Анекдоты про голубых

А вчера я обратил голубей. На голову!

«Вы когда-нибудь видели голубей?» «Нет, мы еще не видели Блюра!

Голуби плюют на старого носильщика Михея. Да, действительно, Мехеич хотел послушать голубей. Просто голуби, например, лучше проветриваются.

«И они лично попросили перевести их», — сказал почтовый голубь и положил письмо на голову получателя.

Прямо на улице ко мне очень близко подошел голубь. Учитывая мое нынешнее финансовое положение, это было очень легкомысленно со стороны этого мясистого голубя.

Сегодня я продал своего почтового голубя на птичьем рынке. В семнадцатый раз.

Когда я вижу голубей, разгребающих дерьмо, я невольно спрашиваю себя: может быть, нам не терпится сделать этих птиц символом мира? Или мир находится снаружи?

Bird Safety Alliance был в числе первых городских строителей, которые провели «Урок доброты». Тридцать два голубя умерли от передозировки хлеба.

— Есть ли у вас хобби? — Конечно. Я филантроп. — Вот это да! Какова ваша филантропия? — Я кормлю голубей.

Племянница спросила, почему на улице только взрослые голуби и не одного маленького? Она забыла о своем вопросе, а я целую неделю мучилась: «Где же, бл*, эти хитрые птицы прячут своих малышей!

Голубь мира, отдыхая, назвал враждой портье Усумбекова.

Я стою на перроне Курского вокзала, жду поезда, семеню. Вдруг трое подходят ко мне сбоку и похожие типы: «Эй, дай семечек!». Ну, я не растерялся, резко махнул на них рукой, и голуби улетели.

Биолог Николаев вывел новую породу почтовых голубей. Умные птицы летят прямо по адресу, указанному на конверте, и гадят там.

— Сегодня в Москве прошел несанкционированный митинг. Они требуют вернуть памятник Дзержинскому на старое место!

Почтовый голубь летает около двух недель. Дважды он избежал смерти от сокола. Я чуть не убил утку во время урагана. Насморк начался из-за дождя. Но наконец-то! Вот цель всего перелета Владивосток-Москва — это окно нужного окна, нужная квартира, нужный дом! Мухи. Она берет письмо из его замерзшей лапы. Она гласит. Я — Аня. А ты? Что ты делаешь?» Пишет ответ… Голубь: — «Гадес».

Парк. Есть две статуи, мужская и женская. Вдруг появляется фокусник и говорит им: «Вы честно стояли на том, что я готов оживить вас в течение получаса». Оживляет. Мужчина и женщина шевелятся, смотрят друг на друга, и в кустах … стонут … Ах … вздыхают … Через 15 минут они выходят из кустов и забираются на постамент. Фокусник в недоумении… — Как?! У вас есть еще 15 минут! Мужчина женщине: — Класс! Теперь ты держишь голубя, а я соплю на него…

— Нет, вы только подумайте: 22 игрока, 2 тренера, 10 запасных, 1 судья, 2 боковых судьи, 6 операторов, 3 работника телевидения, 50 спортивных журналистов и около 80 000 зрителей, и этот голубь потряс меня!

Почтовые голуби всегда летят точно по адресу, указанному на конверте. И именно там они обделали указанную цель.

Две статуи стояли в парке, стояли долго, никто не знает 200 лет. Бог решил объединить их, оживил их и сказал: «У вас есть 15 минут. Делайте все, что хотите. Статуи взялись за руки и убежали в кусты, вернувшись через 10 минут счастливыми. Благослови их Бог: — И снова у вас есть еще пять минут статуи в кустах. Бог решил посмотреть, чем они там занимаются, смотрит, как статуи держат голубя друг за другом: — Сейчас ты держишь, а я буду на него гадить!

Почтовые голуби тормозят развитие интернета в Зимбабве.

Голубь назначил голубятню на двенадцать часов дня на часах ратуши. Двенадцать часов — голубя нет. Один час в день — не так. Два часа — нет. И только около пяти часов вечера она появилась на часах. «Почему ты пришла так поздно?» — спросил ее голубь. «Ведь от вашей площади до ратуши долететь за 5 минут?» «Дорогая, на дворе такая чудесная погода, что я решил прогуляться.

Два друга стоят под театром. У одного из них на рукаве пиджака был изображен голубь. Он пожалел свой платок и повернулся к своему спутнику: — Эй, у вас не найдется листка бумаги? «Вы надеетесь догнать его?».

Любитель голубей показывает своих питомцев посетителю. — И здесь я скрещиваю почтовых голубей с попугаями. — Почему? — Если он заблудится, то, по крайней мере, сможет спросить дорогу.

