Анекдоты про братьев

— Привет, дорогая, я в магазине. Что мы должны получить? — Вы носите маску? — Да — Возьми кассовый аппарат.

Я смотрел первую «Матрицу» шесть раз.

Я смотрел первую «Матрицу» шесть раз, чтобы понять суть фильма и что там происходит, и когда я понял, что это такое, тогда Арель, это было так круто в то время. В двух словах, суть в том, что не стоит принимать таблетки от неизвестных афроамериканцев.

Краткость — сестра таланта, смелости.

Краткость — сестра таланта, высокомерие — его старший брат, скромность — его теща. продолжить себя

— И мне был одобрен кредит на сумму но.

— И мне одобрили кредит на сумму ноль баллов, хрен десятый. Они также спрашивали: вы будете принимать рубли, евро или доллары?

Ты должна выходить замуж только за того, кого ты любишь.

Женись только на той, у которой есть красота!» — заметил один веселый юноша… Но грустный ответил ему так: — Ты должен взять в жены некрасивую женщину. Не страшно потерять А третий был благоразумен… Он сказал так: — Я женюсь на умной… Им бросил проходивший мимо старик: — ТЫ ДОЛЖЕН ЖЕНИТЬСЯ НА КРАСИВОЙ!

Они сидят в ресторане.

В ресторане грузин сидит за столиком с армянином. Грузинское — официанту: — Принесите нам наше грузинское вино. Приносят вино, наливают в бокалы. Армянин берет свой бокал, наливает в него вино, ополаскивает его и выливает. А теперь принесите нам наш армянский коньяк. Весь вечер продолжается в том же духе. После оплаты грузин оставляет официанту чаевые в размере 100 долларов. Армянский — 200 долларов. В гардеробе грузина: 50% — на гардеробе. Армянский — в гардероб: — Вот тебе, брат, 100 долларов, а пальто не нужно…

«Понял меня, брат.

— Ты попал в меня, твой брат попал в него, твоя мать попала в него, у меня остался один друг, наш пес Тузик, и ты там же, где и я!» Ты посмотрел на миниатюру «Трое в горле, не считая собаки».

Если брать балет и космос, то СССР.

Если взять балет и космос, то СССР — это Уланова и Гагарин, а Российская Федерация — Волочкова и Рогозин.

Вы помните, когда был представлен «Платон».

И вы помните, когда они представили «Платон», мы тут шутили, что скоро на людей будут устанавливать специальные датчики, и они будут брать деньги за выход на улицу. Итак, первая часть готова.

Сегодня мы с подругой вернулись.

Сегодня мы с подругой вернулись в мой дом в полной уверенности, что там никого нет (все родственники собирались в гости к родственникам), и прямо с порога набросились друг на друга в порыве страсти. Полчаса спустя, в самый разгар секса, я получил текстовое сообщение: «Милый, заткнись! А потом папа и брат уже спорили, что ты притворяешься.

Если вы приглашаете жителя Хасково в гости.

Если вы пригласите в гости жителя Хасково, он принесет в гостиницу барашка на вертеле. Жареной рыбой угостят из Бургаса. Из Горной Оряховицы — домашний луковый суп. Из Пловдива — абрикосы. От Трояна — бренди. А габровчанин приведет своего брата, который все съест!

Брат Карлссона, проживающий в п.

Брат Карлссона, который живет в подвале, вместо пропеллера носит на спине землеройный бур.

Симфонический оркестр собрался на горе.

Симфонический оркестр собрался на гастроли за холмом. Дирижер собрал всех музыкантов перед отъездом и сказал: «Итак, мы едем в Лондон, покупаем там шерсть. Затем мы едем в Бразилию, продаем шерсть, покупаем кофе. Затем мы летим на самолете в Японию, где продаем кофе и запасаемся оборудованием. Ну, оттуда в Москву, мы продаем оборудование, у нас куча бабушек. Есть вопросы? Затем встает барабанщик: — Может, возьмем инструменты?

Интервью с заместителем постоянного представителя Р.

Интервью с Владимиром Сафронковым, заместителем постоянного представителя Российской Федерации при Организации Объединенных Наций:

— Добрый вечер, Владимир! — Вечер дома. — Вчера в Совете Безопасности ООН вы очень эмоционально отреагировали на нападки ваших западных коллег. — Да, ублюдки. Но этого не произошло, поэтому овцы волка трах@ ла! Вот что я им сказал: «Я — ваше мучение, и я буду жить с вами». Где вы учились — где мы учили, где вы ловили мышей, где мы пороли кротов, где вы ходили пешком, оттуда мы ездили на велосипеде. — Скажите, как бы вы охарактеризовали представителя, который позволил себе такое поведение? — Что я могу сказать? В голове нет фарша, но нельзя добавлять жир. Писает в штаны и говорит «ржавчина». Как любит говорить наш начальник Сергей Лавров: старик был уникален, он носил парик из х@я. — Очень интересная характеристика. Но давайте перейдем к следующему вопросу наших слушателей. Скажите, какова позиция Российской Федерации в отношении Асада? — Волк волку — друг и брат. Вор ворует, брат пашет. — Н .

Анекдоты про трех братьев

На берегу глубокой Куры раскинулся большой аул, Три брата стоят отдельно — казах, ишак и саксаул.

СВОБОДНЫЕ ЖЕНЩИНЫ ВОСТОКА

Вместо эпиграфа — старый советский анекдот. Семейная ссора, жена бьет мужа. Несчастный забился под кровать, жена пытается вытащить его тряпкой: — Вылезай! — Не вылезу! — Вылезай, кто сказал! — Кто в доме хозяин? Он сказал, что я не выхожу, значит, я не выхожу!

В следующий раз, когда кто-то знающий скажет вам, что на Ближнем Востоке женщина — это униженное и угнетенное существо, немедленно ударьте ее шваброй. Я не собираюсь говорить это обо всех странах, но то, что в Саудовской Аравии женщины научились манипулировать мужчинами, как только те попросят, — я лично наблюдал это в течение многих лет. Для начала несколько фактов, а затем то, как эти факты воплощаются в жизни.

1. Формально у каждой женщины здесь есть так называемый махрам — «мужчина-опекун» (отец, муж или старший брат), который до недавнего времени должен был сопровождать ее вне дома, подписывать ее бумаги, давать согласие на получение паспорта и выезд за границу и т.д. По состоянию на 2016 год таких законодательных ограничений больше нет, но на неформальном уровне многие девушки, если им нужно принять решение, сразу заявляют: «Мне нужно обсудить это с папой/мужем/братом». 2. Год назад девушкам разрешили водить машину. При этом они не учли, что желающих немедленно получить права будет в несколько раз больше, чем могут обучить местные автошколы. В результате очередь на обучение и сдачу тестов расписана на год вперед. 3. Несколько лет назад женщинам разрешили работать. Но до недавнего времени существовало требование, чтобы работодатель предоставил сотрудницам отдельное помещение, куда мужчинам вход воспрещен (где работать: вместе с мужчинами или отдельно, сотрудница решала самостоятельно). Зимой это правило было отменено.

Ну, а теперь о том, как эти правила сочетаются в жизни. Для начала — девушки за рулем. Еще раз повторюсь, очередь из желающих научиться водить — на много месяцев вперед. Но это немного останавливает. Многие спокойно управляют автомобилем без прав. Если вдруг кто-то случайно остановит полицию и попросит предъявить документы, ответ будет «не имею права». Но потом начинается бесплатный цирк. Если полицейский по неопытности пытается вступить в дальнейший разговор с девушкой, она включает режим «папа не разрешает» и выдает примерно следующую фразу: «Мой махрам не разрешает мне общаться с незнакомыми мужчинами. Если у вас есть ко мне вопросы, свяжитесь со мной, как только он освободится, он подъедет сюда, чтобы обсудить возникшие проблемы. «Затем он закрывает окно машины, вставляет свой мобильный телефон и ждет. Юридически полицейский ничего не может с ней сделать (вождение без прав здесь является административным, а не уголовным правонарушением; он не может арестовать водителя), в то время как традиция действительно запрещает ему общаться с девушкой против ее воли. Следовательно, большинство сквозь зубы произносит какое-то замысловатое арабское ругательство и машет рукой «Вперед!».

Ну, а теперь о том, как это работает в офисе. У меня два центра обработки вызовов (мужской и женский). После того, как требования «Мальчики отдельно, девочки отдельно» были отменены на законодательном уровне, они объявили, что колл-центры будут объединены в один этим летом. Почти сразу же в течение дня — поток жалобщиков из женского колл-центра: «Мой махрам не разрешает мне работать с мужчинами в одном помещении». Ладно, не вопрос, у вас есть три месяца, чтобы найти новую работу. Нам будет жаль расставаться с вами, но если вы настаиваете. Прошло буквально несколько дней — снова поток тех же девушек: «Мой махрам не возражает, чтобы я осталась». В общем, почти все забрали свои заявления обратно. На практике — то есть, за исключением одного человека, Тима, руководителя одной из групп (небольшое примечание: ее брат тоже работает, причем обычным оператором в мужском колл-центре). Он знает, что ее ценят, поэтому пробует другую тактику: «Мой брат — очень консервативный человек, он категорически против того, чтобы я работал с другими мужчинами».

Я в некотором роде потрясен таким заявлением, потому что знаю ее брата и с большим трудом могу представить этого арабского сопляка в роли ультраортодокса. Ну, я ничего не могу поделать, звоню вечером брату: «Ты знаешь, что мы планируем объединить колл-центры? — Да, конечно, классная мысль. — А. Ну, а твоя сестра будет там работать? — Ну, да, и что? — Хорошо Она говорит, что вы резко против. — Я? Мне все равно. — Босс, если она говорит, что один из старейшин запрещает ей — не верьте. Она собрала всю семью дома, чтобы управлять струной, отец боится с ней спорить, у младших братьев обычно есть слуга. Только мама может ей что-то рассказать.

Я тихо поглощаю. На следующий день мне звонит девушка: «Ваш брат не возражает». Он краснеет, тихо говорит: «Главное, не ставьте его в одну смену со мной». Ну, о чем мы говорим, теперь я должен защищать твоего брата. Вы можете бить его и дома.

Состоится заседание Общества рыболовов-любителей. Выступает председатель: — Приближается время зимней рыбалки. Сколько водки мы возьмем? В прошлом году мы взяли одну бутылку — Они потеряли рыболовные удочки, в прошлом году взяли две — Я потерял автобус. Что вы предлагаете? Выходит один рыбак: — Предлагаю в этом году взять троих, но не брать удочки и не выходить из автобуса.

Однажды три брата увидели, что в яме сидит целое состояние. Один из братьев вошел в яму и попросил у Фортуны немного денег. Фортуна подарила ему деньги, и он ушел счастливым. Другой брат попросил о красивой женщине. Я тут же взял ее и побежал с ней рядом от счастья. Третий брат наклонился над ямой: — Что тебе нужно? Я спросил у счастья — что тебе нужно? — спросил брат. — Вытащи меня отсюда, — потребовала она у счастья. Брат протянул руку, вытащил счастье из ямы, повернулся и пошел прочь. И счастье следовало за ним.

У меня был хороший друг — здесь я буду называть его Сергеем. Мы познакомились в начале девяностых годов через детей — наши старшие сыновья были одного возраста, и мы жили по соседству.

Этот друг ворчал на машины и даже подрабатывал мелким ремонтом у них. А потом я купил свою первую машину — шестнадцатилетнюю «Ладу». И часто обращался к этому другу за советом или помощью. Когда бесплатно, когда за небольшие деньги, он помогал мне печатать на машинке.

Вообще, по своей природе он не мог отказать людям в помощи. И однажды соседи по подъезду повернулись к нему — два брата. Они занимались тем, что перепродавали там что-то, причем иногда в больших объемах. Случалось, что под их окнами в течение дня или двух стояли грузовики с товаром, пока покупатель искал этот товар. И однажды эти братья пришли к Серёге с просьбой рассказать — у кого можно занять на несколько месяцев денег, под соответствующий тем временам процент. Скажите — у нас реальный бизнес, вы нас знаете, мы никуда не денемся, мы развернемся через два-три месяца, мы вернем деньги и не обидим вас. Серега — трудяга. Он не мог получить 10 000 долларов, которые им были нужны. Он отвез их в родную деревню, к знакомому, который даже в советское время всю жизнь держал теплицы и у которого — все в деревне знали — нашлись деньги. Он познакомился с братьями, не сомневался в их состоятельности и честности, но Серёга сказал: «Я их не знаю». Я знаю их. А если я их даю, то у вас их нет, но вы на них подписываетесь? Брать деньги за такую ставку? «Серёга не был готов к возвращению. Он кивнул.

В первый месяц братья вовремя проявили интерес. Серёга отвёз их кредитору. А потом братья исчезли. Спрятанный от города. Их родители продолжали жить в той же квартире. Их мучили кредиторы их сыновей. Они почти перестали выходить из дома, перестали отвечать на звонки и стук в дверь, повесили на окна светильники, как во время войны, так что в темное время суток в квартире не было света. Сначала Серёга выплатил проценты по долгу. Затем он отчаялся ждать возвращения братьев, продал машину, долю родителей в доме, гараж и выплатил большую часть долга. Остальная сумма погашалась по частям из его зарплаты на заводе. Братья отсутствовали два или три года. Он вернулся. Они извинились перед Серёгой, наплели что-то в извинениях и сказали, что денег у них нет, но они могут дать ему этих стариков в подсобке Б-3, которая стояла под окнами. Скажите — я согласен — берите, но у нас больше ничего нет. Ничего не поделаешь, — согласился он. Он надеялся, очевидно, что при умелом уходе машина все еще работает. А вы посмотрите — где он дымит, где на строительстве которого был занят Калим. С рукописной доверенностью он отправился на этой машине на несколько дней. Я пришел в Mreo, чтобы разработать дизайн — машина была полностью леворульной. Несоответствие двигателя и количества кузовов, что-то с дежурным клиренсом. Они сказали, что разобраться невозможно — только продать запчасти. Серега начал пить с началом этой беды, а теперь совсем ударился. Машина была припаркована перед домом. Вскоре его открыли. Затем все бокалы бьются. Мальчики танцевали на крыше. Примерно через год этот автохит куда-то исчез. А Серёга продолжал пить, и через несколько месяцев он умер, оставив жену с двумя детьми. На одну заплату от недостаточно квалифицированного работника она вырастила сына и дочь. Дети хорошие.

Однажды три брата увидели счастье, сидящее в яме. Один из братьев подошел к яме и попросил денег на счастье. Фортуна подарила ему деньги, и он ушел счастливым. Другой брат попросил о красивой женщине. Я тут же взял ее и побежал с ней рядом от счастья. Третий брат наклонился над ямой: что тебе нужно? спросил счастье и что тебе нужно? — спросил брат. Вытащи меня отсюда, попроси счастья. Брат протянул руку, вытащил счастье из ямы, повернулся и пошел прочь. И счастье следовало за ним.

У моего отца было три брата, и вместе у них было семеро детей. Летом этих детей увозили в село Елань Волгоградской области к бабушке. Другой набор, другой номер, но летом вокруг дома постоянно толпились несколько внуков. Самый младший, трехлетний Максим, впервые остался с бабушкой. Крупный и сильный ребенок, он не доставлял бабушке никаких хлопот: спокойный, безобидный и, самое главное, с хорошим и постоянным аппетитом! Мечта каждого родителя. Он гуляет во дворе, играет в песке и с машинками, вам не нужно следить за каждым его движением. Разве что он умеет пачкаться, как свинья, но это не раздражало бабушку. Идеальный ребенок, если не сказать больше. А этот ребенок отказывался есть. Без видимых причин. Нет, утром он немного поел, потом вышел погулять — в большой деревенский двор, но за обедом, послеобеденным чаем и ужином он качал головой, не открывая рта и не прикасаясь к еде. Поскольку Максим был вполне упитан, они не стали сразу паниковать, такое бывает с детьми, тем более что никаких признаков истощения и голодных обмороков не было, наоборот, создавалось впечатление, что ребенок растет скачками. Так продолжалось несколько дней, пока старшая сестра не стала более внимательно следить за Максимом. Она все время бегала смотреть на маленьких смешных свинок. Она немного терялась, потом говорила: «Поросята!» и топала к ним. Кто бы мог подумать, что он не только восхищался, но и регулярно ел свиней! Комбикорм для недельного взрыва. С горькими слезами он вернулся к человеческой пище. Они не спорят о вкусах, они разговаривают. Не бери в голову, повзрослей. Ну, с годом свиньи, что ли!

История в продолжение вчерашнего рассказа о решении Соломона и преимуществах социальных сетей…

Как говорится, легко судить на словах, но трудно в жизни!

На протяжении десяти лет мне довелось общаться с двумя товарищами, которые имеют совместный бизнес в виде сети фитнес-клубов и довольно успешный. Мы часто ходим в походы, посещаем таверны, иногда ездим на охоту и рыбалку. И так получилось, что в 2013 году они планировали отметить десятилетний юбилей сети, который пришелся как раз на день России, то есть на 12 июня. Они начали готовиться заранее, через полгода все друзья, члены клуба и партнеры были проинформированы о масштабах мероприятия. Были привлечены и солидные спонсоры, в частности, пивоваренная компания, сеть магазинов косметики, ОАО «Банк». Кредит и большая студия макияжа. Надо сказать, что сограждане и сами люди были не бедные, это был их бизнес для души, так сказать, а бонусы от него получали в основном их жены. Я часто присутствовал на их спорах, и мне нравилась концепция этого мероприятия для нескольких тысяч человек в пригородном клубе. Что касается главного приза — годовой золотой карты, включающей в себя все необходимое, и круиза с открытой датой из Барселоны по Средиземноморью, то и здесь не было разногласий. Возникли разногласия по поводу назначения председателя жюри, который не стал бы предвзято относиться к достойному победителю, получившему главный приз. Один хотел увидеть в председательской части жюри банкиров и главного спонсора мероприятия — время, которое совсем не устраивало его спутницу. Второй хотел видеть главным в жюри менеджера жилого комплекса, в котором находился главный клуб, а по совместительству двоюродного брата своей жены, что в свою очередь не могло устроить другого. Дело в том, что у каждого был свой фаворит из разных клубов, которого они проталкивали в победители и надеялись, что смогут присоединиться к круизу с победителем, совмещая ракеты с командировкой и поэтому круиз был с открытой датой.

Ситуация зашла в тупик! Когда до мероприятия оставалось около десяти дней, а компромисс так и не был найден, один из друзей предложил пригласить действительно незаинтересованного человека, ну, хотя бы Соломона? — И что? Соломон тоже понимает женщин, это было бы справедливо, как мне кажется? — Нет! Лучше без меня, а то поссоримся — сказал я)) но как не странно, товарищи приняли эту идею с энтузиазмом и начали меня уговаривать. Я согласился, но было только одно условие, чтобы я не перетрудился, а они даже не позвонили, иначе я бы отказался, да и на результат они не обиделись. Они согласились, втайне надеясь, что победит тот, кто нужен. И наш друг, который предложил им эту идею, взял на себя чистоту этого решения. Они не звонили мне перед мероприятием, все было честно. Поскольку приглашение было для двоих, я взяла с собой мужа, чтобы это немного отличалось от долгого сидения дома.

У этого события был свой размах! Около двух тысяч участников, загородный клуб с бассейнами, кортами, футбольным полем и множеством других развлечений. Артисты не давали никому скучать, бесплатное пиво и шампанское лились рекой, тем более что погода была прекрасной! Я находился в палатке для руководителей, в пятнадцати ярдах от сцены, где также присутствовали жены тех друзей, с которыми я был так хорошо знаком. Должен сказать, что я не увидел на их лицах праздничного настроения и сначала не понял, почему? Друзья вышли на сцену, чтобы открыть мероприятие, произнесли красивые речи, а меня оставили развлекать их жен. Когда ведущий пригласил меня в ложу присяжных, одна из жен с мрачным лицом произнесла фразу, после которой мне стала понятна причина их плохого настроения. — Что ж, теперь посмотрим, кто победит: корова с ботоксом или лошадь с силиконом? «А я хочу наконец узнать, каков на вкус мой муж», — с улыбкой сказала моя жена?))) Получив такие двусмысленные напутственные слова, я ушел в жюри. Жюри состояло из двух тренеров, один по восточным танцам, второй тренер по йоге, представитель прессы и директор непонятной направленности, который напомнил мне ведущего программы «Модный приговор».)))Их предупредили, что я Главная, что мое мнение решающее и эта информация сразу вывела из депрессии тренеров и директора. Тогда станет ясно, почему? Первоначально мы планировали поднять оценки, как в КВН, с одной до пяти, но я настоял на непубличном голосовании, на оценках, где ставились оценки, место и только потом ведущий озвучивал Имя Победителя. Тогда я впервые увидел благодарный взгляд тренеров, потому что они не хотели голосовать открыто).

Было много гонок. В начале был конкурс восточных танцев, в котором, на мой вкус, победила двадцатилетняя девушка с небольшим избыточным весом, но танцевавшая на порядки лучше всех остальных. Наблюдая за тренером по восточным танцам, мне стало ясно, что я сильно расстрою ее своим решением, ведь ее симпатии были на стороне женщины лет сорока пяти. Когда я сказал, что ее мнение было решающим, я увидел ее благодарные глаза, и все, как и я, поставили этой даме оценки, поддержав решение тренера. Давно я не видел такой искренней радости! Дама спрыгнула со сцены, расцеловала все жюри и на бис спела «Таню». С соревнованиями по йоге все было примерно так же, и я получил еще одного союзника. Только директор со скучающим видом выставлял оценки, не глядя на нас, не участвуя в обсуждении. Потом был конкурс на лучший загар в солярии. Здесь мнения разошлись, и ведущий позвал меня и представителей прессы, чтобы внимательно оценить качество кожи лица конкурсанток. (Мы справедливо оценили все и наградили девушку, которая заслуженно победила.) А поскольку в сети, помимо чисто женских клубов, было два совместных клуба, для победителя, занявшего первое место, был объявлен конкурс «Мистер Стальные мышцы», в котором он должен был получить полуметровый кубок и сертификат на спортивное питание на весь год. Желающих было немного, поэтому тренерам спортзала разрешили принять участие. Режиссер оказался очень дружелюбным, один не сводил с него влюбленных глаз все время, и я обнаружила, что воркую с ним в баре в начале мероприятия, держа его за руку. Оказалось, что я знал пауэрлифтера с атлетическим телосложением и выпуклыми мышцами, который тоже тренировался в этом клубе и тоже участвовал в соревнованиях. Когда мы подошли к этому соревнованию, директор совсем погрустнел, ведь у его друга было меньше шансов, чем у моего знакомого, пауэрлифтера. Решив пожалеть бедного парня, я оставил его в жюри вместо себя, отдав ему свой голос, а затем отправился в палатку освежиться перед финишем. Естественно, победил его фаворит, которому он вручил награду и даже поцеловал его в щеку).

И вот финал! В финальном заезде участвовали десять участников, выполнивших условия конкурса. А именно, тренировки в клубе в течение не менее двух лет по годовому абонементу класса А. Первый конкурс назывался «Визитная карточка», после чего три конкурсантки были отсеяны и награждены дипломами «Мисс Грация», «Мисс Шар» и другими осадками, а также упаковками косметики и картами на услуги салона красоты. Затем были соревнования по танцам на шесте и некоторые другие конкурсы, где отсеялись еще четыре кандидата. Трое вышли в финал, и, скажу я вам, заслуженно, потому что они были на две головы выше остальных, а двое из них были протеже моих товарищей. Высокая эффектная брюнетка с фальшивой грудью, с загаром а-ля мулатка, с татуировкой бабочки на плече. Вторая — блондинка с прекрасной фигурой, отличным загаром и татуировкой дракона на всю спину и пирсингом в пупке, а-ля Волочкова, только изящнее). Третья участница была просто стройной, прекрасно сложенной зеленоглазой девушкой с удивительной пластикой, красивой натуральной грудью, без пирсинга или татуировок, с прекрасными светлыми волосами жрицы. Сначала я обратил на нее внимание, потому что она участвовала во всех конкурсах подряд, но так и не завоевала ни одной награды и довольствовалась дипломами. И мне показалось, что она кого-то мне напоминает, но я никак не мог вспомнить кого? Как я понимаю, на стороне двух протеже была поддержка, так сказать, фан-клубов, которые поддерживали их бешеным ревом и аплодисментами, а на стороне третьего участника, кроме моей симпатии, были почти все мужчины, из тех, кто не играет в футбол и не пьет пиво в баре, а те, кто следит за соревнованиями. Последний забег был забегом в бикини, и они должны были показывать номера под музыку. Первая леди вышла в элегантных сапогах выше колена и танцевала под фоновую музыку из фильма «Красотка» с Джулией Робертс, тем более что внешне он ей что-то напоминал. Вторая заявительница вышла в полицейской фуражке, с дубинкой и наручниками и танцевала просто очень шикарно и сексуально. Но танец третьей девушки под композицию Хулио Иглесиаса «Love Story» поразил всех! То, что она делала со своими волосами, как двигалась, не оставляло равнодушной всю мужскую половину публики. Еще одна вещь, которую отметили все члены жюри, это то, что две финалистки танцевали, глядя на своих покровителей, а третья смотрела только на меня.

И вот настал решающий момент, когда жюри должно принять решение. Инструкторы смотрели на меня умоляющими глазами, ведь их голоса в пользу того или иного протеже хозяев могли плохо отразиться на их карьере. Пресса только и ждала моего решения, чтобы поддержать его, директор был готов не только поддержать мое решение, но и расцеловать меня от радости, что его друг стал лучшим, и жаждал поскорее закончить этот конкурс. Мы начали имитировать бурную дискуссию, зрители выкрикивали названия клубов, в которых занимались кандидаты. Эти две дивы начали обращаться к своим фанатам с жестами, рев был похож на взлетающий Боинг!) Пауза затянулась, и ведущий предложил следующее решение. Теперь на сцену выходил председатель жюри, и все говорили друг другу на ухо любую фразу, которая могла бы добавить баллов, необходимых для победы. Перед выходом на сцену я как бы наугад распределил места в своем шоу, оставил это на виду и подошел к девушкам. Первое, что я заметил при ближайшем рассмотрении, это то, что двое из них были обильно измазаны автобронзатом, на котором явно виднелись следы капающего пота. Меня также неприятно поразил стучащий запах духов, который можно было услышать на расстоянии. Когда я был в жюри, это не было заметно или ощутимо. В третьих, я заметила минимум макияжа, ровный, красивый естественный цвет лица, отсутствие запаха духов и следов пота. — «Королева может быть только одна, и настоящий мужчина всегда знает, кто она», — сексуально прошептала Красотка. ) — Настоящий мужчина выбирает лучшее не только головой и сердцем, но и… Третья девушка сказала со спокойной улыбкой Я спустилась вниз и увидела, что тарелки всех присяжных были заполнены так же, как моя. (Режиссер передал их ведущему и быстро ушел за кулисы к своему другу-спортсмену). Ведущий, выдержав паузу, начал свою речь. — Третье место в конкурсе «Мисс Фитнес. Клубы», принимает. Берет. Затем начался невообразимый рев, два протеже снисходительно смотрели на финишировавшего третьим. — Берет. Фитнес-клуб в. та! Полное непонимание в глазах Красотки, освистывание ее фанатов, одобрительный рев группы поддержки второй протеже, которая смотрела на соперницу с саркастической улыбкой, типа, ладно, все ясно, где твое место?))) ) Я также слышал хихиканье мужской части аудитории и радостные эмоции в шатре среди жен лидеров! Не надо говорить о том, что первый товарищ худой мой!) — он занимает второе место. Берет. Берет. Фитнес-клуб c. m! Неодобрительный рев поклонников первой вылетевшей «Красотки», неодобрительный гул поклонников женщины-полицейского, полное непонимание происходящего, отраженное на лице дамы — как это? Я должен был выиграть?))) Это была целая картина маслом: искаженное лицо второго помощника и радостное хихиканье их жен)! Хорошо, что спонсоры дали призы за второе и третье место, а то бы мне точно расцарапали лицо!). Поэтому я быстро вручил первый приз, сфотографировался с победительницей и высадил ее у палатки жен. Должен сказать, что это решение устроило обоих моих друзей, они даже пожали мне руку, сказали, что все в порядке, но благодарность их жен, поддержка моего решения моей женой укрепили меня в мысли, что я поступил правильно.

