Анекдоты про форму

На нашем сайте собраны лучшие анекдоты про формат. Мы читаем, улыбаемся или, может быть, даже смеемся!

Изобретатель изобрел станок для бритья. — Значит, в конце концов, у каждого человека индивидуальная форма лица? — В первый раз — да!

И я по-прежнему, с присущим мне романтизмом, считаю, что самой важной характеристикой женского мужского члена является не длина, не толщина, даже не форма, а опущение мужчины на одном конце …

Женщина без капризов, как генерал без армии — форма есть, а эффект не тот …

На шоссе двое дорожных полицейских резко тормозят мчащуюся на большой скорости тележку. Пассажир выходит из машины и говорит: «Я из кооператива&raquo.#171;Озеро». — А Шо? — Вы видите мои номера? — А Шо? — А Шо? А мы с Донецка вчера приехали!» — «Ребята, так бы сразу и сказали! Он достает две купюры по 5000 рублей и протягивает гаишнику. Сотрудник ГИБДД кладет деньги в карман. И тут пассажир говорит: — Подождите, вы вчера приехали, говорите? А как ГАИ сидела сутки, если не секрет — Да, какой секрет! Купите форму и палочку прямо на станции …

Знаете ли вы, что люди, которые не используют сравнительную форму, горят в аду в два раза дольше?

Работа. Миф. Любовь. Какие еще формы рабства вы знаете?

Когда Колобок увидел квадратную форму для выпечки, он понял, что на этот раз сбежать не удастся.

Женщины имеют такие формы, что мужчины не могут позволить себе их содержание.

Как определить, нужно ли вам худеть? Если мужчина может взять вас на руки в постель — вы в форме. Если нет, измените то, что поможет ему стать нормальным парнем.

Эгоизм — это единственная форма любви, которая никогда не причинит вам боль.

Анекдоты про формы

Учитель физкультуры объявляет ученикам: — Что касается урока — так все не в форме и болеют. А как насчет прогулок по микрорайону ночью — так все здоровые и в Adidas.

Соревнование за самую чувствительную нацию. Три участника: американец, немец и русский. Первый американец. Оказывается, с закрытыми глазами. На стуле находится стальной шар. Она подходит, раздвигает ноги и садится. Она чувствует прохладные и округлые формы и говорит: — Шар, вероятно, стальной. Аплодисменты. Второй немецкий. На стуле стоит деревянный кубик. Подходит, садится. Он чувствует шероховатости и угловатые формы. Он говорит: — Куб, вероятно, деревянный. Аплодисменты. Последний — русский. На стуле — яблоко. Подходит, раздвигает ноги, садится. Неразборчивый Зуки: — Чавк, XP, Чавк! — Антоновка!

Начало статьи о том, что компания Sasmung выпустила модель в виде электрогитары: & quot; Поскольку Apple имеет прямой прямоугольник с закругленными краями, дизайнеры ищут альтернативные формы для гаджетов. & quot;

Эта история произошла со мной, когда я училась в 9 классе, так что она *сбылась* много лет назад. В качестве преамбулы добавлю, что, во-первых, мне очень нравилось рисовать. Тогда у нас еще не было компьютеров и программ типа Photoshop, поэтому кто как умел, так и рисовал, и даже сама учительница не считала рисование школьным предметом. Ну, и в результате половина класса подходила ко мне с просьбами «набросать что-нибудь по теме», а не я без удовольствия, потому что я был молод, полон энтузиазма и безразличен к тому, что на самом деле рисовать и сколько. У меня даже была своя любимая краска: небесно-голубая и восхитительно жидкая гуашь десять лет назад.

Примерно в то же время в нашем городе открылся какой-то престижный колледж или профессиональное училище для секретарей, и туда поступила моя одноклассница и хорошая подруга: красивая, элегантная девушка, но без интереса к большинству предметов. Включая живопись (если только это не был ее личный макияж) — как вы можете себе представить, без этого история никогда бы не случилась.

А в колледже с учебой все было гораздо сложнее: преподаватели требовали заинтересованности и безупречного выполнения домашних заданий. Местная учительница рисования кокетливо называла свой предмет дизайном и показывала пятнадцатилетним разгильдяям то икебану, то оригами, то еще что-нибудь милое и изящное, достойное их будущей профессии.

Однажды Анжелика (все имена и фамилии изменены, чтобы избежать неловкости) подбежала ко мне в гневе и сказала, что завтра ей будет стыдно. Правильно, с большой буквы. Потому что на прошлой неделе из-за болезни я пропустила занятие по дизайну, где я училась расписывать горшки. И у нее все равно не будет времени нарисовать его самой.

В руках она держала этот жалкий горшок с геранью и умоляюще смотрела мне в глаза. Я понял это без слов.

— До завтрашнего утра», — сказал я, забирая из ее рук символ молчаливого упрека за пропущенный урок.

Анжелика радостно вскрикнула и убежала, а я вошла в комнату, задумчиво осматривая пустой и очень тусклый коричневый горшок со всех сторон.

Должен признаться, что я никогда в жизни не расписывал горшки, не представлял, как и, главное, зачем это делается, и уж точно не представлял, на кой черт какому-то «дизайнеру» нужен расписной горшок. Почему-то рисование точек-линий-красок на керамике прошло мимо моего детства. С точки зрения рисования чего-либо на нем, горшок выглядел как обычный лист бумаги, хотя и немного неудобной формы.

Я решила нарисовать его так, чтобы все ахнули, а Анжелика до конца жизни гордилась своей подругой.

Вы забыли, что моя любимая краска имеет мягкий голубой оттенок?

Я решил нарисовать море с рыбами. Но поскольку золотые рыбки выглядели бы в горшке ужасно глупо и негармонично, я решила нарисовать акул.

Я прищурилась над злополучным горшком с геранью, который весь день вихлялся во все стороны, и к вечеру ЭТО было сделано. Совершенно синий глиняный горшок с печально размазанной и частично осыпавшейся краской и хищные морды с треугольными зубами, огрызающиеся со всех сторон, — я с максимальной реалистичностью скопировал их из большой энциклопедии животных, не забыв даже косатку и молотоголовую рыбу.

В общем, когда в то утро Анжелика осторожно приняла из рук в руки горшок в прозрачном пластиковом пакете, ее лицо слегка вытянулось. Как она рассказывала позже, в транспорте она еще больше растягивалась, потому что люди принимали ее за ненормальную: высокую красивую девушку в деловом костюме, несущую пакет оттуда, где из-под розовой герани на пассажиров рычали кит-касатка и рыба-молот.

