Анекдоты про комнаты

После ссоры американские дети убегают от родителей, потому что их тут же обувают. У нас это происходит во время завязывания шнурков, получения N*ggs и входа в комнату.

  • Обсудить
  • Поделиться

Муж и жена вместе уже двадцать лет. В субботу она вошла в его комнату и спросила: «Ты что-нибудь заметил?» — Ты сделал новую стрижку? — Нет. Ты купил новый халат? — Нет. — Вы похудели или что-то в этом роде? — Нет! В понедельник ты забыл поздравить меня с днем свадьбы, я обиделась и не разговаривала с тобой неделю!

  • Обсудить
  • Поделиться

Девочка смотрит на кольцо с ключами в комнате своих родителей. «Подумать только, а они все еще водят меня к психологу, потому что я сосу их палец!».

  • Обсудить
  • Поделиться

На 5-й день диеты начались сны: большая комната… я лежу в ванной… наполненной борщом

  • Обсудить
  • Поделиться

Муж кричит жене: — Дорогая, не знаешь ли ты, где пьет наш старик? Мать-закон из комнаты: — Не твое дело, где я пил! И вообще я не старый.

  • Обсудить
  • Поделиться

— Вовочка, как получилось, что Машенька забеременела? -Ах, это была вина ее отца. -. -Я вернул его, как он вошел в комнату и ка-а-а-ак шлепнул меня по заднице.

  • Обсудить
  • Поделиться

— Мония, помнишь, мы ночевали в доме вдовы во время кампании? — Я помню, Фима. «Помнишь, как ты пару раз заходил к ней в комнату, а потом хвастался, как славно ты ее трахнул?» «Хорошо. Я помню. — А потом ты испугалась и назвала ее моим именем?» «Простите, Фима и Шо, она все же сообщила в полицию? — Нет, но вы можете меня поздравить! Вдова умерла — и оставила мне все свое состояние!

  • Обсудить
  • Поделиться

Сара, как ты? Вы с мужем спите в разных комнатах? — Что? Мы живем нормально. Когда он хочет, он играет. — А когда вы хотите? — Тогда я спрашиваю его.

  • Обсудить
  • Поделиться

— Мама спрашивает сына? — Вовочка, зачем ты писал во дворце в комнате!!!- Мама, ты же сама сказала — иди пиши на дорожку!

  • Обсудить
  • Поделиться

Приехав ночью, муж ушел спать в другую комнату. Он слышит ночью крики жены, идет к ней и видит в окне исчезающую фигуру мужчины. — «Так почему ты сразу не окликнула?» «Я думала, что это ты, пока он не вошел во второй раз».

  • Обсудить
  • Поделиться

Муж приходит домой пьяный в стельку, а жена сидит дома и злится. Он думает: «Хорошо, я запомню это для тебя. Она взяла пластилин, а ее муж вынул второй член, вставил его и лег спать. Посреди ночи жена просыпается от сердечного крика и ничего не может понять. Муж садится посреди комнаты и кричит: — Жена, я бросил пить, ты не поверишь. Я просыпаюсь, а у меня два члена. Поэтому я оторвал одну, а вторая исчезла.

  • Обсудить
  • Поделиться

Сегодня я проходил собеседование в одной из компаний. Менеджер по персоналу дал мне ноутбук и сказал: «Продайте его мне». Ну, я взял ноутбук и вышел из комнаты, а потом… Обычно слева. Когда я вернулась домой, мне позвонил менеджер по персоналу и начал истерически кричать: «Немедленно верните ноутбук на место! Я сказал: — 200 долларов и ваш ноутбук.

  • Обсудить
  • Поделиться

Парень смотрит порно. Тут неожиданно в комнату входит жена: — Да, ты любуешься голыми женщинами — Ну да. «Ты меня не хочешь, но смотришь на это!» — Дорогой, почему ты так волнуешься? Ты видел соперника или как? — Конечно! — Не волнуйтесь! Вы находитесь в другой весовой категории!

  • Обсудить
  • Поделиться

Глупо прятаться под одеялом, когда чего-то боишься! Ну, например, вампир входит в комнату и разочарованно говорит: «Для нее, она под одеялом!» — и просто уходит!

  • Обсудить
  • Поделиться

Нам нужны ваши навыки убийцы. Вот деньги, цель хитрая и опасная. — Забирайте свои 12 рублей, я уже сказал, что не собираюсь прогонять осу из комнаты.

Анекдоты про комнату

На нашем сайте собраны шутки про комнату. Читайте, улыбайтесь и, возможно, даже смейтесь!

Муж кричит жене: — Дорогая, ты не знаешь, где наша старая пила? Свекровь из комнаты: — Не твое дело, где я пила! И на самом деле я совсем не старая.

Сара, как ты? Вы с мужем спите в разных комнатах? — Что это такое? Мы живем обычной жизнью. Он свистит, когда хочет. А ты когда хочешь? — Тогда я спрашиваю его: — Хаим, ты свистнул?!

Молодая пара приехала на юг на медовый месяц. Мы снимали комнату у бабушки в частном доме. В первый день они не выходили, во второй день не выходили, неделю ничего не ели. Бабушка забеспокоилась, постучала в дверь: — Ты там живой? — Да! — Разве ты не хочешь есть? — Спасибо, бабушка, мы полны плодов любви! — Ну, только не выбрасывайте кожуру от ваших плодов в окно, а то гуси подавятся!

Служанка заболела. Они вызвали врача. Доктор начал осматривать девушку, но как только хозяйка вышла из комнаты, служанка шепнула доктору: — Я совершенно здорова. Дело в том, что моя домработница задержала оплату на три месяца. И я решил не вставать, пока мне не выплатят все, что я должен. «О, как хорошо думает ваша прекрасная голова, — похвалил его доктор, — ваша хозяйка должна мне пять визитов. Пошевелитесь немного, и я пойду спать.

Муж как-то приходит домой после рабочего дня, заходит в спальню и видит жену с любовником. Постояв немного, он выходит, зовет дворецкого и говорит: — Принеси меч! Ну, приносят ему, он входит в комнату, через минуту выходит, вытирает кровь с сабли, зовет дворецкого и говорит: — Моссу пластырь, штопор для дамы.