У этой истории было продолжение. Примерно через полгода, прямо в день моего рождения, в одной из социальных сетей приходит сообщение от некой Марии, которая знакома с десятком моих друзей, и она просит добавить ее в друзья. Подумав, что это спам, я сначала не стал этого делать, но потом ради интереса добавил ее в друзья, чтобы она могла со мной общаться, тем более фамилия показалась знакомой. Поздравив меня с днем рождения, она спросила, помнят ли ее, потому что знакомы много лет? Решив, что это ничья, я стал напрягать память, но ничего не приходило в голову? По аватарке трудно было определить и попросили напомнить?

Три фотографии полностью меня отвратили! Первая фотография — 1999 год, веселая девочка одиннадцати лет, детский лагерь на Черном море, где я была воспитателем. На фотографии я стою с ней на костровом поле, обняв ее за плечи, а она держит в руках письмо, которое я вручил ей за победу в танцевальном конкурсе! Вторая фотография — 2009 год, шестидесятилетие нашего факультета физической культуры, где я как почетный выпускник, вместе со своим деканом, председательствовал на вручении красных дипломов студентам, окончившим университет с отличием. На фото, стоя рядом со стройной брюнеткой, ее черные волосы обнимают плечи, а в руках она держит красный диплом. Третья фотография была сделана в финале конкурса. Я стою рядом с ней, обнимаю ее за талию, а она держит в руках свой сертификат на круиз)! И что самое интересное, у меня одинаковое выражение лица на всех трех фотографиях!) Потом была встреча, мысли, мысли, мысли И сомнения, нужно ли мне это? Полугодовой взрыв свиданий и приятных эмоций, понимания того, что секс приносит радость обоим. Я даже начал немного бояться за себя, потому что этот маленький человек стал занимать много времени в моей жизни, но, к счастью, она вышла замуж, и теперь все хорошо. И сейчас, когда у нее тоже есть ребенок, младше моей младшей дочери на год, нас объединяют общие интересы и по-прежнему не пропадает желание время от времени встречаться и быть сильными друг для друга. Да, после родов я была вторым человеком после мужа, которому она позвонила!))) Единственное, к чему я до сих пор не могу привыкнуть, это то, что когда мы долго не видимся, в постели она обращается к тебе. ))) извините за длинную историю!)))

Пять лет назад я прилетел в Екатеринбург в командировку. А мой друг из Москвы Вадим, строго спросил, есть ли время и возможность позвонить маме, передать небольшую посылку и самое главное снять какие-то важные справки там и доверенность. Я не обещал, но я старался и делал. Я все перерыл, и до самолета оставалось еще семь часов. Он взял такси и приехал. Мама Вадима встретила меня как родного — накормила, напоила, расспросила о Вадише. Спешить было некуда, мы мило беседовали у телевизора, допивая десятую чашку чая, как вдруг из соседней комнаты раздался громкий голос, я даже дернулась, потому что была уверена, что кроме мамы Вадима в квартире никого нет. Сразу и не понятно — мужской или женский голос:

— Наташа, у нас есть кто-нибудь? — Да, пап, выходи, поздоровайся — это друг наш Вадька, едет из Москвы.

Через три минуты дверь в комнату медленно открылась, из-за нее появилась робкая палка с резиновым набалдашником, и появился древний, согбенный дед в рубашке, обшитой пуговицами. Дедушка протянул мне руку, я встала и взялась за обе свои. Дедушка, не отпуская, потянул меня прямо под торшер, чтобы получше рассмотреть гостя в этом мире. Взрослым случается делать это, в конце концов, это было интересно. И только тогда я увидела его глаза. Для меня было очень важно, что старик почти не заметил, как я хочу выглядеть. Один глаз у него был маленький, прищуренный, упрямый, а другой, широко открытый, просто ужасный, белый Белибо. Хозяйка представила нас и добавила — это дедушка Вадима, у него ветеран войны, фронтовик. Я никогда не мог пройти мимо живого ветерана и не поговорить, не поправить, больше времени было отпущено. И старик, как работающий дизельный двигатель, с пол-оборота закрутился:

— У меня были трудности с интеллектом. И не только — убежать, посмотреть, не взойдет ли солнце, но и во взводе полковой разведки. Еще до войны я работал на заводе, пошел в армию, и комсомол направил меня в школу сержантов. Он окончил школу с отличием, а потом началась война. Естественно, я попросился вперед. И меня не отпустили, а отправили на курсы младших офицеров. Короче говоря, я оттуда сбежал, до трибунала не дотянул, но командование разобралось, плюнуло, отпустило, потому что я не домой, а на фронт. Приехал на передовую, сначала мне хотели дать подразделение и в бой, а потом посмотрели — остановились. Здесь только полковые разведчики выбирали людей для себя. Мы искали, ездили, но я до войны занимался борьбой, у меня был прыжок с парашютом и действительно был интеллигентный человек, восемь классов за плечами. В основном, явился и забрал. И знаете, служба в полковой разведке — это то, как становятся космонавтами. Все хотят, но мало кто берется. Никто из нижестоящих даже не повысил голос. Мы даже не стриглись под ноль, мы ходили со стрижками, как интеллигенты. Но убивали, конечно, нашего брата не в пример обычному, окопному солдату. В окопе у тебя есть хотя бы шанс выжить и свои рядом, а разведчик в боевой розетке — один против всей фашистской Германии.

Сначала они долго не брали меня на задания, но зато сделали меня как цыганского коня, научили всему: как ползать на передовой, как ходить по карте, как ориентироваться по звездам, как убивать, как подбирать «язык». Они ехали два месяца, а потом, наконец, однажды утром объявили: «Вставай, хорошо, твоя первая боевая добыча за ночь, пойдешь за языком». Только стемнело, а нас уже не было. Со мной мой друг — Боря Шляпников. Хотя, как и в случае со мной, я с ним. В то время Боря был опытным разведчиком с орденами. Целый взвод, наверное, возил немцев.

Мы пересекли линию фронта, ползком продвигаясь к немецким позициям. Мы лежим, застыв, тихо наблюдая, ожидая. Может быть, кто-то проснется, захочет сходить в туалет, выйти из землянки, подойти к нам. Но, как повезет, а место открытое, скоро утро, начнет рассветать, тогда ничего не получится, придется возвращаться обратно без ничего. Вдруг мы смотрим, выходим. Здоровый, без оружия, ходит, качается, плохо думает о сне. Он облегченно вздохнул, зажег сигарету и повернулся к нам спиной, чтобы свет не был виден с нашей стороны. Ситуация лучше, чем вы можете себе представить. Немец в пяти метрах от нас. Мы лежим, готовые броситься вдогонку. Моя задача — немедленно заткнуть ему рот кляпом, чтобы он не закричал от удивления, а Боря должен был вонзить нож ему в лицо, напугать его и тут же надеть ему на голову пустой мешок. От этого человек ломается психологически, он понимает, что его крик — это его смерть. Боря шепчет: «Ты готова? Я отвечаю: — Готов. — Раз, два, поехали. Мы вскочили и бросились к немцу, я даже схватил его за воротник и потянулся другой рукой к его рту, как вдруг Боря закричал. Только тогда я понял, что произошло. В темноте мы не заметили, что между нами и немцем протянулся забор из колючей проволоки. И мы с Борей со всей дури насадили себя на колючки. Немец стоит в ступоре, подняв руки, боясь крикнуть. Лицо Борхи в крови, я даже не заметила. Боря направил автомат на немца, который схватил меня за воротник и потянул назад. Когда они немного отошли, легли, Боря перевязал нас обоих, потом затащил меня на себя. По дороге я несколько раз терял сознание. Но каким-то образом мы все же добрались до своего. Только в санитарном блоке я понял, что остался без глаза. Потом больница. Чуть не умер там от заражения крови. Вылез. Он попросился обратно на фронт, но кривого не взяли, а приказали. Он вернулся к себе в Свердловск, работал на заводе. Переписывался со своими бойскаутами. Боря был убит первым, а через шесть месяцев не с кем было переписываться, все, кого я знал, погибли. Так я получил первый и последний боевой счет. Знаете, всю жизнь я думал о том немце, которого держал за ошейник. Я всегда мечтала найти его и прикончить, испытывала к нему такую ненависть, даже мечтала о нем не раз. И что теперь. Сейчас я уже думаю, что если я встречу его сейчас… Но что? В Германии пенсионеры живут хорошо, он тоже может, как и я, дожить до девяноста лет. Если бы я встретил его сегодня, я бы, наверное, простил ему его фингал под глазом, хотя — это, видимо, спасло меня от смерти и сколько времени прошло. Я бы поговорил с ним. Может быть, даже выпить. А потом… а потом, все еще задушенный…

Три брата-эстонца на рассвете отправились на рыбалку. В 5 часов утра — они уже были на месте. В 10 часов утра младший брат говорит: «По-моему, не клюёт&raquo.#8230;» Часа через 3 средний брат говорит: «Точно — не клюёт&raquo.#8230;» 8 вечера, уже темнеет. Старший брат говорит: «Всю рыбу распугал. Необходимо меньше п#$%ттть…»

«Главный тренер шведов плачет от счастья! Но нет, просто один из ассистентов ткнул его пальцем в глаз». Из спортивного репортажа.

Не мотоцикл, а скорее сказка или правдивая история, как хотите, так и называйте.

Начну с совершенно эпических времен, когда Егор Гайдар сумел разработать свою теорию «шоковой терапии» и убедил всех, что «рынок сам все организует» (Доктрина свободного рынка). И это, сука, кандидат экономических наук! Да, я взял его и организовал для первого и второго. Плюс, при практически полном отсутствии на данный момент хоть сколько-нибудь внятной налоговой системы для пополнения бюджета. В результате они получили уродливую смесь дикого капитализма и системного финансового кризиса, когда почти половина населения, чтобы как-то выжить, начала торговать тем, что у них было, а другая четверть — «прикрываться». И оставался еще тонкий слой, который беззастенчиво грабил самые прибыльные отрасли бывшего Советского Союза. Некоторые залоговые аукционы имеют смысл. Когда за деньги ведущие предприятия и другие заводские военизированные формирования были переданы в частную собственность. Но дело не в этом.

На одном из таких стихийно возникших рынков, где торговали всем, и которых в России уже миллионы, один деятель вышел из себя и установил навесные полки — он начал взимать арендную плату с продавцов. И что? Договорились с администрацией округа и место очень хорошее, отличная транспортная развязка на пересечении маршрутов в несколько спальных районов. Рынок оказался не очень большим, на сотню мест, но аренда была разумной, и за место можно было платить ежедневно — и натоплено.

Парни в кожаных куртках с широкими плечами подошли к нему почти сразу. Скажем, чтобы поделиться. А он говорит, конечно, поделюсь, но не сильно, потому что какие мои «три копейки», посмотрите, сколько продавцов на рынке, возьмите у них. Потом мальчишки поставили своего брата на этот рынок, чтобы ежедневно собирать «на крышу» с каждого места по 100 рублей (цифра условная, чтобы вы не путались и не путались со всеми этими прошедшими инфляциями, девальвациями и прочими деноминациями). Братьев так — так шесть, но мгновенно поняли аферу и стали собирать по 150 рублей за раз, правильно рассудив, что бригадир и бригада от него уже не зависят, со всеми потом возня со стрельбой, есть Куски толще и готовят гораздо больше. Ну, капают какие-то копейки с маленького рынка, и все в порядке. А для продавцов сумма совсем не маленькая, и что делать, они скрежещут зубами, но платят.

Через некоторое время братва стала серьезно «розоветь», цепь была обрезана на палец толщиной, гайки на пальцах, купил джип, «запыхался» и, похоже, как и он сам, теперь «уезжал на запад», чтобы пошарить по Ракам, наплыв дани от Воротников с Коммирами — он цитировал — он цитировал «помощника», приезжающего только раз в несколько дней, чтобы убрать Бабоса. А этот, парень не ошибся, через некоторое время поднял планку сбора до 200 рублей. Ну, видите ли.

Купцы, конечно, эти дани в цену товара закладывали. А поток покупателей с каждым днем становился все меньше, цены были значительно выше, чем во многих других местах. Места на рынке стали пустеть, кто разорялся, кто переходил к другим. И тогда агент по лизингу обратился к руководителю группы: «Какого черта вы это делаете? Обнаружив там, они привлекли этих братьев для анализа, но те, почувствовав жареное в одном месте, пустились в бега. Назначили нового, теперь уже с твердым контролем, но окончательную сумму дани не сократили, не по понятиям. Бизнес на рынке вскоре полностью заглох. На этом месте начали строить 3-этажный торговый центр, но что-то не заладилось. И много лет стояла пустая рама, как памятник больному — погибшему кондо-дебилу.

Вы думаете, они были просто братьями? Тоже давно. Каким-то образом основатель привел ко мне родственника. Устройте двоюродного брата, скажем, на должность управляющего парой магазинов. Он посмотрел на мое недовольное лицо и отвел меня в свой кабинет. — Да, я и сам все понимаю, но отказать тете не мог, посмотрите внимательнее, может, станет понятно. И карт-бланш в ваших руках не получится, так что тогда отказывайтесь с чистой совестью, я не скажу ни слова, но попробуйте. — И что, черт возьми, для меня эта связанная бомба замедленного действия? Я уже писал о чем-то подобном: https://www.anekdot.ru/id/988190/

Я хотел подержать его месяц, а потом отказаться в пользу лучшего кандидата, найденного к тому времени, но, честно говоря, я начал крутиться и даже не стал присматриваться и искать недостатки. Когда его стажировка после обучения и экзамена подходила к концу, он зашел ко мне в кабинет для «делового» разговора: — Я нашел здесь помощника. — . — Я, мягко говоря, был ошеломлен. И в конце концов, он даже не сомневался, что его самого уже назначили. — Классный парень, все понимает, я ему уже все показал. — У нас нет такой должности в штатном расписании. — Расслабьтесь, я заплачу ему сам, из своей зарплаты. Половина. В чем для вас разница? — И зачем он вам нужен? — Что ж, все получится, а пока я хочу перейти к другой теме, здесь есть несколько петель. — и такая наивная, святая простота. и настоящая уверенность во внешности. Например, посмотрите, как четко я все рассчитал. — Неужели они действительно существуют, судорожно думала я. Пришлось после практики лично явиться на экзамен, идти, а девочки из отдела кадров боялись обидеть своего родственника и в итоге, суки, тоже ничего мне не сказали. И я как бы пустил все на самотек. Пока я это думал, он набился в соломенные люди, но он полностью владеет терминологией, но не слушайте это, пора его прервать: — Слушай, ты иди. к Владимиру (учредителю) и расскажи нам, какой ты умный придумал. Скорее всего, он сразу же возьмет тебя на абордаж, ты ничего не сможешь сделать с нами в таком положении, это не твой уровень. Я притворился восхищенным, изо всех сил стараясь оставаться серьезным и пытаясь не рассмеяться. И он поверил в это. И ходил он уверенной и внушительной походкой чопорного бизнесмена. О, и теперь мой отдел кадров будет танцевать!

А через десять минут основатель позвонил в дом, визжа и брызгая слюной через трубку. Посетите меня. — Отлично, ты отбил его для меня. И сначала я не мог понять, почему он носит «метель» и ссылается на то, что вы его полностью поддерживаете. Только когда он начал говорить о совете директоров. — И снова закатился в приступе смеха — … Я знал, что он узколобый человек, но не до такой степени. — Спасибо. может быть, мы не будем проводить такие эксперименты в розничной торговле? Не кажется ли вам, что проще давать деньги таким родственникам понемногу? Это выйдет дешевле. — Я подумал, что ты можешь повернуться, узнать что-то полезное или неожиданное. Может быть. Если нет, то я переведу на тебя все стрелки перед своей тетей. И вот я его сам изгнал, даже из ада нагло послал далеко и надолго, теперь вообще враг народа перед теткой стоит. И она, как и моя мама, хотя и на семь лет старше, выросла на ее руках. Сначала я расстроилась, а потом мне стало смешно. Нет, ну, я должен. — Когда они наконец рассмеялись, он стал серьезным: — Вы думаете, я не даю им денег? Одних денег оказалось недостаточно, теперь амбиции растоптаны. И как этому трусу удалось закончить университет? Вот что удивительно. Юмористический экономист.

Вы думаете, что это все легенда глубокой древности? Теперь это вау. Поверьте — то же самое, даже интереснее. Я периодически слежу за рынком труда и заметил, что должность «менеджер по продажам» стала появляться в некоторых очень известных компаниях, занимающихся продажами. Для иностранных читателей, давно оторвавшихся от реалий современной России, требуется пояснение: менеджером называют кого угодно, любого офисного работника, но почти никогда руководителей, любых отношений. Это по-прежнему (и слава Богу): директора, начальники, менеджеры или, на худой конец, только руководители. Так что, куда не плюнь — попадешь в управляющего. Одним словом, менеджер по продажам — это абсолютно обычный сотрудник отдела продаж. Человек, которому приходится болтаться по телефону или «в полях», высунув язык, бегать, искать клиентов. Итак, барабанная дробь, у него есть помощник! Я даже знаю, какое оправдание они придумали. Введите Rutin, бумажную работу и бумажную работу, которая сильно мешает правильному проведению времени с клиентами. Не ходите к бабушке, на такую помощницу повесят не только бумажную, но и всю основную работу, а сами начнут выполнять какие инструкции). Не проще ли немного изменить организацию организации? Наймите одну (скажем, на десять продавцов) «наладчицу», со средним бухгалтерским образованием, которая будет все эти счета, резервы, накладные расходы, действия и S/текстуры «поднимать в гору» со скоростью пулемета. И тогда помощник появится у помощника. Что думает руководство? Или ассистенты тоже управляются? Для меня это почти принудительное слово.

Или вот случай, произошедший не так давно. Ко мне приходит начальник отдела кадров, чтобы согласовать размещение вакансий. Я быстро просматриваю список. Ой-ой, кто это? Менеджер по уборке! Чище, верно? — Слушайте-а-ай, а давайте так: директор швабры, начальник пылесоса, начальник щетки. И свободное владение английским языком — обязательное условие в требованиях, а то вдруг используют импортное средство для чистки унитазов не по назначению. — Ну, почему ты всегда смеешься надо мной? — И как я могу не смеяться? Здесь мы читаем то, что вы пишете: «В быстро развивающемся, с разветвлениями повсюду». Я не понял, кого мы набираем? Уборщица или нет? — Так пишут все. — В конце концов, вы самый умный человек и ценный профессионал, какую (!) систему обучения, мотивации и оценки продавцов вы разработали, защитили и внедрили, но, возможно, вы заигрались в бизнес и путаете понятия. Знаете ли вы перевод названия сайта? Это, охотник за головами, а вы размещаете объявление о вакантной должности уборщика, и у него такое же название и текст. Что за шаблонный подход, вы не пытались повернуть голову? — И как тогда искать? — Я, кажется, не пробовал, поэтому вот два быстрых варианта: вы запускаете объявления в соседних домах, и на следующий день у вас выстраивается очередь из женщин Мужика и тети Клавы. Если вы не хотите, зайдите в соседние офисы в БЦ (бизнес-центр) и поговорите с уборщицами. Может быть, они убираются там вечером и будут рады быть с нами утром или наоборот. — Начальник склада здесь постоянно набирает грузчиков, обращался ли он к вам хотя бы раз с этим вопросом? Именно этого и не происходит. И вы даже не знаете, как он это делает, а оборот там просто чудовищный. Он вообще жесток с ними, черт возьми. Утром он забирает их паспорта и патенты и запирает их в сейфе, а после того, как они переодеваются в рабочие комбинезоны, раздевалка тоже закрывается на ключ. Только после этого они будут допущены на склад. Поэтому у него нет ни дефицита, ни крыс, потому что он думает головой, а не должностной инструкцией. — И мы получим такого менеджера по уборке (ха-ха) в hh, что через месяц она попросит помощника или даже двух. И он будет стоять красиво! Как будто не хватает времени, чтобы правильно организовать бизнес-процесс качественной уборки в помещении быстрорастущей компании. В заключение я процитировал ей печально известного Евгения Чичваркина: «Иногда у некоторых непосредственных начальников есть нимб над головой. Если в комнату входит сначала светило, а потом такой менеджер — стучите его от души палкой по голове, пока он не достигнет этого ореола. падает». Тогда, для СМИ, это выражение лакировали и исправляли, но я его запомнил именно так. Почему вы цитируете? И не останавливайтесь.

Пятнадцать лет назад я прочитал книгу известного теоретика менеджмента, вроде Майкла Максона (ошибаетесь?). Так вот, автор там выдвинул постулат, что любая (!) организационная структура априори стремится к расширению, в первую очередь за счет административного персонала. Этот тип заложен в человеческой природе, практически на генном уровне, такое желание передать любое дело другому, желательно подчиненному тебе, а если его нет, то нужно приложить все усилия, чтобы оно появилось. Они даже придумали красивое слово «делегирование полномочий». Потом я вспоминаю это, и чем дальше, тем больше убеждаюсь, что автор прав, абсолютно прав.

Но это бизнес с четким и понятным критерием успеха — прибыль. Что же происходит среди чиновников? Он поднялся, чтобы понаблюдать за статистикой в России. Мама дорогая! С 1994 по 2016 год их количество увеличилось в два (!) раза. Также, невероятный момент, самые большие диапазоны на графике наблюдались в самые кризисные годы: 1998, 2008, 2014. И это несмотря на декларации и попытки высшего руководства сдерживать и сокращать. Не помогают даже онлайн-сервисы, которые давно и успешно работают, такие как государственные услуги, электронная подача документов и тому подобное.

А что происходит в развитых странах? Мы не будем брать туда египтян и других сомалийцев, только 20 лучших. Леле, ты! Россия по количеству чиновников на душу населения вообще далеко впереди планеты всей. Гораздо меньше в Китае, но больше в Германии, Австрии, Франции, США и многих других странах, особенно в Канаде. Я не нашел статистики о росте в этих странах, только от американского информационного агентства, что с 1996 по 2016 год количество чиновников в США выросло на 2,5 миллиона. Сколько процентов — не сказано, но я это очень хорошо понимаю. И вот факт: за последние 5 лет количество чиновников в США с годовым доходом более 150 000 долларов в год выросло более чем на 1000%. Те, кто зарабатывает более 180 000 долларов, стали на 2000% больше за тот же период (2011-2016 гг.). В России также увеличиваются расходы, только на зарплату этих братьев за последние несколько лет бюджет увеличился на 200%. Семя чата плодовито и тучно. помощники. Однако глобальная тенденция. Ай.

Три брата сели ужинать. Опустите ложки в капустный суп. Тишина. Старший: — NDAA …. Средний: — Да, не буду мешать … Младший: — Ну, что — Я убегаю?

Каждый поступок имеет свое продолжение, что приводит к цепочке событий, которые уже не зависят от нас. События в Керчи показали, что невозможно предсказать, какие метаморфозы происходят с человеком? Кто может стать? Я хочу рассказать историю, в которой я принимал непосредственное участие и как мое решение повлияло на судьбу других людей. В 1990 году я работал в спортивной школе, куда-то заглянул бывший выпускник этой школы по имени Середя Ослов (фамилия изменена, но похожа). Он был мастером спорта по гимнастике, ему было двадцать лет, и он пришел со своей восемнадцатилетней девушкой. Когда он хотел прыгнуть на акробатическую дорожку, мы запретили, потому что из-за этого нас могли выгнать из спортзала и прекратить договор аренды. После того как тренировка закончилась, мы вышли на улицу, где девушку потянуло в перед, он вдруг сказал, что никто здесь не запретит ему сделать Родат и Сальто обратно. Мы не успели ничего сказать, как он убежал и начал делать упражнения. Скорее всего, его подвел глаз, и он не рассчитал расстояние и свои силы, не смог высоко прыгнуть в Сомерсулт и приземлился головой прямо на угол бордюра. После падения он мгновенно размотался, как тряпичная кукла. Подбежав к нему, я увидел трещину в черепе и защемленные кости, через которые был виден мозг. Я быстро стянул футболку и закрыл ей голову. У него были секунды, чтобы принять решение! Понимая, что пока доберемся до «скорой», к их приезду он уже отдаст концы, мы решили действовать самостоятельно. Наша школа находилась всего в двухстах ярдах от подстанции скорой помощи в хирургическом отделении больницы, в строительстве которой я принимал участие. Я побывал там всего за месяц до этого при весьма забавных обстоятельствах, но это отдельная история, о которой я расскажу позже. Мы подняли гимнастический мат, осторожно перенесли его и отнесли на подстанцию, хотя один из друзей настаивал, что лучше дождаться скорой помощи. Что ж, так и было сделано. Почти через двадцать минут он находился в операционной нейрохирургии, где его спасали. К удивлению врачей, через три месяца он оправился от трепанации и перелома шейного отдела позвоночника! Затем он пришел со своей девушкой, чтобы поблагодарить меня за то, что я спас его. Из-за операций и лежания в палате ему было очень тесно, у него была пластина в шее, пластина в черепе и огромный шрам на голове. Больше он никогда не появлялся в нашем зале. Прошло шесть лет, я забыл эту историю и сериоз. Однажды в октябре 1996 года жена моего брата позвонила мне посреди ночи и попросила срочно ехать в БСМП. На вопрос, что случилось, я ответила, что кто-то напал на ее мужа, когда он занимался налогом, и он очень страдает. Прибыв в больницу, я увидел забинтованного брата с порезами на руках и груди, где он рассказал, что с ним произошло. Возвращаясь в десять часов вечера после тренировки, он остановился и повысил голос на девушку. Они совершенно не вызвали у него подозрений, даже когда он попросил отвезти их в рощу в не совсем благополучном районе города. Я согласилась, тем более что он был в пути. Парень сел спереди, а девушка — на заднее сиденье. Попросив остановиться, не доезжая до остановки, сидевший рядом парень вдруг достал из-под куртки кухонный нож и с яростью начал молча наносить удары куда попало. Его девушка схватила его за шею и начала душить. Брат спас куртку и приготовления. После того, как ему удалось схватить руку и ударить девушку головой, сломав ей нос, он попытался вытащить нож.