Все шутки выдуманы. Совпадения с реальными людьми или событиями являются случайными.

© 2015-2021 Anecdotes Street. Все права защищены. Допускается аудитория 18+

Анекдоты про голубых

Все называют меня сумасшедшим стариком, называют «хозяином» и даже «засранцем». А взломы «уставших 2» объявляются и даже иногда грозят кулаком.

Да, я когда-то пел в советском фильме и про «пушистую пчелку», и про «душистый хмель», но вы уже давно забыли все советское, так что правильно. Смотрите фильм «Цитадель!»

Не надо говорить о танках с парусами и пилотах Люфтваффе, трясите баржу. Лота помогла нам справиться с врагами — лопатой по броне! И вот что я скажу:

Пловский, мне давно уже не интересна ваша мята, потому что я аристократ, я голубых кровей. Скажу вам без прикрас: я далеко не гений! Кто считает это неправильным — эти скоты и плебеи!

1) На этой неделе я брал интервью у Кими Райкконена, и он, как всегда, не молчал. _________________, он пошутил.

2) По непонятным для меня причинам разные католические шишки выступают против одних и тех же браков. Они утверждают, что гомосексуализм — это неправильно. Серьезно? Тогда почему они забирают у священников так много голубых?

3) Навигатор должен проанализировать 396 000 миль асфальта по всей Великобритании и определить самый быстрый маршрут. И он прекрасно понимает, что если это займет больше пяти секунд, вы будете сидеть и бормотать: «О, ради всего святого! Давай! Глупый кусок пластика!

Эта история произошла с моей бабушкой. Более того, ее слова под псевдонимом Розалинн.

29 января, 15:38

У Розалины Аркадьевны была особенность: она не могла делать два дела одновременно. В то же время я не могла убирать в квартире и смотреть телевизор. В случае интересного трансфера уборка квартиры не производится. Если она поставила на кухне что-то готовить и в то же время сидела в комнате, чтобы что-то писать, то будьте уверены, что на кухне все успело бы намокнуть, поджариться и сгореть, в квартире было бы полно дыма. Розалина говорит: «Я не Цезарь, я не могу делать несколько дел одновременно».

Во времена развитого социализма Розалина работала гидом, прославляя его триумфальное шествие по маршрутам. Работа гида была трудной, но интересной. Это профессия, которая стремится объять необъятное. Зимой учеба, изучение нового материала, освоение новых маршрутов — все лето по две поездки в день в горячих автобусах почти семь дней в неделю. Затем был пик забывчивости Розалины. Она постоянно забывала покупки в гастрольных автобусах. Дело в том, что в те дни город Новороссийск был снабжен лучше, чем Геленджик, где полки магазинов были пусты. Там, в городе героя, можно было купить некоторые промышленные товары и даже мясо, кур, рыбу. Розалину, как и всех экскурсоводов, готовили в Новороссийске.

В тот день ей очень повезло. Была только одна экскурсия в Новороссийск. Какая радость! Половина дня бесплатно в течение целого месяца! Радостно было еще и потому, что накануне она иногда покупала красивый светло-коричневый портфель, куда можно складывать не только поездки, экскурсионные материалы, фотографии, схемы, но и различные покупки. Ни у кого не было такого красивого и удобного портфолио! Он стал предметом зависти всего стола. За полчаса свободного времени в Новороссийске Розалина успела купить в промтоварном магазине теплые синие брюки для холодной погоды и положить их в новый портфель, успела выстоять очередь в гастрономе и купить мясо, курицу, рыбу. С курткой и сумками в обеих руках она вошла в автобус, счастливая. На обратном пути Розалина думала о том, как лучше распорядиться свободным временем, наконец, второй половины дня. Но! В Геленджике, при разгрузке, обнаружилось, что нет нового красивого портфеля с синими штанами и даже с билетами на треть зарплаты! Портфель мог остаться на мясном прилавке центрального гастронома в Новороссийске, где его и уговорили. Это был хит! Снова пришлось ехать в Новороссийск, чтобы спасти портфель. В новороссийском гастрономе продавцы не увидели портфель на мясном прилавке. Кто-то забрал его. Хорошо, что день запуска закончился так печально.

Весь месяц Розалина ездила на экскурсии со старым портфелем для путешествия. О потерянном портфеле, синих штанах и поездках за третью часть зарплаты знали все. Коллеги шутили: «Ну что, Розалина, пора покупать очередной портфель с новыми брюками?» «Нет, — решительно отвечала она, — 40 дней похорон еще не прошло». На сороковой день один из коллег встретил Розалину и торжественно сказал: «Вы, мадам, лично приглашены в город Новороссийск в Винно-водочный отдел центрального гастронома для вручения По — бесценных синих брюк. Вот ваши билеты. «Это был праздник! Весь стол радовался Находке. Рассеянная Розалина забыла портфель у соседнего пустого прилавка с винно-водочными изделиями, куда она складывала свои покупки, пока люди толпились у мясного прилавка.

