Свежие анекдоты

Смешные истории про евреев. Прикольные еврейские анекдоты – самые смешные курьёзы на тему евреев

Ещё со времён существования Советского союза наши граждане любили шутить над евреями. Придумывали смешные еврейские анекдоты , прикольные шутки про евреев , всячески насмехаясь над последними. С чем связано такое желание пошутить над этой нацией? Давайте разбираться.

Забавные еврейские анекдоты

Что мы знаем о евреях? Что это жадные, хитрые люди, которые думают только о деньгах. По крайней мере, забавные еврейские анекдоты показывают их именно такими. Возможно, здесь имеется некий стереотип, сложенный очень давно и не являющийся актуальным. Однако, в некоторых забавных еврейских анекдотах можно найти персонажей, очень похожих на реальных людей, которых мы знаем. Совпадение? Может, и нет.

Анекдоты о ленине. Смешные анекдоты про Ленина

На нашем сайте собраны смешные анекдоты про Владимира Ильича Ленина. Читаем, улыбаемся, а может даже и смеемся!

Когда на Украине закончились памятники Ленина, великий и могучий народ начал валить столбы.

Женщина спрашивает у мальчика на улице:
— Мальчик, не подскажешь, как найти площадь Ленина?
— Это же просто — нужно длину Ленина умножить на его ширину.

Один приятель говорит другому:
— А мы дочку в честь Ленина назвали!
— Леной?
— Нет, Володей.

Прикол про полицию. Самые смешные анекдоты про полицию

Сегодня, в День полиции, встречайте наши новые смешные анекдоты про полицию и полицейских, которые поднимут вам настроение и дадут заряд позитива.

Чукча в столице потерял супругу. Пришел в полицию, просит, чтобы ему помогли ее найти.
— Какая она, — спрашивает полицейский, — приметы говори.
— Какая еще примета?
— Ну, вот, — поясняет тот, — моя супруга стройная, длинноногая блондинка.
— Моя толстая, кривоногая, — отвечает чукча, — лучше давай твою найдем.

Почему американские полицейские ходят по-трое? Один умеет читать, но не умеет писать. Другой умеет писать, но не умеет читать. А третий охраняет этих двух интеллигентов.

Анекдот про интересно

Прочитал сегодня две истории про то, как порой некоторые девушки выбирают себе мужчин — https://www.anekdot.ru/id/923188/ и https://www.anekdot.ru/id/923196/. И фразу в обсуждениях, типа «они все такие». В смысле, нелогичные. С таким выводом не согласен. Не все. Но наблюдать за некоторыми и правда интересно. Вспомнилось, как тусовался и бухал в 90-е с компанией студентов-психологов. На одной из тусовок, по поводу чьего-то дня рождения, был их руководитель практики, офигенный мужик. Он рассказывал много баек. Вот одна из них. Не удивлюсь, если где-то уже было — он много чего и много кому рассказывал. Далее — с его слов.

***
О тонкостях выбора спутника жизни.
/Справедливости ради отмечу, что и многие мужчины выбирая спутницу жизни принимают решения, мягко говоря, не головой. И не сердцем./

Очень распространена среди определенного круга женщин фраза «Все мужики одинаковые!» Подразумевается, естественно, что «все мужики козлы». Как будто и не существует огромного количества мужчин, которые по уши влюблены в своих женщин. Которые до глубокой старости буквально сдувают пылинки со своих благоверных — уже седых и морщинистых бабулек на тот момент. Которые обожают детей и внуков. Видя в них черты — и свои собственные и своей любимой.

Как-то раз психологи одного исследовательского центра заинтересовались характерами женщин, для которых «все мужики одинаковые». Отобрали для начала несколько женщин с типично несчастной судьбой. Таких, которых мужики многократно «кидали», динамили со свадьбой, бросали беременными или с малолетними детьми на руках и так далее. Причем, выбрали женщин из разных населенных пунктов, с разным уровнем образования и с разной степенью материального достатка.

Затем отобрали несколько десятков очень приличных мужиков. Ответственных. Любящих свою семью. Таких, чтобы и зарабатывали нормально. И без проблем с алкоголем. И чтобы жен своих буквально на руках носили и в детях души не чаяли. Естественно, тех из них, кто был уже женат, попросили снять обручальные кольца и никак не выдавать свой семейный статус. Для чистоты эксперимента. С этой же целью попросили одеться примерно одинаково — деловой костюм и белая рубашка. А также снять все дорогие атрибуты, типа элитных часов и тому подобное. И, внимание, запустили в это общество одного конкретного мерзавца. Отборного. Вот прям клейма ставить негде — такой бабник, гад и пройдоха. Просто призовой козел-медалист с выставки! Причем, даже не то, чтобы красавец, — вполне обычная внешность. И одет как остальные. Среди отобранных мужиков были и с более приятной внешностью. В общем, средний по всем внешним параметрам мужик. Попросили отобранных женщин пообщаться со всеми кандидатами в режиме блиц-свидания. По две-три минуты с каждым кандидатом. А затем указать фото с номером того, кто заинтересовал. Разумеется, ничего не сказав об эксперименте. Типа, просто тусовка с целью знакомства.

И что бы вы думали? ПРАВИЛЬНО! Первая же запущенная в эти искусственно созданные «райские кущи» выбрала того единственного специально отобранного морального урода! Остальные кандидатки только повторяли на все лады её слова:
— Один только мужчина, вроде, более-менее интересный. Остальные — всё какое-то не то. Скажите, а он точно не женатый? Можно мне его телефончик?

И это среди нескольких десятков специально отобранных НОРМАЛЬНЫХ МУЖИКОВ!! Несколько раз меняли подставного козла для чистоты эксперимента. Но, все равно, подавляющее большинство «клинических брошенок» не сговариваясь, безошибочно, выбирало «самого интересного из всех кандидатов».

— Отсюда вывод, — сказал пожилой психолог, — Когда какая-нибудь женщина говорит, что все мужики поголовно козлы, это означает лишь одно. У неё обостренный нюх на этих самых козлов и жажда приключений на «свои нижние 90». Своеобразная форма мазохизма. По принципу, который сформулировал еще Александр Сергеевич Пушкин: «Ах, обмануть меня не трудно — я сам обманываться рад!» И она не то, что из двух-трех десятков мужиков, а даже из сотни или из тысячи интуитивно, но безошибочно выберет «призовой экземпляр». И будет упорно наступать на эти же грабли раз за разом. А нормальных мужиков, если кто-то из них и попытается к ней подкатить, она отшивает, как неинтересных. Стоит ли удивляться, что с таким подходом практически все мужики, с которыми у нее что-то было, — козлы? Это ведь тоже талант — жить «не скучно».
— А как же ошибки по молодости, по неопытности? — спросили мы.
— Ошибки это нормально. На ошибках учатся, — ответил он, — Есть ведь такая поговорка? Вот! Но бывают люди, которых ничему жизнь не учит. Никогда. В общем, счастья вам, молодежь! Любите друг друга. И думайте головой, а не. Ну вы поняли!

Про карманников.
Все мы не часто сталкиваемся с такими людьми. Обычно обнаруживаем либо порезанную сумочку, либо пустые карманы. И никто ничего не видел и не помнит. А меня вот судьба свела лично.
Работая на оборонном заводе, выехал в командировку во Владикавказ. Все как обычно — командировочное удостоверение, справка из 1 отдела, билеты на самолет туда и обратно — и вперед.
Да, забыл сказать, что было это в постперестроечное время, когда началась диверсификация, демилитаризицация и прочие «де-».
Приехал на какой-то стекольный завод во Владикавказе. Нужны были «почти пробирки» из спецстекла. Решал, договаривался, ждал. А между делом имел заказ от собственной жены (ребенок как раз родился) — ты посмотри там ползунки, колготки, пинетки и проч. У нас тогда почти ничего купить было невозможно не переплачивая. На все это получил рублей 200 из семейного бюджета.
Как-то вечером вышел с завода и поехал в один из местных универмагов. Что-то удалось там найти и купить из заказа. Потом зашел в гастроном и прикупил себе чего-то пожрать на вечер и бутылочку винца дешевенького. Получилась пара сумок-пакетов. Выхожу и вижу, что на остановке рядом с магазином стоит автобус, идущий до моей гостиницы. Кошелек-портмоне в задний карман, пакеты в руки и бегом на остановку. Успел.
Местность там гористая. Автобус идет с большим числом поворотов. Одна рука занята пакетами, а другой за поручень держусь, чтобы не упасть на поворотах. И в одном из поворотов чувствую, как из моего заднего кармана уходит портмоне. Бросить руку, держащуюся за поручень не могу — упаду. Но оглянуться успел и приметил незаметного паренька, понял, что это он сделал.
А тут сразу, после поворота, и остановка нарисовалась. Этот паренек протиснулся к выходу и уже выходит. Ринулся за ним, а мне на пути какой-то «алкаш» рисуется и мешает выйти. Вышел вместе с этим якобы алкашом, едва не уронив его на асфальт.
Молодой, здоровый, хрена там за проблемы — догоняю этого паренька и беру в оборот. Ты, блин, портмоне скоммуниздил. Тот в отказ, ты че, дядя, ни сном, ни духом, обыскивай.
Обыскал — нету. Тут еще этот «алкаш» подваливает и начинает что-то трындеть. До меня постепенно доходит, что работают они на пару. Начинаю «докапываться» до этого мужика (кстати, русского). Тоже обыскиваю — и ничего. А они начинают расходиться в разные стороны. Еще разок сбегал за молодым, потом вернулся к старому — ни у кого ничего.
Ситуацию-то я просек. Но забрели мы уже куда-то в район частных домов, неосвещенный. И я от безнадеги просто сказал старому: «Что ж вы, суки, делаете, обобрали нищего инженера, последние деньги и документы забрали». А справка из 1 отдела тогда дорого стоила, можно было «черную метку» заработать. Знакомых никого нет, денег нет, документов нет – в общем полный трындец.
В ответ получил — «С такой рожей ты вряд ли на нищего тянешь (да, я был крупным)».
«Эй, Венька, — кричит он молодому, ушедшему уже метров на 100 в другую сторону, — иди сюда».
Молодой вернулся, и «дедушка» говорит — отдай. Молодой разулся и достал мое портмоне из туфли. Вернули почти все — билет на самолет, справку, а вот деньги (там рублей 100 было) пополам поделили. Сказали напоследок – «Замучил ты нас. Если бы и дальше это продолжал, то тукнули бы где-нибудь в частных домах камушком по головушке. Не насмерть, нет, мы же не мокрушники, но чтобы отвязался. Слова твои про нищего пробили «на понятия». Вор нищего не грабит.»
Тогда (впрочем, и сейчас тоже) я им был даже благодарен. Почти все по-джентльменски. Даже предложить им выпить вместе того винца, что я прикупил. Посмотрели, посмеялись, но отказались.
Разошлись тоже интересно. Дошли до остановки, подошел первый попавшийся (не мой) автобус, переполненный донельзя, они повисли в дверях и старый мне на прощание показал большой палец, вроде как удачненько они поехали, лохов еще много.

Недавно зашел разговор про американский футбол и я вспомнил как смотрел по телевизору один матч. Как-то у меня душа к нему не лежит, поэтому я за все время в Америке, я посмотрел один матч, да и то не полностью: минут 20 второй половины.

Было это 31 января 1999 года. Денвер Бронкос играло с Атланта Фалконс (но я этого не знал) — Супербоул. Бронкос в 1998 году уже выиграло Супербоул, поэтому в Колорадо все на стенку лезли (кроме меня).
В это время приехал с визитом один Большой Академик из Москвы и его принимали на высшем уровне: каждый день в его честь устраивали приемы у кого-нибудь дома. В один прекрасный день ко мне подошел директор соседнего института и сказал, что у Большого Академика в следующее воскресенье будет день рождения и не соглашусь ли организовать празднование этого события у себя дома. Он сказал, что он все устроит, закажет еду и выпивку, обзвонит всех приглашенных и даже отрядит секретаршу, чтобы помочь на кухне. Я согласился.
За несколько часов до назначенного времени, я посмотрел на к-во доставленной выпивки и решил, что этого будет мало, учитывая ожидаемое количество гостей, да еще был какой-то странный перекос в сторону пива. Я решил докупить и поехал в магазин. Город меня поразил – он был абсолютно пуст. На дорогах не было ни одной машины. Можно было ехать на красный свет, по встречной полосе, задом – разницы не было бы ни какой.

В магазине тоже никого не было, только за кассой сидел страдающий мужик. Я набрал того что мне надо, и когда платил спросил у кассира куда люди делись. Он на меня посмотрел, как на полного идиота, открыл рот, чтобы объяснить, но потом передумал и безнадежно махнул рукой.

Когда я вернулся домой, то начались звонки от приглашенных: кто заболел, у кого ребенок заболел (видел я этого ребенка – у него только голова с бодуна болеть может), у кого машина сломалась. В общем приехал только старенький профессор с женой (обоим за 90) и несколько иностранцев (австралийцы, французы, англичане, русские). Даже обещанная секретарша не приехала.

Мы сели за стол, ели, пили, разговаривали – обычное застолье. Старушка, сидящая возле меня, в какой-то момент начала ерзать на стуле. Я поначалу внимание не обратил – где туалет я ей с самого начала показал. Но она завела со мной разговор, на тему как я приобщаюсь к американской культуре, есть ли у меня телевизор. Телевизор у меня был, просто он стоял в другой комнате. Я объяснил, что смотрю телевизор каждый день – это у меня главный инструмент для изучения английского. После этого она поинтересовалась, какие каналы у меня есть. Я перечислил. Она помолчала пару минут, и спросила, не возражаю ли я если она на несколько минут включит телевизор. Я сказал, что не возражаю, и старушку как ветром сдуло – буквально через несколько секунд я услышал звук работающего телевизора.

