Смешные анекдоты про пауков

На нашем сайте собраны смешные анекдоты про пауков. Читаем, улыбаемся, а может даже и смеемся!

— Чего орёшь?
— Там паук!
— И чё?
— Он страшный!
— Можно подумать ты ему очень симпатична!

Есть девушки—пацанки, есть девушки—леди, а я какая—то фигня, которая боится пауков и сломать ноготь, но при том может лазить по деревьям и кататься на мопеде.

У меня девушка обнаружив в ванной паука, она его смыла. А когда увидела, как он вылез из слива и, съежившись, сушится, расплакалась и обдувает паука феном.

Я попытался убить паука лаком для волос. Паук до сих пор жив, но вы бы видели его прическу!

— Окей, Гугл, как заставить себя бегать по утрам?
— Возможно, вы имели ввиду «сколько глаз у паука»?

Дистрофик в больнице кричит медсестре:
— Сестра, сестра, тут паук. …Ну куда, куда ты меня понёс?!

— Вчера наш шеф проводил чемпионат офиса по пасьянсу «паук» и «косынка»…
— И какие призы?
— Троих победителей выгнали с работы.

Паук—шизофреник ловит мух, делает им первое предупреждение и отпускает.

— Извините, это вас называют человек—паук?
— Блин, достали! Ну, подумаешь, один раз муху в компоте не заметил.

Одна подруга спрашивает другую:
— Слушай, а можно я у тебя на даче переночую?
— Конечно, поздно уже ведь домой ехать.
— А у тебя пауков нет? Ужасно их боюсь!
— Нет, змеи всех съели…

Анекдоты про пауков

1. Комнатные мухи, хоть и живут 14 дней, имеют хороший слух. Все они жужжат на тональности фа мажор.

2. Страусы могут бежать быстрее, чем лошадь, а самец страуса может реветь не хуже льва.

3. Летучие мыши — единственные млекопитающие, которые могут летать

4. Кенгуру используют свои хвосты для равновесия, так что если вы поднимите хвост кенгуру над землей, он не сможет прыгать.

5. По статистике на акр земли приходится 50000 пауков.

6. Тигриные полосы уникальны, как отпечатки пальцев у человека.

— Марина, можно у тебя останусь?
— Конечно, Света, поздно уже ведь.
— А у тебя пауков нет? Ужасно их боюсь!
— Нет, змеи всех съели.

1988год .Приехала Роднина, с ней человек двадцать. Они заранее оплатили банкет, обслуживать поручили мне с товарищем. О нём-(типаж Цекало,старше меня на 6 лет,ассириец,родом из Челябинска, По фамилии Горбачёв).Накрыли стол в самоварном зале, на третьем этаже. Идет один(вижу блатной),несёт двух здоровущих дальневосточных крабов—Отварить и подать. Горбачёв мне—-Я маленький, ножки маленькие чтоб по лестницам летать. Давай я возле них буду находиться, губы вытирать, за столом следить, доливать..А ты бегай, подноси боеприпасы и записывай что закажут—-Саша, денег всё равно не будет. Ты что забыл, у них всё уже оплачено—А вдруг. На том и порешили. Принес я закуску, раздаем. И тут кто-то погладил меня по заднице,оглянулся,блатной сидит и прям тащится——Что дядя, хочешь проверить слабо ли мне тебе подносом по башке переебать.С двух рук, от всей души. Ну давай—-Да это я так ничего, ошибся. Спустились с коллегой на кухню. Горбачев—-Сейчас я из крабов пауков сделаю—-Как. Взял и оторвал у восьминогих крабов по две ноги—Видишь шесть ног осталось, как у пауков——Заметят—-Никогда. и переломал оставшиеся ноги на куски, украсил зеленью—-Давай неси. Окончание. Горбачев —Сколько с них—Так ,хлеб, два сока..1 рубль 20 копеек, да подари ты им.И так 4 ноги спиз..ли—-Нам много не надо и с какого хрена дарить. Подходит к столу—-Тут бы с Вас получить хотелось бы—-Сколько?—-(поклонившись, и из этого положения умудряясь глядеть. на выдохе)—-Двести. . Дали 220.Раньше я думал что я прохиндей, нет сняли с пьедестала

У меня тоже был опыт изготовления необычного бухла, ну в смысле напитка богов. В святые перестроечные сподвигся я с друзьями-братьями влиться в кооператив по выращиванию женьшеня. Было нас всего шестнадцать, все как родные. Долго можно рассказывать и интересно, но ближе к алкоголю… Нашим тракторам нужны были запчасти, тем у кого они были взамен нужна была водка много водки, водка была нужна всем и нам в том числе. Водки не было, не было сахара для самогона, ни хрена не было. Азарт был, была весна и миллион берез вокруг нашей плантации. Я с одним заслуженным и пожилым евреем сокооператором Левой выступили зачинщиками проекта. Он до того работал инженером, непререкаемым химиком на местном биохимическом заводе, якобы выпускающем кормовые дрожжи. Спиз…ли огромный чан у первопроходцев китайцев, уж не знаю что они собирались в нем варить, рис али россиян, но стоял он во дворе жилого дома совсем бесхозный и неприкаянный. Все его 350 литров объема мы прикаяли к себе лес и принялись наполнять березовым соком, притом без конца выпаривая из него влагу. Обкладывание чана дровами, которых в лесу было немеряно, и поддержание горения вошло в должностные обязанности всех нас, по очереди стороживших плантацию. Идея было не замысловатой, довести сок до состояния сиропа, перебродить и перегнать в так всем необходимую субстанцию. Обмануть политику, так сказать, и поиметь природу. Только сейчас, помятуя славные деньки я понял почему Лева, получив новую обязанность, так искренне улыбался, уезжая в лес на новой 4х вэдовой сорокухе, каждое утро в весну и расцветающую тайгу за березовым соком. Обожаю евреев. Мы же пилили, строгали, копали… и выпаривали. Навар был отменный. Нам приходилось на вкус определять его готовность к брожению разгребая половником бабочек, стрекоз, пауков и прочих. Когда сироп был готов и процежен от всех насекомых уссурийской тайги мы разлили его в две деревянные бочки и оставили в тепле. Недели через две проверили-не бродит. Проверили через месяц, тоже самое. Мы к Леве, типа что за такая химия с биологией? Лева что-то неуверенно говорил про фруктозу и сахарозу и в конце общим собранием решили захренячить в бочки дрожжей. Сказали-сделали, подождали — не бродит. Поскребли по сусекам, добавили сахара, потом еще раз или два — результат никакой. Левина самогонная наука сдулась совместно с моим энтузиазмом и предались забвению. Как сказал классик «знойное лето сменилось дождливой осенью»… И была у нас всех повинность, охранять непосильное свое добро (плантацию) от нехороших сограждан. Дежурили по ночам в лесу, в сторожке, и сутками в выходные, а что бы не очень было скучно мы с Лехой спаривались вдвух на двое суток. И вот в один прекрасный вечер кто-то из нас решил заглянуть в бочку. В бочке было на дне. Мы просчитали варианты (а что там еще было делать зимой, ночью, без электричества и интернета) и вычислили Серого, нашего любимого бугра. То-то он зачастил на дежурства, и подменит любого, чтоб любой дома побыл с женою своею. Отгребли плесень, всосали по ковшу-нормально, и с утра неплохо, если с утра по ковшу. Особо не афишируя открытие, вторую бочку мы привезли ко мне домой совместно с самогонным аппаратом моего бати. После кратенького ликбеза от аппаратчика процесс пошел, и вышел в виде двух трехлитровых банок слегка кисловатой жидкости, на ощупь, градусов в 23-34. Четырьмя рабоче-крестьянскими семьями мы это дело уговорили часам к шести пополуночи, помню очень веселились, а к восьми уже ехали на работу – веселились не очень.

От Жванецкого унаследовав рваный стиль, от себя скудный юмор.

Я как-то в продаваемой квартире увидела здорового паука в прихожей. Хозяевам сказала, что некоторые люди пауков боятся, и его лучше убрать. Прихожу показывать — паутина висит пустая. Ну, думаю, забыли, не страшно. После показов задержалась на несколько минут поговорить, хозяйка говорит «сейчас, подождите минутку», открывает тумбочку, достаёт баночку, из баночки вынимает паука и сажает обратно на паутинку. Оказывается, он там всегда живёт, зовут его Гошей, приносят мух и всячески оберегают:)

В головах свирепствует Чернобыль —
Развелось в округе чудаков,
Даже мухи, синие от злобы,
Нагло поедают пауков.

