Анекдоты про данила

Хозяйка Медной горы подходит к хозяину Данилы и спрашивает: — Что Данила не выходит из каменного цветка?

Хозяйка Медной горы: — Ну что, Данила-хозяин, не выходит ли каменный цветок? Он начал: — Нет, она уходит.

Хозяйка Медной горы: — Ну что, Данила-мастер, не выходит ли каменный цветок? Она начала: — Нет, уходит.

Хозяйка Медной Гопы входит в ее сознание. А он хозяину: — Ну, Данила-хозяин, не выходит ли у тебя каменный цветок? Хозяин — это душа: — Хшоххул.

Дворецкий везет гостя в замок, показывает портреты: — Это дедушка нашего графа, граф Николай Петрович. Во время Первой мировой войны он служил послом в Японии. Это прапрапраправнук графа Артемия Александровича, он отличился в турецкой кампании. Это Данила Иванович. При Иване Грозном. И это первый Бойер Вавилль. — А чем он знаменит? — Он был прародителем всего вида. — Это понятно. Но что он делал днем?

Данила Багров — Манис, играя с пистолетом: — Скажи мне, американец — в чем сила? Вы мыслите деньгами? Мой брат говорит это деньгами. А правильно говорить — в деньгах!

— Какова ваша профессия? — Я делаю людей спокойными и добрыми. — Что, пастор или кто? — Нет, я продаю траву. Данила

Данила Багрок (играя с пистолетом): — Скажи мне, друг, в чем сила? Мужчина (дрожа от страха): — Я думаю, деньгами. Данила Багров: — Так мой брат говорит это деньгами. И сила, она находится в Ньютоне.

Как я чуть не стал террористом.

В Германии усилены меры по предотвращению терроризма.

Жарко. 27 градусов. Я решил пойти в магазин и купить квас. Я очень люблю русский квас. Не успели сказать, как уже сделали. Он сел в машину и поехал в русский магазин. В Германии их очень много. Я ухожу. Выбираю большой, 2-литровый пласт из массовой бутылки с квасом «Данила» и что-то из продуктов. Прикреплена к тележке на линии к кассиру. На барной стойке нет места. Поэтому я не разгружаю свои продукты. Жду своей очереди. Он пошел к кассе. Я начинаю разгружать продукты.

Я хватаю бутылку кваса, она выскальзывает у меня из рук и падает на пол. Раздается мощный взрыв. Вся очередь в квасе. Продавщица падает на пол, а Верещит:

Все дружелюбно относятся к земле. Один стоит со второй бутылкой кваса возле кассы, весь в квасе, в ушах звенит. Вдруг меня схватили за руки с двух сторон и повалили на землю. Естественно, вторая бутылка падает и взрывается со страшным грохотом. Снова все в квасе, звон в ушах усиливается. Меня хвалят и куда-то тащат. Мои глаза залиты квасом, я ничего не вижу и не могу думать.

Полностью проснуться в карауле. Теперь все ясно. Охранник догадывается об этом. Мне любезно предоставили полотенце. Все успокоились. Мы сидим, смеемся. Вдруг дверь открывается, и врываются люди в черных одеждах с автоматами. Снова лицо на полу. Он кричит. Наручники в руках. Их доставляют в полицейский участок.

Оказалось, что после первого «взрыва». Кто-то по мобильному телефону позвонил в полицию. Снова допрос. Я понял это. Задержан в российском магазине.

Даже не забрал купленные продукты. Он сел в машину и поехал домой. Все в липком квасе, звенит в голове. Я, наверное, больше не буду пить квас. Ну, он так и сделал. Минералка без газа не хуже.

От меня немного косой, если идти от зоопарка, то рынок постепенно формируется, стихийно. Сразу за парком на троллейбусе. Там стена забора такая длинная и дорожка на тротуаре. Здесь на ней люди продавали овощи, которые привозили из деревень, на что. Это удобно для всех, самые низкие цены в городе, и я живу неподалеку. Вот мы сегодня идем, идем, не жарко, люди покупают, мы покупаем, здесь тоже ничего не предвещает. Неожиданно. Люди уже бросили все свои дела и повернули к трамвайному парку (они находятся через трамвайную линию: Троллейбусный парк и трамвайный).