Ветеринар на выезде: приезжает по вызову, а хозяин говорит ему, что их кошка забеременела, хотя они не выпускают ее на улицу — в общем, ерунда. Вдруг из соседней комнаты появляется толстый опытный кот. Ветеринар: — Так вот в чем причина! Домработница: — Что вы — это ее брат!

— Моня, помнишь, во время кампании мы ночевали в доме вдовы — Помню, Фима… «Помнишь, как ты несколько раз заходил к ней в комнату, а потом хвастался, как хорошо ты ее трахнул?» — Хорошо… помню… «А потом ты испугался и назвал ее моим именем!!!» — Прости, Фима, но она рассказала полиции? Нет, но вы можете меня поздравить! Вдова умерла — и оставила мне все свое состояние!

Маленький Джонни заглядывает в комнату, а там папа смотрит порно по телевизору. — А что это?» — спрашивает сын. Вырастешь — поймешь. — Папа, смотри, как я уже выросла!

Маленький Джонни вбегает в комнату и кричит. Мама! Отец повесился. — Где? — В спальне! Испуганная мать вбегает в спальню — там никого нет. — С 1 апреля, мама, он висит на кухне!

Режиссер объясняет сцену актрисе: — Вы сидите в комнате. Грабитель врывается в дом, связывает тебя и насилует. Понятно? — Да. Но скажи мне, будет ли грабитель красивым? — Конечно. Тогда зачем он меня связал?

Анекдоты про комнату

«Пока ты был в магазине, к нам домой пришла какая-то женщина, они заперлись в комнате, и я слышала, о чем они говорили!».

— Вот, дайте 100 рублей, тогда я вам скажу.

— Ладно, вот. Так о чем же они говорили?

Мальчик (кладет 100 рублей в карман):

— Женщина сказала: «У вашего сына есть пара, и он постоянно грубит взрослым. Примите меры!», а папа ответил: «Да, да, я обязательно выпорю его».

Я еврейка, а мой сосед по комнате — палестинец. Мы никогда не можем решить, где начинается моя комната и заканчивается его.

Мужчина в баре говорит своим друзьям. Я проснулся утром в 2 часа от запаха дыма и понял, что в моей квартире начался пожар. Сквозь дым и пламя я начал пробиваться в соседнюю комнату, чтобы спасти спавшую там мать. Один из друзей отвечает: «Да, в такой ситуации часто не думаешь, что делаешь.

— И у меня клаустрофобия… Я боюсь оставаться в маленькой закрытой комнате с пауками и тараканами.

— Это, друг мой, клаустрофобия? Вот старый Акакий Назарыч кладет в гроб разбитые часы. Это человек, страдающий клаустрофобией!

Кот убегал от собаки и думал: «Я сам вчера гонялся за хомяком, он был так же напуган, бедный хомяк, бедный пушистик». Вот, Бам, дерево. Кот на дереве, затаил дыхание, сел и думает: «Ну, хомячок, пушистое создание, теперь держись!».

На сковороде было масло, куски отбивных и лук. Я залил все это водой и вылил Фариусу. В комнате звонит телефон, я возвращаюсь на кухню, мой муж стоит возле той сковороды, макает масло и хлеб. Около 15 минут ругани!

Анекдоты про комнату

— Сегодня кошка забралась в мою комнату, истошно кричала и ломилась в дверь, пока мои родители не вернулись с работы и не спасли ее. — Ты хотел пукнуть? — Нет, мне просто надоело сидеть в своей комнате. — Там есть компьютер. — Кошки глупые!

— Сегодня кошка пробралась в мою комнату, истошно кричала и ломилась в дверь, пока родители не вернулись с работы и не спасли ее. — Ты хотел пукнуть? — Нет, мне просто надоело сидеть в своей комнате. — Там есть компьютер. — Кошки глупые!

Недавно я завел разговор об американском футболе и вспомнил, что смотрел игру по телевизору. Как-то не лежит к этому душа, поэтому за все время пребывания в Америке я посмотрел одну игру, да и то не полностью: где-то на 20-й минуте второго тайма.

Это было 31 января 1999 года, «Денвер Бронкос» играли с «Атланта Фэлконс» (но я этого не знал) — Суперкубок. В 1998 году «Бронкос» уже выиграли Суперкубок, поэтому все в Колорадо были прижаты к стене (кроме меня). В то время приезжал великий академик из Москвы, и его принимали на самом высоком уровне: каждый день в его честь устраивали приемы в чьем-нибудь доме. В один прекрасный день ко мне подошел директор соседнего института и сказал, что в ближайшее воскресенье у великого академика будет день рождения, и он не согласен организовать празднование этого события у себя дома. Он сказал, что ответит на все вопросы, закажет еду и напитки, обзвонит всех приглашенных и даже предоставит секретаря для помощи на кухне. Я согласился. За несколько часов до назначенного времени я посмотрел на K-n The Trank и решил, что этого будет недостаточно, учитывая ожидаемое количество гостей, а в пиве есть какая-то странная изюминка. Я решил купить и пошел в магазин. Город поразил меня — он был абсолютно пуст. На дорогах не было ни одной машины. Можно было проехать на красный свет, выехать на встречную полосу задним ходом — это ничего бы не изменило.

В магазине тоже никого не было, только страдающий мужчина сидел за кассой. Я положил все, что мне было нужно, а когда расплачивался, спросил у кассира, куда делись люди. Он посмотрел на меня как на полного идиота, открыл рот, чтобы объяснить, но потом передумал и безнадежно махнул рукой.

Когда я вернулся домой, приглашенные все болели: кто заболел, чей ребенок заболел (я видел этого ребенка — у него только голова с Бодуна), кто разбил машину. В общем, приехали только старый профессор с женой (на вид 90 лет) и несколько иностранцев (австралийцы, французы, англичане, русские). Даже обещанный секретарь не пришел.