К новости "Домохозяйка обнаружила в бананах пауков, вызывающих смертельную эрекцию":

Dmitry: >>> Британская семья была вынуждена покинуть собственный дом после того, как его оккупировали сотни смертельных пауков, выползших из банана
. и хозяин с 4 часовой эрекцией
Dmitry: человек-паук
Dmitry: в комиксах упускали одну очень важную особенность
Ivan: а как вы думали он паутиной кидается?

Круглосуточная мегастройка парламента в Кутаиси замирала только на час днем — лифтер единственного подъемного устройства уходил обедать и спать. Ну и мы стайками своих бригад разбредались по «столовым», хинкальным, кафе по единственной безопасной тропе.
Впереди брела команда турецких верхолазов-пауков, что они творили на высоте (где-то 60-ти метров) без страховки, да и без обуви — это отдельная тема, но не об этом сейчас.
Вдруг, один из верхолазов начинает странно дёргать левой ногой, при этом, не снижая скорости передвижения в стайке. Со стороны выглядело, будто начинается эпилептический припадок. Так же резко «дергания» ногой прекращаются метров через 20. Странно как-то, да не наше это дело.
Но дойдя до места, где «припадок» закончился, и наткнувшись на «находку», мы впали сначала в полный ступор, а потом чуть не сдохли от дикого гогота — турок-верхолаз оказывается на ходу вытряхивал из штанины какашку.
Короче, обед в тот день у нас так и не случился, не могли остановиться истерически ржать, но каски больше на объекте не снимали никогда — вдруг этим верхолазам приспичит на высоте..

ххх: Хочу апельсиновую ферму и огромных механизированных пауков как рабов
ууу: Почему пауков?
ххх: Они опираются на точки и не будут топтать грядки

Ещё одна зарисовка о доме с привидениями.
Как-то раз, лет 15 назад, я подписал контракт на ремонт не очень старого дома в благополучном районе Лонг Айленда (ближайший пригород Большого Нью-Йорка). Дом был дурацкий, большой и запущенный. Моя специализация – приведение к нормальному состоянию старых или неправильно перестроенных домов (иногда от дома остаются только угол фундамента и угол каркаса над ним). Уже в процессе работы от соседей я узнал, что дом был продан на аукционе и имеет “интересную” историю. Владельцами дома была супружеская пара, сильно увлекавшаяся наркотой. В один из приходов муж зачмурил жену каким-то извращённым способом и её труп находился в доме пару месяцев, пока тема не открылась общественности. У мужа сильно уехала крыша и его куда-то там определили – не суть важно. В общем, моя задача дом привести в жилой вид.
Дело было поздней осенью, когда работами уже не разбрасываются. Заполучить большой контракт на зиму и обеспечить рабочих крышей над головой и теплом (а себя парой копеек) – отличная перспектива. Чтобы не ездить лишний раз на дальний объект, прямо на подписание контракта я прихватил с собой работягу Сашу по кличке Шлёп Мастер, чтобы объяснить ему работу. Он был отличным маляром (когда был трезвым). Саша был так рад неожиданно свалившейся работе (и паре сотен аванса), что решил заночевать в доме и завтра встретить меня в 8 утра уже со шпателем в руках. В доме было полно всякого хлама, какие-то бутылки с разнообразным спиртным, а также не совсем новые, но приемлимые (для него) матрасы. В общем, ночь обещала Шлёп Мастеру быть комфортной.
Следующим утром я с парой других рабочих захожу в дом и мы слегка шизеем – не играет, а грохочет радио с каким-то разнузданным роком, абсолютно везде горит свет и настежь (при минусовой температуре!) распахнуты все двери и окна. Саша встречает нас неожиданно радостно, ну просто как родных. Голос его дрожит, а глаза горят! Он говорит: “Дом живой! Я здесь чуть мозгами не подвинулся!” Он захлёбываясь рассказал нам, что как только все ушли, он нашёл пару капель “живой воды”, скрасил себе одиночество и выключил свет, чтобы утром встать свеженьким и приняться за работу. Но, как оказалось, одиночеством и не пахло. С его слов: ”Как только погас свет, начались какие-то скрипы, пришлёпывания и даже невнятные голоса. Дом жил полноценной ночной жизнью! Я так заорал от ужаса, что чуть сам не обделался. Вскочил, думал бегом рвануть в Бруклин. Но далеко ж, блин! Да и ночь на дворе, и как побежишь – по хайвэю!? Включил везде свет, все окна-двери распахнул, радио врубил и стал работать, чтобы не рехнуться”. Мы, зная Сашины возможности с “живой водой”, особо значения его рассказу не придали. Привидения, так привидения. Нам некогда – работать надо.
Дом, кстати, внутри был прикольно выкрашен. Краска была не гладкая, а так называемая “шуба”. И цвета были оригинальные – чёрно-зелёный, ультрамарин с сажей и чёрно-коричневый. Скорее всего, стены бывший хозяин красил в тот замечательный период, когда его жена была рядом, но советов давать уже не могла. В общем, у Шлёп Мастера был достаточный объём работы. Свои страхи в первую ночь он списал на остаточные явления от употребления “живой воды” до того как. Хотя он никогда больше не оставался один на один с объектом.
Самое интересное произошло позже. Как-то мы сильно задержались на работе вдвоём с другим Саньком. Он бывший профессиональный спортсмен, который в 90-е не разменял свою совесть на деньги. Высокий, мощный, с таким свирепым лицом, что при встрече хочется отдать ему всё, что у тебя есть. Но человек добрый, умный и совсем не злой. И вот заработались мы с ним часов до 9-ти вечера. На улице бушует поздний Ноябрь во всей красе, ветер воет, дождь и темнотища. Мы работали на втором этаже. Я пошёл в работающий туалет, который находился в полуподвале. А свет в туалете включался как-то проблемно и встроенный вентилятор в потолке очень грохотал, поэтому я не стал включать свет, и предпочёл побыстрее вернуться наверх. Саша после меня тоже решил сбегать туда же. Возвращается и говорит мне: “Что же ты везде в бэйсменте свет понавключал? И радио на какой-то левой станции включённым оставил.” Я аж подавился мыслЯми – так их сразу стало много в голове и они стали скакать беспорядочно. По моей реакции Санёк понял, куда тема развивается. Говорит, давай домой двигать. И тут в полной тишине прямо у нас над головой на чердаке как-будто кто-то мягко спрыгнул. Звук был стопроцентный! Мы одновременно замерли и уставились на потолок. Вдруг в соседней комнате что-то с грохотом упало. А падать там, кроме сухих пауков, нечему! Мы рывком туда, и видим – на полу валяется кусок фанеры и пыль оседает. Это был такой полувременный люк на чердак, который стоял там много лет. Фанера свободно лежала на планках и, чтобы её вытащить, надо её поднять выше уровня пола на чердаке, развернуть на ребро и углом опустить вниз. Нет таких законов физики, чтобы кусок фанеры смог упасть в проём, который меньше её по размеру. И землетрясений здесь не было последние тысячи лет. Пыль ещё не осела, а мы были уже на пути домой.
Утром веселуха продолжилась. Приехала хозяйка, ещё раньше нас. Показывает на небольшое вентиляционное окно из чердака с торца дома и просит его как-то закрыть, а то она сейчас видела, как оттуда кошка вылазила. “Кошка на такой высоте? И куда она пошла по скользкой вертикальной стене из винилового сайдинга?”. “Не знаю. Но кошка была и окно заделайте”. Мы посмеялись – тётке уже за семьдесят, уже у неё кошки по стенам бегают. Но на чердак полезли. Через тот самый люк, крышка от которого всё ещё валялась на полу в комнате. Чердак был огромный, абсолютно пустой и пыльный. На полу покрытия не было и мы по голым балкам добрались до окна, чтобы снять размеры и посмотреть, как его закрыть. Тут Санёк почему-то сразу рванул обратно на полусогнутых. Я смотрю – а окно надёжно забито мелкой стальной сеткой с ячейкой в сантиметр! Какие кошки?! Не каждая муха пролетит. Мелькнула мысль о вчерашнем упавшем ни с того ни с сего люком. Чердак сразу перестал быть гостеприимным!
На каком-то этапе наши интересы с хозяйкой разошлись и я не знаю, чем закончился ремонт и как она там поживает. В привидения я не верю, но осадочек остался.

— Тех, кто боится пауков, называют арахнофобами. Тех, кто любит пауков, называют арахнофилами. А как называется человек, который равнодушен к паукам?
— Арахнопох.

Когда я был маленький, я боялся пауков. А потом я вырос и понял, что у меня навалом других проблем.