А в классе дизайна лицо Анжелики приобрело выражение «pokerface» под заинтересованными взглядами и смехом ее новых одноклассников. Но это не имело значения. Неудержимо смеясь, учительница аккуратно вытянула четверку в журнале по пятибалльной системе.

Смущения удалось избежать.

В период усиления борьбы с алкоголизмом в СССР, во времена горбачевской перестройки, купить желанные пол-литра было очень и очень непростой задачей. И даже если вы покупали, то все равно это было так мало, что хватало только на один раз, да и то не полностью. Поэтому люди извлекали из ситуации максимум пользы. В пустоши почти у каждого был если не лунный аппарат, то хотя бы банка с варевом. Обычно в этом случае к верхней части банки прикреплялась резиновая перчатка, которая вскоре надувалась и тем самым сигнализировала о том, что процесс приближается к нужной точке. У некоторых молодоженов в комнате также стоял такой кувшин. Однако он был несколько необычной формы, с тонким горлышком, похожим по размеру на кефир. Поэтому вместо перчатки молодожены надели на эту шею презерватив. И вот, в один прекрасный день, а точнее посреди темной ночи, этот презерватив не выдержал давления и лопнул с таким громким звуком, что разбудил тещу, которая спала в соседней комнате. Она тут же побежала к молодоженам с вопросами. «Не волнуйся, мама, у нас презерватив порвался», — успокаивали молодожены.

Я решил рассказать.

Бизнес начался еще в 1996 г. Я работал усилителем информатики и физики в славном городе Дубна, что на севере Московской области. Отношения со студентами были отличными. Я любил их, и они отвечали мне тем же. 11 класс уже сдал экзамены. Пора подавать документы в университет. Группа будущих выпускников пробралась внутрь и решила поступать в местный университет в Дубне (кто не знает, как пишется Дубна, пусть зайдет на городской форум. Там ему все объяснят. Такова топонимика этого места) . Поскольку у меня есть машина, я предложил отвезти их на прием, так как сейчас лето и делать особо нечего. На приеме им всем раздали бланки заявлений и анкет, они сели и заполнили их. В этой комнате находились еще два кандидата, которые также заполняли анкету. И тут девушка (из незнакомых), увидев во мне самого интеллигентного и презентабельного, спросила, — Как пишется «инженер» или «инженер»? Здесь я должен сделать отступление о том, почему студенты любили меня. Я так и не дал прямого ответа на вопрос. Мой ответ всегда должен был спровоцировать «размышления», и только после «размышлений» можно было получить правильный ответ. Без колебаний, в своем юмористическом стиле, я ответил: «Джи-Ши пишется с буквой «И». Все мои ученики немедленно включились в ситуацию и разрыдались, но держали свой знак в руках.

Прошло шесть или семь лет. Сейчас я бросил школу в погоне за длинным рублем. Некоторые из моих тогдашних учеников работали со мной, прикрепляли меня. И вот в одно прекрасное утро одна из моих подопечных кричит: «Она сделала это! Она сделала это. На сайте anecdot.ru он показывает мне историю о том, как дама с университетским дипломом пришла на собеседование в одну компанию. На вопрос — «Вы уверены, что слово «инженер» пишется через «и»?». Она ответила — Жи-Ши, пиши с буквой «и»!

Ну, она не только вошла, но и вышла!

Не ее формы далеки от идеала, но ее идеал все еще далек от ее форм.

После вечерних «посиделок» на свежем воздухе мы с ребятами решили продолжить наше общение уже в хостеле (в 23-00 он уже плотно закрывался). Будучи очень «задорным», я приглашаю всех на свою «чашку чая». Мое предложение сопровождается шумом и всеобщей радостью, но у нас есть проблема: в нашей толпе две мои подружки не из нашего общежития (всего девушек было три, включая меня). Ребята с радостью предлагают свою помощь. Я без проблем прохожу с ребятами через часы, мило пожелав нашей старушке «Спокойной ночи». А под окнами нас ждут девочки, но «под окнами», — сказано тихо. Трудно передать, как им приходится преодолевать барьер. Но надо добавить, что состояние было такое, что море казалось по колено. В общей сложности им пришлось забраться на 5-й этаж через кучу сложных кирпичей, заборов, перекладин, им даже пришлось раскачиваться на тросе. Ведь они были только на крыше столовой, которая находилась на уровне 3-го этажа нашего общежития. Он был нужен только для того, чтобы соединить два балкона.

Мы уже ждали их на пятом этаже с приготовленным длинным ковром, по которому они должны были добраться до нас. Баксы опустили один конец, пока второй Трудность, но когда они начали поднимать второй.

Девушка была почти у цели, но, не выдержав собственного веса (надо сказать, что у нее достаточно великолепная форма), она отпустила руки и упала. Нет необходимости подробно описывать наше состояние. Качаясь на ногах, огибая суету, я слышу истерический крик упавшей в обморок подруги. Стыд взбирается за ней, а я все еще не решаюсь посмотреть вниз. Она отступает назад на одной ноге, поворачивая шею. Я уже был готов к худшему. И что мы слышим от нее?

— «B%I, сломал все мои ногти!!!

У меня есть одноклассник, сейчас я не знаю, где и как он, но почему-то после 95-97 годов мы решили обрабатывать недавних кастомеров на уроках труда. В конце концов, все инструменты оказались рядом в классе. Разобрать на части, убрать там заусенцы, отполировать, чтобы было удобно и красиво. К счастью, Трудовик — классический персонаж, если бы только они не отвлекались на душевные беседы со слесарями и калеками. Кстати, формы были сделаны из глины, обожженной в обычной печи — там было достаточно наводнения. Не думайте плохо о порядочных людях в целом, просто за сопли с ними таскались. А в одной из деталей была непроходимая перегородка между безымянным и средним пальцами, так как не хватало свинца. Бросать неудачно — потом можно расплавить тот же проходчик, но можно и повеселиться, например, ударить в стену, но со всем препаратом, чтобы обнаружился предел безопасности. Вот, собственно, одноклассник попал, был позже моего — жить ему да жить! По меньшей мере 40 минут его рука была аккуратно порезана и не сдерживала участие племени, обеспокоенного угрозой цензуры. Ну, и награда, конечно: много новых взрослых слов и приличный синяк на память.

Если дурак получает высшее образование, то глупость принимает изысканные формы, но с прежним содержанием… © Иосиф Египетский

Ни для кого не секрет, что в наших благословенных странах, недавно (в историческом масштабе) еще бывших, до сих пор, руководством к действию служит лозунг «хороший врач накормит народ». Надеюсь, вы уже поняли, что это будет такой же тонкий момент, как благодарность пациента, которая не предусмотрена никаким прейскурантом.