Когда продавцы отдела увидели недобросовестный портфель, они отнесли его в подсобку. Несколько недель за ним никто не приходил, потом открыли портфель и нашли билеты Розалины. Их перевезли в дегустационный зал, где за рулем были гиды из Геленджика. Портфель долго служил Розалине, а синие брюки были великолепны. Но Розалин до сих пор хранит их как ностальгическое воспоминание о временах развитого социализма.

-Были ли у Изонов «критические дни?» -Да, но точно так же, как и объявление о реконструкции желудочка.

Зачем! Почему долги растут быстрее, чем зарплаты? Почему все жены Игоря Николаева должны петь! Почему люди, впавшие в нищету, когда уже нет денег на еду, начинают пить водку, которая дороже? Почему голубые береты не любят голубой цвет? Почему женщины живут дольше и раньше выходят на пенсию? Почему раньше мы не занимались сексом, но рожали больше, а теперь занимаемся сексом, но рожаем меньше? Почему мозги, утекающие от нас на запад, заменяются совершенно другой субстанцией, приплывающей с востока?

И снова к плакатам. Ярославское шоссе, около 15 км до Москвы. Плакат:

Хотите увидеть настоящих мужчин? Вступайте в добровольную дружину по охране лесов от пожаров!

То ли воинов берут, чтобы посмотреть на настоящих мужчин, то ли чтобы пополнить их ряды за счет женщин и голубых … мыслей.

Об интеллекте животных написано много — я добавлю свое. «Персидская» «голубая кровь» живет с нами. И ведет себя в соответствии со статусом. Недавно он уже начал издавать свое громкое и требовательное «мяу». Вы рычите на нее: «Мали, ты устала кричать!». Она мяукает минуту и… Вот я стою у входной двери, собираясь выйти из квартиры, а она сидит в нескольких футах от меня и требовательно мяукает, как обычно. Я спокойно говорю ей: «Милли, ты устала кричать — сейчас я выведу тебя на улицу, и ты сможешь реветь, сколько захочешь». Милли молчала (очевидно, впитывая услышанное) четверть минуты, лизнула лапу и подошла к миске с едой. Я слышу: хрустящая еда. В течение недели он держался в тени. Потом все вернулось. Мне пришлось поднять его и отнести к открытой двери квартиры. Пока он не заскрипел.

Сестра приходит к дочери. Девушки веселятся, бушуют, убегают. Они быстро веселятся. Одному, кстати, 15, другому 7. У старшего звонит телефон, младший слушает. Подруга звонит старшей, девочки общаются, дочь кладет трубку. И самый младший: Сяша, что такое яой и сенанай? Лю, не сёнанай, а сёнэн-ай. Напомню, старшему 15 лет, младшему — 7. Дочь выбирает выражения, чтобы рассказать семилетнему о такой тонкой материи, как любовь. Особенно. Но по порядку. Девушка мягко отвечает: «Итак, Плюш, сёнэн-ай — это когда парни любят друг друга, а яой (краснеет), ну, это когда они любят друг друга еще больше. А, Сяша, я понимаю. Первый — для геев, а второй (с гордостью) — ну, просто для ублюдков. Я упал с дивана.

Во всей галактике меньше голубых звезд, чем в нашем шоу-бизнесе.