Спецназ это не просто, или чему учат в спецподразделениях. День 1. В наше подразделение пришел полковник и объявил, что мы будем учиться диверсионному делу по новой программе. До окончания подготовки никто живым не уйдет. А если кто несогласен, то пусть пишет рапорт. Его расстреляют без очереди. День 2. Пришел сержант. Сказал, что нашим обучением будет заниматься именно он. Обучаться будем по особой секретной школе (и технике) ниндзя, о которой не знаю даже сами ниндзя. В качестве демонстрации возможностей сержант разломал головой железнодорожную шпалу и съел каску. Все были в шоке. День 3. Выяснилось, что полковник шутил по поводу расстрела. Ничего, встретим тоже пошутим. Он у нас в ластах на телеграфный столб залезет. День 5. Учились рыть ямы скоростным методом бобров и прыгать через них. К концу дня все научились перепрыгивать восьмиметровые ямы. День 7. Для стимулирования прыгучести сержант натянул в ямах колючую проволоку, поэтому все научились прыгать на 15 метров. День 9. Учились перепрыгивать заборы. С двухметровыми проблем не возникло. А с помощью мудрого сержанта, колючей проволоки и планки с наточенными гвоздями все научились перепрыгивать через трехметровые заборы. Ночью половина подразделения смылась в самоволку, перепрыгнув через забор. День 10. Приехали строители из специальных строительных войск и нарастили забор до 7 метров в высоту, так как по всем расчетам человек физически не способен на столько подпрыгнуть. Под руководством мудрого сержанта и планки с гвоздями научились перепрыгивать пятиметровые заборы. Ночью в самоволку ушла другая половина подразделения. Если человек не может перепрыгнуть забор, то он может его перелететь. С пороховым ускорителем. День 11. Учимся ползать по стенкам. Получается плохо. Сержант сказал, что по стенкам ползать может научиться даже обезьяна, но он нас простимулирует. День 12. Ползаем неплохо, но часто падаем вниз. Сержант разложил внизу дощечки с гвоздями. Первым упал Иванов. Гвозди погнулись, Иванов почти не пострадал. День 13. Уверенно ползаем по стенам. Иванов боится высоты, поэтому на уровне шестого этажа начинает блевать. Но не падает, потому что сержант обещал надрать ему задницу. День 14. Пришел командир подразделения. Просил составить график самоволок. Потому что детекторы масс, тепла и прочих сущностей не рассчитаны на ниндзю. Впрочем, сержант нас быстро обломил, сказав, что эти детекторы больше предназначены для отстрела голубей, а не для того, чтобы поймать немного грамотного диверсанта. Потом, правда, смягчился и пробурчал: «Пусть мальчики погуляют», но пообещал поставить сюрпризы-ловушки и собственноручно выпороть того, кто в них сдуру попадется. День 15. Сержант пришел с зеленой рожей. Попал в собственный сюрприз, который Петров, совершая вечерний моцион обнаружил и переставил в другое место. Весь день терзались догадками как сержант будет себя пороть? Но зрелища. к сожалению, не дождались. Ночью дружно выискивали все сюрпризы-ловушки. Нашли не только их. В число трофеев попало: 6 противотанковых мин, 4 автомата, 3 пистолета для подводной стрельбы, 7 стингеров и два стенобитных бревна с титановым сердечником (не говоря уже о такой мелочи, как ящик гранат Ф1 белой раскраски и ящик патронов к ШКАС). Трофеи зарыли в каптерке, но не удержались и выставили сюрпризы в самых интересных местах. Остаток ночи гадали, что за часть здесь находилась раньше? День 16. Сержант умудрился угодить в две ловушки, поэтому напоминал свежевыкрашенного хамелеона. Учились метать вилки и ложки. Потому что сержант сказал, что ножи «каждый дурак умеет метать». Завтра будем метать зонтики. День 17. Метали зонтики. Хорошо кинутый зонтик прошибает фанеру в 5 мм с 20 метров. Сержант, в свою очередь, продемонстрировал этот фокус со 100 метров. Но у него набита рука. По словам сержанта, если у зонтика титано-вольфрамовые спицы, то он не только фанеру, но и кирпичную кладку прошибет. Ночью откопали в каптерке свинцовый брусок неизвестного происхождения. Сходили до ближайшей деревни и опрометчиво опробовали на курятнике. День 18. Пришел командир и рассказал, что к одному деду ночью в курятник упал метеорит. Прошиб стенку и трех курей. Тушки до сих пор не найти. Перья дед собирался отдать в Фонд Мира. Мы заверили командира, что на вверенном ему участке все было спокойно. День 19. Обучались искусству быть невидимыми в тылу потенциального противника. Разбились по парам и играли в прятки. В роли арбитра выступил сержант, временами выделявший именной пинок. Нога у сержанта тяжелая, поэтому неудачники пролетали метров десять. День 20. Обучались быть не только невидимыми, но и неслышимыми, так как были обвязаны колокольчиками. Под руководством мудрого сержанта и его пинков это получилось настолько неплохо, что у сержанта кто-то спер сигареты. Выяснили, что это сделал неуклюжий Васькин, умудрившись при этом скурить пол-пачки. Сержант этому факту удивился и начал ругаться на ниндзявском языке. Часа два мы добросовестно конспектировали его речь. Надо же знать, как правильно общаться с населением в тылу вероятного противника. В конце речи сержант пообещал устроить нам завтра сюрприз. День 21. Сержант притащил противоугонные устройства, реагирующие на вибрацию и нацепил на нас для закрепления навыков неслышимости. Продолжили обучаться невидимости и неслышимости, но быстро прекратили. Как оказалось, устройство слишком громко воет и срабатывает от любой пролетающей мухи. Кроме того, местные жители из близлежащей деревни могли подумать, что отсюда угоняют скот, ведь им сказали, что здесь располагается передовая птицеферма для элитных щенков. День 22. Обучались прицельному метанию сюрикенов по движущимся мишеням летающим мискам, так как тарелки быстро закончились. Мимо летел косяк гусей. Решили попробовать сюрикены на них. Потом пришлось думать, куда девать столько мяса. Продали в деревню, купили шампанского и, по ниндзявскому обычаю, выпили его за упокой гусиных душ. Пусть тушенка им будет пухом. День 23. Обнаружили, что пороховых ускорителей не так много, и их следует экономить. Сидоров предложил использовать пожарный багор для преодоления забора вместо шеста. Почему мы раньше не догадались? День 24. Пришел сержант и объявил, что вечером мы делаем контрольную вылазку. Во-первых, для пополнения запаса продуктов, во-вторых, для проверки усвоенных знаний. Боевая задача незаметно проникнуть в огород, затариться там капустой и кабачком и так же незаметно исчезнуть. Боевое задание все успешно выполнили и даже перевыполнили. День 25. Утром к командиру пришел председатель местного АО «Колхоз» с трясущимися руками и невнятной речью. После отпаивания литром спирта удалось выяснить, что ночью к председателю на личный огород пришла бесовская сила. В результате следов нет, овощи на огороде исчезли, а десять сторожевых волкодавов, патрулировавших огород, за всю ночь ничего не видели и не слышали. Странно, и чего это мы так дружно ломанулись вчера на один и тот же огород? Чтобы председатель не слишком огорчался и не помер с голоду, решили возвратить половину. День 26. К командиру опять пришел председатель. Трясется весь. После отпаивания двумя литрами спирта рассказал, что под воздействием нечистой силы на пустом огороде за ночь выросли овощи, а в центре огорода 12 метровая сосна. Пять сторожей с автоматическими берданками и собаки ничего не заметили. Командир пообещал содействие и при необходимости выделить за скромное вознаграждение несколько кур типа «пиранья». Провели внутреннее расследование и выяснили, что сосну приволок Сусанин для введения вероятного противника в заблуждение. День 27. Сегодня сержант нас похвалил. Он сказал, что даже такие идиоты как мы, все же научились кое-каким полезным мелочам. Хотя все еще не способны ползать по потолку как обычные мухи, не обучавшиеся нинздявскому искусству. Поэтому он наклеил мух на потолок, а мы ползали и отковыривали их. День 28. Кто-то сдуру спросил у сержанта, какие пистолеты и автоматы предпочитают ниндзя. В ответ сержант завелся как трактор «Беларусь» и прочел нам лекцию о том, что настоящий ниндзя одним гвоздем может перебить целую роту. Руки и ноги у сержанта тяжелые (знаем, пробовали), поэтому он не преувеличивает. А всякие там пистолеты только зря оттягивают трусы, и нужны ниндзе как собаке пятый хвост. Еще сержант по секрету сказал, что если хорошо и грамотно метнуть стул, то можно сбить вертолет. Но для гарантии лучше пользоваться двумя стульями, один в морду, а другой в хвост. А если ножки у стула титано-вольфрамовые, то и БТР не поздоровится. День 29. Обучались метать пули от пистолета Макарова. К концу дня Сидоров выбивал на мишени 100 из 100, хотя раньше, стреляя из пистолета, ему это не удавалось. Сержант говорит, что если привезут крупные мишени, то будем учиться метать в них гири. День 30. Нам повезло! Сегодня мы поймали полковника и, несмотря на его идиотские протесты, нацепили ему ласты и загнали на телеграфный столб. Слезть обратно полковник не может, а снимать его мы не хотим. Это ведь самая удачная наша шутка за месяц обучения. День 31. Учились ловить пулю зубами. Для самозащиты от тех сумасшедших, что любят пострелять. Вместо пуль использовали желуди, потому что обычную пулю нужно ловить мягко и ненавязчиво, а мы так пока не умеем. Чудо в перьях орет со столба каждые полчаса. Начали сверять с ним часы. День 32. Учились правильно фехтовать холодным оружием. Фехтовали, правда, палкой от швабры, а не мечом. Так как натуральный меч дали только подержать и понюхать. Чтобы мы случайно не попортили мебель и казенную обстановку (стенды, сараи, деревья, траву). Полковнику, сидящему на телеграфном столбе, закинули авоську с бананами. Этот шутник съел не только бананы, но и авоську. День 33. Обучались фехтованию на веревках. С маленькими гирьками на конце. Иванов в порыве энтузиазма размахался так, что взлетел. После этого мы начали учиться летать, под руководством мудрого сержанта и его пинков. Вечером развлеклись тем, что ползали по потолку и били мух. Глаза у мух от такого зрелища были по пять копеек. День 34. Полковник свалился со столба. Вчера мы забыли его покормить, поэтому он сожрал ласты. После чего упал вниз, не удержавшись на телеграфном столбе. Сержант философски заметил, что так поступают настоящие ниндзя, когда им приходится долго сидеть в засаде. Пусть он останется голым, но задачу свою выполнит. Сержант намекнул, что неплохо бы потренироваться и нам в съедении собственной одежды. Пришлось отвлекать его от этого плана анекдотами. Вечером развлеклись тем, что сбивали мух прямо на лету, плевками. День 35. Обучались ползать по зеркальным стенкам по технологии мух. Только мухам хорошо, а нам не хватает конечностей. Зрелище до того прикольное, что самое трудное не заржать. Хотя падать на гвозди уже не больно, но сержант требует разгибать их обратно. Вечером было скучно. Мухи после вчерашнего шоу куда-то попрятались. Развлеклись ночной охотой на тараканов. День 36. Пойманных тараканов аккуратно покрасили в синий цвет с красным кантиком и втридорога загнали в ближайшем зоомагазине как экзотических пауков с Мадагаскара. Вечером на эти деньги отмечали 36-й день обучения. Про закуску сразу не подумали, поэтому пришлось наведаться на огород к председателю АО «Колхоз». Сторожевых волкодавов тоже угостили коньяком. День 37. Косили траву. Голыми руками. Потому что сержант сказал, что косилкой всякий дурак сумеет. Судя по всему, нам же ее и кушать. Зашел председатель и пожаловался, что его собаки вчера объелись беленой. Во всяком случае, вид у них был такой. Объяснили, что собакам не хватает витаминов. И пива. С собой председателю завернули бутылку коньяка и три мешка скошенной травы. День 38. Обучались полетам на воздушных шариках. Средство, конечно, тихоходное, но бесшумное и вгоняет противника в шок. Пока он вправляет выпавшую от удивления челюсть и три раза протирает глаза, можно натворить делов. Во время обучения строили глазки пролетавшим мимо голубям. Голуби от удивления впадали в штопор. День 40. Пришел председатель и сказал, что у него взбесились кролики и устроили дебош. Спрашивал, что с ними делать? Лопатой сразу или подождать? Объяснили председателю, что у кроликов период летней шизофрении. Бывает такое иногда. А мы-то гадали, кто давеча свистнул пакетик с ЛСД. У нас шутка над сержантом сорвалась. А «витаминчики», оказывается, кролики схрумкали. День 41. Обучались маскироваться под зверей. Петрова в порыве чувств чуть не тр@хнул медведь, но получил по гландам, после чего они остались лучшими друзьями. Сидоров, мечтавший попробовать французскую кухню, «закосил» под аиста и обожрался лягушками. День 42. Сегодня последний день обучения на птицеферме, хотя мы называем ее курятником. Сержант произнес чувственную речь. Он отметил, что угробил на нас больше месяца лучших лет своей жизни, но хоть чему-то научил «этих идиотов», и выразил уверенность, что к концу жизни мы научимся больше. Если доживем. После чего подарил нам один ниндзявский меч, на долгую память. Сам Маклауд держал его в руке. Все расчувствовались и устроили банкет. Но все интересное только начиналось.