Это не помогло ему, но он сумел перевернуть его лезвием вперед на нападавшего, на которого он набросился по самую рукоятку, затем выскочил из машины вместе со своей девушкой, которая пришла в себя, и они помчались в лес. Надо сказать, что роща находилась примерно в полукилометре от БСМП, где брат истекал кровью и попал к врачам. После обработки в Российской академии наук его впустили в палату и стали ждать приезда следователей, так как врачи обязаны сообщать в полицию о криминальных травмах. Буквально через двадцать минут в приемный покой БСМП вошел нападавший с ножом у горла, который объяснил, что сработал случайно. Медсестра на кассе потеряла сознание, но прибывшие врачи тут же положили его на носилки и доставили в операционную, где позже извлекли нож. Невероятно, но это факт! Длинный нож длиной 25 сантиметров вставлялся между трахеей и позвоночником так, чтобы не повредить ни позвоночник, ни саму трахею, ни сонную артерию! По иронии судьбы их поместили в соседнюю палату, но они этого не знали!). И поскольку это была одна зона, они попросили дежурного дознавателя убрать оба дела одновременно. Я уже был в палате брата, когда вошел дознаватель. Описав все как было, включая приметы нападавшего, мы увидели, что парень из дознавателя принял какое-то выражение Охуюша-Мистериу В соседней палате, где сидел этот мудак с перевязанной шеей. Который все время рассказывал сказку про белого бычка, случайно упавшего на нож. Вызвав меня и еще двух человек в качестве свидетелей, он попросил своего брата опознать нападавшего. Брат сразу же узнал его. Каково же было мое удивление, когда в тощем существе с перевязанной шеей и шрамом по всему телу я узнал Сережу Ослова! Я назвал следователю его имя и фамилию, чем очень удивил всех окружающих, и особенно его брата. Он тоже узнал меня, но не признал его и старался не смотреть мне в глаза. Затем было расследование, когда против его брата не было выдвинуто никаких обвинений, поскольку это была самооборона, тем более что на ноже не было отпечатков пальцев, а этого идиота перевели через неделю в связи с выздоровлением. Потом я узнал его историю от следователя. После операции на черепе он женился на девушке и из-за постоянных головных болей сел на героин и посадил своих, а так как в семье была инвалидность, а денег не было, они стали нападать на таксистов, грабили Тёму, чтобы купить дозу, а некоторые просто калечились на сто рублей. По совокупности доказанных преступлений оба получили реальные сроки, что-то около пяти и семи лет. По слухам, позже выяснилось, что оба умерли от передозировки, сейчас они на свободе посреди нулевой отметки. У моего брата был только один вопрос ко мне — на хрена я его спас? Я до сих пор не могу ответить на вопрос, правильно ли я поступил тогда? В то же время меня преследует мысль, что кто-то все равно охранял его, раз ему так повезло? Поскольку он выжил и в первый, и во второй раз, он был не более чем один из тысячи.

У него было три брата: Иван-Дурак, Кирилл-Деббит и Тарас. Но у него была еще сестра для них.

Короче говоря, представьте себе раннее утро. И деревня. Из-за горизонта доносилось пение перьев, казалось, что солнце вышло и начинает согревать землю. Представлен? Итак, утром хозяйка дома встает в деревне. И только она начинает спускаться с печи. Выглянул в окно, а там мертвая корова. Что здесь началось. О, я бедный несчастный, как же я теперь буду кормить свою семью? Моя любимая медсестра лежит под окнами. . Ну, в общем, в тете внизу. Я подумал про себя, сел и повесился. Затем просыпается хозяин дома. Он встал, потянулся, вдруг посмотрел, а на улице корова, вокруг мертвые лежат, и жена повесилась. О, я бедный человек, кто теперь приготовит для меня еду и отнесет ее в поле? Кто будет причинять боль и заботиться обо мне? Кто позаботится о маленьких детях. Мужчина с горя достал пистолет, приставил его к голове и нажал на спусковой крючок. Короче говоря, вся хижина была на мозгах, у человека было полбашки. Старший сын проснулся от звука выстрела. И видит: корова сдохла, мать повесилась, отец, наконец, падает куда-то без головы. Что делать. Теперь ничего не поделаешь, придется утонуть в горе. Короче говоря, он взял камень, привязал его к веревке и пошел к реке. Только собрался он прыгнуть со скалы, смотрит русалка сидит и говорит ему: знаю, знаю все твои беды и горести, но я могу тебе помочь: если tr@me постучишь 5 раз подряд и вылечишь меня на Долго и счастливо. Но его брату нечего терять, он снял камень со своей шеи и начал. После того, как он закончил, два, три, четыре. И все, вы не можете! Ну, русалке только того и надо было, и она утащила мужчину в свою реку. Просыпается средний сын. Она видит, как затихает корова, как вешается ее мать, как отец остается без головы, без старшего брата. Пошел топиться. Та же история произошла и с рекой. Русалочка Ху: Знаю, знаю все твои проблемы и горести, но я могу тебе помочь: если ты тр@хнешь меня 10 раз подряд, я все переживу и ты заживешь долго и счастливо. Но его брату нечего терять, он снял камень со своей шеи и начал. После того как он закончил, два, три, четыре, пять, шесть, семь. И все, вы не можете! Ну, русалке только того и надо было, и она утащила мужчину в свою реку. Просыпается младший сын. Она видит, как корова замирает, мать вешается, отец без головы, нет старшего и среднего брата. Я пошел топиться. Ну, я добрался до реки. Русалка: Знаю, знаю все твои беды и горести, но я могу тебе помочь: если ты тр@хнешь меня 15 раз подряд, я переживу тебя всю и ты заживешь долго и счастливо. Младший брат (бас): А если двадцать? Русалка (застыв): можно двадцать. Младший брат: а двадцать пять? Русалка (испуганно): тебе, наверное, может быть двадцать пять. Младший брат: А тридцать? Русалка (ничего не понимая): Ну, я не уверена, ну, тридцать они могут. Младший брат: И ты умираешь, как та корова.

«Мы не близнецы! Троечники мы!» (Ералашевское) Я работаю в тире. Приходят негры, три брата — они похожи с лица. Если верить газетам — братья. Представлены ружья одной марки, серии с одной буквой, номера почти подряд — относительно говоря, 762, 763 и 765. Подумайте и спросите: «А где же четвертый брат? Шутка. Они были удивлены. Я демонстрирую записанные номера — одного, мол, недостаточно. Они смеются: — Не брат, а сестра! Она вышла замуж, не пошла на съемки.

Что можно делать с детьми, пока они спят. (Рассказала мама) 1974 год. Я во втором классе. Декабрь. Заморозки. Мама вскакивает, смотрит на часы, время — без десяти минут девять. Сварился. Поздно. Есть восьмая школа. Мама тормошит меня, будит, быстро одевает, портфель в руку, не поев, выводит на занятия. Все это за пять минут. Я пошел. Маме на работу за девять, брат тоже в детском саду. Она все делает быстро, идет к себе, идет будить брата, и тут ее взгляд падает на его часы. По какой-то причине они показывают десять минут на Двенадцатую. У нее все холодное. Она понимает, что отправила восьмилетнего ребенка в школу около двух часов ночи. На наших часах стрелки были почти одинаковой длины, и их легко можно было перепутать. Зимой мы обычно идем в школу, когда еще темно. Как правило, к тому времени, когда она меня догоняла, я уже на три четверти оседал. Пересекались в трех направлениях. Я проехал мимо Департамента государственного департамента. Почему никто нигде не заметил ни одного ребенка с портфелем в руках? Она сказала мне следующее. Много лет. Я этого совсем не помню. Совершенно точно. Все дни были обычными — я вставал в семь, завтракал, одевался и шел в школу. Кажется, я крепко спал до самого конца. Тем не менее, если я засыпаю до тех пор, пока не проснусь, то проснуться нереально. Моя мать не склонна к фантазиям, математик и педант. Даже изменения в рецептуре блюд она считает диким произволом. Так что история правдива, но я не могу это подтвердить. Как ни стараюсь, не могу вспомнить!

Состоится заседание Общества рыболовов-любителей. Председатель действует: — Приближается время зимней рыбалки. Сколько водки мы возьмем? В прошлом году мы взяли одного бутылочного брата — потеряли удочки, в прошлом году взяли двух — потеряли автобус. Что вы предлагаете? Выходит рыбак: — Предлагаю в этом году взять три бутылки, но не берите удочки и не выходите из автобуса.

Мой младший брат в детстве в ее руках «сгорел» (сломался и рассыпался). В возрасте трех лет дедушка подарил ему на токсичность советский механический секундомер — не рабочий, а в полной комплектации. Ребенок суетился над ним весь день. Родители были в восторге. Занимайтесь делом и не шатайтесь по квартире или Шкодницам. Без каких-либо инструментов он сорвал кнопку, стекло, переключатели, заднюю дверь и несколько шестеренок с задней части маленького окна. Вечером, с большим сожалением, он сказал своей бабушке: «Я бы ее отбил, если бы у меня был молоток».

У него было три брата: Иван-Дурак, Кирилл-Деббит и Тарас. Но у него была еще сестра для них.

Хотя сразу так не показалось. Мы ждали, когда брат приедет в гости без жены, и засиживались допоздна. Вскоре представился подходящий вечер. Несколько капель духа жены, две-три слегка смазанные яркой помадой губы на светлой одежде, вуаль — и через полчаса после его ухода раздался звонок, как он и надеялся, от брата, осужденного за измену, где он провел вечер. Вместо того, чтобы заниматься с ним? Так что, задержавшись у нас дома допоздна вчера, брат попросил не видеть его, мол, с верхней одеждой и дверью он разберется сам. Очевидно, мой разум и интуиция покинули меня одновременно, когда я позволила ему остаться одному в коридоре. Не знаю, сколько времени он потратил на смазывание кремом и полировку этой туфли, но сработано было славно, на совесть. По окончании работы брат предусмотрительно не забыл выкрутить лампочку в прихожей, чтобы я не заметил подвоха в темноте утра. В результате только ленивый не попросил меня потрудиться с утра. Мораль — не выделяйтесь, пока тихо…

Короче говоря, представьте себе раннее утро. И деревня. Из-за горизонта доносилось пение перьев, казалось, что солнце вышло и начинает согревать землю. Представлен? Итак, утром хозяйка дома встает в деревне. И только она начинает спускаться с печи. Выглянул в окно, а там мертвая корова. Что здесь началось. О, я бедный несчастный, как же я теперь буду кормить свою семью? Моя любимая медсестра лежит под окнами. . Ну, в общем, в тете внизу. Я подумал про себя, сел и повесился. Затем просыпается хозяин дома. Он встал, потянулся, вдруг посмотрел, а на улице корова, вокруг мертвые лежат, и жена повесилась. О, я бедный человек, кто теперь приготовит для меня еду и отнесет ее в поле? Кто будет причинять боль и заботиться обо мне? Кто позаботится о маленьких детях. Мужчина с горя достал пистолет, приставил его к голове и нажал на спусковой крючок. Короче говоря, вся хижина была на мозгах, у человека было полбашки. Старший сын проснулся от звука выстрела. И видит: корова сдохла, мать повесилась, отец, наконец, падает куда-то без головы. Что делать. Теперь ничего не поделаешь, придется утонуть в горе. Короче говоря, он взял камень, привязал его к веревке и пошел к реке. Только собрался он прыгнуть со скалы, смотрит русалка сидит и говорит ему: знаю, знаю все твои беды и горести, но я могу тебе помочь: если tr@me постучишь 5 раз подряд и вылечишь меня на Долго и счастливо. Но его брату нечего терять, он снял камень со своей шеи и начал. После того, как он закончил, два, три, четыре. И все, вы не можете! Ну, русалке только того и надо было, и она утащила мужчину в свою реку. Просыпается средний сын. Она видит, как затихает корова, как вешается ее мать, как отец остается без головы, без старшего брата. Пошел топиться. Та же история произошла и с рекой. Русалочка Ху: Знаю, знаю все твои проблемы и горести, но я могу тебе помочь: если ты тр@хнешь меня 10 раз подряд, я все переживу и ты заживешь долго и счастливо. Но его брату нечего терять, он снял камень со своей шеи и начал. После того как он закончил, два, три, четыре, пять, шесть, семь. И все, вы не можете! Ну, русалке только того и надо было, и она утащила мужчину в свою реку. Просыпается младший сын. Она видит, как корова замирает, мать вешается, отец без головы, нет старшего и среднего брата. Я пошел топиться. Ну, я добрался до реки. Русалка: Знаю, знаю все твои беды и горести, но я могу тебе помочь: если ты тр@хнешь меня 15 раз подряд, я переживу тебя всю и ты заживешь долго и счастливо. Младший брат (бас): А если двадцать? Русалка (застыв): можно двадцать. Младший брат: а двадцать пять? Русалка (испуганно): тебе, наверное, может быть двадцать пять. Младший брат: А тридцать? Русалка (ничего не понимая): Ну, я не уверена, ну, тридцать они могут. Младший брат: И ты умираешь, как та корова.

Чудо, и выжившие ребята, здравствуйте! В один из прекрасных летних дней нам с Жекой снова посчастливилось выжить, на этот раз благодаря воздушному шару. По порядку. Откуда берется этот взрывной зуд у подростков, мы не анализировали. Он просто зудел, а бездонный запас пороха и капсюлей в охотничьем шкафчике моего отца опасно иссяк. Карбид, в его общепринятой форме, уже был адски усталым. Все контейнеры, которые можно было украсть и плотно закупорить пробкой, были взорваны, а жестяные банки отчаянно не хотели отправляться на орбиту. Наши уцелевшие глаза хотели огненных зрелищ, а наши чувствительные уши — глухоты. Если вы хотите лечь и умереть — вы так хотите что-нибудь взорвать. Внутренне чувствуя, что нужное мне знание находится где-то рядом, я начал читать и резервировать книгу. Справочник по химии для студентов. Моя старшая и единственная сестра уже заканчивала школу и возилась с ним. Главы о взрывчатых соединениях и их синтезе «для чайников», криворукие составители справочника, пропустили, пришлось читать все по порядку и между строк. Остановился на заправке. Поддержание баланса, наличие — эффект, особенно для ацетилена и кислорода. Буквально это выглядело так: взрывная сила смеси ацетилена с кислородом в несколько раз сильнее, чем взрыв детонирующего газа. Я уже закатывала глаза, как жемчужину. Возможно, в этом виноват прошедший Первомай, но, кроме воздушного шара, ничего не пришло в голову для продолжения этой идеи. Представьте себе анорексичного подростка с приземистыми ушами, который обращается к фармацевту: «Лелло, купите презерватив». — Я не мог. С яйцами было еще сложнее, их не было вообще и нигде. Искал я долго, не день, а кажется неделю. Я даже не помню, как мы его получили, возможно, мы убили октябриста, но это был прекрасный день. Дробленый карбид в бутылке, положите туда шарик и вуаля! Хотя нет, все равно придется идти на завод и упрашивать дядю-сварщика пукнуть в воздушный шарик, из кислородного баллона, для пробы химии, только нахрена — сколько надо. Добрый дядя пукнул, не вынимая сигарету изо рта, и вот — вуаля. Мне не хотелось сильно раздувать доброго парня, и мы с Жекатой, задыхаясь от радости, мчались сломя голову, красный шар на пустырь, как дохлые поросята на день рождения Винни, пока он не лопнул в кустах, из дыры в заводском заборе. Детство закончилось внезапно, как тот чудесный день. На нас с Жекой никто не нападал. Молодежь, продвигающаяся по балам, внезапно изменила мои приоритеты, а как все начиналось… Я проснулся, мне было почти тридцать, и вернулся домой. в монтажную бригаду. Мы с двумя братьями, те трое… тот, что справа на коленях — троюродные братья, то есть, ну, холм, как и любой другой, если он в бригаде — Серёга. Прекрасно. Он был нашим сварщиком. То, что от Бога. Он готовил все, в любое время, в любом месте, любым способом и при любых условиях. Не выпуская Белого моря из зубов даже под маской. Иногда смотришь издалека, дым вокруг него, из-под маски, из-под юбки и рукавов, и не знаешь, готовит он или просто курит. Сколько ему было тогда лет, может сорок, а может семьдесят пять, мы не знали, потому что, как сказал однажды один из находчивых братьев: «Серый, твоя морда выглядит так, будто ее сшили из муде». Ну, однажды я рассказал своей любимой команде о своей несбывшейся детской мечте. Бригада сказала прямо сейчас, шесть секунд. Ублюдок! Этот энтузиазм, но против нацистов. Мы едва дождались утра. Кто-то принес резиновую перчатку. У нас было столько кислорода, карбида и пропана, что хватило бы для запуска в космос,

Мы построили целый дом. Но нам не нужен был завод. Мы надели перчатку согласно рецепту и прошли через черный вход в пустой двор. Сверху на поппинг-перчатку помещался герметичный эмалированный отражатель, похожий на маленький тазик, с отверстием в середине дна под патрон, и готовился запал — метровый кусок проволоки с тряпкой на конце. Мы стояли вокруг: — Ты здесь? ‘ — спросил я, но все промолчали. Зажгите предохранитель. «Работа», — продолжал я, но Серый не дал мне закончить: «Молодые люди, давайте», — сказал он и схватил Олега за трос в бассейне. Мы сделали два шага в сторону от эпицентра и, моргнув, обернулись. В последний момент, увидев, что Грей уже превратился в горящую тряпку в дыре, откуда светилась перчатка, я успел крикнуть: — Субало, разверни его! — и заметить, что он успел отвернуться. Как пройти! Пошел ты! Как задницей по голове. И звук был не киношно-игровой и раскатистый, а резкий, как удар хлыста. У меня звенело не в ушах, а в голове. Когда я через силу встал и обернулся, Грей встал на колени задницей к ракетке и покачал головой. Мы вскочили и поставили его на ноги. Недалеко сносит, возвращаясь из Космического бассейна. Необходимо было собрать раненых и срочно сжечь. Поддержка, невообразимый серёга под локтями, мы были полусогнуты, как будто с дерьмом тащились в мастерскую, струйка крови застыла под ухом. На другой стороне цеха, через главный выход, рабочий падал на улицу, и что-то кричал, мелкий и дерьмовый, начальник цеха в нашу сторону. Главный эвакуатор смотрел по сторонам и быстро все понял. Увидев, что повар скрылся вдали, Грей дернул нас за рукава и вкрадчиво повторил: — Таззаны, ребята, что он говорит? -А мы ему говорим: «Молодец, седой, седой», и передаем привет. -Да, блядь, и он также сказал, что они дадут тебе медаль, которую ты заслужил.

У Ивана было три брата. Однажды — Пересвет. 2 — отдых. Три — фрагменты.

Кооператив «Флюорофурри».

Вы заинтригованы? Нет, это не супы и не мех. Поэтому я мысленно назвал свой кооператив «здоровые зубы». Да, мой кооператив, один из первых в СССР кооперативов по лечению и удалению зубов под наркозом, является именно таким, первым в своем роде в Латвии. Сначала небольшое предисловие, историческая справка, если хотите. Очень рано, на заре моей медицинской карьеры, отец забраковал меня как дантиста, к моей радости, я находил стоматологию утомительной, а мои руки, по словам отца и брата, росли из того же места, что и ноги. Я вырос под началом молодого анестезиолога, получил распределение в небольшой по площади район и, к удивлению начальника райотдела, приехав, сразу получил 2,5 ставки и кабинет руководителя в качестве жилья. Работы на любимой работе не было, Горбачев поднял зарплату анестезиологам и сельским врачам, то есть для меня снова деньги после безденежья у студентов были очень приличные. Девушки были молодые и красивые, самостоятельности в работе — более чем достаточно, я быстро пришел в суд, оборудовал три койки в реанимации и провел ночь в больнице. Все еще член комсомола, это важно для повествования. Районный комитет комсомола мобилизовал меня в капитаны районной команды «Что? Где? Когда?», мы очень удачно выступили в республике, все были удивлены, маленькая заброшенная территория и такая достойная команда. Чего они не знали — мы тренировались и проводили матчи с ребятами из себя и Пскова, очень сильными игроками с отличными командами. Так, отвлеченно, извините. Словом, я был доволен своей жизнью, можно сказать — счастлив. Однако в нашей глубинке дули ветры перемен. Первый признак — алкоголь исчез из магазина, абсолютно! И это в районе, где пили много и почти без исключения. Обескураженные алкоголики бросились в ресторан, где бармена заменили сырыми коммуналками с одной рюмкой шампанского, по 100 грамм в один сухой рот в день. Да что там говорить — одеколон исчез из продажи, а белая горячка стала больничной рутиной. Люди начали и создали самогон, утоляющий жажду, и заполонили жилые помещения, взятки несли трехлитровыми банками из-под березового сока, наполненными самогоном великолепного качества. А потом меня взяли на следующие сборы, я поехал в Ригу, и там кооператоры развернулись мощно и мощно. По возвращении меня ждала просьба пойти в областной комитет комсомола. Зачем им это было нужно? Разгадка была проста. Вся лихорадка кооперативного движения докатилась до нашего района. И перестал, хоть убей, местным колхозникам такая ерунда не нужна, отлично торгуют на рынках себя, Пскова и Риги, уже десятки лет. Какие-то несчастные кооперативы по ремонту кассетных плееров и телевизоров, все, больше кооперативов не задумывалось, не было идей. А приказ, между тем, был спущен сверху, такому-то и такому-то доложить о развитии суставного движения, иначе куськиной матери и Каре небесной! Облисполком и все областные комитеты находились под одной крышей, поэтому там был фуршет, там они обменивались мнениями об отчаянной позиции в отношении кооперативов. Именно там родилась идея создания медицинского кооператива. Но легко сказать, что это было трудно сделать — врачи не были заинтересованы, у них были фермы, где они откармливали свиней и выращивали картофель на продажу. А давайте вызовем анестезиолога, — зажгла я какую-то светлую голову. Поэтому я был окружен менеджерами, очень смутно представляя, чем я могу им помочь. И тут на помощь пришли две вещи: стоматология, отвергнутая мной, и моя способность давать анестезию при челюстно-лицевых операциях, благодаря моим ощущениям от стоматологического института,

Ваш седой ученик, долгих лет жизни, Леня и Сима кланяются вам! Райисполкому понравилась моя идея лечения и удаления зуба под наркозом, мне приказали сидеть на заднице и заполнять бумаги, я не ожидал такой оперативности, через неделю «здоровые зубы», кооператив анестезиологов и два или три стоматолога. К моему удивлению, пациенты повалили толпами, в основном колхозники-колхозники, которые десятилетиями не посещали стоматолога, с 6-10 удалениями, рекорд-16! И — никакой боли, заснул, проснулся — половина на половину. И что самое удивительное — они с удовольствием платили, с радостью! Позже я узнал — ну, перетащив их в город, конюшня и сад требовали постоянного присмотра, а тут зашли, зашли, удалили, вылечили, все за этих врачей, деньги. Деньги крестьян дробят и разглаживают по пять и десять, тяжелым трудом зарабатывая на рынках. Я до сих пор помню их, моих пациентов, простых рабочих, которые платят мне деньги и даже много раз благодарили меня! Кажется, что все хорошо, все счастливы. Нет, не все, стоматологи быстро поняли, что анестезия отнимает силы, что лечить зубы без меня гораздо быстрее и дешевле. Кроме того, когда массовое удаление закончилось, потребность во мне действительно уменьшилась. А потом в Риге митинги пошли на различие, мне надоел кабинет управляющего, хуже горькой редьки, я не умел выращивать свиней и не хотел. Пришло время паковать чемоданы. Я до сих пор жалею об одном — у меня нет документального подтверждения того, что мы, в маленьком заброшенном городке, в обычной окружной больнице стали пионерами кооперативной анестезиологии. Ждаров вам Фупов!

Это было десять лет назад. В те тучные годы баррель нефти стоил $100+, а доллар по отношению к рублю был дешев. Люди были счастливы, веселы, богаты и хотели вложить деньги куда-нибудь, например, в выпечку автомобилей из США. Четкие бизнес-кейсы, расписанные по обе стороны океана, которые покупали золу на аукционах и отправляли ее в Клайпеду, Котку, Поти и т.д. Чтобы удовлетворить огромный спрос на кусочек шикарной жизни. Авто в этом бизнесе, легковые и многие малолитражные автомобили, от покупки на аукционе, до таможенного оформления и подготовки перед продажей. Одна из компаний, где я когда-то работал, выполняла множество функций в этой цепочке, но основным бизнесом в США была только доставка автомобилей в разные страны.

Вряд ли покупатели даже подозревают (впрочем, и не должны) обо всех этапах этого процесса, благодаря которому они становятся владельцами друга с четырьмя колесами. Точнее, доставка, вопрос даже не простой. Все начинается с участка, который желательно иметь поближе к порту, чтобы транспортное плечо было небольшим. И это не процветающий район, даже не авеню-парк. Здесь есть базы трактиров, заправочные станции, склады, дешевые мотели, стрип-клубы, закусочные и таверны для постояльцев и дальнобойщиков. Гламурной Кисо там делать нечего. Это территория брутальных мужчин и не менее брутальных женщин (он работал барменом, разминал 100-фунтовые тележки, как миленький).

Место должно быть огорожено, охраняемо, там должен быть организован склад, потому что иногда машины очень долго ждут отправки. Время простоя должно контролироваться, потому что за каждый день хранения можно взять деньги. Также есть место для хранения сотен галлонов бензина, поскольку его необходимо сливать из автомобилей перед отправкой. Вам также необходимо место для загрузки контейнеров, т.е. специальная площадка для навеса. Не забудьте о запасе батарей, кабелей и запасе досок, гвоздей, инструментов, ремней, канатов и цепей, которые необходимо регулярно пополнять. Вам также понадобится оборудование (которое необходимо обслуживать и заправлять), например, вилочные погрузчики и тягачи (или контракты с перевозчиками), чтобы привезти пустые контейнеры из порта и доставить загруженные в порт.

Но главное — это люди. На пике в неделю отправлялось около 70 контейнеров (это примерно 200-220 вагонов, серьезный объем). Это означает, что нам нужна охрана, люди, принимающие автомобили у клиентов для первичного осмотра и инвентаризации, организаторы движения автомобилей по площадке, подготавливающие их к погрузке, грузчики, трактористы, администраторы, менеджеры, документация и, конечно же, руководитель всего этого безумия.

Естественно, владельцы бережно взращивают и культивируют практический расизм. На денежные должности (т.е. закупки, бухгалтерия, дебиторская задолженность) они ставят либо украинцев, либо брата Аиды. Возьмите эту ерунду. Вся душа будет вытянута из незадачливых поставщиков, но они добьются скидки. И все это должно быть уничтожено недобросовестным должником. Осетин обычно брали на содержание. У них есть главное преимущество — нелюбовь к грузинам, то есть к самым скандальным клиентам. Грузин, наоборот, возили на приемку машин, потому что при сдаче машины они обычно не обманывают своих и буянят реже. Белорусы, будучи тихими и спокойными исполнителями, ездили на тракторах. Им дали задание, и они спокойно потянули за пояс. Русские и казахи были приняты в качестве специалистов широкого профиля, для работы с бумагами, вспомогательного персонала на объектах, администраторов и для продажи услуг. Для работы с клиентами менеджеры брали представителей каждой национальности, чтобы клиент всегда мог найти родственную душу. На моей памяти единственной страной, которая вообще не была выбрана, были страны Балтии, не знаю почему. Что ж, великий и могучий диалект trade-rug послужил объединяющим цементом.

Конечно, «все виды матерей нужны, все виды матерей важны», но не так уж сложно быть охранником или водителем автомобиля. И не обязательно быть ученым, чтобы составлять документы или взыскивать долги с клиентов. Быть грузоотправителем контейнеров сложнее, но и докторская степень не нужна. В конце концов, это не дальнобойщики — их транспортное плечо составляет всего 3-4 мили, до порта и обратно. Самая тяжелая работа на складе (помимо менеджера) — это грузчик.

