Свежие анекдоты про коньяк

На нашем сайте собраны свежие анекдоты про коньяк. Читаем, улыбаемся, а может даже и смеемся!

— Нет настроения? Съешь шоколадку!
— Не помогает.
— Запей коньяком.

При простуде эффективнее пить не молоко с мёдом, а коньяк с медсестрой.

Девушки, если вы боитесь поправиться, выпейте перед едой 50 грамм коньяка. Коньяк притупляет чувство страха.

— Все больше не пью! Вообще.
— А что так?
— Я в пятницу вернулась с работы, устала — как собака. Решила остаться дома. Приняла душ, нырнула под одеяло и выпила целую бутылку коньяку.
— Ну и что?
— Меня потом в трех ресторанах видели в том одеяле.

На приеме у врача:
— У вас давление 160 на 100: вам надо срочно отказаться от кофе и коньяка.
— Понял, доктор: только чай и водка.

Когда мы поехали в Москву, то решили себе ни в чём не отказывать. Мы курили только гаванские сигары, пили коньяк «Хеннеси», закусывали чёрной икрой и смотрели последние лицензионные фильмы, на крутом ноутбуке, за четыре штуки баксов.
— Таких понтов общий вагон ещё не видел!

Сидят два новых русских в дорогом ресторане. Один пьет дорогой коньяк и закусывает квашеной капустой. Второй пьет обычную водку, а закусывает икрой и отличной ветчиной. Второй первому:
— Ну что ты, в натуре, всякой гадостью закусываешь? Такой хороший коньяк, а ты его капустой!
— А не все ли равно чем блевать?

— Сема, ты знаешь, врачи открыли такую болезнь, которая лечится только коньяком.
— Изя, а где можно подцепить эту болезнь?

— Дайте мне бутылочку коньяка «Довольный хачик».
— .
— Ну этот, как его, а вспомнил — «Ара рад».

— Вы берёте взятки.
— Ну какие взятки? Максимум конфеты и коньяк… пустяки!
— Значит, четыре вагона «Хеннеси» и 15% акций концерна «Свиточ» — это, по вашему, пустяки.

Анекдоты про коньяк

Всех манят звёзды! Вот и я вчера засмотрелась на коньяк.

  • Обсудить
  • Поделиться

Не знаешь, как уложить детей спать? Стакан коньяка! Стакан коньяка — и хер с ними, пусть не спят!

  • Обсудить
  • Поделиться

Детство кончилось в тот момент, когда мама перестала прятать от тебя конфеты, а папа начал прятать коньяк.

  • Обсудить
  • Поделиться

Перед судебным заседанием ответчик советуется со своим адвокатом: — Хочу отправить судье коробку хорошего французского коньяка. Как думаете, это поможет выиграть? Адвокат отвечает: — Ни в коем случае так не делайте! Я хорошо знаю этого судью, он честен и принципиален. И дело вы точно проиграете. Прошёл суд, и дело выиграл ответчик. Довольный адвокат говорит: — Здорово, что мы так легко и быстро выиграли, я не ожидал. Ваш случай был тяжёлый, и я был готов к затяжному процессу. Ничего не понимаю! Ответчик: — Я таки пренебрёг вашим советом и отравил судье коньяк. — ?! — Я выбрал самый скверный отечественных коньяк и положил в коробку визитку истца.

  • Обсудить
  • Поделиться

Из объяснительной начальнику охраны торгового комплекса: «Я, Наталия, не каталась на тележке, просто встала на неё, чтобы достать красное ведро с верхней полки, но не удержалась и упала на неё. В результате ведро само оделось мне на голову, а швабру я схватила по дороге, чтобы тормозить. «Эге-ге-гей» кричала, чтобы предупредить встречных покупателей об опасности. А пустые бутылки из-под коньяка валялись там ещё до меня.»

  • Обсудить
  • Поделиться

Что бы вы выбрали: болезнь Альцгеймера или болезнь Паркинсона? Подумайте, ответ очень физиологичен! Конечно, Паркинсона. Лучше расплескать чуть-чуть коньяка себе на брюки, чем забыть, куда девал целую бутылку.

  • Обсудить
  • Поделиться

Коньяк говорил: — Мадам. Он не стоит ваших слез. Мартини твердило : — Ты дура. И мужик твой козел! И только водка кричала : — Пляшем. Бабы. Пляшем .

  • Обсудить
  • Поделиться

— Все больше не пью! Вообще. — А что так? — Я в пятницу вернулась с работы, устала — как собака. Решила остаться дома. Приняла душ, нырнула под одеяло и выпила целую бутылку коньяку. — Ну и что? — Меня потом в трех ресторанах видели в том одеяле.

  • Обсудить
  • Поделиться

Лекции были бы приятнее, если бы на них можно было сидеть с сигарой и коньяком и восклицать «Ну что за фигня!»

  • Обсудить
  • Поделиться

— Сёма у нас всегда отвечает за ЖКХ. — За что? — За женщин, коньяк и хату.

Анекдоты про коньяк

Если Вы боитесь поправиться, каждый раз перед едой выпивайте 50 грамм коньяка. Коньяк хорошо притупляет чувство страха.

В каюту-люкс на пароходе заглядывает матрос и спрашивает у находящегося там джентльмена:
— Простите, сэр. Я электрик этого судна. У нас там одну пассажирку случайно ударило током. У
вас не будет коньяка и дольки лимона?
— Конечно, конечно. Вот вам коньяк и лимон.
— Благодарю вас, сэр…
Матрос закрывает дверь каюты, залпом выхлебывает весь коньяк, закусывает лимоном, нюхает
рукав и произносит:
— Вот блин, уже сколько лет работаю на этом судне, а до сих пор не могу спокойно видеть, как
кого-либо из пассажиров долбанет током…

