Анекдоты про Чудо о Чуде

Ты зажигаешь кровью свечи,
Теряясь в сказочных мечтах;
Лишен покоя, дара речи,
Я пропадаю в чудесах.

Я нынче болен безнадежно,
И, погружаясь в мир иной,
Приход твой светлый невозможно
Назвать бессмысленной игрой.

Ты режешь сердце сладкой речью,
И, укрощая взглядом прыть,
Терзаешь мир легко, беспечно,
Лишив меня терпения жить…

А помнишь.

— А помнишь, Любимая,первую встречу?
— Конечно же помню, как будто вчера!
-Ведь я волновался…секунды — как вечность!
— А я всё мечтала о нас до утра…
— Любимый, скажи, а ты помнишь наш первый
Волшебный, прекрасный тот наш поцелуй?
— я помню, тянуло к тебе…. Сдали нервы…
— Ты так волновался…Ответь — почему?
— Да, я волновался, робел…не признался…
— Но знаешь же милый,волненья все зря…
Ты видел, как светит в глазах моих — солнце…
И весь этот свет только лишь для тебя.
-И кофе остыло… Я был возбужден…
А дальше.. как чудо, как сказочный сон…
— И ясно нам стало в тот миг и без слов,
Что в жизнь ворвалась нашу эта Любовь!

А помнишь, Любимая.
Помнишь, Любимый.

мечты
Я без оркестра пить не буду.

Вы только гляньте,какое чудо!
Ему налили,а он.»не буду».
Ему налили.а он не хочет.
Похоже вилы,урод хохочет.

Решил скотина в цене подняться,
Стакан один ведь,хорош ломаться.
Ты что брателло?Чиста,как слёзки.
А как горела! Дрова берёзки.

Он нам цинично,»я пропускаю»,
Мол он приличный,а мы с сараю,
Мол мы с колхозу,нам лишь бы выпить,
Ну баба с возу. Ууу, глаз твой рыбий!

Он,»без оркестра тут пить не буду».
Смотри-маэстро. Да пей иуда!

Веришь.
вера в чудо

Кричу, зову,
Не долетает зов.
Тобой живу,
Но ты же не готов
С нуля начать
И снова полюбить.
Греха печать
Очистить и отмыть.
Совсем забыть
Обиды, гнев и боль,
И превратить
Все недомолвки в ноль.
Начнём отсчёт
Минутам и часам.
Пусть жизнь течёт.
Я верю в чудеса!
Они придут,
Когда ты их не ждёшь.
От бед спасут,
Как солнце в летний дождь!
Сквозь тучи, мрак,
Внезапный резкий шквал.
Блеснёт вдруг так,
Как будто ТЫ позвал.

Котёнок.

Пушистый комочек
в тёплых ладошках,
его подарила
соседская кошка.
И дремлет котёнок,
сопит еле слышно.
А я осторожно смотрю,
как он дышит.

Вот розовый носик
прикрыл своей лапкой,
малыш дёрнул ушком,
мурлыкнул так сладко,
вдруг глазки открыл и
спросонок зевает,
два синих озёрца
глядят, не мигая.

Мне носиком мокрым
уткнулся в ладошку,
спинку прогнул,
потянулся немножко,
лизнул мою руку,
урча потихоньку.
Его я погладил
касаясь легонько.

«Мя-у-у-У!» – несмышлёныш
в ответ протянул,
в калачик свернулся
и снова заснул.

Пушистое чудо,
забавный комочек –
счастливого детства
славный дружочек

Давайте в чудо будем верить!
Я стану кошкой.

Я стану кошкой. Как банально и безумно глупо
Надеяться на запасных, рисуя стрелочки.
«Я стану кошкой. Но в итоге лишь дворовой сукой. «
А можно я останусь просто твоей девочкой?

А можно без усов, инстинктов и подобных фишек?
Переживем. Ну что ж. Пусть нервы не из стали.
Но справимся. И. первым будет все-таки мальчишка.
С твоими(!) серыми. (а не зелеными!) глазами.

Спасает Вера. Вера в Бога и,наверно, в чудо.
Когда на грани и, казалось, символизмом.
Я, впрочем, еще с детства называла себя дурой.
Вы напишите: заболела истеризмом.

«Я стану кошкой». Извините, нет. Я шлю приветы,
Всем тем, кто помнит о моей нормальности и. точка.
Не понимаю выше мной написанного бреда.

А после сына все-же точно будет дочка.

морское. не патриотическое.

чтоб страх унять перед полётом
пришлось употребить коньяк.
Жена назвала -обормотом.
Я улыбался как дурак.
Аэропорт,такси,турбаза,
двухместный номер,жаль не «Плаза»
(stikler)

. Размазав макияж слоями,
одев купальник на тулуп.
Жена вдруг повела ноздрями:-
«А где же пляж,народ где тут.
..Подайте мне сюда перрон.»
И резко повела ребром

по воздуху-создав Торнадо:
Снега,вигвам в воронку всё,
и муженька-такого гада-
всё закружило-унесло
на острова где есть лагуна,
где камешки сплошное чудо.

. Пока кружило :то да сё-
сорвало унты,шапку,краги,
и вихрем сбрило бородё
нку,как драют палубу салаги.
И приземлился малохольным-
в ушах не только колокольни.

Жена же,блин,как в том была-
ну да как мама родила.

Толпа Атлантов-мужиков.
Да солнце жарит -будь здоров.

Моему ангелу

Мы с тобою рука об крыло
Переходим в другую реальность.
Как в сонате, меняя тональность,
Сменим холод души на тепло.

Распахни эти райские двери,
У тебя есть от счастья отмычка,
Если б знал ты, как в чудо я верю,
Словно в клетку попавшая птичка.

Ты стоишь над моею постелью,
Слышишь жизни усталые стоны,
Скоро будет земля колыбелью,
Понесут на могилу бутоны.

Улетая в другую обитель,
Оставляю на память вам строчки:
Обо мне помолись, мой хранитель,
А отец мой духовный – о дочке.

Анекдот про чудо

Сегодня по пути в Нижний подобрал попутчика. Здоровый мужик, еле втиснулся в салон. Чтобы скоротать дорогу решил перекинуться с ним парой слов, ну и задал стандартный для меня на сегодня вопрос:
— Скоро новый год, с вами на этот праздник были чудеса? — Он посмотрел на меня косо и утвердительно кивнул головой, — расскажите, — заинтересовался я и он промолвил что-то типа:
— В тот год шел мягкий пушистый снег, все сверкало и переливалось в свете мигающих гирлянд и бенгальских огней. Деревья были запорошены снегом как в сказке, люди запускали салюты, смеялись и поздравляли друг друга. Ты знаешь, я такого никогда не видел.
— Ну а чудо, чудо? — перебил его я, понимая, что скоро ему выходить и не дай бог дорассказать не успеет. Он опять взглянул на меня косо.
— Так это был единственный год когда я не нажрался как свинья и не устроил в деревне погром и дебош. Прикинь я даже в клубе никого не отметелил и ни одну селянку не совратил, — оценив мой удивленный взгляд, добавил — обычно такого не бывает.
— И это чудо? — разочарованно произнес я.
— Ну не знаю, мне вообще-то пофигу, но столько лет прошло, а селяне и родственники до сих пор вспоминают, типа, вот это чудо! Вот это ЧУДО.

. Ну, а вы как хотели? Это же цирк! Тут и не такие чудеса случаются, особенно в канун Нового года! (Эдиссон)

Расскажу и я почти новогоднюю историю, про то как побывал телепатом и анестезиологом, которая подтверждает что новогодние желания сбываются, если правильно сформулировать и захотеть.
В Новогоднюю ночь с 2007 на 2008 год, мы были с супругой приглашены отметить праздник в кафе, только что открытом подружкой моей супруги.
Надо сказать что я хорошо знал ее мужа и еще пару семей, с которыми не раз отмечали праздники и на природе и в гостях друг у друга, и в принципе неплохо всегда отдыхали.
В этот раз была приглашена еще одна пара, которую я не знал, но подружка жены объяснила что это поставщик и наладчик холодильного оборудования для кафе и ресторанов по имени Энвер с супругой, по имени Алие (имена немного изменены).
Когда я увидел это чудо, то понял что я зря пришел на этот праздник жизни, потому что жена сразу просекла мой взгляд и дернула за рукав, я сделал вид что не понял что она от меня хотела.)
Мелкая, восточной красоты, с зелеными глазами и бархатной кожей, да к тому же посмотрела мне в глаза так, что пришлось сидеть долго долго, чтобы не опозориться со эрекцией.)
Вся мужская половина стала оказывать ей знаки внимания, жены начали злиться, обстановка стала потихоньку накаляться, но никто виду не подавал, тем более что она не давала повода.
Надо сказать что она вела себя очень скромно, но от нее исходила такая энергетика что все это чувствовали, особенно мужское население, а муж вел себя спокойно и не реагировал ни на что.
Вечер сделали костюмированным, я был доктором в халате со стетоскопом, а Алие нарядилась в ведьмочку в остроконечной шапке.
Я отвлекался какими то посторонними мыслями, стараясь не смотреть в ее сторону, но как назло, толи чтобы меня подколоть, толи из за опасения за своего мужа, он то больше всех налегал на алкоголь и практически не отпускал от себя Алие, хозяйка вечера посадила эту пару за стол напротив нас.
Я делал вид что ну совсем здесь не при чем, тем более настроение супруги испортилось окончательно, но она улыбалась не показывая своих эмоций.
Обычно на Новый год мы веселимся с фантами, конкурсами, подарками и приколами всякими, и я всегда участвовал во всех конкурсах, а в этот раз не хотел вставать из за стола, потому что эрекция не позволяла.)
Я стал налегать на водочку и после двухсот пятидесяти и бокала шампанского под куранты меня попустило, и я стал танцевать вместе со всеми, старательно не обращая на Алие внимания!
Где то в час ночи, мы начали играть в фанты с конкурсами, вытягивая из шапки записки с именами, своих партнеров.
Мужу хозяйки попался в пару муж Алие, с которым они танцевали попури из Ламбады и другой мути, а закончили под песню эскадрон Газманова, где муж хозяйки скакал на Энвере, размахивая игрушечной сабелькой.
Мне попался фант эротично подарить то что лежит в коробочке, тому чье имя хозяйка вечера вытянет из шапки.
Я усиленно медитировал и думал об одном — Только не Алие! Только не Алие!!
И что бы вы думали? Эта нехорошая дама достает записку с ее именем!
Понятно что это не случайно.
Я для вида начал отказываться, но все, а особенно мужская часть компании стали подначивать меня на слабо!
Пришлось выйти в центр зала.
Алие должна была в свою очередь так же эротично принять этот подарок.
В коробке оказался банан, перевязанный ленточкой!
Я готов был убить хозяйку вечера, но пьяный коллектив требовал шоу!
Включили музыку из Эмманюэль, я стою как баран не зная что делать, держа банан на уровне пояса изображая типа танца.
И тут Алие начала приближаться ко мне изображая какой то восточный танец и глядя в глаза, подойдя ко мне она не прикасаясь ко мне делает вид что гладит и обнимает, берет у меня банан, чистит и отойдя от меня на пару шагов, садится на шпагат и начинает эротично кушать!
Даже медицинский халат не мог скрыть моих эмоций!
Ржали все в том числе и супруга, которая тоже набралась изрядно от пережитого нервного стресса!)
Я Глядя ей в глаза мысленно пожелал оказаться с ней один на один, где нибудь далеко, чтобы никуда не спешить и воплотить в жизнь все свои желания!)
Мне показалось что она прочитала мои мысли?)
Публика ревела, свистела и улюлюкала, а Алие закончила номер и как ни в чем не бывало села за стол и опять стала улыбаться своей улыбкой!
Выпив еще грамм двести водки, получив главный приз, вазочку для цветка в форме члена, я был в коматозном состоянии отвезен супругой домой.
Утром проснувшись, стал усиленно делать вид что ничего не помню что вчера было?
На наводящие вопросы супруги удивленно восклицал — Неужели я таким был?
Поверив в то что я ничего не помню, жена подала водочку с рассолом с оливье, это меня привело в чувство.
После этого мы много раз в течении пары лет встречались на различных праздниках, она познакомилась поближе с моей супругой, можно сказать стали подружками, даже пару раз они ездили отдыхать в Адыгею и на море женским коллективом.
Я помог Алие подготовить документы на аренду танцевальной студии, она иногда звонила мне для консультаций, и даже пару раз пили кофе, но говорили ни о чем или о работе.
Супруга мне рассказала что Алие и Энвер из крымских татар, что она с виду такая шебутная и развязная, а на самом деле очень строгих правил и по жизни Динамо так сказать.
Такая пластичная потому, что окончила цирковую студию где то в Узбекистане, где она и родилась, и даже несколько лет выступала как акробатка в цирке.
Супруг в ней уверен и спокоен, и ему даже нравится то что все мечтают ее трахнуть да не могут.)
Пару раз они даже были у нас дома на дне рождения супруги, поэтому та новогодняя история для всех была просто шуткой и веселым воспоминанием.
В 2010 году, мы с друзьями поехали в Севастополь на четыре дня, на Байк — шоу, а Алие приехала к своим родственникам в Инкерман.
Надо сказать мы с друзьями долго готовились к этой поездке, чтобы еще и День ВМФ захватить в Севастополе, и даты поездки не были секретом.
Ночью мне приснился сон, что я приезжаю на машине к какому то серому дому, из калитки выходит Алие в шортах и майке, я сажаю в машину, еду к себе в гостиницу, завожу ее в комнату, она меня целует, а дальше душ, массаж и секс до утра, и все в мельчайших подробностях.
Проснулся я от того что крепко сжимаю торчащий хер и очень хочу в туалет.
Решив что это сон к тому что познакомлюсь с красивой девушкой, я решил не пить на всякий случай, чтобы мог ездить за рулем.
Когда мне позвонили с крымского номера, я сразу не понял кто это? Поняв что это Алие, я сразу вспомнил свой сон.
Она сказала что вечером я могу забрать ее с сестрой и мы могли бы поехать в Севастополь потусить.
Я согласился, хотя сестра мне казалась лишней.))
Едва дождавшись вечера, одевшись в легкие брюки и майку, я сел в машину и прикатил за Алие! когда я увидел дом, то прихуел от того что видел его во сне, а когда она вышла и сказала что сестра не смогла поехать, так как к ней приехал жених, я понял что небо услышало мои мольбы.)
Приехав в гостиницу, и оставив машину я пригласил показать где живу.
Мысль была сразу поцеловать и как во сне, душ, массаж и у койку, но почему то я решил все таки поехать потусить.
Приехав в Артбухту, мы пошли покурить кальян, где она села со мной рядышком и не отвела руку когда я ее приобнял.
После этого я понял что из за стола лучше не вставать.)
Заказали напитки, тарелку с фруктами, разговорились, оказалось что у нас одни и те же проблемы в семье, и что голова от них пухнет и хочется отключиться и забыть обо всем.
После того как я выходя из за стола случайно торчащим через штаны членом свалил фужер с вином, и рассмешив ее до слез, я понял что надо валить в номер.)
Я молча взял ее за руку и мы пошли на такси. Сев в машину я почувствовал что она вся трясется мелкой дрожью и часто дышит.
Я тоже дрожал и был в таком состоянии, что готов был трахнуть ее в машине.
Зайдя в номер, мы стали раздеваться со скоростью света не переставая целоваться, она попыталась сразу запрыгнуть на меня, но я прохрипел что сначала душ. Искупавшись мы также продолжая целоваться, завалились на кровать где она опять попыталась залезть на меня, но я прохрипел из последних сил что сначала массаж!
Потратив на него три минуты, я стал нервно надевать презерватив, но он не одевался, кое как натянув его я стал сон превращать в явь.))
Честно скажу, что я много раз до этого представлял какова она в постели, но реальность превзошла все мои ожидания, тем более она сказала фразу про то что нужно жить здесь и сейчас, является моим девизом.
Между первой и второй перерывчик не большой!)
Сняв с меня презерватив он стала им играться точь в точь как бананом в Новогоднюю ночь, глядя мне в глаза, я через пару минут опять был готов к бою!
Но вдруг я увидел что у нее глаза становятся по пять копеек, она пытается что то сказать но говорит так, как буд то ей десну обезболили.)
соскочив с кровати она перепуганная полетела в душ полоскать рот, и я весь в непонятках и с торчащим хером пошел за нею в душ.
Спрашивая заплетающимся языком что это может быть и чем я мог намазать член, она поставила меня в тупик?
И тут я вспомнил что купил Дюрекс с анастетиком, чтобы растянуть удовольствие, и теперь этот анестетик ей заморозил язык и щеки.)))
Испуг у нее после моего объяснения быстро прошел.)
Я хорошенько отмыл свой радар, она пополоскала рот мирамистином и выпила вина, после чего вечер продолжился до утра!
Но самое удивительное было то, что ей тоже приснился сон что она приезжает ко мне и я ее трахаю здесь у себя!
И она видела во сне мой номер тоже.
— Только во сне ты меня сразу трахнул как только мы сюда зашли — сказала она.)
— А когда ты меня кальян курить повез, я подумала что все этим и закончится, удивилась и расстроилась? Хорошо что ошиблась!))
— И в моем тоже так было, только я почему то смалодушничал!)
Ее это поразило поразило до глубины души , и не сразу поверила что у меня был такой же сон!)
Она чувствовала в ту Новогоднюю ночь, что я мысленно просил что бы только не она со мной фант разыгрывала, и тогда уже знала что у нас будет секс!
— Мне показалось что ты вслух тогда сказал что обязательно меня трахнешь!
— И я испугалась что кто то еще услышит, а оказалось ты молчал?!)
— Громко молчал — с улыбкой добавила она.)
Мы дружим семьями до сих пор, но больше ни разу не встречались в такой обстановке, и не вспоминали о том что было.
Мне кажется я понимаю то, что нам достаточно было той встречи, от которой остались только прекрасные воспоминания!)

Вот такая Новогодняя история!
Всех с наступающим праздником!!)

Слышал я эту историю в начале 90-х. Сказка или быль, а может просто байка, судить вам, а я за что купил, за то и продаю.

Приехала семья в Израиль. Муж, жена, двое детей. Сняли квартиру, пошли на курсы языка, начали обустраиваться. Для мужика найти работу не проблема, для женщины тоже, если ты не дирижер-хормейстер. Нет большого спроса на дирижеров в Израиле, а кушать хочется каждый день. Другой бы поднял руки и пошел мыть полы, но наши люди не сдаются. Если упорно искать, то есть шанс что-то приличное найти. И таки посчастливилось. Вдруг понадобился музыкальный руководитель для работы с детьми-репатриантами из Эфиопии. И где — в ДК, буквально рядом с домом. Что делать, на безрыбье и раком станешь. Особенно, когда единственный язык общения – русский. Начала работать. И что вы себе думаете, через пять месяцев ее детский эфиопский хор выступил на концерте в честь Дня Независимости.

Зал ДК полон народа, в основном пенсионеры из СССР или почти СССР.
Сцена. Выходит ведущий:

— Выступает детский хор. Песня о Родине.

Открывается занавес. Звучит музыкальное вступление. И.

Чунга-Чанга, синий небосвод,
Чунга-Чанга, лето круглый год.
Чунга-Чанга, весело живём,
Чунга-Чанга, песенку поём.

Вы когда-нибудь видели африканский хор? Точнее африканский детский хор. Это вам не «Большой детский хор Всесоюзного радио и Центрального телевидения» , это танцы африканских воинов, праздующих удачную охоту под песню из советского мультика. Что может с этим сравниться? Украинский гопак, казацкая плясовая, ирландская джига? Да они нервно курят в углу и горько рыдают.
В зале взрыв эмоций и вынос мозга, аплодисменты и дикий ржач, икотка и слезы, стук падающих и бьющихся в истерике тел.

Чудо-остров, чудо-остров,
Жить на нём легко и просто,
Жить на нём легко и просто,
Чунга-Чанга.

Такого коллектива, такого выступления и такого успеха никогда не было и не уверен, что будет. Победители Евровидения ногти до локтей могут обгрызать от зависти.

Наше счастье постоянно,
Жуй кокосы, ешь бананы,
Жуй кокосы, ешь бананы,
Чунга-Чанга.

«Чудо в перьях». (Новогодняя история)

« В белом плаще с кровавым подбоем, шаркающей кавалерийской походкой…».
© М.А.Булгаков

Когда дочка училась в университете, а с деньгами было как обычно туго, они с подружкой решили организовать под Новый год поздравительное мероприятие.
Если кто не знает, то в предновогодние часы с Дедами Морозами напряженка, на всех не хватает.
Со Снегурочками конечно тоже, но так уж повелось, что подарки детям из своего мешка всегда раздает Дед Мороз.
И в каждой семье, где есть детвора, 31 декабря с вечера до полуночи детишки мечтают о чуде, ждут прихода Деда Мороза и Снегурочка с подарками.

«Костюм Деда Мороза» девчонки раздобыли удачно.
Именно вывернутый наизнанку белый плащ «с кровавым подбоем» от костюма прокуратора, и стал основой наряда Деда Мороза.
(Всё, что хоть чем-то напоминало одеяние Деда Мороза, в театре разобрали до них.)

После некоторой доделки, расшитый морозными узорами из небесно-голубой парчи с добавкой прочей атрибутики, убранство Деда Мороза смотрелось стильно и по-купечески богато.
В том же театре, откуда был взят в аренду костюм прокуратора, нашли ни то сторожа, ни то сантехника на роль главного героя. Уговорили условно за пару бутылок беленькой бонусом, и приняли в свою банду.

Дали объявление в газету, собрали заказы, переговорили по телефону с родителями малышей. Расписали поминутно маршрут передвижения по городу с запасом времени на непредвиденные обстоятельства. Заказали такси.
Оставался костюм Снегурочки.

Вот тут-то их и ждала засада.
Как они ни старались, где только ни искали, но костюм Снегурочки раздобыть им так и не удалось. Положение было критическое.
Ситуацию спас случай. Подружка вспомнила, что после корпоратива, который был у её папы накануне, к ним домой на временное хранение свезли десятка два костюмов пингвинов.

В предновогодние дни все мы живем в ожидании чуда. И чудеса порой случаются неожиданные.

Появление у дверей квартиры Деда Мороза с двумя пингвинами, вначале у родителей вызывал некоторый шок. Но раскатистый бас Деда Мороза и неимоверная заряженность к веселью двух Пингвинов, подкрепленная шутками и прибаутками, всякий раз производили магию.
Родители тоже вдруг начинали ощущать себя маленькими детьми. Они наперебой со своими чадами читали стихи со стульчика, в шутку боролись и обменивались призами, водили хороводы и распевали песенки, вместе с поздравлявщиками бесились в щенячьем восторге друг от друга.

На шум и радостный смех заглядывали соседи по площадке, некоторые с детьми.
Тоже включались в игру, обменивались подарками и домашней выпечкой.

И никто не ворчал, что пингвины живут на другом полюсе.
Ведь Праздник Нового года, он на всей планете праздник.

Всех с Наступающим!
* * *

Хочу себе ребёнка, чтоб круглый год при нем ходить в костюме Дед Мороза, а на Новый Год снимать его и дарить подарки от отца. Чтоб он думал, что батя — это чудо.