Автопогрузчик — это очень узкая специализация, их мало и нет учебных курсов. Эта работа тяжела морально и физически. В итоге грузчики строят строительные леса внутри контейнеров, сливают бензин и загоняют в контейнеры автомобили. Они должны уметь завести любую мертвую машину, иногда даже без гаечного ключа (то есть обладать механическими навыками), знать столярное дело (чтобы построить правильные леса), загнать машину в очень узкое место самостоятельно или с помощью погрузчика, не повредив ее (помните, потом вам еще придется из нее выбираться — в общем, цирковое искусство), уметь правильно распределить вес внутри контейнера и многое другое. Грузчик постоянно находится в напряжении, потому что каждая царапина и скандал со стороны клиента гарантированы (представьте себе, что вы получили царапину на своем Bentley). Эта работа полна соблазнов, особенно когда идет большой поток автомобилей для отправки. Клиенты, хитрые такие, пытаются проникнуть на склад и намазать молотки, чтобы вывести свои машины из строя, чтобы у них не кончился бензин или чтобы они могли перевезти какой-нибудь груз в багажнике и т.д.

Трудно найти персонал для этой неприятной, скажем прямо, работы. Редко кто из русскоязычных иммигрантов задерживается надолго. Загрузив несколько десятков контейнеров летом (в тени 30+ градусов, и вы можете себе представить температуру в металлическом контейнере) или в холод (зимой температура может быт ь-15), споря с начальником склада (а иногда и с особо настойчивыми клиентами) по поводу царапин и сколов (а их не избежать, в конце концов, ребята), запаха бензина, высокой температуры и отвыкания от конечностей, страдалец сказал — «С меня хватит. Переведите меня охранником, водителем машины, секретарем, в офис, куда угодно». И многие просто уходили. Страдая от кадровой проблемы, они приняли еще одно практичное расистское решение — нанять в качестве грузчиков в основном нелегальных иммигрантов — мексиканцев, гватемальцев и других «говорящих» (т.е. испаноговорящих — сленг) людей.

Обычно они трудолюбивы, управляемы, послушны и хорошо поддаются дрессировке. Они привыкли к теплу детства и не очень жалуются на холод. Они быстро наращивают свою травлю, и если вы мотивируете их общей премией, то они закидывают сети на одного-двух, помогают себе сами и работают изо всех сил, не переставая «курить». И самое главное — они абсолютно бессильны, их можно эксплуатировать и в хвост и в гриву. Они почти не говорят по-английски, они нелегальны в США, поэтому они не побегут в фискальную службу. Главное — регулярно выплачивать им оговоренную зарплату. Объективно говоря, они получали не так уж много, особенно если учесть, что им платили не по часам, а по неделям. Но, конечно, по сравнению с той же Никарагуа, это были большие деньги, и они действительно держались за свои рабочие места.

На общем фоне очень сильно выделялся их лидер Энрико. Предположительно, он родился в Сальвадоре, но вырос в Мексике, а затем нелегально переехал в США. Честно говоря, я не знаю, откуда он взялся на сайте, забрел ли он на склад и сам предложил свои услуги, или его менеджер забрал его оттуда, где тусуются «спикеры» и предлагают свои услуги в качестве разнорабочих. В любом случае, это была удача, потому что Энрико был профессионалом с большой буквы. В целом, просмотр любой работы мастера доставляет эстетическое удовольствие. Неважно, чем он занимается — вырезает трупы, пишет картины, собирает мебель или продает страховки. Когда человек делает то, для чего он был создан, он великолепен.

Энрико можно смело назвать фондовой работой Паганини. То, что он сделал с погрузчиком, было цирковым номером. Предположим, вам нужно загрузить контейнер с негабаритным грузом. Энрико, шаркая, подошел к горе груза, бросил на нее насмешливый взгляд, и началось волшебство. Казалось, он чувствовал вес и форму каждого поддона. Они поднялись как перчатка, и контейнер наполнился как по волшебству. Другие возились и возились с погрузчиком, пытаясь убрать непокорный негабарит, но только не наш Энрико. Хоп, и через полчаса контейнер готов, отправляйте. И самое главное, содержимое коробки пришло в целости и сохранности.

Погрузка автомобилей в контейнер обычно представляла собой арию. Если обычный, компетентный грузчик, в лучшем случае, загружал 3 контейнера в день, то Энрико загружал 5. И не простые, а сложные, например, 4 вагона в контейнере, на цепях, которые шли в Казахстан. Никогда не было никаких царапин или сколов. Любую, даже самую капризную машину, он заводил с пол-оборота. Молоток, циркулярная пила, ремни, прутья, цепи обретали невесомость и с бешеной скоростью летели в нужное место. Сразу было понятно, какой контейнер загружает наш герой, у него был свой уникальный профессиональный стиль. Клиенты просто обожали это и ложились у их ног, умоляя Энрико загрузить их контейнер.

Он несколько лет проработал на складе, что для грузчика очень много для одного места. Парень был очень шустрым, быстро выучил английский, понимал бумажную работу, компьютерную программу и часто помогал в офисе в часы простоя. Конечно, Энрико был асом, и вскоре его зарплата стала в 2-2,5 раза больше, чем у любого другого грузчика. Учитывая, что он получал наличные и не платил налоги, его доход был больше, чем у другого выпускника престижного университета.

Но в один далеко не идеальный день, вернее, ночь, случилось несчастье. Рано утром начальника склада разбудил звонок незадачливого охранника Аслана. Этот гордый сын горного народа в мертвой ночи Нью-Джерси был похож на Санта-Клауса, который каждый час обходил свои владения. В остальное время он работал в качестве совы, постоянно наблюдая за мониторами наблюдения. Этот бизнес был скучным, и он, естественно, получил огромный успех. Поскольку в течение нескольких месяцев ничего не происходило и ничто не раздражало его во время крепкого сна, он просто отключил мониторы. Все его функции сводились к тому, чтобы обойти территорию часов 10:30-11 вечера, поглотить саперави, посмотреть следующую серию сериала, поспать и обойти территорию часов 6 утра.

И вот, обходя территорию, этот абрек увидел, что в одном сложном месте, где территория участка находилась рядом с дорогой, сетка была перерезана, а камеры выключены. Кроме того, несколько автомобилей были перемещены, чтобы обеспечить свободный проезд. На первый взгляд это было явное воровство, т.е. чрезвычайное положение.

Весь следующий день превратился в ад. Для простоты я опускаю самый богатый поток ругательств, который обрушился на Аслана со стороны владельцев и менеджера. Он даже не отрицал, а честно признал это и тупо моргал. Полиция блокировала склад, остановила поставки и отгрузки. Грузовики и клиенты, к сожалению, скопились на улице и заблокировали большую часть проезда. Телефоны были горячими, потому что новости распространялись быстро, и каждый владелец автомобиля на складе хотел убедиться, что это не его автобэби угнали мерзкие бандиты. Бедный менеджер бегал по складу со списком, как неряха в ванной, пытаясь выяснить, что было украдено, а менеджеры трусили и облизывали губы вместе с клиентами. Владельцам тоже не позавидуешь: им пришлось объясняться с полицией, страховой компанией и ограбленным Спэком.

Окончательный список был длинным и ужасным, 12 автомобилей ушли в неизвестном направлении. И самое главное, какие машины — несколько Maybach, несколько Lexus, Jaguar, Porsche, но это мелочи. Хуже всего, что Maserati Sebring Series 1 уже нет, старое дело, цены не маленькие. Хуже того, оказывается, что этот наш талисман предназначен для скромного представителя народа из партии из четырех букв в Российской Федерации. Поэтому в Санкт-Петербурге наш телефон угрожающе зазвонил, и было более чем несколько неприятных разговоров. В довершение всего страховая компания заявила, что, скорее всего, ничего не выплатит, так как охранники явно нарушили основные правила безопасности, потому что обычный человек просто не мог увидеть, что видимость с нескольких камер пропала. Объяснения, что охранник был просто тупым ежом, были проигнорированы.

Репутационные последствия были ужасны. Клиенты резко, буквально на следующий день, стали присылать меньше машин. Некоторые даже забирали машины с площадки. Конечно, охранников уволили, тут же наняли новых, вложили деньги в самые крутые камеры, сигнализации и т.д. Но, конечно, это не решило проблему, нужно было как-то расплатиться и успокоить разгневанных клиентов. Можно с уверенностью сказать, что ситуация была хуже, чем пожар в борделе во время наводнения после землетрясения. Менеджеры, руководители и владельцы тратили километры нервов и теряли килограммы волос. Кроме того, владельцам нужно было придумать, как еще выплатить сотни, сотни и сотни тысяч долларов, если страховая компания предъявит Fica.

Полицейские были язвительны, но не смогли ничего сделать, кроме как написать длинный и печальный отчет. И поэтому оно обратилось к собственному ФБР, которое, как известно, не дремлет и защищает граждан. Вечером, когда жара в психушке немного спала и сотрудники разошлись, появилось несколько неприметных людей в неброских костюмах, скромно припарковавших свой Crown Victoria. Они ходили по складу в сопровождении грустных владельцев и менеджера, рассматривая камеры, асфальт, забор. Они посмотрели на тот короткий отрезок, записанный на камеру (до того, как она была обезврежена), отметили время и обменялись многозначительными взглядами. Не попрощавшись, они ушли, заметив в конце: «Молитесь, может быть, вам повезет».

Не знаю, молились ли хозяева, но им определенно повезло. Ребята из ФБР плохо знали свою работу и раскрутили дело на раз-два. как? Видимо, это был их профессиональный секрет, и они его не раскрыли.

Это оказалась команда загорелых афроамериканцев и афроафриканцев, около 20 человек, которые приехали на нескольких машинах и грузовике. Негодяи прекрасно знали каждую деталь и были хорошо подготовлены. Они знали и время обхода охранника, и то, что он не смотрел на камеры, и места, куда не смотрела камера, и, самое главное, где находилась машина. Они играли все как часы. Все точно знали, что делать.

Одна группа срезала забор и профессионально отключила камеры. Другие сразу же бросились к машинам. Они брали конкретные машины, игнорируя другие, т.е. явно выполняли поручения. Им даже не нужны были ключи, каждый автомобиль открывался и заводился за две-три минуты, независимо от марки. Пока команда искала автомобили, из грузовика был выгружен погрузчик с гидрограблями, и кто-то умело вытаскивал мешающие автомобили, чтобы создать проход к дороге. По оценкам ФБР, при таком сценарии весь концерт занял не более 15-20 минут.

Все машины оказались на корабле, который должен был отплыть в далекую и жаркую Нигерию. Контейнеры были загружены непосредственно перед отплытием судна, буквально на следующее утро после захвата. Время было очень удачным, но случился непредвиденный казус, что-то сломалось на грузовом судне, и рейс задержали на несколько дней для ремонта. Этих нескольких дней было достаточно, чтобы ФБР обнаружило кражу и вышло на горячий след банды. Правда, взяли не всех, в основном контрактников, но нескольким лидерам удалось ускользнуть. Одно порадовало следователей. Все 12 автомобилей были удивительно хорошо загружены в 4 контейнера всего за несколько часов. Очевидно, что это рабочее дополнение к мастер-классу.

А Энрико не выходил на работу в течение нескольких дней после инцидента и даже не позвонил, чтобы попросить отпуск. Такое случалось и раньше, но очень, очень редко. На следующий день они забили тревогу о том, что лучшего погрузчика не существует. Они допросили девушку Энрико и мексиканцев, с которыми он жил в одной квартире. Они рассказали, что сидели вместе за ужином, но вдруг кто-то позвал Энрико. Он взял курту и сказал, что вернется через полчаса. Но он не вернулся, исчез бесследно, даже не забрал личные вещи и деньги, которые хранил в своей комнате.

Через несколько недель ФБР выпустило машины. Клиентам повезло, а компании, конечно же, повезло.

Однажды мы присутствовали на семейном празднике трех поколений в доме моих родителей. Папа, старший брат и я уже перешли к стадии «поговорить/обсудить/вспомнить». Женская часть семьи плавно переместилась на кухню, чтобы «нарезать мужские закуски».

И вот мы начали говорить о мстительных людях, о мести в целом. Папа успокоился и не стал участвовать в нашем споре с Брэдом, а молча смотрел в окно и улыбался каким-то своим мыслям.

Когда мы выдохлись, папа посмотрел на нас, прищурив глаза, и рассказал нам историю. Вот немного измененная версия его рассказа:

— После войны было очень тяжело. Наше поколение, родившееся в 1945-1947 годах, пило из самых неохотных. Это шутка! Страна лежала в руинах! Электричество в нашей деревне было только по вечерам, и появилось оно в пятидесятых годах. Так что все было: факел, свеча, газовая плита. Ложки были только деревянные. Одежда передавалась от старших к младшим, менялись старые военные туники и бриджи для верховой езды. Матросские куртки были оценены по достоинству! Обувь вообще была на вес золота — весной, летом, осенью, почти до декабря дети бегали только босиком.

Город от нас недалеко — через перевал всего ничего, но добраться туда можно только пешком или на попутках. Прогулка через перевал — то еще удовольствие, но они пошли! А куда идти? Покупайте муку, крупы. В основном дети были заняты в садах, а родители на работе. Кто-то из колхоза, кто-то с лесопилки, кто-то в городе на заводах или в порту.

Помню, в деревне ходили слухи, что где-то будут поездки в пионерский лагерь. Как я хотела туда поехать! Я просто мечтал! Но у моих родителей не было шести рублей на этот билет… Да, я очень горевал.

В этот момент папа посмотрел на своего внука, который ранее играл с планшетом, пытаясь сделать это с помощью своих новых умных часов. Медведь после такого взгляда Баттина как-то смутился и отложил планшет в сторону. В комнате повисла тишина — вся семья слушала рассказ Батина, а он продолжал: «Я закончил школу в городе. Конечно же, там был злодей! В науке от двойки к тройке ломают. В гуманитарных науках они давались еще более или менее легко. Потом я увлекся плаванием, даже получил КМС. Но я не хотел учиться, Хулиган! Советы редкого учителя в школе проходили без анализа моих шуток. А потом отношения как-то не заладились с нашим директором. Я не могу сказать, что он ненавидит меня или что-то в этом роде. Но если что-то случалось в школе, он всегда винил меня. Он был оскорблен. Понимаете, я занимался бизнесом один раз и все! Потом они растут как снежный ком! А после меня всегда был косяк за косяком.

Когда школа закончилась, директор сказал мне, что «я получу сертификат в августе!». Да, тогда мне было все равно! Мои одноклассники ходили на вступительные экзамены в университеты и техникумы, а я был лентяем, после школы бродил по городу, шатался в парке, у нас образовалась компания друзей, некоторые с криминальными наклонностями. Они пили. Однажды в июле, в пивной возле гавани, мы подрались с греческими моряками-сухогрузами. В качестве трофеев нам достались тридцать рублей и пара наручных часов, которые мы отвезли на блошиный рынок. Здесь произошла история, которая повлияла на всю мою и вашу жизнь. В конце июля в нашу деревню приехал полицейский, который привез меня в районное отделение полиции, где у меня состоялся разговор с начальником полиции. Крепкий мужчина в синей форме, солдат на фронте, заказал китель. Офис был кошмаром для курильщиков! И говорит мне начальник: — Сынок! У меня есть информация, что вы пошли по кривой дорожке. Так вы скоро допрыгаетесь до тюрьмы! Посмотрите, что представляет собой ваша семья: отец-фронтовик, работающий без рук, мама в колхозе, брат хозяин сейчас на судостроительном заводе, в очень хорошей истории, сестра в техникуме. А ты? Мило!

Конечно, я был удивлен его осведомленностью, потому что у меня никогда не было полиции. Он продолжил:

«Почему ты никуда не ходишь?». В чем проблема? — И я получил его… даже без сертификата. — Как нет? Вы окончили одиннадцать лет! — Ну, я не в директорах ЛАДА и школы. Он сказал мне, что сертификат будет выдан только в августе! Начальник полиции задумчиво прошелся по кабинету и тихо сказал: «Вот тебе и ублюдок!». Он специально не дал справку, чтобы парень никуда не уехал. Приняли всех к концу июля. Путь к нему один — либо причал к гавани, либо тюрьма. И тогда я понял весь ужас ситуации с получением аттестата. Мне стала ясна природа GAD директора нашей школы. И такой гнев вскипел во мне! В тот момент он схватил бы меня — он разорвал бы меня на куски. Босс вытащил меня в коридор. Полиция входила и выходила из офиса, босс звонил кому-то по телефону, ни черта не доказал. Они принесли ему какие-то списки, электронные таблицы. А я сидел на стуле и думал, какой же я дурак, что решил разрулить ситуацию, которая козлила директора школы. Строит планы мести. Один хуже другого! Через несколько часов, когда я, наконец, опомнился от сидения в коридоре, начальник вызвал меня в кабинет и сразу без предисловий сказал: «У нас есть ордер на одно из военных училищ». Сейчас вы пойдете в военкомат. Они ждут тебя там. Давайте, вперед! Он не отреагировал на мои слабые возражения, а просто мягко вытолкал из кабинета со словами: «Иди — Иди! Воин ждет! Тогда вы придете ко мне за характеристикой.

В военкомате сообщили, что им даны указания о приеме в Военное училище внутренних войск МООП РСФСР и вступительные экзамены начнутся в конце августа. — Что это? Полицейские войска. Военный сурово посмотрел на меня: — Это внутренние войска. Это не полиция. Слушай, мужик, не отпускай нас. За две недели я прошел несколько медицинских комиссий, собрал необходимые документы, забрал из школы злополучный аттестат и теперь ехал в компании семи претендентов на поступление в школу в городе Орджоникидзе. Все это время я мечтал отомстить директору школы.

Из восьми абитуриентов из нашего города я был единственным, кто поступил в школу. Трудно ли было учиться? Представьте себе, каждый день шесть часов лекций, три часа самоподготовки, упражнения, стрельба, охрана. Мы получили две специальности — мотострелка, с особым изучением специфики службы во внутренних войсках, и юриспруденция. Получилось не плохо — вот это армия! Лекции по военным дисциплинам нам читали военные, в основном фронтовики. Юридические предметы преподавали гражданские специалисты — среди них было несколько молодых и красивых женщин. Так стоять неподготовленным перед всеми ними? Как пробормотать «Я не готов»? Но все равно нас учили драться — это было очень интересно! Первый семестр я закончил с парой четверок, и только отличникам разрешалось уехать домой на каникулы. Второе полугодие я закончил с оценкой «отлично», и за успехи в учебе и службе был награжден первой медалью «20 лет Победы». Все время, пока я учился, я замышлял месть директору! Уже в тире я представлял себе его лицо в мишени и попадал в нее без промаха! На занятиях по рукопашному бою я представлял, как перекидываю его через плечо, бью по лицу, что я ненавидел. Часто мои соперники по тренировкам критиковали меня за чрезмерную силу моих ударов. Отец замолчал, вероятно, заново переживая то время. — И что? Жена брата нарушила молчание. — ‘А потом как в кино!’ — сказала наша мама, улыбаясь. Папа продолжил: «А вот мой первый отпуск летом 1965 года. Я возвращаюсь домой! Я вышла на платформу нашего приморского города — форма отутюжена, сапоги блестят, васильково-синяя фуражка с малиновой лентой стоит идеально. А при выходе на привокзальную площадь, прямо на лестнице, я столкнулся с директором. Он спешит им навстречу с двумя чемоданами. Я встал у него на пути. Он поднял голову и уронил один чемодан: «Тайи. — Курсант Орджоникидзевского красного военного училища внутренних войск РСФСР им. Киров. Награждается отпуском за успехи в учебе. Здравствуйте, Николай Леонтьевич! Директор оглядел меня с ног до головы, обратив внимание на фуражку цвета легендарного НКВД и одинокую медаль на груди. Он шипел: «Отличники вернулись, они не вошли. А ты…» Он плюнул себе под ноги и прошел мимо меня, бормоча что-то себе под нос.

«Вот и свершилась моя месть», — улыбнулся папа, глядя на нас. — В тот момент я поняла, что мне не нужно побеждать его, чтобы заинтриговать его. Мне просто нужно было показать, кем я стала! За столом воцарилось молчание. Мама встала и подошла к шкафу. Я поправил фоторамку на полке, где бок о бок стояли две фотографии — Батя-кадет и Батя-полковник. Она достала бутылку коньяка, о которой очень заботилась: «Ну, что ж. Вы можете получить еще один грамм за эту историю.

Об опыте преподавания иностранного языка в Узбекистане.

Моя бабушка, вдова с четырьмя детьми, тремя девочками-подростками и их младшим братом, пешком вышла с последней колонной из маленького городка в Лагалии, дошла до железнодорожной линии, где всех беженцев разместили на платформах и под прикрытием дыма вывезли в Россию. Такая предосторожность была не лишней — местные жители вели огонь по поездам и отступающим красноармейцам. Я опускаю здесь много деталей — они потерялись под бомбежкой, нашли друг друга, нашли друг друга, добрались до кишлака в Узбекистане, начали выстраиваться, погода голодная, хлопковые поля до горизонта, палочка грязной воды, местные неграмотные крестьяне. Первый пай в семью принесла мама — молодая, энергичная и жизнерадостная, она пошла на курсы трактористов и быстро освоила механизацию хлопководства. Надо сказать, что у этой семьи беженцев было преимущество — они были грамотными, писали, читали и свободно говорили по-русски, что редкость среди иммигрантов из Латвии. И все благодаря их няне, пусть эта русская женщина вырастит и научит, и научит, и научит, и научит, и научит их говорить и писать по-русски. Я отвлеклась, извините, память о ней живет в нашей семье, спустя много лет — она была посвящена семье и детям беззаветно, они ее обожали, ее выражения, иногда сильные, иногда резкие, но всегда сочные и ТОЧНЫЕ до сих пор используются в семейном фольклоре, с обязательным упоминанием автора, «как сказала бы в этом случае Минадора». И вот первый успех в Узбекистане, средняя дочь работала на тракторе, заменяя мужчин, ушедших на войну, но. Одного паяца на пятерых не хватает, они хватаются за любую работу, только дай — работы нет, однако, компетентны ли вы? Так что учите детей русскому языку, местная школа представляла собой жалкое зрелище, приведите ее в порядок, почистите, покрасьте — для изучения русского языка. Маленький Харден, узбекский язык знал только младший брат матери, подвижный и ловкий, он быстро, как только дети могут, научился говорить и охотно служил переводчиком на уроках новых учителей. Для скорости и конспирации он часто переходил на идиш, видимо, неизвестный узбекским детям. Иногда я пытаюсь представить себе эти уроки: мои тети учат детей русскому языку, дядя объясняет им на узбекском, пытаясь передать значения слов, вопросы детей переводятся на идиш, а затем на русский и возвращаются в виде ответов, которые дает этот Дом. Однако результаты появились, учителей не хватало годами, многих забрали на фронт, даже такое преподавание было чем-то неслыханным. Директор школы боле е-довольна, дети уже раздеваются по-русски, учатся писать. Как однажды, идя на урок, она услышала идиш, и у нее возникла идея преподавать иностранный язык, немецкий. Сколько ни пытались ей объяснить, что между идишем и немецким есть большая разница — она не хотела слушать, давайте хоть так научим. Делать нечего, учим узбекский йиддха. С помощью того же брата, теперь уже на двух языках, ведутся занятия. История умалчивает, насколько успешно это было сделано, война закончилась, и они вернулись в Латвию, в свой город, Минадор все эти годы стоял за их домом. Они быстро продали его и переехали в Ригу, спасаясь от тоски в полностью разрушенном месте с призраками убитых и убийц. Бабушка спасла свою семью, решив уйти с Красной Армией, никто из остальных не выжил. Но жизнь продолжалась, дети, внуки, правнуки и Узбекистан были окутаны мифическим туманом. Но если вы будете в Ферганской долине и встретите узбека, хорошо знающего идиш — это наши узбеки,

дети войны. Если вам нужен перевод с узбекского в районе Беверли-Хиллз, дайте мне знать, мой дядя-полиглот будет рад помочь, я недавно был у него в гостях, его узбекский звучал довольно хорошо на слух.