Когда телефон звонит в 3 ночи это значит, что кто-то умер, а если и не умер, то очень жаль. Звонит брат, рыдает слезами: «У меня яблочко в п@зде застряло! Я так не могу больше, приезжай пожалуйста! » и трубку вешает. Отлично, думаю. Сколько мы с тобой в доктора играли и пися была мужская и вот это что теперь и о чем? Но я срываюсь и еду. Встречает меня наглухо обсаженный подросток, даже не знаю под чем. Тема следующая. Родители уехали на дачу и он еб@л одноклассницу. Яблочком. Юный мичуринец, вы ж посмотрите! Маленьким яблочком на веточке. Веточка, понятное дело, оторвалась и яблочко осталось внутри девки. Сначала им было смешно, а потом они поняли, что яблоко достать без вариантов. Девка ни в школу ни домой в таком виде идти не хочет, у всех истерика. Выгнать мелкую похотливую дрянь пинком под сраку без вариантов у нее папа какой-то местный авторитет. Ну, говорю, поздравляю тебя, братан. Женись теперь на ней, она тебе банку компота родит. А почему ты ей кедровую шишку в ж@пу не засунул и лампочку в рот? Что тебе мешало? Вызвал бы 911 и телевиденье, нормально было бы. И тут из ванной выходит эта утка фаршированная яблоками. В клетчатой юбочке, белой рубашечке, в синем бархатном пиджачке и белых гольфах, с двумя белыми косичками. неземной красоты ребенок, ангел просто, только с яблоком в гениталии, с запретным, б%%%ь, плодом. Берет меня за руку и на ухо «надо поговорить, я при нем стесняюсь». Не ну нормально ваще? Тр@хаться при помощи яблока она не стесняется, а говорить об этом стесняется. На кухне она залезает на стол и раздвигает свои худые ножки. И с жалостным личиком такая возлежит. Не, ну я медик и мать, но @б твою мать! Ну что это и зачем ты такая тупая и наглая?! И на лобке татуировка, 15 лет человеку. «Я так себя плохо чувствую! Мне кажется оно провалилось в желудок! » » бл@яяя! Оно не в желудке, дурочка. Оно в мозг уже провалилось, будем лоботомию делать, череп твой красивый вскрывать, я тут бессильна, надо врачу звонить! «. 5 утра. Звоню дяде Ване, патологоанатому со смешной фамилией Рабинович, излагаю суть проблемы. Приезжает Рабинович с огромным чемоданом. Дети в ах@е и панике. Говорит «Чистую простынь, кипятка, спиртного». Тут обосралась даже я. Раскладывает девку на столе, берет обычный штопор, волосатой огромной ручищей нажимает ей чуть выше лобка, осторожно поворачивает там штопор и ЧПОК! Злополучный фрукт украшает штопор. «Еб@ться подано, господа! » орет диким голосом Рабинович, всаживает стакан коньяка и закусывает яблоком. Тем самым. Вытирает руки кухонным полотенцем, забирает коньяк и уезжает. Все счастливы, счастливы!

Соврал бы чего-нибудь, Петрович, — попросил Серега сидящего на соседней кровати Петровича, — скучно ведь сил нет.

— Соври ему, да, — притворно обиделся старый бугор, — я вообще не вру, не имею такой привычки, а раз тебе скучно, иди вон вокруг вагончика пару кругов по лесу нарежь, а потом можешь в сортир сбегать для окончательного веселья.

— Я и за один круг от холода околею, Петрович, — усмехнулся Серега, — и в сортир мне не хочется совсем. И так минус сорок, а там еще дует снизу. Я, пожалуй, до следующего года потерплю с сортиром. Пять часов осталось, а первого января потепление обещали резкое. Ты б действительно рассказал чего, чтоб время скоротать.

— Какая нежная молодежь пошла, — продолжил ворчать, Петрович, — дует им, сходи хоть водку принеси из предбанника, полчаса уже охлаждается, замерзнет, будем под бой курантов грызть ее за праздник.

— Нежная, да, — Петрович закурил и продолжил без всякого перехода и вступления, — вот у нас мастер был, при социализме еще, тоже как тебя Серегой звали. Так вот он никакого мороза не боялся, не то что нынешние.

— Это какой Серега? Не тот, что в Кадашах начальником сейчас?

— Не, не тот. Этот в Кадашах маленький, а наш под два метра ростом. Стояли тогда недалеко отсюда. Пикетов триста, если по трубе мерить. Тот самый нефтепровод, что сейчас ремонтируем. И тоже под новый год морозы к пятидесяти близко. Актировать дни надо по всем показателям. А начальство орет: сроки, мол, срываете. Оно, конечно, так. Срываем. К ноябрьским должны были, а не успели. Мороза все ждали. Болото там, а его в хороший мороз проходить надо, или месяц сверху снег чистить — замораживать. Ну и дождались. Вдарил мороз. Да такой, что техника встала. Подергались мы маленько, поковырялись тем что завести удалось, да и бросили.

Дело как раз к тридцать первому декабря. Народ домой просится на праздник. Кому охота Новый год в вагончике встречать. Работы-то все равно нет, да и не будет числа до третьего по прогнозам. Но приказ есть: сидеть на месте, ждать пока потеплеет. Тогда партия приказывала, а партии Новый год по барабану, стране нефть нужна.

Прорабом у нас Мишка Зотов. Мишка – мужик тертый, понимал, что начальство, начальством, а народу на встречу лучше пойти. Была б работа он бы не отпустил. А тут делать все равно нечего. Можно правда снег в городке чистить и порядок наводить. Только у нас и так порядок, а местной снегоборьбой никого от пьянки не удержишь. Лучше в дом, в семью отпустить, чтоб никто не отчебучил чего. Подумал Мишка и решил отпустить людей. Втихаря, начальникам не докладывая.

Они хоть и понимают все, эти начальники, но у них работа такая – самим приказы выполнять и других заставлять. Ведь чем начальник выше, тем у него свободы меньше. Я вот может поэтому и не пошел в начальники. А мог бы. И с не сидел бы сейчас с тобой, а где-нибудь в Кремле на приеме шампанское принимал. Ты б Сережа сходил все-таки за водкой-то, кстати. Замерзнет в тамбуре, бутылки полопаются.

Петрович дождался пока Серега принес водку, любовно устроил бутылки поближе к заиндевевшему окну, подальше от печки и продолжил.

— Так вот решил Мишка нас по домам отпустить. Но не всех. Городок с техникой бросать так и так не годится. Кому-то оставаться надо. За генератором следить, тепло какое-никакое в вагонах поддерживать. Да и на рации подежурить-посидеть. Они тогда здоровые были, с собой не потащишь. Никто в нашу глушь не попрется, но по связи наверняка вызывать будут. С праздником поздравить, а больше проверить живы ли и не нажрались ли еще. Так что как ни крути, а кому-то оставаться надо. Причем лучше двоим, а то с таким морозом в лесу шутки плохи. Решили было жребий тянуть, кому оставаться на общих основаниях. Уже и бумажки в шапку бросили, как Серега выступил. Езжайте, говорит, все отсюда к чертовой матери. Я подежурю. Меня все равно никто дома не ждет, меня жена бросила.