История, невольным свидетелем которой мне случилось стать, невесёлая. Чем она закончилась для ее участников, я не знаю, но в душе надеюсь, что, все же, хорошо. Исходя из этого, выводы в конце повествования делать не буду.
Случилось мне как-то лететь из Америки в Россию. Выхожу в зал на посадку. Народу совсем немного. Но больше половины пассажиров-дети. Сел рядом с двумя женщинами — наши, соотечественницы. Разговорились. Оказалось, что они воспитательницы детского дома откуда-то из средней полосы России; возвращаются назад домой со своими детьми. Была в то время программа, по которой дети, которых выбрали американские семьи для усыновления, приезжали пожить в эти самые семьи в Штаты на все лето и там присматривались друг к другу. Воспитательницы же наши жили в доме у организаторов этой программы и все лето путешествовали с ними, навещая своих подопечных, общались с ними и с их потенциальными родителями, составляя подробный отчёт о пребывании каждого ребёнка в каждой отдельной семье. Ну, и в конце совместная комиссия делала уже окончательный вывод: давать добро семье на усыновление или нет.
Приемным родителям и членам их семей аэропорт дал разрешение проводить детей до самого самолёта. В итоге, наши дети играли со своими будущими приемными братьями и сёстрами, родители общались между собой. Веселье, шум и гам.
Наши детишки были разодеты, как куклы, с кучей игрушек в руках. И, как бы там ни было, но детдомовских детей, предательски, выдавали их глаза и, одинаково короткие, стрижки. Что у мальчиков, что у девочек.
Сразу вспомнил своё детство. Я вырос в Закамске (район такой в Перми). Был у нас там маленький кинотеатр «Экран». По воскресеньям мы с пацанами ходили туда кино смотреть. Очень часто на сеанс приводили детей из местного детдома. Все, как один, одетые в какие-то блекло-серые или коричневые одежды. В одинаковых мальчикОвых ботинках. И с одинаковыми короткими стрижками. Девочек от мальчиков отличали только подолы платьев, что торчали из под пальто. Но самое главное — глаза, печальные и выцветшие глаза. Дети всегда ходили строем в колонну по двое.
В такие моменты щемящая жалость к ним и, почему-то, чувство собственной вины перед ними не покидали меня потом долгое время.
Напротив нас сидела молодая пара — муж и жена. Они сидели на полу, как это принято у американцев, скрестив ноги по-турецки. Между ними стоял маленький мальчик лет семи-восьми. Все вместе они строили крепость с помощью кубиков конструктора. Своим делом они были увлечены настолько, что не замечали никого и ничего вокруг.
Уловив мой взгляд в их сторону, собеседницы оживились: «Коленька наш! Вся семья на его глазах в автокатастрофе погибла. Ему повезло: ни царапины. Родни не оказалось. Определили его в наш детдом. Год молчал, ни с кем не разговаривал. Сидел в одиночку, обняв своего игрушечного медведя (все, что осталось от прошлой жизни).
Были несколько семей в России и две американские семьи, которые пытались его усыновить. Ничего не получилось. На контакт ни с кем не шёл. Ни Диснейлэнд, ни подарки никакого воздействия не оказывали. Возвращали обратно с подобных программ с одинаковой формулировкой: «полная психологическая несовместимость».
Без особых надежд повезли в третью семью. Ребята молодые, лет под тридцать. Оба программисты, работают из дома. Кто-то им подсказал, может, или сами додумались, но купили они Коле конструктор и стали с ним собирать крепости, замки и тд. Работали сами по ночам, днём с Колей конструировали. Когда спали, непонятно. И чудо случилось: Коля ожил и даже заговорил с ними. Как они друг друга понимали, об этом история умалчивает. Но факт остаётся фактом: за лето они стали одной семьей».
По микрофону объявили посадку и все стали собираться. Колина семья собрала все кубики в коробку и уложила в маленький чемодан. Кроме конструктора и каких-то личных вещей мальчика, в чемодане больше ничего не было. Родители стояли перед ним на коленках и плакали, пытаясь сквозь слезы что-то сказать ему по-английски. Коля, обняв обоих одновременно за их шеи, что-то им говорил по-русски. Наверное, утешал. Сам не плакал. Нет.
Наши дети выстроились во всю ту же колонну по двое и двинулись в самолёт. Колины будущие родители шли рядом и кричали: «Колья, Колья! We will come for you very soon! (Мы за тобой скоро приедем)».
Коля молча катил за собой чемоданчик, к которому был привязан его медведь.
Летели мы в разных салонах. Из самолёта я вышел в числе самых последних и группу тех детей уже не застал.
Так бы и забыл я про эту историю, если бы в конце декабря того же года не услышал из новостей, что американцам закрыли возможность усыновлять российских детей.

Немного о запланированном устаревании ламп.

Доброго всем дня или что там у вас.
Ситуация такая. Год назад купил себе в люстру энергосберегайки Хам. он. 20 ватт с маленьким цоколем. 5 штук. Производитель гордо написал на коробке срок службы в 10000 часов. Что по самым скромным моим расчетам равнялось 4.5 года. Однако же срок гарантии на той же коробке равнялся 1 году. Что заставляло немного призадуматься.
Итак прошел год (из 4.5 планировавшихся) и еще немного (ну месяц примерно) и одна из пяти ламп внезапно перестала светить. Я заказав замену на том же сайте выкрутил её и отложил в сторонку. Бывает что уж.
Через две недели помирает следующая. Однако — кучно пошло, подумал я и гарантия как раз закончилась. Полез разбираться.
Лампа разобралась в принципе легко и непринужденно — просто засунул плоскую отвертку в шов и покачал — на застежках.
Ожидая увидеть обрыв в спиралях нагрева — удивился. Спирали звонились мультиметром. Диоды живы. Транзисторы не в кз.
Ок — идем дальше и опа. 1R0 — резистор на 1 ом, который шел на один из транзисторов — в обрыве.
Выпаиваем. Находим у себя в залежах близкий 1R2 и о чудо — лампа стартует!
Разобрал вторую лампу и сразу же проверяем тот же резистор. Неисправность аналогичная!
Ситуация проясняется — резистор перегревается и постепенно разрушается его внутренняя структура. И всё это подстроено так, чтобы после гарантийного срока лампа вышла таки из строя. Производитель мог поставить более мощный резистор и он бы не сгорал. Но кто же тогда будет покупать новые лампы, правда?

Кто же в детстве не верил в Деда Мороза? Вот и мы с друзьями конечно же верили, но к 1-ому классу разгорелись споры и вера в чудеса немного поколебалась.

А на Новый год я лелеял мечту. Дело в том, что осенью гостил в нашем посёлке парнишка из Москвы и привёз с собой игру «За рулём». Многие, наверное, помнят — круг полигон вращается и там машинка на магнитике. Это было ОЧЕНЬ круто. Включается ключом зажигания! Три скорости! После пары дней за рулем мы начали придумывать разные трюки: лихо проехать в щель по газону, где не было дороги, развернуться и прочее, главное за бортик не вылететь!

Все ребята разумеется стали выпрашивать эту игрушку у родителей, но достать её было очень нелегко. Если случался завоз в «Детский Мир», разбирали моментально, за считанные часы.

Свои будущие заказы Деду Морозу я обсуждал только с бабушкой, это был наш с ней общий секрет. И рассказал ей, что очень хочу эту замечательную игру, а она мне посоветовала просить лучше тёплые носки, потому что зима холодная выдалась.
Но носки меня интересовали слабо, и под бой курантов я нашептал кукольному Дедушке под ёлкой заветное желание и отправился спать.

А в новогоднее утро чудо случилось! Под ёлкой я обнаружил эту замечательную игру и весь следующий день мы с ребятами по очереди лихо выписывали повороты на третьей скорости. И многие скептики даже призадумались — раз родители такую игрушку достать не в силах, может это и вправду Дед Мороз?

Потом я конечно узнал, как батя мой обзванивал всех знакомых, кто возле крупных универмагов жил, как ему сообщили что игрушку в «Детский мир» завезли и как он тут же отпросился с работы, отстоял очередь и всё-таки успел её купить.

Спасибо тебе, Дед Мороз, за волшебный подарок и за ту детскую веру в Чудо!

На вчерашнюю историю о мобильном рентгене и чудесном враче.
Когда я недавно услышал, что какой-то суперврач в дорогущей израильской клинике пришил там чего-то пациенту, и оно прижилось, то сразу вспомнил свою юность. В начале 90х на лето ездил в село, там помогал по хозяйству и рыбачил. На рыбалке познакомился с местным парнем. Одна кисть плохо его слушалась, он ее постоянно разрабатывал, жал эспандер. Так вот ему кисть отрезала пилорама. Наложили жгут, отрезанную кисть — в пакет и обложили замороженным мясом, и повезли в райцентр — поселок городского типа.
Местный хирург, недолго думая, пришил ему эту кисть на место. 92 год! В нищей поселковой больнице! Кисть! Там же сосредоточение сосудов, нервов, сухожилий, мелкие косточки, пучки мышц и прочая, о чём я не догадываюсь по незнанию.
И кисть не только прижилась, но и работала! Вот это, я считаю, чудо-человек там работал. Уникум.

Истории у меня традиционно длинные, кого это напрягает — просто пролистайте.
История давняя, рассказана мне тоже достаточно давно, тех людей уже нет никого в живых, и Андрюхи тоже, поэтому могу позволить себе чего-нибудь не вспомнить или переврать, не обидев никого, ну и художественная обработка полностью моя.

Год примерно 1996 или 1997, уже не помню, точно август. Понесла нас с Андрюхой нелегкая в путешествие из Омска в Алма-Ату на автомобиле. Зачем? Абсолютно неважно, история совсем не об этом.
Выехали из Омска вечером, проехали уже почти без остановок 1200 км, подъезжаем к озеру Балхаш. Дорога, мягко сказать, не очень, подустали, еще и машина отечественная, без кондиционера, а жара под 40, сушь, окна открыты, но толку чуть, только слизистые быстро пересыхают. По губам, по ощущениям, словно наждаком долго елозили. Выпили уже по две полторашки воды, но пить все время хочется, а вот обратного процесса ни капельки, видно все испаряем. Вокруг августовская, почти желтая, «подвыгоревшая» степь, ровная, как стол. Остановишься, мотор заглушишь, цикады и прочие кузнечики такой концерт выдают, что отдельных и не слышно, сплошной многоголосый стрекот. В ярко голубой вышине, без единого облачка, кругами летает кобчик, высматривая добычу. Ветра почти нет, машин мало, по городским меркам совсем нет, поселки и деревни настолько редки, что чувствуешь прямо такую оторванность от цивилизации, что даже как-то сладко-жутковато чуть делается.

Пообедали, достал я карту, показываю Андрюхе:
— Смотри, километров через 150 дорога вдоль озера пойдет, как насчет искупаться?
— Двумя руками и ногами «за»! – повеселел напарник, а то скоро засохну, как козюля в носу.

Едем-едем, вроде по карте уже давно вдоль озера, которое должно быть в километре слева, а воды все не видать и съездов никаких нет. Сперва начинается, буквально от дороги, какой-то кочкарник, поросший странной буро-зелено-малиновой травой, метров через триста-пятьсот переходящий в высокую осоку, еще через метров триста возвышается камыш, которому уже ни конца, ни края не видно, просто болото какое-то. Проехали уже по этому якобы берегу озера под двести километров, а везде так, один раз с небольшого бугорка зеркало воды блеснуло, но далеко, да и как дойти, пока доберешься, купаться точно уже не захочешь.

Озеро Балхаш по своей природе уникально, в длину почти 600 километров, в ширину местами достигает 80, часть озера соленая, часть пресная, но рыба, как-то приспособилась и там и там живет. И как степное озеро весьма неглубокое, имеет очень плавно опускающиеся дно, отсюда и заболоченные берега. Есть в Казахстане и другого типа озера, метеоритные, бывают и весьма большие, но их сразу отличишь, почти круглые и на берегу обязательно сопка, из выплеснутого грунта, при ударе метеорита под углом.
Взбирался, я как-то на такую, вытянутую вдоль одного берега, сопку у озера Жалгызтау, в Акмолинской области (бывшая Целиноградская), немаленькое такое озеро, примерно пять на пять километров, а может и больше. Так вот, там на вершине сопки столбик стоял — 800 метров над уровнем, только чего непонятно, то ли озера, то ли моря. Но даже представить страшно, что за метеорит такой был, что кубические километры грунта выбросить смог. А места очень красивые и вода чистейшая. Уточню, возле озера красивые, а дальше вокруг опять степь. Но, что-то я отвлекся.

Дело уже к вечеру, а искупаться так и не получается. Но ведь местные как-то добираются до воды, периодически попадаются, вяленой рыбой торгуют. Возле одного такого и тормознули. Колоритный такой дед, в линялой майке, загорелый дочерна, глубокий старик, судя по лицу, но бодрый еще.
— Здорово дед! Что за рыба? Почем? – начал выползать я из машины.
— Зачем нам соленая рыба, и так опились водой уже по самое не могу… – зашипел Андрюха, сидящий еще за рулем.
— Спроси просто, как к озеру подъехать…
Разговорился я с дедом, купил у него большого пластованного сазана, килограмма на три – несмотря на нытье Андрея. Дурак ты, нам соль нужна, чтобы влагу задерживать, не до фанатизма конечно, так чуть-чуть, а воду досаливать, как-то не хотелось совсем и так теплая противная и опять пожалел, что минералки в дорогу не взял.
— Как бы нам к воде подъехать, искупаться хотели… — наконец перешел к делу.
— Ха…, хлопцы, никак не подъедете, на том берегу более-менее, а у нас никак… – заулыбался одним зубом дедок.
— Но вы же, как-то рыбу ловите?
— Я-то себе с зятем дорожку прокосил до воды, и лодку там держу, но только в болотных сапогах пройти могу, а вы босиком или в своей обуви не пройдете, стерня там и ил такой, враз разувает – вот обломал, так обломал, но пришла мне в голову другая идея.
— А переночевать где-нибудь можно? Уже почти сутки за рулем да в машине, лечь и выпрямится очень хочется.
— На сеновале будете? Мне не жалко.
— О, да, так еще лучше…
— Ну поехали тогда, все равно уходить собрался, щас тока соберусь… — засуетился дед.

Подъехали к дому, сполоснулись полностью чуть солоноватой водой из шланга у поднятой бочки. Ух, кайф какой. Начали собирать нехитрый ужин из домашних припасов на столе под навесом. Дед тоже присоединился, принес малосольные огурцы, перья зеленного лука, с десяток холодных картошин в мундире, варенные яйца. Достали мы и поллитровку.
Дед выпил, повеселел, забалагурил:
— Вот вы хлопцы с понятием, сразу видно, пузырь один, и это правильно, завтра за руль, но разливаете грамотно, чтобы на три раза всем выпить вышло. Если на два, то еще обязательно вмазать захочется, а четыре вроде уже и перебор…
— Поэтому расскажу я вам историю, у нас в районе случившуюся, пару лет назад. Только тссс, больше никому, секретная информация… – захмелевший дедок сделал круглые глаза и приложил палец к сухим губам.
— Если секретная, то ты откуда знаешь? – мы с Андрюхой понимающе переглянулись и заулыбались, сейчас начнут втирать, или про секретную бомбу, или про живого Берию, живущего в соседнем ауле, или еще про какую-нибудь подобную хрень.
— Как я узнал, в конце скажу, но история реальная, много шуму тогда было, но до всех довели только официальную версию – дед посерьезнел, выпрямился, помолчал с минуту и наконец начал.

Тоже дело в августе было. Поехало как-то наше районное начальство на сайгаков охотится, ну как поехало — полетело на ЧС-овском вертолете. Глава района, его зам, начальник ЧС, прокурор, главный милицейский и еще с ними четыре веселые девки были, ну там понятно – кашу варить, патроны подавать, срочную оральную помощь нуждающемуся оказать… Почему четыре, а не пять? Хрен его знает, как там у них у начальства, может свальный грех, прости господи, устраивали, может заму не положено было, не знаю, врать не буду, не поинтересовался тогда…

За вертолетного водилу у них сам главнюк ЧС-овский, постоянно хвастался, что его в Афгане два раза сбивали и что он на любом корыте вертолетном, хоть в дупель пьяным летать может. Вообще-то у нас тут заказник государственный и браконьерство это, да кто им чего скажет?
Постреляли они в волю, да сели в степи, добычу подобрать, мясо приготовить, да водки спокойно попить, без свидетелей и в раскованной обстановке. А жара стояла, такая же, как сейчас и через какое-то время, пришла в чью-то голову идея: а не искупаться ли нам господа начальники и великие баи? Ну, а с купанием у нас уже сами знаете, как. Поэтому погрузились в вертолет и полетели подальше от берега, да так чтобы берегов не видеть. Завис вертолет в метрах пяти над водой и лесенку веревочную скинул, разделись донага и кто так попрыгал, кто по лесенке спустился, вертолет в сторонку отлетел, чтобы ветром не дуть, висит на месте. Вода сверху теплючая, прозрачная, как слеза, бесится народ, веселится вовсю, мужики ныряют, хватают девок за тайные места, а те визжат со смехом от восторга и полноты жизни.

Посмотрел ЧС-овец на все это, да завидно ему стало, до слез обидно, получилось — чужой он на этом празднике жизни и радостей плоти. Поставил он машину на автопилот, или как там у них называется, одёжу скинул, да тоже в воду сиганул, может сперва хотел только рядом окунуться, но потом решил — куда мол вертолет этот денется и к народу поплыл.

Накупались все, надурелись до изнеможения, поплыл ЧС-ник обратно к вертолету, висящему в метрах в ста, да вот незадача, то ли потоки какие восходящие, то ли еще какая причина, но поднялся вертолет немного, всего каких-нибудь два метра лесенка до воды не достает, но с воды не достать никак. Да, забыл сказать, одна девка еще в степи отрубилась, мужских напитков накушавшись, погрузили ее там, как и сайгаков тушки в вертолет, да забыли на время. Орал ЧС-ник, орал, да без толку, винты, двигатель сильно шумят, ну и спит еще, сном праведницы алкоголички. Остальной народ подтянулся, решили ЧС-ника поднять, но то ли синхронным плаваньем в детстве мало занимались, то ли потому, что дядька здоровый, за 100 кг. весом — не выходит правильная поддержка. Несколько раз попробовали, да бросили, устали, замерзли уже все, еще и сверху нехило так дует, зато протрезвели. Отплыли в сторону, чтобы не орать, вертолет перекрикивая, думают, как быть, да на ЧС-ника зверьми уже смотрят и матом кроют. Решили одну из девок, которая полегче, поднимать, ЧС-ник ее инструктирует чего делать, когда залезет.

Уже вечерело и поднялся небольшой ветерок, вертолет начало потихоньку сносить, не быстро так, ну может от силы метр в секунду, может и меньше, только вот подстроится никак не получается. Попытки с седьмой, наконец получилось, зацепилась девчонка за нижнюю планку, висит, но подтянуться не может, эх, не тем видом спорта занималась, надо бы гимнастикой, а не спермокачалкой. Наконец догадалась ногу одну закинуть, но руки мокрые соскользнули и свалилась она обратно, да так неудачно, что тазом своим любвеобильным попала точно на голову прокурора. Испугалась, воды хлебнула, закашлялась, вдобавок еще сильная боль в промежности, короче, ударилась она в панику, на мужиков прыгает, сама вылезти пытается, а их топит. Одна пощёчина не помогла, разозлился тогда милицейский, и как вдарит ей в нос со всей дури и злости, ну и вырубил понятно. А тем временем, прокурор вдруг поскучнел, посмурнел и от такого позора утопиться решил, стал медленно погружаться, но вовремя спохватились, нырнули, достали, а он только сипит, рот криво открыв, глазами хлопает, да голова то набок, то на грудь падает, на воду положили, а что дальше делать никто не понимает.
— Это у него перелом шейных позвонков, может компрессионный, но точно перелом, это я вам, как фельдшер авторитетно заявляю – громко произнес дед, от рассказа уже возбудился, глаза заблестели, так прямо и бегает по небольшому дворику. Мы тоже не сидим, в машине насиделись, тоже по двору перемещаемся, со стороны, наверное, интересно выглядит, прям, как джентльмены на приеме в английском посольстве.
— Эх, выпить бы еще, но да ладно, слушайте дальше.

Пока суть да дело, вертолет отнесло уже на приличное расстояние, и похоже ветерок усилился, сильнее его сносить стало. ЧС-ник вдруг рванул за ним, может не столь в надежде чего-нибудь сделать, сколько от предчувствия, что ему сейчас злые мужики морду бить начнут не по-детски.

У оставшихся тоже все плохо, бабы ревут, побитая еще и воет в голос, кровавые пузыри пуская, прокурор на воде, как медуза болтается, замерзли все, выдохлись, настроение ниже плинтуса. Что делать непонятно, берегов даже не видать. Выступил, наконец, зам, до этого больше молчавший, подумал, наверное, про себя: вот и пришел мой звездный час. Мол давайте, звезд дождемся, да сориентируемся по направлению, карту района все наизусть помним и где находимся примерно тоже. Я поплыву за помощью, у меня разряд был по плаванью, а вы группой в том же направлении тоже плывите потихоньку, двигайтесь только постоянно, чтобы окончательно не замерзнуть. Приплыву, полный аларм сыграю, все службы подниму, а все вместе точно не доплывем, еще и прокурора тащить. Так и сделали.

Но вышло у зама не очень, может сориентировались плохо, может пока плыл запетлял, но выплыл он на берег только уже утром, да и не туда куда планировал. Пока по илу полз, через камыш продирался, через осоку пролазил, ноги себе все исколол, порезал, местами глубоко. Пошел по степи в сторону предполагаемой трассы, а дорога в этом месте крюк делала или наоборот берег спрямляла, больше чем на 20 км. в сторону от озера отходила. Перемещаться по степи босиком непривычному человеку тоже весьма непросто, ноги окончательно сбил, подошву попротыкал, живого места не было. Благо заметил издалека, за несколько километров, как какая-то машина по проселку проехала, пыльный след оставила, туда и двинул, а это наш совхозный молоковоз с деревни напрямки выезжал, так по его следу и вышел на мой дом.

Внучок прибежал, говорит, какой-то голый мужик в калитку зашел, грязный и ноги выше колен все в крови. Это, думаю, что за чудо такое? А он твердо так, сразу, давай дед срочно начальство какое-нибудь. Отправил я внука к участковому сбегать, только тогда присел он на крыльцо и пить попросил. Дал я ему чистые трусы зятя, чтобы хозяйством не отсвечивал почем зря, и начал ноги ему промывать, обрабатывать и бинтовать, жуткое дело, как вообще дошел, непонятно. А пока участкового искали, он мне все и рассказал.