Это было очень давно. Или: Первый опыт путешествия на плоту по реке. Год 1975 … .1978 (точнее сказать не могу, забыл). Мы — артельщики, Мы — друзья с топором. В роще корабельной сосны мы его подберем. Православные, посмотрите с берега, ребята, Посмотрите, как Ванька по морю плывет. А. А. Городницкий «Строителям Петровского флота»

В интернете есть много сообщений о детстве, о моих сверстниках. Я не буду копировать и цитировать каждую из них, но сделаю оговорку, там было все: и карбид, и шифер в огне, и военные игры, и индейцы, и выплавка свинца, и рогатки — луки — арбалеты. И еще много других детских развлечений. Но была одна изюминка — у нас была Волга, со всеми оврагами рядом с ней и оползневой зоной*. Один год для ребенка, который рос с нами и примерно до одного года рождения со мной, выглядел так: — Лето, это Волга, купание до посинения, прогревание детского тела в горячем песке, посильная помощь рыбакам из рыбхоза (сортировка пойманной рыбы: товарное грузили в прибывающие грузовики, а мелочь сажали на ветки и жарили на костре, чтобы укрепить силы растущих детей); Ели все съедобное (нет, мы не голодали, но кто может устоять перед спелым пасленом, солодкой, недозрелыми стручками мальвы и тому подобным); — Осень, это школа (и нечего делать) и заброска в обвальную зону (сталкеры! ), Чтобы есть абсолютно ничьи яблоки и груши; — Зима, и мы катаемся на санках, в овраге, вне (никаких секундомеров, ничего, чтобы измерить трассу на наших скелетах и бобслейных файерболах, а принцип прост — проедешь дальше — ты чемпион) . — Весна, и я расскажу об этом подробнее: «Ведь весна нам всегда будет сниться». Весной снег сошел со склонов оврагов и обнажил зловещие и, кстати, смертоносные дары Великой Отечественной войны — не нашли только пистолет, но от штык-ножа до вполне работоспособного пулемета (мины, снаряды, бомбы не в счет, не тронули). Снег в оврагах растаял и наполнил водой нашу маленькую речку Елшанку. Летом: река-речушка (максимум по колено). Осенью: ручей, зимой не виден под снегом. Весна — это совсем другое дело. Весной, во время таяния снега, на три-четыре дня наш ручей превращался в шумную, стремительную реку. Она вытекала из огромной бетонной трубы под железнодорожной насыпью и через два-три километра впадала в Волгу. Четверо детей (скорее подростков или недорослей) стояли на берегу Елшанки, занятые самым важным делом — пускали бумажные кораблики и любовались, как поток уносит их вдаль. Назовем их: капитан (он решил, что будет капитаном), боцман, мистер Сэмпсон и я. Капитан, задумчиво глядя на другой парусник, сказал: «Давайте построим плот и перегоним его в Волгу». Решение о строительстве было отвергнуто сразу (до наводнения три-четыре дня, не успеем), но что-то поселилось в пытливых, но хрупких умах. И вы подумали, а могут ли дети (даже подростки) строить долгосрочные планы? Они могут! И не просто планировать, а воплощать их в жизнь. Мы решили построить плот для следующего наводнения, и к началу лета (каникулы!) идея приобрела четкие очертания. Изначально было решено строить его из бревен, благо их было предостаточно — рядом находится деревообрабатывающий завод, на лесосеку постоянно привозят плоты и липу (ну, это такой пятиугольник, в плане — многослойный плот), строительный материал просто лежит на берегу. Мы быстро поняли, что просто не сможем поднять бревно нужного нам размера, и нам все равно пришлось бы тащить его около пяти километров до исходной точки. Мы думали и размышляли долго, два дня. Капитан решил проблему (ну, ему очень хотелось почувствовать себя капитаном прямо сейчас), он созвал совещание и сказал: «Я вчера смотрел «Клуб кинопутешествий», там показывали, как какие-то люди едут по горной реке на плоту с автомобильными камерами под ним,

А верхняя часть была закрыта досками, вот здесь. Однако потом они перевернулись вверх дном и долгое время спасали их. » Конечно, у нас были камеры (нет, ну вы только подумайте, ребенок на Волге и без камеры — это просто какой-то бред), но почти все праздники идут и без клетки никак. — Нет. Камеры понадобятся только весной (это капитан), но мы сделаем установку сейчас и будем хранить во дворе у боцмана (он выжил в двух шагах от предполагаемого старта), но там шесть камер, надо где-то взять две, это даст нам дополнительное плавание (какие слова знает). Мы тасуем доски на заводе. — Капитан и эта установка просто лежат на клетях (боцман) и как вы их контролируете? — Нет, камеры привязаны какой-то веревкой, широкой **, но пара с шестерками, длинной *** спереди и сзади, кажется, что они отталкиваются от камней, но мы не будем так — мы привяжем камеры и будем отталкиваться шестами от дна. Работа идет полным ходом. Боцман пообещал тайно одолжить у своего старшего брата два пропавших Чембера (ну, на короткое время, чтобы тот не заметил). Они раздобыли веревку (подстилку), украли доски и четыре (не две) жерди вырезали из кленовой поросли, обтесали их и выставили сушиться под навесом на боевом дворе. Они составили платформу, осторожно сгибая и вколачивая загнутые концы гвоздей в доски (не проткните камеру). Все было готово заранее (после осени), ей оставалось ждать весны, и в тот год она опоздала. До конца весенних каникул оставалось всего четыре дня и вдруг наступило бурное потепление (ну, это как обычно — из шубы в шорты), река резко вздулась и мы поняли — пора. Они собрали наш плот, охладили камеры в воде, накачали в узкую, осторожно, один за другим, шесты в руках, забрались на плот, а последний (боцман) резко оттолкнул плот от берега и прыгнул на него. Реальность оказалась несколько иной, чем мы планировали. Да, конечно, волшебный полет по реке, но на каждом повороте мы застревали на берегу, наконец оттолкнулись, выбрались на стол и… оказались выброшенными в Волгу и сразу довольно далеко от Берега. Столбы не достигли дна и прошли шестую греблю, по крайней мере, без происшествий. Экипаж охватило легкое уныние. Тридцать — сорок метров до берега, ох, если бы лето — прыгай и плавай, но, увы и ах — конец марта, вода довольно прохладная, а мы в одежде. Конечно, есть и положительные моменты, например — салат плывет устойчиво, не качается и вообще через два-три часа (ну, четыре) и нас прибьет к берегу возле Кирова (там Волга поворачивает налево). Романтика! Романтика романтикой, но на воде было прохладно и хотелось есть и пить, а количество родов на корабле стремится к нулю. Никто не пьет воду из Волги до разлива (вспомните призрак холеры). Из практичных вещей есть: шесты, которые очень нужны на открытой воде, насос, копейки, коробок спичек с солью и еще пять прищепок. А мы движемся как-то странно медленнее, чем рассчитывали, и встречное течение стремится захватить плот на левом берегу, вернее, в сторону острова Сарпинский, на котором мы живем, но далеко от жителей, а они на другом берегу. Ситуацию поднял РК (рабочий катер, их тогда на Волге было много). Он подошел к нам, его шляпа, вероятно, очень удивилась, когда он увидел четырех студентов посреди реки. Лодка очень мягко прижалась к нам, они бросили нам веревку и спустили трап на веревке (теперь я бы сказал: шторм). Капитан (наш), как и ожидалось, покинул корабль последним. Никакие уговоры не заставили экипаж «Республики Казахстан» вытащить свой плот из воды, когда мы оказались на берегу, ни шляпу, ни капитана,

Он высунулся в окно и крикнул: «Скажите спасибо, я ничего не скажу окружному полицейскому». Вот и закончилась первая попытка путешествия по реке на плоту, интересно, как Боцман будет объясняться летом со старшим братом. P.S.. Тот, кто наблюдает за нами с небес, иногда принимает во внимание искренние порывы детей и подростков: Капитан, водил сухогрузы и танкеры (правда, по реке); боцман развивал полярный опыт ледоколов (сначала механик, потом стармех); вместо заветного паруса я получил многолетнюю работу на заводе, связанную с флотом, и двуручное весло, стал ездить в командировки, освоил сплав по горным рекам; только мистер Сэмпсон не имел никакого отношения к воде — а может, и не очень хотел водной экспансии. Пояснение: *Сильный оползень произошел в Нижней Елханке в 1969 году, две улицы (хотя без жертв и разрушений) были опрокинуты, некоторое время было очень странно видеть неустойчивые дома с садами далеко внизу. ** Ну, конечно — это была парашютная стропа. *** На каркасном атомном плоту — это называется гребля (весло такой длины, что плот смещается перпендикулярно потоку, а капитан просто не видел лопасть). Волга.

Моя тетя живет в другом городе, очень далеко, поэтому навестить ее — большая проблема. Я посетил ее всего один раз, но этот раз запомнился мне на всю жизнь. Мы с братом были уже достаточно взрослые, уже учились, кто-то в институте, кто-то в школе. И вот однажды летом мы оба решили хотя бы раз навестить нашу тетю. Ее брат уже навещал ее однажды, а я ехал так в первый раз. Они приехали неожиданно, тогда не было мобильных телефонов, они не послали телеграмму. И вот мы в гостях у моей тети. — Вы голодны? — почти с порога спросила тетя. — Теперь все начнется. — прошептал его брат обреченным голосом. — Что начнется? — Сейчас ты увидишь, — сказал брат. — «Вот, угощайтесь», — сказала тетя и поставила на стол три огромные салатницы с разными салатами. Такое изобилие я видел только на Новый год, и я с удовольствием попробовал все три варианта. Мой брат, к моему удивлению, даже не притронулся ни к одному. — Почему ты не ешь? спросил я. — Я все еще могу это сделать. Брат ответил загадочно. — «Ну, вы поели?» — спросила тетушка, — «Теперь мы будем есть. Я недоверчиво посмотрела на брата. — Я предупреждал тебя, — ответил брат. — Вы не могли мне сказать, не так ли, — обиделась я. Затем последовал первый. Суповые. Нет, это были не тарелки и даже не миски. Я бы назвал это бассейнами. Содержимого одного тазика дома мне хватило бы на два дня. Наивно полагая, что ужин на этом закончится, и не желая обидеть тетю, я решила съесть все. С большим трудом мне это удалось. Но затем последовал второй. На этот раз только в суповых мисках. У нас дома они считались бы супницами, а у моей тети они, вероятно, были тарелками. Я долго смотрел на гору картофельного пюре и курицы, судорожно пытаясь сообразить, как все это запихнуть. — Почему ты не ешь? Не нравится? — спросила тетушка. — «Нет, все в порядке, все очень вкусно», — пыталась оправдаться я, с силой вгоняя в себя второй. — Что-то плохо ешь — не отказался от тетки. — Очень слабый. Каким-то чудом, с многочисленными отсрочками, я впихнул в себя все и сидел, не шевелясь, чтобы вся съеденная еда не выползла наружу. Я даже не мог говорить. И тут приходит старший кузен с огромным тортом, три килограмма. «Я как в воду глядела: к нам собирались гости», — сказала она. Слезы почти лились из моих глаз. Я не могла есть торт. В моем желудке не было свободного места. Показав жестами, что я не собираюсь есть торт, я просидел за столом еще полчаса без движения, молча наблюдая, как остальные поглощают его. Вот таким неожиданным был визит к моей тете. Страшно подумать, что бы случилось, если бы она знала о нашем приезде.

Друг его жены рассказал мне об этом 15 лет назад.

Тогда многие девушки со всей России приезжали в Москву, выходили замуж или просто постоянно жили с богатыми мужчинами, и те баловали их на первое время: машина, шуба, случайная Третьяковская галерея (крутые бутики в определенном месте Москвы)

Но со временем мужчины стали экономить, давать все меньше и меньше денег, спрашивать: на что именно. А потом у девочек была «конкретная» тема: «брат в беде».

Например, родной (или двоюродный) брат (часто несуществующий) на родине что-то там натворил, например, его поймали с пакетом наркотиков или сбил кого-то на машине, он сидит в обезьяннике, все плохо. Чтобы вытащить его из тюрьмы, нужно перевести 10 000 долларов через адвоката: «Мне срочно нужны деньги, сегодня же отвезу их в свой уездный город Н. сам».

Обычно все папы без звука доставали из сейфа десятку зеленых и дарили ее своим любимым. Ведь отчет не требуется, чеки на такие операции не выдаются 🙂

Так вот, среди своих знакомых все практически «махали брату», некоторые даже по два-три раза.

А ее мужчина, богатый еврей, с которым жила знакомая, тоже был своеобразным, у него было 8 (!) любовниц и ему было лень ездить к ним по всей Москве, поэтому он их всех снимал или даже покупал Квартиры в одном доме с высокой руки, многие его любовницы рожали от него детей, а некоторые из его «жен» даже подружились и гуляли вместе с колясками, во дворе.

Но «брат» в их «семье» попал в эту историю, просто зная наших друзей 🙂

Однажды мы даже пришли с ними в ночной клуб, отметить его юбилей, с ним была его первая жена, его ровесница, она выглядела как бабушка на фоне его молодых подружек.

Да и сам он периодически отрывался от всех своих жен, то в дом Руббла, то в Майами, один, ни женщин, ни кто его там не знает)).

Но это уже совсем другая история. ))

В прошлой жизни Леонид служил в полиции, был криминалистом в звании лейтенанта, в новом воплощении он стал руководителем одного из заводов в Израиле. У него была навязчивая идея — разбогатеть на лотерее (7 из 49 или что-то в этом роде). Идея возникла не на пустом месте, пять лет назад, когда Леня только что репатриировался со своей семьей, своим двоюродным братом Фимой. Так вот, этот бывший шлимазл Фима сильно подорвал психическое здоровье брата Лени, находясь в стране три месяца, он выиграл в лотерею пять миллионов шекелей. Позорная сука» — это самое мягкое выражение, которое я услышал от Лени о брате Фиме. что он зарабатывает деньги, значит, он также зарабатывает на том, что дает рекламные интервью в газетах и на телевидении, жаловался безутешный Леня. Он страдал уже пять лет, еженедельно заполняя и отправляя несколько лотерейных бланков, но ничего не выиграл. Почти каждый день он рассказывал, что думает о своем брате, который не поделился ни копейкой со своими родственниками. Зависть уничтожила Леню, поглотив его изнутри, не давая спокойно жить. Примерно через год после нашего знакомства Леня уехал, и мне казалось, что все следы его навсегда потеряны. Прошло лет пятнадцать, наверное, и случайно я встретил его в гостинице на берегу Мертвого моря, вернее он сам позвал меня, перемены в нем были настолько разительны, что вряд ли можно было узнать в этом крепком улыбчивом мужчине , худого желчного Леню Мы разговорились, мне было неловко спрашивать о брате, но он сам, не дожидаясь вопросов, сказал: «Ты помнишь о моем брате, он тебе рассказывал?». Слава Богу, я купил дом, но акции рухнули через десять лет, он долгое время работал на производстве. разыграл меня. Если бы не его зависть к деньгам, я бы в жизни не решился открыть свой бизнес. я Ашин плюс еще что-то. вообще уверен в завтрашнем дне. выражение «Зависть — вечный спутник успеха» в моем случае приобрело несколько иной смысл, — с улыбкой сказал мне Леня.

Мне вспомнились недавние рассказы о Соломоне Израилевиче и Монии (автор Максим К.).

О пользе страха

Мой прадед был потомственным кузнецом. Семья была большая, 3 брата и 3 сестры, сам седьмой (разница между старшим и младшим из братьев составляла более 20 лет). Прапрадед хотел, чтобы все его сыновья унаследовали ремесло, потому что хороший кузнец всегда может прокормить себя и свою семью. Но человек предлагает, а судьба распоряжается. Послушав свист пуль старшего сына Японии, он решил, что хватит войн и революций (1905) и России в целом. Он уехал в далекую Канаду в 1907-1908 гг. Не самое глупое решение, кстати, учитывая то, что произошло в Российской империи десять лет спустя.

А потом одна за другой, с разницей в 1-2 года, все сестры тоже уехали из белорусской деревни туда. Идея заключалась в том, чтобы медленно перевезти всю семью, а те, кто приехал раньше, помогали остальным, но Первая мировая война, революция, гражданская война и т.д. смешали планы. Так прапрадед с прапрабабушкой и 3 сыновьями остались в стране Советов. Старшие два брата предсказуемо стали кузнецами (в том числе и мой прадед), а вот младший Вевл. Об этом мы поговорим здесь.

Конечно, Вевлу отец тоже обучал кузнечному делу, но не так строго, как других. Младший еще царапался (родился в 1904 году). Он вырос и подумал, что стоять в кузнице с раннего утра до поздней ночи в жаре, в копоти, махать молотом, дуть шкуры, подковывать лошадей, зарабатывая потом гроши, — нет, эта тема точно не для него. И я решил сделать небольшой жест.

Я, честно говоря, не знаю, чем он занимался в молодости во время НЭПа. Я просто знаю, что он хорошо зарабатывал, но в конце 20-х годов получил пулю и вернулся домой с пулей в плече. Пока он проходил там лечение, НЭП закончился. Что именно произошло, я не спрашивал в то время, когда рос.

Наступили 30-е годы. Индустриализация, ирригация, рационализация и многие другие «это». Но для всего этого государству нужны были деньги. И где я могу его приобрести? Конечно, советское правительство тщательно опекало буржуазию и граждан в течение 15 лет после революции. Все казалось готовым, ягненок был острижен, голый и босой бегал по лугу и жалобно блеял. Нет В руках горожан, несмотря на все потрясения, по-прежнему оставались золото, бриллианты и антиквариат. Давайте, дорогие, выверните карманы наизнанку, сказали в правительстве. Какие средства в противном случае были бы направлены на строительство фабрик, заводов и Днепрогэсов?

В это же время в стране строящегося социализма начался страшный дефицит и голод. Не то что предметы роскоши, еду часто было трудно найти даже в относительно сытой Беларуси. Но, как обычно, было одно «НО». Было одно место, где можно было абсолютно легально купить и французские духи, и итальянские сыры, и испанские вина, и икру с балыком, и швейцарские часы, и английскую обувь, и американские «Кодаки», и даже автомобили, и черта в ступе. А раньше это место называлось почти забытым ныне словом — Торгсин.

Туда граждане приносили свои цицки и пеки, а государство, конечно же, надевало их со всей силы на аттестацию. Золото принимали по цене лома, ну, там, куда можно было добраться на подводной лодке. Я хотел поесть, но в Торгсине можно было купить все, что угодно. Они редко брали причудливое барахло, но искали еду и припасы. Страна, остро нуждающаяся в средствах, использовала Торгсин со всей силой, чтобы выкачать заначку граждан. Даже в очень маленьких городах были открыты филиалы, и Вевль прояснил эту тему.

Конечно, золота и алмазов практически не было ни в его, ни в деревне, их просто неоткуда было взять. Но у Вевла было кое-что получше — доллары. Это была валюта. Где? Ответ был прост, дети, уехавшие в далекую Канаду, были закаленными, они не забывали своих родителей. И до революции, и в период новой экономической политики (с возможной паузой на годы Гражданской войны, когда почтовые отделения почти не работали), письма и посылки регулярно отправлялись из Канады. Даже тогда российская почта работала не очень хорошо, посылки либо не приходили, либо приходили выпотрошенными, но с письмами обычно проблем не было. И они вставляли доллары в каждую букву (не знаю почему, но это было американское, а не канадское письмо. Даже сегодня в семейной коллекции сохранилось несколько небольших заметок).

Сначала они не посылали больших сумм денег, им тоже было нелегко. Но брат и сестра держались вместе, медленно помогая друг другу встать. Мой брат мог открыть магазин, потом гостиницу. Средняя сестра забралась круче всех: вместе с мужем и тремя сыновьями они открыли портновскую фабрику, где шили мужскую одежду. Затем они стали владельцами нескольких магазинов мужской одежды. Не знаю, чем занималась младшая, но каждый месяц она собирала «жвачку» у брата и сестер, писала длинное письмо, что и как, и отправляла его вместе с динарием родителям.

Прапрадедушка и прапрабабушка не тратили эти доллары в 1910-х или 1920-х годах. У прапрадеда была своя кузница, он был хорошим мастером, а по натуре они были экономными людьми. И как бы вы потратили эти доллары в стране? Видя, что Вевле не взял профессию в свои руки, большая часть ее была предоставлена ему — он мог сходить с ума, и все получалось. Ну, он подкупил еще больше валюты у таких же семей в районе во время Новой экономической политики, пока деньги текли рекой. И как он смотрел на воду.

В начале 1930-х годов официальный курс доллара по отношению к рублю составлял всего 4-5 рублей, но кому они нужны — в обычных магазинах на них ничего не купишь. Но за доллар США давали 2 рубля Торгсина, за которые можно купить много чего. На черном рынке торгсиновский рубль стоит почти 40-50 советских рублей (то есть при средней зарплате в 100-120 рублей). То есть, вполне можно было существовать на один доллар в течение месяца, жить на два доллара и хвастаться тремя долларами.

Но Вевль поступил еще более мудро, в Торгсине купил товар. Но, конечно, не все. Продукты портятся, проигрыватели могут сломаться, никто не будет покупать Kodak и швейцарские часы, мало кто может себе это позволить, но ткань. Бостон, джерси, шевиот, бархат, шелк — вот тема. И владеть ими не так страшно, как золотом или бриллиантами, ОГПУ их не конфискует, а продать их вообще не проблема, их отрывают с руками. А на вырученные советские рубли, когда у тебя их много, можно прилично жить. Почти на все доллары, которые у него были, он купил торгсиновские рубли и прожил без меланхолии и грусти почти 5 лет, женился и родил сына.

А потом магазин неожиданно закрылся. Вы не можете играть в азартные игры с государством. В начале 1936 года они сказали «все», Торгсинс был закрыт. Рубли Торгсина превратились в ничего не стоящие бумажки. Те, кто не успел купить — опоздали. Я не знаю, обанкротилась ли компания «Вевль», но они определенно потеряли источник дохода. И снова возникла дилемма: как жить дальше? Он не умеет работать кузнецом уже 32 года и не хочет. Профессии как таковой нет, смысла оставаться в деревне нет, на шее у родителей сидеть нельзя — они старые. А ведь надо как-то кормить жену и сына, и он уехал в Ленинград. Город большой — места хватит всем.

Окончил курсы, устроился работать на завод. Я починил несколько приборов, но официальное название было что-то вроде «контроль качества». Имелись соответствующие корочки, где была зарегистрирована должность. Работа не бьет по лежачему больному, и заработок соответственно дешевый. Но он придумал довольно нелепый жест.

Для начала он изучил, каких товаров не хватало в Ленинграде, и к концу 1930-х годов это было практически все. Затем выяснили, сколько, кому и где можно продать этот дефицит. Потом я узнал, в каких магазинах «выбрасывают» на продажу. Они продавали дефицитные товары не только редко, но и регулярно. Они просто продавали их в небольших количествах. И вот, как только товар появился, образовалась бешеная очередь, прилавки были захвачены почти штурмом, и только самые первые и наглые получили пряник. Ну, он также четко распознал параметры ГОСТа для конкретных продуктов.

Кроме того, он прекрасно понимал, что в культурной столице и в стране заправляет «страх» Его Величества. Так что вполне возможно сыграть в его игру и подергать Софью Власьевну за антенны. Всего понемногу, в рамках закона, и чтобы не сгорел дурак.

Вевле был высоким, импозантным мужчиной с хорошо поставленным, внушительным басом. Как только он надевал хороший костюм и приличную шляпу, сразу становилось ясно, что это серьезный человек. И он решил использовать этот козырь. Но для осуществления плана ему нужен был помощник, и вот тут-то и пригодился 17-18-летний парень с соседским слухом. Расстегнутая рубашка, короткий пиджак, кепка, выпученные глаза, глумливая ухмылка и блокнот в руках, он идеально подобрал Уэвелла, и они вдвоем отыграли выступление на ура.

Например, выбросили дефицит, скажем, крепдешин. Ткани мало, они всегда нужны. Слухи расходятся мгновенно — говорят «дают». Люди стоят в очереди. За каждое сокращение идет битва титанов, шансы получить сокращение минимальны. Крики «не давай два пореза в одни руки», толкотня, слезы, иногда драка. И вот уже первые запыхавшиеся, мокрые от пота, но со счастливыми глазами, покупатели выходят из магазина. И тут появляется солидный мужчина, ведущий себя уверенно. За ним следует услужливый мальчик.

Раздается густой бас: «Здравствуйте, товарищи. Пожалуйста, извините. Контроль качества». У него в руках красная книга. Люди, даже в самой густой очереди, расступаются, как прокаженные. «Здравствуйте, товарищи продавцы.» официальным тоном говорит «Прошу отмерить 10 метров такого-то и такого-то цвета в соответствии с ГОСТом imyarek.» и достает свою рулетку. При этом властно кивает мальчику: «Товарищ уполномоченный, запишите фамилию продавца». И дрожащими руками продавцы, под взглядами других покупателей, отмеряют, сколько сказано. Вевль солидно отмеряет, потом снова отмеряет. Затем он придирчиво осматривает, ощупывает и небрежно бросает мальчику «Товарищ уполномоченный, записывайте». Сегодня в такой-то и такой-то день был произведен контрольный замер, крепдешин типа ткани длиной метров «зю», в соответствии с ГОСТом номер такой-то и такой-то. Нарушения во время измерения не были выявлены. Итак, сколько с меня, товарищ продавец?».

«Товарищи, спасибо за сотрудничество. Магазин работает в соответствии с ГОСТом. Все в порядке». И кивает мальчику: «Возьмите вещественные доказательства». А мальчик тащит кусок ткани. И все счастливы. А затем дефицит был успешно продан уже на черном рынке. Вевел был осторожен, посещал один и тот же магазин не чаще, чем раз в полгода, всегда менял виды покупаемых товаров, а главное — не был жадным. Он много брал, но не хватал. И все это было в соответствии с законом, поскольку любой покупатель мог попросить измерить или повторно взвесить любой товар.

И ни разу, за почти 5 лет, никто не попросил его посмотреть книгу, или показать документы, или даже просто возмутиться. Да, велика сила страха. А в сочетании с доверием к умелым рукам это очень выгодно. Поэтому он жил, а не горевал. Он ел хлеб с маслом и даже колбасу до 1941 г. Ну, тогда это совсем другая история.

Народный врач Дегтярев О своем мастерстве хирурга, разносторонности врача рассказывал легенды, оказавшиеся реальностью, и правдивые истории, напоминавшие легенды. Прокопий Филиппович Дегтярёв руководил Барановской больницей на протяжении трех исторических эпох — довоенного, послевоенного и периода развитого социализма. С 1935 по 1974 год, с перерывами во время Финской и Великой Отечественной войн, он исполнял обязанности главного врача. Давайте предоставим слово людям, которые его знали. Анна Григорьевна Романова, 1927 года рождения, работала медсестрой операционного блока Барановской больницы с 1945 по 1989 год. В июне 1945 года, после окончания медицинского училища в Егорьевске, я была направлена в Барановскую больницу. Прокопий Филиппович еще не вернулся с фронта. И в первую зиму мы были без него. Они не могли обогреть всю больницу — не хватало дров. Мы сами привозили дрова из леса на санях. Титан нагревается во время операции, чтобы пациенты не замерзли. Вечером мы согреемся, пациентов положим — накроем их матрасами на одеяла. Потом Прокопий Филиппович вернулся из армии — стал заниматься госпиталем. Он сделал операционный блок вместе с родильным отделением. Ремонтировал двери и окна, чтобы сохранить тепло. Купили лошадь и стали сами привозить дрова, чтобы постоянно согреваться. Когда все было готово, он приступил к работе. Сейчас это называется ортопедия — он оперирует, внутриполостная хирургия — он оперирует, все виды травм… Я помню — к нему приезжало много людей из Тульской области. Его брат жил там, бегал и т.д. После войны у многих были язвы желудка. И люди из Тулы приезжали к Прокопию Филипповичу на резекцию желудка. После операции пациенты не могли пить в течение трех дней. А кормили мы их специальной смесью, по рецепту Прокопия Филипповича. Помню — в состав входили сырые яйца, молоко, еще что-то… Позже стали привозить детей с Урала. Я не могу точно сказать диагноз, но одно из их плеч было намного выше другого. Сначала они принесли одного ребенка. Прокопий Филиппович оказал помощь, и плечи стали нормальными. Нам там, на Урале, сказали, что через 5-6 лет привезли еще двух таких мальчиков. Последний такой семилетний мальчик был привезен с Урала в 65 г. Даже все они ушли от нас. Он был очень требователен к нам и заботился о больных. Он сотрудничал — на ночь раз, другой, и до сих пор приходит, проверяет — как чувствует себя пациент. Сейчас ожоги привозят в ожоговый центр, а тогда все было у Прокопия Филипповича. Девочка Зеленова перепрыгнула через костер и упала в него. Она поступила с сильными ожогами. Они сделали рамки, положили на свет, летом вынесли ее на солнце, и девочка выздоровела. Настя Широкова была доставлена ко мне на дежурство. Они занимались дома. Кто-то оттолкнулся от берега. А ее лодыжка была полностью оторвана. Нога висела на сухожилиях. Прокопий Филиппович посмотрел на него и сказал: «Ампутировать всегда успеем. Давайте попробуем его спасти». Четыре с половиной часа он проводил операцию. Он был на моем дежурстве. Затем наложили гипс — и нога срослась. Долгое время девушка лежала с нами. Она вышла с палкой, но на своих ногах. Вы даже помните имена таких пациентов. Мальчик был из Кладково — он с рождения не мог ходить. Прокопий Филиппович прооперировал сустав — мальчик пошел. Позже он вырос — работал конюхом. Он даже оперировал «расщелину нёба» и «расщелину губы». Кроличья губа была легкой. А волчья пасть — нёбо «отсутствует» у ребенка. И он работает. Он сделал какую-то пересадку. От нас требовался порядок, чистота… Столько операций на брюшной полости — и никогда никаких осложнений! Сначала не было гинеколога. Он принял все. Какое осложнение — все время бегать за ним.