— Тебя-то еще не бросила? – Петрович опять прервал свой рассказ, — Нет? Бросит еще, если работу не сменишь. Нынешние девки тогдашним не чета. Им все сразу подавай, и чтоб мужик всегда под боком, и чтоб денег много, и много чего еще вплоть до заграницы. Не такая, говоришь? Так у того Сереги тоже поначалу не такая была.

— Давай-ка лучше старый год провожать начнем потихоньку, а то не успеем. Ну и что, что четыре часа еще, можем и не успеть, между прочим.

И они выпили по первой.

— Не хотел Зотов Серегу одного оставлять, но больше добровольцев не было. Все так обрадовались, что и жребий тянуть расхотели. Решил Мишка рискнуть. Да и в одиночестве тоже свои плюсы есть в такой ситуации. Когда человек один, надеяться ему не на кого и ведет он себя от этого аккуратнее и осторожней.

Завели тридцать первого утром две вахтовки, надо бы четыре, конечно, но только две раскочегарить смогли, и уехали.

Остался Серега. Обошел по два раза свои владения сразу: первый раз смотрел чего, где делать надо, план себе намечал, а второй раз уже и выполнял, чего наметил. Дров разнес по вагончикам, где буржуйки были. Заправил генератору полный бак дизельки, ручным насосом с бензовоза, ну много чего по мелочи. Целый день крутился. Не заметил, как и вечереть начало. Время незаметно бежит, коли делом занят, а на часы глянешь так уже и опоздать можно. Вот как ты.

Наливай по второй давай. Куда столько? По половинке достаточно. По целому это мы за Новый год выпьем.

— У Сереги, кстати, тоже было чем праздник встретить. Консервов вкусных ему наоставляли на радостях, а бутылка армянского коньяка у него своя была. Настругал он себе салатика новогоднего, как у всех чтоб, шпрот открыл пять банок (не пропадать же добру). Картошки сварил, чесноку с укропом сухим насыпал, лучку туда мелко-мелко покрошил. Накрыл на стол. За час до боя курантов по местному времени обошел все с фонариком, проверил печки в вагончиках на предмет прогорания, заслонки закрыл. Добавил соляры генератору. Вздохнул на крылечке прорабской вполовину силы, холодно потому что, и праздновать уселся.

Проводил старый год, как положено. Включил радио на полную мощность – все заснуть боялся и праздник прозевать. Сидел марши с вальсами слушал, коньяк мелкими глотками потягивал, переживал за не сложившуюся жизнь, за жену расстраивался.

Пятнадцать минут до Нового года осталось, как в дверь забарабанили. Шумно там за дверью сразу стало, голосов много, что говорят не разобрать, но смех отчетливо доносится. Дверь не заперта, от кого в лесу запираться, но Серега все равно открывать пошел. А там действительно народу куча. И, главное, жена его, Зойка, в первых рядах, раскраснелась с мороза, смеется, обниматься-целоваться пристает. Друзья Серегины, такие же как он мастера, которые утром уехали, тоже вернулись. Не бросили, значит, чтоб ему скучно не было. И даже родителей его привезли. Маму с папой.

Еле-еле успели шампанское разлить по хрустальным бокалам. И бокалы ведь с собой привезли, черти. Встретил, в общем Серега, Новый год с любимой женой, друзьями и родителями.

— А у тебя, чего с правой рукой-то, а? – Поинтересовался Петрович, снова остановив свое повествование, — не болит? Ну и наливай, давай, раз не болит.

— Что-то у тебя Петрович сегодня прям святочный рассказ получился. Обычно ты ужасы какие-то рассказываешь, а тут все хорошо кончилось. И чего рассказывал — непонятно.

— Конечно, хорошо кончилось, — добродушно согласился Петрович, выпив немного водки, — Серегу утром Мишка Зотов и нашел. Одного, в прорабской с настежь раскрытой дверью. Серега уже и остыл почти.

Мишка потом рассказывал, что ему всю ночь предчувствие покоя не давало, а часа в четыре утра настолько невмоготу стало, что он трезвого водителя сумел найти, посадил его на вахтовку, в городок приехал. И в семь уже Серегу нашел.

— Погоди, Петрович, как «одного нашел», а жена его куда делась? А друзья? Ну друзья напиться могли, но родители-то как его бросили? Что-то ты завираешь, Петрович.

— Я, Сергуня, никогда не вру, — не согласился Петрович и закурил, — только тот Серега с детства сирота. Детдомовский он и ни отца, ни матери никогда не видел, до того случая.

— Ну хорошо хоть перед смертью думал, что у него наладилось все. Не так жалко мужика.

— А чего его жалеть-то, Сергуня? Не надо его жалеть. Я что сказал, что он умер? Остыл почти, я сказал. Но не до конца. Ты сам подумай, откуда я б тебе все это рассказывал, коли я врать не умею? Живой он. Пол уха только отрезали, да пару пальцев на ноге почернело. Ухом-то он к железной кружке примерз, когда за столом спал. Так что ты меня лучше пожалей. Наливай давай, не заставляй ждать старого человека.

— Так привиделось ему, что ли, Петрович?

— Может и привиделось, а может и нет. Тут он сам сомневался, а я тем более. А все от того, что по одному оставаться нельзя в таких случаях. Да и заслонки печные нельзя раньше времени закрывать, и коньяк с рук покупать нельзя у неизвестных науке бабок.

Нас вот с тобой вдвоем оставили сторожить. И водка у нас нормальная. Ты дровишек, то подкинь и наливай. По полному теперь стакану. И радио громче сделай. Телевизор? Ну телевизор.

А вообще, тут место нехорошее. Ручеек из того болота здесь недалеко протекает, и чертовщина какая-то чувствуется. Ну и черт с ней.

С Новым годом, тебя Сергуня, новым счастьем. Жена-то не бросила, не? Ну и хорошо, тогда. Может и обойдется.