И вдруг, ни с того ни с сего. Играл оркестр. Все вы помните фильм «Брат» и тот трамвай, ну, тот самый, в который угодил Данила Шиша, уходя от погони. Такой трамвай, груз, только еще больше. Платформа из досок, студийные стулья и сидящие на них музыканты. Как один в один, печь большая, как и должно быть. Все в черных попонах и бабочках. Двое, те, что играют на флейте — в сиреневых шляпах, как у Дунно. Свирепый, благородный, но в шортах, тоже черных. Николаев, является город Южи. Оказалось, что они из трамвайного парка спокойно катаются и играют. Люди открывали рты, мурашки бежали по телу. И вальс — «Амурские волны». Вместе с припевом появились слезы. Никакого отрыва, никакого продвижения мероприятий, и в этом вся прелесть. Люди чувствовали людей. В течение получаса из него лился трамвай и живая музыка. Новое поколение и те, кто постарше, живут в деревне, и за то, что это были живые театры с музыкой, совсем забыли — их никогда не было. И вот оно! Неописуемое зрелище.

А затем, так же тихо, трамвай отчалил. Возможно, на другой рынок. Теперь у нас повсюду рынки. Заводы давно разобраны на металлолом, а рынки с людьми находятся по всему городу, они торгуют. Жизнь вывернута наизнанку. И вот кто-то придумал, что нужно угождать людям — не нам в театре, а театру для нас. Трамвай убрали, музыка стала тише, а люди стояли и молча смотрели на происходящее. Они долго стояли так, не решаясь нарушить впечатление от произошедшего.

А потом одна бабушка вздохнула и сказала: «Может быть, все наладится. Не все потеряно, потому что кто-то думает о людях.

& lt; trollface [wrk] & gt; Режиссер компании снимет исторический фильм о викингах, по стилю похожий на картины «Игра престолов» и «Властелин колец», сообщает Итар-Тасс. Действие ленты будет происходить в раннем средневековье на территории славянских поселений, а главные роли исполнят Максим Суханов и Данила Козловский. & lt; trollface [wrk] & gt; Интересно, будет ли охрана и убийства? & lt; hamster & gt; Без сисек фильм был бы вялым & lt; hamster & gt; и без смертей всех главных героев & lt; duke & gt; В начале фильма

Сейчас я брал интервью у Данилы Косенкова в кафе на Горького (не помню названия). Я взял самый дешевый эспрессо. Данила, посмотрев на меня, пожал плечами и заказал тефтели с картофельным пюре. «Ой, простите, а что это у вас?». спросил он у сонной официантки, когда она наконец поставила на наш стол блюдо с дымящимися фрикадельками. — «Из говядины со свининой, но что?» — посмотрела на него официантка. — «О, я не ем говядину со свининой.

Так деликатный Данила на полтора часа стал вегетарианцем, чтобы угостить меня, не задевая моей гордости, сочными свежими фрикадельками. Видимо, моя мрачная растрепанная рожа заставляет других думать, что я голодаю. А я, в свою очередь, из деликатности упустил тот факт, что курица — это тоже мясо.

Моя дочь купила несколько глянцевых журналов и листает их, доставая образцы. Сын с интересом наблюдает за происходящим. Она натыкается на множество кремов для лица, лосьон для тела, шампунь, немного мыла… И даже пакетик кофе в последнем журнале. Данила, в восторге: — Леля! Здесь вообще есть еда?