Подняли тогда по тревоге все службы, даже вояк подключили, но времени прошло уже, как сутки, до темноты в тот день и не успели ничего толком. Следующий день с самого рассвета возобновили поиски, но так и не нашли никого и ничего, вернее, вертолет затонувший нашли достаточно быстро, по масляному пятну, но внутри никого не оказалось. Тут уже неизвестно, что произошло, может девка, проснувшись в пустом летящем вертолете, со страху от таких непоняток выпрыгнула из него, а может при ударе об воду вылетела в открытый люк, когда у вертолета элементарно горючка закончилась. Но факт остался фактом, так ни одного трупа и не нашли. Официально было объявлено, что произошло крушение вертолета, хоронили пустые закрытые гробы, в которые для весу чего-то положили, а девок объявили без вести пропавшими, в разных местах и в разное время, чтобы никто вообще никак не связал, а заму очень и очень настоятельно рекомендовали не распространяться о произошедшем, вроде как его там и вовсе не было.

Дед замолчал, молчали и мы. Вот так история…
— Слушай, а ты не боишься рассказывать такое? – наконец нарушил молчание Андрюха.
— Да, могут ведь и эксгумацию сделать…, такая мина подложена… – поддержал я его.
— А кого и чего мне бояться? Чего они мне сделают? И так помру я скоро, полгода доктор сказал осталось, в лучшем случае… – только тут я всерьез обратил внимание на его неестественную худобу и полностью лысый череп.
— Приехал ко мне тогда через несколько недель зам, вдвоем посидели-выпили, я тогда грешным делом подумал, что пугать приехал, пожалел, что сгоряча мне рассказал, но нормальный мужик оказался, попросил только. Пожаловался еще, что после этого случая вся жизнь у него наперекосяк пошла.
Сильный вроде мужик, но сломался, забухал, с женой разошелся, а на следующий год по весне на снегоходе под лед провалился, тоже не нашли. Такая вот судьба.
А мораль ребятки такова: Не прощает здешняя природа глупости, безрассудства и распиздяйства, сразу карает сурово, хоть ты рыбак простой, хоть начальник великий, тысячу раз уже убеждался.

Утром собрались, попрощались с дедом да дальше поехали, но решили с Андрюхой, что не будем эту историю никому рассказывать, может и набрехал дед с три короба, но береженного бог бережет. Но вот и Андрей уже ушел…

P.S. Дед в своем рассказе так и сыпал именами и фамилиями, я их, естественно, за давностью лет позабыл, но придумывать другие не стал, а то вдруг случайно угадаю или подсознательно правильную напишу, решил вообще без них обойтись, вроде получилось.

Пару недель назад тут была отличная история https://www.anekdot.ru/id/948021 и она заставила вспомнить нечто издалека похожее из истории моей семьи. Хотя финал, хвала Всевышнему, был другой, и всё же. Сначала этот текст я писал для себя, может когда нибудь дети прочтут. Потом подумал, решил поделиться. Будет очень длинно, так что тем кто осилит буду благодарен.

«Судьба играет человеком. «

Война искарёжила миллионы судеб, но иногда она создавала такие сюжеты, которые просто изложи на бумаге и сценарий для фильма готов. Не надо выдумывать ничего, ни мучиться в творческих потугах. Итак, история как мой дедушка свою семью искал.

Деда моего призвали в армию в сентябре 1940-го, сразу после первого курса Пушкинского сельскохозяйственного института. Обычно студентов не брали, но после того как финны показали Советской армии где раки зимуют в Зимней Войне, то начали призывать в армию и недоучившихся студентов. Впрочем. наверное я неправильно историю начал. Отмотаем всё на 19 лет назад, в далёкий 1921-й год.

Часть Первая — Маленькая Небрежность

Началось всё с того что мой дед свой день рождения не знал. Дело было простое, буквально через неделю-полторы после того как он родился, деревня выгорела. Лето, сухо, крыши из соломы, и ветер. Кто-то что-то где-то как-то не досмотрел, полыхнуло, и глянь, почти вся деревня в огне. Дом, постройки, всё погибло, лишь кузня осталась. Повезло, дело утром было, сами спаслись. Малыша регистрировать, это в город надо ехать. Летом, в горячую пору, можно сказать потерянное время. В себя придём, время будет, тогда и зарегистриуем. Если мелкий выживет конечно, а это в те годы было далеко не факт.

Отстроились с горем пополам. В следующий раз в город прадед выбрался лишь в конце зимы. И сына записал, что родился мол Мордух Юдович, 23-го февраля, 1922-го года. А что, день хороший, запомнить легко, не объяснять же очередному «Ипполиту Матвеевичу» что времени ранее не было. Дед сам об этом даже и не знал долгие годы, прадед лишь потом поделился. На дальнейшие дедовы распросы, «а какая же настоящая дата моего рождения?» отец с матерью отвечали просто, «Ну какая теперь разница? Да и не помним мы, где-то в конце июля.»

Действительно, разница всего 7 месяцев, но они как раз и оказались весьма ключевыми. Был бы малец записан как положено, в сентябре 1939-го шёл бы в армию, а там война с финнами, и кто знает как бы судьба сложилась. А так, на момент окончания школы, ему официально 17 с половиной лет. Поехал в Ленинград в институт поступать. Конечно можно было и поближе, как сестра старшая, Рая, что в Минск в пединститут подалась. Но в Ленинграде дядька проживает, когда летом в деревню приезжает родню навестить, такие чудеса про этот город рассказывает.

На кого учиться? Да какая по большому счёту разница. Подал документы в Военно-Механический. Место престижное конечно, желающих немало, но думал повезёт. Но не поступил, одного балла не хватило. Возвращаться домой не поступивши стыдно, даже невозможно, ведь там ждут будущего студента. Что делать? Поступать в другой институт? Так уже пожалуй поздно. Впервые в жизни сгустились тучи.

Но подфартило, как в сказке. Оказывается бывали институты куда был недобор. А посему «охотники за головами» ходили по другим ВУЗам и искали себе студентов из «отверженных.» Так расстроеного абитуриента обнаружил «охотник» из Пушкинского сельскохозяйственного института.
— «Чего кислый такой?»
— «Не поступил, что я дома скажу?»
— «Эка беда. К нам пойдёшь?»
— «А на кого учиться?»
— «Агрономом станешь. Вся страна перед тобой открыта будет. Агроном в колхозе большая фигура. Давай, не пожалеешь. А экзаменов сдавать тебе не надо, твоих баллов из Военмеха вполне достаточно. Ну что, договорились?»
Тучи развеялись и засияло солнце. Теперь он не постыдно провалившийся неудачник, а студент в почти Ленинграде. И серьёзную профессию в руки возьмёт, не хухры мухры какие-то.
— «Конечно согласен.»

Год пролетел незаметно. Помимо учёбы есть чем себя занять. На выходных выбирался в город, помогал тётушке пивом из бочки и пироженными торговать супротив Мюзик-Холла. Когда время свободное было ходил по музеям и театрам, благо места на галерке копейки стоили. Бывал сыт, пьян, и в общагу бидон с пивом после выходных приносил, что конечно способствовало его популярности.

Учёба давлась легко. почти. По математике, физике, химии, и гуманитарным предметам — везде или пять или твёрдая четвёрка. Единственный предмет который упрямо не лез в голову — биология. Там, не смотря на все старания, красовалась жирная двойка.

Казалось бы, фи — биология. Фи то оно, конечно, фи, но для будущего агронома это предмет наиважнейший, ключевой. Проучился год, и из всего курса запомнил лишь бесовские заклинания «betula nana» и «triticum durum», что для непосвящённых означало «берёза карликовая» и «пшеница твёрдая.» Это конечно немало, но для заветной тройки явно недостаточно. Будущее снова окрасилось мрачными тонами, собрались грозовые тучи и запахло если не отчислением, то пересдачей. Но кто-то сверху улыбнулся, снова повезло — спас призыв.

Биологичке, уже занёсшей длань дабы поставить заслуженную двойку за год, студент хитро заявил:
— «Пересдавать мне некогда. Я в армию ухожу, Родину защищать буду. А потом конечно вернусь в любимый институт. Может поставите солдату тройку?»
— «Ладно, чёрт с тобой, держи трояк авансом. Только служи на совесть.»
И тучи снова рассеялись и засияло солнце.

В армию пошёл с удовольствием. Это дело серьёзное, не книжки листать и нудные лекции слушать. Кругом враги точат зуб на социалистическое государство, а значит армия это главное.
— «Кем служить хочешь?» насмешливо поинтересовался военком.
— «Всегда хотел быть инженером. Может есть инженерные войска?» робко спросил призывник.
— «Как не быть, есть конечно. Да ты из Беларусии, вот как раз там для тебя есть местечко. Гродно, слышал такой город?»

Перед самой армией побывал чуток дома, родных повидал. При расставании бабушка подарила ему вещмешок, сама сшила. Сказала «храни, принесёт удачу. Ты вернёшься, а я чую что тебя уже больше не увижу.» Ну и мать с отцом обняли «Ты там служи достойно, письма писать не забывай.»

Попал призывник в тяжёлый понтонный парк под Гродно. Романтика о службе в армии вылетела очень быстро, а учёба в институте вспоминалась с умилением и тоской. Даже гнусная биология перестала казаться такой отвратной. Гоняли солдатиков нещадно, и в хвост и в гриву, уж очень хорош недавний урок от финнов был. Учения, марши, наряды, и снова марши, и снова учения. Понтоны штуки тяжёлые, таскать их радости мало. Вроде кормили неплохо, но для таких нагрузок калорий не хватало. Одно спасало, изредка приходили посылки из дома, там был кусковой сахар. На долгих маршах кусочек потихоньку посасывал, помогало.

Полгода пролетело. Хотя и присвоили звание ефрейтора, но радости было мало. На горизонте было весьма сумрачно, но как обычно появился очередной лучик солнца. Пришёла сверху разнарядка «Предоставьте солдат и сержантов в количестве 20 штук из тех у кого есть неоконченное высшее образование для прохождения курсов младшего комсостава. Окончившим курсы будет присвоено воинское звание младший лейтенант.»

Это шанс. Однозначно по службе послабление будет. Неоконченное высшее, так оно есть. А самое главное, курсы то будут в ставшем таким родным Ленинграде. «Хочу, возьмите.» И снова лучик солнца сквозь тучи пробился. Повезло, приняли, стал солдат курсантом. Родителям написал, «гордитесь, сын ваш скоро будет красным командиром.» Дядьке с тётушкой тоже весточку послал «ждите, скоро буду в Ленинграде.»

В апреле 1941-го курсантов со всей страны собрали в Инженерном Замке. Сердце пело и жизнь сверкала всеми цветами радуги. Учиться в Ленинграде на краскома это вам ребята не понтоны таскать. Так сказать, две больших разницы. А главное, от Инженерного Замка до Кировского Проспекта, 6 где дядюшка с тётушкой обитают, чуть ли не рукой подать. «Лепота. Это я удачно на хвост упал.» рассуждал курсант. И почти сразу же мечты были разбиты.

Конечно изредка занятия бывали и в Инженерном Замке, но в основном курсанты базировались в Сапёрном. А где ещё будущих сапёров держать? Там им самое место. А курсы оказались ох не сахар, и уж никак не легче чем обыкновенная служба. Увольнительных почти не давали, да и те кто получал, редко имел возможность добраться до Ленинграда. Настоящее уже не казалось таким замечательным, но в будущем виднелись командирские кубики, и это прибавляло силы. Родителям изредка писал, «учусь, ещё несколько месяцев осталось, всё нормально.»

А 22-го июня, 1941-го мир перевенулся. Хотя о войне с возможным противником говорили на политзанятиях и пели песни, была она неожиданной. Курсантов срочно собрали в Инженерном Замке на митинг. Там звучали оптимистичные речи и лозунги: «Дадим жёсткий отпор коварному врагу» твердил первый оратор. «Разобьём врага на его же территории» вторил замполит. «Куда немчура сунулась? Да мы их шапками закидаем.» уверенно заявлял комсорг.

«Товарищи курсанты» огласил начальник курсов. «Мы теперь на военнном положении и вы передислоцируетесть под Выборг, будете строить защитные рубежи на случай если гитлеровские подпевалы, белофинны, посмеют нанести там удар. Все по машинам.» Отписаться и сообщить семье не было не малейшей возможности. Тучи сгустились и стало мрачно как никогда раньше.

Часть Вторая — Эвакуация

А вот в родной деревне всё было непросто. Рая, старшая сестра, только закончила 4-й курс и была на практике в Минске. Дома оставались отец, мать, две младшие сестры (Оля и Фая), бабушка, и множество дядьёв, тёть, и двоюродных. У всех был один вопрос «Что делать?»

Прадед был мужик разумный и рассуждал логично. Немцев он ещё в Первую Мировую повидал пока их деревню оккупировали. Слово плохое грех сказать. Культурные люди, спокойные. Завсегда платили честную цену. Воровать ни-ни, мародёров сами наказывали. А идиш, так это почти немецкий. Бежать? Так куда? Да и зачем? Да и как уехать, лошади нет, старшая дочка не пойми где. Слухами земля полнится, дескать Минск бомбят, может уже сдали. Не бросать же её. Жива ли она вообще?

Нет, ехать решительно невозможно. Матери 79 лет, хворает. Братья — один в Ленинграде, другой в Ташкенте, а их жёны с детьми тут. Причём Галя, которая ленинградская, на сносях, вот вот родит. Подождём. Недаром народная мудрость гласит «будут бить, будем плакать.»

Одна голова хорошо, но посоветоваться не грех. Поговорил со стариками и даже с раввином. Все в один голос твердят. «Ну куда ты помчишься? От кого? А то ты немцев не видал, порядочный народ. Да может колхозы разгонят, житья от них нету. Уехать всегда успеешь.» Убедили. Одно волновало, что с дочкой? Хоть и не маленькая уже, 21 год, но всё же спокойнее если рядом.

Так в напряжении прожили 9 дней. А на десятый она пришла. Точнее, доковыляла. Рассказала ужасы. Минск бомбили, город горит, убитых масса. Выбралась в чём была, из вещей лишь личные документы. Чудом поймала попутку что шла на Гомель. Потом шла пешком и заблудилась. Далее крестьяне на подводе добросили до Довска. После опять пешком брела. Туфельки приказали долго жить, сбила все ноги до костей, а это худо. Зато теперь семья вместе, а это очень даже хорошо.

Иллюзий у прадеда поубавилось, но решимости ехать всё равно не было. Конец сомненьям положил квартирант, Василий. Когда сын в Ленинград уехал, его комнатушку решили сдать и пустить жильца. Прабабушка о нём хорошо заботилась, и подкармливала, и обстирывала. Вася был нездешний, откуда-то прислали. Сам мужик партейный, активист, работал в сельсовете. По национальности — беларус, но на идиш говорил не хуже любого аида, а на польском получше поляков.

«Юда» сказал он «ты знаешь как я к тебе и твоей семье отношусь. Скажу как родному, плюнь на речи раввина и этих старых идиотов-советчиков. Поверь мне, будет худо, это не те немцы. И они тут будут скоро, не удержим мы их. Пойми, тех немцев что ты помнишь, их больше нет. Сам не хочешь ехать, поступай как знаешь, но девок отправь куда подальше отсюда. Пожалей их.» Удивительно, но прадед послушал его, уж больно хорошо тот умел убеждать (Василий потом ушёл в партизаны, прошёл всю войну, выжил. Потом опять долгие годы в администрации колхоза работал. Больших чинов не нажил, но уважаем был всей деревней, пусть земля ему пухом будет.)

Решили ехать, тем более что стало чуток легче. Одна невестка с двумя детьми в одно прекрасное утро исчезла не сказав никому ни слова. Как после оказалось, деньги у неё были. Она втихую наняла подводу, добралась до станции, и смогла доехать как то до Ташкента и найти мужа (кстати её сын до сих пор здравствует, живёт в Питере). Прадед тоже нанял подводу, и целым кагалом поехал. Жена, 3 дочери, мать, невестка с сыном, сам восьмой. Куда ехать, ясного мало, но все вроде рвутся на станцию.

А там ад кромешный. Народу сотни и тысячи. Поездов мало, куда идут непонятно, время отправки никто не знает, мест нет, вагоны штурмуют, буквально по головам ходят. Кошка не пролезет, не то что семью посадить с бебехами. Тут прадед хитрость придумал. Пошёл к домику где начальство станции, и начал в голос причитать. «На поезд не сесть, уехать невозможно. Осталось одно, лишь с горя напиться.» Просильщиков было много, их уже работники станции уже и не слушали, но тут встрепенулись, ведь о водке речь зашла. А водка во все времена самая что ни на есть твёрдая валюта. «Есть что выпить?» «Есть пару бутылок, коли посадите на поезд, вам отдам.» «А ну пошли, сейчас место будет.»

Места действительно нашлись. Счастье, чудо из чудес. Можно смело сказать — спасение. Но тут, невестка учудила «каприз беременной.»
-«Никуда не поеду.» вдруг заявила.
-«Ты что, думай что говоришь? Тут место есть, потом и слезами добытое. Уезжать надо.» — орал прадед.
— «Нет, я не поеду. Хочу к сестре, она тут недалеко живёт. Вы езжайте, а я с сыном к ней пойду.»
А поезд вот-вот отправится. Невестку жалко, племянника тоже, всего 12 лет ему, но своих дочерей и жену жалче не менее.
— «Ты уверена, давай с нами?» уже молит прадед и слышит твёрдое «нет.»
Это худо, но стало куда хуже.
— «Я тоже не поеду. С ней остаюсь. Ей рожать скоро. Помогу как могу. Мне помирать скоро, а я вам в дороге дальней обузой буду.» — заявила мать.
— «Мама, ты что?»
— «Езжай сынок, вас благославляю. Но я остаюсь, а вам ехать надо. Внучек спасай. Мотика (это мой дед) если доведёт Господь увидеть, поцелуй за меня.» и вышла из вагона. Тут и поезд тронулся.

(К истории этот параграф отношения не имеет, но всё же. Что произошло на станции, рассказать некому. Скорее всего невестка и прапрабабушка банально друг друга потеряли в этом Вавилонском столпотворении. После войны прадед много расспрашивал и выяснил:
1) Невестка с племянником добрались до её сестры. Та уезжать не захотела. Их так всех и расстреляли через пару недель около Рогачёва.
2) Прапрабабушка как-то вернулась в деревню. До расстрела она не дожила. Младший сын соседей (старшие два были в РККА), Коршуновых, что при немцах подался в полицаи прадеду рассказал следущее. Мать вернулась и увидела что из её дома соседи барахлишко выносят. Начала возмущаться, потребовала вернуть. Они её и зарубили, прямо во дворе собственного дома.
3) К деревне согнали несколько таборов цыган. Расстреляли 250 человек. Евреев сначала согнали в одну часть деревни и держали там несколько дней. Потом расстреляли и их, почти 500 человек. Среди них и дедовы дядя, тётя, и двое двоюродных.
Долгое время там просто был холмик, только местные знали что под ним лежит. В конце 1960-х на братской могиле поставили памятник. Лет 30+ назад я его видел, хотя и мелким был, но запомнил.)
Самого Коршунова потом судили за службу в полиции. Он 5 лет отсидел, вернулся в деревню и работал трактористом. )

С поезда на поезд, пересадка за пересадкой, и оказался прадед с семьёй около Свердловска. Километров 250 от него есть станция Лопатково, там и осели. Прадед нашёл работу в колхозе кузнецом. Могли изначально хороший дом и корову купить, денег как раз впритык было, но прабабушка возмутилась «Один дом и корову бросили, потом ещё один бросать. А денег не будет, с чем останемся? Да и всё это закончится через месяц-другой.» В итоге приобрели какую-то сараюху, только что бы как то летом перекантоваться. Через пару месяцев оставшихся денег еле-еле хватило на несколько буханок хлеба. Но живы, а это главное. Одно беспокоило, а что с сыном. От него ни слуху ни духу.

Страшная весть пришла в январе 1942-го. Она гласила «Командир взвода, 224-й дивизии, 160-го полка, младший лейтенант М.Ю.П. пропал без вести при высадке десанта во время Керченско-Феодосийской операции.»

Часть 3. Потеряшка

А курсанта водоворот событий понёс как щепку. Все курсачи рыли окопы, ставили ежи, минировали дороги у Выборга примерно до середины августа 1941-го. А потом внезапно одним утром пришёл приказ, «срочно обратно, в Ленинград. Курсы будут эвакуированны. К завтру вечером что бы были в Ленинграде как штык.»

Машин не дали, сказали «транспорта нет. Невелики баре, и пешком доберётесь, вперёд.» Это был первый из трёх дедовских «маршей смерти». Август, жара, воды мало, голодные, есть лишь приказ. От Выборга до Ленинграда 100 километров. И шли без остановки, спя на ходу, падая от усталости, солнечных ударов, и обезвоживания. Кто посильнее, тащил на себе ослабевших. Последние километров 15-20 большинство уже шло в полусознательном состоянии, с закатившимися глазами, и хрипя из последних сил. Каждый шаг отдавался болью, но доползли, никого не бросили.

Тут сверкнул небольшой лучик солнца. Объявили, курсы переводят в Кострому, отъезд завтра утром. В этом бардаке, ночью, он чудом смог выбраться к дяде на Петроградку на несколько минут, сказал что их эвакуируют, и попрощался. Повезло однозначно, за неделю-полторы до того как смертельное кольцо блокады сомкнулось вокруг Ленинградов, курсантов вывезли.

В Костроме пробыли совсем недолго. Учить их было некогда, а младшего комсостава на фронте не хватало катастрофически, ведь их выкашивало взводных как косой. Всем курсантам срочно бросили по кубику на петлицу и распределили. Тем кто учился получше дали направление на должность комроты, кто похуже комвзвода, и большинство новоиспечённых краскомов отправились на Кавказ ( https://www.anekdot.ru/id/896475 ).

Хотел с Нового Афона родителям отписаться, что мол жив-здоров, а куда писать? Беларуссия уже давно под немцами. Да и вопрос большой живы ли они? Что фашисты с мирным населением в целом творили, и с евреями в частности он прекрасно осозновал. В сердце теплилась надежда, что «вдруг» и «может быть» ведь батя мужик практичный, может и придумает чего. Но мозг упрямо твердил, чудес не бывает, сгинули родители и сестрички как и сотни тысяч других в этом аду. А когда пару аидов встретил и их рассказы услышал, последние иллюзии пропали, понял — остался он один.

Весь горизонт заволокли грозовые тучи. В душе поселилась ненависть и злоба и. удивительное дело, страх исчез совсем. В одночасье. Раньше боялся что погибнет и мама с папой не узнают где, а теперь неважно. «Выжить шансов нет», решил. В 19 лет себя заранее похоронил. Как оно пойдёт, так и будет. Об одном мечтал, хоть немного отомстить и жил этой мыслью.

А далее был Керченско-Феодосийский десант, был плен, и был побег ( https://www.anekdot.ru/id/863574 ). И снова подфартило как в сказке, выжил, видно кто-то сильно за него молился. И в фильтрационном лагере повезло стал бригадиром сотни. Хоть и завшивел и голодал, но даже не простудился. Более того, проверку прошёл и звание не сняли. Ну и как вишенка на торте, тех кто успел проверку пройти, отправили снова на Кавказкий фронт, вывезли из Крыма за пару недель до того как его во второй раз немцам сдали. Большой удачей назвать приключение трудно, но на этом свете лучше чем на том, так что уже хорошо.