Хотите верьте, хотите нет, а дело было так.
В 1998 году работал я сисадмином в одном медицинском центре. В те времена в других приличных местах использовали windows 95, а в очень приличных windows 98. В конторе, где я работал, высшим достижением компьютерной техники считался windows 3.12, да и то, только у большого начальства, а у секретарей и прочих только DOS и редактор Einstein (был такой редактор, печатал на иврите и работал под досом). Но были некоторые офисные работники, которые печатали на обычных печатных машинках, спасибо, хоть электрических.
В один прекрасный день большое начальство потребовало убрать печатные машинки, поставить всем компьютеры и научить работать в этом самом редакторе.
Компьютеры установили, персонал ходил на курсы, все шло по плану, но некоторые несознательные, но ооочень «блатные» работники продолжали упорно печатать на машинках. Одной такой несознательной мадам была то ли тетя, то ли двоюродная сестра зав. отделением. По слухам у мадам был очень тяжелый характер и все недовольство она, пользуясь своими связями, вымещала на всех, кто попадался ей под руку. Рассказывали, что пока меняешь на ее печатной машинке ленту, узнаешь много нового о себе, своих родственниках и друзьях. Не верил я в эти слухи. А как оказалось, зря.
Мадам категорически идти на курсы отказалась и мне была поставлена задача научить ее включать компьютер, создавать папки, печатать и редактировать тексты, а также выводить на принтер. Обучать, так обучать, не впервые. Опыт преподавания у меня был неплохой, и самое главное, начальство пообещало премию в размере месячной зарплаты. Вот на это я позарился. Деньги нужны всегда. Прикинул, за месяц справлюсь, не впервые. Как я был наивен.
Для начала пришлось приходить на работу к восьми утра. Раньше я приходил к 9:30-10:00, но почти всегда задерживался допоздна. Резервное копирование в те времена было на кассетах, а их надо было менять каждые два часа.
Начались ежедневные занятия. Учил создавать папки, файлы, печатать, редактировать, короче самый обыкновенный курс. Тетя оказалась не просто с очень тяжелым характером и очень низкими способностями к обучению, а абсолютно тупой тварью. Занятия проходили приблизительно так:
— Смотрите, чтобы сохранить файл надо нажать CTRL+S. Вот видите, файл сохранен. Повторите пожалуйста.
— Ты мне вчера не так говорил.
— Смотрите, я вам даже наклейку сделал, чтобы было удобно запоминать.
— Это другая наклейка. Я видела, как ты ее поменял. Ты все делаешь, чтобы запутать меня. Тебя давно пора уволить. Кто тебя вообще на работу взял.
Приходилось похожие претензии выслушивать ежедневно. Если бы не обещание премии давно бы послал «до мамы, с которой поступили не очень хорошо», но я взялся, пообещал, надо терпеть и продолжать обучение.
Самым трудным оказалось научить редактировать готовый текст и вносить изменения. Тетя упорно набирала текст заново, предварительно замазав лишнее в распечатаном. Я освоил дыхательную гимнастику ушу, научился абсолютно спокойно выслушивать все претензии к начальству, к компьютеру, к программе и ко мне. Стал очень философски смотреть на жизнь, повторять, как для слабоумных, одно и тоже. Когда она уходила домой, я почти час курил и пил кофе, чтобы привести себя в порядок и заняться прямыми обязаностями.
Только на шестой неделе обучения дело сдвинулось с мертвой точки. Что-то началось получаться. И наконец к концу третьего месяца упорного выноса мозга, мадам заявила, что она все знает и все умеет и даже лучше меня. Хорошо, просто отлично. Я был настолько счастлив окончанием ее курса, что даже не остался делать свою работу, оставив ее на следующий день.
Утро ничего плохого не предвещало. Встал поздно, не торопясь позавтракал, выпил пару чашечек кофе, выкурил трубочку хорошего табака. В прекраснейшем настроении освобожденного узника пришел в свой кабинет и.
Телефон на столе трезвонил не переставая, с короткими перерывами, как будто бы я срочно понадобился всему миру и мир без меня вот вот рухнет. Хватаю трубку:
— Здравствуйте, чем могу помочь?
Из трубки несся рев изнасилованного носорога.
— Он печатает. Я вычеркиваю, а он печатает. Где ты ходишь! Почему тебя нигде нет!
— Простите, кто печатает?
— Он печатает. Я вычеркивала и замазывала, а он печатает. Я не могу так работать. Я уже два часа не работаю!! Я на тебя напишу докладную! Тебя сегодня же уволят!
— Простите, мадам, что вы там замазывали?
В трубке короткие гудки.
Со скоростью лошади, ужаленной в зад скорпионом, несусь на место происшествия. Открываю дверь кабинета, смотрю на экран компьютера и вот тут мне понадобились все дыхательные упражнения для обретения внутреннего покоя. Весь монитор был вымазан и облеплен канцелярским корректором. Канцелярским корректором по монитору, это же надо было додуматься. Кто бы рассказал, сам не поверил бы, не бывает такого, но вид монитора с белыми полосками и наклееными ленточками говорил сам за себя.
Глубокий вдох: «Тварь, руки твои кривые повыдергивать и в дупу засунуть», выдох:
— Как же так, это же не бумага.
— А какая разница, и вообще, я звонила, а тебя нигде нет, ты должен быть на рабочем месте. Я звонила уже сто раз.
Вдох: «То, что звонила, я не сомневаюсь. Звонить и стучать начальству – твое любимое занятие. А подумать или спросить, хоть кого-нибудь, мозгов нет.» Выдох:
— Почему вы не спросили у кого-нибудь ещё, например секретаря главврача или секретаря приемного покоя?
— Они дуры и ничего не понимают.
Вдох: «Действительно, зачем спрашивать. Амбиций у тебя выше крыши, вот только с головой никак. Морду бы ты свою намазала и то умнее выглядеть будешь.» Выдох:
— Мадам, пожалуйста, сделайте перерыв. Я немедленно решу вашу проблему.
Унес, разрисованный и облепленный лентой корректора монитор в свой кабинет. Зашел к ее начальству.
— Что делать? Продолжать обучение? Лучше расстреляйте.
Зав отделением внимательно посмотрел на меня.
— Садись.
Присаживаюсь. Доктор достает из шкафа бутылку коньяка и две малюсенькие рюмочки. Разливает коньяк.
— Бери, пей, поможет.
Молча выпиваю рюмку.
— Что, достала тебя. Да черт с ней, поставь ей печатную машинку.
Через десять минут компьютер с принтером был убран и на столе возвышалась печатная машинка.
А премию я все-таки получил.

На нашей военной кафедре служили и учились замечательные люди, среди которых жили замечательные традиции, шутки и тосты.