Новый год под печатью, вспоминает тележурналист Валерий Макеев. Телевизионная карьера Александра Масалява завершилась 45 лет назад. Это произошло 30 декабря 1967 года. В то время я работал старшим редактором отдела сатиры и юмора центрального телевидения. Мы издавали юмористический журнал «Чекмедзе» и еженедельник ТОС — телефон сатиры. Программы были популярны, в редакцию приходили письма со всевозможными жалобами, из которых мы черпали информацию. Начинающие набирать популярность Леонид Каневский, Спартак Мишулин, Савелий Крамаров и другие молодые актеры участвовали в этих программах. С инициативой провести прямой репортаж накануне нового 1968 года режиссер Азамат Маликов выступил с улиц Москвы. Это было довольно рискованно, поскольку происходило очередное «закручивание гаек», еще свежи были митинги в поддержку Синявского и Даниэля, их разгоны на Пушкинской площади, атака на «шестидесятников» шла по всему идеологическому фронту. Именно поэтому руководство страны уделяло особое внимание пропаганде достижений 1967 года, года 50-летия советской власти. В столице прошли многочисленные праздничные мероприятия, особенно в день 7 ноября. Через месяц, в декабре, мы решили передать настроение москвичей и гостей столицы в прямом репортаже с Пушкинской площади. Мы разместили наш ПТС на углу площади и улицы Горького (ныне Тверская), недалеко от выхода из Елисеевского гастронома. Нашли где! Изели Храмаров, 33 года, и Саша Масляков, 26 лет, были приглашены для прохождения интервью. В их круг «привратников» незваных гостей входили я как редактор программы и другие сотрудники редакции. На прямой линии находился директор ПО на Шаболовке, откуда сигнал поступал к телезрителям. Как здорово все начиналось! Москва засверкала новогодней мишурой, заискрились елочные огни, из Елисеевского вышли довольные клиенты, заряженные «покрепче». Веселое настроение с помощью интервьюеров вылилось на экран. И вдруг случилось неожиданное! Я стоял рядом с Савелием и «воевал» с самого пьяного, а потому граждан языка, которые хотели поймать в эфире, другие сотрудники редакции делали то же самое. Но опытный мужчина в плотной дубленке, с карманами, из которых не вынимались бутылки с водкой. Он вырвался прямо из выхода бакалейщика и прыгнул прямо на Сашу Масалякова. И хотя все были предупреждены, что пьяные интервью точно не принимаются, Саша, то ли от растерянности, то ли от небольшого опыта самообеспечения, то ли от великодушия, решил поговорить с человеком, наполнявшим праздничный «аромат». На Сашин вопрос о его настроении он добрым жестом показал сверкающую огнями столицу и неожиданно начал рассказывать Саше и всем зрителям, как «хреново» все было в Москве на «Октябре». Затем он сказал, что с тех пор, как он приехал в Москву, она показалась ему грязной и серой, что все москвичи скучные и злые и что он никогда в жизни не видел худших очков. Он еще долго что-то произносил, меняясь в лице и полностью меняя тональность разговора. Мы все выглядели растерянными. Меня дернули за рукав, программа была срочно прервана, программный директор Шаболовки «ушел» в O n-Outy ScreenSaver. Расстроенные, мы начали собирать микрофоны и другие боеприпасы, иногда срываясь на улучшения. Все понимали, что впереди их ждет неизбежное наказание. Свежи воспоминания о том, как уволили редактора передачи, где выступал Евгений Евтушенко. То же самое,

В эфире он прочитал стихотворение «Размещение», которое не оговаривается с редакцией и цензурой. Но мы были молоды, в то время слегка «бесшабашны» и пошли «лечить» горе вином на квартиру к Саше Масалякову, так как это было недалеко. С нами были один из основателей КВН Марат Гюльбекян, Савелий Крамаров, Ахмат Маликов, Анатолий Дупанов и, конечно, хозяин дома. Возможно, нам стоило взять с собой мужчину в дубленке, мы часто вспоминали его за столом. Завершили вечер 30 декабря весело и с «мистификацией»: кто-то продемонстрировал, как «заливать» горе водкой — налил в блюдо, бросил туда хлеб и предложил закусить так называемой «Thunde». С мрачным настроением мы вошли в Новый год с «похмелья», но успешно прошли первые дни без потерь. По словам очевидцев, именно это и произошло. То ли перед коллегией — высшей совещательной и карательной инстанцией на телевидении, то ли прямо на ней выступал популярный тогда руководитель главной программной дирекции Анатолий Васильевич Богомолов. Это он «поднял» ситуацию, мол, никогда не знаешь, что, ну, вот приехал гость в Москву, ну, не понравилось ему: была плохая погода, грязь, ранний снег, ну и что? В день 7 ноября он не позвонил. Поэтому не сгущайте краски. Помогло и то, что передача шла в эфире, и у цензоров не было записи в качестве документального подтверждения. Но выводы после этого случая были сделаны: Direct Broadcast исчез с голубых экранов на долгие двадцать лет.

История, как проболтался Медведев, про Кота.