Мы сидели за столом, ели, пили, болтали — обычное застолье. Старая женщина, сидевшая рядом со мной, начала поворачиваться на своем стуле. Сначала я не обратил на это внимания — с самого начала я показал ей, где находится туалет. Но она завела со мной разговор о том, как я ассимилируюсь в американской культуре, есть ли у меня телевизор. У меня был телевизор, просто он стоял в другой комнате. Я объяснил, что смотрю телевизор каждый день — это мой главный инструмент для изучения английского языка. Затем она спросила, какие у меня есть каналы. Я перечислил. Она помолчала несколько минут и спросила меня, не возражаю ли я, если она на несколько минут включит телевизор. Я сказал, что не возражаю, и старуху унесло ветром — через несколько секунд я услышал звук работающего телевизора.

Затем другие гости потянулись к телевизору. Мне пришлось спрятать оставшуюся выпивку и десерт в комнате с телевизором, и вечеринка продолжилась там.

Я не запомнил игру, но я запомнил девяностолетнюю старушку, подпрыгивающую на месте и повторяющую «как интересно» («it’s so exciting»).

PS. К сожалению, «Бронкос» победили и стали чемпионами два раза подряд. Есть поговорка, что если команда выигрывает два раза подряд, то скоро наступит финансовый кризис, так и случилось.

Сограждане, не заставшие социализм, никак не поймут эту историю, но на всякий случай поясню: бытовая электроника, в том числе и звуковоспроизводящая, в те времена была просто чудовищного качества. Если на магнитофоне Orbit в комплекте с кассетой Swema можно было хотя бы разобрать слова песни, это уже считалось приличным оборудованием — обычно они обнаруживались путем догадок, и существовало множество версий. Проблема была несколько сглажена тем, что вся более или менее подходящая музыка была просто запрещена.

Теперь представьте себе картину. Середина восьмидесятых. Ленинградский осенний вечер — наверное, поэтому и запомнился. Компания слегка опьяневших молодых людей расположилась в общей комнате вокруг магнитофона, скрипя кишками, и хором, с искренними завываниями в самых претенциозных местах, подпевала ему: «Бурунду-у-ук». Три полоски.» песня действительно стояла, читателю постарше предлагается определить самому.

Рассказ Миши о Феррари и профессоре напомнил мне об эмиграции. Сразу предупреждаю — много букаф.

Это было около десяти лет назад. В те тучные годы баррель нефти стоил $100+, а доллар был дешев по отношению к рублю. Люди были счастливы, веселы, богаты и хотели куда-то вкладывать свои деньги, например, покупать американские автомобили. Конечно, по обе стороны океана были бизнесмены, которые скупали прах по дешевке на аукционах и отправляли его в Клайпеду, Котку, Поти и т.д., чтобы удовлетворить огромный спрос на роскошную жизнь. Нюансов в этом бизнесе — вагон и множество маленьких тележек: от покупки на аукционе до таможенной очистки и заблаговременной подготовки к продаже. Одна из холдинговых компаний, в которой я когда-то работал, выполняла множество функций в этой цепочке, но основным бизнесом в США была доставка автомобилей в разные страны.

Вряд ли покупатели даже подозревают (впрочем, и не должны) обо всех этапах этого процесса, благодаря которому они становятся обладателями друга на четырех колесах. Точнее, доставка, вопрос даже не простой. Все начинается с участка, который желательно иметь поближе к порту, чтобы транспортное плечо было небольшим. И это не процветающий район, даже не авеню-парк. Здесь есть базы трактиров, заправочные станции, склады, дешевые мотели, стрип-клубы, закусочные и таверны для постояльцев и дальнобойщиков. Гламурной Кисо там делать нечего. Это территория брутальных мужчин и не менее брутальных женщин (он работал барменом, разминал 100-фунтовые тележки, как миленький).

Площадка должна быть огорожена, охраняема, а сверху нужно организовать склад, потому что иногда машины ждут очень долго. Условия пребывания должны контролироваться, так как за каждый день за хранение можно взять деньги. Здесь также есть место для хранения сотен галлонов бензина, поскольку его необходимо сливать из автомобилей перед отправкой. Также необходимо место для перевозки контейнеров, т.е. специальный настил под навесом. Не забудем и о поставке аккумуляторов, кабелей и запасе досок, гвоздей, инструментов, жгутов, канатов и цепей, которые необходимо регулярно пополнять. Вам все равно понадобится техника (которую нужно обслуживать и подправлять), например, погрузчики и тягачи (или контракты с перевозчиками), чтобы привезти пустые контейнеры из порта и доставить в порт загруженные.

Но главное — это люди. На вершину отправлялось около 70 контейнеров в неделю (это примерно 200-220 вагонов, серьезный объем). Поэтому нам нужны охранники, люди, принимающие автомобили от клиентов для первичного осмотра и инвентаризации, сборщики автомобилей на площадке для их погрузки, погрузчики, трактористы, администраторы, менеджеры, дизайнеры бумаги и, конечно, те, кто управляет всем этим безумием.

Естественно, хозяева мягко вспыхнули и стали культивировать практический расизм. Денежные позиции (т.е. закупки, бухгалтерия, дебиторская задолженность) были подброшены либо украинцами, либо их братом Аидой. Вы и есть эти ады. Они вытянут всю душу из незадачливых поставщиков, но добьются уступок. А у недобросовестного должника они убьют все, что должно быть. Осетин обычно заставали врасплох. У них есть главное преимущество, они не любят грузин, то есть самых скандальных клиентов. Наоборот, у грузин принято принимать автомобили, потому что при сдаче машины обычно не тупят и чаще всего буянят. Белорусы, будучи тихими и спокойными исполнителями, ездили на тракторах. Они дали им задание и спокойно потянули за поводок. Русские и казахи были приняты в качестве универсалов, как для работы с бумагами, так и в качестве вспомогательного персонала на объекте, администраторов и продавцов услуг. Для работы с клиентами менеджеры взяли представителей каждой национальности, чтобы клиент всегда мог найти свою родную душу. Единственная страна, которая на моей памяти вообще не была выбрана, это страны Балтии, не знаю почему. Ну, а объединяющим цементом послужил потрясающий и мощный коммерческий и материальный диалект.

Конечно, «все виды матерей нужны, все виды матерей важны», но не так уж сложно быть воспитателем или водителем автомобиля. И вам не нужно быть ученым, составляющим документы или собирающим долги с клиентов. Быть перевозчиком контейнеров сложнее, но здесь не обязательно иметь докторскую степень. В конце концов, это не грузовики — их транспортное плечо находится всего в 3-4 милях, до порта и обратно. Самая тяжелая работа на складе (помимо менеджера) — это грузчик.