Надо сказать, что со времен великих и могущественных людей диапазон благодарностей и воображение тех, кто благодарит, существенно не изменились. Самым популярным выражением благодарности был и остается «занос воздушного шара». На самом деле такая болезнь есть, но в данном случае речь идет о предложении разнообразных алкогольных напитков от мутного ароматного самогона до дорогих изысканных вин и коньяков. Самым расточительным и бесполезным является подарок цветов. Такая благодарность в нашем отделе присуща только мне, а мои коллеги-мужчины считают ее не более чем «плохой закуской». Не будем прикидываться святыми и стыдливо натягивать шерсть на глаза, самым оптимальным вариантом глубочайшей благодарности врачу по-прежнему считается ее (благодарности) денежный эквивалент, вполне логично называемый «конвертацией». Все, что не попадает в вышеперечисленные три категории, по умолчанию классифицируется как «щенки борзой». Почему? Давайте, давайте, вспомним классику: H. В. Гоголь, «Мертвые души», Ноздрёв. Вы помните? Это замечательно, давайте двигаться дальше.

В один прекрасный (или неудачный?) день «такая пара, просто мурашки по коже!» (тот же Гоголь и его Ноздрёв), несмотря на жалкие попытки отказа, досталась и мне. Я принес домой фирменный пакет с большой коробкой, аккуратно завернутый в красивую оберточную бумагу. Уже предрешив судьбу щенков с девяностопроцентной точностью, но движимая первобытным женским любопытством, она осторожно распаковала коробку, сохранив целостность упаковки, и открыла ее. На подушечке из серебристого шелка, аккуратно завернутой в тонкую глянцевую бумагу, лежали две кофейные чашки и блюдца. Тонкий фарфор, почти прозрачный на свет, изысканные формы, благородно-деликатный узор — красота и ничего больше! Через некоторое время мой муж, подоспевший вовремя, посмотрел на мой рабочий трофей, попробовал чашку на вкус и сказал: — Замечательно, почти замечательно! И размер как раз подходящий. А теперь с характерной лукавой улыбкой он добавил: — Может быть, в этом случае не я, а вы будете готовить кофе по утрам? — Слушай, у нас этих чашек — хоть жопой ешь. Давайте оставим немного в качестве подарка. — Все ясно: вы не согласны просыпаться на пятнадцать минут раньше. Для меня, закоренелой совы, вынужденной вставать на работу ужасно рано, чтобы урвать драгоценные пятнадцать минут сладкого утреннего сна? Конечно, я не согласен. Тщательно упаковав всю эту неземную красоту, я отправил ее на балкон и оставил до лучших времен.

Лучшие времена не заставили себя долго ждать. Через три недели после моего почти категорического отказа варить кофе по утрам на работе произошел сбой. Я вдруг вспомнил (именно так: вдруг и-t- не от кого-то конкретно, а от работающего коллективного разума), что завтра у нашей ужасной сестры день рождения, и у нас нет времени покупать катастрофический подарок. Она вовсе не ужасна, потому что она не хорошая и не ужасная, она просто старшая сестра отдела. Вот где пригодились борзые щенки, которых я держал до того, как появилась такая возможность! Дело в том, что ужасная сестра, женщина бальзаковского возраста, теперь свободна от взрослых детей и давно избавилась от мужа, недавно у нее появился бойфренд. Он был большим любителем кофе, и чашки оказались весьма подходящим подарком для настоящего момента: тонкий фарфор для толстых обстоятельств, так сказать. В итоге на следующий день заветная посылка была возвращена мне на то место, где она была взята — на мельницу моего родного города. Дружеский посев по случаю дня рождения прошел не очень удачно: день был сложный, насыщенный, график операций и состояние пациентов совсем не способствовали расслаблению. В результате мы все вместе пропустили торжественный момент открытия подарков и внесения залога, и только после выходных поняли, что да — мне понравилось и я появился. Я был рад, что мне было приятно, и даже представил, сколько последствий может вытекать из маленькой чашечки кофе.

Последствия, однако, оказались совсем не такими, как ожидалось — мало того, что новый ухажер нашей старшей страдал от страсти к кофе и женщинам бальзаковского возраста, он еще и страдал от боли в желудке: то ли от кофе, то ли у старшей, как оказалось, редкая язва. И вот через несколько месяцев после его дня рождения грозная сестра решительно взяла дело в свои руки и повела джентльмена на обследование-фиброгастроскопию. Согласно непреложному медицинскому правилу, они не принимают ни конвертов, ни пузырьков, ни гончих (они могут делать точно так же). Но так получилось, что у пожилой женщины в животе были упакованы почти все ее родственники, так как она с завидной регулярностью обращалась к эндоскописту. Ей казалось совершенно неудобным идти к врачу с очередным клиентом и полностью опустошать руки. К чему я веду, вы, наверное, уже догадались — проблема пустых рук была успешно решена с помощью кофейных чашек, которые я когда-то спас от меня (и потом аналогичным образом), которые после настоятельных уговоров также были вознаграждены эндоскопистом. Признаться, в то время я даже не знал ни о чем подобном, все выяснилось довольно неожиданно и гораздо позже.

Дело в том, что врач-эндоскопист — не просто моя коллега: наши родители дружили в молодости, поэтому мы знакомы с ней с детства и дружим до сих пор. Как-то, улучив свободную минутку, я набросился на ее самку, почесывая языки, и тут произошло следующее. Главный врач заглянул в наш кабинет: «Девоньки, помогите нам. Я бегу навстречу новой страсти и домой к ней», — он недоуменно поднял бровь. — По магазинам ходить некогда, набрал цветов и конфет от гинекологов, бутылку, ясен пень, достал. Я также хочу чисто женский подарок, есть ли что-нибудь подходящее? Мы уже поджимали губы и разводили руками, выражая сожаление, что не можем ему помочь, как вдруг мой друг радостно воскликнул: «Кажется, есть! Ну кто бы мог подумать, что врач-эндоскопист трудится под той же формой скупердяйства, что и мы с ужасной медсестрой. Бросившись к шкафу, она с радостью достала из него знакомый пакет, в котором лежала не менее знакомая коробка. — «Очки классные, почему вы не ушли?», — спросил я, когда главный врач, полный подарков, ушел. — Откуда вы знаете, что есть чашки? — удивился друг. Я рассказал ей о непредсказуемом пути борзых щенков, мы оба хорошо провели время, а потом расстались и очень скоро забыли об этой забавной крохе.