Мы жили на севере (молодые специалисты). В хижине, на первом этаже, отопление, горячая вода, ванная комната и т.д. Все было доступно. Новый год. Время 23-00, стол ломится, 86 лет, Большая Земля (как ее называют) в магазинах, шарик и у нас оптом. Кажется, что новый год уже скоро, а сделать ничего нельзя. Мы решили прогуляться. На улиц е-45, взбодрись. Мы гуляем, нигде нет, везде снег выше колена, мы гуляем, да. — Давайте посмотрим на нашу комнату с улицы. — Давайте. У нас есть кошка, сиамская, кличка — Кеша. Мы подходим к окну, этот ублюдок сидит за столом (празднично) и ест. Мы в шоке, мы готовили это к нашему празднику, а он, скотина. Ну, давайте кричать, (двойное остекление) — у существа воспаление и другие прикрепленные слова. Стол стоит у окна. Он услышал наши «крики» остановиться, поднял морду, посмотрел на нас (за окном) и продолжил «есть». Взгляд его ярко-синих глаз выражал большое сомнение в том, что мы (маленькие человечки за окном) сможем помешать ему встретить Новый год. Хотя он нас точно видел. Ну, ублюдок, кричали мы, бросаясь спасать Гарча и бить эту наглую, синюю морду. Мы открываем дверь, закусываем деликатесами на столе, а в прихожей сидит сам Кот с таким выражением лица, как у Медведева на заседании правительства, будто я тоже никто. Праздник, но они не выиграли, начали гулять.

Голубые воришки — новые люди! Голубые воришки — Очень нравится парад!

Голубые воришки здесь в большом почете! А они покупают Роснефть и воруют все в МО!

Синие воры не хотят синего — они, очевидно, очень боятся конкуренции!

Синие мигалки не посылают в бой — отлично, но прямо-таки визг на синем параде!

Демократия — это когда голубой решает, что лучше жить голубой сироте в маленькой сиротке.

На мотив «все равно за нас» ответ на песню «Я не кацап» Я умная расческа, я умная расческа, я умная расческа, я все равно уехал из России. Теперь я в ЕС, счастье на небесах, люблю голубой цвет и сплю с евреем. Ляхи надо мной Вантус со мной, я — моя точка зрения в посольстве США.

Два голубых идут по улице и видят, как собака теряет яйца. Один говорит другому. Второй отвечает: — Дорогая, я боюсь, что он тебя укусит.

Будущее «Евровидения» видится в розово-голубых тонах.

Здесь Обамка горько плачет. Он хотел играть в мяч, только Путин (воть — не воть) не дает весь мяч земле, он берет Обаму, с Украины, который умывался грязью. Затем Обама завывал, улюлюкал, просил «помощи». Тут шестерка вскочила и закричала на Вову: «Ты чего с Обамой дерешься? Вы отдаете мяч в его руки? Вы стираете синьку с мяча и проявляете неуважение к бандере? Сейчас же отдай мяч Обаме!» И она затопала ногами: «Не моги возражать! Мы с тобой теперь враги!» Вова подождал мгновение, а потом сказал так: «Твоя дружба не нужна — две копейки ей цена. Я не дам мяча, хоть вырвусь, хоть вы все меня поймаете. До сих пор я не трогал никого из вас. Но мне не нужно злиться: я могу укусить. Вы уже достаточно наигрались, и границы были истоптаны, измазаны кровью и грязью, затоплены различными отбросами, натыкались на ракеты, которых на белом свете не было видно. Нет, если верить вам, то нет! Бог не оставит Россию! Я буду стирать мяч на земле! Кто такой мир? Пойдем со мной!

Не мой, но улыбнулся —

Мы должны сдаться! (пародия)

Вчера я пришла к врачу. Нет страховки — нет полета и куда лететь? Мы должны сдаться!

А потом она пошла туда, к бассейну, Дик нашел о, куда идти? Гена там!

Слишком поздно, черт возьми. Бывает… шеф-повар вызывает на ковер к губе, а потом анал (он сегодня встал) и куда деваться? Мы должны сдаться!

Вечером пришел мой друг в синем, он ударился в раунд О, куда идти? Он хочет отдаться мне!

Трансвеститы, что за мода? Сверху — красавцы, снизу — уроды… и куда теперь идти? Как я могу сдаться им?

И такая ерунда каждый час и каждый день, то тюлень позвонит, то олень, а куда деваться? Мы сдадимся!

Русские народные песни в современной обработке

Мышь заржала, гофер вдруг сорвался, Кабанчик запотевший всю ночь влюбленной парочкой курил свежий план *** Гондон покупает Гондона, Гондон покупает Гондона, Солдат хоронит девушку, Вдруг девственница ему даст, Вдруг девственница ему даст В кустах за рекой *** огни такие. На улицах Копенгагена так много синих парней, так много синих и любви нормальных *** вставайте товарищи, президент ждет, чтобы проголосовать, как он сказал, вместо нас. Или кто-то хочет сдать мандат? *** О, Вибурнум цветет в поле от потока людского мало. Я влюбился в собаку! *** «Солдаты, бравые ребята, что вы потеряли?» «Мы пили горилку ночью, мы заблудились и потерялись».