Ну не могу я убивать животных — ни мух, ни пауков, ни мотыльков с бабочками. Поймаю в доме — вынесу в траву.
Увижу ползет на клубнику сволочь улитка, я ее цап и в полет через забор в кусты придорожные. Можно представить ощущения улитки — ползла себе никого не трогала и бац — уже в полете как птица-Гагарин. А в отпуске и в чистом море улитки не ползают, там плавают только полипы-медузы, да несчастные пчелки жуки залетают и падают в воду обессиленные. Я тоже их спасатель многолетний. Для этого у меня есть даже специальная шляпа с дырочками для плавания. Увижу пчелку, сниму шляпу дырявую и под утопающую подведу, вытащу, шляпу выверну, на голову и к берегу. А там пчелку в цветочки прибрежные. Можно представить ее ощущения — только что тонула, и тут нечто вынесло бедолагу прямо в райские кущи. Так вот и спасаю их год за годом. Но в последние дни заметил за собой наблюдение. Внимательные глаза провожали меня в море и из моря. Когда высаживал утопленников в цветы рядом обязательно оказывались четыре маленьких ступни и две панамки в цветочек. Наконец панамки задали вопрос — дяденька, а что это вы делаете — мух рассаживаете? А зачем? А для чего? А вы кто? и тд. Рассказал я им, что пчелок мало осталось, их надо беречь, помогать им, если ветер относит их в море, показал им как пользуюсь шляпой, объяснил что руками пчелок трогать не надо, даже если она уже утонула. Все выслушали, попросили показать технику спасения и убежали к мамкам. Сейчас гляжу — знакомые панамки в море на кругах надувных гребут тапками пластиковыми и радостно визжат, увидев очередную барахтающуюся пчелку. Тапком дырявым вытаскивают их из воды и с кучей брызг разворачивают свою баржу к берегу — и бегом к знакомому газону с цветами. Смена растет. Спасательниц. Эти точно ни котят ни людей убивать не будут.

— Тех, кто боится пауков, называют арахнофобами. А тех, кто любит пауков, называют арахнофилами. А как называется человек, который равнодушен к паукам? — Арахнопох.

Чиновники напоминают пауков, сидящих в кабинетах и раскинувших по всей стране сети из различных запретов, ограничений, правил, технических условий и т д, и ждущих, когда в эти сети попадет жертва, чтобы высосать из нее все соки.

Мой младший в детсадовском возрасте очень был увлечен супер-героями.
Отдыхали под Евпаторией — он там держал в банках пауков, и кормил их мухами — хотел вырастить Человека-паука.
Когда пошел в школу, поостыл как-то к этим супер-героям. Но перед Новым Годом я увидел в магазине костюм Человека-паука. Приношу вечером домой… Глаза у него загорелись. Надел. Крутится перед зеркалом, и его оживление на глазах гаснет. Снимает этот костюм, аккуратно складывает в пакет. Отдает мне, и говорит со вздохом: «Жаль, что у меня в детстве такого не было. »
***
Всё хорошо вовремя.

Не читать слабонервным.В качестве эпиграфа.Арахнофобия (от др.-греч. . — «паук», др.-греч. . — «страх») — частный случай зоофобии, боязнь паукообразных, относится к числу самых распространённых фобий. Людей, страдающих арахнофобией, называют арахнофобами. У некоторых арахнофобов гораздо больший страх может вызывать даже не сам паук, а изображение паука.

Я-арахнофоб.И я не стыжусь этого.Я не понимаю,как можно не бояться здоровенной восьминогой хуйни с мандибулами в пол-сантиметра,которая поселилась в твоем туалете или пантри.Которая может упасть тебе на голову в самый неподходящий момент.Ладно еще я-меня не жалко.Но есть жена,есть сын.И поэтому я борюсь с членистоногими как Конфедерация с северянами.В нычке у меня не так много вещей,но дихлофос есть.На днях,занимаясь геноцидом одной особи,я,сам не знаю почему,вспомнил детство.