Автопогрузчик — это очень узкая специализация, их мало и нет учебных курсов. Эта работа тяжела морально и физически. В итоге грузчики строят строительные леса внутри контейнеров, сливают бензин и загоняют в контейнеры автомобили. Они должны уметь завести любую мертвую машину, иногда даже без ключа (т.е. обладать механическими навыками), знать плотницкое дело (чтобы построить правильные леса), самостоятельно или с помощью погрузчика загнать машину в очень узкое место, не повредив ее (помните, потом вам еще придется из нее выбираться — в общем, цирковое искусство), уметь правильно распределить вес внутри контейнера и многое другое. Грузчик всегда на взводе, потому что каждая царапина и скандал со стороны клиента гарантированы (представьте себе, что на вашем Bentley появилась царапина). Эта работа полна соблазнов, особенно когда идет большой поток автомобилей для отправки. Клиенты, хитрые такие, пытаются проникнуть на склад и намазать молотки, чтобы вывести свои машины из строя, чтобы у них не кончился бензин или чтобы они могли перевезти какой-нибудь груз в багажнике и т.д.

Трудно найти персонал для этой неприятной, скажем прямо, работы. Редко кто из русскоязычных иммигрантов задерживается надолго. Загрузив несколько десятков контейнеров летом (в тени 30+ градусов, и вы можете себе представить температуру в металлическом контейнере) или в холод (зимой температура может быт ь-15), споря с начальником склада (а иногда и с особо настойчивыми клиентами) по поводу царапин и сколов (а их не избежать, в конце концов, ребята), запаха бензина, высокой температуры и отвыкания от конечностей, страдалец сказал — «С меня хватит. Переведите меня охранником, водителем машины, секретарем, в офис, куда угодно». И многие просто уходили. Страдая от кадровой проблемы, они приняли еще одно практичное расистское решение — нанять в качестве грузчиков в основном нелегальных иммигрантов — мексиканцев, гватемальцев и других «говорящих» (т.е. испаноговорящих — сленг) людей.

Обычно они трудолюбивы, управляемы, послушны и хорошо поддаются дрессировке. Они привыкли к теплу детства и не очень жалуются на холод. Они быстро наращивают свою травлю, и если вы мотивируете их общей премией, то они закидывают сети на одного-двух, помогают себе сами и работают изо всех сил, не переставая «курить». И самое главное — они абсолютно бессильны, их можно эксплуатировать и в хвост и в гриву. Они почти не говорят по-английски, они нелегалы в США, поэтому они не побегут в фискальную службу. Главное — регулярно выплачивать им оговоренную зарплату. Объективно говоря, они получали не так уж много, особенно если учесть, что им платили не по часам, а по неделям. Но, конечно, по сравнению с той же Никарагуа, это были большие деньги, и они действительно держались за свои рабочие места.

На общем фоне очень сильно выделялся их лидер Энрико. Он якобы родился в Сальвадоре, но вырос в Мексике, а затем нелегально переехал в США. Честно говоря, я не знаю, откуда он взялся на сайте, забрел ли он на склад и сам предложил свои услуги, или его менеджер забрал его оттуда, где тусуются «спикеры» и предлагают свои услуги в качестве разнорабочих. В любом случае, это была удача, потому что Энрико был профессионалом с большой буквы. В целом, просмотр любой работы мастера доставляет эстетическое удовольствие. Неважно, чем он занимается — вырезает трупы, пишет картины, собирает мебель или продает страховки. Когда человек делает то, для чего он был создан, он великолепен.

Энрико можно смело назвать оператором склада Паганини. То, что он делал на погрузчике, было цирковым представлением. Предположим, вам нужно загрузить большой контейнер. Энрико подошел к страдающему от обвала груза, бросил на него насмешливый взгляд и начал заклинание. Казалось, он чувствовал вес и форму каждого поддона. Они стали похожи на перчатку, и контейнер наполнился как по волшебству. Другие поднимали и опускали погрузчик, пытаясь получить непрерывный негатив, но не наш Энрико. Хмель, и через полчаса контейнер был готов, отправляйте. И самое главное, содержимое коробки пришло в целости и сохранности.

Погрузка автомобилей в контейнер — это, как правило, ария. Если простой, грамотный грузчик в лучшей комплектации грузил 3 контейнера в день, то Энрико грузил 5. И не простых, а сложных, например, 4 вагона в контейнере, на цепях, которые шли в Казахстан. На нем никогда не было ни царапин, ни сколов. Каждый, даже самый капризный автомат, начинал с ленты. Молот, круг, ремни, прутья, цепи, обретали невесомость и с бешеной скоростью летели в нужное место. Сразу было понятно, какой контейнер загрузил наш герой, у него был свой уникальный профессиональный почерк. Клиенты внутри просто не топтались на месте и ложились у его ног, молясь, чтобы именно Энрико загрузил их контейнер.

Он проработал на складе несколько лет, что для портового грузчика очень много для одного места. Парень был очень хватким, быстро выучил английский, разобрался с оформлением документов, компьютерной программой и часто подрабатывал на время простоя офиса. Конечно, Энрико был асом, и вскоре он стал в 2-2,5 раза больше, чем любой другой грузчик. Если учесть, что он получил NAL и не платил налогов, то его доход был больше, чем у другого выпускника престижного университета.

Но в один далеко не прекрасный день, а точнее ночь, случилась беда. Рано утром начальника склада разбудил зов горе-стража Аслана. Этот гордый сын глухих горцев Нью-Джерси должен был каждый час объезжать свои владения, как патруль Санта-Клауса. В остальное время его работа заключалась в том, что АКИ Филин постоянно осматривал наблюдателей. Это занятие было скучным, и он, естественно, забил болт-переросток. Поскольку в течение нескольких месяцев ничего не происходило, и это не раздражало его во время тяжелого ночного сна, он просто отключил мониторы. Все его функции сводятся к тому, чтобы обойти часы в 10:30-11 часов вечера, поглотить «Саперави», посмотреть следующую серию сериала, поспать и обойти территорию часов в 6 утра.