Через несколько месяцев главный врач позвонил в нашу палату и попросил взять под опеку «своего» пациента, который оказался отцом этой самой пассии. Я обеспечил пациенту наркоз во время операции, а потом больше суток, используя всякие хитрые методы, уговаривал его отложить отъезд и остаться здесь (ну, так положено по закону: пациенты от властей никогда не беспокоят). Все закончилось благополучно, и в назначенный день выписки благодарная дочь, вся в слезах и паутине счастья, прежде чем забрать отца домой, металась по больнице Рич с пакетами благодарностей. Правда, она пришла с ними и ушла — вспомнив непреложное правило не брать у своих (пристрастие военного вождя). Однако на следующий день они вручили мне пакет, сказав, что его принес не кто-нибудь, а сам Генеральный хирург, поэтому отказаться было невозможно. Сохранить интригу невозможно — о том, что там было, догадаться несложно. Но зуб даю, в тот день я ничего не заподозрил: пакет был совсем другой, и у меня не было времени рассмотреть его содержимое. День выдался трудным; вернувшись домой, я бросил сумку в багажник и не вспоминал о ней до выходных.

Когда я достал хорошо знакомую коробку, теперь уже без упаковки и слегка потрепанную по углам, я даже не удивился. Она просто смотрела на мужа с тупым вопросом в глазах: как тебе это нравится? — Доктор! На твое счастье, нам удалось раздобыть пару для твоей люстры!» — восклицает муж, переходя на роскошный баритон (отложим Гоголя и вспомним нашего коллегу Антона Палича Чехова, рассказ «Произведение искусства»). Мой муж открыл коробку, и тут я заметила, что между ее стенкой и роскошной шелковой подложкой что-то торчит. Решив, что это каталог фирменной продукции, она потянула за край и вытащила маленькую карточку. Там были очень трогательные и искренние слова благодарности, под ними стояла дата и фамилия пациента, который подарил мне эти милые кружки тогда, почти год назад. Я перечитывал надпись снова и снова в изумлении и не мог понять: как могло случиться, что во всем этом чашмаре никто не нашел карту до сегодняшнего дня. Мой муж заглянул мне через плечо и понял, что вызвало мое замешательство и эмоции: — Это нельзя никому давать. Он развернул чашки и блюдца, поставил их на переднюю кухонную полку, поцеловал меня в лоб и улыбнулся: — Я уже давно привык готовить кофе по утрам, так что ты не будешь будить меня рано.

Это произошло около 10 лет назад, трамваи тогда ходили старые, обтекаемые и, самое главное, красные (важно). Итак. Сама история.

Мужчина входит через заднюю дверь. Пьян в хлам, но держится молодцом. И что самое интересное, его руки находятся в карманах. Стоит того, чтобы колебаться. Затем он решает продолжить. Следует отметить, что трамвай полупустой — заняты только сидячие места (потому что это раннее утро). И вот крестьянин начинает двигаться вперед по направлению к трамваю. В этот момент трамвай уезжает. Следуя законам физики и гравитации, маленький мозг крестьянина приказывает своему телу наклониться вперед, чтобы оно (тело) не упало назад. Наклонившись вперед от вертикали на 30 градусов, НЕ ОТРЫВАЯ РУК ОТ РАБОТЫ, крестьянин продолжает двигаться вперед. Проходит примерно треть вагона, потом трамвай сразу после разгона (не слегка) резко тормозит, не знаю по какой причине. Что произошло дальше, многие, наверное, догадались. Но он не упал лицом на пол, нет. Пытаясь сохранить равновесие, он начал бежать вперед, причем со скоростью, близкой к скорости бешеной антилопы. Но бежать, не вынимая руку из кармана, все равно сложно, да еще когда в мозгу бурлит алкоголь. В результате его ноги запутываются, он падает на живот, дергает на себя остатки машины и просовывает голову в открытую дверь водителя машины, вернее, водительницы машины. и все еще лежа на полу, он говорит: «Мэм, я просто @…#$#%@y из твоего Ferrari!»

Лето, окрестности Сочи.

Пляж. Большинство парусных изделий производится в Китае. На всех них мелкими буквами написано — not for us in the water/ don’t use in the water (это сделано для того, чтобы вы не могли предъявить претензии производителю вдали от берега). Они представлены нашим соотечественникам, упирающимся в набережные в спасательных кругах и уток на надувных лодках. Естественно — все, что плавает, затягивает в спа в воду, а также бутылки, осколки, сигареты, мусор одновременно. На самом берегу, помещенная в гигантский надувной круг, плещется полная 70-80-летняя дама. Поклонники экзотики фотографируют купальник со стразами и юбку с излишками. Наконец, на пляже раздается громкий голос этой дамы с известным акцентом: Лева, Лева, ты знаешь, какие сегодня волны, я тоже так плавала, очень много плавала. Это преамбула — рассказ об этой даме будет позже.

Другая компания, такие же старушки, выходя из воды, обсуждают впечатления. Ой, девочки, объявляет самая горбатая из подружек, что-то про то, что без плавников вообще не плавают. Соседка, которая в это время дула дочери на пластиковую пломбу, почему-то поперхнулась и на некоторое время успокоилась, зарывшись в нее, тихо всхлипывая.

Большой Сочи — это довольно длинный мегаполис. Напротив одного из микрорайонов Поселова стоит президентская яхта, окруженная охраной. В самом поселке нет ни канализации, ни магистрального газа в домах, ни светофоров, ни пешеходных переходов, единственная улица — асфальт служит центральной магистралью всего образования в Сочи, но там 2 полосы и толпы жителей и отдыхающих пересекают ее повсюду. Пробка гигантская и постоянная. Денег на улучшение нет. В целом все, как правило, связано с олимпийским городом. В дни, когда яхты народного избранника появляются на атаке, на пляже звучат различные радиопередачи типа «Столовая аристократа приглашает вас полакомиться отбивными и макаронами», парашютисты на лодках, бананы и столы исчезают. На пляже появляются одинокие мужчины с бледными торсами и загорелыми шеями. Контингент на пляжах Сочи в это время был очень однообразен — это были кубической формы дамы с детьми и мужчины с фигурами шахматных коней, у многих пивных женских гормонов были полностью сформированные груди. Как следствие, тесный курортник с мускулистым белым торсом привлекает самое пристальное внимание местных дам, уставших от бессильного внимания курортных лошадей. Ну, никакого заговора нет. А как насчет дам? Эти, конечно, стремятся спокойно ходить перед одиноким курортником, переодеваясь, нагибаясь, поправляя купальник под углом, выгодным для подсматривания. Плохая новость заключается в том, что зимние штормы этого года сбросили на пляжи гигантское количество огромных валунов. И поэтому вы просто не попадете в море с разбегу. В результате, когда у одного из секретных агентов случилась непредвиденная эрекция и он быстро прыгнул в воду, чтобы охладиться, весь пляж огласился заботливым громким голосом матери Лео с непередаваемым акцентом — эй, парень, не попадайся. На камнях очень скользко. И волны. В основном, в этой деревне никто не называет эту часть мужского тела иначе, чем «передатчик».