После чего и остальные гости потянулись к телевизору. Мне пришлось перетащить остатки выпивки и десерт в комнату где был телевизор и празднование продолжилось там.

Матч мне не запомнился, но запомнилась подпрыгивающая на месте девяностолетняя старушка повторяющая “как интересно” (“it is so exciting”).

PS. К сожалению Бронкос выиграло и стало чемпионом два раза подряд. Есть поверье, что если команда выигрывает два раза подряд, то скоро будет финансовый кризис, так оно и случилось.

Про финансистов и людоедов.

Мой друг-еврей утверждает: все деньги на стыке. Суть этой фразы в следующем — берём что-нибудь из разных миров и объединяем. Типа айти и таксистов. Получается — юбер. Но фишка в том, что все самые страшные вещи тоже происходят при обьединение двух далеких миров. Вот, к примеру, если объединить финансовых консультантов и зэков, получится натурально кошмар.

Он искренне был уверен, что на любую угрозу или конфликт есть волшебная кнопочка «добавить в черный список», нажав на которую можно больше никогда не видеть надоевшего собеседника.
В одном городе жил да был консультант Федя. Жил и не тужил. Мужику слегка за тридцать. Вырос, можно сказать, в тепличных условиях. А это как? Был болтливым парнем. Работал на заштатном радио диджеем, оттуда позвали его банкиром трудиться. Убалтывать богатых клиентов. Рассказывать о том, как они вложатся и та-ак заработают. Многие верили. Парень харизматичный, язык подвешен хорошо. Тактика продаж называется — заболтать. Это когда сейлз пиздит-пиздит-пиздит. Не затыкается. А на радио диджеи тоже самое делают бодрым голосом. Нон-стопом. Только диджеям платят в десять раз меньше, а некоторым и в сто. Федя наловчился и скоро стал финансовым консультантом. Это вообще разводилово конкретное. Он вам подсказывает, куда деньги вложить. А бабки получает и с клиента, и с того, кого рекомендует.
Естественно, финансовые консультанты — народ осторожный. Поэтому они проговаривают, что ставка может и не сыграть. Но делают это очень-очень быстро. С той же скоростью, с которой гаишники представляются. Или по радио объявляют: лицензия связи тыр-тыр-тыр. Как будто и не говорил ничего. И все было бы хорошо у Феди. Если бы банки, с которыми он работал, не сносил ураган «Крымнашизма» и не лечили бы их потом в Центральной Больнице имени Эльвиры Сахипзадовны Набиуллиной. А когда за инвестиционный климат отвечает Игорь Иванович Сечин. Ну вы поняли. Федины клиенты стали терять деньги. И некоторые очень сильно обижаться стали. Притом не на Сечина и не на Набиуллину и её поликлинику. А на Федю.
Федя от клиентов не бежал. Шёл на диалог и на встречи. Разумно полагая, что девяностые давно отгремели и на стрелках уже не убивают. Но как это часто бывает с финансовыми консультантами, считают они с ошибками. Посудите сами. Сколько у нас давали за работу в ОПГ или ОПС? Правильно, лет двадцать. И если кто знаком с арифметикой на уровне начальной школы, то он понимает, что сейчас выходят как раз те люди, которые заехали в девяностых. Нынешние выпускники присели за парту в 1997ом. А в прошлом был 1996ой. А до этого… Ну вы поняли. Соответственно, выходит какой-нибудь Хмурый из своего университета, где он учился понемногу чему-нибудь и как-нибудь. И решает Хмурый бизнесом заняться. Долги выбивать. А что — резюме у него подходящее, опыт, тактикой ведения переговоров владеет. И просят Хмурого решить вопрос с Федей. Хмурый заварил себе крепкого чифирочку и позвонил Феде с целью повидаться.
Встречи Федя любил назначать в местах наполненных пафосом. Там сама благородная обстановка располагала к большим инвестициям. Вот и в этот раз был им выбран холл Гранд Отеля Европа, что на площади Искусств в Питере. Ковры, антикварная мебель, официанты скользят тенями, тяжелые английские портьеры, в углу негромко плакал альтовый саксофон…
-. Вы поймите сейчас инвестиционный климат. Макроэкономика. Центральный Банк. суммарные активы…, распределение инвестиционного портфеля в рамках избранной стратегии… — голос Феди лился словно музыка иногда даже попадая в тональность саксофона. Хмурый практически не слушал Федора, он откинулся на спинку готического кресла и смотрел в окно. У мудрых уркаганов это именуется термином «занырнуть», когда сиделец отрешается от бренности окружающего мира и уходит на время глубоко в себя. Например, чтобы переждать бессмысленную речь мента или прокурора. А хоть бы и терпилы…
— Таким образом, весело подводил итог Федор, для исправления вашей финансовой ситуации необходимо не изымать денежные средства, что вы ошибочно пытаетесь сделать, а дополнительно проинвестировать около ста миллионов рублей.
— Можно я вам кое-что скажу на ухо? — Задушевно переходя на шепот, сказал Хмурый, интимно приобнимая Федю за плечо. – Я тебя, сука, сейчас съем.
И, не дожидаясь ответа, сграбастал его в объятия и неожиданно впился острыми зубами финансовому консультанту прямо в нос. Он не собирался просто кусать, а планировал именно откусить кусочек трепетной плоти. Сказать, что Федор этого не ожидал, значит вообще ничего не сказать. Он принадлежал к тому нежному поколению, которое росло дома перед компьютером, а не на улице в песчаных карьерах и за всю жизнь даже ни разу не получало толком по морде. Он искренне был уверен, что на любую угрозу или конфликт есть волшебная кнопочка «добавить в черный список», нажав на которую можно больше никогда не видеть надоевшего собеседника. Он даже толком не смог ничего сделать, пытался вяло отпихнуть от себя Хмурого дергал головой, но хватка у того была железной. Со стороны картина выглядела так, как будто опытный ловелас, которому надоело забалтывать пышногрудую подвыпившую девочку в конце вечера просто берет и засасывает ее со всем своим казановьим пылом. Девочка вяло пытается отпихнуться, но в итоге сдается под напором кавалера и в итоге обмякает в его объятьях, отвечая на поцелуй.
Даже бдительный охранник гранд-отеля, перекрывавший в тот момент своим профессиональным взором сектор лобби-бара, лишь скользнул по обнимающейся парочке взглядом и презрительно отвернулся, поставив увиденной картине короткий диагноз: «Опять пидоры на людях целуются». В следующую секунду из откушенного носа хлынула кровь, и томную обстановку взорвал истошный визг консультанта. Антракт. Занавес.
После антракта герои собираются в ментовке. Отдел ржёт. Смотрят на Хмурого, на Федю, — и ржут. Просят пересказать. На бис. Ещё раз. Свидетельские показания о том, что все подумали, будто голубки милуются, доводят правоохранительные органы до икоты.
— А вы меня оставьте наедине с ним. Я его натурально доем, — просит ментов Хмурый. Мы в Омске на пересылке и не таких крыс жрали.
После этого некоторые лейтенанты ползают на карачках. Подняться не могут. За хороший спектакль бывшего сидельца. Отпускают. Театр одного актера. Играет хорошо. Не халтурит. Да и предъявить ему в правовом поле особо нечего. Телесные повреждения? Побои? Нет? А может, вы правда по обоюдному согласию – кто вас, извращенцев, разберет? Подавайте, гражданин, в суд на этого людоеда. Финансистов же никто не любит. Ни в одной стране мира. Самый недолюбленный народ, вроде таксистов.
И Федя оказывается в идиотском положении. Хмурого отпустили и тот караулит вместе с корешами своего возлюбленного прямо у ментовки. Периодически заглядывает в окна и под аккомпанемент новых взрывов циничного ментовского хохота завывает:
— Федюньчик, выходи, любимый. Доедать тебя буду, выходи родной, не томи!
А самого Федю, зажимающего трясущимися руками остатки окровавленного носа выталкивают менты. Иди со своим носом в травмпункт, оформляйся. Там посмотрим, что можно сделать. Публика ждёт третьей части. Интересно ментам: что будет ближе к финалу. Съест ли Хмурый финансиста? Веселый старлей из уголовного розыска, известный гуляка и балагур, даже не поленился и торжественно вынес Хмурому горчичку и кетчуп из собственных кухонных запасов, после чего работа отдела стала уже полностью парализована смеховой истерикой.
Федя ментов просил, деньги совал, угрожал, на коленях стоял, — все напрасно. Симпатии аудитории был всецело на стороне Хмурого и его друзей. Как-то они оказались социально ближе. Окончательно разуверившись в силах родной полиции, Федя копается в телефоне. Просит друзей помочь. Те вспоминают, что было волшебное детективное агентство. Вроде как, могут чудеса творить. И вот Федя, заикаясь и шмыгая, рассказывает уже хорошо знакомому нам неутомимому детективу Савелию, как стал жертвой людоедства. И что его вот-вот доедят.
Савелий выясняет подробности происшествия. Пересказывает своему офису. Офис плачет. Тем не менее, спасать Федю надо. Тут, вроде, все просто — подогнали машину прямо ко входу. Завели в неё потерпевшего. Вроде как забрали. И газу. Только за машиной побежал Хмурый и компания. А от таких персонажей убегать нельзя. У них рефлекс: бежит — значит жертва. Остановились. Вышел Савелий на переговоры:
— А куда вы его везёте? — любопытствует каннибал.
— А везём мы его туда, куда вам знать не обязательно, — с видом настоящего чекиста очень вежливо говорит Савелий. — У нас приказ доставить целым и невредимым.
Хмурый приуныл. Не смотрел он на своей зоне День Выборов. Отобрали, думает, суки-чекисты хлебушек. Страх перед погонами у большинства сидельцев формируется на подсознательном уровне и ничего ты с этим не поделаешь. А Савелий получает свои законные 300 тысяч рублей за проявленное мужество и героизм, а также актерские способности. Услуга называется такси им. Дзержинского.

Лет 15 назад гуляя с тогда ещё малым сыном по набережной, добрели до здания речного училища. Малому интересно — якоря лежат, в стороне макет какого-то буксира — что-то этакое полураспиленное сотворили из списанного когда-то настоящего. Но самое главное что привлекло его внимание — курсанты в чёрных бушлатах начали перед крыльцом по-ротно маршировать. Малому интерес:
— Паряд? Посмотрим?
— Посмотрим.
Тем более, что у меня и свой интерес проявился: первые пары рот почему-то все в белых перчатках, остальные так ладошками отмашку дают, несмотря на мороз. Типа торжественное прохождение? Подошли ближе, узнаю из столпившихся зевак — речнуха юбилей справляет, сколько-там десятилетий. Митинг. Пригляделся, а перчатки-то оказались обычными нитяными х/б для работы. Оригинальная торжественность. Смотрим дальше.
На крыльце какое-то начальство, речи говорит по очереди в микрофон. Соответственно на крыльце стоят две большущие колонки почти в рост человека, куча проводов, а за окном внутри здания мельтишит худенький пацан, который сосредоточено щёлкает тумблерами усилков. Всё серьёзно. Начальство желает молодёжи большого плавания по малым рекам. Человек так пять выступило, всё нормально.
Выдвигается к микрофону поп. Самый настоящий, карикатурный, если кто помнит плакаты советских времён или хотя бы мульт про работника Балду, ну так полное совпадение по лицу, габаритам, бороде. Начальник училища представляет его, точно не помню должность, но вроде звучало так: начальник отдела по связям с общественностью местной епархии, отец какой-то там. Пока до попа все говорили, микрофон и колонки нормально работали, а тут начальник делает шаг в сторону, поп к микрофону, начинает говорить — тишина. Звука нет. Начальник училища кидается к окошку делает знаки местному диск-жокею: Звук!! Включи!! Наладь!!
Тем временем поп нимало не смущаясь продолжает говорить. Для нас внизу не слышно что именно, но явно что-то нравоучительное.
Начальник в окно уже кулаки тычет. Лучше бы он так пацана не пугал, тот явно только больше занервничал и из колонок на всю округу грянула Катя Лель:
«Муси пуси муси пуси миленький мой
Я горю, я вся во вкусе рядом с тобой
Я как бабочка порхаю над всем, и всё без проблем
Я просто тебя съем»

Поп совершенно равнодушно продолжает вещать, на происки Лукавого ноль внимания, рот открывается под звуковое сопровождение:
«Я мечтаю о тебе, муси мой
Десятый день подряд
Я забыла все проколы твои
Да ты и сам не рад»
Начальник училища скачет перед окном как орангутанг, кто-то из другого начальства с крыльца метнулся в двери внутрь здания.

«Открывайся, отрывайся со мной
Попробуй это сейчас»

И под слова:
«Уходи, но только помни — ты мой
Ты мой на этот раз»
Поп благословил пританцовавших в строю курсантов крестным знамением. За его спиной в окне был виден врывающийся к диск-жокею мужик, пара пинков, мужик брал управление на себя.
Начальник вернулся к микрофону. Звук был нормальным. Поблагодарил Епархию за тёплые пожелания, пригласил к микрофону кого-то из мэрии. Тот как будто ничего не случилось завёл стандартное поздравление. Преподаватели метались по ротам одёргивая тех кто не смог остановиться от приплясывания.
— Боше не будут петь?
— Наверное нет. Понравилось?
— Да, домой подём?
— Пойдём, — прогулка и праздник удались.