Итак, этот абрек из «Часов» увидел тот самый хитрый участок, где территория участка примыкала к дороге, а камеры были выключены. Кроме того, несколько автомобилей были перемещены, чтобы освободить свободный проезд. На первый взгляд это было явное похищение, т.е. чрезвычайное происшествие.

Весь следующий день превратился в ад. Для простоты я опускаю самый богатый поток ругательств, который обрушился на Аслана со стороны владельцев и менеджера. Он даже не отрицал, а честно признал это и тупо моргал. Полиция блокировала склад, остановила поставки и отгрузки. Грузовики и клиенты, к сожалению, скопились на улице и заблокировали большую часть проезда. Телефоны были горячими, потому что новости распространялись быстро, и каждый владелец автомобиля на складе хотел убедиться, что это не его автобэби угнали мерзкие бандиты. Бедный менеджер бегал по складу со списком, как неряха в ванной, пытаясь выяснить, что было украдено, а менеджеры трусили и облизывали губы вместе с клиентами. Владельцам тоже не позавидуешь: им пришлось объясняться с полицией, страховой компанией и ограбленным Спэком.

Окончательный список был длинным и ужасным, 12 автомобилей ушли в неизвестном направлении. И самое главное, какие машины — несколько Maybach, несколько Lexus, Jaguar, Porsche, но это мелочи. Хуже всего, что Maserati Sebring Series 1 уже нет, старое дело, цены не маленькие. Хуже того, оказывается, что этот наш талисман предназначен для скромного представителя народа из партии из четырех букв в Российской Федерации. Поэтому в Санкт-Петербурге наш телефон угрожающе зазвонил, и было более чем несколько неприятных разговоров. В довершение всего страховая компания заявила, что, скорее всего, ничего не выплатит, так как охранники явно нарушили основные правила безопасности, потому что обычный человек просто не мог увидеть, что видимость с нескольких камер пропала. Объяснения, что охранник был просто тупым ежом, были проигнорированы.

Репутационные последствия были ужасны. Клиенты резко, буквально на следующий день, стали присылать меньше машин. Некоторые даже забирали машины с площадки. Конечно, охранников уволили, тут же наняли новых, вложили деньги в самые крутые камеры, сигнализации и т.д. Но, конечно, это не решило проблему, нужно было как-то расплатиться и успокоить разгневанных клиентов. Можно с уверенностью сказать, что ситуация была хуже, чем пожар в борделе во время наводнения после землетрясения. Менеджеры, руководители и владельцы тратили километры нервов и теряли килограммы волос. Кроме того, владельцам нужно было придумать, как продолжать платить сотни, сотни и сотни тысяч долларов, если страховая компания предъявит Fica.

Полицейские были язвительны, но не смогли ничего сделать, кроме как написать длинный и печальный отчет. И поэтому оно обратилось к собственному ФБР, которое, как известно, не дремлет и защищает граждан. Вечером, когда жара в сумасшедшем доме немного спала и сотрудники разошлись, появилось несколько неприметных людей в неброских костюмах, скромно припарковавших свой Crown Victoria. Они ходили по складу в сопровождении грустных владельцев и менеджера, рассматривая камеры, асфальт, забор. Они посмотрели на тот короткий отрезок, записанный на камеру (до того, как она была обезврежена), отметили время и обменялись многозначительными взглядами. Не попрощавшись, они ушли, заметив в конце: «Молитесь, может быть, вам повезет».

Не знаю, молились ли хозяева, но им определенно повезло. Ребята из ФБР плохо знали свою работу и раскрутили дело на раз-два. как? Видимо, это был их профессиональный секрет, и они его не раскрыли.

Это оказалась команда загорелых афроамериканцев и афроафриканцев, около 20 человек, которые приехали на нескольких машинах и грузовике. Негодяи прекрасно знали каждую деталь и были хорошо подготовлены. Они знали и время обхода охранника, и то, что он не смотрел на камеры, и места, куда не смотрела камера, и, самое главное, где находилась машина. Они играли все как часы. Все точно знали, что делать.

Одна группа срезала забор и профессионально отключила камеры. Другие сразу же бросились к машинам. Они брали конкретные машины, игнорируя другие, т.е. явно выполняли поручения. Им даже не нужны были ключи, каждый автомобиль открывался и заводился за две-три минуты, независимо от марки. Пока команда искала автомобили, из грузовика был выгружен погрузчик с гидрограблями, и кто-то умело вытаскивал мешающие автомобили, чтобы создать проход к дороге. По оценкам ФБР, при таком сценарии весь концерт занял не более 15-20 минут.

Все машины оказались на корабле, который должен был отплыть в далекую и жаркую Нигерию. Контейнеры были загружены непосредственно перед отплытием судна, буквально на следующее утро после захвата. Время было очень удачным, но случился непредвиденный казус, что-то сломалось на грузовом судне, и рейс задержали на несколько дней для ремонта. Этих нескольких дней было достаточно, чтобы ФБР обнаружило кражу и вышло на горячий след банды. Правда, взяли не всех, в основном контрактников, но нескольким лидерам удалось ускользнуть. Одно порадовало следователей. Все 12 автомобилей были удивительно хорошо загружены в 4 контейнера всего за несколько часов. Очевидно, что это рабочее дополнение к мастер-классу.

А Энрико не выходил на работу в течение нескольких дней после инцидента и даже не позвонил, чтобы попросить отпуск. Такое случалось и раньше, но очень, очень редко. На следующий день они забили тревогу о том, что лучшего погрузчика не существует. Они допросили девушку Энрико и мексиканцев, с которыми он жил в одной квартире. Они рассказали, что сидели вместе за ужином, но вдруг кто-то позвал Энрико. Он взял курту и сказал, что вернется через полчаса. Но он не вернулся, исчез бесследно, даже не забрал личные вещи и деньги, которые хранил в своей комнате.

Через несколько недель ФБР выпустило машины. Клиентам повезло, а компании, конечно же, повезло.

Однажды мы присутствовали на семейном празднике трех поколений в доме моих родителей. Папа, старший брат и я уже перешли к стадии «поговорить/обсудить/вспомнить». Женская часть семьи плавно переместилась на кухню, чтобы «нарезать мужские закуски».