Я пил на работе в прошлый четверг. И хотя этот день — рабочий, на следующий день выпуск газеты не запланирован, и вся редакция в четверг будет ни шататься, ни вертеться. Не то чтобы они были согласны, но как-то так получилось, что я, наш системный администратор Леха и молодой фотограф Данила почти одновременно сказали: «А почему бы и нет? И дождавшись ухода босса, устроился в фотолаборатории. А еще утром мы встретили богатыря Федорыча, нашего рабочего, которого «кидают» на все, что плохо открывается — закрывается, плохо стоит — лежит и течет — не течет, как положено. На этот раз засорился женский туалет. Федорович даже сначала отказался участвовать в мероприятии, но потом присоединился, получив, по традиции, наказание, и уплыл на забитой коробке. И мы продолжали вспоминать о предстоящих праздниках, наполняя бокалы то одним коньяком, то другим, не забывая отметить, что коньяк, сделанный своими руками, по-прежнему самый лучший. Я не буду раскрывать технологию производства, чтобы не слишком рекламировать компоненты и не создавать ненужный ажиотаж — конкуренцию. Пили за здоровье, как обычно, за всякую ерунду и наконец вспомнили, что 256-й день года — день программиста, именно столько комбинаций в 2 байтах, было вчера. Конечно, сегодня мы все без компьютеров никуда, хотя среди нас нет чистых программистов. Через приличное количество времени Федорыч заполняется, и мы, после долгого празднования, приветствуем его громкими возгласами. И теперь его нет. Не знаю, то ли наш штрафной был таким острым, то ли где-то он подхватил «падающий баннер», но он уже не двигался плавно. Конечно, в вежливом обществе никто не делает замечаний по такому незначительному поводу, и мы промолчали, вознаградив нашего старшего товарища еще одной хорошей помощью. Федорик уплыл, а мы остались, посидели еще немного, потом приготовились ехать домой. И вдруг: из женского туалета, где в поте лица трудился наш старший друг, раздался звон железа, столкнувшегося со стеклом. В комнате в это время никого не было, и мы уже собирались «покинуть корабль», поэтому без всяких раздумий заглянули в туалет. Федорович лежал на полу среди разбросанных инструментов, сифона, вытащенного из раковины, и неизвестных нам личных вещей. Они помогли мне встать на ноги, довели меня до них и вышли из комнаты, ибо у каждого было чем заняться дома…

Следующий день был немного тяжелее, чем вчера, но все работают, не ездят. Пятница — это не четверг, газета выходит завтра, винты крутятся, работа идет полным ходом. Я не отрывал глаз от экрана монитора, а за мной полз Федорович, который, незаметно для меня, проследовал в женский туалет, чтобы профессиональными действиями «закрыть» засор, не знаю чем. И вот ползущий Федорович шепчет так, чтобы никто в комнате не слышал: — Вчера я сломал ногу. И я воспоминания Федоровича, лежащего на полу женского туалета, перемежаю фотографиями из скорой помощи, больниц, потом в голове всплывают виды костылей и протезов. Ведь как-то этот Федорыч ходил на работу, приходил ко мне и т.д. Я спрашиваю: — А где костыли? И у него есть правая Ржака: — Да, не нога, а декоративная фарфоровая подставка под раковину, которая закрывает всю кнопку слива от посторонних…

Я обучаю студентов со стажем. В группе четверокурсников, которых я консультирую перед экзаменом, трое ожидают пополнения в семье. Маша, судя по животику, полгода, Лариса чуть младше, они ведут себя нормально. Данила, которого жена по его словам на третьем месяце пугает, нервничает и просит всех учителей войти в положение и не мучить его особенно.

Воскресное утро, небольшой пустырь, на углу прогуливается дама с маленькой лохматой собачкой неопределенной породы. На противоположном углу пустоши появляется пара — крепкий мужчина и красивая девушка. Собака срывается с места и с сильным лаем бежит в их сторону. Пара останавливается. Хозяйка начинает кричать, как обычно: «Не волнуйтесь! Она не кусается! Она просто хочет играть! Джули ко мне» и так далее, и так далее. Собака, искренне прикрывая пару, возвращается к хозяйке. И здесь. Парень что-то шепчет, а затем с крайне раздраженным видом, закатав рукава, целенаправленно идет к даме, выкрикивая что-то вроде «Сука! Сукво!» Девушка, сквозь смех, начинает кричать: «Не волнуйся! Он не победит! Он просто хочет играть! Данила, иди ко мне!» И так далее, и так далее. … Дама, верящая в цветущую молодость, хватает собаку за ошейник и бросается вдогонку. Пара продолжает свой путь. Я рисую.

Уже решено, что роли Гусева, Дацика и Капризова в новом российском блокбастере исполнят Машков, Меньшиков и Данила Козловский.

Уже решено, что роли Гусева, Дацика и Капризова в новом российском блокбастере исполнят Машков, Меньшиков и Данила Козловский.

Данила-мастер сидит в углу пещеры на корточках, о чем-то напряженно думает и смотрит куда-то вдаль. Подходит к нему хозяйка медной горы: — Что, Данила-мастер, не выходит каменный цветок?

XXX: На самом деле, это Багера (Багера). Да, мужик. А вас мужские имена, такие как Данил и Никита, не смущают?