Это серое, неприметное здание на Старой площади Москвы редко привлекало внимание прохожих. После поворота направо и трехминутной поездки их ждало настоящее зрелище — Собор Василия Блаженного, Красная площадь и, конечно же, величественный и легендарный Кремль. Все знали, что отсюда управлялась шестая часть суши под названием СССР. Все они были немного неправы. Нет, конечно, в Кремле были высокие кабинеты, но те, кто действительно управлял советской империей, находились в том самом сером здании на Старой площади — два оборота и три минуты езды. И именно здесь находился самый важный офис в стране — офис Генерального секретаря ЦК КПСС, который в тот исторический момент, а именно ранней весной 1966 года, возглавлял Леонид Ильич Брежнев. Сегодня в коридорах этого серого здания царила необычная суета. Можно даже сказать, суета. Подстегиваемая нетерпеливыми криками генерального секретаря, армия партийных и бюрократических чиновников пыталась выполнить единственную, но неотложную задачу. Найдите гражданина СССР Армада Мишеля. Все началось утром. Взволнованный министр иностранных дел позвонил Генеральному секретарю и накануне визита в СССР Президента Французской Республики генерала Шарля де Голля заявил следующее. Все службы готовы к встрече. Все мероприятия были определены. Час назад прибыл последний документ, из протокольной службы президента Франции, и это тоже часть ритуала, очень рутинный момент. Но третий пункт протокола создал проблему. Дело в том, что высокий гость выразил пожелание, чтобы среди встречающих его в Москве и сразу на проходной был его ДРУГ и СПЛАВ (именно так) Армад Мишель (см. прилагаемое фото), проживающий в СССР. — Что из этого?» — спокойно спросил Генеральный секретарь. — В чем проблема? В СССР нет такого гражданина, — спокойно ответил министр. — Его не нашли, Леонида Ильича. — ‘Значит, искали плохого’, — огласил вердикт Брежнев. Затем он повесил трубку, нажал какую-то кнопку и заказал хороший поиск. В первые полчаса «Армаду Мишеля» обыскивали лишь единицы, во вторые полчаса — десятки. Три часа спустя тысячи людей искали его. В очень похожих зданиях. В республиках, областях и районах. И вскоре стало ясно: Армада Мишеля была фантомом. Ну, был, не было в СССР человека с таким именем и фамилией. Ну, если весь КГБ на ушах стоит и не находит человека, значит, его просто не существует. Те, кто успел пожить в СССР, понимают, о чем я говорю. Мы решились на беспрецедентную вещь — они позвонили в Париж и попросили повторить 3-й пункт протокола. Беспристрастная лента дипломатического общения услужливо повторила — АРМАД МИШЕЛЬ. Забегая вперед, отмечу — конечно, французский лидер не мог не знать, под каким именем и фамилией живет его друг и союзник в СССР. Он намеренно спровоцировал эти трудности. Это была маленькая месть генерала. Не для себя, конечно. И для моего друга и коллеги. Тем временем на Старой площади назревал скандал. И по многим другим адресам огромного СССР — тоже. И тогда появилась надежда. Одна из машинисток в сером здании не без колебаний сообщила, что три года назад, кажется, она должна была написать эти два слова ВНОВЬ, и что этот документ предназначался лично Никите Хрущеву — а именно он правил СССР в вышеупомянутом 1963 году. Сегодня мы нажимаем несколько кнопок на компьютере и получаем результат. В 66-м году десятки пар рук начали копаться в архивах, но безрезультатно. Параллельно с машинисткой работали два узкоспециализированных специалиста.