У бабушки в деревне был небольшой домик.Сеновал,хлев,огроменный огород,обычный деревенский дом.Я ездил туда на лето.Лето в деревне,особенно там где есть много травы(ну деревня же),и болото неподалеку-это рай для комаров.Кровопийцы не давали покоя днем-жрали старших,пока возились с картошкой,жрали меня,пока пытался слопать клубники или крыжовника.Они не давали покоя ночью-засыпать,падлы,мешали,а заснешь-начинали кушать.Бабушка озаботилась покоем внука и на окнах,обычно открытых на ночь для проветривания,появилась марля.Обычная марля,закрепленная кнопками.Спать стало на порядок спокойней.

Одним утром я,как всегда,пришел на кухню,ожидая завтрака.Бабушка,улыбнувшись,сказала мне:
-Смотри,ветром выдуло сетку,а паучок там заплелся,домик сделал.

В оконном проеме,где раньше была марля,красовалась паутина.А в ней была дюжина комаров.И хозяин,естественно был там.Небольшой,но очень деловой.Реагировал на каждый ветерок,кошмарил кровопийц,восстанавливал прорехи.Я назвал его Виталиком.Иногда,когда небыло дичи в его охотничьих угодьях,подкармливал мухами и недохлопнутыми комарами.Август был дождливым и холодным.Я до самого конца пытался Виталика удержать.Вздрагивание паутины от брошенного мною комара или мухи-охотник кидался на жертву.Других пауков я уже не видел.Перестали появляться новые паутины даже в хлеву и на сеновале.А виталькина сетка была.Я уехал.Новый учебный год.Своя городская жизнь.

Арахнофобия позже проявилась.Просто воспоминание.В детстве все легче и проще.

xxx: В полезной книге, которую внимательно изучает младший, есть совет пловцу «как прогнать акулу», дико простой и действенный — «просто воткните ей нож в глаз». Задумался, штука универсальная, работает для много чего, от пауков до судебных приставов.