Получил новые документы (https://www.anekdot.ru/id/923478 ) и. еврей Мордух Юдович исчез. Теперь появился на свет совсем новый человек, беларус — Михаил Юрьевич. Документы то конечно новые, но на душе легче не стало. Оставалось одно, стиснуть зубы, воевать и мстить.

За чинами не гнался. Воевал как умел и на Кавказе, и под Спас-Демьянском, и под Смоленском. Когда надо в атаку ходил ( https://www.anekdot.ru/id/884113 ), когда надо на минные поля ползал. «Спины не гнул, прямым ходил. И в ус не дул. И жил как жил. И голове своей руками помогал.» Почти два года на передовой, лейтенантом стал, и даже ранен не был.

«Счастливчиком» его солдаты и офицеры называли, ибо везло необычайно. У всех гибло 30-40% состава, а у него по 2-3 бойца за задание. Самые низкие потери из всех взводов в батальоне. А солдаты и командиры же видят кому везёт, так везунчиков почаще на задания посылают, дабы потерь поменьше было. Но про себя знал, не везение это. Злоба и ненависть спасают. «Чуйка» звериная появилась, опасность кожей чувствовал. Если жив до сих пор, то лишь потому что бы кому мстить было.

Однажды, в середине 43-го мысль мелькнула, узнать а как дядька в Ленинграде? То что любимый город в блокаде он осознавал, но удивительное дело, говорят что письма иногда туда доходят. Знал что там худо, голодно и холодно, но город держится. А дядька-то хитрец первостатейный, этот и на Северном Полюсе устроится ( https://www.anekdot.ru/id/898741 ). Чем чёрт, не шутит, послал письмецо. О себе рассказал, что жив-здоров, и спросил, может о родителях и сестричках знает чего? И чудо из чудес, в ответ письмо получил прочитав которое зашатался и в глаза ослепительно ударило солнце.

Часть 4. Сердце матери.

Семья в Лопатково осела, прадед работать начал. Голодно, холодно, но ведь живы. Отписался брату в Ленинград, рассказал и о матери и что его жена с ними эвакуироваться не пожелала. Спрашивал может о Моте весточка какая есть, ведь он в Ленинграде учится. Тот ответил, что курсантов эвакуировали в Кострому, а большего он не знает. Стали переписываться, хоть и не часто, но связь держали. Низкий поклон почтальонам тех времён, не смотря на блокаду доходили письма в осаждённый город и из города на Большую Землю.

Прадед и прабабушка за поиски взялись. О том что сын на Кавказ направлен выяснили, благо на каких курсах сын учился они знали. Запросы слали и вот ответ пришёл о том что «пропал ваш сын без вести.» (впрочем каким он ещё мог быть, ведь Мордух Юдович действительно исчез, по документам теперь воевал совсем другой человек). Прадед почернел, но крепился, ведь он один мужик в семье остался. Ну а мать и сёстры белугой ревели, бабы — ясное дело. А потом жинка стала и веско молвила «Мотик жив, сердце матери не обманешь. Не мог он погибнуть. Никак не мог. В беде он сейчас, но жив. Я найду его.» Прадед успокаивать её стал, хотя какое тут к чертям собачьим успокоение. А она как заклинание повторят «Не верю. Не верю. Не верю. Живой. Живой. Живой.»

С тех пор у неё другая жизнь началась. Надеждой она жила. Хоть семья голодала, мать стала «внутренний налог» с домашних взымать. Экономила на чём могла, сама не ела, но изучила рассписание и к каждому составу с раненными выходила. Приносила когда хлеба мелко нарезанного, когда картошки сваренной, когда кастрюлю с супом. Если совсем туго было, то всё равно на станцию шла, без ничего. Ходила от вагона к вагону, подкармливала ранненых чем могла и спрашивала лишь одно «С Беларусии кто нибудь есть? Из под Гомеля? Сыночка моего не видели? Не слыхали? Младший лейтенант П.» Из недели в неделю, из месяца в месяц, в жару, в стужу, всё равно.

Прадед и дочери умом то всё понимали, убеждать пытались что без толку всё это. Самим есть нечего. Но разве её переубедишь? «А вдруг он голодает? Может его чья-то мать подкормит.» твердила. Прадед после говорил, что она каждую ночь об одном лишь молилась, сына ещё разок увидать. А потом вдруг неожиданно свезло, солдатик один раненный сказал «В нашем батальоне лейтенант с такой фамилией был. О нём ещё недавно в «Красной Звезде» писали, правда имя и отчество не помню.»

Эх лучше бы не говорил этих слов. Обыскались, но тот выпуск газеты нашли. Действительно лейтенант П., отличился, награждён Орденом Красного Знамени (большая награда на 1942-й год), назван молодцом, вот только имя и отчество в заметке не указаны. В газету написали, стали ответа ждать. Пришёл ответ, расстройство одно «данных об имени и отчестве у нас нет. И военкора что ту заметку писал тоже в живых уже нет.» На матери лица нет, посерела вся. Ведь нету хуже ничего чем погибшая надежда. (К слову, в «Красной Звезде» та заметка была по дедова троюродного брата. Он погиб в самом конце 1942-го.)

Жизнь тем временем идёт. Даже свезло немного, старшая дочка в колхозе учительницей устроилась, хоть какая-то помощь с едой, ведь она карточки получает. И средняя дочка в Свердловске в мединститут устроилась, там стипендия, хоть и небольшая.

И вдруг как гром среди ясного неба, из блокадного Ленинграда прадедов брательник весточку прислал. «Жив твой сын» говорит. «Недавно письмо от него получил. Я ему отписался и твой адрес и данные сообщил.» Прадед тут же ответ написал «Не верю. Ты сызмальства сказки рассказывать любил. Нам извещение пришло, что он пропал без вести. А что это значит, мы знаем. Матери я ничего не скажу, если вдруг неправда, то она просто не переживёт. Перешли нам его письмо.»

Часть 5. Найдёныш.

Письмо от дядьки ошарашило. То что тот сам как нибудь выкрутится, тут сомнений мало было ибо дядька был мужик с хитерцой, его за рупь за двадцать не взять. Но что родители и сестры целы, вот чудеса в решете. Первым делом письмо написал в далёкое Лопатково, что дескать жив, здоров, имя-отчество у него теперь другое, по званию он нынче лейтенант, служит сапёром в 1-ой ШИСБр (штурмовая инженерно-сапёрная бригада), взводом командует, даже орден имеется. Воюет не хуже остальных, только скучает сильно. А главное, пускай знают что он аттестат оформит дабы они оклад его могли получать, ибо ему деньги не нужны. Ну а вторым делом, сей же час аттестат оформил. Стал ответа ждать.

Пока ждал, внутри что-то щёлкнуло. Нет, воевал как и прежде, но для себя понял, теперь что-то не так. Не может столько везения одному человеку судьба даровать. И сам целёхонек и семья цела. «Чуйка», она штука верная, должно что-то нехорошее произойти. Просто этого не избежать.

И как накаркал, у деревни Старая Трухиня посылают всю роту проходы перед атакой делать. Проходы смайстрячить, это дело привычное, завсегда ночью ползли, но изначально осмотреться следует. Днём до нейтралки дополз, в бинокль поизучал, понял, коварная эта высота 199.0. Здесь его фарт закончится однозначно, укрепления у немцев такие, что мама не горюй. Других вариантов конечно нет, но обидно, очень обидно погибать в 21 год, особенно ведь только семью нашёл, а повидать их уж не придётся. Написал ещё письмецо, не дождавшись ответа на первое. «Дорогие родители и сёстры. На опасное задание иду. Коли не судьба свидеться, то знайте, что я в родной Беларуссии.»

Эх, не подвела «чуйка». До колючки добрались, да задел один солдат что-то, забренчало, загрохотало, и с шипением полетели в небо осветительные ракеты. Стало свето как днём, наши как на ладони и вдарили немцы из пулемётов и миномётов. Вдруг обожгло и рука стала мокрой и тут же онемела. Осколки в плечо и лопатку вошли, боль адская, и что ты сделаешь? Кровь так и хлыщет, сознание помутнилось, одно хорошо, замком Макаров не растерялся и волоком к своим потащил. Нет, не закончилась пруха, доползли до своих. Хоть и ночь, но казалось что солнца лучик сквозь тучи пробивает.

Рану промыли, какие могли осколки вытащили, перевязали и на санитарный поезд погрузили. Ранение тяжёлое, надо в тыл отправлять. Страна большая, госпиталей много. Как знать куда занесёт? В поездах уход плохой, рана загнила, обезболивающих нет, санитарки просто ложкой гной вычерпывают, больно и неприятно до ужаса. Опять тучи сгустились, все шансы есть что гангрена начнётся и до госпиталя просто не дотянет.

Из всех городов огромного Советского Союза, попал в госпиталь . в Свердловске. «Операцию надо срочно», врач говорит. «Завтра оперировать будем. Осколки удалили не все. Надо и рану хорошенько промыть и зашить. Ты пока с силами соберись, тебе они завтра понадобятся. Если чего надо, ты санитарок зови.»

Лежит, чувствует себя весьма погано. Сестричек позвал, попить дали. «Вы откуда?» спросил. «Да мы тут в мединституте учимся. Практика у нас.» Вдруг как громом ударло, дядино письмо вспомнил где он о семье писал. «А вы девчонку такую, Оля П. не знаете? На втором курсе у вас думаю учится. Не сочтите за труд, узнайте. Коли найдёте, скажите что её брат тут.»

На утро операцию сделали, а когда очнулся около постели сестра Оля с подружкой сидели. Впервые за долгие годы заплакал. На маршах смерти стонал, но слёз не было. В расстрельной шеренге губы до крови кусал, но глаза сухие были. Друзья и товарищи гибли, и то слёзы в себе держал. Даже когда ранило, и то не плакал. А тут разрыдался как маленький.

Тучи окончательно рассеялись, и ослепитально засияло солнце, хоть и хмурый ноябрь на дворе. Выздоровел через пару месяцев, выписали. В Лопатково на целый день съездил (https://www.anekdot.ru/id/876701 ). Через долгих 3.5 года наконец родителей и сестёр обнял. Целый день и целую ночь с мамой, папой, и сестричками под одной крышей провёл. Это ли не настоящее счастье? А как мать расцвела, как будто помолодела лет на 25.

Далее с его слов «А что до конца войны оставалось «всего» полтора года, так и потерпеть можно. Ведь главное что семья жива и в безопасности. Полтора года войны, да разве это срок, можно сказать «на одной ноге отстоял.» И хоть опять был фронт, Беларуссия, Польша, Пруссия, Япония, минные поля, атаки, ордена, ещё ранения, но солнце продолжало светить ярко. И «чуйка» громко говорила, «Ты вернёшься. Вернёшься живой. И семья тебя будет ждать. Всё будет хорошо.»

Что ещё сказать? Пожалуй больше нечего.

Муж мой вырос в семье, где никогда не держали домашних животных, а я же заядлая кошатница. Долго просила котеночка, на что всегда получала одинаковый ответ, что, мол, никогда в нашем доме не будет кошек, никогда, и ни за что, а если и будет, то они не будут спать в постели, исключительно на коврике возле порога, и вообще… кошки это негигиенично, непрактично и незачем. Но, русские ж не сдаются, подключила дочку, в общем, дожали мы его, и на Новый год, завели себе это чудо. на свою голову.
Я не буду останавливаться на том, как в первый же день он полдня сидел на полу возле дивана и смотрел, как кошка спит на его любимой подушке, которую нам с дочерью категорически нельзя трогать, как ворчит на меня по утрам, что должна спать аккуратнее, потому что дрыгаю ногами, а с нее сползает одеяльце, как ругается, что кормлю не по расписанию и вообще в меню у нее сегодня курица (вон же на холодильнике висит на неделю), а я дура рыбу разморозила, как она ночью носилась как электровеник, зацепилась когтем за ковер и на повороте впечаталась в косяк, а виновата я, потому, что я свет выключила на ночь, А ЕЙ ТЕМНО, она поэтому споткнулась и упала. Я просто расскажу последнее.
Вчера ругаемся, я в запале: «Да я у тебя в приоритетах где-то на уровне кошки». Он возмущенно: «Да как ты могла такое только подумать — я оттаиваю, он продолжает — где ты, а где КОШКА!».

Дети цветы жизни.
И с каждым годом эти цветы становятся всё более бестолковыми и отмороженными. Возможно боязнь отцовского ремня и матушкиной крапивы, не позволяли мне творить лютую жесть. Но времена меняются, на детей даже голос повысить нельзя, что уж говорить про обрывание ушей. Многие родители сейчас кинут в меня камень, со словами: «Наши дети самые лучшие. Они просто ангелочки которые украшают наш ужасный мир». В присутствии вас возможно. Но как только они исчезают из вашего поля зрения….происходит удивительное преображение пай мальчика в уголовника, а маминой помощницы в черлидершу. Я очень долгое время ездил в Анапу работать вожатым, не ради денег(3тысячи рублей за смену, билет в одну сторону обходился тогда в 2800) не ради развлечений и отдыха как ездит подавляющие большинство, а для того чтобы научить детей чему-то новому.
Деградация детей была заметна с каждым годом. Если раньше озорники в захлёб читали Есенина (сборник Москва Кабацкая), ставили в качестве конкурсных работ сцены из Мастера и Маргариты, то последний год моего вожатства 2014, когда каждый у кого есть камера в телефоне считал себя крутым блогером, давался мне уже тяжело.
Привезли мне детей работников газпрома, так случилось, что за 6 лет меня только ими и снабжали. Наблюдаю картину прощания с родителями, объятия, растерянный взгляд (Вот где талантливые актёры, даже Станиславский бы купился). Краем глаза замечаю картину как парень 16 лет смотрит на отца глазами кота из Шрека и с досадой в голосе выдаёт: «Папа ты хочешь, что бы я тут умер? Ведь невозможно прожить 3 недели на 45тысяч». К слову говоря 5 разовое питание и все экскурсии уже были оплачены. Единственное, чего не было в лагере это комнаты хранения и сейфа. Все ценные вещи хранятся у вожатого). И вот 30 детей приносят нам в среднем по 50тысяч. 1,5 миллиона сумма не маленькая, но в большой чемодан с ручкой они прекрасно поместились. Первые дни были самыми сложными, желание уйти с деньгами в закат боролось с чистым сердцем. Победило сердце, аргументировав тем, что денег даже на квартиру не хватит. И вот вкусив запах долгожданной свободы, детишек понесло…. Самые безобидные открыли на территории лагеря казино с блэк джеком и девушками из детского дома, более безбашенные отморозки прихватили в лагерь шашку, которой глушат рыбу. Естественно желание продемонстрировать это чудо в действии победило здравый смысл не доложенный родителями в голову бесёнка. Вот только из тихих мест был небольшой сад с яблонями, и да ключевое слово здесь БЫЛ. Сами детишки каким то чудом остались целы, вроде даже не обделались.
Когда мы прибежали к юным террористам, с криками и желанием отполировать им пятую точку, то были немного ошарашены. Главный зачинщик держал в руках Уголовный Кодекс, и с надменной улыбкой сообщил, что мы не имеем права на него кричать, и вообще ничего не можем ему сделать. Пока сердобольная директриса стояла как столб от такой новости, я спокойно перекинул ребёнка через колено и отлупил его УК РФ по пятой точке. На его крики не имеете право, я спокойно отвечал:
— нет закона который запрещает бить детей по жопе Уголовным Кодексом.

P.S.: Уважаемые родители либо собирайте сумку вашего дитяти самостоятельно, либо перестаньте писать бумаги о запрете осмотра личных вещей ребёнка. Это сэкономит вам и нервы и деньги.

КАК Я ПРОХОДИЛ ДЕТЕКТОР ЛЖИ.

Многа букоф.
Живу один. Основная работа приносит достаточно денег, но от безделья решил подрабатывать сторожем в школе. Работа непыльная, в основном давишь на массу, то есть спишь. Платят копейки, но фактически за сон. Так целый год прошёл.
И вот на майских праздниках школу обнесли. Выдавили решётку с окна кабинета труда и вынесли кучу чермета. Тисочки, ножовки, стамески и пару мини-станков — сверлильный и точильный.
Нас, сторожей, трое посменно. В чью точно смену произошло ограбление — чёрт его знает. Как допрашивали остальных сторожей, не в курсе. Расскажу за себя.

Помурыжили в местном отделении правопорядка несколько часов — никакого толка. Ничего не видел, ничего не слышал. Даже удары под дых не прояснили картину. И сам я чист как слеза младенца — ни судимостей, ни приводов, даже плёвых штрафов за распитие пива в общественном месте нету.

Тогда с помпой повезли в центр, в здание ГУВД. На детектор лжи. По пути водитель козелка на пару с участковым рассказывали истории как этот детектор лжи с лёгкостью раскалывал самых упёртых аль капоней и чикатил. И что это последнее слово в отечественной дедукции, Пинкертон отдыхает. На пару с Холмсом. И скоро я тоже буду отдыхать. На нарах и в одиночку.

Привезли, завели в обычный кабинет. Зашёл мужик с ноутбуком и подключёнными к нему проводками с крокодильчиками и присосками на концах. Пару крокодильчиков цапанули на пальцы рук, пару присосок на лоб. Мужик включил ноут и работа закипела. Я ещё в козелке усвоил, что врать бесполезно и на вопрос «воровал ли я что-либо из школы», густо покраснев, честно ответил: «пару месяцев назад стибрил алюминиевую ложку из школьной столовки, нечем было сгущёнку из банки наворачивать. Потом было лень мыть-возвращать, выкинул в мусорное ведро, вместе с банкой». Много чего ещё спрашивал тот мужик, но кроме вилки мне стыдиться было нечего. После допроса помурыжили ещё с пару часов, в течении которых пару дознавателей кричали, что детектор показал мою полную виновность и давай, гад, немедленно сдавай соучастников-собутыльников и куда сдали награбленное и как его пропили. Но ничего не добились и в итоге отпустили с богом.

Прихожу на следующую смену в школу, а меня уже встречает завуч, просит подмахнуть заявление по собственному «такие нам здесь не нужны». А за ней уже стоит паренёк мне на замену. Ну что ж делать, насильно мил не будешь, тем более такой случай. Собрался уходить, на прощание решил пареньку показать фронт работ. В разговоре узнаю, что он сын подруги местной учителки, недавно с «двушечки» откинулся за кражу пары кроссовок на рынке. С работой туго, вот мать пристроила через подругу сторожем на первое время.
Рассказал ему про свой допрос и детектор лжи.
Рассмеялся парень, растолковал на пальцах несложную науку: если у подозреваемого нет судимостей, значит он необразованный, тюремного университета не кончал. Такого берут на голый понт, то есть на детектор лжи. Не представляющий из себя ничего, кроме проводов, ноутбука и пустой болтовни оперов в уши лоха. Но не нюхавший зоны клюёт на «легенду», и завидя такое чудо иностранной компьютерной техники, как правило, сразу сознаётся во всём.

Вот так недорого, без отбивания почек и сажания на бутылку, наши органы правопорядка иногда пытаются раскрывать преступления. Как говорится, голь на выдумки хитра.

Банановыми историями напомнило.

Год был пожалуй «87-88, родители меня с сестрой в Москву взяли, столицу показать. Гуляли по центру, а тут оба-на — бананы продают. Очередюка конечно дикая, но нам подфартило, всего часика полтора-два в толчее и на руках несколько кило бананов. Между прочим достаточно спелых. Родители сей деликатес нам как большой дефицит скармливали. Таким образом я в первые про этот шедевр природы узнал и заценил.

Прошло сколько-то месяцев, и тут чудо из чудес, в наш Беларусский городок тоже завезли бананы. Такого расклада никто не ожидал, и пожалуй это было не меньшим событием если бы вдруг марсиане прилетели и вымыли публичный сортир. А главное не хрен знает куда завезли, а в магазин что напротив нашего дома. Очередь выстроилась бешеная, как к Мавзоленину. Родители на работе были, дедушка что за нами смотрел плохо себя чувствовал, короче дело швах — пролетаем мы мимо бананового счастья аки фанера над Парижем, что в юном возрасте есть повод для немалой печали.

Иду во двор в ножики играть (коли кто помнит в те дикие времена дети безо всякого присмотра спокойно во дворе играли). Выхожу и. мама родная, глазам своим не верю, двое пацанов с моего двора, Ванька и Костик, хавают калорийнейшие бананы из ящика. Без дураков, перед ними целый ящик бананов. Большинство правда зеленоватые, но и достаточно спелые отыскать тоже можно.

Пацанов этих я конечно знал. Костику было лет 12-13 пожалуй. Родителей его я не знал, но помню что он считался трудновоспитуемым. Нам, малолетним шкетам, он на зависть классно ругался матом и даже курил. Солиднейшая фигура для нас, а для него мы естестенно были мелюзга. Про Ваньку я знал больше ибо разница у нас была с год, не больше. Ванёк был на редкость добрый парнишка. Батя его был знатный местный алкаш, а мать уборщица. У него было у него ещё три младших братика, и все в прикиде а-ля Гаврош.

Откуда и как у них взялся дефицит, в голове не укладывается. Денег на целый ящик они явно добыть не могли, даже если бы продали план родного лавсанового завода шпионам из далёкого Бантустана. А то что в борьбе за место под солнцем пролетариат бы их тупо раздавил даже я понимал. И тем не менее факт остаётся фактом, цельный ящик бананов — мечта поэта. «Присаживайся говорят, кушай на здоровье.» Отказаться грех, поблагодарил, сел.

Естественный вопрос — «Как?»
-«Да просто» отвечают, «по дворам шлялись, вдруг видим машина подъехала к магазину с заднего входа. Полная ящиков. Водила навеселе предлагает, «пацаны, хотите заработать? Разгрузите каблучок, ящик ваш. Мы и разгрузили, делов-то. Не надул, ящик вот дал. Ты кушай, кушай.»

Не помню сколько я в тот день бананов съел, но много, аж живот потом пучило. С тех пор я как-то бананы не очень люблю. Зато, пожалуй впервые, я осознал, можно зарабатывать и брать оплату не только деньгами, но и товаром. А главное, для меня стало откровением, что можно получить товар не обязательно через прилавок.

До сих пор считаю это моим первым практическим уроком микроэкономики в жизни.

Итaк, год примерно 1980. И кoммунизм то ли уже победил, то ли вот–вот.
Прихoжу дoмoй из шкoлы, a нa стoлe зaпискa:
«Димa! Я зaнял oчeрeдь зa бaнaнaми. Нaш нoмeр — 1278. Обeд нa стoлe. Пoeшь и срaзу в oвoщнoй! Пaпa»
В тoт дeнь oтeц рaбoтaл вo втoрую смeну. Я, в свoю oчeрeдь, oстaвляю зaписку мaмe, кoтoрaя рaбoтaлa в пeрвую смeну, и ухoжу стoять.
Кстaти, дaвaли 1 килoгрaмм в руки. И oтцa пoтoм дaжe oтпустили с рaбoты пoрaньшe. Пo увaжитeльнoй причинe, чтoбы мы мoгли купить лишний килoгрaмм бaнaнoв.
Очeрeдь тянeтся мучительно медленно. 19:30. Чeрeз пoлчaсa oвoщнoй зaкрывaeтся. Нa «Мaякe» звучит трeвoжнaя музыкa…

Народ начинает волноваться, все понимают, что завтра, к открытию, никаких бананов в продаже уже не будет. По своим все разойдется, по блату. Стихийно формулируется требование:
Отдел должен работать до последнего банана!