Еду в Москву, в кармане опять триста рублей с мелочью, проклятое число, оно так и преследует меня в командировках. Я подумал, что из меня мог бы получиться выгодный сотрудник какой-нибудь организации: мне на командировочные нужно всего триста рублей, хотя кому такой бестолковый работник нужен? Нет, скоро дела пойдут в гору, сегодня звонили из газеты «какой-то там вечерний город», какой именно — не расслышал, но точно российский, вряд ли иностранцы могли бы мною заинтересоваться, хотя, скажем, «Вечерний Берлин» звучит красиво; так вот, сказали что приличный гонорар будут платить, думаю, эдак тысячи три в месяц, если, конечно, каждый день буду писать, плюс с основной работы за мои изнурительные лекции в институте три тысячи пятьсот рублей семнадцать копеек. Итого: если курс евро немного упадет, получается целая сотня в валюте, чем тебе не Берлин. Но я в валюте не храню, сразу биткоин покупаю, на данный момент на счету уже: 0,022 биткоина, курс растет, я в плюсе, кстати, думаю продать, нужно прибыль зафиксировать: два евро пятьдесят пять центов уже имею от цены покупки. Все-таки интуиция у меня есть, я прушный.
Мои мысли о скором финансовом благополучии и счастливом обладании криптовалютой прервал голос проводника: «Как ваша нога, Галина Ивановна? В прошлый раз на перроне упали, вы подлечились?» С этими словами в моем купе оказались три больших чемодана и Галина Ивановна, выглядевшая в свои семьдесят пять лет только на семьдесят четыре. Мужчина, тащивший багаж, получив щедрое спасибо от хозяйки вещей, смахнув пот со лба, тяжело выдохнул и в тут же минуту исчез вместе с проводником. Оставшись один на один со мной, бабушка поинтересовалась: «А вы до Твери едете?» Неужели меня выдало мое провинциальное лицо, и кого я тут обманываю? Но я все равно гордо сказал: «До Москвы!» «Вот и хорошо, тогда вы и поможете мне вытряхнуться», — радостно обрисовала мое ближайшее будущее владелица тяжелых чемоданов.
Поезд тронулся, верхняя полка от вибрации застучала как пулемет, проводник принес кофе. «Я в обкоме работала — финансистом!» — торжественно объявила моя попутчица и, посмотрев на мои ботинки, удивленно воскликнула: «Ух ты! А у вас размер обуви большой. У меня тапочки есть, только я вам дать не могу…» — а ведь она обращалась к человеку почти двухметрового роста. Я учтиво поблагодарил свою попутчицу, подумав: «Вот ведь, вроде человек тебе отказал, а все равно как-то к себе сразу расположил». Войдя таким образом ко мне в доверие, заботливая бабушка не унималась: «Милок, что тут написано?» — полюбопытствовала она, с интересом изучая надпись на шведском языке, украшавшую торец ее полки (наверное, шведы в этом поезде ездят чаще, чем наши соотечественники). Я ответил, что написано на шведском языке, в изучении которого я успехов так и не добился. На что моя пытливая спутница не растерялась и в ответ на мое лингвистическое невежество похвасталась: «Я французский учила в школе, но когда это было. — после чего, разразившись живым, искренним и даже немного злорадным смехом, продолжила: — Кстати, на одни пятерки училась! А вообще все нормально будет, — потирая ближайшее к двери колено, успокоила бабуля, некогда отлично знавшая французский язык, — сегодня же вторник, а это по гороскопу мой день, я верующая!» Тут я совсем успокоился и залез на верхнюю полку.
Внизу что-то происходило, верующая в гороскоп и Павла Глобу бабушка распаковала чемодан и заботливо протянула мне почерневший склизкий банан со словами «Ешьте, а то ведь пропадет». Я человек культурный, отказать пожилому человеку не могу, да и удобства рядом, по коридору до конца и направо, ночью очереди не будет, беспокоиться особо не о чем. Банан канул в мой желудок, оставив после себя только кожуру, тут же превратившуюся в кусок размякшего на солнце детского бананового мыла. Хозяйка испорченного фрукта, краем глаза наблюдавшая за моими гастрономическими потугами, дождавшись, пока я морщась проглочу последний кусок, выудила из чемодана беляш, аккуратно завернутый в салфетку, протянула мне кулинарное изделие и, с улыбкой глядя мне прямо в глаза, сказала: «Ешьте, ешьте, я в чемодане ключи ищу». Утратив волю к сопротивлению, я взял черствый пирожок с мясом, выдавил улыбку и процедил сквозь зубы слова благодарности.
Поиски ключей продолжались. Через некоторое время я получил чудо-йогурт в количестве трех штук, не уступающий в черствости беляшу апельсин, бутерброд с колбасой, бутерброд с сыром, бутерброд с каким-то паштетом — все по одному. Все полученные продукты я покорно съел. Звякнула трехлитровая банка с грибами — под крышкой я успел разглядеть очень толстый слой плесени. В первом чемодане ключи не нашлись, и Галина Ивановна намеревалась продолжить поиски в двух оставшихся. Шансы найти заветные ключи уменьшались на глазах. Интересно, там есть еще продукты и какого они рода и качества? Но, к сожалению, мы этого уже не узнаем. Поезд подошел к станции. Моя остановка, дамы и господа.
«Не уходите, хотите, я вам свои тапочки дам?» — кричала мне вслед бабушка, ограбившая несколько лет назад продуктовый магазин. «Спасибо, бабуля, они у вас тридцать пятого размера, очень вряд ли мне подойдут! Я лучше про вас рассказ напишу».
Выдала меня моя рожа, ну здравствуй, Тверь!

В 2000 году, став военным пенсионером, решил я заняться бизнесом. Начал с риэлтерской деятельности. Особых трудностей не было. Зато было безумно интересно – на работу шёл, действительно, как на праздник, всё получалось легко, душа ликовала от сознания того, какой я……., ну вы поняли. Параллельно занимался политикой, несколько лет был помощником депутата Гос. Думы, решал практически любые вопросы, всегда был окружен людьми, благодарными и теми, кому ещё предстояло раскрутить меня на услугу или деньги, и стать в строй «благодарных». Свой первый предпринимательский юбилей, 10 лет, отмечал с помпой. Пригласил всех своих друзей-товарищей, а их было достаточно много, и среди них выделялись пятеро, кого я считал своими особо близкими. Из этой пятерки двое были на государевой службе. Один директор градообразующего предприятия, второй зам. мэра (пишу не для понтов, а для понимания ситуации по окончании истории), остальные трое – предприниматели, причем очень не мелкие. Общение у нас было на уровне «я везде»: на рыбалку им без меня не интересно, в сауну только со мной, про Дни рождения, обмывание покупок, посидеть в кафешке — вообще молчу. И совсем крутые отношения с «лепшим другом» Игорем – каждую пятницу в загородном доме он резал барана, звал 3–4 ближних, варили шулюм, жарили шашлыки. Причем он обязательно звонил, и каждый раз подчеркивал, что он не притронется к еде, если я не приеду. Конечно, я ценил такое отношение и считал, что мне повезло с друзьями.
В 2011 году наступил новый этап жизни, меня оболгали и подставили. Нюансы здесь не уместны, важен итог – уголовное дело, подписка о невыезде, арест счетов, приостановка деятельности предприятий. И самое обидное, что в первые же дни был снят с должности пом. деп. ГД. Следствие длилось долгие восемь месяцев. Ждать, когда впаяют срок, это ещё то. Но, как бы то ни было, честное имя было возвращено, извинения принесены. Вот только всё это время работникам не платилась зарплата, долг за аренду помещений был астрономический, клиенты были растянуты конкурентами. Летом 2012 года я завидовал нищему, потому, что он просто нищий, никому ничего не должный, а я нищий с лихим долгом. На тот момент спасла семья. Сын, 16 лет, не пошёл в 10 класс учиться, а пошёл работать официантом, жена продала цацки, я целый месяц копал в навозных и мусорных ямах червей и сдавал их в рыбацкие магазины, вышло тысяч пятнадцать с них. Но было понятно, что долго не продержимся. И тогда я пошёл к «друзьям». Нет, не денег клянчить, я просил об одном – взять к себе на предприятие в качестве шофёра, или сторожа, охранника, грузчика, пофиг кем, лишь бы продержаться несколько месяцев, пока я приду в себя после депрессии. Чем закончились разговоры с ними: директор завода переориентировал меня на следующий день и пропал, совсем, не отвечал больше на мои звонки и сам не звонил; Игорь ответил: «Ну, ты понимаааааешь…. ». Да, сказал ему, понимаю, и ушел. Короче, никто, нет НИКТО не помог.
Но я выкарабкался, медленно, сильно рискуя, особенно когда продали квартиру, а потом дом, чтобы было на что крутануться. Сейчас у меня не просто всё хорошо, а даже лучше, чем было. В 2016 г. купили квартиру, а в феврале этого года выкупил назад загородный дом, правда, переплатил процентов 20, но уж очень хотелось именно его. Жене купил авто, сын продолжил учебу, каждый год отдыхает на море в забугорье.
Месяц назад разослал пятнадцати человекам («друзьям») СМС с приглашением на свой ДР (юбилей). Пришли четверо. Попарились в баньке, сели за стол, налили. Первый тост от меня: «Сегодня у меня День рождения, но подарки приготовил я для вас (вручил каждому по дорогому набору – всё для бритья, одеколон). Дорогие друзья! Я пригласил вас в знак особой признательности вам за то, что благодаря вам я имею всё, что вы видите: дом, фирма, и т.д. Спасибо, что в трудное время вы отказали мне в помощи и участии, что оказались самыми настоящими гандонами, ведь возьми меня кто-нибудь к себе грузчиком или дворником, я возможно не стал бы так сильно напрягаться, да так и мёл бы территорию на чьём-то предприятии до сих пор. Выпьем друзья за то, чтобы как бы не было трудно, никто никогда не пришёл вам на помощь, потому, что только находясь в большой заднице, человек раскрывает все скрытые резервы и возможности».
Накрытый стол остался почти не тронутым, как-то у всех образовались дела и в течении часа гости разъехались. Наверное им что-то не понравилось, не знаю, но мой тост был очень и очень искренним, правда.

Чем больше проходит времени после окончания школы, тем понятнее становятся тебе твои учителя. Хорошие и плохие. Хороших все-таки было гораздо больше, да и плохие не такими уж плохими и были. Терпели же они наши издевательства, как могли, но терпели же. (я бы себя тогдашнего чем-нибудь бы убил, честное слово). Зачем было над ними издеваться, я не понимаю. Не понимаю сейчас, когда старше большинства своих тогдашних учителей. Причем некоторых из них старше окончательно, потому что они уже стариться перестали, а у меня, я надеюсь, все впереди. Все персонажи случайны, все совпадения вымышлены. Или, как угодно, наоборот.

— Этот шестой «Б» когда-нибудь доведет меня до цугундера, — вздохнула учитель химии, Ангелина Федоровна, сразу после того, как последний ученик шестого «Б» класса покинул кабинет. Она затолкала под язык таблетку валидола, отметив таким образом завершение наполовину сорванной контрольной работы, взяла классный журнал, любимую стеклопластиковую указку и отправилась в учительскую. Впереди была большая перемена.

Приблизительно за час до этого, в ближнем к мужскому туалету углу рекреационного зала, к Кольке Зинину подвалили Илюша Мечников и Пашка Яблочков.

— Контрольная по химии сейчас… — многозначительно напомнил Пашка, — твоя очередь…
— Может не надо? – в Колькином голосе звучало сомнение, — Ангелина совсем не вредная тетка вроде? И учительница хорошая.
— А Нина по биологии плохая? – задал Пашка совершенно риторический вопрос, — Отличная даже. Но Илюха-то уговор выполнил? Выполнил. Твоя очередь.
— Ладно, — обреченно согласился Зинин, — уговор есть уговор. Но мне это не нравится.
— А на биологии значит нравилось? – сурово спросил Мечников, — иди давай, и чтоб без фокусов.

— Здравствуйте! Садитесь, — Ангелина Федоровна, вошла в класс, положила на стол журнал и указку, и села сама, окинув учеников привычным взглядом, — сегодня у нас контрольная… Чего стоим, Зинин?! Ты без отдельного приглашения не садишься уже, или у тебя вопрос, не требующий отлагательств?

— Не требующий, Ангелина Федоровна, вопрос у меня, — согласился Колька с предположением учителя и сразу затараторил, — вот везде написано, что фугасность этиленгликольдинитрата выше фугасности нитроглицерина, а на самом деле наоборот… Вот если провести эксперимент, то можно доказать.

— Прямо сейчас доказать? – с деланой невозмутимостью спросила Ангелина Федоровна, — или сначала контрольную напишем?

— А чего откладывать-то? – ответил Зинин вопросом на вопрос, — можно и сейчас.

— Так, — Ангелина Федоровна вспомнила, чем закончились наполовину успешные опыты Зинина и Яблочкова по нитрации глицерина. Наполовину. На ту самую уцелевшую половину лаборантской комнаты школьного кабинета химии, ключи от которой она неосмотрительно доверила вполне успевающему по химии Зинину. Вспомнила, несколько раз демонстративно втянула носом воздух и заявила:

— Так, мне кажется, что кабинет недостаточно проветрен после предыдущего урока. Всем выйти из класса и не шуметь в коридоре. Зинин, останешься, поможешь открыть окна. Не шуметь, я сказала! На цыпочках чтоб мне в коридоре молча! Перерыв на десять минут.