Сколько внематочных беременностей они прооперировали… идет гулять — сейчас он обратится к дежурной медсестре: «Я пошел гулять по белой дороге. Бегите, если это так. ‘… Теперь оперировать легко — есть анестезиолог. Затем мы — медсестры — сделали анестезию. Пациента укладывают на пациента, капают хлороформ. А медсестра следила за пациентом всю операцию — пульс, дыхание, давление… Надя Мальцева сидела в Медведево. Я думаю, у нее был перелом грудной клетки. Теперь они собирались куда-то отправлять, а нас лечили. Тогда вы знаете, как они лечили таких пациентов? — Положите доски. Без подушки. Они надевают этот шлем на голову. Кирпичи подвешивали рядом, и таким образом вытягивали позвоночник. И Наде стало лучше. Сейчас кажется замечательным, что кирпичами и потом его лечили. Сначала они были закрыты — сколько они должны были взять. Один кирпич — я сейчас не помню — два килограмма или что-то в этом роде, он весил… и так и остался. Наблюдается, лечится. Он очень строго следил за больными. Каждый четверг проводилась плановая операция. Если кто-то внезапно появлялся, он действовал без всякого планирования. Теперь их возили в этот центр, в другой центр, потом нас всех возили, и он все делал. В течение многих лет он искал газ для деревни. Если бы он не умер в 77-м, мы бы получили газ в 80-м. Он был занят как главный врач, как депутат сельского совета, как заслуженный врач РСФСР… а то, что он был фронтовиком, так тогда все были фронтовиками. 9 мая знаете, сколько народу тогда прошло маршем от завода до мемориала через весь поселок… и все в орденах. *** ЕЛЕНА НИКОЛАЕВНА ПЕТРОВА. Сестра поселковой больницы Барановского 12/06/1937 года. Я приехал из Астрахани после медицинского института в 1946 г. Нашими направлениями были Южный Сахалин, Каракалпакстан, Прибалтика и Москва. Потом был еще Виноградовский район. Я приехал на багажнике в Виноградово и был высажен, направляясь в Барановскую больницу. 29 июля 56 года я зашел в его кабинет — к Прокопию Филипповичу. Я посмотрел на диплом, направление. И он сказал: «С завтрашнего дня ты работаешь на меня». Так начался мой трудовой стаж 30 июля 56 года и продолжался 52 года. Я проработал с ним 21 год. Сначала он отправил меня на терапию. Затем он перевел старшую медсестру в клинику. Затем начались прививки DTP (адсорбированная коклюшно-дифтерийно-норовирусная вакцина — прим. автора). У нас была больница на 75 коек. Терапия, хирургия, родильный дом, детское отделение, скорая помощь. Рождаемость составляла более полусотни детей в год. В школе Баранова было три класса. Классы A-B-V. 1200 студентов. В каждой деревне была начальная школа — в Берендино, в Медведево, Леоново, Богатищево, Щербово — с 1 по 4 класс, и все дети были привиты вовремя. Люди поначалу не понимали, зачем нужны прививки, вмешивались. Но вместе с врачом сержант Ирина Константиновна обошла деревни, рассказала, в чем дело. Приходим — дорогой ребенок. На керосине воду нагреем, они у нас помоются, на том же керосине простерилизуем — чтобы в вакцину попали. Тогда так много детей умирало от коклюша. И когда они начали делать прививки, они совершенно забыли о коклюше. Они сделали OSPU, Mantoux… детская смертность исчезла. Мы обслуживали Богатищево, Медведево, Леоново, Берендино, Щербово. Ирина Константинова вела в клинике прием пациентов, а затем покинула села. Потом машины не стало. Хорошо, если пас выбирает: либо в тележку положат санки, либо в тележку. А потом — пешком. Приедем в дом — одиннадцать детей, в другой — семь детей. СЭС контролировала нашу вакцинацию и прививки, так что DTP — это три прививки, и все дети привиты, как положено.

Недавно по телевизору показывали — женщина 35 или 37 лет умерла от коклюша. И у нас не было ни одного случая, потому что Прокопий Филиппович так поставил работу. Он создал такую ситуацию — в каждой деревне — Тендворка. Нам выделили — на 10 дворов одну медсестру. Педикулез проверяли, аскаридоз… они приносили лекарства во дворы, объясняли, как принимать, насколько это важно. У нас даже был один отказ от прививок. Затем он перешел к полиомиелиту. Сначала они делали это с помощью инъекций. Затем по каплям. Единственный случай был полиомиелит — мама с ребенком поехала в Брянск, там мальчик заразился. Вы понимаете — что такое хирург, который прошел вперед?! Он был универсалом. Он оперировал внематочную беременность, роды, несчастные случаи, травмы — он постоянно находился в больнице. Кто-то вошел в лесной сарай, куда он бежит к нам? Ребенок сунул горошину или что-то в нос — то Лауре, то Прокопию Филипповичу. Провинция. Привозят в больницу с переломом — они бегут за врачом, а медсестра уже готовит пациента. Я сам лежал в больнице — нас было трое. Я и одна из нас легче разрешились, а у Зверевой были сложные роды. Прокопий Филипович спас ее и спас мальчика. А выиграл — Олег Зверев — жизни. Прокопий Филиппович и жил в больнице со своей семьей. Жена его терапевт Головихина Мария Федоровна, он был хирургом. Раз в две недели, после четверга, он проводил занятия с медсестрами — как наложить повязку, гипс, как остановить кровотечение, как взять кровь — он учил нас всех. Мы использовали прямое переливание крови. А что делать, если внематочная среди ночи… Кто бы ни привез — с переломом, с травмами… Помню, из Сибири я приехала. Он знал все. Квалификация медсестер и врачей — все были универсалами. Медсестра — озвучивание. Он учил нас быть лучшими по звучанию. Делали ли лемблии. Мы обладали всеми знаниями — он учил именно так. Пригласил нас понаблюдать за операциями. Затем он прооперировал суставы. Помню — врожденный дефект голеностопного сустава помог. Сестры также собрали врачей для проведения операции. Мальчик не мог ходить. Он собрал его — мальчик пошел. … На столе у него всегда лежала табличка «Заслуженный врач РСФСР» и он выписывал для него рецепты, назначения… Какой день запомнился — 12 апреля 1961 года. У нас было всего пять минут до вторника. Медсестры докладывали обо всем в отделениях, в учреждениях… а он вбежал в вестибюль больницы и прямо крикнул: «Юрий Алексеевич Гагарин в космосе!». Он познакомил нас с очень многими — все были в восторге. И пяти минут не получилось. Все они были монтажными. Большая команда! 50 медсестер из 50 человек. 40 лет будет так, как не было. Все его хоронили — Баракский, Цурупс, Воскресенский, Броницкий, Виноградовский… такой человек! Мы говорим сейчас — почему нет мемориальной доски? Мы не будем — кто расскажет о нем. Мы не должны забывать! Так много людей спаслось — они сейчас воспитывают детей и внуков… Дети разъехались, они редко могут приехать, но люди ухаживают за могилой. Помните его. И мы не должны забывать! *** Виталий Прокопьевич Дегтярев. Доктор медицинских наук, профессор Московского медицинского и женского университетов, заслуженный работник высшего образования, отец родился в Оренбургской области в сельской семье. Он и два его брата — Степан Филиппович и Иван Филиппович выбрали медицину. Отец учился в Оренбурге в Фельдшерско-акушерской школе. Затем он окончил медицинский институт ОМСК. В 1935 году он был назначен главным врачом Барановской больницы, в которой проработал до конца своих дней.

Он был участником Финской и Великой Отечественной войн. Отцом Великой Отечественной его назвали в 42-м году. Понятно, что в сорок первом Барановский госпиталь мог стать прифронтовым, а на его место нужен главврач. А в 42-м, когда немцы отбивали Москву, отца призвали в армию, и он стал ведущим хирургом полевого подвижного госпиталя. Это был госпиталь, который самостоятельно двигался вслед за войсками и принимал весь поток раненых с поля боя. Папа сказал, что в период активных боевых действий это довольно сложно. В течение двух-трех дней хирурги не покидали операционных столов. За годы службы в армии он провел более 20 тысяч операций. Отец встретил День Победы в Кенигсберге. Он был награжден орденом Красной Звезды, медалью «За победу над Германией», юбилейными наградами, а также уже после окончания войны — орденом Трудового Красного Знамени. Ему было присвоено почетное звание заслуженного врача РСФСР. После возвращения с фронта отец увлекся ортопедией. Он оперировал детей и взрослых с дефектами верхних и нижних конечностей, плечевого пояса и вообще с любой патологией суставов. Долгое время он хранил фотографии пациентов, сделанные до операции, например, с Х-образными конечностями или с искривленным положением стопы, а после операции — с нормальным положением конечностей. А в 1960-х годах он больше сосредоточился на абдоминальной хирургии. Он был настоящим земским врачом, который хорошо знал местное население, их проблемы, их вопросы и старался им помочь. Земский хирург — оперировал пациентов с любой патологией. Травмы, ранения, врожденные или приобретенные патологии …. Все экстренные ситуации — они постоянно бегали за ним, как за недалеким — жили тут же. На самом деле, его долг как врача был безграничен. Для своих операций отец собирал бесплатных медсестер и врачей — естественное действие хирурга, который думает о перспективах своей работы и о тех людях, которые с ним работают. И я прошел такую школу, когда приехал в отпуск из института. Он заботился об оказании помощи населению, старался оживить работу различных ведомств и открыть новые. Было открыто родильное отделение. Впервые он был расположен в большом корпусе. Затем соседний кампус был отремонтирован, и в него перевели родильный дом. Позже там открыли инфекционное отделение. В течение долгого времени строительство клиники находилось на стадии сноса. Отец потратил много времени и сил на ремонт этого здания. В нем была открыта клиника. Отец очень хорошо знал население, истории болезней почти всех семей, проживающих в этом районе. Когда я проходил практику в Барановской больнице, после приема пациентов к нему обращались по любым сложным случаям. Обычно он объяснял, что для данной конкретной семьи характерно наличие такого-то и такого-то заболевания… и то, что вызвало мое недоумение, по всей вероятности, было результатом именно этого заболевания. Отец был избран депутатом местного совета. И он занимался газификацией деревни Барановской. Он отдал много сил развитию, продвижению этого проекта… своим долгим и самоотверженным трудом он завоевал уважение и признательность жителей района. На Гражданский панахид, который был организован в клубе, пришли жители многих окрестных деревень, а после него люди на руках несли гроб от клуба до кладбища. Он был настоящим народным врачом. *** Глава Воскресского района Олег Сухари привлек внимание жителей Барановской деревни с просьбой установить мемориальную доску на здании Барановской больницы, в память о П.Ф. Баранове.

Дегтярёв. Жители просили опубликовать статью о Прокопии Филиповиче в местной газете «Наше слово». Доску заказал руководитель, выделил ей место, заказал мне статью, и она была опубликована в сегодняшнем номере газеты. Текст — это тот, который вы читаете. В Барановском ждут газету. Добавлю, что когда я приехал в Барановское, чтобы сфотографировать это самое дореволюционное здание больницы, я также разговаривал с людьми, и каждый хотел рассказать что-то о Прокопии Филипповиче. И оказалось, что такие уникальные врачи разных специальностей и в разных больницах района еще есть. На них мне указал наш уважаемый и почетный главный врач станции переливания крови Станислав Андреевич Исполинов. Но получается, что в нашем округе их как минимум четыре, да и в других округах должно быть так. Вы должны написать о них. Я говорю.

Вдохновила история о пенсионере и фотоаппарате «Зенит». Я вспомнил своего деда Дмитрия Афанасьевича. В 1995 году моему дедушке исполнилось 85 лет. На юбилей собралось много родственников. Ноябрь месяц, стол был накрыт в большом дедушкином доме, мы сидели за гулянкой, скромно так — четверо детей с семьями, соседи, старший брат, дети и внуки старшего брата, всего человек сорок. Сидим хорошо, еды немерено, спиртное льется как вода, отец взял аккордеон, мы горланим песню. А потом водка кончается. И моя собственная перегонка заканчивается, и дяди Колино домашнее вино, и ликер дедушки Рояля. Ну, мы с братом (мне тогда было 25, брату — 20, самый младший) подорвались — теперь убегаем. Нет, — говорит дедушка. — Я сам пойду. Он садится в свой «Запорожец» на колесах и уезжает. Ленивая беседа течет вокруг стола. Проходит 20 минут. Полчаса. Семья начинает волноваться, и это откровенно страшно, такого скопления свирепых, правильно воспитанных дедами и прадедами ублюдков наша деревня не видела лет пять, дамы на всякий случай готовятся орать в милицию и звать второго деда извиниться. входит дед Митя, запорожец бочка вмята, лобового стекла нет, доволен как удав. Он разгружает два ящика с «Роялом». Вечеринка продолжается. Утром выяснились подробности. То есть дед идет в магазин — и на повороте в Запорожец ЗИЛ-131 клюет. Скорости в нашей деревне тогда были низкие, дверь смяло, лобовое стекло вылетело. Дедушка, такой невысокий, хрупкий старик, вылезает наружу, чтобы выяснить это. Из ЗИЛа с агрессивными намерениями вываливаются три пухлых монгола, мы в 100 км от границы, все еще едем в Монголию без виз, они тоже, похоже, хотели преподать дедушке урок жизни. Наивный. Дедушка убежал в армию в 1939 году, недооценив свой возраст, иначе их бы призвали в «белые шубы», где они фактически не ели. Повезло, что он попал в кавалерию. Не повезло — это финский. Потом — госпиталь, артиллерийская разведка, битва под Москвой, госпиталь, наводчик противотанкового орудия полка РГК, Курская дуга, единственный живой из батареи, 4 самоходных орудия разбил, госпиталь , снова артиллерийская разведка, закончил войну в Праге, стреляя по танкам тех немцев, которых пиндосы рвались сдавать в плен. Больница, инвалидность, левую ногу собрали из того, что осталось. И вот дед, как по-фински, замерз, и его оставили, хотя. в общем, невысокий, хрупкий старик счастливо улыбался, привычным движением вытащил из-под сиденья шиномонтажку, бодро поработал на монголов, вытащил все деньги, которые смог найти, запасся выпивкой и вернулся домой. Монголы не писали никаких заявлений. Им было стыдно.

Дедушка умер в 1999 г. Он врезался в машину, потерял управление.

Царство ему небесное.

Каким-то образом судьба свела Дениску с албанцем Валмиром. Очень совестливый человек, инженер, про таких говорят — он мухи не обидит в очках, поэтому: спокойный, рассудительный, порядочный. Ну, как судьба свела их вместе — они просто одновременно иммигрировали, вместе пробивались через местные барьеры, одновременно поднимались на руководящие должности и как-то так получилось, что в процессе Дениска оказался в долгу перед ним. Нет, не деньгами, просто он очень помог Деннису, история там была отдельная (я ее как-нибудь напишу). В общем, поблагодарил он Дениску Вальмира и сказал — если, что — обращайтесь, буду сволочью — не забуду и т.д. Потом они как-то разбежались, Дениска переехал в другой город, ну, в общем, жизнь продолжается — Денис стал забывать про долги… И вот однажды в пятницу вечером — звонок

— Здравствуйте, — говорит он. Как ты? Вы хотите пойти на охоту? Мне нужно только завтрашнее утро Ну, Дениска сразу понял, что что-то случилось — но, как говорят здесь, друг в беде — это друг. И вот он говорит — дела идут хорошо, как вы, как ваша дочь (у его дочери была врожденная патология почек, тогда они готовились к операции). Валмир Дениске, в ответ — да, спасибо, все хорошо, приходите ко мне завтра утром, к 8 часам, не волнуйтесь за оборудование, я все исправлю.

Ну, все сказано и сделано, на следующее утро Дениске встал в 5 часов, взял рыболовные снасти (извините, это как рыбалка, ну правда, какая к черту охота — сезон здесь даже не открыт, а животные в городе, где живет Валмир — только в зоопарке) и поехал к Валмиру. Подходит к своему дому — как договаривались, а Валмир Дениску уже ждет на пороге, говорит — садись в машину. И машина — не «Вальмира», вечно облизываемая «Мерсом», а какой-то обшарпанный Holden Commodore, похожий на броневик, о котором говорит Ленин, того года, из чего он сделан — не видно, окна действительно черные (что, кстати, противозаконно). Дениска посмотрел на это дело, сглотнул слюну и так напомнило ему все 90-е, ностальгия просто накатила. Дениска сел в машину и обалдел. На задних сиденьях сидят три огромных островитянина — новозеландцы, фиджийцы или гавайцы (они очень похожи, кто знает). Самый маленький из них весит не менее 150 кг, и у каждого в руках охотничье ружье.

Валмир, явно почувствовав Денискино напряжение, спросил, — Ты там обещал, что поможешь, если что, разве ты не подумал об этом? Дениска несколько неуверенно кивнул, но затем покачал головой: — Я единственный, кто не будет стрелять в людей. — ‘Что ты, — искренне удивился Валмир, — неужели ты думаешь, что я попрошу тебя стрелять в людей? И пробормотал что-то еще, на албанском. Дениска спросил его, о чем он говорит, но Вальмир не ответил. Дениска, который не сильно успокоился, «взял» его пистолет, и машина уехала. Надо сказать, что было очевидно, что Валмир не часто водит автомобиль с механической коробкой передач, так как он часто буксовал, а потом вообще останавливался, и не просто останавливался, а даже, казалось, ломался в самом людном месте. Он вышел из машины, что-то там покрутил и указал — не волнуйтесь, мол, сейчас поедем. И действительно, они даже не успели нагрубить и «пожужжать» более чем полусотне водителей, как Валмир буквально влетел в машину и стартовал чуть ли не с третьей передачи. В этот раз он вел машину еще более странно, не останавливаясь и не ломаясь, но иногда разгоняясь с нуля, а затем замедляясь до половины предела. Гудки сзади начали превращаться в ровный гул, смешанный с отборной руганью. И тут Валмир повел себя довольно странно: разогнавшись на светофоре, он вдруг остановился, да так резко, что машину начало заносить.

Дениска не успел даже взвыть, как машину тряхнуло так, словно в них врезался поезд. Деннис отстегнул ремень безопасности и вышел из машины, слегка ошарашенный, так быстро, как только мог, но опоздал. А Валмир и три брата уже вышли из машины — и бросились помогать раненым. Жертва оказалась байкером, надо сказать, что в стране, где живет Деннис, байкеры — это отдельная силовая структура, которую боятся и уважают. Они крутые: ездят группами, носят стильные, почти эсесовские шлемы с черепами, решают проблемы возврата денег и выселяют нежелательных жильцов, в общем, что-то вроде Робин Гуда, мать его. Так вот, совсем рядом находились 3-4 «человека в черном» с мотоциклами на земле, которые по непонятной причине не спешили помочь пострадавшему.

Да, и спутники Денниса вели себя крайне странно. Все братья держали оружие в руках, практически направив его на «поверженного демона». А Валмир каким-то образом оказался с клюшкой для гольфа в руках, которой он с разбегу «выстрелил» мотоциклисту по шлему, затем наклонился и, как бы тщательно прицеливаясь, зарядил сначала по одному колену, потом по другому. Потом, не торопясь, Валмир и его спутники сели обратно в машину, и Валмир обратился к Дениске, который все еще тупо стоял: «Ну что, едешь? Деннис сел в машину, и она бросилась бежать. На этот раз Валмир вел его за рулем как родного, и очень скоро они выехали из города. Валмир выгрузил братьев из фургона, припаркованного на пустой стоянке, вручил одному из них тонкую пачку 50-долларовых купюр, перевязанную резинкой, и забрал у них оружие. Затем они пересели в «Мерседес» Валмира, припаркованный неподалеку. На ней Валмир подвозил Денниса к своему дому, где Деннис садился в машину, Валмир садился с ним и рассказывал эту историю

— Прости, Деннис, что втянула тебя во все это, но у меня не было выбора. Как вы знаете, у моей дочери проблемы с почками, в общем, об этом узнали в школе, потому что ей приходится довольно часто ходить в туалет. Дети, как вы знаете, могут быть очень жестокими, и сначала они начали дразнить ее, потом издеваться, и в процессе один из мальчиков бросил в нее бутылку с камнями — целясь в ее больную почку. Я «полетела» к директору — они сказали, отдайте мне этого мальчика, и это лучше, чем его родители. А родитель оказался одним из очень «уважаемых» в нашем городе байкеров. Так этот урод, прямо там, в кабинете директора, сказал мне — я, мол, знаю о проблемах со здоровьем вашей дочери, она якобы должна заботиться о себе, иначе, мол, не ровен час на велосипеде наедет, обе ноги сломает и полиция не найдет плохих парней.

— «Меня трясло от гнева», — продолжал Валмир, когда он это сказал, но он заставил себя продолжать, извинился за то, что поднял ссору, но сказал, что поведение его мальчика было неправильным, и он должен поговорить с ним. А несколько дней назад дочь рассказала, что сначала возобновились «гонения» на нее, мальчик сказал, чтобы она больше не ходила к учительнице, иначе его отец поговорит с ней.

Ну, сегодня, я, чисто, на охоту с тобой ездил и конечно случайно, этот мотоциклист и сегодня тоже, сегодня на свою «пионерскую торговлю» с друзьями. А еще я «случайно» сломался, как я читал, прямо перед его домом и починил машину как раз в тот момент, когда все уезжали на «митинг». Ну, тогда вы сами знаете, какая у них иерархия: он ехал впереди, а его «подчиненные» чуть позади. А когда я не смог правильно направлять его каждый раз, когда замедлялся до положенной скорости, он начал нервничать за мной, поджимать меня, пытаться обогнать лже-экспресса. Я дождался следующего желтого сигнала светофора, разогнался, вроде бы вовремя, и убедился, что он набирает скорость быстрее меня, резко тормозя обеими передачами, тормозом и ручным тормозом. Ну, а остальное вы видели, так что поохотиться, увы, на этот раз, который мне пришлось отложить, было не судьба.

И все же, когда Дениска позвонил Валмиру из переулка, тот спросил Валмира, а что ты там бормотал под нос, когда я сказал, что не собираюсь стрелять в людей? — Да, я так и сказал себе: в людей стрелять нельзя, а в людей можно? Они животные, а не люди.

Несколько слов в защиту священников. Да, да, вы не удивились, нет, я имею в виду, что хочу написать добрые слова о священниках. Алаверда из рассказа о проводниках и монахах несколько дней назад. Я могу только представить, какое раздражение может вызвать созерцание высоких церквей в Гелендвагене и длинных биммеров с мигалками, их высокомерие и цинизм. Да Бог с ними, мы не говорим за них, с ними разберется высший суд и лицемерие не подлежит сомнению для небесного трибунала. Это будет для сельских священников, с которыми нам с братом посчастливилось познакомиться, работая в сельской местности, давным-давно. В первую очередь, в деревне мало интеллигенции, учитель, врач или фельдшер и поп, часто составляют слой людей. Да, я забыл добавить агронома. Священники выделялись тем, что были хорошо образованы, владели языками, вели себя корректно с санитами на дороге. Они были, пожалуй, единственной отрадой среди пожилых прихожан — нелюдей, хороших мужей и отцов, что было редкостью в высокопропорциональном мужском населении. Они приходили в больницы, с любопытством осматривали меня. Позже, в Соединенных Штатах, я увидел очень большое количество религиозных деятелей в жизни больницы. И вот история. Старший брат и его молодая жена-стоматолог поехали по распределению в маленький городок на границе с Россией. Разброс, который запомнился на три года. И так они работали там гораздо дольше — семь или восемь лет, укоренялись. Позже я убедился на собственном опыте — их вспомнили добрым словом, получили распространение в том же районе, соседнем городе. Они наняли няню для своей маленькой дочери. Няня жила по соседству, хотя, о чем я говорю, там все жили близко. Она безумно полюбила маленькую Лану, научила ее городским навыкам, чтобы топить печь и ванную, доставляла еду со своего огорода, ухаживала за растениями в их саду. Она учила ребенка «греть попу у печки» после мытья в корыте. Одно ее беспокоило в няне — ребенок был некрещеным, это ее сильно жгло. Пытался поговорить с ее родителями — теми, которые не явные атеисты, — они просто не поняли, пожали плечами. И вы должны знать, в стране люди упрямы, что они решат и сделают. Ну, вот звонок в офис брата, утром. Он поднял трубку — местный отец в контакте, интересуется, можно ли поговорить. Конечно, что происходит? Оказалось, что няня привела Лану креститься. Священник сразу заподозрил что-то неладное — она действительно выделялась карими глазами, была кудрявой брюнеткой — местные жители были в основном голубоглазыми блондинами. Он спросил няню — она не врет, я волнуюсь, говорят, что она потеряла хладнокровие из-за ребенка. Брат со священником, будучи евро-монахом, приняли Соломоново решение: Ланку крестить, крестик отдать няне на хранение. И все остались довольны: и священник, и родители, и, самое главное, няня. Затем Ланка с восторгом рассказывала, что Батюшкина борода была длиннее, чем у ее брата, одет он был красиво «в платье, пахнет вкусно в церкви, картины на стенах, окна цветные… слоем, лапоть». Все это в далеком прошлом, «нет никого, кроме той же дали…». Однако они нужны не только для экспериментов с проводимостью, надеюсь, мой простой рассказ убедит вас в этом. Всего наилучшего!

За тщеславных ангелов-хранителей!

На прошлой неделе в Израиле снова были нанесены удары по садам и школам. Раз в год стабильно. Обычно в начале учебного года, в этот раз было поздно. Повезло, что только один день он завывал и, конечно, в этот день около двух десятков малышей, чьих детей некуда было одеть, компании и мамы принесли с собой. И, конечно, все разговоры в тот день были посвящены садам и историям, связанным с ними. Каждый вспомнил что-то свое, а я вспомнил то, что произошло с нами. Это было около 20 лет назад, мы приехали всего на несколько лет, родители были заняты изучением языка и работой по частям, мы с братом были самыми младшими в саду, ему было 5 лет. Мама ушла в запой, уже в 5:30 утра отец нашел работу на стройке был далеко от дома, я ночевал там и мы отвечали за себя и за младшего. Конечно, утром мы не слушали никаких новостей, в которых вы видели студентов, слушающих новости. Мама уехала, мы собрали брата, закутали в куртки и шарфы, была зима, но наша, израильская зима. Холодно, но не ниже нуля. По дороге в школу его завели в сад, не доходя до калитки, сунули в подворотню «ладно, беги» и побежали с друзьями дальше. Он побежал трусцой в сторону сада и наткнулся на закрытые ворота. И теперь мы вышли на его след. И теперь этот маленький, пятилетний мальчик стоит того. У закрытых ворот поразительного сада… а потом слова матери. Она нашла ему дом, когда вернулась с работы. Сначала она зашла в сад, а он был закрыт, ей сразу стало плохо, как она побежала в дом, не помнит, а он сидел дома один, включил телевизор, съел печенье и даже не пикнул. Как оказалось, он сам. вернулся домой. Сам, три остановки и два перекрестка и не попал ни под одну машину. И дверь, которую мы, двое бобби, просто забыли закрыть. Но они бы не забыли… у нас бы не было брата… Я говорю, все стонут, ругают Семью, ни от кого ударов нет, но все равно приносят. Его история произошла, когда он сам пошел в сад. Конечно, не все он помнил, но он уже столько раз рассказывал эту историю… Ноябрьские месяцы, мама медсестры, бегала в больницу к семи, а он был у папы. Отец его был выдающимся и красивым человеком. И очень молодая. Он гордился своей внешностью и уделял ей гораздо больше внимания, чем «Утренним новостям» и словам жены, предупреждавшей, что могут быть забастовки и надо прислушиваться к новостям. Папа отвез его в сад на мотоцикле и, чтобы он не волновался, просто завел его в ворота и поехал дальше. Папа всегда опаздывал и привык к тому, что ворота заперты, отсюда и «гениальное» решение. В том ноябре они не беспокоились, они были известны этим… ой… а малыш уже был в саду, махал папе ручкой. Папа на газ, и сад закрыт, и ворота тоже. Ну, для пятилетнего ребенка это не имеет значения. Сначала он играл на площадке, катался на качелях, возился в песке, а потом начался дождь. Холодный осенний дождь. Три часа спустя. Соседка, проходя мимо открытого ребенка, тоже не слышала об ударах, и то, что малыш находится только в саду, ее напрягает. Когда она подняла мембрану и он вытащил ее, он просто сидел на крыльце с синими губами, молчал и не реагировал… он просто сидел со сломанной игрушкой, найденной в песочнице, и ледяным дождем на нем. Тридцать лет назад и в Израиле не было телефонов, у них не было, и у соседей не было. Они послали за мамой в больницу. Когда она прибежала, ребенок уже согрелся,

Они пили какао, а он спал на диване. Мама и папа ругались в течение года, а потом папа не ругался. Он ушел ночью. Мама не смогла его простить, и они развелись. Она больше не видела отца. После этой истории всем стало грустно, а наш техник Алекс сказал, что выпьет за Новый год за них, обильных ангелов-хранителей наших детей, и пошел прятать глаза где-то внизу. Мама и папа ругались в течение года, а потом папа перестал. Он ушел ночью. Мама не смогла его простить, и они развелись. Она больше никогда не видела папу. После этой истории всем стало грустно, а наш техник Алекс сказал, что выпьет за то, чтобы Новый год был для них, наших детей, обильным, как ангелы-хранители, и куда-то спрятал глаза. Кокоа был перевезен, а он спал на диване. Мама и папа ругались в течение года, а потом папа не ругался. Он ушел ночью. Мама не смогла его простить, и они развелись. Она больше не видела отца. После этой истории всем стало грустно, а наш техник Алекс сказал, что выпьет за Новый год за них, обильных ангелов-хранителей наших детей, и пошел прятать глаза где-то внизу.

