. Дети в садике и школе будут кричать: Фу, ты в земле измазался, уйди, от тебя воняет и т.д., глядишь, уже через пару поколений, у кого-то уже будут возникать рвотные рефлексы от запаха земли после дождя.
Есть у меня знакомый, военный, в конце девяностых попал в международную миссию ООН в одно из центрально-африканских государств, почти на экваторе. Несмотря на кучу предварительных прививок, он, как и вся миссия, постоянно мучился, то кишечными расстройствами, то кожными болячками, неизвестной ему этимологии. То сыпь, то лишай, то просто непонятное покраснение значительных участков кожи со сильнейшим зудом. Сам он по специальности военный медик, но ничего кроме антибиотиков персоналу миссии предложить не мог. Его и самого просто замучил, вроде как, тривиальный фурункулез, который в обычных условиях элементарно лечится курсом из пяти-семи уколов. Далее с его слов. Жара, высокая влажность, весь мокрый ходишь, одежда постоянно влажная, если что из продуктов не убрал сразу или не помыл, плесень махом всякая вылазит. Взял я в помощники одного из местных, помыть чего, убраться, по поручениям сбегать. Черный парень лет двадцати, очень атлетического телосложения, вполне владеющий «пиджин инглиш» (упрощенный английский). Весьма сообразительный, но страшно ленивый. Видя, как я кипячу инструменты, чтобы вскрывать себе очередной фурункул, говорит:
— Ты белый парень-человек болеешь потому, что много моешься. Я Нугу — никогда не болею, потому что моюсь только когда очень сильно грязный, а ты каждый день. Я рассказал ему старый бородатый анекдот: «Как найти негра в темноте? Достаточно просто принюхаться.». Не обиделся.
— Моя мать-женщина мне говорила, вспотеешь — не вытирайся и тем более не мойся, пусть на тебе все останется, тогда болеть не будешь. Вот Анна-женщина (полненькая, лет тридцати пяти, рыжая, довольно симпатичная ирландка) каждый день по три раза моется, а потом к тебе лечиться бегает, вся задница уже в дырках от уколов.
— А ты понятно подглядываешь? – ограждение душа было весьма символическим (удобства на улице, но воду нам в миссию, специально очищенную, привозили каждый день цистерной).
— А ей нравится! Она у себя там пальчиками водит. Только к себе близко не подпускает и трогать себя не дает – сперва заулыбался, потом погрустнел Нугу. Не стал я ему рассказывать, что позавчера, еще не рассвело, ворвалась ко мне в бунгало с диким, истерическим криком Анна. У нее на гениталиях и вокруг за ночь образовалась какая-то плесень. Красивого такого, насыщенного стального цвета с изумрудным отливом, а днем она всего лишь поговорила с Нугу и провела пальцем по одному из ритуальных шрамов на его атлетической груди.
— Я же сразу руки с мылом помыла – рыдала она.
И тут я задумался. Живут же в симбиозе с нашим организмом, в нашем кишечнике лакто и бифидо бактерии, которые подавляют другую патогенную флору, почему же такого не может быть и на нашей коже? Бактерии, к которым у нас «железобетонный» иммунитет с детства, но которые создают среду, не позволяющую развиваться другим микроорганизмам, вызывающим различные заболевания. А мы эти полезные бактерии постоянно и безжалостно смываем мылом и другими средствами. По аналогии, это как бы мы каждый день делали промывание кишечника антибактериальными средствами, а потом жаловались на непрекращающийся понос. А запах – это просто побочный эффект жизнедеятельности наших бактерий, не более того. Далее события «понеслись вскачь», он и думать забыл про этот разговор и свои мысли. Его и еще одного англичанина захватили в заложники воины враждебного правительству племени и держали больше трех недель в яме, типа зиндана, бросая туда один раз в день две пресные кукурузные лепешки и две пластиковые полторашки мутной, солоноватой воды. Естественные надобности вынуждено справляли там же в яме. С его слов, за это время он так привык, что запахи фекалий и немытых тел не вызывали уже никаких отрицательных эмоций. Потом им удалось сбежать и почти неделю по джунглям еще выбираться к «своим» (это отдельная история – как-нибудь расскажу). Самое поразительное, пока суть да дело, его фурункулез полностью прошел и не появилось ничего нового. По приезду домой, он провел ряд исследований, подумывал о диссертации и даже пытался напечатать статью в медицинском журнале. Но коллеги бактериологи только посмеялись, Hygiena semper. Ну да, скажите вы, с помощью гигиены победили многие страшные заболевания, вызывающие пандемии в прошлом. Я с вами, пожалуй, почти соглашусь, холера и дизентерия — да, но вот вопрос: Спасает ли вас от гриппа, передающегося воздушно-капельным путем, то что вы два раза в день принимаете душ и моете руки после посещения туалета и перед едой? Спасла бы гигиена кого-либо от легочной чумы, также передающейся воздушно-капельным путем, и пандемии которой в средние века практически опустошали Европу? Спасает только очень крепкий иммунитет и разумные меры предосторожности. Опять же, медики Японии забили тревогу. Выявилось резкое снижение иммунитета у детей последнего поколения. И обвиняют они в этом, в первую очередь, антибактериальные средства (гели, мыла, салфетки и т.п.), потом пищу с консервантами и пр. добавками, и только потом антибиотики. Потому что применение антибактериальных средств стало повсеместным и бесконтрольным. Как там слоган у известного средства: «Убивает все известные микробы!». А надо ли все?
Мой дед в сибирской деревне, когда ехал в лес, никогда не брал с собой воду.
— Чо я в лесу воды не найду? — и пил, отстоявшуюся воду из луж, зачастую в паре метров от пьющего коня. И хвалился при этом, что у него не разу в жизни не болел живот.
Читал недавно инструкцию для посещающих Индию. Категорически не рекомендовалось, входить в какой-либо контакт с местными вне туристических зон, не посещать трущобы, не покупать уличную еду, не купаться в пресных естественных водоемах, не употреблять и не чистить зубы водопроводной водой, не посещать массовые местные мероприятия, не ездить на местном общественном транспорте, не трогать, не помытыми предварительно руками, глаза и губи и т.д. А местные аборигены прекрасно себя чувствуют и интенсивно при этом размножаются. Вижу недавно молодую мамочку с мальчишкой лет примерно двух, гуляющих в парке. Малыш подобрал с земли небольшую веточку сирени, кем-то оброненную, тут же истерический крик: Брось немедленно! Это кака! И сразу ручки антибактериальной салфеточкой… Какая Индия? Ему скоро за МКАД выезжать будет опасно для здоровья. Я, конечно, весьма утрирую, нет, не подумайте, я никакой-то там вонючий бородач, ратующий за возвращение к «истокам». Каждый день принимаю душ и меняю белье с носками (Noblesse oblige-положение обязывает), и пахнет от меня парфюмом, а не застарелым потом, но в последнее время отчетливо понимаю, что во всем должна быть разумная мера. Ой, как не хватает нам чувства меры. Во всем…
Вернемся все-таки к нашим портянкам. Полностью осознаю, что портянка, как элемент одежды, практически умерла, но кто-то должен был ей пропеть последнюю: «Слава!».
А с сапогами, в лес ли, на рыбалку ли – я по-прежнему наматываю байковые портянки – а ничего так – комфортненько…