Курортные романы — непременный атрибут отдыха в Сочи. Единственная проблема — это ухажеры. На летних каникулах их практически нет, за исключением шахматных лошадей. Но если вы действительно хотите. Перед нами хромает 150-сантиметровая крашеная дама лет 70, тщательно ухоженная двумя парнями того же возраста. Все они молоды душой. Только сейчас слух ухудшился, ноги и зрение тоже. Но это не является препятствием для любви. Они обсуждают друг друга и, что бы вы думали — предстоящий групповой секс. Но слух у них слабый — поэтому они не говорят, а буквально кричат, зрение тоже — они не видят корчащихся от смеха и злобно шипящих вслед матери молодых людей. И шипят одинаково — обезьяна обезьяной, но вы, ублюдки, все равно нашли друг друга. Лето, Сочи. Так что мужчины — если ваша фигура не напоминает шахматного коня в профиль, вы можете говорить по-русски больше, чем «эй, девушка», и ваше появление на пляже не является государственной услугой — приезжайте отдыхать в пригороды Сочи этим летом. Там они ждут вас. Не гадайте.

Всегда Ваш Федя Ухтомский.

Мне тоже повесили компьютер на шею. Уходи! Навсегда!

Это было 18 лет назад. Я, студентка экономического факультета, пришла на практику в тяжелый финансовый отдел Тульского отделения Московской железной дороги. Начальник отдела, увидев во мне родственную компьютерную душу, радостно рассказывал о невероятных перспективах компьютеризации деятельности их отдела, о том, как одним нажатием кнопки они будут собирать и выводить на монитор ценнейшую информацию, которую мне пришлось собирать, обрабатывать и анализировать всего за несколько месяцев моей стажировки: «Представляешь, Василий! Одна запись и все! Секунду на то же самое вы будете собирать месяцами, копаясь в кипах макулатуры! Если бы ты вернулся через полгода, ты бы сэкономил себе эти несколько месяцев жизни!». И тут в дверь врывается главный бухгалтер. Он страшно ругается: «Они и компьютер мне на шею повесили. Уходи! Навсегда!» Оказывается, раньше она делала баланс вручную, а теперь, когда она все перепутала, ей приходится садиться и вводить его в компьютер, а также следить за тем, где ставить пробелы, а где нет, иначе ничего не получится! Ужас.

Прошло два десятилетия. На дворе — компьютерный век, и я — на собственной шкуре понял, что это значит.

Первый эпизод. Я пошла получать паспорт, но нового образца, предварительную заявку на который, естественно, нельзя было заполнить через сайт, так как там была устаревшая форма (она называется зрелой до четвертого десятка лет). В первый раз — от ворот поворот, специалист сказал, что анкеты заполнены неправильно: все буквы должны быть заглавными, иначе сканируют плохо. не приняли к сведению. стыдно. Можно, конечно, испугаться и пойти к крестьянину, который трет дверь и легко забирает эти бланки, но гордость не позволяет: ну проработал он 16 лет в вычислительном центре, от простого учителя до директора: «Я сам заполню». наивный! Я провел весь вечер, читая противоречивые инструкции (где ставить пробел, а где нет) и заполняя 2 (две) страницы, пока не понял, что должен брать его только в соответствии с инструкциями на региональном сайте. Меня чуть не отшили — у их кафедры свои традиции, им было трудно убедить меня согласиться с региональной инструкцией.

Эпизод второй. Я начал ликвидировать свой компьютерный центр. Три месяца назад я начала, только сейчас первый этап из трех завершен. уф. Повторная форма (уведомление о вручении уведомления о промежуточной ликвидации). Заключается в том, что к сопроводительному письму я приложил тот самый балансовый отчет, который уже был подан в IRS. и 47 (ПЯТЬДЕСЯТ СЕМЬ) страниц гипертекстовых инструкций 12-го размера шрифта о том, как заполнять это сопроводительное письмо, где ставить пробел, а где нет (чтобы легче было распознать после сканера). Если вы нарушаете — пошли вы, и вы все равно платите нотариусу. Хм. Также.

Поскольку наш учебный центр является некоммерческой организацией, Минюст сначала забирает документы и отправляет их в налоговую службу (это называется принцип «одного окна»). Это займет еще полтора месяца, если они доверят вам забрать его самостоятельно, но главное — это сервис! Все еще на компьютере!) Я распечатал его, пошел проверить в Минюст, по какой-то причине они не должны советовать, как его заполнять, но я убедил их — они согласились посмотреть и. раскритиковали в пух и прах! Они также рекомендовали проконсультироваться с налоговиками (они все равно бумажные, просто отправьте им). Заблудился. Также не стоит смотреть на заполнение ИФНС, насильно убеждал я — третий! Третий вариант является единственно правильным! Можете пойти к нотариусу, если он не допишет, я дам вам 1 (один) лист, заполненный на компьютере. уф!

А к четырем годам директор компьютерного центра, в котором жил, повзрослел, главная мысль в его голове: «Они еще и компьютер мне на шею повесили. уходите! Навсегда!»