У курсантов-студентов была прекрасная традиция «допиливать» часы. Не в новомодном понятии, и не в смысле буквального распила, а в значении «доделывать». Никто не знал основателя обычая. Корни традиции утонули в веках. Но часы, творение изощренного студенческого разума с факультета технической кибернетики, доделывалось многими поколениями студентов и так и не были доделаны по причине ликвидации военной кафедры в смутные времена.

Показывающий «дисплей» часов был точечным. Точки представляли собой лампочки от карманных фонариков хитро спаянные медными проволоками таким образом, что при подаче напряжения на один из контактов из десяти загоралась определенная цифра, а оставшаяся часть базовой восьмерки, оставалась темной. Переключение цифр осуществлялась шаговыми искателями, уведенными из институтской АТС. Дальнейшее описание конструкции не имеет смысла, потому что дело дальше шаговых искателей не продвинулось, а я так вообще только сгоревшие лампочки перепаивал.

В армии ведь как? Кто умеет паять? Я! Иди паяй! И ты идешь.

Мимо офигевшего дневального.

— Вань, что с тобой?

— Пельмень подошел и спрашивает командным голосом: «Дневальный! Куда полетит снаряд, пущенный вертикально вверх?»

— Не могу знать, товарищ майор! — А он так пальцем поманил, чтоб я к нему наклонился и вкрадчиво: «К ебаной матери!». Шутник, блядь.

И ты идешь дальше. Мимо армейского юмора. Мимо учебных аудиторий. В весьма отдаленный конец кафедры, где располагается уютная мастерская с часами. Приходишь. Включаешь паяльник. Тыкаешь им, нагревшимся, в канифоль. Чисто для запаха. Берешь пинцет и хочешь уж было выпаять первую лампочку, как в каморку входят трое. Бутылка коньяка и два самых уважаемых офицера на кафедре. Один из них был списанным по ранению десантником, а другой доктором наук, что совершенно не мешало дружить между собой и зеленым змием. То есть приятно коричневым змием, потому что коньяк был КВВК.

Офицеры вытащили ложечки из чайных стаканов, причем десантник протер свой носовым платком, а профессор стакан не протирал, поэтому после заполнения его коньяком там весело закружились останки грузинских чайных деревьев.

— Ну. – начал было десантник, но его прервали открывшаяся дверь и внезапно вошедший начальник кафедры, — ну, Николай Геннадьевич, чай-то у нас хорош, да сахара нет.

— Как же нет, Василий Петрович? Вот же он! – подполковник-профессор пододвинул сахарницу к майору десантнику, — пожалуйста, пожалуйста.

— Чай пьете? – недоверчиво спросил начальник кафедры и немного покрутил носом, внюхиваясь в дурманящий запах.

— Конечно чай, товарищ полковник, что же еще? – майор отодвинул сахарницу от себя в сторону подполковника, — нет, нет, Николай Геннадьевич, старшим по званию в первую очередь.

— Спасибо, майор! – профессор под бдительным взглядом начальника высыпал в стакан с коньяком первую ложку сахара. В стакане трагическим веером взметнулись чаинки, а подполковник поднес стакан ко рту, прижав ложечку пальцем.

— Что же вы одну-то? – ехидно поинтересовался майор, — да еще и не размешали толком?

Подполковник поставил стакан на стол, высыпал туда еще две ложки сахара и со звоном начал размешивать песок, неотрывно глядя на красного от сдержанных эмоций майора. И этот взгляд не обещал ничего хорошего.

Подполковник закончил мешать. Посмотрел на стакан. Посмотрел на начальника кафедры. Как-то по особенному всхлипнул, поднес стакан к носу и понюхал. Лицо его просветлело. Он принял решение.

— Ну, сука, за дружбу народов! – и выпил залпом.

И тут меня выгнали. Учиться военному искусству.

Я, бухой, третьего января в пять утра пошел с собакой гулять. Взял с собой флягу коньяка. Пока бухал проебал собаку. Обегал все дворы, протрезвел, замерз, горло застудил орал. Пока орал, был послан на х%й раз десять проснувшимся народом. Что делать? А у меня в телефоне собачье фото в полный рост. Я решил распечатать и развесить по району объявы. Вспомнил, что дома сел картридж, позвонил другу, был сначала послан туда же, но потом договорился, пришел, мы сверстали объяву, распечатали тридцать штук. Я, друг, его жена, его мама и их собака вывалились на улицу, еще поорали, походили по дворам, расклеили объявы на скотч, еще бухнули с горя и пошли к ним завтракать. Пока завтракали, вдруг вспомнили, что в объяве указали не мобилу, а домашний телефон, я ломанулся сначала по району от руки мобилу на листках дописывать, а потом домой. Прихожу а этот х%й сидит в квартире перед дверью с глазами, как блюдца. Я, оказывается, поводок взял, коньяк взял, а его дома забыл. .

Проводятся соревнования по употреблению алкогольной продукции. Диктор объявляет участников и комментирует происходящее:
«Итак, первый участник — француз. Он будет дегустировать национальную французскую выпивку — французский коньяк. Смело! Молодец — француз! Участник решает пить коньяк рюмочками, одна за другой!. Наше высоко квалифицированное жюри следит за происходящим. Француз выпивает первую рюмочку коньяка, вторую, третью… Он наливает четвертую рюмочку первоклассного коньяка, и выпивает ее. Неуверенным движением он наливает пятую и выпивает ПЯТУЮ. Пытается налить шестую!! …. Сломался… сломался француз! Жаль, красиво шел.
Пока судьи выставляют оценки — ассистенты выносят тело. В это время наш русский участник разминается «красненьким».
Вторым участником стал американец. Он будет пить виски, стаканами со льдом! Да, сильный, сильный соперник. Родом из Техаса, серьезный парень! Легко выпивает первый, второй, третий, четвертый стакан! Ну прямо рейнджер какой-то! Пятый стакан виски идет под аплодисменты зрителей!! Это что-то сенсационное. Американец выпивает шестой стаканчик виски со льдом! Публика сходит с ума!! Американец пытается налить седьмой стаканчик виски со льдом…
Сломался, сломался американский участник. … Пока жюри выставляет оценки, а ассистенты выносят тело — русский разминается «красненьким».
И вот, выходит наш, российский участник! Он будет пить водку, …
ковшиками. Он выпивает первый.. второй… третий…. Четвертый… пятый…ШЕСТОЙ ковшик и. ….
Сломался!! Сломался!! …. ковшик… Пока ассистенты меняют ковшик — русский разминается «красненьким».