Когда Все вышли, Ангелина подошла к обреченно пыхтящему Зинину с вопросом:
— Где?
— Чего «где»?
— Ты мне дурака не строй тут, — Ангелина Федоровна внимательно осмотрела стол, за которым сидел Зинин, — показывай портфель и иди открывай окна, — сам ведь знаешь, что такие эксперименты в школе проводить нельзя. Предлагаю все выдать добровольно.

— Выдать что? – Колька продолжал валять дурака, открывая окно.
— Этиленгликольдинитрат и нитроглицерин, — осмотр портфеля к вящей тревоге учителя результатов не дал, — или ты хочешь сказать, что просто так свой вопрос задал?
— Просто так, — облегченно согласился Колька, — из чисто теоретического интереса.
— Ладно, после уроков поговорим. Прикрой окно и зови всех. – учительница вернулась на свое место, по дороге осматривая ученические столы. На всякий случай. — Контрольная не отменяется. – Заявила рассевшимся ученикам. — Просто времени вам меньше достанется и все вопросы к Зинину, если у кого будут. Всем ясно? Начали.

— Этот шестой «Б» когда-нибудь доведет меня до цугундера, — вздохнула учитель химии, Ангелина Федоровна, сразу после того, как последний ученик шестого «Б» класса покинул кабинет. Она затолкала под язык таблетку валидола, отметив таким образом завершение наполовину сорванной контрольной работы, взяла классный журнал, любимую стеклопластиковую указку и отправилась в учительскую.

— Что случилось, Ангелина Федоровна? – участливо поинтересовалась, преподаватель биологии, Нина Сергеевна, — я слышала вам пришлось прервать урок…
— Слышали уже? – улыбнулась Ангелина, досасывая валидол, — вопрос они мне задали. Как и вам на прошлой неделе. Теоретический, правда.
— Господи, — всплеснула руками Нина Сергеевна, — и вам тоже? Шестой «Б». С ними надо что-то делать.

— Опять змею в школу притащили? — опасливо поинтересовалась учительница литературы, Клавдия Ивановна, — совсем вы их распустили. Строже с ними надо, гораздо строже. Запись в дневник, двойка по предмету и поведению и родители сразу пусть к директору идут поясняться.

— Может все-таки «объясняться», — поправила учитель химии учителя литературы. Историю про змею знала вся школа. Лучший ученик шестого класса «Б» по биологии, Илья Мечников перед самостоятельной работой по отряду безпозвоночных задал Нине Сергеевне вопрос: как отличить гадюку от ужа.
— Какую гадюку? — спросила вполне себе молодая, черноволосая и красивая Нина Сергеевна.
— Обыкновенную, — уточнил Мечников, — вот у вас под столом змея «сидит». Вроде уж, а пятнышек желтых на голове нету.
— Всем влезть на парты, — спокойно, но уже сидя на своем, учительском столе, скомандовала Нина Сергеевна, — сейчас мы посмотрим, кто там ползает. Издалека желтых пятнышек можно и не заметить.

Учитель заглянула под стол. На голове живой и даже шевелящейся змеи не было никаких желтых пятен. Змею со всеми предосторожностями поймали и посадили в аквариум. А в копне черных волос еще молодой, красивой учительницы биологии на следующий день можно было заметить первые седые волосы.

Кому пришло в голову покрасить голову ужу из школьного живого уголка черной тушью, после чего выпустить его в классе, осталось неизвестным. Вполне мог и сам сбежать и выпачкаться где-нибудь под шкафом, как раз перед самостоятельной работой по беспозвоночным.

— Нет, змею мне не приносили. Меня про фугасные свойства этиленгликольдинитрата спросили. Стоит, мол, проводить эксперименты, или можно верить источникам.
— И что в этом страшного? Я в вашей химии ничего не понимаю, я и без нее в жизни нормально обхожусь, — Клавдия Ивановна достала из сумки домашние пирожки, чтоб перекусить.
— Да вы в жизни и без литературы нормально обходитесь, Клавдия Ивановна, я вас с книжкой в руках ни разу не видел, кроме как на уроке — в разговор влез самый молодой из учителей физкультуры, Сашка, — а из этиленгликольдинитрата динамит делают, я правильно помню, Ангелина Федоровна, да?

— Правильно, Саша, — благожелательно согласилась Ангелина Федоровна и по привычке добавила, — садись, пять.
Саша до поступления в институт физкультуры был учеником этой же самой школы и на «садись, пять» ничуть не обиделся. Зато на него обиделась Клавдия Ивановна.

— Наглец! — Заявила она, — я, между прочим, тебя тоже со шведской стенкой в учительской не видела. А вам, Ангелина Федоровна, не надо позволять ученикам вопросы задавать. Это они должны отвечать на наши вопросы, а не на оборот. Вот мне никаких вопросов никто не задает, только я на уроках спрашиваю.

— Ага, спрашиваете, — не успокаивался Сашка, — вот вы нас в девятом классе спрашивали, чем Владимир Ильич Ленин отличается от командира партизанского отряда из Разгрома Фадеева. Никому не знал, а вы сказали, что Владимир Ильич гораздо «здоровее» Иосифа Абрамыча. Оно, конечно, верно.

— Уймитесь, Саша, — в разговор вступил преподаватель физики Петр Васильевич, — так нельзя с женщинами разговаривать. А с шестым «Б» надо точно что-то делать. Они похоже сговорились чертенята. Вас, Нина Сергеевна, Мечников про змею спрашивал? Лучший в классе по биологии. А вас, Ангелина Федоровна, Зинин? Что у него с вашим предметом?
— Пожалуй, он не в классе, он в школе лучший по химии, хотя и в шестом классе пока — задумчиво сказала, Ангелина Федоровна, — думаете, сговорились?

— Других вариантов быть не может, — отрезал физик, — таких совпадений по теории вероятности не бывает. Это нам Анна Федоровна как учитель математики подтвердит.

— Не подтвержу, — Анна Федоровна отвлеклась от рассматривания памятника Ленину за окном, — теория вероятности говорит нам, что случится может всякое, но с разной долей вероятности. Однако, вы скорее всего правы. У кого следующая контрольная в шестом «Б». У вас, Петр Васильевич? Вот и проверите ваше предположение. Будьте готовы к вопросам. Кто там у них физику лучше всех знает?

— Яблочков! – учитель физики задумался на секунду, — или Попов. Трудно сказать. Они оба неплохо знают предмет. Но ничего – кто предупрежден, тот вооружен. Контрольную мы им сорвать не позволим.

Через три дня в кабинете физики сидевший на второй парте Яблочков поднял руку.
— Я вас слушаю, Павел, — сказал Петр Васильевич, понимающе улыбаясь, — задавайте свой вопрос.
— Можно выйти?
— Выйти? – Удивленно переспросил физик, — ну выйди, только быстро, а то не успеешь решить задачи. Скидок не будет.

Яблочков вышел, учитель облегченно вздохнул и заметил еще одну поднятую руку.
— Что случилось, Александр? Тоже выйти? Вы с Павлом перепили столовского компота перед контрольной?
— Нет, Петр Васильевич, — поднялся Саша Попов со своей третье парты, — у меня есть пара вопросов по расчету критической массы урана 238. Вот смотрите…
Он подал учителю листок, где корявым, ученическим почерком было выведено несколько строк.

— Нет, уран им точно не достать, а критическую массу четные изотопы вообще не образовывают, — подумал предупрежденный и вооруженный учитель физики, пытаясь разобрать каракули и найти ошибку — а значит вопрос чисто теоретический. И интересный. Ну и пусть, что мы по программе до этого не дошли. Будущее за ядерной физикой, а им интересно. Это хорошо. Надо объяснить.

— Ну что же, — все еще вчитываясь в листок, учитель подошел к доске, взялся было за мел, почесал испачканной рукой нос, опять взялся за мел и вывел на доске какую-то букву, — контрольную можно немного и отложить… Необходимым условием для осуществления цепной реакции является наличие достаточно большого количества делящегося вещества, например, урана 235…
Контрольную они писали на следующем уроке физики.

Навеяло историей про гимнаста-извращенца. Похожая история была у меня на работе. Сразу после универа я устроилась преподавателем в железнодорожный техникум. Свой профильный (биологию) я вела у перваков, а для «часов» мне добавили БЖД у старшаков. Есть у нас такая фенечка, «взаимопосещение» называется. Приходят преподаватели на пары, смотрят на подготовку, качество преподавания, наличие планирующей и рабочей документации, отзывы пишут. Часто пары посещали замы (директора).
Веду пару, тут стук в дверь, заглядывает замдир по УР: «- Я к вам посетиться». Впускаю, продолжаю занятие. Тут один из студентов поднимает руку: «- А можно вопрос?», думаю, что не понял что-то, говорю «- Задавай». А это дите (реально дитё-дитём, глазки кругленькие, личико наивное, 16 лет) и спрашивает: «Имя-отчество, а что такое куни?». Подвисаю. Объяснить-то могу, да и не стесняюсь (биолог), но у меня в кабинет завуч сидит. А это чудесная женщина заявляет: «- Расскажите, и мне интересно!». Пришлось вспоминать лекции по сексологии («дисциплина свободного выбора», в дипломе не отражается, просто преподавателю анатомии захотелось нас просветить) и объяснять (соблюдая принципы научности и доступности, а так же соответствия уровню развития). Пару, конечно, сорвали, потому как группа состояла в основном из девчонок, и всем очень хотелось обсудить прелести орального секса. Пацанов жалко: сидели просто пунцовые, потому как девочки не стесняясь начали делится впечатлениями и выяснять, «а где этот клитор находится?»

Сидели как-то семейным застольем тремя поколениями в родительском доме.
Батя, старший брат и я уже перешли к стадии «поговорить/обсудить/повспоминать». Женская часть семьи плавно переместилась в сторону кухни «мужикам закуски подрезать».

И вот что-то заговорили мы про мстительных людей, про месть вообще. Батя затих и в нашем с Братом споре участия не принимал, а молча смотрел в окно и улыбался каким-то своим мыслям.

Когда мы уже выдохлись, Батя посмотрел на нас, подслеповато щурясь, и рассказал нам историю. Далее немного литературно переработанный его рассказ:

— После войны было очень сложно. Наше поколение рождённых в 1945-1947 годах хлебнуло по самое нехочу. Шутка ли! Страна в разрухе была! Электричество у нас в посёлке было только по вечерам и появилось аж в пятидесятых годах. А так всё с лучиной, свечкой, керосинкой. Ложки были только деревянные. Одежёнку передавали от старших к младшим, перешивали старые военные гимнастёрки, галифе. Очень ценились матросские бушлаты! Обувь вообще ценилась на вес золота – весной, летом, осенью чуть ли не до декабря дети бегали только босиком.

Город-то от нас рядом — через перевал всего, но туда добраться только пешком или на попутке. А пешком через перевал то ещё удовольствие, но ходили! А куда деваться-то? Муки купить, крупы.
В огородах занимались в основном дети – родители-то на работе. Кто в колхозе, кто в лесопильной артели, кто в городе на заводах или в порту.

Помню, как в посёлке прошёл слух, о том, что будут путёвки в пионерлагерь где-то в Кабардинке. Как же мне хотелось туда поехать! Просто грезил! Но у моих родителей не было шести рублей на эту путёвку… Дааа, горевал я тогда очень сильно.

В этот момент Батя глянул на своего внука, который до этого игрался с планшетом, пытаясь подружить его со своими новыми смарт-часами. Мишка после этого Батиного взгляда как-то смутился и отложил планшет в сторону. В комнате повисла тишина – вся семья слушала Батин рассказ и он продолжил:
— Школу я заканчивал в городе. Конечно, негодяй был! По точным наукам с двоек на тройки перебивался. По гуманитарным ещё более или менее – легко давались. Увлёкся я тогда плаванием, даже КМС получил. Но учиться не хотел, хулиганил! Редкий педсовет в школе проходил без разбора моих шалостей. И вот с нашим директором как-то не сложились отношения. Не могу сказать, что он меня ненавидел или ещё чего. Но если в школе что-то случалось – виноватым он всегда делал меня. Обидно было. Сами понимаете, натворил один раз делов и всё! Дальше они как снежный ком растут! И за мной вечно косяк за косяком был.

Когда школу заканчивали, директор мне заявил «Аттестат получишь в августе!». Да мне всё равно тогда было!
Мои одноклассники уезжали на вступительные экзамены в ВУЗы и техникумы, а я лето после школы лентяйничал, мотался в город, шлялся по парку, завелась у нас компания дружков, некоторые с криминальными наклонностями. Выпивали. Однажды в июле в пивной возле порта мы подрались с греческими моряками, матросами сухогруза. В качестве трофеев нам достались рублей тридцать деньгами и пара наручных часов, которые мы загнали на толкучке. Вот тут-то и случилась история, которая повлияла на всю мою, да и на вашу жизнь.
В конце июля к нам домой в посёлок пришёл милиционер, который доставил меня в районное отделение милиции, где у меня состоялся разговор с начальником милиции. Здоровый такой мужик в синей форме, фронтовик, орденские планки на кителе. В кабинете кошмар как накурено было! И говорит мне начальник:
— Сынок! Есть у меня информация, что ты пошёл по кривой дорожке. Этак ты скоро до тюрьмы допрыгаешься! Посмотри какая у тебя семья: отец фронтовик, работает не покладая рук, мама ударница в колхозе, брат мастер уже на судоремонтном заводе, на очень хорошем счету, сестра в техникуме. А ты? Шалопай!