Недавно отстрелянные бобры. По сюжету, бобер должен был двигаться вдоль рамы, взять в лапы книгу, начать перелистывать и визуализировать чтение. Мы сразу же сказали клиенту, что постараемся найти много читающих бобров, но, скорее всего, их будет немного. Я люблю свою работу за то, что всегда нахожу что-то новое. Вы не можете сразу сказать об этом клиенту, потому что мы профессионалы. Поэтому мы сказали, что обязательно посмотрим, и начали поиски. Театры животных в зоопарке, дрессировщики. И все говорили нам: «Вы что, с ума сошли? Бобры не поддаются дрессировке. И даже если они поддадутся, то вам потребуется несколько месяцев, чтобы прочитать его. ‘ И мы снимали уже неделю, но мы все еще искали. И к концу третьего дня в офисе появляется торжественный администратор, прокуренный ветром и бобрами, который говорит, что в пригороде есть частное бобровое хозяйство, которое он нашел, и даже снял там небольшое видео. На этом видео команда «Началось!» Он вбежал в кадр, взял в лапы книгу и начал ее листать. Оказывается, в этом бобруйске иногда устраивают маленькие представления для детей, и на концерте как раз такой номер. Мы были в полном восторге и отправили видео клиенту. Нас переполняла то радость, то волнение, то гордость. Пришел ответ: «Нет. Это какой-то темный бобер. И у него странный хвост. Вам следует искать более светлого бобра и более крупного. Мы напоминаем вам, что съемки уже скоро, и просим вас поторопиться. Через три дня от вас пришел только один бобер, мы полагались на варианты. «Как вы знаете, они не ищут бобров. Продюсер сел писать ответ, но все время отмахивался от первой строки, потому что каждый раз начинал с вопроса: «Вы говорите об #Ulya?». Вы не можете сразу начать письмо таким образом, потому что мы профессионалы. Поэтому мы сказали, что обязательно посмотрим, и начали поиски. Мы позвонили Бобрянику и уточнили наличие светлого читающего бобра с красивыми хвостами (желательно побольше). Они говорят нам: «Вы говорите о #?». Не потому, что они непрофессиональные, просто нормальные люди. Иногда, когда у меня встреча с клиентом, я хочу включить режим видео на телефоне и сказать: «Не обращайте внимания, не обращайте внимания, продолжайте, пожалуйста». Выложить это на YouTube и набрать сто миллионов просмотров в минуту. Когда выяснилось, что во всем мире есть только один читающий бобер (и он, к сожалению, темный, маленький, и хвост у него не один), то началась следующая стадия контактной шизофрении: «А давайте нарисуем бобра!». И клиент, естественно, начинает присылать варианты цвета волос, которые обычно представлены в человеческих парикмахерских. Цвета были названы так, чтобы привлечь тетушку: молодая японская вишня и сочный коричневый мужчина. В моей жизни такое уже случалось, когда клиенту не нравились черные пятна на белой собаке. Они позвали визажиста, который нарисовал трафарет (.) и, прикладывая к собаке, наносил пятна нужной формы (форма пятен утверждалась неделю). Конечно, из бобра можно сделать сочные коричневые блики. Нетрудно представить себе бобра цвета молодой японской вишни. Но представить себе #uya совершенно невозможно. Иногда нет абсолютно никакой власти над чем-либо. А мне хочется сказать: «Извини, но ты не мог вложить свою шею в мою руку и резко завести ее, чтобы я мог тебя задушить, иначе не было абсолютно никакой силы, чтобы даже убить тебя». Отбиваясь от рисунка бобра, мы еще немного поспорили о том, как привязать к нему еще один хвост. И они убедили их покормить бобра на свалке, чтобы он стал толще и больше, потому что за день до съемок он все равно застрял, у него не было времени вырасти. И наконец,

Если у вас не осталось ничего человеческого, вы можете набить бобра сеном, но тогда он не будет читать и убежит. На съемочной площадке все ожидали, что будет комментарий, который бобер должен прочитать вслух. И лучше с выражением. И, кстати, что он должен читать?

Я увидел рекламный плакат Сбербанка. Они готовятся к Олимпийским играм. Прыжок с батута вырисовывается на фоне гор. И слоган: вместе с новыми высотами. Нет, может быть, в Сбербанке даже не понимают, что ты вовсе не с трамплина, а просто летишь вниз, но я это твердо знаю. Хоть разбуди меня совершенно пьяного, спроси, где прыгуны летают с трамплина, я отвечу твердо. Я клянусь, но я отвечу. Это не забыто, потому что.

Затем мы выпиливали город в той же архитектурной мастерской. Постепенно. С вашим боссом. И они начали обсуждать проект церкви. Это случилось. Я бросаю ему эскизы один за другим, а он отвергает. Эти архитекторы всегда ссылаются на строителей. Вот предлагают им на трезвую голову с одного фасада на другой перенести или добавить балкон со штукатуркой на фронтоне, так с большой религиозностью, но они это сделают. Потому что они знают, что я не просил об этом сам, это была лишь воля клиента, который меня послал. А приняв на грудь пару очков, вы начинаете выносить им художественные приговоры — почти все безрезультатно. Особенно вторую кварту для вашего брата. Некоторым из них обычно удавалось уйти от красоты моих предложений, о которых я знал.

Итак. Давай, говорю, Коля, на трезвых из Закомарни воздействовать. Для красоты и подобия формы со зрением. И мы задраиваем окна и сужаем. А Финтифлюшки со стороны Зафи…, мы будем делать именно так, то есть в виде таких колонн. Сжег колокол. Где-то я это видел. Я говорю, и японским карандашом, узким — пишущим на листе, чиркаю для графического пояснения изображений: вот лестница для колокола, я посмотрел по церквям, там ничего не написано про наружные лестницы с узорами. Так что вы можете.

«Нет», — снова отвергает Коля мои фотографии. «Меня здесь тоже нет». Каждый должен заниматься любимым делом, из конца в конец, а не в храме Святого Семейства рисовать битый час любительскими штампами. Гауди тоже для меня. Будем ли мы создавать церковь в кустах или где? Так что нечего портить будущий исторический облик своими предложениями.

«О», — начал я, и тут, как всегда, телефон зазвонил на самом интересном месте.

«Здравствуйте, Николай Гаврилович, — раздался спортивный голос волынщика, — у нас падает батут, не могли бы вы подойти прямо сейчас».

«Сейчас узнаю», — отвечает Коля трубным, трезвым, практичным голосом и спрашивает меня: «Ты умеешь пользоваться теодолитом?

«А как есть, — отвечаю, — как сейчас помню, иду на стройку, в одной руке теодолит, в другой тауметр, в третьей руке уровень, в четвертой две рейки…».

«Не ври, — перебивает меня Коля, — ты не возьмешь сразу две планки одной рукой…

‘Значит, стойки новые’, — говорю я, — ‘Компактные и в одной руке пара, иначе у меня не хватило бы рук для лазерного дальномера…’.

«Харзе, Емеля — твоя неделя», — приносит Колька свою, — «ты все еще не заводишь машину?».

— Я не отпускал, — тут я становлюсь серьезным, — кто-то должен забрать меня из дома?

«Будем через полчаса», — говорит Колька в трубку и перестает прикрывать динамик ладонью, — «держись».

Он быстро собирает ящик с инструментами и, когда мы входим в лифт, говорит.

— Батут не падает точно. Но есть ходы. Плохие. Шесть месяцев назад мы даже установили там маячки с оборудованием для слежения. Ползет, гад, но постепенно замедляется. Пока опасности нет, но местные спортсмены, как только прочитают статью в газете, сразу же бросают вызов, но им приходится прыгать. И у них есть конкуренты. У них нет доверия к оборудованию. Они доверяют мне, когда я шаман с теодолитом вокруг трамплина. Ваша задача — помогать, говорить умные слова и кивать головой, если вас спрашивают. Сможете ли вы это сделать?