Спецназ — это не просто, или чему учат в спецподразделениях. День 1. В наше подразделение пришел полковник и объявил, что мы будем учиться диверсионному делу по новой программе. До окончания подготовки никто живым не уйдет. А если кто несогласен, то пусть пишет рапорт. Его расстреляют без очереди. День 2. Пришел сержант. Сказал, что нашим обучением будет заниматься именно он. Обучаться будем по особой секретной школе (и технике) ниндзя, о которой не знаю даже сами ниндзя. В качестве демонстрации возможностей сержант разломал головой железнодорожную шпалу и съел каску. Все были в шоке. День 3. Выяснилось, что полковник шутил по поводу расстрела. Ничего, встретим — тоже пошутим. Он у нас в ластах на телеграфный столб залезет. День 5. Учились рыть ямы скоростным методом бобров и прыгать через них. К концу дня все научились перепрыгивать восьмиметровые ямы. День 7. Для стимулирования прыгучести сержант натянул в ямах колючую проволоку, поэтому все научились прыгать на 15 метров. День 9. Учились перепрыгивать заборы. С двухметровыми проблем не возникло. А с помощью мудрого сержанта, колючей проволоки и планки с наточенными гвоздями все научились перепрыгивать через трехметровые заборы. Ночью половина подразделения смылась в самоволку, перепрыгнув через забор. День 10. Приехали строители из специальных строительных войск и нарастили забор до 7 метров в высоту, так как по всем расчетам человек физически не способен на столько подпрыгнуть. Под руководством мудрого сержанта и планки с гвоздями научились перепрыгивать пятиметровые заборы. Ночью в самоволку ушла другая половина подразделения. Если человек не может перепрыгнуть забор, то он может его перелететь. С пороховым ускорителем. День 11. Учимся ползать по стенкам. Получается плохо. Сержант сказал, что по стенкам ползать может научиться даже обезьяна, но он нас простимулирует. День 12. Ползаем неплохо, но часто падаем вниз. Сержант разложил внизу дощечки с гвоздями. Первым упал Иванов. Гвозди погнулись, Иванов почти не пострадал. День 13. Уверенно ползаем по стенам. Иванов боится высоты, поэтому на уровне шестого этажа начинает блевать. Но не падает, потому что сержант обещал надрать ему задницу. День 14. Пришел командир подразделения. Просил составить график самоволок. Потому что детекторы масс, тепла и прочих сущностей не рассчитаны на ниндзю. Впрочем, сержант нас быстро обломил, сказав, что эти детекторы больше предназначены для отстрела голубей, а не для того, чтобы поймать немного грамотного диверсанта. Потом, правда, смягчился и пробурчал: «Пусть мальчики погуляют», но пообещал поставить сюрпризы-ловушки и собственноручно выпороть того, кто в них сдуру попадется. День 15. Сержант пришел с зеленой рожей. Попал в собственный сюрприз, который Петров, совершая вечерний моцион обнаружил и переставил в другое место. Весь день терзались догадками — как сержант будет себя пороть? Но зрелища. к сожалению, не дождались. Ночью дружно выискивали все сюрпризы-ловушки. Нашли не только их. В число трофеев попало: 6 противотанковых мин, 4 автомата, 3 пистолета для подводной стрельбы, 7 стингеров и два стенобитных бревна с титановым сердечником (не говоря уже о такой мелочи, как ящик гранат Ф1 белой раскраски и ящик патронов к ШКАС). Трофеи зарыли в каптерке, но не удержались и выставили сюрпризы в самых интересных местах. Остаток ночи гадали, что за часть здесь находилась раньше? День 16. Сержант умудрился угодить в две ловушки, поэтому напоминал свежевыкрашенного хамелеона. Учились метать вилки и ложки. Потому что сержант сказал, что ножи «каждый дурак умеет метать». Завтра будем метать зонтики. День 17. Метали зонтики. Хорошо кинутый зонтик прошибает фанеру в 5 мм с 20 метров. Сержант, в свою очередь, продемонстрировал этот фокус со 100 метров. Но у него набита рука. По словам сержанта, если у зонтика титано-вольфрамовые спицы, то он не только фанеру, но и кирпичную кладку прошибет. Ночью откопали в каптерке свинцовый брусок неизвестного происхождения. Сходили до ближайшей деревни и опрометчиво опробовали на курятнике. День 18. Пришел командир и рассказал, что к одному деду ночью в курятник упал метеорит. Прошиб стенку и трех курей. Тушки до сих пор не найти. Перья дед собирался отдать в Фонд Мира. Мы заверили командира, что на вверенном ему участке все было спокойно. День 19. Обучались искусству быть невидимыми в тылу потенциального противника. Разбились по парам и играли в прятки. В роли арбитра выступил сержант, временами выделявший именной пинок. Нога у сержанта тяжелая, поэтому неудачники пролетали метров десять. День 20. Обучались быть не только невидимыми, но и неслышимыми, так как были обвязаны колокольчиками. Под руководством мудрого сержанта и его пинков это получилось настолько неплохо, что у сержанта кто-то спер сигареты. Выяснили, что это сделал неуклюжий Васькин, умудрившись при этом скурить пол-пачки. Сержант этому факту удивился и начал ругаться на ниндзявском языке. Часа два мы добросовестно конспектировали его речь. Надо же знать, как правильно общаться с населением в тылу вероятного противника. В конце речи сержант пообещал устроить нам завтра сюрприз. День 21. Сержант притащил противоугонные устройства, реагирующие на вибрацию и нацепил на нас для закрепления навыков неслышимости. Продолжили обучаться невидимости и неслышимости, но быстро прекратили. Как оказалось, устройство слишком громко воет и срабатывает от любой пролетающей мухи. Кроме того, местные жители из близлежащей деревни могли подумать, что отсюда угоняют скот, ведь им сказали, что здесь располагается передовая птицеферма для элитных щенков. День 22. Обучались прицельному метанию сюрикенов по движущимся мишеням — летающим мискам, так как тарелки быстро закончились. Мимо летел косяк гусей. Решили попробовать сюрикены на них. Потом пришлось думать, куда девать столько мяса. Продали в деревню, купили шампанского и, по ниндзявскому обычаю, выпили его за упокой гусиных душ. Пусть тушенка им будет пухом. День 23. Обнаружили, что пороховых ускорителей не так много, и их следует экономить. Сидоров предложил использовать пожарный багор для преодоления забора вместо шеста. Почему мы раньше не догадались? День 24. Пришел сержант и объявил, что вечером мы делаем контрольную вылазку. Во-первых, для пополнения запаса продуктов, во-вторых, для проверки усвоенных знаний. Боевая задача — незаметно проникнуть в огород, затариться там капустой и кабачком и так же незаметно исчезнуть. Боевое задание все успешно выполнили и даже перевыполнили. День 25. Утром к командиру пришел председатель местного АО «Колхоз» с трясущимися руками и невнятной речью. После отпаивания литром спирта удалось выяснить, что ночью к председателю на личный огород пришла бесовская сила. В результате — следов нет, овощи на огороде исчезли, а десять сторожевых волкодавов, патрулировавших огород, за всю ночь ничего не видели и не слышали. Странно, и чего это мы так дружно ломанулись вчера на один и тот же огород? Чтобы председатель не слишком огорчался и не помер с голоду, решили возвратить половину. День 26. К командиру опять пришел председатель. Трясется весь. После отпаивания двумя литрами спирта рассказал, что под воздействием нечистой силы на пустом огороде за ночь выросли овощи, а в центре огорода — 12 метровая сосна. Пять сторожей с автоматическими берданками и собаки ничего не заметили. Командир пообещал содействие и при необходимости выделить за скромное вознаграждение несколько кур типа «пиранья». Провели внутреннее расследование и выяснили, что сосну приволок Сусанин для введения вероятного противника в заблуждение. День 27. Сегодня сержант нас похвалил. Он сказал, что даже такие идиоты как мы, все же научились кое-каким полезным мелочам. Хотя все еще не способны ползать по потолку как обычные мухи, не обучавшиеся нинздявскому искусству. Поэтому он наклеил мух на потолок, а мы ползали и отковыривали их. День 28. Кто-то сдуру спросил у сержанта, какие пистолеты и автоматы предпочитают ниндзя. В ответ сержант завелся как трактор «Беларусь» и прочел нам лекцию о том, что настоящий ниндзя одним гвоздем может перебить целую роту. Руки и ноги у сержанта тяжелые (знаем, пробовали), поэтому он не преувеличивает. А всякие там пистолеты только зря оттягивают трусы, и нужны ниндзе как собаке пятый хвост. Еще сержант по секрету сказал, что если хорошо и грамотно метнуть стул, то можно сбить вертолет. Но для гарантии лучше пользоваться двумя стульями, один — в морду, а другой — в хвост. А если ножки у стула титано-вольфрамовые, то и БТР не поздоровится. День 29. Обучались метать пули от пистолета Макарова. К концу дня Сидоров выбивал на мишени 100 из 100, хотя раньше, стреляя из пистолета, ему это не удавалось. Сержант говорит, что если привезут крупные мишени, то будем учиться метать в них гири. День 30. Нам повезло! Сегодня мы поймали полковника и, несмотря на его идиотские протесты, нацепили ему ласты и загнали на телеграфный столб. Слезть обратно полковник не может, а снимать его мы не хотим. Это ведь самая удачная наша шутка за месяц обучения. День 31. Учились ловить пулю зубами. Для самозащиты от тех сумасшедших, что любят пострелять. Вместо пуль использовали желуди, потому что обычную пулю нужно ловить мягко и ненавязчиво, а мы так пока не умеем. Чудо в перьях орет со столба каждые полчаса. Начали сверять с ним часы. День 32. Учились правильно фехтовать холодным оружием. Фехтовали, правда, палкой от швабры, а не мечом. Так как натуральный меч дали только подержать и понюхать. Чтобы мы случайно не попортили мебель и казенную обстановку (стенды, сараи, деревья, траву). Полковнику, сидящему на телеграфном столбе, закинули авоську с бананами. Этот шутник съел не только бананы, но и авоську. День 33. Обучались фехтованию на веревках. С маленькими гирьками на конце. Иванов в порыве энтузиазма размахался так, что взлетел. После этого мы начали учиться летать, под руководством мудрого сержанта и его пинков. Вечером развлеклись тем, что ползали по потолку и били мух. Глаза у мух от такого зрелища были по пять копеек. День 34. Полковник свалился со столба. Вчера мы забыли его покормить, поэтому он сожрал ласты. После чего упал вниз, не удержавшись на телеграфном столбе. Сержант философски заметил, что так поступают настоящие ниндзя, когда им приходится долго сидеть в засаде. Пусть он останется голым, но задачу свою выполнит. Сержант намекнул, что неплохо бы потренироваться и нам в съедении собственной одежды. Пришлось отвлекать его от этого плана анекдотами. Вечером развлеклись тем, что сбивали мух прямо на лету, плевками. День 35. Обучались ползать по зеркальным стенкам по технологии мух. Только мухам хорошо, а нам не хватает конечностей. Зрелище до того прикольное, что самое трудное — не заржать. Хотя падать на гвозди уже не больно, но сержант требует разгибать их обратно. Вечером было скучно. Мухи после вчерашнего шоу куда-то попрятались. Развлеклись ночной охотой на тараканов. День 36. Пойманных тараканов аккуратно покрасили в синий цвет с красным кантиком и втридорога загнали в ближайшем зоомагазине как экзотических пауков с Мадагаскара. Вечером на эти деньги отмечали 36-й день обучения. Про закуску сразу не подумали, поэтому пришлось наведаться на огород к председателю АО «Колхоз». Сторожевых волкодавов тоже угостили коньяком. День 37. Косили траву. Голыми руками. Потому что сержант сказал, что косилкой всякий дурак сумеет. Судя по всему, нам же ее и кушать. Зашел председатель и пожаловался, что его собаки вчера объелись беленой. Во всяком случае, вид у них был такой. Объяснили, что собакам не хватает витаминов. И пива. С собой председателю завернули бутылку коньяка и три мешка скошенной травы. День 38. Обучались полетам на воздушных шариках. Средство, конечно, тихоходное, но бесшумное и вгоняет противника в шок. Пока он вправляет выпавшую от удивления челюсть и три раза протирает глаза, можно натворить делов. Во время обучения строили глазки пролетавшим мимо голубям. Голуби от удивления впадали в штопор. День 40. Пришел председатель и сказал, что у него взбесились кролики и устроили дебош. Спрашивал, что с ними делать? Лопатой сразу или подождать? Объяснили председателю, что у кроликов период летней шизофрении. Бывает такое иногда. А мы-то гадали, кто давеча свистнул пакетик с ЛСД. У нас шутка над сержантом сорвалась. А «витаминчики», оказывается, кролики схрумкали. День 41. Обучались маскироваться под зверей. Петрова в порыве чувств чуть не трахнул медведь, но получил по гландам, после чего они остались лучшими друзьями. Сидоров, мечтавший попробовать французскую кухню, «закосил» под аиста и обожрался лягушками. День 42. Сегодня последний день обучения на птицеферме, хотя мы называем ее курятником. Сержант произнес чувственную речь. Он отметил, что угробил на нас больше месяца лучших лет своей жизни, но хоть чему-то научил «этих идиотов», и выразил уверенность, что к концу жизни мы научимся больше. Если доживем. После чего подарил нам один ниндзявский меч, на долгую память. Сам Маклауд держал его в руке. Все расчувствовались и устроили банкет. Но все интересное только начиналось.

Говорят, что людям свойственно приписывать своим домашним животным какие-то там человеческие качества и чувства абсолютно безосновательно, чисто из любви и симпатии. А я просто чувствую, что это живые души, которые волнуются, любят, пугаются, страдают, дружат и ссорятся точно так же, как мы. А может, еще ярче.

Их не надо очеловечивать — они другие. Для меня ближе теория, что человек это тоже животное, тоже другое, но один из видов класса млекопитающих. И приручили мы именно самых себе близких, понятных и по разуму, и по эмоциям. Но главное — по склонности к игре и юмору. Тоскливо было нашим предкам, наверно, среди тучных стад коров и баранов. Нет юмора — значит, только на мясо, молоко и шерсть. Есть юмор — привет, родственная душа!

Во всем мире нашлась только одна нация, для которой собаки традиционное блюдо — это всепожирающие корейцы. Но и там это редчайшая экзотика. Даже еще более всепожирающие китайцы содрогнулись есть собак. Саранчу какую, жуков, пауков, гусениц, гнезда стрижей, вылепленные из помета — пожалуйста. А вот собак — нет.

Если хорошо поискать по планете, можно найти и племена каннибалов. А вот племена традиционных кошкоедов вообще неизвестны. Почему?

Вспоминаю бабушкину кошку Марусю, в Камышлове. Они любили подкалывать друг дружку. Бабушка делала необыкновенно вкусную сметану, и Маруся на нее вдруг подсела.

— Маруся, да хватит тебе уже! Вон как тебя разнесло! И мышей совсем не ловишь!

До сих пор помню этот оскорбленный взгляд Маруси. Она не сказала ни слова. Просто молча и с достоинством удалилась.