Я удивился, конечно, его осведомлённости, потому что с милицией никогда дел не имел. Он продолжил:

— Почему ты учиться никуда не идёшь? В чём дело?
— Так у меня это… Аттестата даже нет.
— Как нет? Ты же одиннадцатилетку закончил!
— Ну, я с директором школы не в ладах. Он мне сказал, что аттестат выдаст только в августе!
Начальник милиции задумчиво походил по кабинету и тихо сказал:
— Вот же гад! Специально аттестат не выдал, чтобы парень учиться никуда не пошёл. Вступительные все до конца июля. Одна дорога ему – или докером в порт, или в тюрьму.
И вот тогда я понял весь ужас ситуации с получением аттестата. Стала понятна мне гадская сущность нашего директора школы. И такая во мне злость закипела! Попался бы он мне в тот момент – разорвал бы на куски.
Начальник выгнал меня в коридор. В кабинет заходили и выходили милиционеры, начальник звонил кому-то по телефону, что-то доказывал, ругался. Ему приносили какие-то списки, таблицы. А я сидел на стуле и думал, какой же я дурак, что допустил такую ситуацию, какой козёл директор школы. Строил планы мести. Один страшней другого!
Через несколько часов, когда я уже окончательно одурел от сидения в коридоре, начальник позвал меня в кабинет и сразу без прелюдий сказал:
— У нас есть разнарядка в одно из военных училищ. Сейчас пойдёшь в военкомат. Там тебя ждут. Давай, иди!
На мои слабые возражения он никак не отреагировал, просто мягко вытолкал из кабинета, приговаривая:
— Иди-иди! Военком ждёт! Потом ко мне за характеристикой зайдёшь.

В военкомате мне сообщили, что выдают мне направление для поступления в военное училище Внутренних Войск МООП РСФСР и вступительные экзамены начнутся в конце августа.
— Это что? Милицейские войска.
Военком строго взглянул на меня:
— Это Внутренние войска. Это не милиция. Смотри парень, не подведи нас.
В течении двух недель я прошёл несколько медкомиссий, собрал необходимые документы, забрал свой злосчастный аттестат из школы и вот уже ехал в компании семи кандидатов на поступление в училище в город Орджоникидзе.
Всё время я мечтал о мести директору школы.

В училище из восьми кандидатов из нашего города поступил только я. Тяжело ли было учиться? Очень! Представьте, каждый день шесть часов лекций, три часа самоподготовки, учения, стрельбы, караульная служба. Мы получали две специальности – офицер мотострелковых войск, с особым изучением специфики службы внутренних войск, и юриспруденция. Учиться плохо не получалось – это ведь армия! Лекции по военным дисциплинам нам преподавали военные, в большинстве своём фронтовики.
Юридические дисциплины преподавались гражданскими специалистами – среди них было несколько молодых и красивых женщин. И вот как стоять неподготовленным перед ними всеми? Как мычать «Я не подготовился»? А ведь нас всё-таки учили воевать – это было очень интересно! Первое полугодие я закончил с несколькими четвёрками, а в отпуск домой отпускали только отличников. Второе полугодие было закончено на оценку «отлично» и за успехи в учёбе и службе меня наградили первой медалью «20 лет Победы». Всё время учёбы я строил планы мести директору! Даже на стрельбище представлял на месте мишени его лицо и бил туда без промаха! На занятиях по рукопашному бою, я представлял, как бросаю его через плечо, как бью в ненавистное мне лицо. Нередко мои учебные соперники высказывали мне за излишнюю силу ударов.
Батя замолчал, наверное, заново переживал то время.
— А дальше? – прервала тишину жена брата.
— А дальше как в кино! – улыбаясь, сказала наша Мама.
Батя продолжил:
— И вот мой первый отпуск летом 1965 года. Я еду домой! Вышел на перрон нашего приморского городка – мундир наглажен, сапоги с искрой, васильковая фуражка с малиновым околышком идеально сидит. И на выходе на привокзальную площадь, прямо на лестнице, я столкнулся с директором. Он спешил навстречу с двумя чемоданами. Я встал у него на пути. Он поднял голову и выронил один чемодан:
— Тыыы.
— Курсант Орджоникидзевского краснознамённого военного училища Внутренних войск МООП РСФСР им. Кирова. За успехи в учёбе награждён отпуском. Здрасссьте, Николай Леонтьевич!
Директор осмотрел меня с ног до головы, остановив взгляд на фуражке цветов легендарного НКВД и на одинокой медали у меня на груди. Прошипел:
— Отличники вернулись, не поступили. А тыыы…
Он плюнул себе под ноги, прошёл мимо меня, что-то бубня под нос.

— Вот и случилась моя месть, — Батя улыбаясь, оглядел нас. – В тот миг я понял, что незачем его бить, строить ему козни. Просто нужно было показать, кем я стал!
За столом повисла тишина. Мама молча встала, подошла к шкафчику. Поправила на полочке фоторамку, где рядом было вставлено две фотографии – Батя-курсант и Батя-полковник. Достала бутылку коньяка, которую очень берегла:
— Ну что ж. За эту историю можно выпить ещё по граммульке.

Почему люди попадают за бугор.

Вы скажете — продавшиеся за забугорные плюшки (или печеньки), ищущие лучшей жизни, самореализации, целенаправленно выстраивающие карьеру? Может быть. Но иногда бывает так, что виноваты просто гормоны и зелёная наивная молодость, а дальше. летит ***** по кочкам.

С Америкой началось еще на втором курсе. Как-то раз, промозглым осенним вечером, рубились мы всей общагой в Контр-Страйк. Надоело. Под неопределённым студенческим градусом чуть-чуть выше нуля, залез я на популярный тогда yahoo chat и начал поливать америкосов всем немецким ругательным слэнгом, который только знал. Почему немецким, скажете вы? Так английского я тогда не знал. Всю жизнь до этого – Spraechen Sie Deutsch и чуть-чуть латынь.

Кто-то в ответ материл в стиле «задолбали fucking Russians» (немцев в штатах хватает, понимали), чем только подогревали задорного тролля. Но одна женщина заинтересовалась причиной столь неистовой и бесполезной злобы и начала спокойно задавать вопросы. Чу! ЦРУ копает под секретность нашу, не иначе! Женщина оказалась вполне образованная и, со временем, завязалась какая-то переписка, иногда с привлечением корявого Stylus )) Однако слишком долгой она быть не могла – что могут обсуждать безусый юнец и мадам лет 50-ти?

Спустя некоторое время оказалось, что есть у неё соседка украинка, которой 16 лет. О! Вот это уже интереснее. Та стала мне писать письма, звонить по несколькo часов, обещала сделать визу, грин карту, кучу всего-всего-всего. Но, девочка была пустая, аки воздушный шарик и мне это быстро надоело, несмотря на выгодно выбранные фотки, заботливо присланные в нескольких посылках с сувенирами. Побаловались — и хватит.

Потом, началось в Москве движение молодежи, если кто помнит — «Идущие вместе» (теперь эта контора называется «Наши»). Как сейчас помню, встретились мы с Якеменко около одной станции метро в свете уличного фонаря (тот ещё антураж!) – Васёк стал нас учить жизни и агитировать пополнить ряды новых хунвейбинов. Шустрый такой мелкий шибздик. Таки успел в правительстве посидеть. Впрочем, его намерения уже тогда ни для кого не были секретом. Но, молодёжь нередко любит просто кипеж, не важно, по какой причине. Прикольно же!

Было интересно — что же это такое, к тому же Путин – «наш президент», и совсем не важны были все остальные детали. Записался туда, даже был командиром звена (честно говоря, только ради того, чтобы иметь халявный пейджер). Профком студентов Бауманки «заревновал», что многие туда ломанулись и начал довольно смешную кампанию по дискредитации ИВ. «Двум богам служить нельзя!» А заключалась она, дискредитация, в следующем — развешивались нарисованные от руки и многочисленно отксеренные листовки с карикатурами на ИВ. Детский сад, ей-Богу! Прямо как в лучшие годы совдепии а ля «травим НЭП».

Ну, во мне моментально взметнулся дух повышенного чувства справедливости, я напечатал свои листовки, в которых защищал ИВ, а также предал огласке некоторый компромат (который, впрочем, знали все) на начальство универа, и, особенно, на председателя профкома, метившего тогда в Думу (Денисов его фамилия была, если не ошибаюсь). Что-то типа аренды университетских помещений каким-то коммерсам, в то время, как учебную часть «уплотнили». Уже точно не помню, много лет прошло.

Листовки провисели только один день, их быстренько соскребли, но шуму они наделали много. Всей общаге (140 блоков по 5-6 человек) отрубили только зарождавшийся тогда инет (упс, пацаны, я не хотел), сказали, что включат только если сдадут того, кто напечатал листовки. Меня никто не сдал (интересно, а сегодня такое возможно?). Впрочем, спустя некоторое время, инет снова включили.

Но почему я про листовки заговорил. Написала мне в ту ночь листовочную девушка одна по аське – ты, типа, чего меня спамишь со своим getpaid? Если кто помнит, крутили тогда баннеры на компах, в надежде, что набегут денежки несметные, и разбогатеем мы нахаляву. Так вот, рассылал я ссылки со своим reference number всем подряд в ICQ. И попалась рыбка на крючок. Что, типа, делаешь. Я говорю — угадай. Она — или только из ванной вылез, или листовки клеишь. Хм, совпадентус! Хороший старт!

Начали с ней общаться. Оказалось, что она в Техасе трудится в Лукойле переводчицей, сама родом из Челябинска. Сурово! Туда-сюда, пошли долгие разговоры по ICQ, потом с ее стороны сожаления, что вышла замуж пару месяцев назад за какого-то мекса. Время шло. Через несколько месяцев она полетела в Россию навестить родственников.

Пролетала через Москву. Встреча в Шереметьево, неподъёмные для студента расходы в тамошнем ресторанчике, равноценные паре месяцев общажной диеты. Но, хрен с ними, с деньгами! Взаимная симпатия, взрыв эмоций и впечатлений буквально на заднем сиденье такси. В общем, друг другу мы с этой Машей из Техаса понравились. Она полетела дальше, потом на обратном пути предсказуемо задержалась в Москве. Вспыхнул роман. Улетела в штаты, общение продолжалось. Такой новый тогда романтизм виртуального общения, помноженный на юношеские гормоны и чрезвычайный дефицит качественного женского пола в Бауманке, сделали своё дело. Плюс православные взгляды – трахнул мадам => надо жениться.

Тем временем, люди мы серьёзные (ага :), надо было думать о будущем. Сначала она предложила (видимо, для вежливости), что прилетит ко мне и будем жить в Москве. Потом — нафига ей в Россию — в Америке же лучше, да и работа там у неё неплохая для среднестатистического-то эмигранта. Не для того, дескать, улетала. Короче, как говорится, «лучше уж вы к нам». И начал я рыть землю, чтобы перелететь заветный океан.

Вот такая предыстория к предыдущей. Кто-то спрашивал — «Как тебя угораздило туда попасть?» А вот так. Всё очень просто. Вот только улетать было совсем непросто. Но об этом, как-нибудь позже.