Как в анекдоте… Муж решил сделать жене сюрприз и вернулся на день раньше из командировки. Вы можете узнать из моего предыдущего сюжета, что история любви моего друга Мойше также происходит там. После того как в первый же день они затащили его в постель и получили порцию роскошного секса, о котором он мне подробно рассказал, он почти сразу потерял голову. В то время он был совершенно неопытен в отношениях с девушками, и мои попытки подменить его различными распутными девушками из моего гарема в общежитии были безуспешны. Он всегда находил в них недостатки, и ему не нравилась моя инициатива, тем более что он хотел, чтобы его будущая жена была девственницей. Когда я бежал за дочерью своего профессора, они проводили все время вместе, перемежая принудительный секс рассказами о своей жизни. Оказывается, она была родом из Белоруссии, из-под Гомеля, в апреле 1896 года попала в зону радиоактивности, поэтому родители отвезли ее в Москву на обследование, где она и осталась. Он рассказывает о своей службе в Афганистане, о снарядном шоке и ранениях, о боевых друзьях, родителях, ну, в общем, обо всем на свете. На пятый день нашего знакомства он сказал мне, что решил жениться на ней, забрать ее к себе жить и попытаться решить вопрос о переезде в наш институт. Короче говоря, это сильно ударило по нему! После того как я начала намекать ему, что такие знания в сексе ни в коем случае нельзя получить из книг, я впервые за всю нашу дружбу была послана к черту. Отпуск закончился, они расстались, договорившись приехать к ней в Москву 26-27 сентября, так как она на три недели уезжает к родителям в Белоруссию. Приехав домой, мы начали собирать деньги на поездку в Москву. Мойше купил где-то в Америке шикарного плюшевого мишку с сердечком, я договорилась с ее друзьями в аэропорту, что они отправят нас на самолете через пересадку за шапку и печенье. Было только одно условие — полет должен был состояться 25 сентября, иначе ничего не получится, на что мы согласились. Я позвонила маминой подруге, которая жила одна в Щелково в четырехкомнатной квартире и была готова дать нам ее в пользование, когда уезжала на дачу на выходные. И вот мы в Москве! Она была одета в костюм и галстук, с плюшевым мишкой и букетом из 25 роз, которые везли и пограничники, изгонявшие азербайджанцев на таможне, а я вошел в хостел с сумкой, звенящей тремя бутылками шампанского. На входе нас встретил суровый охранник, которому мы представились гостями с Юга и которого мне удалось очаровать комплиментами и бутылкой шампанского. Затем они узнали номер комнаты, в которой остановилась Наташа. Подойдя к двери, я постучал, но никто не ответил, и мы простояли около десяти минут. Я пошел на вахту и попросил сторожа поискать ее. Через пятнадцать минут любовь Мойшина появилась из-за угла лестничной площадки в коротком пеньюаре, с растрепанными волосами и стеклянным взглядом. Сначала я подумал, что она пьяна, но запаха алкоголя я не почувствовал. Проходя мимо нас, она сказала тоном, похожим на тот, что был в фильме «Брат» (Кто Данила? Какой игрок?) — А я думаю, что за гости с юга? И похоже, что вы? Ну, заходи. Все это было сказано в таком приторном тоне, как будто мы виделись полчаса назад и жили по соседству, а не пролетели тысячу миль на крыльях любви! Мы поставили на стол шампанское и положили розы, прошли за ширму, где стояли кровати и телевизор, сели и стали ждать, пока она переоденется. Все это происходило в абсолютной тишине и неподвижности. Через несколько минут в дверь громко постучали и голосом, не терпящим возражений, с характерным армянским акцентом пригласили Наташу выйти в коридор. Челюсти Мойше впились ей в кожу,