В ресторан заходит молодой человек и заказывает у официанта бутылку водки, затем подзывает его и просит поменять бутылку водки на бутылку коньяка, выпивает коньяк, и направляется к выходу.
Официант:
— Молодой человек, вы же не заплатили за коньяк!
— Так я ж вам за нее бутылку водки отдал.
— Так вы же за водку не платили.
— Так я ж ее и не пил!

Гастроном, очередь в кассу: дама с бутылкой очень дорогого коньяка, а за ней — два мужика с тремя бутылками водки в корзине. Кассирша озвучивает даме стоимость. Услышав, один мужик смотрит на даму, на коньяк, на свою водку и затем, уже совсем квадратными глазами, на приятеля. Второй, глубокомысленно: — Потому что нам с тобой, Славик, результат важнее понтов.

Хорошо жить в маленькой стране. Вот взять Армению. Все население — миллиона 3, в парламенте, по-моему, 105 членов. Все всех знают, всё по-родственному. Не понравилась Коле Пашиняну нонешняя власть — свистнул, куда надо, на улицы Еревана вышли, не помню точно, 20-30-50 тысяч его сторонников. Заблокировали проезд в аэропорт (в том числе в Гюмри — второй в Армении аэропорт, куда можно прилететь по ВНУТРЕННЕМУ РОССИЙСКОМУ ПАСПОРТУ), даже метро придушили. Мужик, вроде, простой журналюга, а тут — прям Ленин на броневике, банк и телеграф разве что не взяли. В парламенте сначала ерепенились — будет большинство, будешь премьером. Большинства не получилось. Ну, казалось бы, народ же выбирал парламент — значит, мнение парламента — мнение народа. Коле П. бы, в нормальной стране, смириться и вести работу по привлечению народа на свою сторону дальше. Но нет — снова «возмущенные массы» выходят на улицу. В нормальной стране, типа Китая, расстреляли бы нахер Тяньаньмэнь, и Коля уехал бы в Америку. Что делает парламент Армении? Говорит, что согласится с кандидатурой Коли, даже если за него проголосует только треть парламента. И это понятно — ведь если премьера опять не выберут, то, по Конституции, надо распускать парламент и заново его выбирать. И не факт, что народ снова их выберет.
Поэтому хочу в Армению — там тепло, там персики. А если мне не будет нравиться власть, мы со спикером посидим за бутылочкой коньяка под чинарой на фоне далекого Арарата и договоримся, что выберем лидера нации, за которого в парламенте проголосуют 10%, а уж десять с половиной членов мы уговорим — коньяк в Армении не дефицит.

Почти по Ярославу Гашеку, но без убийства цыгана.
Служил у нас один товарищ из Дагестана. Газимагомед Маларамазанович, но все его звали просто Мага. Хороший офицер, надежный товарищ и великолепный собутыльник. В отпуск, естественно ездил на родину. Как то раз, вернувшись из отпуска, предложил отметить сие грандиозное событие. Дело, воистину, святое. Собрались мы на квартире у начальника нашего отдела и Мага извлек из сумки бутылку пятилетнего коньяка. Разлили по стаканам, выпили, закусили. Ни в какое сравнение с тем коньяком, что продается в наших магазинах этот благородный напиток не шел. Цвет, вкус, аромат – просто песня… В общем, бутылка быстро закончилась. И тут Мага заявил, что это был не коньяк, а так, пойло. Весь коллектив дружно выразил несогласие, но наш кавказский товарищ извлек следующую бутылку, на которой был указан возраст – 8 лет… Распробовав этот шедевр, пришлось согласиться с поильцем. То, что пили перед этим заметно уступало восьмилетнему. Все хорошее имеет пакостное свойство заканчиваться. Нам было уже очень хорошо, но возникали мысли о продолжении банкета. Неугомонный Мага вновь заявил, что пили мы, в общем то, обычную бодягу, за что чуть не оказался избит – коньяк и первый то был хорош, а вторая бутылка – лучшее, что доводилось пробовать из спиртного. Тем не менее, Мага вновь полез в сумку и извлек похожую по форме бутылку. Если верить этикетке, в ней находился шестнадцатилетний напиток. Разлили, выпили. Первое ощущение – фальшивка. На бутылке указано 45 градусов, на вкус – просто холодный чай средней крепости… Нисколько не обжигает, пьется как вода… Спиртом даже не пахнет. Один нюанс – минут через 5-7 ноги не слушаются, при том что голова, относительно, ясная. Мне доводилось за свою жизнь пить много разных спиртосодержащих жидкостей, но никогда ни до, ни после не встречал такого великолепного коньяка.

В старые-стародавние времена была Международная журналистская лотерея. Присылали в редакцию пачку билетов – распространить. Билет – рубль, а все остальные лотереи за тридцать копеек шли. Международная солидарность журналистов – дело святое. Как Фонд мира. И газ отключать не надо было. Билеты расходились хоть и нехотя, но все.
Справедливости ради отмечу, что четыре раза сам выигрывал. Ну, — ручки, набор кухонной утвари, раз даже импортную электробритву. Все честно у них было, без жлобства.
Таблица розыгрышей публиковалась в декабре только в «Известиях» — сразу ниже объявлений Инюрколлегии о поисках наследников. И в журнале «Журналист».
Прихожу как-то поутру в редакцию. Все носятся с «Известиями»:
— В нашей пачке «Шкода» есть! Проверь свои, ты же десять билетов брал! Точно у тебя!
— Да хрен его знает, где они. Давайте газету, дома на обеде посмотрю.
Посмотрел. Только одна цифирка не сошлась. Жаль, но поправимо. Согнутой в полуколечко бритовкой нужную цифирку с газеты тоненько срезал и на слюни поверх ненужной прилепил.
Приношу:
— Вот.
— У-уу-ууу! Ведь повезло же!
Вдоволь накупался в лучах славы. Но ведь и в номер строки надо сдавать. Скриплю пером, не обращая внимания на взгляды и перешептывания:
— Как он так может!? Я бы плясал!
Измотала меня та зарисовка про молоденькую доярку с роскошной косой. Бреду домой. У крыльца — абрек, горбоносый, вроде бритый, но дочерна заросший, звук «а» произносит с кавказским прононсом.
— Ты машину выиграл? Продай билет!
— Э, кунак, у нас на крыльце не разговаривают. Неси бутылку коньяка, за столом разбираться будем.
За той бутылкой поговорили по душам. Оказывается, и торговаться у меня неплохо получается. Цену, пока не надоело, на 1800 р. поднял выше номинала , немного не «Волга». Так ведь он, гад, и не сказал, откуда так быстро, за полдня, слухи до него дошли.
Коньяк был настоящий. За последней стопкой такой тост вывез:
— Хороший, вижу, ты человек. Но билет тебе продавать не буду. На, бери так. Дарю. И газету тоже. Вот и нашу, для комплекта возьми. Уж мы-то не врем.
Диво, не обиделся. Закусил ломтиком лимона и потом при встречах первым здоровался.