Для предъявления ультиматума дирекции торгового центра формируется инициативная группа. Дирекция ей отвечает примерно следующее:
— Хрен вам, товарищи гегемоны!

Здесь надо заметить, что немногим ранее в Тольятти случилась забастовка водителей автобусов, о которой сообщили всякие BBC, «Свободные Европы» и прочие «голоса». Горком тогда получил по первое число.

Таки вот. Очередь волнуется раз, очередь волнуется два… Начинают раздаваться призывы разгромить торговый центр «к ёной матери». Не проходит и 20 минут, как приезжают представители райкома партии. Оценив обстановку они дают указание, полностью совпадающее с требованиями толпы и меня, в частности:
— Торговать до последнего банана!

Мы «отоварились» около полуночи. Мама, папа, я — три килограмма. Три килограмма деревянных люминесцентно–зеленых бананов. Тут надо заметить, что мои родители покупали бананы во второй раз в жизни, поэтому были опытными, в части бананов, потребителями. Эти зеленые стручки мы засунули в валенки и положили на шкаф — «доходить», т.е. зреть. Прошло сколько–то там дней. И, о чудо, родители достали мне со шкафа желтые, мягкие, вкусные бананы!

И вот я, двенадцатилетний мальчик, выхожу на улицу с дефицитным бананом в руке и улыбкой шире плеч.
Навстречу соседка, тетка лет 35.
— Дима, а что это такое ты ешь?
— Тетя Света, это банан. Мы же вместе в очереди стояли.
— Так они же зеленые и деревянные!
— Незрелые были. Они, как помидоры, тоже на шкафу доходят.
— Чёрт!, — изрекла тетя Света. — А мы восемь часов отстояли в очереди, в час ночи пришли домой, попробовали: деревяшка и во рту вяжет. Решили, что сырыми бананы не едят и сварили их. Какой–то клейстер получился. В унитаз все вылили.
А они, оказывается, вот какие. Дим, дай хоть попробовать?

Я протянул ей банан. Она наклонилась, осторожно взяла в рот кончик, откусила… И переменвшись лицом прошептала:
— Мляяяяять! Какие мы идиоты, но кто же знал…

Так женщина в 35 лет впервые в жизни познала банан. (с)

1967 год. Обезьян видели только в цирке или зоопарке. И тут на тебе. Какой-то дальний родственник, убывая в дальнее плавание, оставляет в семье нашего одноклассника это чудо природы. Нет, не чудо, а ЧУДО! За пару дней ОНО умудрилось расколотить всё стеклянное и бьющееся, что не успели спрятать, смести с полок всё падающее, рассыпать всё сыплющееся, а также укусить за ногу бабку, у которой пряталось под длинной юбкой в случае предполагаемой опасности. Естественно, чуть ли не всем классом мы ежедневно после занятий заваливали к однокласснику, чтобы насладиться бесплатным зрелищем. Бывало, выставишь перед собой руки, обезьянка за них уцепится и давай раскачиваться. В один из таких моментов она краем глаза увидела авторучку во внутреннем кармане пиджака одноклассника и с неимоверным проворством ею завладела. Авторучка тут же оказалась в пасти и была перекушена. Шариковых у нас тогда не было. Только чернильные. Результат предсказуем. Но это так, вступление. Жил в этом доме ещё и кот. К обезьяне он относился с большим недоверием. Зато она очень любила копаться в его шерсти, что-то там находить и отправлять в рот. Правда, для этого, кота нам надо было удерживать обеими руками. Как-то раз во время процесса перебирания шерсти обезьянка добралась от кошачьего хвоста до кошачьей головы и присела своим красным задом на кошачью морду. Такого позора кот не стерпел и кусанул обидчицу за пятую точку. Через мгновенье оба стояли друг против друга. Одна с удивлённой мордой, кот с выгнутой спиной. Ещё через мгновенье шерсть с кота полетела в разные стороны. Кот заорал диким кошачьим голосом и с позором покинул поле боя. На следующий день продолжение следует. Нам как-то удалось вновь уложить дрожащего кота и подвести к нему обезьянку, которая была сама доброта и, как будто ничего не произошло до этого, приступила с священнодействию. Правда, шерсть перебирать она начала с головы. Через некоторое время кот немного успокоился, а обезьянка, дойдя до его хвоста, несколько раз провела лапами от его начала и до конца, как бы поглаживая. Потом совершенно спокойно и без всякой агрессии она зацепила кошачий хвост обеими лапами и вцепилась своими крепкими зубами в то место, что держала. Про дикий рёв кота я уже промолчу. Хорошо, что хоть с хвостом остался. А мстительницу вскоре забрал вернувшийся из рейса хозяин.

Давно это было. Или: Долгая дорога домой.
Птиц несет попутный ветер,
Степь зовет живой травой,
Хорошо, что есть на свете
Это счастье — путь домой.
Б.С. Дубровин
Середина восьмидесятых. Перестройка еще не объявлена, страна едина и неделима, оборонка крепко стоит на своих ногах. Мы вносим свой посильный вклад в оборону Союза.
Я уже писал, что инженеры нашего института (надо отметить – перспективные инженеры) очень часто ездили в командировки по всей нашей необъятной стране. Ну, скажу так – поехать в командировку всякий может (а зачастую и хочет), отработать на пять с плюсом тоже все (мы же перспективные), но ведь из командировки надо ещё и возвратиться обратно (в ту заводскую проходную, что в люди вывела всех нас1). А вот тут возможны варианты: срыв расчетных сроков командировки (ну это не критично, особенно если не брать близко к сердцу мнение и высказывания главного инженера в ваш адрес); вместо одного сотрудника домой вернулась телеграмма с просьбой об увольнении в связи с изменением места жительства, места работы и семейного положения (а на свадьбу не пригласил); были конечно и заболевания, и травмы и, курьезные случаи.
Скажу прямо: ну, не везло мне с командировками на Дальний Восток, вот и в этот раз, буквально за день до вылета главный инженер вызвал меня к себе и объявил, что Владивосток может подождать (трепангов, чилимов и морских гребешков всех не съедят), тебя ждет город за Полярным кругом, куча нерешенных проблем, а полярный день и морошка в бонусах. Документацию по изделию и свои личные взгляды на ситуацию во Владивостоке передаешь Владиславу Перевозчикову (он же Вадик, он же Славик), а тебя ждут великие дела рядом с Мурманском, а деликатесные морепродукты заменишь палтусом, которого сам и поймаешь. Короче Владик едет во Владик (Владикавказ тогда назывался Орджоникидзе, и поэтому никакой путаницы не происходило) , а меня ждут морошка и палтусы. С тем и разъехались, вернее разлетелись.
Моя командировка подзатянулась, и каково было мое искреннее удивление, когда на вокзале в Москве ко мне бросился немыто-небритый субъект, со словами: — сами мы не местные, подайте на билетик до дому. Удивление быстро переросло в изумление когда в этом зачуханном полубомже я с некоторым трудом опознал Владика. Удивился и Владик, он тоже не разглядел меня сразу за темными очками и джинсовым костюмом, но удивление было быстро скрыто и он решительно бросился обниматься, но был остановлен моей рукой.
— Прости, Волжанин, я знаю как я выгляжу, но у меня совсем кончились деньги и я уже начал отчаиваться, что никогда не доберусь домой, а тут ты, ты же не бросишь меня здесь?
— Слушай Славка, а что случилось, ты какой-то слегка нестерильный и сильно исхудавший, и вообще, почему ты в Москве, а не в дома? И скажи честно, когда последний раз ты что-нибудь ел?
— Ой, Волжанин, я и не помню уже.
Очевидно, Славик углядел сильное недоверие, даже за темными очками, и начал бормотать какие-то оправдания, но я решительно пресек его и повел его в ближайшее заведение общепита.
Официантка осмотрела моего коллегу с явно выраженным неодобрением, перевела взгляд на меня, сурово спросила: — А платить то кто будет? Я убедил её в моей кредитоспособности, сделал заказ, дождался, отхлебнул кофе, увидел, что за это короткое время Владик (он же Вадик, он же Славик) уже приступил к десерту и спокойно сказал: — излагай, но только внятно, и сразу объясни, ну почему ты не связался с любым московским институтом нашего министерства или через нашу советскую милицию не позвонил в наш доблестный НИИ и не заказал срочный денежный перевод на адрес отделения (до пластиковых карт и внедрения системы Western Union еще очень долго), ведь родная милиция существует еще и для помощи нашим гражданам, попавшим в сложное положение, а?
— Все очень просто, в Москве я не знаю никого, и ни одного института или завода тоже, я ведь в командировки ездил только в Таганрог, Питер, ну еще в Саратов, и вот сейчас во Владик, а перед нашей милицией робею до дрожи в коленках, можно сказать до обморока.
— Ну, а почему в Москве, и почему на вокзале?
— А ты, Волжанин, тоже ведь не здесь должен быть в это время, или я не прав?
— Ну знаете ли, допрашивать потенциального благодетеля как то не очень комильфо, но какие могут быть секреты от коллег, попавших в беду, просто на севера прилетела телеграмма: — после окончания работ перелететь в столицу, на один из наших заводов, а здесь я просто сдавал билет на поезд, потому что уезжаю несколько раньше, завтра, контора разорилась на билет СВ (наверно в городе-герое среди лета выпал снег и Волга покрылась льдом2) вот и все.
— А где ночевать будешь где, на вокзале?
— Слушайте, Владислав, Вы пообедавши, вообще затупили, насовсем, или это пройдет (ну, кровь от головы отлила)? Конечно, я ночую в заводской гостинице, это далеко не «Россия» и не «Интурист», но крыша над головой есть, кровать удобная, да и постояльцы все свои – знакомых куча.
Вот, на вас смотрели как смотрят на материализовавшееся из ничего чудо (ну да чудо, обыкновенное чудо3), а у Славки было ошалелое выражение человека выигравшего в лотерею ДОСААФ4 как минимум «Жигули» (это сложное чувство, когда видишь, уже хочешь поверить в счастье, но нотка сомнения еще звучит в душе). Славка безмолвно открывал рот, боясь задать свой самый главный вопрос, в глазах радость сменялась унынием, уныние глухой тоской, потом опять радость, и так по кругу.
— Коллега, хватит пугать мою нервную систему гаммой твоих эмоций, теперь я некоторым образом должен приглядывать за тобой (ну, так утверждают китайцы), поэтому выпиваем по рюмке коньяка, ты успокаиваешься, рассказываешь свою одиссею, потом звоню главному инженеру, и все решается: появляются деньги, гостиница, билет домой. А главный инженер перестает пить валидол на завтрак, обед и ужин, засела у меня в голове твердая уверенность, что ты потерялся, или я не прав?
— Да, ты прав, только возьми по две рюмки коньяка, а то мне как то неудобно рассказывать, особенно тебе.
— Учти, Владик, рассказывать главному инженеру будет неудобнее и причем намного, он вообще иногда начинает сомневаться в умственных способностях рассказчика, причем не про себя, а вслух, причем так виртуозно сомневается, что у провинившегося появляется комплекс умственной неполноценности, который излечивается, ну очень медленно. Короче, покайся и будет тебе легче, и кстати почему именно мне неудобно рассказывать о своих подвигах, вроде я не смеюсь над больными и убогими.
— Ладно, начинаю, ух, а коньяк хорош, начинаю и расскажу всё!
— Да, звучит как угроза, всё молчу-молчу, весь обратился в слух.
И Славка начал рассказ. Далее с его слов.
В командировку собрался за один неполный день, и в четыре после полудня я уже сидел в самолете на Москву. Короткая пересадка, встреча с коллегами, и другой самолет уносит нас в далекий Владивосток. Коллеги, особенно «Батька» (прозвище начальника командировки), удивляются, ведь ждали они тебя, а тут я. Прилетели, и как обычно сразу на объект, подключились, начали работать, отработали программу на сто процентов без единого сбоя и начали собираться домой, а на меня навалилась тоска. Ну что я видел, ну погуляли по городу, ну поели морепродуктов, разок в море окунулись вот и все. А мне всегда хотелось путешествий, романтики, а не получалось никак. Вроде едешь в Ленинград, а в результате – Кронштадт, сплошные камни и марширующие матросы. Собрался в Саратов – сел в поезд, проснулся уже в городе, день на заводе и обратно, в Таганроге тоже только институт. А на работе еще хуже, все ездят надолго «Батька» весь Союз объехал, Морошко (еще один сотрудник) – тот в двух экспедициях побывал, ты постоянно то в Питере, то на Кольском, то тебя на две недели в Севастополь, а в отпуск вечно в тайгу. Когда вы все в курилке начинаете рассказывать свои байки, то у меня просто нервов не хватает, а тут Дальний Восток и перспектива посмотреть всю страну, если поехать на поезде. И представляешь удача на моей стороне – одного билета на самолет не хватает, как раз на меня. Я сразу к «Батьке»: разрешите на поезде. Тот как то странно посмотрел на меня, спросил: — что, страну решил посмотреть, ну-ну. И я поехал, правда не принял во внимание, что в пути он пребывает почти восемь суток5, и погода на всей стране летняя – от теплой до жаркой, а в общем – сиди и смотри. Первые сутки я пребывал в эйфории, потом эмоции поулеглись, и я начал задумываться – а не закралась ли в расчеты маленькая ошибка. На третьи сутки уверенность в ошибочном расчете стала стопроцентной, и для снятия депрессии я пошел в вагон-ресторан, чтобы выпить и закусить. Тоска отступила, спалось хорошо, даже на Байкал посмотрел с удовольствием. После очередного приема антидепрессанта я проснулся с дикой головной болью, тут же сердобольный сосед озвучил мне лучший рецепт в данной ситуации – горячая солянка и 150 граммов. Как ни странно, но помогло – солнышко стало светить ярче, поезд помчался быстрее, мелькнула мысль: — а жизнь то налаживается, захотелось немного продолжить. Проснувшись после продолжения банкета я начал испытывать смутный дискомфорт, во первых очень тепло в вагоне, во вторых странное чувство потери чего то очень-очень нужного. А, ладно сейчас прогоним дискомфорт проверенным способом и снова оживем. Официант как то странно посмотрел на меня, пробормотал невнятно: — наверно с приисков, ишь как банкует. После здоровый сон. Следующий заказ тоже не удивлял своей новизной – горячая солянка и 150 граммов, удивило желание официанта рассчитаться сразу, обиженно пожав плечами полез за деньгами, деньги были, но количество их очень сократилось, да и качество оставляло желать лучшего, в пересчете на солянку было: полторы порции, один салат и 3х150 гр. Больше денег не было. Дополнительно отсутствовал билет на поезд Москва – Волгоград, а это серьезно нарушало мои планы. Впереди почти трое суток, ну и ладно – неприятности надо решать по мере их поступления, тем более на работе я постоянно слышал твое «Упремся-разберемся», вот и решил: все разборки на потом, сейчас время хорошего настроения. Проснувшись стал подводить промежуточные итоги. Итоги выглядели довольно уныло: деньги, 24 копейки, зажигалка, паспорт, чайная ложечка, складной ножик и ключи от квартиры, вот и все. И билет никак не находится. Попытка занять денег у моих соседей понимания тоже не нашла, да, много у нас в стране равнодушных людей. Зато проводница поила чаем с печеньем, и официант тоже не забывал – раз в день приносил порцию солянки, правда без антидепрессанта (что поделать, даже у хороших людей есть изъяны). В свободное время много читал, у проводницы нашлось две книги «Что делать» и «Преступление и наказание», в школе не прочитал, а в поезде пришлось, Достоевского аж два раза подряд. Потом вокзал, стыдно сказать подходил к очереди в билетные кассы – просил денег на дорогу, не ел, не пил, почти набрал на плацкартный билет, а их почти на месяц вперед нет, . А сегодня утром вышел на воздух и накатило предчувствие близкой удачи, возвращаюсь в вокзал – вижу навстречу мне идет парень в джинсовом костюме, с кейсом и сразу видно, что у него все в порядке – улыбается и вроде даже песенку напевает, я к нему, а это ты.
— Да, это я. Пошли звонить в наш институт, только скажу сразу, с главным буду общаться без тебя, но и почему ты остался без денег я ему не скажу, скрою эту страшную тайну, и тебе тоже рекомендую, ведь услышит эту историю наш супердуэт Морошко – Скрипка (Хазанов и Иванов6 нервно курят в сторонке) и станешь ты знаменитым не только в институте или на заводе, нет весь город-герой будет показывать на тебя пальцем, а за спиной твоей будут шептать: – Это он потерялся в Транссибирском экспрессе. Пошли. Вот так.

Примечания:
1. Слегка перефразировано из х/ф «Весна на заречной улице».
2. Перерасход командировочных бухгалтерия сильно не любила (простому инженеру, даже перспективному СВ не положен).
3. Цитата из телефильма «Обыкновенное чудо».
4. Популярная в СССР денежно-вещевая лотерея.
5. Это в середине 80-х, сейчас быстрее.
6. Александр Иванов, ведущий телепередачи «Вокруг смеха.
P.S. Ну конечно, половина института узнала про «Одиссею капитана Перевозчикова» на следующий день после нашего возвращения из Москвы, остальные через два дня, узнал ли город-герой на Волге, не знаю, зато по нашим институтам, заводам эта история превратилась в легенду. Главный герой получил прозвище «Потеряшка» и это прозвище жило еще лет десять, рассказчик был назван «Спасатель», веселились над обоими. Морошко — Скрипка сумели подписать приказ у главного инженера приказ, в котором запрещались все командировки инженера-конструктора второй категории Перевозчикова В.К. за пределы проходной сроком на один год. Ко мне подходили, здоровались, а потом вполголоса говорили: — Я, теперь свою правую руку месяц мыть не буду, ведь я поздоровался с самим «Спасателем», который нашел и доставил «Потеряшку» домой.
P.P.S. А на Дальний Восток я так и не попал.
Волжанин

В СССР умели делать все! В том числе и классные стиральные машинки.
Простояв год в очереди, наша семья получила это чудо техники. Акции папы и так были высоки, но после покупки, поднялись, в семье, на небывалую высоту. Машинка была техническим совершенством: с таймером на 20 мнут и гибким шлангом для спуска воды. Мне, после стирки, доверяли выпускать грязную воду в тазик и таскать его в туалет. Что за вихри я создавал! Семья души не чаяла в новом механическом друге.

Все бы хорошо, но проклятые вредители — агенты империализма, сделали пару диверсий в любимом друге.
Одна из них касалась позднего «зажигания». Т.е. включаешь таймер — он громко тикает, мотор начинает гудеть, но лопатки не вращаются. Приходилось рукой залезать в кипяток и делать крутящее движение за «лопатки». Так сказать, «ручной стартер». После этого чудо-агрегат заводился и начинал трястись в экстазе свои 20 минут. По окончании программы, щипцами достаем выстиранное белье и опять ручной старт, руки можно было менять:-)

Вторая неприятная особенность — прокладки. Они стали течь буквально через полгода эксплуатации. Батя их теснил изолентой, что-то мудрил, но ничего не помогало. Вода продолжала капать куда-то внутрь машинки и вытекала на пол.

А почему он не пошел и не купил новые прокладки или не сдал такую машинку обратно в магазин по чеку? Эээ. дорогой читатель, если вы спрашиваете, значит вы никогда не жили при лучшем строе на земле — развитом социализме!

В общем, ванна была похожа на небольшое болотце, с островком тряпки, которую надо было периодически отжимать. Но засада крылась не в эстетическом виде. Вода иногда капала куда-то на проводку. Хомо-совектикус наступив в мыльную грязь и коснувшись машинки оказывался проводником светлых идей и его ощутимо било током. Поэтому, даже последний карапуз знал — во время стирки не входи — не убьет, так трахнет!

Но внимательный читатель спросит: а как же «ручной старт»? Ведь надо же подать напряжение, засунуть руку в кипяток и что-то там крутить. В это время, по законам физики, неминуемо же должно ударить током? Всё так! Мало того что горячо, так еще и било током, но нельзя было сдаваться! Ведь напряжение подано и если мотор не стартовал начинало ощутимо вонять горелой изоляцией из под машинки! А если бы сгорел мотор. Не хотелось даже про это думать.

После пыток электрическим током, мама сказала, что она видела в белых тапках такую стирку, лучше уж по-старинке. Батя что-то там пытался философствовать про резиновые шлепанцы и что небольшая встряска — даже полезна, но чуть этими же шлепанцами и не был побит. Ничего ему не осталось, как начать работать «несгибаемым железным человеком» и стартером:-). Позже, он все же сделал в ванне деревянный настил, а дерево (если не намокало) — не проводило ток.

Повадилось Чудо-Юдо в некоторое царство жрать каждый год 40 самых лучших юношей, коих ему приводили на берег моря каждые 100 лет.
И вот как-то выныривает оно, смотрит: на берегу стоят 40 прекрасных юношей, а 41-й — чуть-чуть в сторонке…
Чудо Юдо растерялось и грозно так говорит:
— Я Чудо-Юдо-о-о-о.
На что 41-й отвечает:
— Даст-из Юден. Зольдатен — ФОЯР.

«Если человек не верит в удачу, у него небогатый жизненный опыт»
(Джозеф Конрад)

Случилась эта история 31-го декабря, прошлого года.

В ветхом деревянном домике, в глухой деревне, недалеко от Можайска, жил-был мальчик Тимофей. Жил и тосковал по новогоднему чуду, особенно в такой день. Хотя, как, мальчик? Не такой уж и мальчик, за пятьдесят ему слегка, но до пенсии ещё далековато.

Дети выросли, разлетелись по стране, жена давно уехала на заработки в Москву, да там и осталась. Работы в деревне не было, так что, жил Тимофей домашним хозяйством: две курочки, яйца, огород. Изредка — то там, то тут, подкалымит, сушёные грибы на трассе продаст, чтобы пару живых рублей на коммуналку и на курево заработать, а так, всё только своё. Тимофей давно бы уже с удовольствием спился, да не получалось, ведь это тоже требует каких ни каких финансовых вливаний.

И вот, в тот последний день календаря, особенно загрустил мужик. У соседки, вон, все как у людей: Новый Год, ёлка, наверняка мандарины, может даже шампанское пить будет, а то и в гости пойдёт, или к себе кого позовёт. А у Тимофея, как на зло, денег осталось только на хлеб, даже на чекушку не хватит. Тоска.

Можно было бы, конечно, к соседке в гости напроситься, но с пустыми руками, как-то…
С одним хлебом ведь не пойдёшь.
Но, Новогоднее чудо – это такая удобная штука, если без него никуда, то оно обязательно случится. В тот день оно пришло и к безнадёжно тоскующему Тимофею. Вся деревня до сих пор с завистью вспоминает и шушукается. Да ведь и есть что вспомнить:

— А Тимофей-то наш, хорош, сколько о себе не рассказывал, таких серьёзных и богатых друзей скрывал, тихоня. Вы слыхали? На Новый Год, с самого утра к нему во двор приехали гости дорогие: двое солидных мужчин и женщина с ними.
— Да, конечно слыхала, даже видела. А вы видели на какой богатой машине они были? Вся чёрная, модная и сразу видать, что стоит она, как вся наша деревня. (Прим. Автора — Забегая вперёд, подтвержу, что да, примерно столько она и стоит).
— Да, знатно они погуляли, аж до самого вечера, пили, ели, смеялись, в окошко было видать. Даже салютом с огорода пальнули. Только к вечеру, часиков в девять попрощались с Тимофеем и уехали.
— Салют? Помню, конечно. Светло как днём стало, бабахало, как на Красной Площади.