Я считаю, что мне с бабушкой повезло. Ни у кого такой нет! Носки внукам вязать и пирожки печь каждая сможет, а вот жизненный мудрости учить личным примером и максимально доходчивым, простым языком – только моя, я нисколько в этом не сомневаюсь.

Ну, кто еще может научить внуков грамотно воровать кирпичи со стройки, как не человек с многолетним опытом. Бабушка знает, что нужно взять с собой тележку, сконструированную из детской коляски – «там колесы резиновые, ход тихий», привязать на нее старое корыто, какое «уже не жалко кирпичами раздолбать», и идти в пятницу вечером, когда сторож отмечает окончание трудовой недели. Пролезать на стройку надо через специально существующий лаз в заборе, кирпичи класть тихо, чтобы не звякали, «как Витькины мудеса», и плотно, чтобы три раза «не волохаться».

К слову, Витька – это бабулин зять, муж моей тетушки. Дяденька с пузиком, лысинкой и возрастом за полтинник. Бабуля его по-своему жалеет, считая неизлечимо больным. Как-то дядя Витя подсуетился и сторговал в соседнем колхозе за три бутылки водки грузовик ржи. Рожь – вещь полезная: зерна – курам, солома – козам. Привез все это богатство к бабулиному дому и аккуратно снопы под навесом сложил. Бабушка вернулась вечером, вздохнула горестно – не так сложено: горизонтально, а надо чуть пыром, чтобы зерно из колосьев на землю не высыпалось, и стала перекладывать, как положено, причитаючи:

— Больной, призвезднутый человек! Старый уже, а совсем ничего не соображает! И никакие таблетки ему помочь не могут.

На мой взгляд, бабушке вообще по жизни с окружением не везет. Даже с животными. Курицы у нее все бл@ди («Куда полетела, бл@дина! Птица-лебедь, твою куриную мать!» И метлой ее с забора, метлой), козы – проститутки («Эти проститутки от меня сегодня по всему парку бегали! Я все ноги в ж0пу вбила, их догоняючи!»), собака – совсем оxpеневшая («даже уже не лает, только срет, как лошадь») кошка – курва, козел – . короче, козел — вообще животное неправильной половой ориентации. Ну, это так, к слову.

У бабушки на все имеется свое уникальное мнение, разнящееся с общественным, как небо и земля. Хотя голосовала она восемь лет, как и все белорусские старушки за «Лукашенку», но по своим соображениям:

— Молодой. Пусть поиграется, раз ему так хочется. А мы поглядим, чего он там нарулит.

Так вот. Про мнение. Шла как-то по радио христианская передача про нынешнее падение нравов. Дикторша смиренным голосом, исполненным священного негодования, рассказывала, что сейчас, дескать, разводов много, почтения в семье никакого нету, мужья гуляют, жены изменяют, а общество все на тормозах спускает – не то, что раньше! И в качестве поучительного примера – краткий экскурс в историю: как в средние века блудниц наказывали. Ловили, паразитку, раздевали до гола, смолой обливали и в перьях вываливали. И в таком стремном виде через весь город гнали в сторону церкви. И каждый житель мог в эту дрянь плюнуть или камнем запустить. Так что, ясное дело, желающий предаться разврату было не так-то много. Не то что теперь.

Бабушка слушала очень внимательно, а я помалкивала: фиг его знает, может, бабушка тоже блудниц не любит. Сунешься с комментарием не в тему – мало не покажется.

— Вот ведь суки что делали! – бабушка вложила в слово «суки» столько экспрессии, что кошка-курва брызнула в соседнюю комнату, сбивая гармошкой вязанные половички. – Нет, ну ты послушай, что делали, а! Ведь сами, суки, на бедную бабу лезут, а потом ее в перья! Паскуды какие! Выключи, наxpен! Невозможно слушать!

И про развитие науки и техники моя бабуля побольше любого инженера знает. Однажды нам повезло, сгребая сено, нашли мы с ней толстенную нитку, прям не нитку, а веревку. Бабуля ее заботливо распутала, сматывает в клубочек и говорит:

— Ты когда-нибудь видала такие крепкие нитки?

— Нет, — честно отвечаю. – Не видала.

— И я тоже. Это, мать ее, технология! Такими нитками спутники к земле привязывают, чтобы не улетели. Один, видать, сорвался.

Этой почетной ниткой бабушка потом наседку к цыплятам привязывала. Впрочем, бабулина практичность меня всегда восхищала. Как-то моей двоюродной сестренке родители на день рождения отвалили щенка ньюфаундленда. Сестренка радовалась, тискала толстого неповоротливого песика, целовала его в нос.

— Бабушка! Бабуля, смотри, какую мне собаку подарили!

— Ишь, ты! – оценила бабушка. – Пушистая! А большой вырастет?

— У-у-у. Большая собака! Из нее на тебя три шапки получится!

Мне же всякий раз бабуля пытается всучить козу:

— Возьми козочку! Козочка – хорошее дело. Есть мало и все подряд. Прокормить – не чего делать. Пойдешь к магазину, наберешь падали — животное и сытое. И три литра молока в день. Чем плохо?

— Ба, да куда я ее в Питере дену?

— На балкон поставишь.

— Ба, это у мамы балкон есть, у меня нету.

— Ну, в ванной поживет, еще лучше. Уж чем кота-пустосранца держать, лучше козочку. Ну, не хочешь козочку, возьми пару курочек.