Мистер Эндорфин.
Однажды во время дальнего автопутешествия мы с приятелем остановились перекусить в придорожном кафе. Приятель заказал хот–дог. Я воздержался, хотя страшно проголодался. В рейтинге Мишлена это кафе получило бы минус три звезды, и я опасался, что хот–доги тут понимают буквально и подают разогретых собак.
«Как ты можешь это есть, — пошутил я, — зоозащитников не боишься?”
«Мистера Эндорфина на тебя нет», — ответил приятель.
«Кого — кого?» — переспросил я.
Так я узнал про Мистера Эндорфина.
Приятелю готовили его хот–дог, а он рассказывал. Хот–дог готовили довольно долго, видимо, сначала им все–таки пришлось ловить собаку.
«У меня на первой работе был мужичок. Бухгалтер. Ну, такой, как сказать, в розыск его не объявишь — без особых примет. Моль средних лет. Когда я его впервые увидел, подумал, фу, какой плоский, неинтересный дядька. Пока однажды не услышал его тихий комариный смех. Он сидел перед своим монитором и хихикал. Я проходил мимо и из любопытства заглянул в экран. А там какой–то бухгалтерский отчёт в экселе. И он над ним ржёт. А ты не прост, чувак, сказал я себе тогда. И ещё прикинул, а может, уже пора из той конторы валить, раз бухгалтер хохочет над финансовыми документами.
Короче, персонаж оказался, что надо. У него всегда все было превосходно. Это его фишка. Понимаешь? Всегда. И все. Даже осенью. Когда любому порядочному человеку хочется, чтобы дворник закопал его поглубже в листву. «Превосходно». Не «нормально». Не «хорошо». И даже не «отлично». Именно — «превосходно».
Погода у него — только прекрасная. Иду как–то раз на работу, дождь как из ведра, ветер, зонтик надо мной сложился, отбиваюсь спицами от капель, настроение паршивое. Вижу, перед входом в контору стоит этот перец по колено в воде, смотрит себе под ноги. Сливные стоки забились, вода хлещет по мостовой ручьями по его ботинкам. Гляди, кричит он мне, как будто горная река, и лыбится.
Машина у него — самая лучшая. Однажды он меня подвозил. Едем на его перпетум мобиле. С виду вроде «копейка», но зад подозрительно напоминает Москвич–412. Франкенштейн какой–то. Послушай, как двигатель работает, говорит он мне. Песня, да? Я послушал. Если и песня, то этакий Стас Михайлов в старости — кашель и спорадические попукиванья. А он не унимается: и ведь не скажешь, что девочке тридцать лет. Узнав про возраст девочки, я попросил остановить, так как мне отсюда до дома рукой подать. Вышел на каком–то пустыре и потом час брёл пешком до ближайшего метро.
Курорты у него — все как на подбор невероятные. Я как–то поехал по его наводке в Турцию. Он мне полдня ворковал про лучший отдых в жизни, про космический отель, про вкуснейший шведский стол. У него даже слюна из уголка рта стекала. Я и купился. Из самолета нас выкинули чуть ли не с парашютом над какой–то долиной смерти. Посреди лунного пейзажа — три колючки и один отель (так что про космический — не обманул). До моря можно добраться только в мечтах, отель в кукуево.
Шведский стол — для рабочих и крестьян: сосиски, макароны и таз кетчупа. Я взял у них книгу отзывов. Там после десятка надписей на русском про «горите в аду» и «по возвращении на Родину передам ваши координаты ракетным войскам», выделялась одна, размашистая, на пол–страницы: «ВОСТОРГ. » Не с одним, не с двумя, а именно с тремя восклицательными знаками, и всеми большими буквами. И знакомое имя в подписи.
У нас в то время вокруг офиса приличных заведений не было. Приходилось испытывать судьбу в общепите. Я всегда брал его с собой на обед. Какой потрясающий суп, как крупно порезали морковь, сколько отборной картошки, а приправа, приправа, причитал он в гастрономическом полуобмороке, над тарелкой с пойлом из половой тряпки. Ну, что же это за беляш, это же чудо, а не беляш, нежнейшая телятина (каждый раз в ответ на это нежнейшая телятина внутри удивленно мяукала), тесто воздушное, сок, сок ручьями, и так далее. Послушаешь его, послушаешь, и глядь — и суп вроде уже мылом не отдаёт, и беляш провалился и не расцарапал когтями пищевод. А, главное, после обедов с ним я ни разу не отравился — видимо, организм в его присутствии выделял какие–то защитные вещества.
И это была не маска, вот что интересно. Сто процентов — не маска. Все естественно и органично. Его вштыривало от жизни, как годовалого ребёнка. Возможно, в детстве он упал в чан со слезами восторга, наплаканный поклонницами Валерия Ободзинского, как Астерикс — в котёл с волшебным зельем.
Мы в конторе прозвали его «Мистер Эндорфин». В курилке часто можно было услышать: чего–то сегодня хреново, пойду с Эндорфином поговорю. Мистер Эндорфин сверкал лысиной, как маяк.
Знаешь, что самое забавное? У него и семейка такая же, под вечным феназепамом. Он как–то раз пригласил меня в гости. Я впопыхах купил какой–то неприлично дешевый торт, вафельный, ну, с таким ещё первоклашки на свидание к девочкам ходят. Мы сели за стол, с ним, его женой и сыном, разрезали этот деревянный торт, затупив два ножа и погнув один, разложили по тарелкам и понеслась. Какое потрясающее чудо, застонал ребёнок. Какое чудесное потрясение, подхватила жена. Вот суки, издеваются, подумал я. А потом пригляделся: нет, у людей натуральный экстаз. При прощании чуть ли руки мне не целовали, все трое».
В этом месте приятелю принесли хот–дог, и он закончил рассказ.
«Вот ты спросил, как я это буду есть, — сказал он, — очень просто: включу Мистера Эндорфина».
Приятель взял хот–дог, поднёс его ко рту и зашептал:
«Какая румяная сосиска, с пылу с жару, с пряностями. О, да тут не только кетчуп, из отборнейших томатов, да ещё и горчица, пикантная, сладковатая. Пышная, свежайшая булочка…»
«Девушка! — крикнул я через все кафе хозяйке заведения, — можно мне тоже хот–дог!» (C)

Переписываемся в друзьями по скайпу. Кто-то прислал видео на политическую тему. Пошли разговоры про Путина и Лукашенко. Пишу текст быстро, шифт не нажимаю (лень), поэтому пишу с маленькой буквы слово «путин» и где-то рядом слово «лукашенко» тоже со строчной буквы. Встроенный в винду 10 спеллчекер слово «путин» оставляет с маленькой, а слово «лукашенко» заменяет на «Лукашенко». Санкции? Российские/белорусские хакеры? Стало интересно. Дальше — больше. Оказалось «путин трамп порошенко» остаются с маленькой, а вот Лукашенко, Жириновский, Обама, Янукович исправляются. «меркель сталин горбачев» но «Гитлер Брежнев Ельцин». Странный словарь.
. моя фамилия тоже с маленькой :-\

Заезжал вчера отец Николай с монастыря. По хозяйственным вопросам, монастырь же тоже своего рода предприятие, что-то закупают у меня время от времени.
А мы с ним каждый раз немножко беседуем. На самые разные темы — от пьянства до ИГИЛ. Больше я спрашиваю, конечно. Мне нравится, он всегда как-то интересно отвечает, свой взгляд у него на многое.
Вчера спросил у него, что он про «Матильду» думает.
— А кто это? — спрашивает.
— Так фильм же, — говорю, — про царя, про балерину, все сейчас обсуждают, по ТВ постоянно показывают, неужто не слышали?
Он только плечами пожал:
— Да, нет, мы же не смотрим.
Уехал, а я думаю, вот, интересное же дело. Уже с месяц все медиа как тараканы по кухне с этой Матильдой носятся, в два уха нам дуют — царь, балерина, жарил, не жарил, поклонская, святой, рпц, кирилл, скрепы, запреты, мединский, православные активисты, угрозы и т.д. т.п…
А тут живут себе божьи люди спокойно и не знать не знают.

Навеяло историей про портфель с печатью.
Послали меня как-то в советские времена на завод за очень нужным кабелем. Работа не пыльная. Приезжаешь, размещаешься в гостинице и ходишь через день на завод, клянчишь этот кабель. Ну а если голова болит, то можно и через три, но что б раз в неделю это обязательно. Тусил я там что-то около двух месяцев, надоело до чертиков. Да и городишко для тусы явно не преднозначен, поскольку очень маленький. Бердянск одним словом. Всего-то развлечений кино, да раз в неделю дискотека. И вот уже на окончании моей миссии селят мне в номер нового командировочного. Ну там отметили, все такое. Выясняется, что он должен был ехать в командировку с напарником, а напарник заленился. И у него возникли некоторые проблемы с отметкой командировки. И ему нужен второй человек, что бы потусил с ним и отметил командировку. Без проблем, сказал я. Времени всё равно много и я съезжу с тобой типа мы вместе с одного завода.
Сказано сделано. С утра встали, позавтракали в ресторане и отправились на служебный автобус. Первые не очень хорошие предчувствия у меня появились, когда вместо автобуса оказался новый армейский КамАЗ с кунгом. Но как-то расспрашивать уже было не серьезно и мы вместе с другими техниками погрузились в этот кунг. Ехали долго куда-то за город. Оказалось, привезли нас на закрытый военный полигон в воинской части. Из разговоров в кунге стало понятно, что все эти техники с разных заводов СССР и едем мы сдавать в эксплуатацию новейшие, на тот момент, системы зенитной стрельбы на гусеничном ходу. Проехали два КПП и выгрузились на полигоне, забитом этой техникой. Я как-то сразу вошел в роль. Рожу кирпичом и ходить с умным видом. Главное рот не открывать. А после того как по нашему заведованию обнаружились косяки, сел печатать на печатной машинке акты. Посреди дня пообедали и дальше за дело. Другим контрагентам тоже актов попечатал. К концу дня выяснилось, что по нашему заведованию систему в эксплуатацию не примут, поскольку в полевых условиях этот дефект не устраним и надо снимать весь блок и везти на завод изготовитель. На том и вернулись в гостиницу. Мой напарник здраво рассудил, что тащить этот грязный блок на руках через пол страны ему не интересно, поскольку блок был тяжелым и негабаритным. И поэтому утром слинял на самолете домой. Мы благополучно попрощались и я продолжил свою миссию по выклянчиванию кабеля. Но не тут-то было. Вечером в гостиничный номер пришли контрагенты этой системы стрельбы и начали меня прессовать. Мол, из-за вашего блока мы не можем сдать изделие в эксплуатацию. На вопрос где главный, я честно ответил что улетел, а я мол тоже вот-вот стартую на поезде. Хорошо — сказали они. Мы сами снимим этот блок и ты попрешь его на себе один в город Ковров, раз твой начальник такой безалаберный. В противном случае будут тебе всякие кары по партийной и комсомольской линии. Дело приобретало нешуточный оборот. Можно, конечно, было взять этот блок и выбросить, но КГБ на тот момент был еще очень силен. Признаться, что не контрагент, то же как-то стремно. И свою миссию по кабелю я не могу прервать. Город маленький и в нем только одна гостиница. Повезло чисто случайно. Оказалось, у этой гостиницы был плохонький корпус напротив. Ночью переехал туда и из номера без надобности не выходил. А тут и кабель выдали. После чего я без последствий быстренько уехал.

Давно это было. Или: Первый опыт путешествия на плоту по реке.
Год 1975….1978 (Точнее сказать не могу, забыл).
Мы — народ артельный,
Дружим с топором.
В роще корабельной
Сосны подберём.
Православный, глянь-ка
С берега, народ,
Погляди, как Ванька
По морю плывёт.
А. Городницкий «Строителям Петровского флота»

В интернете очень много постов про детство, примерно моих сверстников. Копировать и цитировать ни один из них я не буду, но оговорюсь, все это было: и карбид, и шифер в костре, и войнушка, и индейцы, и выплавление свинца, и рогатки – луки – самострелы. И еще, ну очень много иных детских развлечений.
Но была и одна изюминка – у нас была Волга, со всеми прилегающими к ней оврагами и оползневой зоной*.
Год у ребенка, выросшего у нас, и примерно одного года рождения со мной, выглядел так:
— Лето, это Волга, купание до посинения, отогрев детского организма в горячем песке, посильная помощь рыбакам из рыбколхоза (сортировка выловленной рыбы: товарная грузилась в приходящие грузовики, а мелочь насаживалась на прутики и зажаривалась на костре для подкрепления сил растущих детей); поедание всего съедобного (нет, мы не голодали, но кто устоит против спелого паслена, солодки, неспелых коробочек мальвы и других подобных вкусностей);
— Осень, это школа (и ничего не поделаешь) и броски в оползневую зону (сталкеры!), для поедания совершенно ничейных яблок и груш;
— Зима, и мы катаемся на санках, в овраге, на дальность (секундомеров не было, засекать время прохождения трассы на наших скелетонах и болидах из бобслея нечем, и принцип прост – проехал дальше – ты чемпион).
— Весна, и о ней расскажу подробнее: «Ведь нам всегда будет сниться весна».
Весной сходил снег со склонов оврагов и обнажал жутковатые, и кстати смертельно опасные подарки Великой Отечественной — ни разу не нашел только пистолета, а так от штык-ножа до вполне исправного пулемета (мины, снаряды, бомбы не в счет, их не трогали).
Снег в оврагах таял и наполнял водой нашу маленькую речку – Елшанку.
Летом: речка-переплюйка (по колено максимум). Осенью – ручеек, зимой под снегом не видно.
Весной другое дело. Весной, во время таяния снега, на три-четыре дня, наша маленькая речка превращалась в шумную, стремительную реку. Она вылетала из огромной бетонной трубы под железнодорожной насыпью, и через километра два-три впадала в Волгу.
Четверо детей (скорее подростков, или недорослей) стояли на берегу Елшанки, они были заняты самым важным делом – пускали бумажные кораблики и любовались как поток уносит кораблики вдаль.
Назовем их так: Капитан (он решил, что будет капитаном), Боцман, мистер Сэмпсон и я.
Капитан, задумчиво глядя на очередной уплывающий кораблик, произнес: «Давайте построим плот и прокатимся на нем до Волги».
Решение о строительстве было отклонено сразу (паводок три-четыре дня, не успеем), но что-то поселилось в пытливых, но неокрепших умах.
Вот вы подумали, ну разве дети (пусть даже подростки) могут строить далеко идущие планы? Могут! И не только планировать, но и воплощать их в жизнь.
Мы задумали построить плот к следующему паводку, и в начале лета (каникулы!) идея приобрела четкие очертания.
Первоначально было решено строить из бревен, благо этого добра хватало – рядом деревообрабатывающий комбинат, к берегу которого, на лесотаску постоянно подводят плоты и беляны (ну это такой пятиугольный, в плане, многоярусный плот), стройматериал просто валяется на берегу. Быстро поняли, что бревно нужных нам размеров мы просто не поднимем, а его еще тащить километров пять до точки старта. Задумались, и думали долго, дня два.
Проблему решил Капитан (ну очень ему хотелось ощутить себя капитаном уже сейчас), он собрал совещание и сказал: «Я вчера смотрел Клуб кинопутешествий, в нём показывали каких-то людей, которые катались по горной речке на плоту, у которого снизу автомобильные камеры, а сверху настил из досок, вот. Но, правда потом они перевернулись и их долго спасали».
Камеры у нас конечно были (нет, ну вы подумайте, ребенок на Волге и без камеры – это ж просто нонсенс какой-то), но впереди почти все каникулы, и без камеры никак.
— Не. камеры понадобятся только весной (это Капитан), а вот помост сделаем сейчас, и будем хранить во дворе у Боцмана (он жил в двух шагах от предполагаемого старта), но камер нужно шесть штук, где-то надо достать две, это обеспечит нам дополнительную плавучесть (какие слова знает). Доски стырим на комбинате.
— Капитан, а этот помост просто лежит на камерах (Боцман), и как они им управляют?
— Не, камеры привязаны какой-то веревкой, широкой**, а рулят шестами, длинными*** спереди и сзади, они вроде ими от камней отталкиваются, но мы так не будем – камеры привяжем, а шестами от дна будем отталкиваться.
Работа закипела. Боцман пообещал негласно позаимствовать две недостающие камеры у старшего брата (ну ненадолго же, он и не заметит). Добыли веревку (бельевую), стырили доски, и из кленовой поросли вырубили четыре (не два) шеста, ошкурили их и положили их сушиться под навес во дворе у Боцмана. Сколотили помост, тщательно загибая и заколачивая внутрь загнутые концы гвоздей в доски (не проткнуть камеру).
Все было готово заранее (еще с осени), осталось дождаться весны, а она в том году запаздывала.
До конца весенних каникул оставалось всего четыре дня, и вдруг бурное потепление (ну, это как обычно – из шубы в шорты), речка резко вздулась, и мы поняли – пора.
Собрали наш плот, остудили камеры в в воде, подкачали в тугую, осторожно, по одному, с шестом в руках залезли на плот, и последний (Боцман) резко оттолкнул плот от берега и запрыгнул на него.
Действительность оказалась несколько иной, нежели мы задумали. Да, конечно волшебный полет по реке, но в каждом повороте мы тычемся в берег, наконец оттолкнулись, вышли на стрежень, и… Оказались выброшенными в Волгу причем сразу довольно далеко от берега. Шесты до дна не доставали, а грести шестом по меньшей мере бесперспективно. Экипаж охватило легкое уныние.
До берега метров тридцать — сорок, ах если б лето – прыгнул и доплыл, но, увы и ах – конец марта, водичка довольно прохладная, и мы в одежде. Есть, конечно и положительные моменты, например — плот устойчиво плывет, не качается и вообще, часа через два-три (ну четыре) и нас прибьет к берегу в Кировском районе (там Волга делает поворот налево). Романтика!
Романтика романтикой, а на воде прохладно и покушать захотелось, и попить, а количество припасов на судне стремится к нулю. Воду из Волги в разлив никто не пьет (призрак холеры помним все). Из дельных вещей присутствуют: весьма необходимые на открытой воде шесты, насос, перочинные ножи, коробки спичек и с солью, и еще метров пять бельевой веревки.
И движемся мы как-то странно – медленней чем рассчитывали да и своенравное течение норовит увлечь плот к левому берегу, точнее к острову Сарпинский, который обитаем, но до обитателей далеко и они на другой стороне.
Ситуацию разрулил РК (рабочий катер, их тогда на Волге было очень много). Он подошел к нам, его кэп наверное был очень удивлен, увидев четверых школьников посередине реки. Катер очень осторожно прижался к нам, нам кинули веревку, и спустили веревочную лестницу (сейчас, я бы сказал: штормтрап). Капитан (наш), как и полагается покинул судно последним. Никакие уговоры не заставили экипаж РК подобрать с воды наш плот, когда нас высаживали на берег, кэп, ну или шкипер, высунулся в форточку и проорал: «Скажите спасибо, что участковому ничего не скажу».
Вот и кончилась первая попытка путешествия по реке на плоту, интересно, как Боцман будет летом объясняться со старшим братом.
P.S. Тот, кто смотрит на нас с небес, иногда учитывает искренние порывы детей и подростков: Капитан, водит сухогрузы и танкеры (правда на реке); Боцман выработал полярный стаж на ледоколах (сначала механик, потом стармех); мне вместо вожделенного паруса достались многолетняя работа на заводе, связанном с ВМФ, и двухлопастное весло, я начал ездить в командировки и осваивать сплав по горным рекам; только мистер Сэмпсон к воде не имеет никакого отношения – а может и не сильно хотел он водных просторов.
Пояснения:
*В Нижней Елшанке в 1969 произошел сильный оползень, вниз съехали две улицы (правда без жертв и разрушений), некоторое время было очень странно видеть покосившиеся дома с садами далеко внизу.
** Ну, конечно – это парашютная стропа.
*** На каркасно-надувном плоту – это называется греби (такое длинное весло, при помощи которых плот смещается перпендикулярно потоку, а лопасть Капитан просто не увидел).
Волжанин.