Давно это было. Или: Долгая дорога домой.
Птиц несет попутный ветер,
Степь зовет живой травой,
Хорошо, что есть на свете
Это счастье — путь домой.
Б.С. Дубровин
Середина восьмидесятых. Перестройка еще не объявлена, страна едина и неделима, оборонка крепко стоит на своих ногах. Мы вносим свой посильный вклад в оборону Союза.
Я уже писал, что инженеры нашего института (надо отметить – перспективные инженеры) очень часто ездили в командировки по всей нашей необъятной стране. Ну, скажу так – поехать в командировку всякий может (а зачастую и хочет), отработать на пять с плюсом тоже все (мы же перспективные), но ведь из командировки надо ещё и возвратиться обратно (в ту заводскую проходную, что в люди вывела всех нас1). А вот тут возможны варианты: срыв расчетных сроков командировки (ну это не критично, особенно если не брать близко к сердцу мнение и высказывания главного инженера в ваш адрес); вместо одного сотрудника домой вернулась телеграмма с просьбой об увольнении в связи с изменением места жительства, места работы и семейного положения (а на свадьбу не пригласил); были конечно и заболевания, и травмы и, курьезные случаи.
Скажу прямо: ну, не везло мне с командировками на Дальний Восток, вот и в этот раз, буквально за день до вылета главный инженер вызвал меня к себе и объявил, что Владивосток может подождать (трепангов, чилимов и морских гребешков всех не съедят), тебя ждет город за Полярным кругом, куча нерешенных проблем, а полярный день и морошка в бонусах. Документацию по изделию и свои личные взгляды на ситуацию во Владивостоке передаешь Владиславу Перевозчикову (он же Вадик, он же Славик), а тебя ждут великие дела рядом с Мурманском, а деликатесные морепродукты заменишь палтусом, которого сам и поймаешь. Короче Владик едет во Владик (Владикавказ тогда назывался Орджоникидзе, и поэтому никакой путаницы не происходило) , а меня ждут морошка и палтусы. С тем и разъехались, вернее разлетелись.
Моя командировка подзатянулась, и каково было мое искреннее удивление, когда на вокзале в Москве ко мне бросился немыто-небритый субъект, со словами: — сами мы не местные, подайте на билетик до дому. Удивление быстро переросло в изумление когда в этом зачуханном полубомже я с некоторым трудом опознал Владика. Удивился и Владик, он тоже не разглядел меня сразу за темными очками и джинсовым костюмом, но удивление было быстро скрыто и он решительно бросился обниматься, но был остановлен моей рукой.
— Прости, Волжанин, я знаю как я выгляжу, но у меня совсем кончились деньги и я уже начал отчаиваться, что никогда не доберусь домой, а тут ты, ты же не бросишь меня здесь?
— Слушай Славка, а что случилось, ты какой-то слегка нестерильный и сильно исхудавший, и вообще, почему ты в Москве, а не в дома? И скажи честно, когда последний раз ты что-нибудь ел?
— Ой, Волжанин, я и не помню уже.
Очевидно, Славик углядел сильное недоверие, даже за темными очками, и начал бормотать какие-то оправдания, но я решительно пресек его и повел его в ближайшее заведение общепита.
Официантка осмотрела моего коллегу с явно выраженным неодобрением, перевела взгляд на меня, сурово спросила: — А платить то кто будет? Я убедил её в моей кредитоспособности, сделал заказ, дождался, отхлебнул кофе, увидел, что за это короткое время Владик (он же Вадик, он же Славик) уже приступил к десерту и спокойно сказал: — излагай, но только внятно, и сразу объясни, ну почему ты не связался с любым московским институтом нашего министерства или через нашу советскую милицию не позвонил в наш доблестный НИИ и не заказал срочный денежный перевод на адрес отделения (до пластиковых карт и внедрения системы Western Union еще очень долго), ведь родная милиция существует еще и для помощи нашим гражданам, попавшим в сложное положение, а?
— Все очень просто, в Москве я не знаю никого, и ни одного института или завода тоже, я ведь в командировки ездил только в Таганрог, Питер, ну еще в Саратов, и вот сейчас во Владик, а перед нашей милицией робею до дрожи в коленках, можно сказать до обморока.
— Ну, а почему в Москве, и почему на вокзале?
— А ты, Волжанин, тоже ведь не здесь должен быть в это время, или я не прав?
— Ну знаете ли, допрашивать потенциального благодетеля как то не очень комильфо, но какие могут быть секреты от коллег, попавших в беду, просто на севера прилетела телеграмма: — после окончания работ перелететь в столицу, на один из наших заводов, а здесь я просто сдавал билет на поезд, потому что уезжаю несколько раньше, завтра, контора разорилась на билет СВ (наверно в городе-герое среди лета выпал снег и Волга покрылась льдом2) вот и все.
— А где ночевать будешь где, на вокзале?
— Слушайте, Владислав, Вы пообедавши, вообще затупили, насовсем, или это пройдет (ну, кровь от головы отлила)? Конечно, я ночую в заводской гостинице, это далеко не «Россия» и не «Интурист», но крыша над головой есть, кровать удобная, да и постояльцы все свои – знакомых куча.
Вот, на вас смотрели как смотрят на материализовавшееся из ничего чудо (ну да чудо, обыкновенное чудо3), а у Славки было ошалелое выражение человека выигравшего в лотерею ДОСААФ4 как минимум «Жигули» (это сложное чувство, когда видишь, уже хочешь поверить в счастье, но нотка сомнения еще звучит в душе). Славка безмолвно открывал рот, боясь задать свой самый главный вопрос, в глазах радость сменялась унынием, уныние глухой тоской, потом опять радость, и так по кругу.
— Коллега, хватит пугать мою нервную систему гаммой твоих эмоций, теперь я некоторым образом должен приглядывать за тобой (ну, так утверждают китайцы), поэтому выпиваем по рюмке коньяка, ты успокаиваешься, рассказываешь свою одиссею, потом звоню главному инженеру, и все решается: появляются деньги, гостиница, билет домой. А главный инженер перестает пить валидол на завтрак, обед и ужин, засела у меня в голове твердая уверенность, что ты потерялся, или я не прав?