Я считаю, что такие старушки, как моя бабушка – наиглавнейшие звено в экологическом равновесии планеты. Жаль, что их не так много, как хотелось бы. Ведь вся планета сейчас задыхается от мусора, и каждая страна больше всего озабочена вопросами вторичной переработки. А моя бабуля способна утилизировать все, что находит. А она каждый день что-нибудь полезное находит. Потому и ходит козочек пасти с запасом крепких брезентовых авосек, двумя отвертками и ножиком. Из битых бутылок получаются противокрысиные заграждения, чьи-то старые штаны – постирать и Витьке сгодятся, возле поликлиники бинты выбросили – это помидоры подвязывать, башмак – «а, черт его знает, зачем! Один он, конечно, без пользы, но ведь кто-то потерял, значит, вещь нужная»), рваный свитер – это вообще везуха редкая – распустить и носки связать можно, дорожный знак – окно в бане заколотить.

Самой большой ценностью считаются доски, гвозди, колючая проволока, водопроводные трубы, коробки и ящики. Бабуля из них такие инсталляции строит – авангардисты отдыхают. Если бы они видели бабушки клетки для кроликов – сдохли бы от зависти! И в отличие от произведений искусства, бабулины произведения имеют конкретное практическое назначение.

— Унуча, принеси-ка мне дощечку какую-нибудь из сарая. Тут заборина отвалилась, подобью, пока соседи лазать не начали. Ну, и на какого xpена ты такую хорошую доску принесла! Она на что-ть более полезное сгодится. Там сточенный горбыль был, его неси. Могла бы и сама сообразить, не маленькая уже.

— Ба, так ведь зачем на забор гнилую доску? Ее ведь и ребенок сломать может.

— Ничего, пусть ломает. Я поверху колючую проволоку намотаю.

Ну, есть маленько. Параноик моя бабушка. Я ей это прощаю, людей без недостатков не бывает. Зато с детства мир для меня был наполнен будоражащей кровь таинственностью («Сидите дома тихо, никому двери не открывайте, а то придет вор, вам по голове даст и все добро сворует») и окрашен во все цвета медицины. Тетя работала в роддоме и снабжала бабушку здоровенными бутылями зеленки, йода и марганцовки. Так что бабуля, наподобие доктора Касторкина, лечила все болезни — и детские, и звериные – одинаково: снаружи концентрированные зеленка с йодом, внутрь – слабый раствор марганцовки с йодом.

Но будучи натурой творческой, простым медикаментозным применением она никогда не ограничивалась. Например, бабушкины куры были сперва покрашены зеленкой, чтобы если «куда потеряются, завсегда найти можно было». Но суки-соседи тоже стали красить своих курей зеленкой, чтобы бабушкиных кур себе присваивать. Тогда бабушка не поленилась и расписала свою стаю, как тропических попугаев – пусть соседи-падлы так же попробуют! Вид разноцветных куриц привлекал прохожих и украшал действительность.

— Эх, Михална, у тебя что, курицы заразу какую подцепили?

— Ага, подцепили. Ветеринар сказал, сифилис у них. И ты рядом не стой, пока еще мужчина.

Бабушка умеет с людьми разговаривать, это точно.

— Михална, бог в помощь!

— Велел бог, каб ты помог!

К ней часто и за советом, и душу излить приходят.

— И чего ты мне тута плачисси? Чего плачисси? Сам виноват, козлина драный! Надо было не водку жрать, а жене почаще внимание уделять, она бы и не ушла никуда. Ладно, что теперь сделаешь. На вот, махни самогоночки и катись отседова, мне работать надо, а не рассиживаться тут с тобой!

Впрочем, бабушка мудрых советов ни для кого не жалеет. Однажды придурковатый цыпленок-подросток шмыгнул в сарай, куда курам доступ строго запрещен. Бабушка и ахнуть не успела, как его цапнула здоровенная крыса и отхватила крыло с куском боковины. Бабушка положила агонизирующего цыпленка на ладонь, посмотрела рану, вздохнула и сказала нравоучительно:

— А не xpен туда лазать было, понял?

Цыпленок закатил глаза и помер. Я тогда отчетливо почувствовала, что он в свои последние минуты все понял. Бабушка, как мудрый восточный суфий, дала ему верное напутствие, так что он имеет все шансы в следующей жизни стать как минимум котом.

И мою личную жизнь бабушка устроила в лучшем виде. Как она мою свекровь воспитала – это просто шедевр педагогики, хоть учебники пиши. Свекровь моя (к счастью, не без божьей и бабушкиной помощи, бывшая), даром что из рабоче-крестьянской семьи, женщина культурная, тридцать пять лет на лезвийном заводе проработала – это вам не в малине нужду справить! И хоть и произносит все слова, оканчивающиеся на –вь, почему-то с твердым окончанием («лубофф, маркофф и обуфф») при слове «жопа» возмущенно вздергивает вверх брови и говорит, что таких слов нет. У всех жопы, а у Антонины Андреевны, не много, ни мало — ягодицы.

Так вот. Спустя год после женитьбы единственного сынули Антонина Андреевна приехала «посмотреть на родственников невестки», то есть к бабушке. Я этого визита страшно боялась и бабушку начала готовить загодя:

— Бабуля, ты при Антонине Андреевне не ругайся, пожалуйста, ладно? Она женщина культурная, сама понимаешь, из Питера.

— Да, ладно, внученька, нечта ж я не понимаю! Все в лучшем виде будет! — Ба, она даже слова «жопа» не выносит. Говорит, неприличное.

— Да, не боись ты! Что я, в самом деле, жопу на сраку не заменю?

К слову сказать, словарный запас у бабушки, и правда, не маленький. Вот это-то меня и больше всего и беспокоило. Бабуля два дня к Антонине Андреевне присматривалась, а дальше нашла себе развлечение, покруче юморесок Петросяна. Подходила к свекрови и, глядя на нее снизу вверх (бабуля ростом маленькая) говорила:

— А скажи-ка, Антонина, ведь правда, что для каждой женщины самое важное мужской потц?

— Чего, — смешивалась Антонина.

— Ну, потц! Член по научному. Чем больще член, тем лучше, скажи нет?

Антонина Андреевна краснела, как целочка на дискотеке, но ничего поделать не могла — тут она не дома, тут она в гостях, а рот хозяину не заткнешь. И соглашалась срывающимся голосом:

— Вот то-то и оно! – радовалась ее понятливости бабушка. – Ты, Тонь, какие предпочитаешь: толстые или длинные?

Бедная «Тонь» готова была сквозь землю провалиться. А бабушке эта детская реакция взрослой тетки больше всего нравилась. Она за свои семь десятков лет таких идиоток еще не встречала. Антонина Андреевна сбежала через неделю в ужасе и уверенности, что ее бедный сын попал в семейку уголовников.

Впрочем, бабуля этого и добивалась.