И вот мы начали говорить о мстительных людях, о мести в целом. Папа успокоился и не стал участвовать в нашем споре с Брэдом, а молча смотрел в окно и улыбался каким-то своим мыслям.

Когда мы выдохлись, папа посмотрел на нас, прищурив глаза, и рассказал нам историю. Вот немного измененная версия его рассказа:

— После войны было очень тяжело. Наше поколение, родившееся в 1945-1947 годах, пило из самых неохотных. Это шутка! Страна лежала в руинах! Электричество в нашей деревне было только по вечерам, и появилось оно в пятидесятых годах. Так что все было: факел, свеча, газовая плита. Ложки были только деревянные. Одежда передавалась от старших к младшим, менялись старые военные туники и бриджи для верховой езды. Матросские куртки были оценены по достоинству! Обувь вообще была на вес золота — весной, летом, осенью, почти до декабря дети бегали только босиком.

Город находится рядом — через перевал, но добраться до него можно только пешком или верхом на лошади. А идти через перевал — то еще удовольствие, но мы шли! А куда идти? Покупайте муку, крупы. В садах были в основном дети — их родители были на работе. Кто был в колхозе, кто на лесопилке, кто в городе на заводах или в порту.

Помню, по поселку прошел слух, что будут путевки в пионерский лагерь где-то в Кабардинке. Как я мечтала побывать там! Просто мечтаю! Но у моих родителей не было шести рублей на этот билет… Да, мне тогда было очень грустно.

В этот момент папа посмотрел на своего внука, который до этого играл с планшетом, пытаясь подружиться со своими новыми умными часами. Медвежонок, после такого взгляда папы, смутился и убрал планшет. В комнате воцарилась тишина — вся семья слушала рассказ Батьи, и он продолжил: «Я закончил школу в городе. Конечно, он был злодеем! По естественным наукам он перешел с четверки на тройку. В области гуманитарных наук это было еще более или менее просто. Потом я заинтересовался плаванием, даже получил КМС. Но он не хотел учиться, он был хулиганом! Редко какая учительская конференция в школе обходилась без анализа моих проделок. И как-то не заладились отношения с нашим директором. Я не могу сказать, что он ненавидел меня или что-то в этом роде. Но если что-то случалось в школе, он всегда заставлял меня чувствовать себя виноватой. Это было жалко. Понимаете, как только вы сделали бизнес, это все! Тогда вы растете как снежный ком! А за мной всегда был джем за джемом.

Когда я заканчивал школу, директор сказал: «Вы получите аттестат в августе!». Да, тогда мне было все равно! Мои одноклассники уехали на вступительные экзамены в университеты и техникумы, и после школы я провел лето в лени, слоняясь по городу, бродя по парку, в компании друзей, некоторые из которых были с криминальными наклонностями. Мы пили. Однажды в июле, в пабе возле гавани, мы подрались с греческими моряками, моряками с балкера. В качестве трофеев мы получили тридцать рублей наличными и пару наручных часов, которые мы отнесли на битмаркет. Затем произошла история, которая повлияла на всю мою жизнь, а также на вашу. В конце июля в наш дом в деревне пришел полицейский и отвез меня в районное отделение полиции, где я поговорил с начальником полиции. Такой крепкий парень в синей форме, пограничник, орденские планки на кителе. Офис был кошмаром, как там было накурено! И говорит мне начальник: — Сынок! У меня есть информация, что вы пошли не тем путем. Так что скоро вы прыгнете в тюрьму! Посмотрите, какая у вас семья: отец — солдат на передовой, работает не покладая рук, мать — ударница труда в колхозе, брат — бригадир на судоверфи, на очень хорошем счету, сестра учится в техникуме. А ты? Грязный!

Меня, конечно, удивила его осведомленность, потому что я никогда не имел дела с полицией. Он продолжил:

«Почему ты никуда не ходишь?» В чем проблема? — И я получил его… даже без сертификата. — Как нет? Вы окончили одиннадцать лет! — Ну, я не в директорах ЛАДА и школы. Он сказал мне, что сертификат будет выдан только в августе! Начальник полиции задумчиво прошелся по кабинету и тихо сказал: «Вот тебе и ублюдок!». Он специально не дал справку, чтобы парень никуда не уехал. Приняли всех к концу июля. Путь к нему один — либо причал к гавани, либо тюрьма. И тогда я понял весь ужас ситуации с получением аттестата. Мне стала ясна природа GAD директора нашей школы. И такой гнев вскипел во мне! В тот момент он схватил бы меня — он разорвал бы меня на куски. Босс вытащил меня в коридор. Полиция входила и выходила из офиса, босс звонил кому-то по телефону, ни черта не доказал. Они принесли ему какие-то списки, электронные таблицы. А я сидел на стуле и думал, какой же я дурак, что решил разрулить ситуацию, которая козлила директора школы. Строит планы мести. Один хуже другого! Через несколько часов, когда я, наконец, опомнился от сидения в коридоре, начальник вызвал меня в кабинет и сразу без предисловий сказал: «У нас есть ордер на одно из военных училищ». Сейчас вы пойдете в военкомат. Они ждут тебя там. Давайте, вперед! Он не отреагировал на мои слабые возражения, а просто мягко вытолкал из кабинета со словами: «Иди — Иди! Воин ждет! Тогда вы придете ко мне за характеристикой.

В военкомате сообщили, что им даны указания о приеме в Военное училище внутренних войск МООП РСФСР и вступительные экзамены начнутся в конце августа. — Что это? Полицейские войска. Военный сурово посмотрел на меня: — Это внутренние войска. Это не полиция. Слушай, мужик, не отпускай нас. За две недели я прошел несколько медицинских комиссий, собрал необходимые документы, забрал из школы злополучный аттестат и теперь ехал в компании семи претендентов на поступление в школу в городе Орджоникидзе. Все это время я мечтал отомстить директору школы.