Вчера сижу с котом в ветклинике, кот лежит под капельницей (подозрение на рак, на днях должны делать операцию). Процедура не быстрая, пытаюсь себя чем-то занять и попутно прислушиваюсь к разговорам в приёмной. Заходят два парня, спрашивают администратора:
— Травматолог есть в клинике?
— А что у вас случилось?
— Вот, перелом челюсти по ходу.
— Сколько лет котёнку?
— Да хрен его знает! Мы его только что подобрали! Так есть или нет?
— У нас травматолога нет, есть хирург, но она сейчас занята и терапевт.
— А поскорее нельзя?
Стало интересно, выглядываю в приёмную — стоят два амбала, про которых в 90е говорили —
братки, у одного в руках котёнок, точнее в руке. Диалог дальше:
— Так вы не волнуйтесь! Сколько надо мы оплатим, только врача скорее позовите!

Про аптеки, накопилось.

В Невском Экспрессе попутчиком едет кавказец.
Интересуюсь — в гости, к родственникам ?
Какой слюшай в гости, я петербуржец ! У меня бизнес !
Какой бизнес ?
— Аптека держу мало-мало, всякий лекарст продаю .
Ну и как малый бизнес на Родине Вована ?

Кавказец расцветает в широкой улыбке .
— Все хорошо, дарагой ! ВСЕ БОЛЬНЫЕ там совсем! В Москве было плохо, а в Петербурге хорошо ! Все больные, здоровых вообще нет !

В аптеку идут гуськом 4 гастарбайтеров-таджиков. Прямо становится интересно, что будут брать, так что иду следом.

Пока я изучаю витрины, трое садятся на корточки у дальней стены, а самый русскоговорящий подходит к продавщице в окне.

— Лошадиный Сила есть ?
— Вам для суставов ?
— Да, для суставов, лошадиный сила !

Думаю, зря пошел, концерта не будет. и тут ..

— От геммороя еще дай мне мазь !

Продавщица крайне оживляется и прибавляет голоса :

— От геммороя ? А у вас какой симптом ? Может это не гемморой ?

В апетеке оживление, группа поддержки на корточках осуждающе качают головами и переговариваются тихо .

— Какой симптом , не знаю, просто жопа болит ! Дай мне мазь и я пойду !

О путче и не только. Воспоминания десантника

Призвали осенью 89-го. Направили в десантную учебку в Литву. Город Рукла. Там не доучился, потому что в Союзе начались беспорядки, решался вопрос о расформировании части, — досрочно присвоили младшего сержанта и отправили в Рязанский полк ВДВ. Несколько дней всего в полку пробыл, и кидают нас в Тбилиси. На аэродроме просидели два дня в ангарах. Потом в закрытых фургонах перевезли в строительную часть, где переодели в стройбатовскую форму. Там была какая-то заваруха. Каких-то заложников освобождали. Меня и ещё «молодых» под пули не отправили. «Вам ещё рано, — сказал взводный, — успеете». — и поставил нас в оцепление. Сам он и человек десять наших десантников полегли в этой операции. Весна 90-го это была, наверное. Черешни много было спелой и крупной.
А потом, уже на алычу, мы попали в Баку-2. Или нет…. Это надо альбом смотреть. 26 лет прошло, и как сказка все вспоминается. Приехали в Баку, — старшина договорился, что кормить нас будут в ресторане. И мы реально, как гражданские, приходили в ресторан, они гостеприимные люди – азербайджанцы, — такие столы нам накрывали… Военным был везде почёт в те времена. В Баку была табачная фабрика. Мы ходили туда. В России как раз проблемы начались с табаком. То мне отец курево посылал в армию, а из Баку уже я ему курево отправлял.
К ордену я был представлен вместе с командиром взвода за десантирование внутри БМД. Сначала нас три месяца обучали десантироваться в системе «Кентавр». Там ещё такие кресла были космические. Если честно – я в итоге не прыгнул в этом кресле. До этого только сын Маргелова внутри БМД прыгнул. И ему за это Героя дали. Сейчас бы я не пошёл. А тогда спросили: «Кто будет внутри БМД десантироваться?» — сразу вызвался. На всё готов был.
Из БМДэшки всё повыкидывали и поставили эти космические кресла.
Ветер в день учений был сильно выше допустимого. А министр обороны со свитой, с иностранцами все здесь уже. Загружаемся в самолет вместе с нашими БМДшками, — командир роты, взводный, я, три водителя. И взводный говорит мне: «Пусть меня уволят-расстреляют, но в БМДшке мы с тобой при таком ветре прыгать не будем. Прыгнем отдельно – замешаемся в этой толпе. А на земле прибежим к машине, — вроде мы в ней были». По плану учений мы с ним вдвоём должны были внутри находиться. БМДшка сползает по рампе, мы – за ней. У нашей роты были экспериментальные парашюты – Д-6 серии 4. Приземляюсь – купол погасить не могу, ветер тащит. Об землю бьюсь… На этом парашюте есть второе кольцо – дернёшь его, — половина подвесной системы отстегивается, и купол погаснет тогда. Собрался дергать, а меня уже ветром подняло, земля внизу далеко. Семнадцать человек в тот день стёрлись насмерть – с Костромской дивизии, ДШБшники ещё… Их ветром носило по полю, било об землю… Шестьдесят шестыми «Газонами» догоняли купола, гасили колёсами.
Вот земля снова приближается, шлеп, дернул второе кольцо, отцепился от парашюта. Из ушей и носа кровь, комбинезон слева разодран и кожа стерта-сбита, хромаю к своей БМДшке. Нам же с командиром взвода надо внутрь залезть – вроде мы там были. Подбегаю – а люк в метре под землёй. Из-за ветра система приземления не сработала как надо, и машина ушла мордой в землю. Причем, не болото, не пахотная какая земля, а в плотную слежавшуюся землю так воткнулась. И торчит. И мы со взводным вылезать оттуда должны, а там до люка ещё и не докопаться. Что дальше делать не знаю, а взводного нет.
Вокруг стрельба, МИГи в небе – учения-то комплексные. А они летят низко и беззвучно. Вот он уже скрылся, а потом рёв двигателей и уши закладывает.
Командира нет. Бегаю ищу. Орёт на высоковольтке. Он на одной стороне проводов, купол – на другой. Под своим весом сползает вниз, тут порывом ветра купол наполняется и тянет его к проводам. Открыл он запаску, по её стропам спустился, спрыгнул. Доложил ему, что БМДшка из земли торчит, и в неё не залезть. Побежали сразу к трибуне, с которой Грачев – министр обороны, Лебедь – командующий ВДВ, иностранцы наблюдают за учениями. Мы стоим в крови, взводный отрапортовал: «Упражнение такое-то выполнено!» Грачёв говорит: «Представляю лейтенанта такого-то и сержанта такого-то к награждению орденом «Красной Звезды»!» Там никто не разбирался – внутри мы были или нет. 17 погибших… Три полка десантировалось – Костромской, Рязанский, Тульский и ещё десантно-штурмовые батальоны.
Так и не знаю – достоин я этого ордена или нет. Но мне всё равно его не дали из-за путча.
А до этого прошел ещё Киргизию. Ездили мы туда чисто на патрулирование. Показать народу, что вот власть есть и у власти есть сила. На озере Иссык-Куль были ранней весной. Красивое очень! Обгорели там за час до волдырей.
Лебедя я за службу раз десять видел. Он точно, как генерал в «Особенностях национальной охоты». Только без сигары. Он мне галстук раз повязывал. Привезли нашу роту после Баку в Москву, на склады какие-то. Там нас переодевают в штатское. Костюмы, рубашки, плащи, туфли лакированные, галстуки… Кручу этот галстук в руках – что с ним делать. Лебедь подходит: «Помочь, сынок?» Повязал мне галстук. Туфли были узкие, а у меня ступня широкая. Чтобы ногу втиснуть, пришлось сорок пятый взять, при моём сорок втором. И вот мы такие неприметные в одинаковых костюмах, одинаковых туфлях, плащах и галстуках, все ранней весной с бакинским загаром, с АКСУ под плащами, патрулировали Москву попарно. Мой маршрут был на Арбате. День мы там патрулировали, и вернулись в полк.
А за несколько месяцев до этого раз целые сутки сидел с гранатомётом на чердаке в Москве. Трое срочников и офицер.
За всё время службы в полку месяца три провёл. Остальное время – командировки или разведвыходы, когда берёшь палатки, сухпаи, и километров за 60 в леса-поля. Бегать любил тогда. Случалось, в субботу или воскресенье, когда уже старшиной роты был, с другом: «Давай пробежимся…» И чисто для удовольствия километров пять нарежем… В казарму возвращаемся – ротный орет: «Старшина! Где тебя носит?! Строй роту на марш-бросок!» И с ротой ещё сороковничек легко пробегал…
Путч 91 год – тоже интересно. Самое трудное, самое жестокое было туда добраться. На гусеничном ходу от Рязани до Москвы по асфальту доехать – ни один водитель не выдержал. БМДшка на асфальте – как корова на льду. Я своего подменил. Половину дороги вёл. От асфальта из-под гусениц пыль-крошка летит. Доехали до МКАДа, у всех веки распухли — глаза-щёлочки. БМДшки одна на другую заезжали, остановку где-то снесли, легковушку задели… Реально тяжело.
Где-то перед МКАДом нас встретил Лебедь. Командиру полка и офицерам объяснил обстановку. Полк оставили здесь, а одну нашу роту отправляют к Белому Дому. 7 или 9 БМДшек у нас тогда было… И вот через все баррикады едем к Белому Дому. С тротуаров нам что-то кричат, обкидывают яйцами… Обзывают карателями. Мы после очередного юга – все загорелые… Ты спрашиваешь – за Ельцина мы были или за ГКЧП? Чего мы об этом знали?! Если Лебедь сказал, командир полка сказал – надо ехать, надо исполнять. А какое там ГКЧП, что это и зачем, — мы и знать не знали, и не надо солдатам это знать. Исполнять надо.
Приезжаем к Белому Дому, выходит президент Ельцин. Каждому из нас пожал руку, обнял, дыхнул водочкой. Руку его потную как сейчас помню. Жаркий август был. Что-то такое сказал вроде «ребятушки», «солдатушки»… Я так понял, что его обижают. Заняли оборону вокруг Белого Дома. И тут мы оказались для всех своими. Те же, наверное, кто в нас на марше яйцами кидался и карателями обзывал, теперь понесли нам жратву, курево и бухло.
Сначала мы думали, что сможем всё съесть. У нас был ГАЗ-66 в сопровождении, так мы его весь забили жратвой, и жалели, что столько боезапаса у нас место занимает. Мы ж срочники. Почти все из глубинки. А тут чипсы, пепси-кола, вина красные и белые, колбасы, коньяки, торты-пирожные, и это всё надо употребить. Ночь переночевали. В ручье каком-то умылся-побрился. Утром зарядку провел для роты. Такой миниспектакль для гражданских. И тут весь полк к нам приехал. Что вот давили кого-то из мирного населения – не видел и не слышал от наших.
А когда полк наш пришёл – началось ещё интереснее. Командира нашей разведроты, командиров взводов и меня, как старшину, вывели перед строем полка, сорвали с нас погоны, объявили предателями Родины, назвали какие-то статьи серьёзные, связали каждому руки. Я стою, не понимаю – за что? Попал, как кур в ощип. Президент руку пожал, а командование руки связывает. Чем я виноват?! Разведрота – 29 человек, весь полк стоит, и замполит полка объявляет, что мы за кусок колбасы Родину продали…
Со связанными руками отвезли в полк на гауптвахту. Офицеров — в офицерскую камеру, меня – в камеру для сержантов и старшин. С рядовых и сержантов нашей роты тоже погоны сорвали. А на губу только офицеров, и меня. Старшина роты — должность прапорщика была.
Ребята передали мне в камеру транзистор – слушаю новости. Думаю: «Если Ельцин победит – меня должны выпустить. Не зря же он мне руку жал…»
Проходят эти два дня. Слышу по радио – Ельцин победил. Прыгаю от радости чуть не до потолка. И меня действительно выпускают. Никто, конечно, не извиняется.
Возвращаюсь – в роте нет офицеров. Ни один после такого позора не стал восстанавливаться. Все написали рапорта.
И всю нашу роту вдруг отправляют за 40 километров от Рязани убирать яблоки в каком-то колхозе. Никогда для разведроты такого не было. Я – старший. Своим ходом. Зачем яблоки, куда… Взяли палатки, сухпай на пару дней… Ни задания, ни – куда яблоки сдавать… Ни корзин, никакого инвентаря, ни ящиков, ни мешков… Ребятам говорю: «Нас сюда выживать отправили. Вы — в поле за картошкой, вы – кому по деревне что работой помочь, чтобы продуктами расплатились». Прожили мы там две недели. С самогоночкой деревенской, — не без этого, конечно. Потом приезжает командир полка, представляет новых командира роты и командиров взводов. Отругал нас, что пьяные, и отправил бегом в полк. Для нас тогда 40 километров пробежать ничего не стоило. А потом выгнали меня из армии. Даже не помню – дождались осеннего приказа, или раньше. Выдали документы. Парадку не дали надеть. Сказали – у тебя «гражданка» есть, дуй в «гражданке». Так понимаю, что из-за политической ошибки командования полка там у Белого Дома. Чтобы не всплыло, что они предателями не тех объявили.
А несколько лет назад наша разведрота списались все в интернете. И мой адрес нашли. И приехали человек двадцать ко мне в гости сюрпризом. А я перед тем квартиру сменил. Они приезжают на адрес, который у них был – никто не открывает. Они соседям жмут звонки. Сосед один открывает – спрашивают про меня. А он им что-то ответил: «Его уж нет давно».
Ну, ребята возвращаются на вокзал, садятся в ресторане, наливают лишний стакан водки, накрывают куском чёрного хлеба, поминают меня. Потом разъехались.
Но вскоре один нашёл в интернете сестру мою. И осторожно так пишет ей, что, мол, — я с твоим братом служил. Она в ответ: «А он сейчас на охоте. На неделю уехал». Тут уж они ко мне снова приехали, и мы увиделись. Повспоминали…
Про орден «Красной Звезды» и не знаю – надо ли интересоваться. С одной стороны – представили, вроде. А с другой – на самом-то деле я же не внутри БМДшки прыгал. Ну, обещали орден и не дали. Зато и посадить потом обещали, но не посадили же. Отслужил, как все.
***
Послесловие от Немолодого:
Познакомился с ним в отпуске. Хорошо как-то сошлись, общались… Очень мне понравились его воспоминания. Некоторые истории из его жизни выкладывал в июне. А эту приберёг к Дню ВДВ.
Позвонил ему сейчас. Согласовал текст. Он кое-что поправил, и попросил добавить:
— С праздником, десантники. За войска дяди Васи. И вечная память павшим.