— Нечего в доме чужих людей держать, — говорила она нравоучительно. – Они мало того, что жрут и пьют, так еще и наволочки воруют! И у этой гидроперитной козы надо было перед отъездом чемодан проверить. Постеснялась я.

Я приезжаю к бабушке только летом. Всякий раз, сходя с поезда, я мчусь к ее дому, задыхаясь от нежности и любви. Там, в доме моего детства, словно остановлено время: все те же желтые стены и синие ставни на окнах, сиреневый куст в палисаднике, от которого отрывали прутья, чтобы драть поколения детей, внуков и правнуков, наши одноглазые куклы на протертом диване, занавески с красными розами и гигантский кактус в старой кастрюле. Все так же под ногами крутиться сиплая черная кошка по кличке Ведьма. Может, и не та самая, которую мы с сестренкой наряжали в кукольные платьица, а ее внучка – разве это имеет значение? И бабушка все в том же цветастом мешковатом платьице, с гребенкой в по-прежнему густых волосах встречает меня на пороге, смеясь и плача от счастья:

— Внученька! Внученька моя! Приехала! Радость-то какая! То-то мне сон приснился, будто я ребеночка нянчу – к радости это! Ну, пойдем, пойдем, я тебя покормлю. Опять исхудала-то как, госсподи! Что там с вами, в этом Питере, делают.

Тут остановилось время. Только оседает по углам бабушкиного дома все больше полезного хлама, и бабушкины заборы становятся все выше и выше. Потому что бл@ди-куры тоже, оказываются, эволюционируют, и с каждым новом поколением летают все лучше и лучше.

Постскриптум. В прошлом году я нашла у бабушки в сарае пучок маковой соломки.

— Ба, а это-то тебе зачем?

— Да xpен его знает! С прошлой осени валяется. По телевизору сказали, что больших денег стоит, так что пусть лежит, хлеба не просит.

Севе стукнуло сорок пять.
Ничего, вроде, особенного. Не пятьдесят же еще. Да и по внутренним ощущениям тоже мало что изменилось с момента, когда ему было 25 и 35.
Примерно все тоже самое, абсолютно одно и тоже.
И все таки, что то с этого момента внутри надломилось и пошло не так, как было.
В жизни появились раздражающие моменты. Раздражать стало многое и многие: незакрытый кухонный шкаф, немытая посуда, бестолковые водители, телевизор, громкая речь и многое еще, на что раньше он никогда бы даже не обратил своего внимания.
Появились разные привычки и распорядок вещей, нарушение которых ужасно нервировало.
Но больше всего стала раздражать жена. Это угнетало и злило больше всего.
Раздражало практически все, что она делала или не делала, говорила или молчала. Жену свою Сева любил. От этого было еще хуже. Было бы гораздо проще переносить это, если бы у него не было к ней никаких чувств. Но они были. Вернее, остались. И в сочетании с раздражением получался какой то несовместимый коктейль.
Ну и, как дополнение к этому ко всему, стало появляться полное разочарование в своем внешнем виде: появились пузо и одышка при восхождении на второй этаж в своем доме, плохой сон и ужасное состояние по утрам.
«Все-решил он-надо браться за себя»
И в один прекрасный день, вспомнив, что он ежемесячно платит за членство в спортивном клубе немалые деньги, появился там при параде: трусы, носки, часы и галстук, как говорится.
И потихоньку началось втягивание в этот режим и борьба с собственной ленью.
Лень периодически брала верх, и приходилось все начинать с начала. В итоге через месяц появились первые скромные результаты в экстерьере. По крайней мере, подъем на второй этаж проходил незамеченным для организма.
Где то примерно в это же время Сева познакомился с девочкой-инструктором в этом спортклубе.
Девушка была молодая и улыбчивая. Не красивая или сексапильная. Нет. Обычная. Но очень симпатичная и обаятельная. Лет 20-ти, 22-х.
Где то она ему что то подсказала, где то они вместе над чем то посмеялись.
С каждой их новой встречей появлялись какие то темы, которые они вместе обсуждали. Девушка оказалась с юмором и просто умницей. Но самое главное, на чем ловил себя Сева, она его ни то что не раздражала, а как раз наоборот: она говорила именно то, что он хотел услышать и смеялась именно в том месте, где надо было смеяться, не задавала никаких глупых вопросов и не подвергала его рассказы сомнением в их реальности, и не перебивала фразой:»..да ты это уже сто раз мне рассказывал..»
Они делились друг с другом историями из своей жизни и своими личными новостями. После занятий Сева задерживался, подолгу разговаривая со своей новой молодой знакомой.
Девочка всем своим видом показывала, как ему казалось, что он ей интересен и как собеседник, и как мужчина.
Она тоже ему была интересна, но только как собеседник. Никаких планов на её счет он не строил. Во-первых, при определенных обстоятельствах, у него бы уже дочь могла бы быть такого же возраста. А во-вторых, ну не его это все: седина в бороду и прочее баловство.
Хотя интерес к его персоне со стороны такой молодой особы тешил самолюбие очень даже сильно. Стоя в ванной перед зеркалом и, похлопывая себя по пузу, восклицал:»Орел! Боец-молодец! Есть еще на что посмотреть!» И даже в телефонном разговоре похвастал об этом своему армейскому другу.
Как то раз девушка ему рассказала, что лет десять назад погиб её отец и они с матерью живут вдвоем.
Так же она добавила и то, что он, Сева, и по возрасту и по внешнему виду сильно ей напоминает его отца.
«Дела..-подумал Сева-налицо явный комплекс нехватки отцовского внимания.
Однако, надо бы держать дистанцию, что ли»- решил он- а то еще приручится.
Что с ней потом делать? Или влюбится, не дай Бог. Начнутся слезы, рыдания и, никому не нужные, объяснения-выяснения».
Общения продолжались, но, как ему казалось, ситуацию он держал под контролем и ничего лишнего или фривольного не допускал.
Прошло месяца три с момента их первой встречи.
«Мне надо с тобой серьезно поговорить-сказала она в один из дней-давай после тренировки встретимся в кафе в лобби?»
«Началось»-подумал Сева с тревогой. Но виду не подал. В кафе, так в кафе. Тренировка не задалась, какие уж там мышцы, если голова совсем другим занята. В кафе он спустился пораньше и стал с нетерпением ждать. Минут через 15 появилась она. Но шла не одна. Рядом с ней шла какая то женщина неопределённого вида, формы и возраста.
Совершенно непривлекательная тетка. Именно тетка. По крайней мере, про таких так и говорят. Женщинами их никогда не называют.
Поздоровались.
«Познакомься-сказала девушка-это моя мама. Я специально попросила её сегодня сюда прийти, чтобы вы познакомились. Мне кажется из вас получится прекрасная пара».
Сева сначала не понял смысла произнесенной тирады. Но когда осознал, чего от него хотят, собрался и, напряженно улыбнувшись, сказал:» Извини, я разве тебе не говорил, что я женат и у меня в этом плане все в порядке? Ладно, мне надо идти».
Как в тумане он вышел из клуба. Весь путь домой в машине он глупо сам себе улыбался в зеркало заднего вида.
Дома, подойдя к зеркалу, еще раз похлопал себя по животу, усмехнулся:» Орел, ептать!»
Больше в спортзал он не ходил и по поводу своего внешнего вида не парился.