В детстве, ну, и в юности, про меня говорили, что я «подаю надежды», но про моего брата так не говорили, потому что даже без разговоров можно было сказать, что парень талантлив. Мой брат, помимо профессиональных знаний, общей эрудиции, отличается фантастической скоростью интеллектуальной реакции. Выслушав описание проблемы, он сразу, немедленно дает ей оценку, проект решения, а также описывает, какие трудности возникнут и как эти трудности преодолеть и т.д. Дает решение на три-пять шагов вперед. А теперь собственно история, рассказанная им самим. Суббота, середина дня, брат сидит в своей шикарной многокомнатной квартире в дорогом доме, занимаясь своими субботними делами. Жена пошла в магазин за маникюром. Дети живут отдельно. Идиллия. Разговор по внутренней связи. Подойдя к экрану домофона — дом действительно один из очень богатых, — он видит, как к нему спешат «любимая» сестра его жены, ее муж, двое их отпрысков и еще одна женщина с ребенком. Позже выясняется, что это сестра мужа и ее отпрыск, но это не имеет значения. Главное — это реакция брата. Ответив грустным голосом и открыв дверь, он делает пять шагов по коридору, открывает дверь в гостевой туалет, принимает гигиенический душ и выливает обильную воду на пол в туалете и коридоре. В это же время он звонит жене и рассказывает печальную историю о том, что их затопило, слушает сопение и вздохи, сам рассказывает о том, как мужественно сопротивлялся и вызвал водопроводчика. Звонят в дверь, и на пороге появляется толпа родственников, которым представляют «потоп» и предлагают помочь его ликвидировать. Сестра моей невестки и ее муж делают кислые лица, говорят, что мы приехали отдохнуть, можно сказать, что мы вас порадовали, и предлагают починить туалеты. Я встретил эту тетю и ее мужа однажды, на свадьбе моей племянницы, дочери моего брата. Тетка произвела крайне негативное впечатление, мало того, что она явилась без приглашения, проскакав пятьсот миль, чтобы поесть на халяву, так еще и умудрилась переругаться с половиной гостей, а ее муж ввязался в драку. Семья грубых придурков. Эта тетя и моя невестка словно из разных миров, их объединяет только девичья фамилия и тот факт, что моя невестка души не чает в своей сестре, вопреки здравому смыслу. Посмотрев на лица родственников, брат остановился и предложил, мол, неудобно тут, воду отключат, сыро, сантехник будет работать, мол, родственники, я вас в гостинице поселю на несколько дней. И не дав им опомниться, потащил их вниз, на ходу вызывая такси. Пока они ждали машину, мой брат узнал, что они приехали погостить на два дня, сказали, что в прошлый раз им очень понравилось, а в этот не повезло, не повезло. Брат забронировал и тут же оплатил номера в отеле, поскольку приложение для бронирования было на телефоне, и отправил их именно в этот отель, пообещав сводить детей в кино. Я вызвал местного сантехника, пообещав дождю деньги за работу в выходные, и начал чистить воду, протекло всего десяток литров, соседей не затопили, но впечатление произвели. Он передал деньги пришедшему сантехнику и объяснил, что нужно развивать шквал ремонтных работ, поэтому время работы до восьми вечера и весь следующий день. Сантехник оказался понятливым, понял, в чем дело, и начал описывать работу, заполняя туалет деталями и инструментами. Это было необходимо, чтобы жена не решила, что может пригласить свою сестру в гости. Теперь вопрос — зачем человеку снимать гостиницу, даже для родственников, оплачивать развлечения для детей, платить сантехникам за бездействие?

За полгода до описываемых событий компания из сестры жены, ее мужа и их сыновей шести и семи лет приехала к богатому родственнику на два дня по дороге «на юг», мол, у вас много комнат, разрешите остаться на ночь. Брат, несмотря на отсутствие у него хоть какой-то привязанности к этой семье, поселил их у себя. Это был первый и последний раз. Во время вечера, когда дети «играли», им удалось найти доску для дартса и спокойно играть, никого не спрашивая. Они играли с письменным столом девятнадцатого века (двухмесячная реставрация, сто пятьдесят тысяч), также с дверью, но она была не дорогой, и они поймали их, когда они разбили в дребезги зеркало размером два восемьдесят на один с половиной, которое было в прихожей. Да, зеркало совершенно не читается, оно толстое, прилипло к стене, но треснуло от удара дротиком, ребята хорошо попали. Чтобы заменить зеркало, его подняли на тросах и перенесли на балкон — еще сто тысяч ущерба. Ну, а дальше мелочи, разбитые служебные номера, разбитые коллекционные автомобили и т.д. Да, их мама попросила зеркальный фотоаппарат, чтобы фотографировать детей, невестка одолжила ей его, камера, по их версии, пропала «на юге», они узнали об этом позже. И муж моей тети отлично справился со своей работой. После ужина, на котором он выпил много алкоголя, он решил наверстать упущенное и, как только все уснули, пошел в бар и сумел достать бутылку самого дорогого коньяка, часть которого выпил, а остальное разлил. Да, напиток вышел из него на кровати. Тогда мы хорошо провели время. Прямой ущерб в размере не менее четырехсот тысяч или более. Именно поэтому мой брат принял молниеносное решение — оплатить гостиницу, развлечения и сантехнику, что оказалось в восемь раз дешевле, чем предыдущий опыт тусовок с этой семьей.

У меня есть друг, который в солнечный день достает из шкафа кардиган, берет голубой и идет в парк петь «Синева растрепанная…». В остальное время года он хороший хирург, очень вежливый и спокойный. А белый халат скрывает татуировки на плечах. Следующая история написана им самим. Если есть какие-либо расхождения, все претензии к источнику. Десантники оригинально проводят время. Их перебрасывают через лес, в двадцати милях от части, и от места приземления до местных заслонов воины неба должны нестись стремительной рысью, чтобы не отстать от столовой на обед. При этом события не спрашивают — врач вы или, например, клерк в штабе. Десантники? Садитесь в самолет. В один прекрасный день, когда моего друга, назовем его Игорь, вытащили из теплого первого поста, где врач лечил очередного страдальца, и построили на плацу для парада вместе с рядовым составом части. — Товарищи по оружию, начальники командира, подкатили поближе и вытеснили стадо Гамов из их домов. Я объясняю задачу! Засада, сбор в точке N. и чтобы в 14.00 как штык был на месте подразделения! Ответственным за мероприятие был назначен капитан Иванов! Есть вопросы? Какие вопросы задают десантникам. Ранним утром врачи были пристегнуты к жестким ремням парашютов и вместе с толпой возбужденно обнюхивали молодых животных, которых заталкивали в самолет. Игорь сидит, тихо ругается про себя и мечтает о том, как он будет пить кофе с молодыми гражданскими медсестрами. Ну, нервно, конечно. В его офицерской жизни это уже третий прыжок. А во втором Игорь выбросил ногу. Сержант что-то крикнул. Сквозь шум двигателя его плохо слышно, но врач видит, как поднимаются бойцы. Так что время пришло. Они открыли портал в небо. — Первый ушел! Второй пошел! Третий! Игорь предпоследний. Он стиснул зубы, чтобы не опозориться перед сержантами. И он шагнул в пустоту. Вместо «триста тридцать один, триста тридцать два …» Доктор привычно проклинал командира, Стадмада и дядю Гришу, брата своего отца, за которого его в свое время отправили в дисбат. А затем привычным замысловатым движением сдернул скобу с груди. Купол благополучно открылся. Доктор полетел, выбрал место для посадки. И он замечает странные вещи под своими ногами. То ли цыганский табор на траве плетется, то ли ампула прогедола сама в кровь всосалась. Десятка три странно одетых молодых людей идут по полю. Все в плащах, с мечами и копьями. На щитах, окрашенных краской. Баннеры — это не-станки на ветру. Доктор никогда не был дураком. «Властелин колец» даже читал лекции в университете, потому что узнал в подозрительных личностях ролевиков из ближайшего областного центра. Кстати, посадочная площадка по правилам огорожена патрулями, и посторонние в это священное место не допускаются. Но то ли ответственный капитан Иванов что-то напутал, то ли ролевики с помощью магии Черного Властелина иссякли. Короче говоря, Доктор летит и обнаруживает, что его несет ветром прямо в лагерь поклонников Боромира и Арагорна. Затем Доктор снова начинает нервничать. Никто не хочет насадить свою любимую точку каблука на копье Назгула. А на земле в это время начинается какая-то суматоха. Парашюты с неба падают прямо на ролевиков, и вот уже мелькают кулаки, мечи и штыковые плети. Кто первый начал и что десантники не делят с любителями фантастики — об этом потом никто не вспомнил. Или боец-землянин, сбивший корону с головы короля Эльфии.

Или какой-то карлик в пьяном виде потянулся к парашюту небесного воина. Или боец, соскучившийся по женской ласке, пытался, не теряя времени, познакомиться с прекрасной ведьмой, но он не понравился ее магу. В общем, когда береты Доктора приземлились на поверхность планеты, на месте посадки царил полный беспорядок. Ролевики кричали, возмущенные вторжением в их личности. Сержанты кричали, пытаясь успокоить разъяренных бойцов. Юные леди в скупых эльфийских нарядах пронзительно кричали. Где-то в центре колонны шел бой стенка на стенку. И в довершение всего этого хаоса, как листья осенью, продолжали прибывать подкрепления. Доктор, все еще офицер, попытался взять командование на себя. Да, где он! Вокруг битвы почище, чем в битве пяти армий. Копья щелкают по головам десантников, щиты ломаются. А десант, между прочим, имеет рожки, полные боевых патронов. Того и гляди нервы не выдержат.

— Всем встать! Игорь кричит. Но кто услышит его в этом шуме!

И тут из глаз доктора посыпались звезды. Какой-то коварный орк подкрался к нему сзади и ударил его булавой по черепу. — Твоя мать!» — только и смог сказать Игорь и упал на колени. Что здесь началось! Десантники бросились мстить за погибшего медика. Использовались приемы рукопашного боя и пулеметные приклады. Еще немного и это была бы смерть! К счастью, в этот момент командирский УАЗ влетел в холм, у подножия которого шел бой. Из его недр вывалился полковник и перекрыл весь шум своим басом без всякого мегафона. Тирада командира была длинной, и в ней были только предлоги.

Сержанты в считанные секунды отделяли пшеницу от плевел, то есть десантников от ролевиков. Любители Толкиена ушли с парой разбитых носов, сломанным оружием и раздавленным достоинством. Десантники выстроились в линию. Гневные взгляды гномов и воздушные поцелуи эльфов летели к ним из вражеского лагеря. — Бегите!» — рявкнул полковник. А небесное воинство скрылось среди тучных трав. Последним гоготать стал Игорь, чей властный голос мгновенно исчез, а черепно-мозговая травма рассосалась сама собой. Капитану Иванову был объявлен строгий выговор за отвратительную организацию мероприятия. Полиция пришла к командиру. Некоторые из ролевиков, пострадавших в результате драки, выступили с заявлением. Но полковник не отказался от своего. Из принципа. И толкиенисты не очень-то запомнили лица обидчиков. После этого случая доктор Игорь как-то охладел к фантазиям. Сегодня он предпочитает детективов. По крайней мере, их любовники не бьют их по голове кусками дерева. Доктор Лобанов

Здесь давно была история про память кошки, я напишу со своей.

У тебя есть двоюродный брат-кот. Он не испытывал особой привязанности ко мне и другим странным гостям, не бил меня, не брал лакомство из рук. Мы живем по обе стороны Урала, поэтому встречаемся редко, но если я попадаю в эти края, то навещаю брата. Не самое главное. В доме есть кошка и я. Где-то в коридоре раздаются хриплые мурлыкающие звуки. Я смотрю: кот прижал лапу к полу и пытается вытащить кусок лески, торчащий у него изо рта. Судя по наличию жвачки в оборванном конце лески, я решил, что кошка проглотила крючок из оборванной лески. Двоюродный брат в этом отношении просто помешан, по всему дому разбросаны удочки, сети и другие рыболовные принадлежности. Кошка, потянув за леску, засовывает крючок еще глубже в горло. Я отрезаю куски лески, засовываю кошку в рукав и иду к врачу. К счастью, ветеринары были отмечены на карте штурмана. Кота прооперировали, мне нужно было скоро уезжать, его забирал брат. Прошло почти два года. И снова я в гостях, давно забыл историю с крючком. Чай пролился, когда кот, равнодушный ко всем, запрыгнул на колени, стал гладить и лизать мои руки.

Часть 2. Петух. Наверное, каждому знакома фраза «да, у вас плохая память», сказанная человеку, который забывает, что произошло всего за пять минут. Однако. Конец лета, деревня, ежевика в саду, которую я люблю добавлять в компот. Я наблюдаю: несколько ягод поклевал петух, который пробрался в сад. Ну, я не должен бежать за нахальным петухом через колючие кусты. Я подбираю упавшее яблоко и бросаю его в сторону этого нахального курка. Не было цели ударить петуха, только толкнуть. Как оказалось, яблоко, упавшее на землю, подпрыгнуло и ударило петуха под хвост. Видимо, очень сильно, все-таки несколько лет в теннисной секции дают о себе знать. Петух сбежал, и к концу выходных, когда я пришел, он куда-то исчез. Середина ноября, прошло три месяца. Я в деревне, иду в туалет. Проход в ванную комнату проходит через курятник. Я захожу, включаю лампу, петух, проснувшись и увидев меня, слетает со своего насеста и выбегает в открытую дверь. А вы говорите «куриная память».

— Здравствуйте! Здравствуйте. Это брачное агентство «Гименейка»?

— Да. Здравствуйте, чем я могу вам помочь?

— Девушка, я ищу жену. Для меня. Меня зовут Николай, мне тридцать пять лет, и у меня есть несколько обязательных требований для подачи заявки. можете ли вы зарегистрироваться

Должно быть, не умеет готовить. Да, безусловно. Например, на Новый год пришли друзья, а на столе стояло блюдо с желе и куриные лапы с торчащими из них когтями. Или лапшу «Доширак» мне каждое утро впаривает, и это прилипло к ней. А в идеале я просто разожгла духовку и забыла вытащить оттуда всю утварь, поэтому на ужин у меня были только пригоревшие сковородки. Дорого и со вкусом. На вкус как тефлон.

— Правильно. Спасен. Что еще?

Я не хочу бриться. Вовсе нет. Или только на одной ноге, а на другой росли такие грубые волосы, что ими можно было обдирать лезвие. А в других местах я его специально выращивала, и зимой грела руки в области бикини, как медведь в паху.

— … в паху. Да, я записал.

Кроме того, она не умеет пользоваться косметикой. Когда она красилась, то была похожа на Гитлера или Вупи Голдберг.

— Да, да, конечно, без проблем. Записано.

— Для того, чтобы быть нечеловечески глупой, нужно очень многое. Это одно из главных условий. Поэтому она даже не умела читать, вернее, забыла, как читать, пока училась в профессиональном училище. Чтобы запутать правую ногу и левую руку, и в театре вы хлопаете ладонью по подошве. Грецкие орехи есть зубами и съедать только скорлупу. Думать, что «патиссон» — это такой патефон, и не знать, что такое патефон вообще. Чтобы…

— Я понял, понял… У меня есть один из них. Дальше.

«Я хочу, чтобы мой мозг выносили с утра до вечера». Каждые пять минут звонил на мобильный и спрашивал, когда я буду дома. И тогда я сразу же позвонил работнику и проверил, есть ли у меня где-нибудь.

— Там тоже никаких проблем.

— И чтобы у нее были мать и мачеха. А у меня, соответственно, две свекрови — одна слева, а другая сразу, сразу же приходила оставаться и спать на нашей кровати, а я — на кухне в раскладушке разбитой или на полу. Все лето они обычно живут с нами. Чтобы один храпел как боинг, а другой напился и в домашнем караоке орал шансон голосом тупого вора до пяти утра. И прямо в пять, та, что сорвалась, начала греметь кастрюлями по моей подкладке и говорить, какой я мудак, и не забывать при этом удивляться, как мне удалось схватить ее уродливую дочь и испортить ей жизнь.

-Дубн, это, конечно, будет сложнее, но если вы ищете …

— Поэтому каждый раз, когда вы слышите, каждый раз без исключения, как она садится за руль, она бьет мои и чужие машины. Желательно подороже. И хотя Обель Майбах олигархом был столкнут в овраг, я от безысходности брата Диму в авторитеты поставил.

— Да. Есть такая вещь. Есть ли предпочтения в интимных вопросах?

— Да. Я хочу, чтобы она была настоящей жрицей в постели.

— Хотя бы одно нормальное желание. Поэтому я пишу — жрица любви.

— Нет. Просто жрица. Постоянно в постели сало, хлеб, пряники и печенье, а я весь, с головы до ног, спал в крошках, как отбивные «по-киевски». Тут же съел борщ с говяжьими костями и вытер руки об одеяло. А кости, фантики от конфет, всевозможные булочки и грязную посуду под кровать бросила.

— И дальше, и дальше. Если я занимаюсь с ней сексом, пусть она называет меня «членососом» или «киской». Я также хочу, чтобы она боялась моего члена и, когда увидит его на свет, закрыла лицо руками и закричала, как бабочка. А в постели она все время что-то симулирует: преждевременный оргазм, эпилепсию, тиф, да мало ли что, в любом случае не доставляет мне удовольствия.

— У нас много таких мастеров. Есть ли что-нибудь еще?

— Я хочу, чтобы ее грудь была настолько маленькой, что даже сосков не было видно.

— Итак. Вместо сосков — две интрузии. Ну, чисто по-соседски с друзьями. И вот они пришли к нам в гости, и i-hop, они взяли футболку It-Look, соски медсестры Настиот, Gee-Gee. Ну, это не обязательное условие, вы не умеете печатать.

— Правильно. Что еще?

— Поэтому она набрала двадцать килограммов за неделю после свадьбы, а потом мучительно их сбрасывала, не давая мне ни одного из солидарности. Каким-то образом я сбросила пять, потом набрала еще десять, и после всего этого даже ее нос стал целлюлитным. Это обязательное условие, выделите его у себя дома.

— Подчеркнуто, что дальше?

«Я хочу, чтобы ее педикюр никогда не делался, а ногти обгрызались на ковре». И только когда я обедаю. И я никогда не спускаю воду в туалете. Уплотнения использовались прямо в ее сарае для дерьма и никогда, никогда, никогда не смывались. Чтобы помочиться в раковину, как в биде, она поднимала и закидывала ногу на собаку, обрызгивая зубную щетку. Пишите, это очень важно.

«Я хочу, чтобы она постоянно лелеяла меня, обрабатывала, и в то же время я считал, что обязан ей за это ковчегом жизни». Сразу после этого я только и делал, что выпивал бутылку пива, кодировался и горстями сыпал в суп «Эзераль», а потом сидел и задыхался от пятен красной таблетки. За каждую сигарету она штрафовала рублем и не давала денег на проезд, поэтому до работы я ехал около двадцати километров, вдыхая чистый воздух шоссе и не вредный табачный дым.

— Это был вовсе не вопрос. Так что почти все это делают.

— Очень важно, чтобы она любила животных. А у нас жили пять кошек, три бродячие лишайные собаки, два диких селезня, беспородные попугаи и сумасшедшая цапля на балконе. О да, и больше рыбы. Ванна, полная карпов-краппи, поэтому я принимал душ по колено в Crakee, и они кусали меня за ноги. А цапля не давала мне курить на балконе и материлась в животе.

— Да, да. А еще я хочу, чтобы она постоянно что-то мне говорила.

— Какая цапля?! Вы тоже не знаете, что такое патиссон? Не цапля, жена, конечно. Так что на секунду рты не закрываются. Она открыла дверь из ванной комнаты, громко наклонилась и прокричала мне о своих удивительных приключениях за день. О том, как она ездила в фургоне на переднем сиденье, сколько трехчасовых вкусняшек выпила на работе, как накручивала себе локоны и как купила себе ушные палочки ровно в семнадцать раз лучше, чем у Людки, но по той же цене.

— Нет. Самое важное. Она должна быть такой непредсказуемой сукой, чтобы все бешеные собаки в округе пускали слюну от зависти. Вот и все.

— Знаешь, Николай, в природе нет такого монстра, как ты хочешь, не то что у нас в агентстве.

— Как можно! Я прожил с ней, то есть с ней, пять лет. Неделю назад она улетела в неизвестном направлении. Она сказала, что я недостоин ее.

— Так что вы должны быть счастливы. Зачем вам еще один такой?

— Теперь я буду изучать новые поступления. Есть нечто похожее. Тридцать пять лет зовут Галя, на фото какой-то черный Гитлер. Там написано: «Я люблю барбекю, животных и Шопенгауэра».

— Это она! Моя закладка! Она считает, что Шопенгауэр — это город в Европе. Куда мы должны пойти? Я могу поторопиться прямо сейчас!

Несколько дней не занимался писаниной — играл в кота с кальцивирусом. Он исцелился, слава богам. Сидя в очередях ветеринарной клиники, предавался молодым воспоминаниям. . 90-е годы.

Каким-то образом, добравшись до начала, я переступил порог и обнаружил, что ползаю по Карачи и отвратительно задерживаюсь. Мозг уменьшен в результате мощного припадка «Ми-ми-ми-мишности». Неудивительно: последнее, что я запомнил перед тем, как розовый студень на полу, это то, как щенка водолаза тащили из комнаты. Дальнейшее покрытие. Знаменитый щенок способен, я думаю, и полк СС дрожит.

В глубине его сознания витала мысль о том, что такой очаровашка не мог не вырасти в огромного ублюдка. Я знаю себя. Что это такое — Это способность нравиться людям, заставляя их делать неприятные вещи. Кстати, это качество является врожденным. Непородистый, противный, сопливый и кусачий ребенок отвечает за все свои грехи под всей тяжестью закона ремня. Немного, что он надрал задницу за себя и за то, что он обаятельный человек. Он сам, с которым вместе — (и по его указанию) — вы тщательно отрезали все пуговицы на парадном костюме моего отца. И кто мило улыбался из угла, когда противного брата рвали как козла. Картинка порадовала симметрией, ведь один мужчина со спущенными штанами обошел другого в таком же дресс-коде. Так тяжело, через страдания плоти, несимпатичные дети вынуждены совершенствовать свои души и расти под руководством достойных взрослых. Те, кто пашут, заботятся о женах и детях, не суетятся и сами такие позитивные. И которых вытесняют с рабочих мест многие ублюдки. Кстати, они спят с праведными женами и служат примером для подражания праведным детям. Жизнь несправедлива. Но я отвлекся. Лева полностью оправдал все мои худшие ожидания. С очаровательным лицом он гадил где хотел, грыз все, до чего мог дотянуться, и ел все, что мог украсть. В основном он бросал вызов образованию, читая нам самое низкое и не заслуживающее внимания. Никогда не знаешь, что эти вонючки там бормочут, слушают какого-то ублюдка, а ты собираешься напиться. Каким-то образом они вышли на бегуна и нашли Леву Альбиноса. Ostolobena. Тогда Душловушка залезла в чулан и съела 3 килограмма муки. В то же время она сменила костюм. -Хуясяс собака-одна, которую начинающий может выжать из себя. В другой раз, когда они шли домой, Лева решил пересесть на половик. Как восстановиться. Он снял весь паркет в прихожей и доверил нам новый. В машине Лева занимал переднее пассажирское сиденье. Попробуйте отказаться. Затем он внезапно перепрыгнул из задней части в переднюю. Когда кабина в кабине весом под центнер начинает прыгать, это просто уморительное быдло. Остальные заняты: пассажир хрипит и пытается перевести дух, а водитель давит шофера, пытается вытащить морду из собачьей задницы, уворачиваясь от встречных машин. Страшным оружием ныряльщика был карающий удар Лиз в лицо. Секунда, и ты, ругающийся, корчащийся в густой слюне, брызгающий вонючей слизью на других. Радость сзади начинается раз и навсегда. И поэтому, с накладными волосами и бородой, он всегда привлекал к себе внимание государя. Пока что мусор не благословил его леворукостью. И они очень сожалели об этом. -А ваши документы? Из бумаг с вами ясно, что только лапы и хвост (левши) — попробуем в отделе. -Ту! -Ииии. А где собака?! -А где я собака? Полицейские задумались. Процедура административного ареста Кобелла, увы, прочно прописана в законодательстве. Могут быть различия. Один из них сел в машину, связался с властями и был немедленно сбит с ног. Лева, бросив сержанта, вбежал в комнату отдыха «Рыси». Это была его обычная реакция на любой открытый автомобиль. Было крайне проблематично оседлать собаку и выманить ее потом из машины. Как в этот раз. Картина радовала глаз: менты прыгали вокруг УАЗа и орали на бегемота в три глотки, требуя вытащить «эту скотину» из машины. «Этот скот», — радостно улыбался с пассажирского сиденья, не понимая, почему мы еще не едем? Бегемота оправдывало то, что в их паре человек подчиненный и не авторитет. Они решили использовать мусор. Двое пытались достать собаку спереди, один ударил сзади.