А минут через пять началось шоу дохлых мышей у порога. Внутрь она их не заносила, потому что в квартире дохлые мыши ни к чему. Маруся их складировала снаружи, и не ела их принципиально. Типа, голодовку объявила. Длилась эта драма часа два. Наконец бабушка устала сметать мышей в совок, рассмеялась и щедро налила Марусе свежей сметаны. Мир между ними был восстановлен, мышиная осада прекращена тут же.

Сейчас думаю, а может они нарочно тогда устроили для нас, заезжей детворы, эту комедию.

Слово «питомец» к Марусе никак не подходило. Мы, пришлые городские дети, ее своей питомицей никак не считали — ее питали не мы, а бабушка. Но кошка, умеющая добывать мышей хоть из-под земли, в бабушке как в кормилице тоже не нуждалась. Ей нравились бабушкина сметана и сама бабушка.

Мы гордились, когда поймали в соседней реке такую рыбешку, что Маруся ее, внимательно оглядев, решилась съесть. После случая с мышами она походу стала следить за диетой и жратвой увлекалась меньше.

А что же до очеловечивания.. Наоборот, рядом с ней мы чувствовали себя слишком суетливыми, нетерпеливыми, нелепо мечущимися приматами. Открывали в себе все несовершенства нашей породы.

Уже во взрослой жизни, где-то в Тае, я вдруг вспомнил ее, когда увидел одного буддисткого монаха — то же слегка насмешливое, но светлое спокойствие. Как будто они прожили тысячи жизней, и сами над собой прикалываются, что им всё мало.

Однажды во дворе на нее вдруг напал пёс. Юный, нескладный, довольно крупный. Бросился в атаку с задорным лаем. Маруся могла взлететь на дерево, но .. жизнь маленького городка скучна. Когда они скрылись в беге за углом дома, мы взволновались — бросились гурьбой отбивать нашу Марусю от обезумевшего пса.

Не помню уже, на втором ли, третьем круге вокруг рокового дома до нас наконец дошло, что Маруся нас всех просто троллит. Какое-то бесконечное вращение. Когда мы разглядели, как уверенно она держит дистанцию, то вселяя в пса надежды, что он ее наконец схватит за хвост, то повергая его в отчаянье, уходя в отрыв, мы запыхались и остановились. Стали спокойно ждать, когда эта парочка вывернет из противоположного угла. Ну и пропустили самое интересное — Битву. За домом послышалось аццкое шипение, пронзительный взвизг, и кругооборот пса и кошки в природе пошел в обратную сторону — теперь она гналась за ним. Все так же аккуратно соблюдая дистанцию, как на хайвее.

Второй раз я вспомнил о Марусе совсем недавно, перечитывая историю 1812 года — бегства русской армии от Великой Армии Наполеона, в сущности, от всей Европы. От самой границы до Москвы и еще дальше. Было от чего бежать. А потом преследование великого полководца до самого Парижа..

Свадебная вечеринка в одном из подмосковных коттеджей приближалась к кульминации – молодой уже явно тяготился застольем и недвусмысленно пощипывал новобрачную за ручку, тамада, хлопнув напоследок коньяка, уехал на встречу с ГИБДД, тёща, разлимонившись, тихо пела под нос «Белые розы».
— Я думаю, — сказал тесть, — на улице уже стемнело. А это значит, что первая брачная ночь началась, и мы воруем у молодых драгоценное время.
— Да, да! – раздались крики со всех сторон.
— Дорогие мои, на втором этаже приготовлена спальня. Ступайте наверх, а мы тут продолжим пить за то, чтоб у вас всё получилось.
Предложение было встречено аплодисментами собравшихся. Молодой муж подхватил жену на руки и понёс на второй этаж.

Как только молодые поднялись, тесть пригласил тёщу на танец, и пожилая пара стала не спеша кружиться по гостиной под романтический медляк. Танец не успел ещё закончиться, как по лестнице со второго этажа вдруг спустился молодой муж. Он выглядел ужасно смущённым. Дождавшись окончания вальса, молодой отозвал тестя в сторону:
— Николай Иваныч, мне очень неудобно просить, но… Только не смейтесь.
— Ну что ты.
— У вас ведь есть плётка и резиновые сапоги? Помните, мы как-то пили пиво, и вы признались, что… Ну, вы поняли.
Тесть оглянулся, проверяя, не подслушивает ли кто из гостей.
— Конечно, мой мальчик. Пойдём, — сказал он.

Тесть повёл молодого мужа в свой кабинет. Закрыв дверь, Николай Иванович подмигнул молодому мужу и открыл нижний ящик шкафа. Там лежал набор для улучшения личной жизни. В том числе несколько плёток разных размеров.
— Мне вот эту, побольше, — попросил молодой муж, указывая на большую плётку-стек, похожую на мухобойку.
Тесть вручил ему плётку и игриво толкнул молодого мужа локтем в бок:
— Твоя инициатива или её?
— В смысле?
— В смысле, кто предложил добавить перчика – ты или она?
Молодой муж густо покраснел:
— А мы не для перчика. У меня это… арахнофобия. Пауков боюсь до смерти. Входим в спальню, а там огромный паук, заполз прямо под диван. Я чуть в обморок не шлёпнулся. Она говорит мне: «Убей, убей его!» А как я убью. Я руками не могу.
Тесть посмотрел на молодого мужа и, помолчав, сказал:
— А я всегда говорил жене – там полезные в хозяйстве вещи. И мухобойка эта, и маска на глаза, когда по утрам солнце в спальню светит. А уж без резиновых сапог на даче вообще никуда!
Молодой муж кивнул и, прихватив плётку, убежал к молодой жене.

— Почему у Человека-паука паутина вылетает из руки, а не из жопы, как у всех пауков.

В детстве я боялся.
Боялся, наверное, почти всего, чего можно бояться. Толпы и одиночества, замкнутых пространств и безграничных просторов, высоты и глубины, бесконечности и смерти, неопределенности и необратимости, пауков, сороконожек . я плакал от мысли, что когда-нибудь мне придется хоронить своих родителей, а потом, спустя недолгую череду серых, наполненных взрослыми заботами лет, настанет черед и мне нырнуть в неизвестность небытия.
Но больше всего я боялся ТЕМНОТЫ. Засыпая я всегда просил родителей оставить мне включенным ночник и не оставлять меня надолго (а лучше всего — совсем) одного — мне казалось, что тьма сгущается в темных углах, выбирая момент, чтобы напасть — из каждого угла, из неплотно закрытой дверцы шкафа из под каждой кровати, из тьмы неосвещенного зеркала на меня словно смотрело что-то ужасное, и, стоит мне только отвернуться, Оно бы непременно вылезло оттуда и.
Я, воспитываемый материалистом и рационалистом, даже согласился на то, чтобы меня крестили, согласился искренне поверить в Бога потому, что мне обещали, что страхи уйдут. но они не ушли и даже не ослабели.
Страхи уходили постепенно, каждый в свое время — уже нет моих родителей, пару раз я на полном серьезе оставлял инструкции на случай моей смерти (были основания полагать, что они пригодятся), я ходил в гости, перебираясь по карнизам на высоте девятого этажа и отдыхал на краю четырехсот метрового обрыва, но тяжелее всего уходил страх темноты — я помню как это было.
Я был классе во втором, может третьем — родители только стали отпускать меня в школу одного. Сейчас это кажется дикостью, но тогда это было нормально, хоть на дворе были и «лихие» 90е. А по вечерам я ходил в «школу эстетического воспитания для дошкольникиков и учеников младших классов» на курсы Английского языка. Тоже один. Заканчивались курсы не так уж поздно — я думаю, часов в пять, но зимой в это время уже темно. «Школа» находилась в соседнем квартале — идти то минут пять-десять, но путь пролегал через темную улицу, где фонари горели только в начале и конце улицы. Улицу можно было обойти, но это было существенно длиннее и чревато неприятностями. И я шел.
Каждый раз я ненадолго останавливался под фонарем, словно стремясь напитаться его светом, а потом быстрым шагом отправлялся на Темную Улицу. Сначала все было просто — за спиной пятно света и я уговаривал себя, что улица вовсе не страшная — главное не смотреть дальше освещенной части . а там, на ее границе можно будет посмотреть вдаль, туда, где горит фонарь и светло и до дома рукой подать.
Но пока я шел, впереди все удлинялась моя тень, а потом, став совсем большой, она сливалась с окружающим сумраком. но хуже было другое — Тьма прокрадывалась ко мне за спину. Я оглядывался — вдалеке светился фонарь, Тьма пряталась вдоль забора химического института и за мусорными урнами и ждала, но идти вперед я не мог, потому, что там, пока я смотрю назад собиралось все самое страшное. Я поворачивался вперед, находил взглядом фонарь (как же он далеко) и ускорял шаг. Шаг. звук моих шагов отражался от стен и искажался эхом так, что мне казалось что за мной кто-то идет, точнее уже бежит, т.к. я бегу, стараясь смотреть только на фонарь.
Я выбегал на свет взмыленный, плачущий, с безумно колотящимся сердцем. Я какое-то время стоял под холодным голубоватым светом ртутной лампы фонаря, а потом брел домой, под свет теплых домашних шестидесятиватных ламп — уставший, обессиленный, запуганный.
В тот вечер я опять стоял под фонарем в начале улицы и боялся, но идти было нужно и я пошел, все дальше удаляясь от света. Кто-то, скорее всего старшая сестра, сказал мне: «Если страшно — пой. Когда ты услышишь звук собственного голоса, ты перестанешь бояться». Легко сказать запеть, а что? Уже тогда я понимал, что что-нибудь легкомысленное в стиле «в траве сидел кузнечик» в такой обстановке на контрасте скорее выбьет из меня последние остатки духа, тем более, что голос у меня был непослушный, низкий, с надломом. И я выбрал композицию, которая соответствовала моему диапазону и тембру — некоторое время назад, та ж старшая сестра показала мне фильм Алана Паркера The Wall, который не мог мне не вспомнится в этой обстановке, да еще и после урока Английского. И я запел:
We don’t need no education
Мой голос, от мороза и начинающейся простуды ставший еще более низким и зловещим, разнесся по тишине пустынной темной улицы и, отразившись от стен, вернулся эхом, словно воспроизведенный невидимым хором. Страшно было до ужаса. Но это был мой голос! И я продолжил, постаравшись подчеркнуть особенности своего голоса:
We dont need no thought control
За моей спиной из темноты вылезал, подпевая мне хор целой армии монстров, но я не оборачивался: Они. Подпевали! Мне!
Это был мой хор, моя армия и мои монстры! Я допел песню до конца, потом начал сначала.
На краю освещенного фонарем асфальта я немного постоял, словно напитываясь уютной темнотой. В тот вечер мне не страшны были ни школьные недруги, которых я мог встретить по дороге, ни другие опасности «лихих девяностых» — рядом была Темнота, которая всегда готова была мне помочь. Домой я вернулся бодрым и веселым и впервые, сколько себя помню, заснул расслабленным и спокойным.