— Да, ты прав, только возьми по две рюмки коньяка, а то мне как то неудобно рассказывать, особенно тебе.
— Учти, Владик, рассказывать главному инженеру будет неудобнее и причем намного, он вообще иногда начинает сомневаться в умственных способностях рассказчика, причем не про себя, а вслух, причем так виртуозно сомневается, что у провинившегося появляется комплекс умственной неполноценности, который излечивается, ну очень медленно. Короче, покайся и будет тебе легче, и кстати почему именно мне неудобно рассказывать о своих подвигах, вроде я не смеюсь над больными и убогими.
— Ладно, начинаю, ух, а коньяк хорош, начинаю и расскажу всё!
— Да, звучит как угроза, всё молчу-молчу, весь обратился в слух.
И Славка начал рассказ. Далее с его слов.
В командировку собрался за один неполный день, и в четыре после полудня я уже сидел в самолете на Москву. Короткая пересадка, встреча с коллегами, и другой самолет уносит нас в далекий Владивосток. Коллеги, особенно «Батька» (прозвище начальника командировки), удивляются, ведь ждали они тебя, а тут я. Прилетели, и как обычно сразу на объект, подключились, начали работать, отработали программу на сто процентов без единого сбоя и начали собираться домой, а на меня навалилась тоска. Ну что я видел, ну погуляли по городу, ну поели морепродуктов, разок в море окунулись вот и все. А мне всегда хотелось путешествий, романтики, а не получалось никак. Вроде едешь в Ленинград, а в результате – Кронштадт, сплошные камни и марширующие матросы. Собрался в Саратов – сел в поезд, проснулся уже в городе, день на заводе и обратно, в Таганроге тоже только институт. А на работе еще хуже, все ездят надолго «Батька» весь Союз объехал, Морошко (еще один сотрудник) – тот в двух экспедициях побывал, ты постоянно то в Питере, то на Кольском, то тебя на две недели в Севастополь, а в отпуск вечно в тайгу. Когда вы все в курилке начинаете рассказывать свои байки, то у меня просто нервов не хватает, а тут Дальний Восток и перспектива посмотреть всю страну, если поехать на поезде. И представляешь удача на моей стороне – одного билета на самолет не хватает, как раз на меня. Я сразу к «Батьке»: разрешите на поезде. Тот как то странно посмотрел на меня, спросил: — что, страну решил посмотреть, ну-ну. И я поехал, правда не принял во внимание, что в пути он пребывает почти восемь суток5, и погода на всей стране летняя – от теплой до жаркой, а в общем – сиди и смотри. Первые сутки я пребывал в эйфории, потом эмоции поулеглись, и я начал задумываться – а не закралась ли в расчеты маленькая ошибка. На третьи сутки уверенность в ошибочном расчете стала стопроцентной, и для снятия депрессии я пошел в вагон-ресторан, чтобы выпить и закусить. Тоска отступила, спалось хорошо, даже на Байкал посмотрел с удовольствием. После очередного приема антидепрессанта я проснулся с дикой головной болью, тут же сердобольный сосед озвучил мне лучший рецепт в данной ситуации – горячая солянка и 150 граммов. Как ни странно, но помогло – солнышко стало светить ярче, поезд помчался быстрее, мелькнула мысль: — а жизнь то налаживается, захотелось немного продолжить. Проснувшись после продолжения банкета я начал испытывать смутный дискомфорт, во первых очень тепло в вагоне, во вторых странное чувство потери чего то очень-очень нужного. А, ладно сейчас прогоним дискомфорт проверенным способом и снова оживем. Официант как то странно посмотрел на меня, пробормотал невнятно: — наверно с приисков, ишь как банкует. После здоровый сон. Следующий заказ тоже не удивлял своей новизной – горячая солянка и 150 граммов, удивило желание официанта рассчитаться сразу, обиженно пожав плечами полез за деньгами, деньги были, но количество их очень сократилось, да и качество оставляло желать лучшего, в пересчете на солянку было: полторы порции, один салат и 3х150 гр. Больше денег не было. Дополнительно отсутствовал билет на поезд Москва – Волгоград, а это серьезно нарушало мои планы. Впереди почти трое суток, ну и ладно – неприятности надо решать по мере их поступления, тем более на работе я постоянно слышал твое «Упремся-разберемся», вот и решил: все разборки на потом, сейчас время хорошего настроения. Проснувшись стал подводить промежуточные итоги. Итоги выглядели довольно уныло: деньги, 24 копейки, зажигалка, паспорт, чайная ложечка, складной ножик и ключи от квартиры, вот и все. И билет никак не находится. Попытка занять денег у моих соседей понимания тоже не нашла, да, много у нас в стране равнодушных людей. Зато проводница поила чаем с печеньем, и официант тоже не забывал – раз в день приносил порцию солянки, правда без антидепрессанта (что поделать, даже у хороших людей есть изъяны). В свободное время много читал, у проводницы нашлось две книги «Что делать» и «Преступление и наказание», в школе не прочитал, а в поезде пришлось, Достоевского аж два раза подряд. Потом вокзал, стыдно сказать подходил к очереди в билетные кассы – просил денег на дорогу, не ел, не пил, почти набрал на плацкартный билет, а их почти на месяц вперед нет, . А сегодня утром вышел на воздух и накатило предчувствие близкой удачи, возвращаюсь в вокзал – вижу навстречу мне идет парень в джинсовом костюме, с кейсом и сразу видно, что у него все в порядке – улыбается и вроде даже песенку напевает, я к нему, а это ты.
— Да, это я. Пошли звонить в наш институт, только скажу сразу, с главным буду общаться без тебя, но и почему ты остался без денег я ему не скажу, скрою эту страшную тайну, и тебе тоже рекомендую, ведь услышит эту историю наш супердуэт Морошко – Скрипка (Хазанов и Иванов6 нервно курят в сторонке) и станешь ты знаменитым не только в институте или на заводе, нет весь город-герой будет показывать на тебя пальцем, а за спиной твоей будут шептать: – Это он потерялся в Транссибирском экспрессе. Пошли. Вот так.