Я был единственным, кто поступил в школу из восьми претендентов из нашего города. Трудно ли было учиться? Высоко! Представьте себе, каждый день шесть часов лекций, три часа самостоятельной подготовки, учения, стрельбы, охрана. Мы получили две специальности — офицер мотострелковых войск, с особым изучением специфики внутренних войск и юриспруденции. Плохо учиться было невозможно — это же армия! Лекции по военным дисциплинам читают военные, в большинстве своем ветераны войны. Юридические дисциплины преподавали гражданские специалисты — среди них было несколько молодых и красивых женщин. И как предстать перед всеми ними неподготовленным? Как пробормотать «Я не готов»? Но нас все равно учили драться — это было очень интересно! Первое полугодие я закончил с несколькими четверками, а в дом отдыха пускали только отличников. Второе полугодие было закончено на оценку «отлично», и за успехи в преподавании и службе я получил свою первую медаль «20 лет Победы». На протяжении всей учебы я строила планы мести директору! Даже в тире он представлял свое лицо на месте мишени и бил туда без промаха! На занятиях по рукопашному бою я представлял, как перекидываю его через плечо, когда сражаюсь с ненавистным мне лицом. Часто мои соперники по тренировкам обращали мое внимание на чрезмерную силу моих ударов. Отец промолчал, вероятно, в тот момент он снова волновался. — И что? — Жена брата нарушила молчание. — А потом как в кино!» — сказала наша мама, улыбаясь. Батя продолжал: — И вот мой первый отпуск летом 1965 г. Я возвращаюсь домой! Вышел на перрон нашего города Приморский — форма отглажена, сапоги с искрой, фуражка кукурузного цвета с малиновым околышем сидит идеально. А на выходе с привокзальной площади, прямо на лестнице, я столкнулся с директором. Он спешил навстречу с двумя чемоданами. Я встал на его пути. Он поднял голову и уронил один чемодан: — Ты. — Курсант Военного Краснознаменного училища имени Орджоникидзе г. Кирова. Для успеха в учебе каникулы. Здрассу, Николай Леонтьевич! Директор оглядел меня с ног до головы, остановившись на шапке цветов легендарного НКВД и одинокой медали на моей груди. Он шипел: — Отличники вернулись, не поступили. А ты… — он сплюнул себе под ноги, прошел мимо меня, что-то бубня себе под нос.

— Вот и свершилась моя месть, — улыбнулся папа, оглядывая нас. — В тот момент я понял, что нет необходимости побеждать его, строить козни. Это было просто необходимо, чтобы показать, кем я стал! За столом воцарилась тишина. Мама молча встала, подошла к шкафчику. Я закрепил на полке фоторамку, в которую поместил два крупных плана следящего выстрела и кепку. Я достал бутылку коньяка, о которой она очень заботилась, — Ну, хорошо. За эту историю можно выпить больше на грамм.

Хорошо быть корейцем.

Сцена. Москва 2006 Сдаю койко-место в квартире у метро Чертановская. В комнате находится 8 человек. Мы спим на полу. Еще четверо в другой комнате. Все они являются гражданами Узбекистана. Корейцы, узбеки, русские. Clos e-UP, но лучше, чем в казарме.

Еда. Тарелка только одна. Поэтому они бросили еду. Корейские женщины приготовили для всех корейские и узбекские блюда. Еда была острой. Необычно. Но я неприхотлив.

Тангер пришел домой с работы немного раньше остальных. На плите стоит небольшая кастрюля с красноватым супом. Я был удивлен, что так мало и мало вылилось. Как и другие остатки. Я сижу и ем медленно.

Плачьте. По его щеке скатилась кипящая мужская слеза. Потом еще один. Затем слезы перестали быть жгучими и потекли двумя ручьями.

Сопли Под носом появились скудные мужские сопли. И его нос покраснел. Я не сдавался, подавился, но ел. Наконец-то я разозлился.

Грустные мысли. Я сидел и думал, что никогда не научусь есть эту острую корейскую еду. Нужно было что-то решать с питанием и, возможно, даже с жильем. Я бы здесь долго не протянул. Ежедневно питаться фастфудом — это непосильная задача. Трудно выдержать доширак. Я пил воду снова и снова в течение долгого времени. Огонь во рту. Мой желудок сводило судорогой, но я не пошла в туалет, а терпела. Я боялась, что те же ощущения возникнут и с другой стороны моей пищеварительной системы. Опечалился и окончательно потерял сознание.

Жить легче. Когда пришли корейцы, оказалось, что их жизнь была легче, чем моя. Они не хлебают острый соус большими ложками. Они просто посыпают немного риса.

Это случилось на днях. Муж приходит вечером, в 7 часов, с работы, все домочадцы (я, дочь-подросток и белый пушистый кот 10 месяцев) выходят его встречать. Я понимаю, что что-то не так… дальше — картинка глазами жены… потом она рассказывает… я захожу, она говорит, заседание комитета готово, обняла одного, прижала к себе другого, взяла кота на руки, погладила… и тут жена начинает, как то странно на меня смотреть… потом она обняла меня за талию, положила голову мне на грудь… и стала принюхиваться — «чем это пахнет?». Какие духи??? Я, говорит, вытаращила глаза — «да я только что с работы! Что ты, дорогая. ‘ Но я вижу, что запах сильный, ароматный и … знакомый… Я говорю — да, я знаю, что у вас нет времени налить чашку чая в вашем проектном институте, конец года, я не собираюсь вас ни в чем подозревать, я просто ищу источник запаха! Хм… Муж пришел домой уставший, с «чугунной» головой и больными мышцами, натруженными за день, а жена его обнюхивала… на фото была ТА еще. вдруг стало понятно, почему этот белый и пушистый (в прямом смысле слова …. ) какает так яростно по комнатам, сбивает углы, зрачок черный на весь глаз — я нашла у ребенка в ее комнате, в косметичке (не закрытой, на данный момент. .) детские духи, узкий длинный пластиковый тюбик с распылителем, как у дезодорантов, и — давай с ним играть… лапой по распылителю, да не один раз… И ударила… духов в тюбике заметно поубавилось. А утром кошачий сухарь… Вылизал всю воду из моей миски и молоко с блюдца начисто… И мы еще, кажется, долго будем вспоминать… Приходит муж домой на два ужина, смотрит на меня криво (с улыбкой) — фыркну я или нет… Или этот пушистик нам еще что-нибудь подарит….