— Я бы все еще хотел. Я радостно киваю головой. Особенно когда спрашивают: будешь пить? Ну, как можно не кивнуть головой на такой вопрос? Разумеется, в отрицательном смысле.

— «Но не обязательно быть умным, — говорит Колян, — есть же спортсмены, в конце концов. Они могут быть слишком умны, чтобы бить.

Нас хорошо приняли на батуте. Даже два молодых спортсмена из секции были выделены для помощи. Грабли для переноски и ящики для инструментов. Они целый час лазали по батуту. Если бы не две пол-литровые фляги, они бы выдохлись в конце.

Но потом Колька, их проводник, с чистой совестью сказал, что все в порядке, еще год трамплин точно не соскользнет с горки, но через месяц его нужно снова проверить.

Босс почему-то даже не слышал о проверке, потому что смотрел на меня. Я имею в виду, что я смотрела на вершину батута, а он смотрел на меня, если уж на то пошло.

— ‘Что, — неожиданно спросил он, — наверное, страшно даже подумать о том, чтобы забраться туда, а уж прыгать — это такой ужас, правда?

— Да, а ты кто? — возмущенно говорит Колька, пока я думаю, какой рукой спустить этого вождя с трамплина: «Кого ты думал напугать? Этот парень не просто парень, он мастер лыжного спорта. Он — ваш трамплин, эта слоновья дробина. Не прыгали такие люди в Москве. В целом, он является чемпионом Москвы по прыжкам с трамплина.

Для Москвы он тщеславен. Для мастера тоже фактически напрасно, но после Москвы у меня уже не было пути назад. Босс тут же подхватил.

— Москвич, — говорит он, — мастер спорта. Это невероятно. Сейчас я достану для вас боеприпасы и отдам вам свои лыжи. Мы с тобой будем почти одинакового веса и роста. Давайте переоденемся, и вы покажете нам, провинциалам, как умеют летать московские мастера. Как же вы можете вернуться сюда, если вы застряли в таком положении? Ни за что. Я в последний раз пригрозил этому архитектурному случаю кулаком и пошел переодеваться.

— «Просто, — говорю я тренеру, — вы можете подобрать мне костюм более красивого цвета, чтобы я не испортил внешнее впечатление от полета. А потом, наверное, вы: тащите прошлогодний стиль, а мы в Москве к этому не привыкли. Это портит нам настроение.

— «Не волнуйтесь, — отвечает босс рампы, — у нас тут последние итальянские новинки для таких, как вы, все это красивее, чем полет», — и он подталкивает меня к раздевалке. Чтобы ехать быстрее, то есть.

Оденьте меня в костюм со шлемом. Они дали мне лыжи. Лыжи тяжелые, а шлем — наоборот. Беззащитный шлем. Они должны быть изготовлены для таких трамплинов, как ракеты-носители «Союз» и космические корабли. И предоставить парашюты. И ракетные двигатели с аварийными посадочными тормозами. И это совсем не такая простая ерунда — предлагать им надеть мне на голову ремень.

Все несовершенство шлема особенно остро ощущается, когда смотришь вниз с платформы трамплина, сидя на этом насесте. И вы слушаете всевозможные нечеловеческие инструкции о том, как держать ноги и как ловить воздух руками.

— И зачем мне объяснять очевидные вещи мастеру спорта из самой Москвы?» — спросил этот нелюдь и ответил: «Я уехал!

И я пошел. Я имею в виду, я пошел. Судя по всему, они быстро катятся туда, отрываются от стола, ненадолго поднимаются, быстро приземляются и снова поднимаются. Для повторного удовольствия. На самом деле все происходит очень медленно.

— Я пошел. — Я повторяла про себя, скользя по разбитой дорожке: — Мама. Я имею в виду, папа. Это мама. Так и есть, сэр. Чтобы снова рисовать ваши неуклюжие колокольни. Я не буду делать это снова, если пройду.

Но я не сомневался, что полечу. Ни одного. Летите вниз. Такой подъем не под силу никому. А вниз — легко. Не сказать, что это всегда приятно… Но легко. Помню, как в третьем классе я прыгнул в сугроб с третьего этажа новостройки, когда подкатили участковые полицейские. И с парашютной вышки в Измайлово. Я действительно много прыгал. подумал я, съезжая с разбитой трамплинной дорожки. Там легко думать о прошлом, скажу я вам.

Потом меня немного подбросило, я вышел из-за стола и застыл в позе титанового памятника Юрию Гагарину на одноименной площади в городе-герое Москве. До сих пор этот памятник, некоторые называют его «дай три рубля». Или памятник футболисту. Потому что у него мяч в ногах. Также титан.

Елки, кстати, развеваются по сторонам. Что-то медленное. А внизу едва видна земля. Пришло время. О приземлении должно было быть объявлено или что-то в этом роде. И где эта проклятая стюардесса? А потом мне надоело висеть в воздухе между ними.

Нет, я не упал. То есть, он упал, но не когда приземлился, а когда пытался спуститься. Эти лыжи очень неудобны в ботинках. Широкий и очень жесткий.

Я упал, сидя на снегу и размышляя о жизни. О том, что жизнь — чертовски хорошая штука, между прочим. Примерно через пять минут прибыл начальник трамплина.

— Что-то, — говорит он, — московские мастера спорта летают безобразно. Около трех.

— Допустим, на троих, — отвечаю я, — это тоже результат. Потому что я не мастер спорта, а только кандидат в эти мастера. По биатлону. И если вы сейчас вложите винтовку в мои руки, то вся ваша часть полетит дальше, чем любой чемпион мира по прыжкам. Дважды и гарантированно. Или он вообще откажется приземляться, сделает клинч и улетит в теплый климат. Ну, они выживают благодаря тому, что я медленно перезаряжаю обоймы.

Тут батутный начальник слегка позеленел, подхватил обеими руками большую лыжу и требовательно спросил начальника архитектурной мастерской:

— Коля! Слева и справа. Что вы рассказали мне о чемпионе Москвы по прыжкам с трамплина? О мастере спорта? О человеке с большой буквы?

Ну, бегать в таких тапочках на батуте неудобно. Я имею в виду, это невыносимо. И тогда талантливый архитектор будет не таким. А потом нет, потом был еще один трезвый архитектор. Потому что более трезвый строитель случился чуть раньше.

Кстати, отличный способ протрезветь. Но я не могу рекомендовать это, вы знаете. Он недоступен. Здесь вам нужен как минимум трамплин, руководитель архитектурной мастерской и старший тренер трамплина. Тренеру придется немного схитрить, а батут через несколько лет будет закрыт на реконструкцию.