Полдня из жизни мужика

Поздний вечер. Лестничная площадка третьего этажа.
Я стучу в находящуюся в предсмертном состоянии дверь
_Кто там? Кому сегодня не повезло?_ грозно спросила жена
__ Емельяненко, Федор!_ ответил я!
_ Какой Федор?_ переспросила из за двери жена.
_ Который тебя не боится!_ сказал я.
_Те, кто меня не боялся, уже на кладбище лежат, угрожающе пробурчала жена.
_Я шучу, Мань
__ Я тоже, пошутила, ха_ха_ _ответила Маня и открыла дверь впустив меня.
Жена у меня была очень больших размеров, так как, всегда доедала! С нами жили два ее «родных» брата! Все трое, были очень похожи друг на друга, по росту, габаритам и внутреннему миру! Она, двухкамерный холодильник и платяной шкаф!
_Ветра вроде нет, а тебя опять качает!_ говорит жена.
_ А это бабочка сзади летает, и, наверное, крыльями сильно машет. Ветер подымает! И как она сюда попала?! Не понятно!_ ответил я.
_ Ты еще скажи, что Карлсон к нам залетел! Знаешь чем ты, от вампира отличаешься?_ спросила супруга.
_Тебе лучше знать, ты же чаще с питомцами змеиного серпентария возле подъезда общаешься!_ отмазался я.
_ Ты вперед водку пьешь, а потом у меня кровь сосешь, вампир алкогольный!_ и с ходу треснула меня кулаком в челюсть.
Так близко, свой плинтус на полу, я видел впервые, да и таракан мое лицо, который от страха сиганул в щель, когда я подбородком снес крыльцо его дома!
_ Манюся, хватит, меня ведь уже ребята во дворе не узнают, они думают, что я спарринг-партнером Валуева работаю!_ встав, пробубнил я.
_ Извини, я нечаянно, муху хотела отогнать, Аль Пачино хренов!_ потирая, сплав костей и жира называемый кулаком, ответила супруга.
_ Сама ты Чипполлино, еще раз, хотя бы комара попробуешь отогнать, я шмеля, …_ не успев договорить, я опять полетел. Приземлятся, выпустив шасси как самолет, то есть руки вперед, я уже умел!Вскочив на ноги, я стал, уклоняться от ее мощных ручищ которые создавали, аварийную ситуацию моему черепу! В таком пьяном состоянии, я мог сразиться разве только что с тремя муравьями, и то было неизвестно, кто кого одолеет! От страха я схватил деревянную швабру и отмахиваясь случайно ударил ею по голове своей ненаглядной. Вдруг, то ли от столкновения двух родственных по содержанию предметов, то ли от ненастной погоды, что то в ее башке перемкнуло, и она как заорет
_ Ты что, решил из моей головы копилку сделать?
__ Шершень, Мань летал, извини!
_Я уже хотел, было, по потолку уйти, что у меня получилось бы, но мощный пол-литровый плевок пущенный Маней, словно снаряд, отбросил меня со спасительного потолка в самую большую комнату! Закрыв изнутри дверь в комнату, и подперев ее мощным дубовым комодом, я успокоился в надежде, что эту баррикаду, ей не одолеть. Ох, как я ошибался! Терминатор был детской игрушкой по сравнению с моей Маней! Первой погибла дверь, комод тоже лег на пол тонким блинчиком! Жена сразу же заполнила своим телом все помещение, прижав меня животом к стене. Развернуться было негде, хотя в отсутствие жены, мы с друзьями играли в футбол в этой комнате и довольно сильно уставали, бегая по ней! Рванувшись из последних сил, я вскочил на подоконник и открыл окно!
_ Мань, я спрыгну с третьего этажа и если ничего не сломаю, побегу и брошусь под поезд, ведь там у меня больше шансов выжить, чем драться с тобой!
И тут жена неожиданно громко заплакала. Мне стало ее жалко, и я потихоньку подошел к ней. Маня, обняв меня, продолжала плакать, и мне показалось, что в сильный ливень два слона положили свои хоботы мне на плечи!
_Манюся, ну хватит, соседей зальем, вон посмотри, уже лужа собралась, у меня ноги промокли!_ успокаивал я жену.
_ Ну почему у нас все не как у людей? А? А лужа эта от тебя, это твой организм физиологически сработал на чувство страха!_ огорошила меня жена!
_ Дааа! Вот умница, не зря ты в детском садике первой догадалась, для чего горшок нужен. А я всегда думал, что это каска с ручкой для детей, на случай войны!_ сгорая от стыда, сказал я.
_ Милый, перестань пить, ведь все соседи жалуются, что в близлежащих магазинах водку не могут найти, говорят, муж твой, все скупает и выпивает!_ бубнила супруга.
_ Ну, ты Мань загнула, соседи наговаривают, а вон Васька Тихий с пятьдесят седьмой квартиры, водку с ведра пьет, а потом дома фейрверки устраивает и с женой до утра по детской площадке во дворе в догонялки играет! И вообще фамилию свою не оправдывает, а у Андрюхи Лиходеева с четырнадцатой, жена бутылку берет и, придя, домой, говорит «ну что дети? Кто не пьет, тот не закусывает!» а ты говоришь, муж у тебя плохой. Не зря я в школе тринадцать лет учился, я еще ого го, вот так то!_ гордо ответил я.
_ А кто у нас во дворе постоянный чемпион по литрболу? И в школе ты три раза на второй год оставался!_ спорила жена.
_ Мань, ты меня хвалишь или мою биографию рассказываешь?_ не унимался я.
_ Нет, я перечисляю десять причин как выйти замуж и стать несчастной!_ ответила Маня.
_ Я кстати, когда женился, тоже не думал, что буду жить с бомбардировщиком! Сколько раз я тебе говорил, не бери продукты мешками. Посмотри сама, ларек, который год назад возле нашего дома поставили, в котором ты наши деньги меняешь на еду, превратился в огромный супермаркет! Манюся, пойми, они на твоем аппетите состояния делают!__ убеждал я. _ Ну, ты тоже, ихней водкой свою печень с утра до вечера тестируешь!_ наезжала жена.
_ Скажу точнее, проводим дегустацию алкогольной продукции от разных производителей, а после этого обсуждаем выпитое, и если возникают спорные вопросы, ищем денежные средства для покупки объекта спора что бы продолжить научные исследования воздействия той или иной продукции на организм!_ сказал я.
_ Вау, да что ты говоришь!_ у Мани отвисла челюсть!
_ Да, жена! Я продолжу, так вот я недавно смотрел передачу про лечение страдающих ожирением слонов. Оказывается, как я подсчитал, ты съедаешь в час на килограмм своего веса, больше, чем бегемот за целый день! Вот так то!_ быстро проговорил я.