Ася(6 лет) насмотрелась с нами Гарри Поттера. Вещала что-то про пауков. Потом давай говорить, что вон там в углу живёт ядовитый паук. Я ей отвечаю, что у нас нет ядовитых. Ася, не прекращая жевать шоколадный грибок, глубокомысленно произнесла
— Надо завести..

Год как живу в Венесуэле. Проснулся, слышу, что-то упало в ванной. Ну, думаю, может кот какой-нибудь в окно залез. Ага, щас, кот. Банку с шампунем уронил паук-птицеед, здоровенный и волосатый, как бизон. Пауков боюсь до одури, а тут такая тварь, почти 30 сантиметров размах лап, пришлось вызвать полицию. Они запихали его в банку, говорят, выпустим в дикую природу.

Прихожу к мужу: Ты мне нужен как мужчина.
Муж: Паук?
Я: Да. Откуда ты знаешь, что именно паук?!
Муж: У тебя специальное выражение лица для пауков.

Прихожу к мужу: — Ты мне нужен как мужчина.
Муж: — Паук?
Я: — Да. Откуда ты знаешь, что именно паук?!
Муж: — У тебя специальное выражение лица для пауков.

У крестника День рождения. В гости пришли семи-шестилетние друзья. Дети веселятся под присмотром.
Взрослые сидят в соседней комнате за отдельным столом — уже хорошо напоздравлялись, расслабились, тихо беседуют. Я залипаю в телефоне.
Вдруг забегает именинник с охапкой Человеков-пауков, Халков.
Обращается ко мне:
— Крестный, а кто у тебя был любимый герой в первом классе?
Я не отрываясь от телефона:
— В первом классе? Гм. Пионер- герой Марат Казей.
Пацан убегает. Я поднимаю глаза на друзей:
— Чего ржёте?

Моя любимая до визга боится пауков, но эти падлы почему-то жить не могут без нашего сортира, я не знаю чья эта злая магия, но почти каждый день я слышу вопль в духе: «Аааааа-аааа, там паук, убери его немедленно. «

Но это пол беды, а полный пипец в том, что моя любимая шибко гуманная. Мне нельзя паучка тихо прибить и пойти заниматься своими делами, потому что, цитирую: «Паучок не виноват в том что я его боюсь». Поэтому паучок ловится спичечным коробком, а потом под неусыпным контролем спускается на улицу и выпускается на волю, причём так, чтобы паче чаяния никто не смог бы ему навредить.

Девушки, они такие девушки.

От Безбашенного:
Coздaл Бoг ocлa и гoвopит eмy:
— Tы бyдeшь ocлoм, ты бyдeшь тacкaть тяжeлыe гpyзы нa cвoeм гopбy и paбoтaть oт зaкaтa дo paccвeтa. Tы бyдeшь питaтьcя тpaвoй и бyдeшь дocтaтoчнo глyпым. Жить ты бyдeшь пятьдecят лeт.
— Пятьдecят лeт для тaкoй жизни этo cлишкoм мнoгo. Пoжaлyйcтa, дaй мнe нe бoльшe двaдцaти.
И былo тaк.
Coздaл Бoг coбaкy и гoвopит eй:
— Tы бyдeшь дpyгoм чeлoвeкa, и бyдeшь oxpaнять eгo жильe и ecть eгo oбъeдки. И жить тeбe 25 лeт.
— Гocпoди, я нe вынecy cтoлькo лeт coбaчeй жизни. Mнe бы xвaтилo и дecяти.
И былo тaк.
Coздaл Бoг oбeзьянy и гoвopит eй:
— Tы — oбeзьянa. Tы бyдeшь вcю жизнь пpыгaть c вeтки нa вeткy. Tы бyдeшь cмeшить людeй cвoими идиoтcкими гpимacaми. Жить ты бyдeшь 20 лeт.
— Kpивлятьcя кaк клoyн 20 лeт пoдpяд — этo yжac. Пoжaлyй, я нe xoтeлa бы жить дoльшe дecяти.
И былo тaк.
B кoнцe кoнцoв, Бoг coздaл чeлoвeкa и cкaзaл eмy:
— Tы чeлoвeк — eдинcтвeннoe paзyмнoe cyщecтвo нa плaнeтe. Иcпoльзyя cвoй интeллeкт, ты бyдeшь пoзнaвaть миp, и cмoжeшь гocпoдcтвoвaть вo вceлeннoй. Жить ты бyдeшь 20 лeт.
— Бoжe, 20 лeт жизни этo вeдь тaк мaлo. Дaй мнe пoжaлyйcтa тe 30 лeт, oт кoтopыx oткaзaлcя oceл, eщe 15 лeт, кoтopыe нe пoнaдoбилиcь coбaкe, и 10 — нeнyжныx oбeзьянe.
И былo тaк.
И тaк, Бoг coтвopил чeлoвeкa, кoтopый 20 лeт живeт кaк чeлoвeк, зaтeм жeнитcя и 30 лeт пaшeт нa ceмью кaк oceл, cлeдyющиe 15 лeт живeт кaк coбaкa, oxpaняя дoм и дeтeй, и дoeдaя зa ними oбъeдки. Ocтaвшиecя гoды oн кpивляeтcя кaк клoyн, paзвлeкaя cвoиx внyкoв.
И бyдeт тaк.

Постскриптум от меня.

И создал Бог Крысу, и сказал ей: — Даю тебе год жизни, чтобы ты укусила этого попрошайку мне на радость.- Прости, Господи, но давай заключим сделку. Дай мне 2-3 года, чтобы я могла плодиться и размножаться, а я и мои потомки всегда были рядом с Человеком — ели его хлеб, заражали страшными болезнями и пугали своим присутствием. В помощь бы ещё змей, пауков, тараканов и малярийных комаров.

xxx: У пауков плохое зрение, и все же зрение Питера Паркера улучшилось настолько, что ему не нужны были очки
yyy: У них восемь глаз, а у него два. То есть каждые четыре глаза объединились и стали одни у Питера
zzz: Мне кажется, если 4 плоховидящих глаза объединятся в один, это не будет один отлично видящий глаз

Источник: https://www.anekdotas.ru/smeshnye-anekdoty-pro-paukov

Top

Сайты партнеры: Сонник, толкователь снов | Блок о щенках и собаках | Погода в Санкт-Петербурге России Мире | Копирайтинг студия TEKT | Газобетон стеновой с захватом для рук