И это соседи ещё не знали, что волшебные Санта Клаусы, на прощанье всучили Тимофею: бутылку коньяка, бутылку шампанского, банку красной икры, а на стол незаметно тысячу рублей подкинули.
Собрал наш мальчик всё это несметное новогоднее богатство и смело пошёл проситься к соседке в гости. С икрой и шампанским, он уже и сам был как подарок.

Новый Год они вдвоём встретили прекрасно. Подружились даже. Подружились – это ещё мягко сказано. Видимо, все будущие Новые года, они будут встречать тоже вместе.

Так что верьте, друзья, в новогоднее чудо, и оно обязательно случится. Вы спросите: «Как?»
Да, каждый раз по-разному и всегда непредсказуемо, главное – очень хотеть и быть готовым к нему.
С Тимофеем, например, случилось вот как:
Проснулся он ни свет, ни заря, в душе тоска, в карманах пустая сигаретная пачка. Походил по хате, походил, настроение совсем не новогоднее. Надел фуфайку, вышел на улицу воздухом подышать, а если повезёт, то и сигареточку стрельнуть.
Смотрит, перед его воротами стоит большая чёрная машина, красоты необыкновенной, а рядом два Санта Клауса (судя по шапкам) и снегурочка с ними. Поздоровался Тимофей, поздравил с наступающим Новым Годом и спросил:

— Вы, часом, не застряли? Вам лопата, может, нужна?

Клаусы ответили, что нет, но от помощи не отказались:

— Видите ли, мы едем аж из Минска, в гости, на Новый год, нам ещё километров тридцать всего, да вот, не подрасчитали немного, покружили тут и встали. Теперь, ни туда – ни сюда.
— Так, вам бензин, что ли, нужен?
— В том-то и дело, что нет, всё гораздо хуже. Машина наша электрическая, от розетки работает. Вот, если бы у вас нашёлся удлинитель, то вы бы нас очень выручили, только заряжаться придётся часов семь, не меньше, чтобы хватило доехать.
— В чем проблема? Семь, так семь, хоть восемь, если надо. Отчего же людям не помочь? Не бросать же вас в праздник на дороге. Удлинитель найдём, конечно. Прошу во двор и паркуйтесь рядом во-о-о-н с той форточкой…

С Новым Годом!
Пусть у каждого из нас всё будет: счастливо, здорово и вовремя…

Как я готовила супик
Было это много лет назад. Когда ещё Ленинград Питером между собой называли, а не наоборот. Благословенные времена. Парадные, поребрики. Извините, простите, товарищ. Даже в общественном транспорте можно было бросив пару копеек, билетов скрутить целый рулон. Правда яблочный сок стоил аж целых 14 коп за стакан. И это с мякотью. Без мякоти ещё дороже. Но мне больше томатный нравился. Продавец, обычно, наливала его из такого тройного стеклянного конуса в тут же вымытый стеклянный стакан. Ну, как вымытый. Она его брала кристально чистой, только что продезинфицированной рукой и ошпаривала 2 минуты крутым кипятком. (Вру конечно, но на глаз он был чистым, даже не всегда видно было красные разводы). Потом я вытягивала алюминиевую чайную ложечку из стакана с водой и набирала соль, опять же из стакана и размешивала ею сок с солью в своём стакане. Потом вынимала, пробовала, досыпала, облизывала и возвращала на предыдущее место. Люди ведь в очереди ждут.
Ну, это я отвлеклась. Рассказ не о том. Так вот. Висел у меня на кухне в Красной Гостевой, тоесть в красном углу, отрывной календарь. А там «Хозяйке на заметку» с рецептами от разных чейтателей. И так хорошо был супик описан, что прямо так бы и сожрала с этим календарём. Возьмите, мол, с десяток помидоров и обжарьте их до черноты на сковородке. Потом роздеребаньте луковицу чеснока, но не чистите зубцы от шелухи, а обжарьте таким же варварским способом.
Работа спорилась. Ингредиенты готовились. К тому же у меня с собой было. Бутылочка «Тымянки», «Пшеничная» и болгарская «Плиска». Почему такой куркульский набор? Во-первых к чаю. Во-вторых. А вы пробовали в питерском подвальном виноводочном магазинчике «Три топора» или «Агдам» купить? При том что «Коленвал» стоил 3:62, а «Пшеничная» — 5:13. Так что за «Пшеничной» вас всегда бы без очереди пустили. Культурная столица всё таки. А я очередей не любила. Это сейчас в Скандинавии хочется временами постоять.
Эти помидоры, чеснок нужно было очистить, добавить острый красный перец и взбить в блендере. Что это такое я догадывалась, но за неимением обошлась большой вилкой и кастрюлькой. Количество «Тымянки» неумолимо таяло.
Мясо нескольких лобстеров я решительно заменила свининой. Вместо непонятного авокадо положила картошку. Разные силантро и базилики заменила остатками рассола маринованных огурцов. Запах супика приятно щекотал ноздри и навевал мысли об экзотических островах с принцами на белых «Волжанах».
Но тут в дверь кто-то решительно застучал и детским всхлипывающим голосом начал что-то кричать. Напуганные чайки улетели за края моего сознания, а дельфины скрылись в волнах моей памяти.
За дверью стояло чудо мужеского, вроде, полу лет 20, на вид и со слезами в голосе вскрикивало:„Что Вы делаете, ах что Вы делаете?“. Его тоненькие ручки и шея дёргались при каждом крике, а с больших карих глаз готовы были бежать слёзы. Не чувствуя подвоха я смело ответила, что супик готовлю. Но оказалось, что я ещё и затапливаю его спальню в коммунальной квартире этажом ниже. В моей ванной с забытой водой и плавающими по полу тапками его чуть истерика не разбила. Он смешно вскрикивал:„Супик она готовит! Супик она готовит!“, забегая в санузел и выбегая из него.
Я решительно перекрыла воду. Бросила ему в руки почти новое полотенце и заставила собирать воду с пола. Он так и бухнул в эту лужу на колени в своих трениках с выдутыми коленками.
Через пол часа всё было окончено. Супик готов, пол в ванной комнате вытерт насухо, кошка с его комнаты принесена ко мне вместе с его мокрой одеждой и постелью.
Я их двоих покормила. Его супиком с водкой. Кошку молоком и макаронами и уложила спать.
А наутро мы поехали к его родителям. Знакомиться. И я им сказала, что беременна. А чего терять такого парня? Не принц, конечно, но кандидат наук. Работает в Почтовом Ящике, играет на скрипочке. Ведь пропадёт один в большом городе. Или какая-то хитрая бабёнка охомутает или охумотает. Не знаю как правильно. Он же беспомощен и наивен, как его кошечка на груде мокрой одежды. К тому же утром я его разбудила «Мишенька», как мама. Да и дочь родила. Правда через два года. Прям на Новый год. А потом и сына. На Старый Новый Год. Вот такая новогодняя сказка. И всё благодаря супику из календарика, который я на свой страх и риск по чужому рецепту из своего сырья приготовила. Поэтому Мишенька никогда не обижается, если я его зову своим Супиком. Позже так шутила дочь. А теперь и внучка, вставит время от времени своё шепелявое «бабушкин Шупик». И озорно подмигнёт карым глазом.
Всем хорошего Нового Года и исполнения желаний. Не бойтесь готовить такой супик, какой вам нравится и из того, что есть под рукой. Весёлых праздников!

Комп игра.
Все мы в танчики играли.
Даже рученьки устали.
Чтобы заработать стату
за год можно стать горбатым
окосеть и окриветь,
но победы не узреть в этой чудо мясорубке.
что не выстрел .. Это шутка.
Срикошетил об картон!
Это чудо. Миль пардон!
Заряд сквозь танки пролетает.
это редко . но бывает.
Вдруг гора низвергла пламя,ваш танк горит
минут молчанья. ( разочарование)
Дом вдруг стрельнул’. опять подбит
враг верещит и как текстит!
. ///// .
Камнем гусеницу сбили, веткой ствол чуть повредили,
на таран пошел ЛТ . И настал конец тт.
Вообщем чудо эпизоды блитцевортовской работы.
Игроки в недоуменьи..
Их постиг злосчастный рок.
или всем рандом помог?

Комп игра.
Все мы в танчики играли.
Даже рученьки устали.
Чтобы заработать стату
за год можно стать горбатым
окосеть и окриветь,
но победы не узреть в этой чудо мясорубке.
что не выстрел .. Это шутка.
Срикошетил об картон!
Это чудо. Миль пардон!
Заряд сквозь танки пролетает.
это редко . но бывает.
Вдруг гора низвергла пламя,ваш танк горит
минут молчанья. ( разочарование)
Дом вдруг стрельнул’. опять подбит
враг верещит и как текстит!
. ///// .
Камнем гусеницу сбили, веткой ствол чуть повредили,
на таран пошел ЛТ . И настал конец тт.
Вообщем чудо эпизоды блитцевортовской работы.
Игроки в недоуменьи..
Их постиг злосчастный рок.
или всем рандом помог?

Комп игра.
Все мы в танчики играли.
Даже рученьки устали.
Чтобы заработать стату
за год можно стать горбатым
окосеть и окриветь,
но победы не узреть в этой чудо мясорубке.
что не выстрел .. Это шутка.
Срикошетил об картон!
Это чудо. Миль пардон!
Заряд сквозь танки пролетает.
это редко . но бывает.
Вдруг гора низвергла пламя,ваш танк горит
минут молчанья. ( разочарование)
Дом вдруг стрельнул’. опять подбит
враг верещит и как текстит!
. ///// .
Камнем гусеницу сбили, веткой ствол чуть повредили,
на таран пошел ЛТ . И настал конец тт.
Вообщем чудо эпизоды блитцевортовской работы.
Игроки в недоуменьи..
Их постиг злосчастный рок.
или всем рандом помог?

Владивосток, Эгершельд и самое начало 80-х.
Многочисленные корпуса двух морских училищ на высоком морском берегу, обдуваются томящим июльским ветром, коридоры учебных аудиторий пусты и безмолвны. Курсанты, в основной своей массе, разъехались по отпускам и ушли в морские практики. Нашей роте, будущих судовых механиков, в этот год учебная программа приготовила практику судоремонтную. После морских и заграничных приключений прошлых лет, такая перспектива ничего кроме уныния не внушала, но как оказалось зря. На судоремонтном заводе, куда нас спровадили практиковаться, нужды в недоделанных специалистах явно не испытывали.
В первый день сбора у проходной, мы в полном составе получили дневные талоны на питание в заводской столовой, и разбрелись по территории. Ничего интересного, скажу я вам. Ржавые борта судов у причальных стен, промасленные спецовки мотористов, унылые производственные цеха – херня полная, если бы не СТОЛОВАЯ. Чудо, а не столовая. За пятнадцать минут до открытия, рота уже гребла копытами у ее дверей, и жадно раздувала ноздри, вдыхая съедобные ветры из столовского вентилятора. Что нужно человеку в девятнадцать лет кроме знаний, тонко чувствовали мы – пожрать. После бурсовских «бадяг», и стратегических консервов со штампом «неликвид», от которых, даже спустя сорок лет, только от заклинания «тефтели из частиковых пород рыб в томатном соусе» с ног сбивает изжога, наш дружный рой густо накрыло божественным нектаром. На следующий день, с утра всосав талоны мы, в ожидании обеда, разбрелись кто-куда, но подальше от грустного ВСРЗ.
Все местные из нас, Владивостокские то есть, мгновенно оценив, чудесно свалившуюся, не контролируемую «лафу», занавесили практику и подались по домам к мамам. Что еще нужно девятнадцатилетнему курсанту кроме старой доброй мамы, ну и школьной подружки? И самые продвинутые из наших не местных, ушли жить к другим добрым женщинам, и хоть и к чужим, но зато молодым мамам. И слава Природе, город портовый, и как бы не хотелось какой-то из дам запастись терпеливым целомудрием, просто «хотелось», часто оказывалось сильнее. По слухам, дамы попадались и очень добрые, но наши немногочисленные герои-матросовцы явок не сдавали, и выживали как могли по одиночке. Ожидающих же большой, но чистой любви к ровесницам — нас, неприкаянных, и оставшихся в подавляющем меньшинстве, судьба тоже не обидела. Она дала нам массу свободного времени подумать о вечном, и толстую пачку жрачных талонов «за тех парней», на каждый божий день. Просто пришел наш час, ведь любая система обязана время от времени давать сбой. Получив в 8.00 талоны на проходной, мы проходили по дороге через весь завод, и сквозь дыру в заборе возвращались досыпать в еще теплые и не застланные шконки.
Самым трудным занятием в этот период жизни, внезапно оказалась ежедневная необходимость к 8.00 оказываться на заводской проходной и получать продуктовые карточки за всю роту. Морская рациональность скоро взяла свое, и на осуществление этой технической процедуры, немногочисленной командой стал снаряжаться один человек. Ну как снаряжаться, жребием и перспективой получить пиздюлей, за сорванный акт чревоугодия. Накидывали еще идею, сшить гонцу красную повязку для пущей убедительности, чтобы на вопрос: –А где все? Он вскидывал руку к козырьку и кричал:
— Уполномоченный девятой роты для получения талонов прибыл! – но проржались, и оставили все как есть.
Через пару дней здорового питания, уже освоившись, и не боясь сглазить прущую удачу, мы уже не втуливались стеснительно, по трое-четверо за один столик, а восседали каждый за персональным, без пробелов заставляя его тарелками и блюдцами.
Я подозреваю, что и поварих мы здорово радовали, когда вместо ежедневных, угрюмых, чумазых и неудовлетворенных рабочих харь, на них глянет вдруг, растворенное в полуденном солнечном свете, благодарное, осоловевшее счастье. Чтобы не раздражать особо нервных трудяг вселенской несправедливостью, и своим не здоровым аппетитом, мы завершали действо еще до обеденного гудка, и раненые в живот из последних сил возвращались, и расползались по кубрикам. А что еще нужно сытому и выспанному курсанту, если вечером тебя еще ждет самоволка с портвейном и приключениями, в который раз начнете вы… — и правильно!
Пиво! Расположенный рядом с мореходками продовольственный магазинчик, не мудрствуя лукаво выкатил пивную бочку не на улицу, а во двор, прямо к нашим окнам. Неудачно то, что пиво было на розлив и у нас не было канистры, и снова повезло уже с осветительными плафонами. Одно ловкое движение и плафон превращается…, превращается в трех с половиной литровую банку. Продавщицы были в теме с прошлого сезона, и даже не прибегали к мерным кружкам. Опять не повезло с тем, что «спалившись» с заряженным плафоном, был риск, заставлять себя следующие три года отдавать долг отчизне в ВМС, но был Нюша наш незаменимый организатор, и нам с ним фартило. Хотя он и считался почти местным, с нами ему было интереснее, и Нюша зарядил пустым плафоном первокурсника Климова.
Климов казался пройдохой под стать Нюше, и ему сгонять за пивом было как раз по рангу, да не просто не «впадлу», а сильно в радость. А хули, чего бы и не по пивку с полуофицерами мать их высочеств, когда почти «на шару». Проследив из окна, как наливается янтарем наш матовый сосуд, мы лениво опрокинулись на панцирные сетки. Через пару минут пришлось вскочить от громового дуплета в нашу дверь, похоже Климов на полном скаку въебался в нее ботинком, почти одновременно с головой. Он залетел в кубрик, оторвал от груди наполненный, и чудом не расплесканный плафон, протянул вперед, и загнувшись из последних сил выдохнул:
-Дежурный!
Не вопрос. Всосать три литра пива в жару и без кондиционера, тренированному курсанту… Вчетвером же, теряли время только на отрыв победного кубка от предыдущего, даже животы не вздулись. Климову было нельзя, он с трудом справляясь с волнением и одышкой, упал на пол и закатился под первую попавшуюся шконку. Привычно вкрутив разряженный плафон в евойный патрон, мы распахнули окно и выдохнули. Дежурным, оказался наверно лучший, из возможных вариантов. Сложно адекватно оценивать чужой, старше твоего возраст, когда ты еще совсем юн и таким пока не был. Ну если на вскидку – он был еще не батя, но и на танцы уже не ходил.
Каптри открыл дверь, не спеша сделал пару шагов вперед и осмотрелся. Мы уже стояли по «смирно», но по-дембельски, с заслуженной ленцой в глазах.
-Самоподготовка?- поинтересовался он в пустоту.
-Такточнотарищкаптретьранг,- играя в давно нам известную игру «кто первым обоссытся», сказал кто-то из нас, насколько возможно серьезно. Дежурный, пряча в усах лукавую улыбку, кивнул, но уходить явно не собирался:
-А Климова никто не видел? Я чуть было не икнул, справляясь с отрыжкой, ну надо же какая популярность на первом курсе. Мы, вспоминая как он мог бы выглядеть, задумались. Внешне, являя собою что-то среднее, между поручиком Ржевским и еврейским интеллигентом, дежурный улыбался глазами и в черные усы:
-Ну и Климов,-офицер не спеша продолжал развлекаться: — А мне сказали что он сюда побежал. Климова вложили, подумали мы. Дежурный взялся за стальную дугу кровати, и резко сдвинул ее в сторону. С задержкой в десятую секунды, вслед за кроватью последовала пара климовских ботинок, и приглушенно стукнула об пол под матрацем. Офицер, расплывшись в улыбке, обвел нас взглядом, и проделал тоже в другую сторону – трюк повторился, но до эффекта пресловутого, двадцать пятого кадра, Климов явно не дотягивал. Кто-то из нас потихоньку зарыдал. Дежурный наклонился, и зацепив матрац рукой, откинул его в сторону. Такого подвоха Климов не ожидал. Уцепившись посиневшими пальцами в панцирную сетку кровати, он еще мгновение смотрел в пустоту над собой, еще не понимая, что стал видимым. Его по детски подвижное лицо, с выпученными серыми глазами и закусанной от старательного напряжения губой, одновременно выражало страх, отчаянье и восторг. Мы сложились. Дежурный из-всех сил стараясь удержаться от рыдательных конвульсий, но решив нас добить окончательно, наклонился еще ниже, и глядя Климову глаза в глаза выдавил:
-Так вот ты какой, Климов!

Июльский, морской ветер, плавно колыхая светящиеся небом шторы, задувал в окно… размечтался бля. Не было у нас никаких штор, зато было прекрасное настроение, предвкушение вечерних приключений и вся впереди жизнь!

Опиум для народа.

Медицинский факт и свидетель Иеговы
1995 год. Поехали мы как-то с другом Вовой в Казахстан. Калоши продавать.
Дорога длинная. Степь. Я — атеист. Вова — свидетель Иеговы.

«Бога нет – это медицинский факт» — убеждал я его словами Остапа Ибрагимыча.
«Чудес не бывает!»

А Вова парировал мои нападки выдержками из журнала свидетелей Иеговых «Сторожевая башня».
«Посмотри на пчелу!» – говорил он. Потом — небольшая пауза, чтобы я мог представить пчелу.
И железобетонный аргумент – «Разве это не чудо!».

Поначалу развлекало, но потом мы заспорили не на шутку. Пару раз даже долго и сердито молчали. Да и как иначе – рядом сидит тупица и считает себя умным.

Мудрёный бизнес.
По приезду Вова сказал, что надо забрать у каких-то мужиков чужие мешки, которые он брал у кого-то взаймы.
«А что за мужики?» спросил я.
«Бригада. Деловые ребята. Они тут рулят всем» — сказал Вова.
Потом помолчал и добавил подробностей – «Они ждут, что я им цистерну вина пригоню. А я не пригнал. Не получилось».

Я напрягся — могли ведь и предъявить!
В голове сначала нарисовалась оптимистичная картина: Вова связанный лежит в подвале, а я бегаю по степи и ищу цистерну вина, чтобы его выкупить. Потом нарисовались картины менее оптимистичные.

Вдвоём и без оружия.
Пока я осмысливал ситуацию, Вова решительно завёл машину и мы поехали.
Мне было очень неуютно.
«Вова, давай вернёмся и захватим с собой пару ломиков или лопат, чтобы отбиться если что» – предложил я.
«Нормально всё будет» – отвечал бесстрашный Вова.
«Точно?» — с надеждой в голосе спрашивал я.
«Точно, я уверен» — отвечал Вова.

Нехорошие лица.
Мы приехали на место. Мужики нас заметили и вышли во двор.
Я увидел эти лица и мне сразу захотелось быстро уехать. Пока ещё есть возможность сбежать.
«Вова, а почему ты уверен, что всё обойдётся?» – я наконец-то догадался спросить.
«Потому, что я богу помолился» — ответил блаженный свидетель Иеговы и вышел из машины.

P.S.
И правда. Обошлось.

Давно это случилось, но смеемся до сих пор.

Мне было 17 лет, мой будущий муж пригласил меня к себе в гости на Новый год в деревню. Будучи абсолютно городской девушкой, мне всегда хотелось побывать в деревне и воочию увидеть то, что раньше видела только по телевизору, поэтому приглашение в гости (как потом выяснилось — на смотрины) я приняла не задумываясь. А зря, подумать все-таки стоило.
Сказано-сделано, приехали мы ночью, развели нас по разным комнатам и уложили спать. Утром, ни свет ни заря, меня разбудили. Боже, 10 утра — ну, что можно делать в такую рань?!
Вышла я уже к остывшему завтраку и сразу попала на семейный совет, на котором принималось решение послать сына с друзьями в лес за елкой. Обратив внимание на то, как пристально смотрят на меня будущие свекр со свекровью, я решила навязаться с ребятами в лес за елкой. На тот момент мне мое решение показалось правильным — уж лучше погулять в лесу, чем быть насквозь просверленной взглядами будущих родственников. Желание гостьи было признано законом безоговорочно.

Я быстренько оделась в свою шубку, джинсы и короткие зимние ботинки. Будущая свекровь, внимательно посмотрев на меня, выдала: «Так в лес ходить просто неприлично!» — и умчалась вглубь дома. Через 5 минут она радостно принесла что-то непонятное — какой-то мохнатый предмет с рукавами (они называли это тулуп), такую же мохнатую шапку-ушанку, штаны и странную обувь, которую они назвали катанками. По моим небольшим познаниям в деревенской жизни, я сделала вывод, что такую обувь еще называют валенками. При этом необходимо учесть, что рост у меня всего 1,5 метра с кепкой, а размер ноги — 35. Все же родственники моего будущего мужа имели рост под 2 метра и размер ноги от 40.