_ Ба! У меня муж оказывается, ученый! А ты с насосом промышленным соревнования не устраивал? И не надо, потому что знаю, что ты выиграешь! Ведь если, то, что ты выпиваешь, отправить на перерабатывающий химзавод, то он через неделю сломается! Потому что не выдержит всего этого яда!_ спорила жена.
_ Я опять не понял, ты меня хвалишь или мои достоинства перечисляешь?­_ спросил я.
_ Нет! Признаюсь!_ прокричала супруга.
_ Это бывает редко! Хвалю! А в чем?_ спросил я.
_ А как ты думаешь, как будут звать женщину, которая вышла замуж за дурака?_ задала вопрос жена.
_ Озвучивать при тебе, я конечно не буду, потому что это вредно для моего здоровья! Но Манюся что у тебя за привычка придумывать людям новые имена? Не надо пользоваться тем, что окружающие делают вид, что тебя не слышат! А если кто уже услышал и в ответ что сказал, то они уже пожалели, что у них уши есть и ребра!_ сказал я.
_ Это ты про свой пьяный зоопарк говоришь, который, когда меня нет, ты сюда приводишь?_ угрожающе спросила жена.
_ Нет! То есть да! Это ведь мои друзья! И вообще, Мань, с тобой страшно разговаривать без дубины в руках!_стыдливо ответил я.
_ Они просто, очень на зверей похожи, один ползает по полу как червяк, второй в сугробе постоянно спит словно пингвин, третий всегда мычит подобно быку, четвертый как хамелеон, цвет лица меняет постоянно, то зеленый, то красный, но в основном синий! И вообще, у них имена есть?_ спросила жена.
_ Милая моя, конечно, просто они не успевают представиться! Страх перед тобой, рождает у них такую любовь к родной земле, что они стремятся к ней прямо с нашего балкона и даже не обращают внимания на то, что мы живем на третьем этаже!_ ответил я.
_ Да, наконец, то, я поняла, почему у нас внизу весь асфальт и бетон разбитый! Ну и как их принимает наша планета?_ спросила супруга.
_ Кого как, даже жертвы есть, они же без парашютов прыгают! У беременной кошки Муси от страха, на бегу раньше времени котята, тоже десантировались! Ну а основные жертвы понес муравейник, сколько погибло, я не знаю, не считали, но после этого они переехали на соседний газон! Саша Козлов после последнего полета ногу сломал, потом когда в больнице лежал, пить бросил! Мы его теперь «мессершмитом» называем! А Костя «Шрэк» в полете своими немаленькими ягодицами зацепился и оторвал у тополя толстую трехметровую конечность! Представь, он лежит в воронке и не чувствует от боли свое стопятидесятикилограммовое тело, как ему на голову падает еще и гнездо! Но это еще ничего, но вот когда ворона подлетела к нему и стала пытаться клюнуть его в глаз, вот тут он начал дико орать, видать, не понимая, почему вместо белой белочки появилась черная злая ворона! Ну, ее тоже можно понять, она как добропорядочная «ипотечница» три года прилежно собирая веточки, строила жилье, и уже хотела справить новоселье, и тут ей на голову грянул «кризис» в виде ягодиц Кости «Шрэка»! _ отвечал я.
_ Неужели все, прямо таки спрыгнули? Вот не поверю!_ допытывалась Маня.
_ Ты права! Генка Каланча, ты его один раз у нас в подъезде со мной застала, вспомни, ну ты его еще конфетой угостила и в детский садик повела, что бы узнать, кто ребенка пьяного на улицу выпустил, и его там, его младшая пятилетняя дочь узнала? Вспомнила? Ну вот, он оказывается, в кармане моей куртки спал, когда ты пришла! А еще Витька «толстяк» с краю стены обои отклеил и там спрятался, а ты еще потом жаловалась, что клей некачественный попался и что обои пузырями пошли. И потом полчаса руками пузыри выдавливала пока даже штукатурка на стене под обоями не выровнялась! Хорошо Витька «толстяк» чуть толще школьной тетрадки, а так бы вместо клея пошел бы! Я их потом когда ты легла кровать охранять, эвакуировал!_ пояснил я.
_ И что они все в нашу квартиру лезут? После вас, как будто после обыска, все вверх дном! Как будто вам на улице места мало выпить! А?_ угрожающе пытала жена.
_ Мы Мань, поклонники Бахуса, народ отовсюду гонимый, как правило, постоянной среды обитания у нас нет, и поэтому мы ищем тихие «островки» где мы обсуждаем проблемы общества и семьи!_ ответил я.
_ Знаю я ваши обсуждения, или встреча «выпускников» после очередной отсидки, или в карты играете, а потом на крыше всю ночь на весь квартал кукарекает кто-то!_ возразила жена.
_ А что это мы все про меня да, про меня? Вот ответь мне милая, почему я по утрам уже две недели не могу в своей квартире найти носки? Мне легче в спальне могилу Чингисхана отыскать, чем свои родные носки!_ перешел я в наступление.
_ Ну, правильно, если ты, в них не снимая, уже полмесяца спишь! Я тебе каждый день говорю, что бы ты их поменял, грохот такой стоит, когда ты в них дома ходишь, и полы ими уже все поцарапал!_ огорошила жена.
_ Вот Мань, везде ты права, и умная и красивая, а почему ты свою прекрасную фигуру, таким толстым жира замаскировала? Или ты как тюлень на северный полюс зимовать собралась?_ спросил я.
_ Да ты на свою голову посмотри! Что это у тебя там выросло? Джунгли, тайга? Или передвижной домик для насекомых? И не расчесывайся дома, мне эти тонны пыли каждый день пылесосить надоело! Если стричься не хочешь, так хоть моль там заведи, что бы все поела, а лучше сунь свою непутевую голову под комбайн, да так, что бы сразу налысо как у Фантомаса, да или вообще можешь без башки! Все равно ты ею не пользуешься!_ начала распаляться супруга.
Я понял, что надо ее успокоить, но обида за ее слова, давила меня изнутри.
_ Маня, милая прости меня, я только сейчас понял, что ты набираешь вес не по дням, а по часам, ради меня! Ведь с твоей грузоподъемностью и ударной силой я могу с тобой спокойно ходить по ночным улицам и даже гонять банды хулиганов! Как я раньше этого не понимал? А помнишь месяц назад, ты упала возле соседней пятиэтажки и у нее лопнул фундамент в двух местах? Ну, Мань, ты голова! И откуда ты знала, что в этом доме живет мой обидчик? Землетрясение можно предугадать, а твое падение нет! Вот классно, Мань ты у меня супероружие!_ радостно произнес я!