И она вспомнила кое-что очень важное — кто из помощников Хрущева приказал ей напечатать этот документ. (Это была очень высокая должность, поэтому помощники генерального секретаря пишутся с большой буквы). По совпадению, именно эта помощница сегодня отрабатывала свой последний день на этой должности. Брежнев, пришедший к власти полтора года назад, постепенно выводил из игры сотрудников Хрущева, и сегодня настала очередь этого помощника. Они бросились к помощнику, который обошел офис и собрал его вещи. Помощник мрачно объяснил, что он не работал над этим документом, а только выполнял поручения Хрущева, и только он может внести некоторую ясность в этот вопрос. Помощнику срочно предложили поехать к Хрущеву, который безвылазно жил на предоставленной ему даче. Помощник наотрез отказался, но ему позвонил сам Генеральный секретарь и намекнул, что его служебная карьера может получить еще один очень интересный поворот. Через два часа помощник сидел в очень неудобной позе на корточках перед бывшим начальником коммунистической партии, который что-то сажал в саду. Вокруг ходили широкоплечие молодые люди, которых Хрущев не столько охранял, сколько оберегал. 72-летний Хрущев сразу вспомнил. Ну, он был таким странным человеком. Из Азербайджана. Во время войны он служил у французов, в их партизанах. Вот возьмите этих французских ветеранов и пошлите ему до ста тысяч долларов (выделено Хрущевым — ред.). А этот эксцентричный берет и отказывается. Ну, я доставил его прямо ко мне. И вот так, по словам партии, он сказал: мне это нравится, мол, вы не принимаете заморских подачек. Но, с другой стороны, жалко как-то возвращать деньги этим капиталистам. Не хочешь ли ты внести эту сумму в наш Фонд мира, брат? Это был бы наш путь, советский путь!» — спросил помощник, — «А он способствовал? «Я даже не начал умнеть», — торжествующе сказал Хрущев. Я все еще умел убеждать. Не то что нынешние. Короче говоря, мы составили акт, я угостил его знатным ужином, тем временем из Фонда мира принесли необходимые документы, он их подписал, и это не заняло много времени. Я поцеловала его. Потому что, хоть и эксцентричный, но сознательный. Ассистент посмотрел на часы и приступил к выполнению основной задачи. «Значит, это была его партизанская кличка», — укоризненно пояснил Хрущев. — И у него были настоящие имя и фамилия — без полпинты это не то, что можно запомнить — вы даже не сможете произнести его. Ассистент выразил сожаление. А Хрущев покраснел и раздраженно зарычал. — Почему я говорю с вами о Фонде мира? В конце концов, они составили финансовые документы, которые не имеют названия! Он посмотрел на своего бывшего помощника и не смог сдержаться. — А ты, я вижу, как был мудаком, так им и остался. Четверть часа спустя финансовые отчеты были подняты в Фонде мира. Затем был сделан звонок в Баку, столицу советского Азербайджана. В Баку был срочно организован кортеж из нескольких черных автомобилей «Волга» и отправлен на север республики — в город Шеки. Там к нему присоединились автомобили местных властей. Вскоре машины съехали с дороги и направились по ухабистой, узкой дороге к месту назначения — небольшой деревне под названием Охуд. Жители деревни по-разному отнеслись к этой автомобильной экспансии. Старшие бессознательно пугали себя, а младшие бегали по сторонам, сверкая голыми пятками. Уже вечерело, и кортеж подъехал к небольшому скромному дому на окраине деревни — в конце концов, все прибывшие теперь точно знали, кого искать. Он вышел на крыльцо. Сельский агроном (рядовая должность в сельскохозяйственных структурах — ред.), сорок семь лет,

Небольшого роста и довольно необычные для этих мест, яркие и синие. Он вышел и абсолютно ничем и никем не был удивлен. Когда мы узнаем его ближе, то поймем, что он вообще никогда не удивляется — такова особенность природы. Его окружили чиновники широкого диапазона и торжественно объявили, что агроном должен срочно ехать в Баку, а оттуда лететь в Москву, к самому товарищу Брежневу. На лице агронома не дрогнул ни один мускул, и он ответил, что не видит никакой связи между собой и товарищем Брежневым, что на работе много дел, и он не может их игнорировать. Все замерли, вокруг стали собираться осмелевшие крестьяне, а агроном намеревался вернуться в дом. Он уже стоял на пороге, когда один из посетителей, будучи более умным или более сообразительным, чем остальные, вставил в свое замечание имя де Голля и связно изложил суть дела. Агроном повернулся и попросил его поклясться. Он обещал своим детям. В тот же вечер агроном Ахмедия Жобраилов (так его звали в миру), он был одним из самых заметных героев французского сопротивления Армаде Мишеля в Москве. Его отвезли с трапа в гостиницу «Москва», поселили в двухместный номер, дали пару часов, а утром отвезли в венец, в двухсотый участок, который обслуживал только высшее руководство страны, и там забрали несколько костюмов, рубашек, галстуков, туфель, носков, пуговиц, нижнего белья, плащ, демисезонное пальто и даже зонтик от дождя. И тогда они все-таки взяли Брежнева. Генсек встретил его как своего, повалил на землю, долго тряс руку, сказал несколько общих фраз, а затем, бросив его двум «товарищам», посоветовал Ахмедие выслушать их. «Товарищи» внесли его в комнату со стульями и кушетками, и усадили напротив следующего фермера. Де Голль прибывает завтра утром. В программу его пребывания входит поездка по стране. Маршрут уже составлен, но, возможно, генерал захочет посетить малую родину своего друга и союзника — деревню Окуд. В настоящее время там прокладывается асфальтированная дорога, и это предлагается в качестве дополнительной услуги (на столе перед Ахмедией лежала безукоризненно нарисованная карта той части деревни, где находится его дом). Эти соседние дома (5 или 6) будут снесены в течение двух дней. Жизнь в них будет перенесена и заселена в более комфортабельные дома. Дом агронома, наоборот, поднимут на два этажа, оборудуют крыльцо, добавят две пристройки, а также хлев, конюшню, просторный курятник и несколько гаражей — для личного трактора, а также личного автомобиля. Вся территория будет окружена сплошным забором и отмечена как собственность семьи Джабраилоу. И Ахмедия должен забыть, что он был агрономом и скромно сообщил другу, что стал одним из первых советских фермеров. Все это можно было превратить за три дня, если соблюсти грибную мелочь (на этом настаивал Леонид Ильич), а именно, если Ахмедия даст на это свое согласие. Агроном выслушал их, не перебивая, а потом, без паузы, сказал на чистом русском языке: — Я ничего не слышал. Знаете, почему? — Почему? «Товарищи спрашивали почти хором». «Потому что ты ничего не сказал», — сказал Ахмедия. До «товарищей» стало доходить, что он сказал, и он встал и вышел из комнаты. Рисуя высокого гостя, допущенного на поле полета Внуково-2, его делили на две группы. Один был высоким, как те, кому гость должен пожать руку, а другой «короче», он должен был расположиться подальше от рампы и махать гостю руками. Именно здесь они подтолкнули Ахмадию,