На его лице появились кулаки и улыбка, которая всегда вызывала у меня тревогу. Оставив его одного в комнате, я вышел в коридор и поднялся наверх, заглянул за угол и увидел некоего Саркиса, как она его называла, с внешностью Миши Галустина в футболке Adidas, волосатого в шортах и сланцах на босу ногу, ростом около 160 сантиметров, объясняющего ей, что нехорошо покидать компанию в разгар вечеринки из-за каких-то гостей. Особенно если она не отработает полученный чек (я сразу все понял) и его гости из Еревана будут недовольны, он сделает так, что Хунам будет стоить не только ее, но и папу, маму и даже телевизор. Я уже хотел вмешаться, но она добровольно, совершенно без принуждения, пошла за ним на другой этаж, и я спокойно вернулся. Придя в номер, я не стал рассказывать Мойше о чеке и гостях из Еревана и прождал с ним в добром молчании еще полчаса. Затем он взял его за руку и насильно вывел из комнаты, оставив медведя и розы на столе, но забрав с собой шампусик. Хотя Мойша пытался настоять на том, чтобы я оставил шампанское, но в свою очередь был послан мною подальше, и тоже в первый раз, после чего перестал настаивать! Уже на улице я объяснил ему, что это единственный способ показать, что мы правильные ребята, и вы не можете так с нами поступить, мы должны сохранить лицо и себя! Решив не ждать понедельника, мы позвонили маминой подруге и, сказав, что с приездом не получилось, помчались на Казанский вокзал. Видя, что мой спутник похож на пороховую бочку и ему хочется хоть немного пощипать нос после того, как он купил билеты на вечерний поезд, я повел его в «Кабачок», где мы выпили бутылку водки на двоих. Агрессия уменьшилась, и я, немного успокоившись, продолжил посадку. Подойдя к поезду, я понял, что зря рановато, это был поезд № 34 Москва-Владикавказ! На лице Мойши появилась улыбка, и я понял, что если он кого-нибудь схватит, то их могут похоронить здесь, так как численное преимущество было явно не в нашу пользу. К счастью для нас, наш седьмой вагон оказался рядом с вагоном-рестораном, из которого доносились запахи осетинских пирогов. Узнав у проводника, что мы с Райзаном, возможно, поедем в Воронеже только в купе, с помощью проводника мы заперли дверь на три тире и вошли в ресторан, чтобы пополнить запасы горя. Обменяв две бутылки шампанского на две бутылки водки, мы добрались до Воронежа без приключений, чему я был очень рад. Всю дорогу я успокаивался, как мог, и все закончилось для меня хорошо благодаря двум бутылкам водки и беседе в душе. Приехав домой, он решил пожить в моем хостеле два дня, чтобы не объяснять родителям, почему он вернулся так рано. Вероятно, из мучений или чтобы отомстить своему любовнику, он трахнул уже трех девушек, которые были невероятно счастливы, так как он им понравился, и давно просил меня познакомить его. Должна сказать, что после этого эти девушки всегда делились со мной продукцией, что было важно в то время.)) Затем, в течение месяца, он получил четыре письма, которые мы торжественно сожгли, не перечитывая. Исключение было сделано для последнего, на котором была фотография, где она обнимала его медведя, сидящего на кровати, который также был торжественно сожжен! Больше писем не было. Но неожиданно следующим летом он получил телеграмму, что она едет поездом через наш город в Сочи и хочет, чтобы мы приехали с ней на вокзал встречать, что Мойша начал киснуть и бояться, я предложил план. Написав в ответной телеграмме, что мы встретимся на вокзале, я начал готовить спутницу к встрече,

Поработайте над его поведением и имиджем. Объяснив, как себя вести, мы прибыли на вокзал, и ровно за пять минут до отправления к нам подошла машина, ровной походкой двух напряженных мужчин, знающих себе цену. Перед этим Мойша предстал перед сентиментальным мальчиком, и она была настолько удивлена разительной переменой, произошедшей в нем, что даже не осмелилась обнять его, а только приветствовала своей рукой. Пообещав приехать на море, когда получим от нее телеграмму с адресом, мы гордо удалились. Вечером мне пришлось снова оживить его с помощью вина и секс-терапии. Через день мы получили от нее телеграмму с адресом и ответной телеграммой, что мы приехали в шесть утра таким-то поездом на станцию Адлер. Мойша спросил, зачем все это, если мы не собираемся ехать? Я ответил, что это наша маленькая месть, за то унижение, которое мы испытали в общежитии, ведь добраться от места, где она жила, до Адлерского вокзала к шести утра было бы непросто, так как мы тоже летели в Москву, и фотография нас, ожидающих на перроне, Наташи немного улучшила наше настроение. Он никогда больше не вспоминал о ней в моем присутствии. Возможно, вылечился?) Сейчас я понимаю, что это было глупо, но тогда это казалось совершенно правильным поступком.