Лева на мгновение облизнул морду. Лижущий мусор прыгал вокруг боблхеда, пытаясь стереть плевки с лица. -Пошел ты, урод, возьми эту плохую. -Прораб со слезливыми нотками женщины в голосе! -Да, я не могу. -В ответ на это, начинайте, он положил член на мои команды! В течение долгого времени. -И что делать? -Нас можно заманить только в Хавчик. -Пилипенко! -Ну? -Так что, жена любит бутерброд, завернутый в бутерброд? -Нет. -Нет, блядь! Везите их сюда! AP! Лева дернул бригадира. Клаз! Бутерброд исчезает во рту. Старшинская Харя с благодарностью принимает второй лиз. -Ааааааааааа. Копы запрыгивают в Боба и с ревом двигателя исчезают в чаду выхлопных газов. Бегемот, прислонившись к дереву, вымученно смеется. Лева тоскует по ним. Прогулка с Лефти была экскурсией по всем интересным (для него) местам. Тораты, как правило. Поводок не спас. Лева уверенно превысил центр тяжести и просто не заметил нас. Это как танк, который пытается остановить канат. Ну, Господь не несет, чтобы встретиться с какой-нибудь сукой. Ты перестаешь быть серьезным. После мы втроем сидели у забора. В ряд. На земле. Подвешенные языки. Дама стучится под ворота, а Лева не дает ей туда залезть. Конец. 5 километров были стерты звуками ее собственных заунывных криков. И тогда слепой человек проходит мимо поводыря. Копия слева. Трое головорезов сопровождают друг друга синхронным поворотом. Мы поднимаем голову и начинаем смотреть вверх. -А может быть, мы помашем не глядя! -Ну, не говори! -И жук начинает хрипеть придушенно, как это было, слепые удивились! -Ну, давайте спустимся на землю-Поход Б был успешным! -Да, бегемот-кукареку! Сука! Снова гладко! Продавцу вменяется в вину то, что он попал в магазин, как тогда. -Yyyy. Бежит за машиной. Снова корзина. -И на хребте с палкой от хозяйки пастуха с большой буквы, как ты Нестий. -хррррр. -Что будет паралимпис! -Не ходи к бабке! -Он разбился. -и руки. А легкие, легкие будут тренировать то, что он кричал! — Да, он хотел бы посмотреть, наверное. -Хорошо, они веселились, мечтали и просыпались. Он пошел. Мы все еще возвращались, сколько отрезать, впитывая слезы, хрюкая, поднимаясь с асфальта. -А где мы? -А я знаю? Пойдем, посмотрим, может, узнаем, где этот пидор, который нас тащит. Особенно «приятно» было с левреткой на пляже. Он спасатель. Поэтому он спас нас. Желание спасти спасателя не было заинтересовано в спасении. Каким-то образом мы пробрались через лес. Лев срывается с поводка и уносится вдаль. Мы следуем за ним. Бесполезно. Издалека доносится дикий женский вой. Например, работа Левиной. Добавьте скорости. Я понял. Пруд. Отдыхает. Недалеко в воде купается ребенок 12 лет. Наш скот движется к нему, ухмыляясь огромными ртами. На берегу извивается мать. Ну, да, со стороны картина выглядит жутковато. Огромное живое существо с зубами в 5 см (см. фото) плавает, чтобы кусать родную кровь. -Женщина, не волнуйтесь, это ничего не даст! Да, как. И мы поверили. Лева догоняет жертву, хватает за плечо, переворачивает мальчика на спину, чтобы голова оказалась над водой, и подтягивает к берегу. -Не делай ничего, дитя. -Начните звонить ему. Мальчик умен и подчиняется стихиям. Как ни странно, он даже не испугался. В отличие от его безумной матери, которая катается по песку и вырывает волосы на его заднице. Мы прыгаем вокруг нее, пытаясь успокоить. Как. Шазз. Лева завершает спасение и освобождает спасенную жертву из плена. Ребенок висит у него на шее. Это не признак его зубов. Он знает, как поднять ее так, чтобы она не взорвалась и не причинила боль. Жду оваций.

Вместо этого он получает тапочку от благодарной спасенной матери. В изумлении он возмущенно смотрит на нее. Мы уходим от горького опыта. Лео начинает трясти хвостом. -По винтам. -Ранки начинают теснить собравшихся зрителей. Идиоты остаются с открытым ртом. Пропеллер делает огромный оборот, грязные брызги летят во все стороны. К тому времени, когда последний носовой колчан будет готов, вся толпа будет одного цвета. Буро-песчаный. Похоже, теперь нас будут бить. Ноги. Мы выбираем ремень. Погремушки! Деревья грохочут мимо. Впервые мы наслаждаемся проплывающей мимо сукой. Теперь Рон Хилл нас не догонит. В конце концов мы почувствовали запах скота, знакомый леснику. Лева был счастлив там, выставляясь, как овчарка. Леша-Лесник Ульцвиль, это умение управлять Овном наша собака оттачивала на нас. Мы не спорили.

Через год Лех приходит из леса и, ну, чтобы похвалить Леву. Мы были озадачены. -Да! Золотая собака! Он даже задержал вора! Я пошел на охоту, вернулся, и Лев Урку показал мне его. -Лева? Да, он продал бы свою страну за кусок колбасы! — А вор был сволочью. Ну, а Лева решил с ним поиграть. -А «попробоват ь-функцию»? -Да. — Знакомый. В этот момент они сверлят объект вспышки в лицо, пока вы не подберете его, а затем отбирают. И нужно держать изо всех сил, иначе морда рассердится. Левые могут быть такими бесконечными. Что, кстати, радует Урку? -Бетка. Крудун хотел прогнать ее в Лев и продолжить отношения с Визерсом. И Лева был счастлив! Потом всем пишешь, он не хочет играть, а тут такой игривый дядя появился! Здесь мы должны зажигать вместе с ним! — Долго ли они зажигали? -Весь день. Он бросился ко мне, как местный житель. Я попросил меню. -Я его понимаю.

Однажды три брата увидели, как удача упала в яму. Один из братьев вошел в яму и попросил удачи. Она дала ему денег, и он был счастлив. Другой брат попросил красивую жену. И когда он получил то, что хотел, он с радостью убежал с ней. Третий брат наклонился над ямой: — Что тебе нужно? — спросил его Лак. — Что вам нужно? — спросил он в ответ. «Вытащи меня отсюда», — попросила она. Брат протянул руку, вытащил Лаки из ямы и ушел. И удача побежала за ним.

XXX: Лежала в больнице с первым сыном. А дома мой младший брат и мой муж закончили ремонт в детской. Я получаю записку от брата: «Как дела? Наши хороши! Мы случайно разбили стекло в комнате (мой ужас), но ничего страшного, мы поставили что-то другое (ультрафиолет), а потом начали клеить обои и снова разбили стекло (ужас!). Но не волнуйтесь! Все будет хорошо! Вы главное, не пропустите) xxx: В общем били стекла три раза в комнате, пока обои клеили. Кроме того, комната составляет 5,8 квадратных метров))

Есть люди, которые патологически попадают в какие-то нелепые ситуации, с ними всегда что-то случается. И один из этих людей, похоже, один из моих родственников — мой дядя по материнской линии. Только в последние годы, с выходом на пенсию, он стал жить спокойнее, не искать приключений на свою пятку… Возвращается он как-то с работы, идет по двору и видит, что двое мужчин спорят. Вернее, один уже сидит верхом на другом и укоряет его в тщеславии. А второй лжет и лишь слабо защищается. Дядя видит это безобразие, с разбегу сбивает обидчика с ног и подминает его под себя. Тем временем избитый мужчина приходит в себя, смотрит на дерущихся мужчин и кричит: «Что вы делаете? Ты что, бьешь моего брата?» — бросается на дядю сзади. Оказалось, что это два пьяных брата дерутся. В результате у дяди остались синяки на теле, фингал под глазом, два или три выбитых зуба и разорванная губа. Через некоторое время мне позвонил его брат, и другой дядя пригласил меня к себе. Я взял адрес больницы, пошел в магазин, купил бананы и отправился навестить больного. Он отказался от бананов, сказал, что не признает обезьянью еду. Интересно, что случилось на этот раз. На этот раз сотрясение мозга… Ближе к полуночи ему захотелось выпить. Не пейте в одиночестве дома. А ближайший завод по ночному розливу находится в нескольких кварталах от его дома. Он надел новую пару кожаных сапог, которые жена купила ему накануне, и пошел… У него есть глупая привычка — стоит ему немного напиться, как он начинает шутить с Матерью Правдой. Он сделал остограмму, что означает, что он съел раковые палочки, да-да, те самые, при изготовлении которых не пострадал ни один рак, и позволил всем открыть глаза на всю несправедливость в мире и в нашей стране в частности. А контингент в разливайках, скажем так, остается прежним. Люди, которые там тусуются, довольно специфичны. Благодарные слушатели внимательно слушали его и не обращали на него внимания. Дядя вышел на улицу подышать свежим воздухом. Казалось, что он развлечен дорогой и идет своей дорогой. Нет… Я решил принять еще сто грамм. Только дверь открывается… Помнит только чей-то кулак, искры из глаз — и темноту… Очнулся уже после полуночи. Магазин закрыт. Он лежит на газоне, его ноги в носках лежат на перилах, а чьи-то старые и изношенные тапочки аккуратно сложены рядом.

Я удивлен. Иногда вы читаете рассказ или, скажем, смотрите фильм — сюжет хорошо закручен, действие динамично. А потом зацепляешься мозгом за какие-то детали, и все по ветру. Возьмем такой фильм, как «Менялы». Там в 1961 году, до денежной реформы, один бизнесмен решает сделать прибыльный бизнес. Он берет двух хануриков, оснащает их машиной Horch, которую он захватил где-то после войны, и поручает им побродить по глубинке и обменять сто тысяч (старых) на медные деньги от копейки до трех. Идея в том, что эта медь не изменится, и ее сто тысяч старых превратятся в сто тысяч новых вместо десяти.

Затем происходят различные веселые приключения. Один из этих мужчин находит свою бывшую любовь со своим теперь уже взрослым сыном. Другой, ранее немой, начинает говорить в результате нервного потрясения. В целом, хорошо сделанный, хорошо сделанный стрип. Но. Вот, давайте посчитаем. Одна копейка весила один грамм, две копейки — два грамма, три копейки — три. Так что, в любом случае, один рубль — это сто грамм. Червонец — килограмм. Десять тысяч — это целая тонна. Сто тысяч — десять тонн. Ни один автомобиль не сможет выдержать такой вес. Максимум — полтонны, что составляет пять тысяч рублей. Согласитесь, что накал страстей совсем не одинаков.

Поэтому здесь часто пишут историю, а там — откровенную глупость. И он клянется, что это случилось с племянницей отца его жены, и все абсолютно достоверно.

Александра Григорьевна. Судьба врача.

Саша приехала в Санкт-Петербург в возрасте 16 лет, ростом 154 сантиметра, имея:- в душе мечту стать врачом;- в руках чемодан девичьих нарядов, сшитых вместе с мамой;- за грудиной — очерченные груди;- в уменьшении: — Золотая медаль за окончание провинциальной средней школы; — Бюджет, тщательно расписанный отцом на ближайшие пять лет, — первая часть бюджета на полгода вперед; — Записка с Адресом двоюродного брата старшего брата, студента. Лето 1907 года было тревожным: — устройство на новое место; — поступление на высшие медицинские курсы, впервые в Российской империи принимающие на обучение девушек; — и… желательно познакомиться с одним из друзей брата…

На следующий день, едва повесив свои лохмотья, не смыкая глаз от питерской белой ночи, Саша, щелкая пальцами от волнения и постоянно вскидывая кудри, отправился на приемные курсы.

Ректор, огромный бородатый мужчина, которого позже обожали, а теперь ужасались, с удивлением смотрел на золотую медаль и ее обладателя. «И чего же ты хочешь, дитя?» Разве он не хирург, которым можно стать? — Саша спросила его, ее глаза были полны слез, а на вид ей было всего двенадцать лет. «Я… Я…» Саша запнулась: «Я… всегда лечила всех кошек и… а теперь я знаю, как делать перевязки». «Кошек?» «Кха-ха-ха!» Его оскорбительный смех, содержащий и юмор, и отрицание ветеринарии в этих стенах, и что-то еще, о чем Саша начала догадываться только годы спустя, оборвал ее духовную мечту явным отказом. . «Давай, девочка, взрослей, а то не кончится твой… грех», — снова неясность формулировки, но не менее обидная.

Брат, выслушав краткое описание события, сказал: «Не волнуйтесь, у меня есть контакт в министерстве, мы свяжемся с министром! Я сейчас занят, и мы сделаем это в тот же день.

Кипение в Сашиной душе не позволяло медлить ни дня. А утром она пошла на прием к министру. В империи тех лет, как и в любой другой империи, не часто случалось, чтобы столь юная девушка оказалась в высоком учреждении и, не прождав полчаса, на всякий случай, держа в руке кружевной платочек, вошла в огромный кабинет, в котором министр так далеко впереди стола, что ноги ее не сгибались до середины ковра…

Министр Пинс с любопытством одобрял ее. — Чем же объясняется… столь интересное явление? — услышала Саша, твердо запомнив заученные слова. — Я золотая медалистка, хочу быть врачом, и он тоже. (Я вспомнила ректора)… и он — сам тонким платочком потянулся к глазам, и слезы рассыпались, едкие, как дезинфекция груши у деревенского фельдшера, которому Саша помог превратить ссадину соседского мальчика.

В руках министра раздался звонок, в кабинет вошла его секретарша — та самая властная дама, которая до этого впустила Сашу в кабинет, заворчала с недоумением и подозрением, Где вы видели эту девушку ….

Позже это оказалось простым ясновидением… потому что ровно через 30 лет она встретила Александру Григорьевну в коридоре среди запахов хлорки, болезни и давки, в пеньюаре и в форме заведующей клиникой, полную забот и горя, именно сейчас, под шепот медсестер, потерявшую мужа (и почти потерявшую сына). . и ТОГДА, уже не будучи властной дамой, уже не дамой, а униженной пенсионеркой, она вспомнила и поняла, что именно этот образ встал перед ней июльским днем, в зале ожидания… в совсем другой жизни….

И вот священник попросил принести воды для рыдающей посетительницы и воскликнул: — Милостивая государыня! Мадемуазель, в конце концов — ни будущим врачам, ни кому-либо еще — вам нельзя здесь рыдать! Поэтому, как бы мы с вами ни были не уверены в вашем медицинском будущем, вам действительно стоит… немного повзрослеть!

Самый обидный — и в то же время утешительный — брат рассмеялся, услышав эту историю — и в красках, и в слезах, и в трусиках, которые Саша едва прикрывал распахнутым от гнева халатом.

— В Петербурге так не делают», — сказал он надменно и по-деловому. — Садитесь, берите лист бумаги, пишите, — пишет Его Превосходительство, министр ….. Прошу принять меня … в Высшую … исключения, как до 18 лет …. с золотой медалью … пишет. — Итак, пусть теперь 25 рублей …. — Около 25 рублей? Отец дал мне план бюджета — тратить 25 рублей в месяц и не больше… — Да ладно, 25 рублей! ты хочешь учиться папа ничего не понимает в петербургских делах и ценах… Мы прикрепляем его скрепкой к заявлению… так …. и завтра ты отдашь заявление в министерство, но не министру, дурак ты провинциальный, а портье Михаилу ты скажешь — от меня.

…Через три дня Сашенька держала в руках заявление с косой надписью синим карандашом: ПРИНЯТО КАК ИСКЛЮЧЕНИЕ!»Я же тебе говорила, у меня ОТНОШЕНИЯ, а ты чуть все не испортил…Сашенька встретила злобу брата почти мудрой улыбкой…Она стала лучше понимать столичную жизнь.

Пять лет учебы прошли: — в запахе кабинетов и лекарств; — в ужасах препарирования и анатомического театра; — в чтении учебников и конспектов; — в обидах на столичных ухажеров, не видевших 154 сантиметров Саши: — ни соблазнительности, — ни чувств, — ни силы воли, силы воли, которая крепла с каждым годом…

А теперь — выпускной! Снова белая ночь, снова поправляет наряд, думает — приколоть розу на плечо — или нет, готовит благодарность профессорам… Попечительница благотворительных и учебных заведений, Ее Превосходительство Великая Княгиня, вручает дипломы — и что же ОНА видит, поворачиваясь к очередному диплому, читая имя (и В ПЕРВЫЙ РАЗ — отчество) его обладательницы: — Александра Григорьевна …. — нет, мне уже не 12, но еще маленькая, совсем крошечная… а фотографы уже щелкают камерами… ожидая….

— Моя дорогая, но с … сколько тебе лет. И ты … ХОЧЕШЬ … стать … врачом. — Двадцать один год, ваше превосходительство! И Я ДОКТОР, Ваше Превосходительство! — Как вам удалось стать врачом… в 21 год. — У моего брата были связи… в министерстве… портье Михаил, ваше превосходительство, и он все устроил за 25 рублей… Дымовые вспышки фотографов, мгновенное оцепенение зала и собственный громовой смех, выкрики корреспондентов (как сказать, где, какой статский советник. ) — все это слилось в пылающий успех, много минут славы, десяток газетных статей… и ухаживания симпатичного вице-адмирала, начальника Кронштадтской электростанции.

Кронштадт — город на острове в Финском заливе — база российского военно-морского флота, порт Балтийского флота. Это судостроение, судоремонт. Это подземные казематы, бункер для боеприпасов, это центр цепи огромных насыпных форм, вооруженных современными артиллерийскими системами.

Это, наконец, огромный Синекупольный собор, где каждая жена моряка должна быть готова молиться — «за спасение на водах», «за здравие» и «за упокой». Это неприступный барьер для любого иностранного флота, который вдруг захочет приблизиться к Санкт-Петербургу.

Через поручни адмиралтейского судна она обозревала все вокруг и удивлялась всей этой мощи. Из рассказов жениха и его друзей она поняла, что аналогов этой крепости в мире не существует. И вся эта власть зависела от власти Кронштада, а значит, от него, ее жениха, ее мужа, ее бога…

— Ярославушка, внучки… Помните, в 1949 году соседи украли у нас набор серебряных ложек. Так получилось, что мы с мужем получили награду в 1913 году в Стокгольме, на балу Его Императорского Величества короля Швеции, как лучшая пара вечера. Тогда мы были в свадебном круизном путешествии по Европе …

И для нас с Ярославом, для нас — Стокгольм, 1913 год, были примерно такими же понятиями… как… обратная сторона Луны, которую недавно сфотографировали с советского космического аппарата. Но вот она — оборотная сторона — сидит живая, все помнит, все может сказать и утверждает, что жизнь до революции была не серой, не мрачной, не тяжелой, а сияла перспективами великой страны и достижениями великого народа. И жили эти люди весело, а иногда даже счастливо.

…а именно, с упоминания серебряного стола — я начала изучать: — судьбу Александры Григорьевны, рассказанную ею самой (рассказы длились 10 лет), дополненную документами, портретами на стенах, тетрадями и катушками Ярослава. — Кусочки машины времени, единственной машины времени, в которой хранились истории людей и книги из детства, с наколками и твердыми знаками, пахнущие эмигрантами и библиотеками петербургских аристократов… — Отдельные предметы: — старые телефоны — в коммунальных квартирах, дома на дому… — открытки с фотографиями шикарных курортов Сестрорецка — до революции… — выкрашенные свинцом окна в подъездах Каменостровского проспекта, все красивые до конца 1970-х годов.

— Боренька, ты знаешь, какой я была стервой в молодости? — Александра Григорьевна, почему вы застреваете? — Скучно, потому что на портретах видно, что я совсем не красива. — Александра Григорьевна, а теперь хоть куда, ведь я джентльмен. — Это мне льстит. — Да, Боренька, теперь ты можешь об этом говорить.

…Я узнала, что мой муж изменил мне с первой красавицей Петербурга… обидно было ужасно… Я пошла к своему фармацевту. — Фредерик, дай мне бутылку крепкой соляной кислоты. Глядя на мои водянистые глаза и твердые губы, он шевелил седыми усами, сомневаясь: «Барина, не задумали ли вы чего-нибудь… плохого». Я топнула ногой, прищурила глаза, — Фредерик, бутылку. … И я пошел к ней… и… обрызгал себя кислотой… слава Богу, промахнулся… да, и видно, что кислота, Фредерик разбавленная… убежал, поехал на Сестрорецкий курорт и там утонул прямо на пляже… сдался первому корнету!

Во время Кронштадтского мятежа 1918 года пьяные матросы разорвали моего мужа на части почти на моих глазах. А что я сделал, Боря, как ты думаешь? Я вышла замуж за их лидера. И он взял меня, вдову вице-адмирала, о котором он тоже вспоминал… в 1937 году, и последняя фраза была о нем. Сын также был заключен в тюрьму, как сын врага народа.

Жене сына сказали — оставь своего мужа, тогда мы тебя не посадим и дом не конфискуем. Она бросила мужа, фактически, как она позже говорила, спокойно воспитывала сына Ярославушку. Но я не простил ей этого, выкрал внука Ярославушку и уехал с ним на Урал, сначала устроился на работу, но вскоре стал начальником большой больницы. Мне пришлось уехать, потому что в Ленинграде я тоже был начальником — заведующим клиникой, и хотя врачей не хватало, я хватал врачей. Никто меня там не нашел — ни жена сына, ни Нквдешники…

Правда, нквдешники в какой-то момент опять начали надо мной смеяться — это когда я отказался лететь в самолете на прогон первого секретаря райкома партии, которого застрелили в пьяной охоте. Я сказал: у меня внук, я сам такой, и я не то что на самолете полечу, я хоть сейчас с работы вылетай, хоть на медицинское образование. Они моргали, пинались, кричали — устно и отставали.

Но с самолетом я все равно как-то вышел из истории. Мы с Ярославушкой ехали в поезде на юг, отдыхали, ему было 6-7 лет. На станции я вышел на минутку, чтобы купить пирожки, а когда вернулся на платформу, обнаружил, что поезд уже ушел. Не своя, бросила продукты, побежала на площадь, машин мало, попадаю к водителям, достаю пачку денег, кричу, плачу, умоляю: мне надо успеть на поезд! И они смеются все вместе: — Ты старуха, нам не нужны твои деньги, на поезд не успеть, здесь нет дорог.

И один вдруг начал, с таким простым, как сейчас помню, добрым лицом: — Я вам тысячи не возьму, а он говорит, а за три рубля я его отвезу в аэропорт, там он, кажется, полетит в соседний город, вы поездом и дальше поедете. Мы рванули через 10 минут в аэропорт, я уже там кричу: — За деньги отвезите его в город (не помню, как его звали).

Там люди не такие, как на вокзале, никто не смеется, говорят так уважительно: — Мама, нам деньги не нужны, в советской авиации — твердые тарифы. Билет до этого города стоит… три рубля (опять три рубля!), а самолет вылетел по расписанию через 20 минут. … Пока летел — не помню, первый раз в жизни и последний… Помню зеленые поля внизу и темную гусеницу на поезде, которую я обогнал. Когда я села в вагон, Ярославушка не заметила, что я не длинная, возмущалась только тем, что я не привезла пирожки с вокзала.

На Урале мы хорошо жили с Ярославушкой, я успел научить его всему, а он сам читал и учился лучше всех. Он рос сильным, крепким мужчиной, поражал всех мальчишек и даже больше — восхищал их своими суждениями и знаниями. И рано стали смотреть на него, и не просто смотреть — девушки.

И любил ходить в близких полицейских. Как-то возвращаюсь я с прогулки и говорю крестьянину, хозяину дома, в котором мы снимали жилье: — Иван, вон, там кривая береза, знаешь, там очень красивый луг, весь заросший полевыми цветами, вот бы мне там скамейку поставить, а то, пока дойду до нее, уже устану, а я бы посидел, отдохнул, а я бы тебе скамейку поставил.

Через несколько дней я пошел прогуляться в том направлении, посмотрел, на газоне стояла красивая, удобная скамейка. Я посидел, отдохнул, прогулялся. На следующий день я говорю: — Иван, я вчера шел там далеко, а на крутом склоне, над рекой — такая красота открывается перед глазами! Хорошо, мадам, я сделаю это.

Через несколько дней возвращаюсь с прогулки, отлично отдохнул, полюбовался рекой, прошелся дальше по берегу… И вот подхожу к Ивану, говорю ему: — Иван, а что если… — Дама, — отвечает Иван, — давай я тебе скамейку на задницу повешу, можешь сидеть, где хочешь, и сиди там …..

После смерти Сталина стало возможным покинуть Урал. Ярославушка поступила в МГИМО. Конечно, я помогал ему поступить, нанимал учителей, причем разными способами. Понимаете, я всегда был очень хорошим врачом, и пациенты передавали меня друг другу и постоянно делали мне подарки… Не все, конечно, но у кого была такая возможность. У меня, Боренька, по-прежнему много бриллиантов, на всякий случай и на черный день. Но для мелочей я их не трогаю.

После того как мне пришлось перехватить денег, я пошел в ломбард и принес туда две золотые медали: одну свою, из средней школы, другую от Ярославушки — ведь он тоже окончил школу с золотой медалью. Я отдала эти две медали ломбарду, он потрогал их, повертел с разных сторон, посмотрел мне в глаза и сказал со старым наклонением: — Эта медаль, мадам, была подарена вам царским правительством, и за нее нет особой цены, только кусок золота, поэтому я могу дать вам за нее только десять рублей. Но эту медаль вашему внуку дало советское правительство, это бесценный знак отличия, поэтому я не имею права принимать эту медаль для внука. И он лукаво улыбнулся.

— Боренька, ты понимаешь, почему он отказался забрать у меня Ярославушкину медаль? — Я понимаю, Александра Григорьевна, в его понимании они были ОЧЕНЬ разные! И мы смеемся — и над советским золотом, и над чем-то другим, что я понял лишь десятилетия спустя: над символической разницей эпох и нашей духовной близостью, которой на эту разницу наплевать.

— Ну да, нам с Ярославушкой (продолжает А.Г.) удалось дотянуть мою зарплату до десяти рублей, и тогда я купил медаль.

Он окончил МГИМО, всегда был отличником, а теперь шел на красный диплом. А это была просто московская (хрущевская) весна, ее ветер обдувал его: — и в движении (он связался с женщиной на пять лет старше его; как я ему ни объяснял — что его ждет большая карьера, что он должен ее бросить — он все время отвечал: «любовь-морковь»); — и в его разумной душе.

Их «антисоветская» группа была обнаружена в конце пятого курса, после многомесячной стажировки Ярославушки в Бирме, когда он еще был назначен адъютантом в Вашингтон. Он был заключен в тюрьму в Лефортово.

Уже тогда я хорошо знал, как устроена жизнь в столице… Я пошел к этому, к его жене. — Ты знаешь, что я не люблю тебя? Я спросил ее. «Я знаю», — ответила она. — Ты знаешь, почему я пришел к тебе? — … … ‘Я пришла, потому что Ярославушка в Лефортово, а мне не к кому идти. — Что я могу сделать? — Вы можете пойти к следователю и попросить его освободить Ярославушку. Как я могу спросить его? — Если бы я был хотя бы на тридцать лет моложе, я бы знал, КАК его спросить. — А чтобы тебе было легче его умолять… Я подарил ей два кольца с большими бриллиантами. Один был для нее. Второй … для следователя …

Через неделю Ярославушку освободили. Они освободили — гораздо позже — всех остальных членов своей «группы». Он спросил меня: «Как получилось, что меня освободили намного раньше, чем всех остальных? Я ответил как есть: дескать, «твоя» ходила к следователю, а как она его там «умоляла» — вы у нее и спрашивайте. У них состоялся разговор, и «любовный раунд» длился один день.

Нам пришлось уехать из Москвы, Ярославушка несколько лет работал на автомобильном заводе в Запорожье, пока ему не разрешили поступить в Ленинградский университет, на мехмат, и мы вернулись в Петербург.

«Видишь, Боря, мою тетрадь?» «В основном Ярославушка и его жена не любят меня из-за нее». «А знаешь, почему? — Когда я получаю пенсию, (я ее увеличиваю и отдаю только половину хозяйства), я открываю книжку за текущий месяц, у меня есть список за каждый месяц- в каком два-три, а в каком больше человек. Это люди, перед которыми образовались мои долгие, тяжелые, разбитые и, что я могу сказать, не безгрешные жизненные долги. И посылаю им — кому крохотную бандерольку, а кому деньги, пять-десять рублей, когда как.

Источник: https://www.anekdotas.ru/anekdoty-pro-bratev-3

Top

Сайты партнеры: Сонник, толкователь снов | Блок о щенках и собаках | Погода в Санкт-Петербурге России Мире | Копирайтинг студия TEKT | Газобетон стеновой с захватом для рук