Последними «мимозами» про «заработай» навеяло. Ловите теперь мою, правда в отличии от тех про девку с электрошокером и «внука», эта действительно произошла.

Работает мой отец в одной маленькой фирме. Работают там очень интересные люди с различными увлекательными хобби, интересными родственниками, или аспектами жизни. Ну судите сами, хозяин компании раньше играл в баскетбол за Notre Dame, а теперь заодно он и президент благотворительной организации которая скупает фермы по всему Нью Джерси и отдаёт штату что бы там никогда не было коммерческой застройки (land conservation). Его сестра была зам главного тренера Американской Олимпийской женской команды по баскетболу.

Жена техника, главный бухгалтер фирмы которая занимается всей логистикой для Зимней и Летней Американской Олимпийских команд. Ездит по всем Олимпиадам и проводит там несколько месяцев до и после каждой Олимпиады. Получает билеты на все соревнования и практически всех знаменитых атлетов и тренеров знает лично. Сам техник когда-то держал оружейный магазин и как хобби занимается реконструкцией батальных сцен 18-19ого веков и консультирует кино.

Долгие годы работала у них секретарша, Минни. По политкорректному, административный помощник. Кстати она обалденный кулинар, выигрывала какие-то бешеные соревнования по приготовлению пирожных, но это мелочь. Главное что есть неё, как в сказке, 3 сына.

Вы подумаете что два старших умных, а младший дурак? А вот и не угадали, и дважды. Раз, все сыновья умные. Два, младшего сына у неё нет. То бишь есть два младших, они близнецы. Вот чем занимается старший сын, врать не буду, не помню. Близнецы постарше меня и в начале 90х они ходили в Notre Dame, не самый худший университет, между прочим. Они конечно имели гранты, скидки, итд, ибо были ребята умные, но ей с мужем тащить 3х пацанов через университет было тяжело. Они же простой средний класс, как я и говорил — она секретарша, а муж у неё химик в какой-то лабаратории.

И близнецы решили, эдак дело не пойдёт. «Родители жилы рвут, а мы что? Пальцем деланые что ли? Заработаем.» И записались они в рыболовы, поехали на Аляску после 2ого курса университета на всё лето. Очень кстати опасная профессия. Работают там очень много, ну и получают они соответственно.

Не знаю точно сколько они сейчас получают и сколько тогда, но когда в конце 90-х студентов с моего университета на лето вербовали, обещали зарплаты по $4 штуки в месяц. Причём на всём готовом, ибо рыболовы живут всё время на борту, там и спят и питаются. Очень приличные деньги по тем временам, да и сейчас не так уж плохо. Между прочим жалею что не съездил в своё время.

Близнецы отпахали лето как проклятые. Работали от рассвета и до. пока хозяин не скажет отбой. Как минимум по 14-16 часов в день. И вот подошёл конец контракта, «подсчитали, отобрали, — за еду, туда-сюда но. » большие деньги дали под рассчёт. Вот это да.

Переглянулись пацаны и говорят хозяину «А хрен с ним Notrе. И с Dame тоже. Остаёмся здесь. Да, работа тяжёлая, но нам нравится. И деньги уж гораздо больше чем мы бы получали после университета.» Хозяин рыболовного судна посмотрел на близнецов и сказал. «Вот ты — оставайся, я вижу ты рыбак и с тебя выйдет толк. А второму, Майклу (далее для простоты «Миша») сказал. Море это не для тебя. Ты должен получить образование и твоя судьба не здесь. У тебя большое будущее.» И не взял его работать, отослал обратно.

Миша окончил свой Notre Dame с какой-то гуманитарной специальностью. Не помню где была его основная работа, но подрабатывал и в фирме где работала его мать. Хоть это не было его специальностью, но он был очень сильный програмист и он много для фирмы сделал. А потом он на факультет журналистики в Columbia University (тоже не самая худшая школа в США) поступил, чтобы получить степень магистра.

А его брат-близнец долго проработал на рыболовных судах. Сначала младшим куда пошлют, потом старшим, потом матросом, потом старшим матросом, итд. Выше и выше и выше. Вырос он от «щенка» до «матёрого волка» и наконец решил, «хрена ли я горб ломаю на дядю, хочу своё судно.» Какие-то деньги у него уже быле конечно, скопил за годы. Что-то он отдолжил у кого мог, взял займ в банке, но оказалось не достаточно. Нужно было ещё несколько десятков тысяч.

Обратился к Мишане. «Братка, есть тема, но нужны бабки. Подсоби, я верну.» Миша ему «Я бы рад, но где я и где деньги? Я же бедный студент, гуманитарий кстати. Образование в Columbia ни разу не дешёвое, «весь в долгах как в шелках», да и жить в Нью Йорке, тоже не 2 копейки стоит.» А брат и говорит, «Я так и думал. Но не сцы босота, есть дерзкий план. Ты пацан умный, хотя у наших родителей дурных детей нет. Читай, тренируйся, пробуй, я уверен ты сможешь. попасть на Jeopardy.» Мишка притер хер к носу, подумал и говорит «Авантюра. Но забавно. Чем чёрт не шутит, риск же дело благородное.»

Jeopardy, для тех кто не знает — это жутко популярное интеллектуальное шоу, в США (далее — в Google).

И началась у Мишки совсем другая житуха. Мало того что он учился в Columbia, подрабатывал в двух газетёнках, и работал программером. Он стал каждый день готовиться. Он читал и повторял, читал и повторял, читал и повторял. Учил про слова на букву «зю», различные фобии, королей Франции, и знаменитых актёров, итд, итп. Стал эдакой ходячей энциклопедией, хотя и раньше он отсутствием эрудиции не страдал.

Он даже учился правильно кнопку нажимать. Не надо смеяться, это не так легко как кажется. Оказывается что человек обычно непроизвольно перед нажатием поднимает большой палец вверх и лишь потом давит вниз на кнопку, в результате теряя драгоценные доли секунды.

Прошло время, Миша подал заявку на шоу и из 4000 кандидатов выбрали 400, тех кто прошёл жёсткий отбор. Попал таки наш Миша на шоу. Билет кстати из Нью Йорка в Лос Анжелес шоу не оплачивает, и гостиницу тоже, всё за свои, кровные. А снимают кстати по 5 шоу в день. Брат близнец прилетел поддержать, и они вместе поехали на несколько дней. Вернулись, мать конечно спрашивает, «ну как?» Те молчат как рыбы. Одно сказали «вот дата когда шоу будет по телику идти, сама увидишь.»

Минни всей компании о таком деле рассказала естественно. День я в календаре пометил, а когда дата подошла всей семьёй сели шоу смотреть. О, вот и Мишаня на экране, на всю страну улыбается. Давай, «жми Малешкин», погнали наши городских.

Миша выигрывает первую игру. Ура, молодца. Значит он будет выступать и завтра. И на следующий день опять вечером все у телика. Миша не подкачал и выиграл вторую игру. И третью (кстати в ней он установил рекорд за сезон), и четвёртую, и пятую. Пятикратный чемпион в Jeopardy эго ОЧЕНь, ОЧЕНь, ОЧЕНь круто (тогда по правилам разрешалось играть до 5 побед). Ну это пожалуй как Хрустальную Сову в Что, Где, Когда? выиграть, не меньше.

И заработал он не много не мало — $55 штук плюс ему как 5-кратному чемпиону дали Chevrolet Suburban (кто не знает, это такой тарантас размером со слонёнка, и жрёт он столько что можно работать лишь на заправку). Suburban конечно ему центре Нью Йорка на хрен не сдался, он его продал. Ну а денюжков на помощь брательнику хватило ну и расходы покрыли.

Пригласили кстати Мишу потом играть в четвертьфинале года. Его то он выиграл, а вот в полуфинале проиграл. Жалко конечно что сказка окончилась так прозаично, но уж как есть.

А брат приобрёл себе лицензию, судно, и занялся ловлей лососей на Аляске уже как хозяин-капитан. Регулярно родителям своим копчёной рыбки присылал, ту что сам ловил и сам коптил. Ну а Минни в компанию под Новый Год приносила яшик приносила, делилась с сотрудниками. Поверьте на слово, то что в магазинах продают, пусть и самое дорогое и крутое, и рядом не стояло с рыбой что он присылал.

Миша свою Columbia University закончил, где-то в Нью Йoрке работает теперь. Давненько его не видал. Вот собственно и вся «мимоза.»

Если кому интересно, то почитайте про «Michael Arnone» — пятикратный чемпион «Jeopardy».