Сначала на меня одели штаны непонятного размера, причем прямо на джинсы, и подпоясали где-то в районе шеи. Потом на меня напялили ушанку, после чего у меня пропал слух, и обзор снизился до 30 градусов. Затем на меня стали одевать катанки, я так и не поняла, как они отличили правый от левого. Проблему разницы размера катанок решили просто, мне вдобавок выдали 3 пары теплых носок, а вот высоту подрезать напрочь отказались, из-за чего мои ноги потеряли способность сгибаться в коленях.
Вершиной айсберга стал тулуп, который подпоясали, где-то в районе колен, армейским ремнем, руки мои закончились там, где у хозяина тулупа были локти. И вот в таком виде, полностью потерявшую способность видеть, слышать, ходить, практически безрукую, меня выставили за дверь.
Почему валенки называли катанками, я поняла сразу же, как только сделала первый шаг. Да и сделать я его толком не успела, так как сразу же мои ноги раскатились в разные стороны, и я повалилась вперед. Встать самостоятельно я уже не смогла. Добрые руки моего будущего мужа и уже подошедших друзей бережно вернули мне вертикальное положение.

И вот делегация, в составе трех мужиков под два метра ростом с размером катанок не меньше 60 и меня, двинулась в лес, благо идти было недалеко, всего лишь за калитку выйти и еще пройти до кромки леса метров сто.

Для меня эти сто метров показались километрами! Снег там за калиткой почему-то никто не чистил, а зима в тех краях суровая, снежная, сугробы огромные. Впереди бодрым шагом шли бравые ребята, проламывая следы в сугробах на глубину, в которую я, в принципе, могла поместиться во весь рост. Попробовав перекатываться из одного следа снежных людей в другой, я быстро поняла, что такими темпами мы никуда не дойдем, и решила свою тропу проложить рядом. Впрочем, проложить — это громко сказано. Я сразу же провалилась и не смогла вылезти. Пришлось ребятам возвращаться ко мне, вытаскивать из сугроба сначала меня, потом доставать из этого же сугроба катанки. Потом они сбегали за странной конструкцией, отдаленно напоминавшей санки, на которую меня водрузили и покатили.

В принципе, меня все устраивало — еду, любуюсь прекрасными видами. Так мы и доехали до поляны, которая была достаточно утоптана. Меня выгрузили в центре и велели стоять на месте и никуда не уходить, пока они будут искать подходящую елку, и все разбежались в разные стороны.

Через минут пятнадцать стоять на одном месте мне надоело, и я пошла обследовать территорию. Тут мое внимание привлекла достаточно большая пушистая елка, которая находилась метрах в ста от меня. Ну, и двинула я к ней, рассмотреть поближе. Кое-как прорыв траншею в снегу, я прошла метров пятьдесят, после чего меня остановило внезапное препятствие в виде железной сетки. Удивлению моему не было предела: в дремучем лесу — и вдруг забор!

Чисто из любопытства я начала ее дергать и, о чудо, сетка поддалась, видимо, прогнила в месте крепления. Дырка образовалась небольшая — надо было ползти, и тут я поняла, что если упаду на четвереньки, то самостоятельно встать уже не смогу. Но елка была такой красивой и так хотелось удивить всех будущих родственников!

Упав на четвереньки, я преодолела это препятствие и практически сразу же наткнулась на колючую проволоку — чудеса, да и только! Конечно, если бы я была в своей шубке, у меня бы и мысли не возникло пролезать под колючей проволокой, но на мне был тулуп, который было не жалко. С такими мыслями была преодолена и колючая проволока.

И вот, наконец, эта красивая елочка была прямо передо мной. Как же я была рада! Но не долго — топорика-то мне не дали! От досады я толкнула (хотела пнуть, но стояла на четвереньках, а встать не могла) елку, и она свалилась набок.

Не веря своему счастью, я взяла ее за корешок и уже стала разворачиваться, когда рядом со мной вдруг взлетел сноп снега. Поворачиваю голову и вижу, как ко мне бежит мужик — то ли с винтовкой, то ли с ружьем навскидку — машет руками и что-то орет. Но, так как ушанка сидела хорошо, я, конечно же, ничего не расслышала. Но больше всего меня испугала собака, рвущаяся с поводка.

Решив, что это лесник, и, стырив елку, я нарушила кучу лесных законов, я взвизгнула, как поросенок, и со скоростью, которую только могла развить на четвереньках, рванула к лазу, не отпуская из рук елку, которая, конечно, цеплялась за все, за что только могла зацепиться. Но желание выжить и непременно удивить всех красивой елкой придало мне сил, и я, ругаясь на чем свет стоит, протащила таки ее через все препятствия. Доползла до поляны, с помощью ствола дерева приняла вертикальное положение и радостная уселась в сани.

Через минут 5 пришли ребята. Поохали, какую я елку нашла, не задумавшись при этом, как я ее срубила. Затем мы все дружно двинулись домой.

Пришли домой, а там такое оживление! Мой будущий свекр бегает по дому с криками, с выпученными глазами, руками машет. Увидев новых слушателей, он рьяно начал рассказывать о ЧП. Выяснилось, что сегодня на зоне (Мои параллельные вопросы: «Какой зоне?» «А что, в деревне зона есть?» «Ах, тюрьма строго режима для рецидивистов?» «Вот как неожиданно!») произошел прорыв периметра («А что такое периметр?» «Ах, 5 уровней. И целых два были прорваны?» «Колючка трехрядная и забор под напряжением?» (Мысли, уже не вслух: Странно, напряжения не почувствовала, может, забыли включить? А колючка вообще так себе, трех рядов не помню). Некое существо (Ну, как одели так и ползала!), природу которого не смогли определить, ползло по периметру, потом с испугу от трех предупредительных выстрелов и одного прицельного (Каких выстрелов? Ах, вот почему снег рядом взлетел! Вот, сцуки, так ведь и убить можно! А предупредительных, да еще и трех, не слышала… Ах да, эта ушанка…), развернулось, зацепилось копытом (Ну да, похоже издалека на копыта, так как мои руки из рукавов не торчали) за елку, которую срубили для любимого начальника зоны и до вечера поставили в снег, дабы не растеряла иголки, и, не сумев освободиться от елки, визжа, как дикий зверь, непонятно каким образом преодолело два периметра в обратном направлении, издавая при этом такие звуки, что собака побоялась продолжить преследование (Блин, а что, собака все-таки до меня добежала? Ну, если ваши собаки мат понимают, то, ясен перец, почему она побоялась бежать за мной дальше). При этом пять лучших сотрудников предприняли все меры для дальнейшей погони (Да ладно заливать — он один бегал!), все местные охотники были поставлены в ружье и направлены на поиски зверя. По глубине оставленной траншеи выяснили, что зверь на четырех копытах, в холке рост невысокий (Ну, он, в принципе, и не в холке тоже невысокий), добрался до дерева, залез на него, и на этом следы пропадают (Ну да, я же потом на своих двух пошла).

Поняв, что тучи сгустились над моей головой, я вжалась в кресло и старалась не высовываться. И все бы ничего, но на званный ужин пригласили того самого начальника зоны, который, зайдя в дом и увидев елку, потерял дар речи (Ну, вот как, скажите, он запомнил свою елку?! Таких елок в лесу полно!). На вопрос: «Откуда у вас эта елка?» — начальник зоны получил от свекра гордый ответ: «Вот, невестка моя будущая на полянке нашла. Правда, красивая елочка? Такую днем с огнем не сыщешь!»

Раскололи меня за три секунды, пришлось все рассказать.

Прошло 15 лет, а байка про страшного зверя гуляет в той деревне до сих пор.

Рассказами про украденные документы, билеты, итд напомнило такую страшилочку.

Я уже рассказывал чуток про моего деда (ему сейчас 95 лет). Июнь 1941ого он встретил будучи курсантом военно-инженерных курсов в Ленинграде (там в Инженерном замке учили курсантов. Хотя большее количество времени будущие сапёры проводили в . Сапёрном). Тех солдат что призывали в 1940-м и у кого было хоть год университетского образования (а он как раз год до призыва отучился в институте) и желание, весной 1941ого отправляли на офицерские курсы (для зануд — я знаю что тогда ещё офицеров не было, а были командиры, но для простоты я буду использовать термин «офицер»). Ну а таскать понтоны на Беларуско-Польской границе (под Гродно) или быть на курсах в Ленинграде, это две большие разницы. Сами понимаете что он выбрал.

Естественно учёба-то быстро окончилась в июне ‘41 и курсантиков просто начали использовать то как пушечное мясо, то как подсобную силу. Но повезло, курсы всё таки не расформировали и прямо перед Ленинградской блокадой вывезли. И так как взводных-ротных в первые месяцы войны выкашивало как косой, обучение быстренько закончили и дали всем по кубику на петлицу. «Поздравляем товарищи! Вы все младший комсостав РККА — взводные и ротные (лучшим курсантам писали в документах младший лейтенант — командир роты, хотя большинство конечно получали должность комвзвода). А теперь шагом марш — вперед на формирование.» Но до формирования надо доехать. Спрашивается как?

Курсантов организовывали по группам в 20 человек. В группу назначался старший (один из только что отштампованных мл. лейтенантиков), и они такой полутолпой ехали куда Родина прикажет. Кстати назначать старшего здравая мысль. Ведь всегда легче в случае чего наказать его, ето же гораздо проще чем наказывать всех. Деду «подфартило» — сделали старшим группы.

Мало того что он за себя отвечать должен, старший должен отвечать за других 19 таких же балбесов. А им всем лет по 18-19. Самому старшему 20. Если думаете что отвечать за 19 других тинэйджеров в таком же звании как и сам легко, то ошибаетесь. Но мало того отвечать, надо быть нянькой для всех. Старшой, вот тебе талоны на питание — корми всех, предписание -довези всех, и самое главное — чемодан с ЛИЧНЫМИ ДЕЛАМИ — храни и доставь.

Это сейчас кажется смешно, а ЛИЧНОЕ ДЕЛО члена РККА в те времена было не хухры мухры. Это если не ВСЁ, то пожалуй очень близко к тому. Конечно личные документы у каждого с собой, но личное дело то сам военнослужащий везти не может. Значицца чемоданчик этот надо беречь как зеницу ока. Личное Дело надо доставить к формированию, а потом оно уже будет ездить за солдатом или офицером по полям сражений, госпиталям, фронтам, итд. Но изначально доставляли вот таким образом, «на попутных», наверное потому что электронная почта или факсы плохо работали :-).

Ехать до Кавказа, ой не близко, но это чёрт с ним. Страшно другое. Что в 1941м на вокзалах творилось, ни в сказке сказать ни пером описать Wes Craven, Спилберг и Тарантино могут нервно курить в сторонке. Вот о чём драмы писать можно. Там и потерянные и найдённые родственники, новорожденные, и страстные романы длинной в день и в жизнь, разлуки навсегда, незнакомые становятся друзьями, и старые друзья становятся врагами, и свои калифы на час, и чудеса в решете.

Места малo, расписания идут к чертям, люди по головам ходят (и это в прямом смысле слова), а талонами на питание можно только подтереться. Да, конечно по ним офицериков на станциях должны кормить. Только кто должен? И кому? А если жрачки нет? А начальники станций уже и так на грани того что бы застрелиться и не мучиться, им ещё с голодными пацанами разбираться. «Не маленькие, потерпите. И какая нафиг разница, с голодухи сейчас сдохните или через неделю вас в первом же бою на небо отправят» самые ошалевшие и уставшие говорят.

Ну, ну, попробуй, удержи 19 голодных пацанов. Все на каждой станции разбредаются, ищут что сменять, купить, отработать. Кое кто ищет сердобольных селянок. Жрать то хоцца и очень. Кстати на станции можно застрять было и на сутки, и на двое, и более. Так что бегай, ищи всех, обеспечивай жрачкой, и смотри что бы кто-то в какой нибудь блуд не вписался.

А по нужде сходить? Ладно остальные, у них тощий вещмешок и всё. А тут, этот проклятый чемодан с личными делами. Вечно в руках. Вечная тревога. Ни тебе поставить что бы пожрать, ни поставить что бы пардон, облегчиться. Спишь с ним в обнимку, а то уведут в момент, народ ушлый. Черед 4-5 суток уже в полуобморочном состоянии. Уж лучше на передовую, там хоть чемодан проклятый не надо таскать.

На одной станции застряли не на шутку. Когда состав — не понятно, когда хавчик — тем более. Начальника станции ищут днём с огнём, он не дурак — прячется от всех. Товарищ деда из группы сжалился, «ты с чемоданом своим скоро с ума сойдёшь. Давай так, ты иди ищи начальника станции и попробуй талоны отоварить хоть на что либо. А чемодан отдай мне, я на него лягу, спать на нём буду.» Сказано — сделано.

Вернулся дед счастливый через пару часов, с собой большой котелок с кашей тащит. Чудо из чудес, сумел талоны отоварить. Подходит к своим и товарищ смущённо мямлит — «извини чемодана нет.» «Ты что? Ты знаешь что за чемодан? Ты понимаешь что там?» «Да» тот кряхтит. «понимаю. Заснул, из под головы вытащили. Я даже и не проснулся.»

За утерянные личные дела 20 офицеров и сейчас вряд ли по головке погладят. А в военное время, смело можешь считать что это расстрел. И за меньшее к стенке на раз-два ставили. Найти в этом Вавилонском столпотворении украденный чемодан не реально. Повезло лишь в одном, в кармане гимнастёрки было у деда было направление на группу. Ну типа сопроводительное письмо «отправляется 20 штук младшего комсостава, каждого звание и имярек. Едут туда то.» И всё. Больше документов нет, личные не в счёт.

Доехали как то до места. В ОСО, «где личные дела?» «Нету. Украли.» «Как нету? Как украли? А ты знаешь что тебе будет?» «Представляю.» И опять чудо из чудес, попался в ОСО нормальный майор. Сжалился, решил не губить пацана. Наверное прикинул что вряд ли кто из этих мл. лейтенантиков на передовой и месяц протянет, так что можно решить вопрос на месте (говорят что средний срок жизни комвзвода в 41м исчислялся чуть ли не днями, много неделями).

В направлении имена и звания есть, ну и хорошо. Поздравляю всем по взводу, новые личные дела и вперед на передовую. Те у кого было написано комроты конечно возмущались, комвзвода должность меньше и оклад соответственно будет поменьше, но что они могли сделать? Ну а деду майор говорит «Вообще-то за утеру документов тебя под трибунал надо. Но жалко мне тебя. Вот должность комвзвода в Феодосийско-Керченский десант? Что трибунал присудит и так ясно. Что будет в десанте тоже в принципе ясно, но всё же шанс у тебя есть.»

Вот собственно и всё. Шанс свой дед использовал на все 100%. Прошло с тех пор почти 76 лет и дай Господь ему здоровья на ещё столько-же.

Ну а Вам банальный совет, храните доверенные документы в безопасном месте и не доверяйте их товарищам. А то трибунал не трибунал, а вот проблем не оберётесь.

Друзья приехали со сплава, делились впечатлениями. И мне вспомнился «сплавной» случай из моей юности.
Год восемьдесят шестой. Сплавлялись по Сылве, через молёбский треугольник. Который считается аномальной зоной. СМИ тогда рассказывали и про НЛО, и про йети. И про странности всякие в тех местах. В общем, шумиха была. Сами мы пермские и сплавлялись здесь не первый сезон и не первый раз. Ещё пацанами с отцом одного из друзей начинали — геологом.
Ни разу ни тарелок, ни йети и никаких следов их присутствия не встречали. Места уже знакомые. День на третий к вечеру подплываем к месту планируемой стоянки — оказалась занята группой взрослых на байдарках. Женщины, мужчины приветливо машут, предлагают пристать. Мы тоже пообщаться непрочь. Познакомились, народ из Москвы специально приехал аномальную зону изучать. Даже профессор среди них был. Узнав, что мы местные и бывали здесь не раз — засыпали вопросами. Осведомившись, что мы никогда и ничего не встречали, пылом не угасли. Посоветовали нам внимательнее быть. Чаем нас с малиной напоили. Мы им рыбки «подбросили». У них — гитара. У нас — гитара. Сплавное братство. Остались бы, да нам по шестнадцать-семнадцать. С собою спирт который планировали сегодня распить, да и курить стеснялись. Придумали, что, мол, другую нашу группу догоняем. Попрощались и отчалили.
Знали куда плывём. Через, примерно, километр встали, расположились. Уха. Спирт. Костёр. Гитара.
В начале лета было — ночи светлые. Сидим, пьём, поём. Игорёха — самый заядлый рыбак и рукотворец смастерил какую-то чудо-блесну. Испытать невтерпёж. Решили обмыть новинку — выпили. А Игорёха взял катушку лески, блёсенку свою. Говорит: Обмыть — обмыли, надо и её окунуть. И пошёл к реке. Как и куда он ту блесну привязывал «пи-пи» его знает. Но, вышел невод.
И глядя на пустой конец лески Игорёха возмутился. Над рекой раздалось: ЫЫЫЫАААААА.
Парня успокоили. Уху доели, спирт допили, спать легли.
Утром я отмывал котелок илом и осокой и проплывающие мимо нашей стоянки москвичи, похвастались: А мы вчера рёв слышали — снежного человека! А вы?

К Игорю не приклеилось погоняло ни йети, ни снежный человек. Приклеилось: Конь. Ибо ржал тогда громче всех.

Я стараюсь не фотографировать цветы, потому что считаю их слишком легкой добычей. На снимках они получаются красивыми как бы сами собой. К тому же у нас на Оаху количество их невообразимо, цветут они круглый год и не прячутся в оранжереях, а радуют глаз перед каждым домом. Прогуляться по любой улице – все равно что побывать в ботаническом саду. Но встретил на заброшенной дороге этот цветок, похожий на морскую звезду, – и не удержался. Во-первых, до сих пор мне такой не попадался. Во-вторых, уж больно он экзотичный даже для Гавайев. Пока камера отщелкивала положенное количество кадров, в голове уже сложился план: вернуться с лопатой, выкопать цветок и посадить его перед домом. Тем более, что все равно ничей. Потом стал сомневаться – приживется ли — и решил посмотреть, насколько это чудо капризное.

Достал телефон, прочесал Гуглом гавайские цветы, нашел моего красавца, открыл страницу Википедии. Красавец, как выяснилось, называется стапелия, и знаменит он тем, что его цветы пахнут падалью и собирают всех мух в радиусе нескольких сотен метров. Опустился на колени и действительно обнаружил и специфический запах, и зеленых мух – редкость в наших краях. Стало ясно, что мой замечательный план отменяется навсегда. На обратном пути думал о том, сколько бесполезной работы я бы проделал при тех же обстоятельствах лет этак 30 назад, когда не было ни смартфонов, ни интернета, ни мобильной связи.

А фотографии у меня, конечно, остались. Вы можете посмотреть на них на http://abrp722.livejournal.com в моем ЖЖ.

«Как резидент «Сколково» переиграл Илона Маска»!
Именно так! Именно такой заголовок на lenta.ru (https://lenta.ru/articles/2016/11/16/battery/ ) разорвал мой день. Я регулярно читаю anekdot.ru и поэтому знаю (из многочисленных историй на этом сайте), что именно русские изобретуны самые изобретательные в мире (особенно по части как что-то обхитрить, сломать тонкую систему контроля качества, заклеить нужный датчик и т.д.).
Речь идет о созданном русским инженером чудо-аккумуляторе, который «не имеет аналогов в мире» , потому что: «это первая в мире мощная батарейка, которая может заряжаться от солнца, ветра или сети, а потом снабжать электричеством людей в домах или других местах, где отсутствует доступ к электросетям — вдали от цивилизации, на природе, на улице». В чем «уникальность» этой «батарейки» и чем, собственно занимаются другие батареи, созданные в мире до этого дня? И почему нельзя заряжать все остальные аккумуляторы энергией «от солнца, ветра или сети» ? Автор этого не раскрывает. Зато окрыляет тем, что «для эксплуатации WATTS не требуется бензин или дизельное топливо». А ведь я вынужден постоянно доливать бензин в пиндоссовский аккумулятор на планшете! С супер-новой российской разработкой этого не потребуется. Чтобы осилить научную статью пришлось покопаться в интернете и найти что значит «брейнсторма». Оказалось, это по английски «мозговой штурм». Куда только смотрит импортозамещение? Также радует, что новый аккумулятор будет способен «отдавать энергию в любой точке земного шара». Ведь мы все прекрасно знаем, что импортные аналоги совсем перестают работать между 32 и 37 параллелью! И главное « все это при бесшумной и качественной работе», в отличии, от вечно громыхающей на стене TESLA POWERWALL. Один российский блок емкостью 1.2 кВт*ч стоит всего 170 тысяч рублей. Это 3 тысячи, ничем не обеспеченных, американских долларов. Блок TESLA в 2 раза дороже – 6 тыс долларов. Российская батарея легко масштабируется, поэтому 10 шт WATTS легко перебивают TESLA емкостью 14 кВт*ч. Впечатляет также скорость разработки столь уникальной батареи – всего за 1 год! А мощнейший финансовый подход (уставной капитал нового предприятия по данным росреестра 12. 5 ТЫСЯЧИ рублей) – просто не оставляет Маску никаких шансов!

«Чтобы победить ветряные мельницы, нужно всего лишь остановить ветер»
(Из личных наблюдений)

Однажды, года два назад, я незаметно для себя стал Ашотом Вазгеновичем. Хотя, почему незаметно? Очень даже заметно, зазвонил мой телефон и началось:

— Здравствуйте, Ашот Вазгенович, вас приветствует рос-алямс-тралямс страховая компания, подходит срок переоформления страховочки на автомобиль «Соболь» с госномером…
— Извините, вынужден вас прервать, но, к счастью, я не совсем Ашот Вазгенович.
— Извините.
— Бывает.

…………..но, так продолжалось целый год……..

— Добрый день, Ашот Вазгенович, у вас заканчивается страховочка на автомашину «Газель».
— Послушайте – это уже не смешно! Вы целый год, звоните мне через день и называете Ашотом Вазгеновичем! В сотый раз я вас прошу, девушка, ну занесите вы, наконец, этот номер в наичернейшие списки, чтобы ни вы, ни ваши сообразительные коллеги больше меня не беспокоили! Я устал вас блокировать! Когда же кончатся у вас телефоны?
— Я вас услышала, извините.

— Ашот Вазгенович? Добрый день. Подходит к концу страховочка на автомобиль Фольксваген». Будем переоформлять?
— Девушка, а ничего, что сейчас 8.45 утра, да еще и воскресенье? При том, что я два часа назад вернулся из аэропорта и пытаюсь срочно поспать?
— А вы, Ашот Вазгенович, на меня не кричите. Я, между прочим, о ваших автомобильных страховках пекусь. А если не хотите, чтобы вас беспокоили, выключайте телефон…

Пытался я дозвониться до начальства рос-алямс-тралямс компании, но мне вежливо ответили:

— Приезжайте в наш головной офис по адресу ул. Чертокуличевская д.13, там напишете претензию, мы ее рассмотрим в течение двадцати рабочих дней и дадим ответ. К сожалению, по телефону такие вопросы не решаются. Всего хорошего.