— Ну что, Данила-мастер, не выходит ли он из каменного цветка? — Нет, это не так. — Не нужно было его туда класть!

Данила Багров (играя с пистолетом): — Скажи мне, друг, в чем сила? Мужчина (дрожа от страха): — Я мыслю деньгами … Данил Багров: — Так брат же говорит деньгами. А сила — в хурутонах.

Два друга. — Да ладно, Данила Козловский сам мне написал! — И что же он написал? — Как здесь.

Данила Багров садится напротив Дарта Вейдера и говорит: «Ну, скажи мне, злодей, в чем сила?».

Эту историю мне рассказал известный в прошлом столичный реставратор музейного уровня. В советское время он входил в «Элиту Шабашиков», которая делала элитный ремонт в квартирах исторической части столицы. Одним из членов бригады был странный человек, работавший на дереве, Никита Иванович, имевший прозвище Данила-мастер. Дело в том, что Никита не просто любил свою работу — он жил ею. Его страстью была реставрация больших резных деревянных изделий, инкрустации и старинной мебели. В рамках бригады он выполнял эксклюзивные столярные работы — например, мог сделать гардеробную или построить — в экзотическом стиле гардероб в стиле — то есть предметы интерьера, которые в СССР даже в комиссионке не продавались, , в комиссии я не мог купить за деньги (ну где в те годы вы войдете в квартиру с 3,5-метровым потолочным книжным шкафом, достающим до самого потолка, как бы приближаясь к нему по размерам, да еще украшенным затейливым орнаментом? ) А еще у Данилы-мастера была одна особенность — он никогда не работал в выходные дни. Даже за большие деньги. Талант его уровня вызывал у Ивановича (Заказчика ремонта) большое уважение, поэтому, в отличие от других членов бригады, он всегда был освобожден от работы. При этом у Данилы-мастера не было ни дачи, ни садового участка, а жил он с женой и двумя дочерьми в обычной «хрущевской» копейке. Но — творческий человек имеет право на странности. Однажды, придя на работу, Иванович застал нашего Данила-мастера в состоянии тяжелой депрессии. Данила практически не пил, поэтому все горе сидело внутри, не имея выхода наружу. Подробный расспрос без свидетелей показал нерадостную картину произошедшего — у старшей дочери стало ухудшаться здоровье. Врачи, которых Данила обошел бесчисленное множество, не могли поставить точный диагноз — а лечение того, что они ставят, не давало результатов. На днях дочь попала в больницу, и заведующий отделением не скрывал от Данилы, что шансов на выздоровление мало. Ивановичу, который занимался обменом квартир на аналогичные в убитом состоянии (его ноу-хау с начала 1970-х годов), Данила дал подробный список специалистов, к которым он обратился, а также контакты отделения больницы, где лежала дочь. Будучи душой своей команды, в которой все остро нуждались, он поднял все свои формальные и неформальные связи, в итоге найдя талантливого диагноста с экстрасенсорными способностями. Специалист, обследовавший ребенка, поставил смущающий диагноз — какое-то редкое заболевание, в СССР его еще не лечили. Была вероятность, что необходимые препараты имелись на Западе — но эта отрасль была крайне узкой, и в СССР о них не было никакой информации. Теперь можно было отправить человека за границу или достать наркотики по щелчку мыши — в середине 70-х годов это было невозможно. Данила плакал навзрыд и был готов работать бесплатно — лишь бы спасли ее дочь. Иванович, бросив все свои дела, два дня скитался по своим соединениям и в конце концов зашел к товарищу, которого за глаза называли «свободным советским гражданином». Что сделал этот человек, никто не знал. Но образ жизни, который он вел, был очень похож на сегодняшних представителей «золотой молодежи» (если убрать сериал, конечно) — а именно, постоянно, буквально каждую неделю летать в разные капстраны на 2-3 дня. Иванович, которого старые знакомые рекомендовали человеку, изложил суть проблемы. «Свободный человек» был явно удивлен просьбой — она не могла сравниться с желанием подавляющего числа его знакомых,

Источник: https://www.anekdotas.ru/anekdoty-pro-danila-2

Top

Сайты партнеры: Сонник, толкователь снов | Блок о щенках и собаках | Погода в Санкт-Петербурге России Мире | Копирайтинг студия TEKT | Газобетон стеновой с захватом для рук