Трудный путь. Но эффективно. Но мы так и не построили эту церковь. Но это не пустяк. Его построит кто-то другой.

О МЕДИЦИНСКИХ РАБОТНИКАХ, ПОЛИЦЕЙСКИХ И ОТНОСИТЕЛЬНОСТИ

Любопытная история произошла недавно в одном из многочисленных диагностических центров города N. Да ладно, конспирология — короче говоря, в Нью-Йорке. Однако он не будет коротким.

Морозное январское утро началось как обычно. Сотрудники, пришедшие на работу, были в восторге от своих аппаратов — рентген, ультразвук и т.д. по списку. Посетители толпились в три раза больше, чем положено по расписанию, и часами ждали своей очереди. В это время начинался прием, и пациенты спешили на просвечивание, прослушивание, зондирование и другие необходимые для медицины процедуры. Самая дорогая и сложная установка начала работу с магнитно-резонансной томографией или ядерно-магнитным резонансом (ЯМР). В тот день безобидной доселе букве М было суждено сыграть роковую роль.

И вот в палату вошла еще одна пациентка — очень пожилая афроамериканка, передвигающаяся в инвалидном кресле. Ее сын, крепкий мужчина, офицер полиции, привел ее в свой центр; но не в форме, в свободное от работы время. Что, как видите, прекрасно говорит о нем как о сыне и мужчине. Какой недуг привел бабушку в тот день — история умалчивает и не имеет значения: ЯМР здесь прописали от какого-то расстройства, в том числе желудка.

Пересадив старушку в офисное кресло, оператор отвел ее в аппаратную, строго-настрого наказав сыну оставаться в раздевалке. Процедура движется по накатанной дорожке, пока не доходит до переноса пациента из кресла в аппарат — своего рода стол, на котором пациент входит в огромный металлический крендель. Потом — приступ: то ли акушерка проморгала, то ли оператор на более сильном не справился. Увидев ситуацию через прозрачную дверь, его сын бросился на помощь. На этом рутина закончилась и начался универсальный Трус.

Небольшой экскурс в физику. В аппарате JAMR под воздействием магнитного поля оси вращения ядра элементов в теле пациента выстраиваются вдоль продольной линии. Затем, под воздействием резонансного импульса, вращение ядер водорода (или других элементов) меняет ориентацию, а при снятии импульса возвращается в прежнее состояние, но с неравномерной скоростью в зависимости от окружающей среды. Возникающий при этом сигнал записывается, и на основе множества подобных процедур строится трехмерная модель ткани. Для того чтобы все это работало, необходимо сильное магнитное поле. Очень сильный. Ну, при большом столкновении с Адроном он, вероятно, был бы мощнее, но частный МРТ-сканер может легко проглотить пару грузовиков.

Но вернемся в палату с нашим отделением, где только что сорвался преданный сын пациента. Презрев инструкции, он бросился к матери, усаженной в специальное кресло по всем правилам магнитной безопасности. Возможно, все закончится хорошо, но сын, как мы помним, работает полицейским. А в штанах (!) у него был пистолет. Что произошло дальше, догадаться нетрудно. Невидимая сила подхватила полицейского и бросила на поверхность аппарата, к которой он крепко прилип бедром. И вот он висел, порхая, как гигантская бабочка без крыльев, набрасываясь на Ватмана.

Новость об инциденте распространилась по офису со скоростью электромагнитной волны. Началась легкая паника, которая длилась недолго, быстро перейдя в смятение. Прибывшие на вызов люди попытались отделить устройство от пистолета и его владельца. Естественно, безрезультатно. После долгих усилий удалось захватить страдающую ягодицу, только чтобы вытащить полицейского из штанов. Попытки вырвать последнюю закончились неудачей (предложения применить плоскогубцы и лопату, к счастью, до контракта не дошли). То, что было показано, стояло преимущественно женским особняком — душераздирающая картина: брюки, вооруженные пистолетом, и мужчина, сидящий рядом с ними. Началась новая волна паники, когда женщины, плохо разбирающиеся в военном деле, вообразили, что под воздействием магнитного поля его штаны вот-вот откроют огонь на поражение.

Но почему бы просто не выключить устройство, спросите вы? Да, потому что магнитно-резонансная томография — это не швейная машинка для вас. Для наведения магнитного поля с большим количеством тесила. Я имею в виду, Теслав. Ну, это не имеет значения — используется эффект сверхпроводимости. Так что сверхпроводимость — это, в упомянутом выше гевреке, жидкий гелий, непрерывно циркулирующий при температуре около нуля, но по Кельвину. Вы не сможете достать томограф из розетки. Имеются ручки аварийной остановки, за тремя крышками и семью уплотнениями. При их одновременном нажатии установка обесточивается, гелий закипает, происходит частичное разрушение аппарата, и предписывается немедленная эвакуация из здания.

На втором часу драмы власти, одержимые сверхъестественным чутьем, поняли, что писанина приближается, возможно, даже завершается. Вооружившись карандашом и благоразумно изъяв металлические изделия вплоть до зубных коронок, шеф провел рейд по аппаратной и попросил очень (но заслуженно) страдающего полицейского написать объяснительную. К этому времени кто-то успел сбегать в ближайший магазин «девяносто и еда» и купить ему новые штаны, так что Копу принял более презентабельный вид. Однако сгорбленный полицейский наотрез отказался оформлять Ксиву, не объяснив, что он не при исполнении и у него с собой пистолет, фактически без права. И что пока дежурные власти пытались прикрыть ягодицы, ему нужно было спасать анус, и поэтому он не будет писать никаких бумаг.

Финал этой истории не трагичен, он утомителен. Бедную, в общем-то невинную девушку-оператора уволили на месте. Инцидент произошел, напомню, в среду днем, и бригаде, вызванной сервисным центром, удалось устранить ЧП только к вечеру пятницы (о чем, по словам очевидцев, техникам пришлось «узнать на полпути»). Томограф вернулся к своей главной цели — зарабатывать деньги для владельцев. Власти, которые долгое время игнорировали сотрудников, чтобы надежно оградить томограф от случайных визитов, отделались легким испугом. Что случилось с офицером и как он объяснил отсутствие табельного оружия в течение трех дней, неизвестно.

Мораль стара как мир: соблюдайте меры предосторожности. Не то чтобы можно было преследовать Галича, которому повезло еще меньше, чем полицейскому.

Источник: https://www.anekdotas.ru/anekdoty-pro-formu-3

Top

Сайты партнеры: Сонник, толкователь снов | Блок о щенках и собаках | Погода в Санкт-Петербурге России Мире | Копирайтинг студия TEKT | Газобетон стеновой с захватом для рук