_ Все сказал?_ строго спросила жена, уперев руки в бока.
_ А что? Репрессии начнутся?_ отодвигаясь, спросил я.
_ Да нет, уже поздно твоим воспитанием заниматься! Сам укроешься или помочь?_ загадочно спросила Маня.
_ В кровати, одеялом?_ радостно и тихо спросил я.
_ Размечтался! В могиле, землей! Как ты меня достал!_ свирепо ответила жена.

Геннадий постоянно выглядел как настоящий ботаник. Кривые вечно помятые очки, рубашка не по размеру большая, и галстук с папиного гардероба. Штаны всегда натягивались выше пупка, так что при ходьбе виделись носки. Все чисто выстиранное и гладко выглаженное. Прическа уложенная самым деревенским стилем. Мало того внешность но и повадки выдавали все ботаническое. Разговаривая очень вежливо, он мне всегда напоминал кролика из советского мультфильма «Винни Пух и все все все».

…А еще у Геннадия был мощный удар правой. Настолько мощный, что было трудно устоять, даже если удар удалось заблокировать плечом или рукой. Если прямой удар приходился в корпус, то по телу начинала расходиться тупая не выносимая боль, дыхание сбивалось. Ну а если удар пришелся в голову, то это был уже нокаут, который называют «кто выключил свет?». Я бы не сказал, что Геннадий был фанатом спорта. Тренировался он ровно столько, сколько каждый подросток со двора. Некоторое время ходил на бокс. Где ему скорректировали удар. От этого его движение рукой при ударе было точное, мощное и заточенное как удар самурая мечом.

Сила физическая была, у него я так предполагаю, от природы. Он мог подтягиваться на перекладине до самого пупка, быстро и много. От этого руки у него были как две бетонные сваи. Армрестлинг он выигрывал везде и всегда.

Но самое главное это то, что у Геннадия был дух древнего викинга. Воина, храбрости не занимать. Он не пасовал ни перед кем. Особенно если дело касалось его друзей. Это такой товарищ, который стоит десяти, как пел Высоцкий. И если его или меня кто-то оскорбил нечаянно на улице, то он магическим образом превращался из ботаника в человека очень страшного. Вспомните мальчика Джимми, из острова сокровищ, который по утрам делает зарядку и очень любит маму. Глаза наливались кровью и делались узкими, губы сжимались тонкой линией, а нижняя челюсть чуть выходила вперед. В этакие моменты он шел как бульдозер, и сносил все, что было на пути. Единственный физический недостаток в этот момент было слабое зрение. Он щурился, смотрел куда бить, и шел. Останавливался, щурился и шел дальше. Этакий крот – боксер.

Вот такое вот не сочетание внешности внутреннего мира, всегда толкало Геннадия в разные истории.

Однажды Геннадий ехал на работу. Как всегда комплект – очки, галстук, короткие брюки и портфель в руке. Вот в таком виде он стоял на остановке и ждал маршрутку. А надо сказать что маршрутки, у нас, это наш национальный колорит. Экипаж состоит из водителя, и кондуктора который собирает деньги за проезд. В часы пик, на центральной остановке съезжаются все маршрутки, из открытых дверей высовываются кондуктора, и начинают зазывать пассажиров, громко и непонятно выговаривая весь маршрут. Это реально круче, чем аукцион Сотбис. Голоса разных тонов и октав, на перепев друг другу. Если останавливаются две маршрутки одного направления, это уже дуэль, где кондуктора начинают кричать что осталось два только два свободных места. Это не что иное, как last deal или final offer. Кондуктора, попадаются разные, некоторые бывают очень вежливыми, а некоторые очень наглыми. Наглые это те, которые продолжают зазывать клиентов, даже не смотря на то, что посадочных мест уже нет.

Возвращаемся к Геннадию, который стоит на остановке. Так вот, когда подъехала маршрутка, и Геннадий залез в нее. Только тогда он понял, что мест свободных не было. Все стояли как селедка в бочке, и кондуктор, чувствуя свое превосходство над ситуацией, вел себя по-хамски. Я точно не знаю, что он сказал Геннадию, но это было что-то не приличное и обидное. Геннадий вылез из маршрутки злой и щурившимися глазами запомнил номер. Было не ясно, что конкретно он задумал, но было понятно, что так он это не оставит. Он простоял на высаженном месте некоторое время, как увидел друга, который ходил вместе с ним, когда то, на бокс. План был ясен. Они сели на другую маршрутку с таким же номером и поехали до конечной остановки, где маршрутки освобождаются и немного погодя заходят на второй рейс.

На конечной остановке они простояли около трех часов. Каждый раз, когда его друг тянул его бросить это дело, он вспоминал слова брошенные кондуктором и снова, поджав губы, смотрел вдаль дороги, откуда должна была прийти та злосчастная маршрутка. Так они стояли, как вдруг на горизонте появилась она. Когда все пассажиры вылезли, Геннадий подошел к водителю, и тот узнал ботаника. Водитель маршрутки реально недооценил человека, и таким небрежным видом приказал Геннадию и его товарищу сесть в маршрутку. Все четверо, поехали в пустырь. Ехали далеко и долго. Водитель, щуря глаза, посматривал в зеркало, как бы устрашая Геннадия. В этот момент у него стал как у настоящего ботаника.