Ехать было лень, да и некогда.
В полицию тоже позвонил. Один раз. Барышня в трубке посочувствовала и тоже посоветовала обратится с заявлением в ближайшее отделение, но призналась, что шансов мало, ведь мне не грубят, не угрожают, а просто ошибаются номером, дело-то житейское. Нет состава преступления.
А сколько раз я намыленный выскакивал из душа в ожидании важных новостей с работы и оказывался Ашотом Вазгеновичем? И не сосчитать.
И вот, однажды, когда я был на съёмках в Венесуэле, зазвонил мой телефон и очередная любезная барышня сказала:

Мне очень захотелось разбить «трубу» о горячий асфальт Каракаса, но я сдержался и, неожиданно для самого себя, с легким армянским акцентом, весело ответил:

— Да, здравствуй, дорогая.
— Ашот Вазгенович, подходит срок переоформлять страховочку на ваш автомобиль «Хёндай» гос номер 456…
— Извини, моя хорошая, я совсем замотался и забыл вам сообщить, что неделю назад распродал все свои машины, все, все, все: бычки-мычки, газели-мазели, соболи-моболи. Просто решил уйти на покой, всё, хватит с меня.
— Как это распродали? А… «фольксваген Пассат»?
— Его в первую очередь. Продал всё и улетел обратно к себе в Армению. Удивляюсь, зачем не сделал этого раньше? Столько лет зря потерял в вашей холодной Москве. Знала бы ты — какие я сейчас ем баклажаны с орехами, слюной бы подавилась.
— Подробности меня не интересуют, я вас услышала. Всего хорошего, Ашот Вазгенович. Приятного аппетита.

И случилось чудо: вот уже почти год прошел с того счастливого дня, как я, тьфу-тьфу-тьфу, перестал быть Ашотом Вазгеновичем. Даже немного грустно.
Как там без меня «мои» газели-мазели…?

Навеяно историей «Вы все 3.14дорасы, а я — д’Артаньян».
1990 год, запомнился практически глобальным дефицитом пива в продаже. И, о чудо, прошел слух – завезли разливное в кафешку, пусть будет, «МУМУ» (не помню названия). Всё бы хорошо, но это кафе (а по факту забегаловка-тошниловка) расположено в очень нехорошем районе, кругом частный сектор, и в каждом (. ) доме кто-то из жильцов сидел, сидит или скоро сядет. Посему ехать туда было ссыкотно, можно было остаться не только без пива, но и без штанов, зубов, и т.д. Желание попить пива пересилило инстинкт самосохранения, и одолжив у соседа мотопед (за пол-литра пива), поехал. В кафешке дым коромыслом, посередине сдвинутые столы, за ними десятка два татуированных личностей, с колоритными физиономиями. Моя первая мысль – нужно сосредоточиться, чтобы не сказать чего-нибудь этим КОЗЛАМ не по феншую, т.е. не по фене, а наоборот – надо поздороваться, спросить, как пиво – свежее ли, не разбавленное ли, смотри и пронесёт – не от3.14здят. И вот стою в проходе, смотрю на эту компанию, а они на меня (почему-то разговоры стихли, тишинаааааа….). Открываю рот и говорю: «А что, КОЗЛЫ, пиво свежее?». Мозг сработал мгновенно, ошибка была вычислена, обработана, и поступила команда: «Атас». Я не был пойман только потому, что никто из всей компашки даже представить себе не мог, что это «обращение» было адресовано ИМ, и они целых три секунды «въезжали» в сказанное. Когда рёв бизонов вырвался на ступени кафешки, я запрыгивал на заведенный с толкача мопед. Фора в три секунды помогла мне остаться в живых. Прошло 27 лет, но я никогда больше не был в том районе, и не буду, ни за какие коврижки.

1943 год. Идет война. В отделение НКВД в МГУ приходит донос на научного сотрудника К-ва. Пока на полях гибнут наши солдаты, гр. К-ов сидит и ни хрена не делает, занимается разглядыванием каких-то лучистых грибов, пьет народный чай с пряниками из пайков для особо нужных стране ученых. Примите меры. Наряд НКВД вломился в лабораторию МГУ, а будь добрый, гражданин К-ов, расскажи-ка органам чем ты тут занимаешься. Да вот, говорит, изучаю лучистые грибы. Тааак. Грииибы значит? А на хрена?? Понимаете, благодаря им я научился синтезировать вещество, которое убивает бактерии. И им можно лечить раны даже лучше чем американцы лечат своим пенициллином. Врешь. Зуб даю. НКВД проверили эмульсию на себе, на зэках, в госпитале на раненых. И начальник отделения НКВД пишет донос на ученого самому Берии, тот поглядев на чудо средство — пишет депешу Сталину. Тот, внимательно изучив доклад Берии, лично своим приказом в 1943 г. назначает научного сотрудника К-ва академиком, создает для него кафедру и лабораторию в МГУ, из США специальным рейсом привозит оборудование для лаборатории. 1943 год.
Все это я узнал на экскурсии на биофаке МГУ, разглядывая американский автоклав, благодаря которому были спасены десятки тысяч советских солдат. Что вы там говорите о выборах в РАН.

Жил я как-то давно в одном южном городе. Снимал дом с участком. Снег там бывал, но очень редко.
И однажды, дней за десять перед Новым годом, он прям обвалился. Шел целый день, и ночь, сантиметров тридцать насыпало. Теплый и липкий.
Я с утра вышел из дома, время свободное было, вспомнил свое уральское детство, и накатал за полчаса здоровенного снеговика, как учили. Поставил посередине участка.
Потом поехал на работу. На остановке у рынка на площади водрузили елку, большую, ненастоящую конечно, но все вокруг в снегу, душа отдыхала.
И уехал вдруг, до нового года, срочная командировка, вернулся тридцатого ночью, подвезли до дома, точнее, до этой площади.
Вышел из машины, такая тоска взяла. Снег весь растаял, грязь натоптанная кругом, несколько игрушек ветром с елки сорвало. Валялись. Слякоть.
Подхожу к дому, открываю калитку, и чудо. Снеговик мой стоит, как стоял, чуть оплыл, но целый и чистый. Больше снега нигде нет.
Решение пришло быстро, после третьего стакана. Голову его отнес на руках, два туловища по очереди на тачке садовой. Там предварительно сгружал рядом на газон, чтобы не испачкать, лепил по новой, потом под елкой все собрал, как было. Морковку, и угольки из печки, принес.
Как меня в милицию не забрали, не знаю, работал на площади полночи. Снеговик мой под елкой тогда простоял, чуть ли не до старого Нового года. Никто его не тронул. А снега в тот год так больше и не было.

Хорошего Нового года всем.

История старая, о самой большой бизнес ошибке всех времён (насчёт чего можно и поспорить, конечно), но русском я её не встречал. Так что делюсь вольным переводом.
Жил был в 19м веке в Мичигане мужик по имени Кларенс Гамильтон. Чинил он часы и горя не знал. А в свободное время ездил по окрестным фермам и умилялся природе. И начал он замечать что почти у всех фермеров есть ветряные мельницы. В основном их делали сами фермеры из дерева, кто-то лучше, кто-то хуже. Но у большинства, когда налетал сильный ветер они часто разрушались. И у него возникла идея, а почему бы не продавать фермерам стандартные мельницы сделаные из металла. И основал компанию, начал производить, и продавать их в далёком 1882 году.
Дела шли ни шатко не валко и в 1888м году Гамильтон, которому не сиделось без дела, приобрёл себе воздушное ружьё. Он с ним повозился чуток, поменял детальки из дерева на металлические и вообщем улучшил конструкцию. Оно стало стрелять подшипничками и намного дальше и точнее чем раньше. Он дал ружьё поиграться своему менеджеру и тот вообще забросил дела на целый день. Он просто влюбился в это ружьё.
Гамильтон прикинул хер к носу и решил, ха. А что если я буду такие воздушки делать и каждый кто у меня мельницу купит получит в подарок ружьецо. Продажи вообще пойдут как по маслу. Но. идея постыдно провалилась. Фермеры тупо не хотели дорогие металлические мельницы, но очень хотели воздушки. И Гамильтон был мужик не упрямый и стал вместо мельниц делать воздушки под названием Дэйзи (кстати фирма до сих пор существует).
Он нанял талантливого продавца (по совместительству племянника того менеджера), Чарльза Беннета, который потом помог ему реорганизовать компанию и к 1900 году Дэйзи выпускала 250+ тысяч ружей. А в 1902 Гамильтон умер и Беннет стал президентом компании.
В 1903 году, Беннет решил, а чего это он, президент успешной компании, а ездит всё на лошади или в коляске. Почтенный коммерц должен иметь авто. И он поехал в Детройт покупать себе самую популярную тачку того времени — Олдсмобил. По приезду в Детройт он решил, а не заказать ли мне костюмчик сначала, и пошёл к портному. Там он разговорился с портным и сказал что едет покупать авто.
В мастерской был ещё посетитель по имени Фрэнк Малкомсон. Он это разговор услышал и «вы хотите песен, их есть у меня.» А точнее говорит, что у него есть двоюродный брат, который совладелец компании которая выпускает авто. И эти авто настолько крутые, что Олдсмобиль и рядом не стоял. Не хочет ли уважаемый господин посмотреть. И Беннет сказал, можно.
Они поехали к кузену которого звали Алекс Малкомсон. Торговал этот Алекс углём и заодно был совладельцем одной авто компании. Алекс послал Фрэнка за своим партнёром, а сам начал развлекать Беннета разговорами. Вскоре приехал и партнёр на необычной машине и пригласил нашего Чарльза Беннета покататься. После прогулки Беннет был очарован. Он забыл про Олдсмобиль и хотел эту тачку. Но молодой человек сказал, насчёт продаж это к моему партнёру, Алексу. А я, Генри Форд, занимаюсь лишь производством, и уехал.
Беннет к Алексу, беру. А Алекс беднягу разочаровал. Да мол. Машинки мы делаем. Но пока. мы сделали лишь одну. ту самую которую вы видели. А когда будут остальные мы не знаем. И сколько стоить они будут не знаем тоже. И вообще, вы же господин богатый человек и президент уважаемой компании. А не хотели бы вы не купить просто машину, а стать нашим партнёром. 50% компании ваши за всего $75К (примерно $2ММ на сегодняшний день).
Дело в том что Алекс и Форд были в долгах как в шелках. У Алекса и его собственная компания была на грани банкротства, а их общую с Фордом компанию банкиры избегали как чумы. Уж такая у них была репутация. Они благополучно уже про***ли $90К и взяли в долг у всех кого могли от адвокатов до секретарей.
Такой бизнес план Беннету совсем не понравился, в отличии от авто. Он сказал что подумает и поехал домой. Пришёл в свою компанию, собрал инвесторов и молвил. Я лицезрел чудо, и называется оно Форд Модель А. А как насчёт мы, компания Дэйзи, возьмём и купим 50% от Малкомсон-Форда. Деньги то они просят вообще смешные, $75К.
Инвесторы посмотрели на Беннета и сказали ха. А знает ли многоуважемый президент что он допустим всего навсего наёмный сотрудник, хоть и высокопоставленный. А знает ли президент что Форд кидала ещё тот. Он уже благополучно кинул инвесторов своей первой компании и оставил их с долгами и без денег? Как не знает? А знает ли президент, что Форд ещё малый очень даже несговорчивый и его со другой компании просто напросто выкинули за склочный характер (комментарий — кстати эту вторую компанию звали Кадиллак). А знает ли господин президент, что вообще, устав компании запрещает вкладываться в другие компании. И вообще, пускай уважаемый президент занимается делами компании, а не всяческими глупостями вроде игрушек для молодых повес. Пройдёт год-два, и про глупые вонючие машины все забудут и будут благополучно ездить на лошадях и телегах как и делали тысячелетиями. А если, господин президент хочет, то пускай выбрасывает на ветер свои денежки, а не казённые.
Беннет грустный пришёл к Алексу и говорит. Нет дорогой, $75К у меня нет. А сколько есть? Малкомсону и Форду деньги нужны позарез. Есть $5к. Давай — 3.3% твои. И так и договорились. Беннет стал совладельцем компании.
А потом пришёл 1908 год и появилась Форд Модель Т и мир авто стал навсегда иным. Так что. Беннет стал миллионером? Нет. Фигушки.
В 1907м Малкомсон и Форд разругались вдрызг. Беннет поддержал Малкомсона и Форд просто выкупил обоих. Беннет получил $35К за свои $5К, что вообщем конечно неплохо. А вот если бы он продержал свои акции до 1919 года, когда Форд выкупил своего последнего инвестора то Беннет получил бы $17,250,000 (включая дивиденды). А в современных цифрах, скромные $125К инвестиций за 16 лет принесли бы ему примерно $240 миллионов.
Так что решение продать акции можно смело считать одним из худших бизнес решений современности. А решение Дэйзи не покупать половину Малкомсон-Форда ещё худшим.

В продолжение «Восток дело тонкое»
2012 год. Эмират «Дубаи». Проходит выставка неких услуг и производств в выставочном комплексе. Нас, русскоговорящих, 6 человек. В первый день менеджеры выставки приглашают всех на банкет, который состоится вечером, после окончания работы. Банкет будет организован на свежем воздухе, на большой лужайке. Рядом жилые дома. Мы в размышлении: мусульмане, вина нельзя, пива тоже. Идти смысла нет. Однако, мои товарищи пошли. Через некоторое время и я решил присоединиться. Скучно. Иду по газону и мне навстречу идет человек и, о чудо! несет в рука две кружки пенного пива! Прохожу дальше. На длинных столах стоят бокалы с красным и белым вином! Подсел к своим за стол. Едят кебаб и шашлык. Говорят кебаб из баранины, а шашлык из свинины. Пока не попробовал сам, не верил. Все так и оказалось. Ну ладно, в ресторан на берегу, при отелях, есть любой алкоголь. Но рядом с жилым домом, где живут мусульмане! Вот такая строгость законов в эмирате Дубаи.

Пару лет назад был в Ижме. Культурный шок для горожанина. На поезде до Ираёля, потом 200км. по грунтовке в лесу на маршрутке. Но маршрутка сломалась. Поэтому меня подвез добрый человек, прихлебывая из купленной в дорогу бутылки водки. Не принципиально, он уже был сильно нетрезв. Сначала он выпросил взаймы бензин у соседа — заправок в Ираёле нет.
В Ижме я и услышал историю про аварийно севший там в 2010 году на брошеный аэродром Ту-154.
А вчера, как чуял, включил телек (включаю раза три за год). Передача про тот случай. Да. Пилоты волшебники. Посадить самолет без электричества, со стаканом воды вместо авиагоризонта, на брошеную полосу, в 2 раза короче чем надо — это чудо. Но еще большее чудо — эта полоса. Хатико отдыхает.
Когда аэродром в 90х закрыли, сотрудник оставшейся вертолетной площадки 12 лет (сука, 12 лет!) ухаживал за брошеной ВПП. Расчищал круглый год своими силами. Не давал складировать на ней древесину. Блядь, за сумасшедшие деньги люди меньше стараются! Человек верит. Что самолеты вернутся.
Спас 72 человека и 9 членов экипажа. И самолет. ТУ-154 отремонтировали и он взлетел. С этой ВПП.

Сергей Сотников. Он и сейчас ее расчищает. Если жив.

В преддверии дня ВДВ и дня военного Строителя.
Так как-то сложилось, что эти два рода войск отмечают свои праздники в разницу чуть больше недели.
И ВДВ и военные строители всегда находились на острие событий. Десантники: Отечественная война, Афган, Кавказ и другие не очень холодные точки. Военные строители: возрождение страны из разрухи войны, все грандиозные стройки, Байконур, Ташкент 1966, БАМ, Чернобыль и другое на второе.
Кровью и потом пропитана их служба.
Служил я в стройбате на далеком Красивом Севере. Гнали мы отборную древесину нашим «братским странам», которые очень скоро забыли об этом.
Были и у нас Батяни-комбаты, котрые драли с нас три шкуры, но и обещания всегда выполняли, замполит-сволочь, который придирался к нам постоянно, а по ночам рыдал в кабинете, потому что ребенок-инвалид солнца и витамины не видит, а он уже 15 лет по тайге мотается. Комроты — честный парень, который ушел на пенсию капитаном из-за своего прямого характера и Великой честности. Старшины-прапоры с воровскими наклонностями, но отдающими жизнь, вытаскивая парней из горящей казармы.
По роду службы был знаком с СС (совсекретно), так вот по сводкам 1985 года в стройбатах погибло свыше 450 парней срочников, не думаю, что в ВДВ тогда меньше.
Стройбат работал на Родину так же, как ВДВ ее защищали!

Как-то за выполнение плана в батальон привезли телевизор. По воскресеньям мы смотрели «Служу Советскому Союзу». И было обидно, но про стройбат ни разу за мою службу не показали (стеснялись, что ли). Потом замполит роты (бывший солдат) объяснил, что эта передача не для внутреннего пользования, а для «внешних друзей».
Потом смотрели «Клуб путешественников» и… чудо смотрим: в Финляндии чудо-трактор лапами брал дерево, спиливал его, обсучковывал, и укладывал в штабеля! А мы сирые его ручками валили, вон оно как!

Да и топоры у нас бросали так же далеко и метко, как и ножи десантура.

Как-то летом 86-го пошли на речку поплавать. Смотрим плывет лодка надувная, а в ней 4 десантника. Сошли, поздоровались. Учения у них — «Запад-Север-Восток». Это спецгруппа тогда называлась. Спросили — магазин есть, и что там есть. Сказали, что окромя дорогого одеколона ни шиша нет. А чё есть? А есть, говорим, самогонка на поселке по 5 рублей поллитра. Посовещались солдаты неба — не хватает у нас говорят рубля. Собрали по сусекам им рубль. Повел двоих их наш сержант (чужим не дадут).
С двумя остались и завели обычный солдатский разговор: как зовут, откуда, сколько до дембеля, как кормят, как офицеры, и т.д и т. п.
Скоро вернулась делегация. В одном вещмешке солидно позвякивало. Ну попрощались, дали по пять.
Лодка уже метров на пять отплыла, как старший сержант остановил и опять лодку к берегу направил. Иди сюда — позвал меня. На вот, держи, и вытаскивает из мешка поллитра самогону. Да нет, не надо, вам еще по тайге два дня мотаться — говорю.
А он, выпейте чтобы мы дошли. Мы-то через неделю в городе, в казарме, а вам еще год в тайге сидеть!
Мякнули мы тогда этот самогон за десантуру, дай Бог у тех ребят все нормально!

С Праздниками всех солдат и ВДВ и ВСО.

Батюшка мой, как я тут уже описывала, некогда героически воевал с евреями в Египте и даже привез оттуда пару шрамов. Не то, чтобы он на ратные подвиги особо рвался, но загребли его после университета и послали туда переводчиком при наших консультантах, а во время артобстрела не больно-то смотрят, кто переводчик, а кто нет, а просто хреначат щебенкой рикошетом по башке.

И вот прошли годы, и у папы стали ныть боевые раны, особенно коленка, хотя коленку, он, может, не в Египте измучил, а уж после на лесоповале застудил. (Лес в Сибири он валил в перерывах между переводами де Токвиля и прочими изящными занятиями – потому что в Советском Союзе как-то не очень платили за де Токвиля, а Татьяне Витальевне нужны были шубка, шапочка, детское питание и прочий мещанский уют.) В общем, филологи в СССР, как вы поняли, вели жизнь презанятную, но, впрочем, не об этом сейчас речь.

Коленка стала ныть, и папа решился, наконец, оформить себе ветеранство, благо выяснилось, что за Египет – тоже можно. Раньше ему в военкомате говорили, что нельзя, потому что мы там как бы не воевали, а тут выяснилось, что можно. Во-первых, слегка круглее получается пенсия. А во-вторых ветераны раз в год могут получать не то скидки на противоколенковые санатории, не то билет на самокат до этих санаториев, в общем, пока точно неясно, но ветераном стать все-таки папа надумал. Потому что и сейчас за тобой не бегают с мешками денег, желая как следует заплатить тебе за отличный и славный перевод де Токвиля. А коленки нынче кусаются.

Сижу я тут дома, пишу какую-то гадость для увеселения общественности, тут появляется папа с тросточкой, ибо гололед и коленка, а ему срочно нужно дохромать до совета ветеранов, потому что там принимают два раза в неделю по полтора часа, и надобно отдать мешок документов, которые он полгода собирал, а сделать это надо быстрее, пока мешок вконец не протух.

— Давай такси вызовем? – предлагаю.
Папа произносит оду общественному транспорту, говорит, что некогда ему тут такси ждать, погода чудесная, он лучше прогуляется. Вот только нужно выяснить, где этот совет ветеранов находится. Где-то прямо тут у нас, а где – неясно. И дальше происходит чудо знакомства папы с гугль-мапом, и папа восхищенный и завороженный смотрит, как Леша показывает маршруты и панорамы – где свернуть, куда зайти, а вот тут у нас синенькая линия, а остановка через мост, и туда папа распрекрасно доковыляет, сядет на шестой автобус и прибудет в ветеранское заведение, как король.

И папа даже произносит несколько одобрительных слов в адрес научно-технического прогресса, который он в целом не одобряет. Но именно сейчас прогресс показал себя с лучшей стороны, и нужно признать, что жизнь современного человека имеет свои плюсы в плане комфорта.

Автобусная остановка маршрута номер шесть находилась прямо у кремлевских стен — гугль не соврал. Папа стоял на остановке и слегка грустил из-за отсутствия там хоть какой-нибудь скамейки. Скамейки на остановке не было совсем. Только два заградительных низеньких столбика с шишечками на конце.

Через сорок минут коленка решительно заявила папе, что у нас тут минус двадцать и если мы сейчас не сядем, то мы ляжем. К этому времени на остановке нарисовался еще один пассажир – весьма пожилая, но эффектная дама в изящной шубке. И у нее, видимо, тоже были некоторые проблемы с отсутствием скамейки, потому что она грустно оглядывалась по сторонам и даже иногда глядела на папу, как бы ожидая от него моральной поддержки.
Папа тогда решил показать себя первопроходцем. Он подошел к столбику с шишечкой и попытался на него присесть. Шишечка оказалась такой нестерпимо острой, что едва почуяв контакт с нею даже через пальто, папа попытался выскочить. Но выяснилось, что гадкий столбик слишком низкий, а лед вокруг слишком скользкий. Коленка так взвыла и изогнулась, что папа понял – с шишечки ему не встать никогда. По крайней мере, без посторонней помощи. Папа оглянулся на пожилую даму и с ужасом видел, что та тоже садится на второй столбик

— Не надо! – заорал было папа, но поздно. По изумлению на лице дамы он понял, что шубка тоже не очень скрашивала ситуацию. Как и папа, дама сделала несколько загребающих движений нижними конечностями, пытаясь слететь с насеста, и номер у нее тоже не прошел.
— Что у вас? — крикнул папа.
— Бедро! А у вас?
— Колено!
— Колени у меня тоже!
Под красными стенами Кремля в окружении белых снегов восседали на кольях два окоченевших пенсионера без малейшей надежды на спасение.

Домой папа – злобный, сопливый и изгвазданный вернулся еще через час. С колышков-то им удалось в конце концов упасть и, цепляясь друг за друга и за папину трость, как-то подняться. А вот шестой автобус так и не пришел.

Папа зачем-то посоветовал мне поцеловать мой технический прогресс в одно не очень приличное место. Хотя я, между прочим, с самого начала предложила вызвать такси, да.