и он встал — с самого дальнего края. Безупречно одетый, он не испытывал никакого физического дискомфорта, поскольку мог с одинаковой легкостью носить любое одеяние — от военной формы до смокинга и фрака, хотя последние пятнадцать лет носил нечто совершенно иное. Когда высокая, несравненная фигура де Голля появилась на верхней площадке лестницы, лицо Ахмадийи стало покрываться багровыми пятнами, что случалось с ним только в моменты сильного эмоционального возбуждения, и с этой чертой Ахмадийи мы еще не раз столкнемся в его физиологии. Генерал легко сбежал по лестнице, превышающей возраст. Теплое рукопожатие с Брежневым, за спиной у обоих выросли переводчики, несколько общих фраз, взаимные улыбки, обращение Генерального секретаря к свите, теперь он должен провести гостя по живой линии встречающих, представить их, но что это? Де Голль наклоняется к Брежневу, на лице генерала выражение извинения, переводчик понимает, что нарушается протокол, но переводит правильно, но Брежнев спасает ситуацию. Он снова поворачивается к гостю и указывает рукой на Ахмедию, через мгновение абсолютно все смотрят туда, а де Голль начинает быстро двигаться к своему другу, и тот тоже бросается к нему. Они обнимаются и замирают, сравнимые по размерам с Дон Кихотом и Санчо Пансой. А все остальные — или почти все — смотрят на них с изумлением. Ахмедиа доставят прямо из аэропорта в резиденцию, предназначенную для де Голля — как пожелает сам генерал. Де Голль проведет все протокольные мероприятия и попросит отменить или перенести вечернюю программу, потому что ему не терпится поговорить со своим другом. Де Голль приезжал в резиденцию до наступления темноты, и они проводили вместе долгий весенний вечер. Именно эта встреча станет «базой» для драматургии будущего сценария. Именно отсюда мы отправимся в воспоминания, но мы обязательно вернемся. Два друга будут прогуливаться по зимнему саду, сидеть в уютной гостиной, ужинать при свечах, постепенно расстегивать верхние пуговицы рубашек, ослаблять узлы галстуков, избавляться от пиджаков, прогуливаться по аллеям резиденции, накидывать на плечи два одинаковых одеяла и одновременно разговаривать и предаваться воспоминаниям. Воспоминания будут разными, как субъективными, так и авторскими, но они составят основную последовательность событий в сценарии. Возможно, мы будем строго придерживаться хронологии, возможно, нет. Возможно, они будут выдержаны в стилистическом ключе, возможно, нет. Будущая работа покажет все. А пока я просто и кратко перечислю основные этапы человеческой судьбы. Если это вызовет ваш интерес и, возможно, даже удивит вас, то я буду считать задачу этого приложения выполненной. Так что судите сами.

Источник: https://www.anekdotas.ru/anekdoty-pro-golubej-4

Top

Сайты партнеры: Сонник, толкователь снов | Блок о щенках и собаках | Погода в Санкт-Петербурге России Мире | Копирайтинг студия TEKT | Газобетон стеновой с захватом для рук