Приехали в абсолютно безлюдное место, куда в фильмах привозят закапывать трупы. Водитель остановил маршрутку, резко вылез и твердым шагом направился к пассажирской двери, громко говоря вслух, что он сейчас сделает с этим маменькиным сыночком. Геннадий тоже успел выйти. Понимая, что поговорить по-человечески не получится, он, резко схватив за голову водителя двумя руками, и лбом вышиб ряд передних зубов. В этот момент, вылез из машины, ничего еще не подозревающий кондуктор. Геннадий, тут же повернулся, и, как говорится, выключил свет кондуктору. Наверное, у кондуктора было ощущение, что он вылез из маршрутки в некуда. В мрак. В бездну. Все представление заняло не больше пяти секунд. Даже его друг не сразу понял что произошло.

Прошло некоторое время, водитель сидел на земле и трогал свои шатающиеся зубы и плевался. Ну, никак он не мог ожидать такое от такого ботаника. Потом вдруг резко встал, и, сказав, что вы все трупы, сел в маршрутку и резко уехал в сторону города, оставив Геннадия, его товарища, и кондуктора который постепенно снова начинал видеть белый свет. Сказал он это очень серьезно, но сильно шепелявя. Поэтому его слова звучали больше смешно, чем страшно.

Так они стояли в пустыре, далеко за чертой города, и не знали что делать. Кондуктор пришел полностью в себя, заныл, и стал обзывать своего напарника плохими словами. Он вдруг полностью перешел на сторону Геннадия, который к этому времени уже остыл, и, прижав палец к губам, думал, что делать дальше. Думал с очень глупым видом. Кондуктор, я так предполагаю, боялся теперь Геннадия еще больше, так как не знал, чего ожидать от такого оборотня.

Прошло еще около получаса, как на горизонте появилась пыль. Еще чуть погодя, они разглядели, как к ним перегоняя друг друга, едут три маршрутки. Когда маршрутки дрифтуя остановились, и из них высыпалось около пятнадцати человек. Как потом выяснилось, все они были водителями маршруток, которых собрал беззубый водитель, что бы отомстить обидчику. Надо отдать должное им, ведь сплоченность это очень хорошее качество. Так водители быстро выбежали и обступили Геннадия, его товарища и кондуктора, который постепенно выполз из круга. Они начали плотно обступать двоих, и агрессивно подавали знак, что собираются разделаться самыми жестокими методами. Тогда друга Геннадия, очень опытный в таких делах специалист, расставил руки и громко заявил, что если будут бить не честно, то есть толпой одного человека, то он напишет заявление. Номера маршруток запомнить не трудно. Отвечать придется по любому.

Это их остановило. Было решено. Геннадий будет драться со всеми, но по очереди. Так в круг вытолкнули самого здорового и огромного водилу. Сцена, ну прям из кинофильма, про каратистов. Товарищ очень грамотно держался за спиной у Геннадий не давая возможность нанести ему удар с сзади. Сам же Геннадий понял, что встретился очень серьезным соперником. Но плюс в том, что соперник жирный. Поэтому оценив ситуацию, первые пять минут он просто бегал вокруг него. Порхал как Мохаммед Али. Делалось это для того что бы заставить толстяка устать. Толстяк подумал, что Геннадий просто боится, и, потеряв бдительность, перешел в наступление. Это и ждал Геннадий. Резким ударом в солнечное сплетение, заставило толстяка остановиться и побледнеть. Толстяк вдруг заявил сдавленным голосом, что лучше перейти к конструктивной беседе, а жестокость и физические расправы это прошлый век. Ну, прям хоть футболку на него надевай с надписью «Мы против насилия». Толстяк был растерян. Больше драться он не хотел, а просто держался за грудь. Но так же боялся потерять авторитет среди своих коллег, поэтому он начал убедительно настаивать на мировом разрешении конфликта. Остальные водители после этого не решались выходить в середину круга, где стоял Геннадий-ботаник. Водители отошли в сторону, и стали советоваться время от времени посматривая на Геннадия, который опять стоял и думал. Больше всех кричал Беззубый, который ну ни как не хотел решать конфликт мировым путем. Губы его к тому времени распухли, зубы кровоточили, и говорил он от этого очень смешно, шепелявя и шлепая губами.

После долгих переговоров было решено отвезти Геннадия, к одному подпольному криминальному авторитету, который приходился дальним родственником одному из водителей. Он должен был решить все по понятиям и дать конечный вердикт.

Все молча, расселись по маршруткам, и поехали к этому авторитету.

Смеркалось. Они подъехали к какому-то дому, водители вышли из маршрутки и постучали в дверь. Геннадий и его друг остались сидеть в машине. Через некоторое время в дверь вышел мужчина средних лет, с накинутым на плечи пиджаком. С ним все очень уважительно поздоровались. Говорил Беззубый. Он очень эмоционально рассказывал, как некто жестоко избил его, кондуктора, а потом избил самого здорового, который продолжал держаться за грудь, и все наперебой поддакивали о зверской силе Геннадия. Человек в пиджаке слушал. Потом медленно направился к маршрутке.

Он заглянул в маршрутку и посмотрел на Геннадия, который сидел, выпрямив спину, сжав колени. На коленях он держал портфель и сжимал ручку двумя руками. Он посмотрел на мужчину в пиджаке, поправил пальцем очки и с наивным видом произнес – Добрый вечер.

Мужчина в пиджаке был готов увидеть беглого зека, вдвшника, или огромного бандита с толстой шеей и шрамами на лице, но только не Геннадия. Он опешил. Он, молча, поздоровался в ответ, кивком головы, потом опустил голову, и, подумав секунду, повернулся к толпе водителей, и, показывая пальцем на Геннадия сказал, что если они еще раз привезут на разборки вот такого ботаника, то он лично сам каждому выбьет зубы как этому водиле, и показал пальцем на Беззубого.

-Как могло получиться, что пятнадцать человек не смогло справиться с одним…, — Он не знал, как правильно назвать Геннадия — Вы мне еще бабу привезите на разборки!

Он сплюнул и зашел домой. Это было окончательное слово, которое обычно не оспаривалось. Все расселись снова по маршруткам с очень виноватым видом. Беззубый не выдержал и заревел. Он не знал что делать. Он говорил, что Геннадий поступил жестоко и нечестно. Но как остальные водители начали напоминать ему о том, что сказал авторитет. Писать заявление на человека, с которым не смогли справиться пятнадцать человек, было ниже достоинства. Их бы засмеяли в отделе, как только туда вошел бы Геннадий. Поэтому все плавно перешли на сторону Геннадия и стали говорить, что он прав. Не надо грубить пассажирам и вести себя по-хамски.

Так, к вечеру, Геннадий возвращался домой, где я его и встретил. Он нехотя рассказал всю историю. На лбу у него святилась маленькая шишка, это были следы от зубов.