Я прочитал это на сайте. —— анализирует периоды содержания Навального под стражей. Он просто меняет батарейки для встроенных подслушивающих устройств. —— Ну, а теперь к делу. У нас в офисе есть крутой перец, в честь которого мы назвали новые правила пунктуации. Поэтому мы называем его: «пунктуация по Герасиму». Главное в этих требованиях — покончить с ним как можно скорее. Ну, или пауза в разговоре. Она оказывается гораздо более объемной и значительной. Пример. Вот что говорит Герасим (точки обозначают паузы в десять секунд):

— Друг стоит того. Шесть месяцев. полметра ростом. бутылка метаксы.

По мере развития сюжета лица дам меняются, и в комнате раздается смех. Затем в нашем офисе каждая фраза разрезается посередине. Президент был принят в Кремле. Экономика должна быть Если вы кашляете, примите его. И так далее.

Для этого я и нужен. Здесь также необходимо покончить со временем.

Анализирует периоды содержания Навального под стражей. Просто нужно заменить батарейки. И это все.

О скалолазании. От кого я только не слышал, что нельзя пить с полицейскими и пожарными. С первым де на запад, но второе пока не может быть посыпано, так как вы не пытаетесь. Пробовал и с теми, и с другими. Иногда даже вместе. Как правило, они лгут. Но, как показывает опыт, хуже всего у спортсменов получается пить. Особенно это касается скалолазания. С альпинистами все гораздо лучше.

Как-то компания спортсменов со спортсменками на спортивной базе сидела ночью и выпивала. Алкоголь с водкой. Это случилось. Он сам был алкоголиком, поэтому они вдвоем, не зная об этом, отправились покупать вино в магазин. Они купили водку. Потому что это тоже разновидность вина.

Каратакс с восхождением. Он был довольно пьян на глазах друг у друга. И один другого понимает: побежал вдоль стены, разбил несколько кирпичей — показал, что он крут и успокоился. Все в комнате можно было сделать. А что значит подняться на базу на один — этаж? Несколько историй о том, как покоряют в Джомолунгме Эльбрус. Ну, мы их беспокоим, конечно, по-дружески. Это звоночек, честно говоря. И что они собираются сделать с нами? Из лаза, где у них ограниченный выбор: либо под стол, либо под кровать. До сих пор они не заметили, что один подъем исчез.

А здесь, во дворе, мигающие огни, фары, полицейская сирена. Испортили, собираются арестовать. За то, что нарушил молчание смехом. Завтра лыжники из соседней хижины, вероятно, сорвались.

Но нет. Входит полицейский и уносит нашу пропажу. Наш — розовый, а полицейский — бледный, как медсестра в туберкулезной больнице. Он подает груз, аккуратно ставит его на пол, глава просто стучит и спрашивает:

— Наши и с какой целью вас интересуют? Вы хотите броситься?

— И привязать в нужном месте рядом с кроватью. Кстати, налейте водки, чтобы прийти в себя. Нет, не для него. На меня.

Налито. Алкоголь. Лучше исходить от алкоголя. Хотя по какой-то причине он, наоборот, закашлялся. Советский милиционер на окраине города ехал ночью из дома службы в патрульной машине, чистота с порядком, фонари разбитых улиц и прочие ментовские войны. Он ехал по дороге и случайно заметил на гладкой кирпичной стене что-то похожее на распятие. На уровне пятого этажа. Он остановился, посмотрел внимательно. Торцевая стена шестиэтажного общежития. Ни одного окна. А на уровне пятого этажа висел черный мужчина. Хрен знает что. И не просто висит, а карабкается. Дик знает где, ведь если они грабят квартиру у окна, то и у них, окна на другой стороне.

— Эй, парень, — тихо позвал полицейский, чтобы не напугать, — если ты хочешь что-то украсть, то тебе не сюда.

— Пожалуйста, остановитесь, — раздался сверху придушенный голос, — я спортсмен и тренируюсь. Теперь мы будем говорить и говорить.

Затем предлог и крыша исчезли. И тишина. Подождав немного. И еще немного — наказание. Полицейский отправился на крышу, чтобы поймать этого мошенника. Поднялся пешком на шестой этаж, так как лифт не работал, он остался в хостеле на ночь. Он вошел, весь в поту, на крыше никого не было. Ведь спортсмен уже спустился и успел спуститься на четвертый этаж.

Полицейский, конечно же, спрыгнул вниз, чтобы встретить мошенника под стеной. Он пришел тихо и спокойно, чтобы не возбуждать народ, сказал:

— Спускайся, добрый человек, я тебя оставлю.

Вежливый человек услышал, пробормотал что-то невразумительное, вроде «Ну, ты Аллах», только без цензуры, снова забрался наверх и опять исчез на крыше. Не очень быстро, стена все еще была почти гладкой, для человека несведущего в скалолазании, но так, так.

Милиционер опять у подъезда, бабка, поджарая, опять просыпается, бежит на крышу с лестницей и опять на крыше никого нет. Да.

Вот тут-то он и появился. Со второго раза почти все понимают. Поэтому он не бросился, а спрятался за углом. Я дождался, пока подозреваемый спустится, и поспешил его арестовать. Но он не арестовал меня. Пока он бежал, торопился, спортсмен уже спал. Прямо под стеной.

— Ну, я подобрал его и привез к вам, — закончил полицейский свой рассказ и снова потянулся за спиртным.

— А как он узнал, что победил нас? Для разума это непостижимо. Просто какая-то ерунда.

— Это довольно просто. Кроме вас здесь нет других москвичей, в конце концов. Наши люди просто так на стены не лезут, — он еще выпил немного спиртного и потянулся за огурцом, — а вот москвичи запросто. Элементарный Ватсон.

Поэтому лучше не пить с альпинистами. Ну, за Аллаха. Лучше с альпинистами.

«В заднице, раненый боец, он уже плохо сделан». В начале своей юридической карьеры я представлял интересы одного из американских штатов. Дела были в основном гражданские (истец/ответчик). У нас было три адвоката, у каждого были свои дела, расписание судебных заседаний, иногда приходилось меняться, если заболевал ребенок или наступало время отпуска — в общем, все как у людей. Но . . когда ответчик не является на слушание, судья выдает ордер, и ответчика арестовывают, он должен предстать перед судьей в течение 24 часов (конституционное право). В таких случаях нас обязывали присутствовать на слушании, и тогда уже не от расписания зависело, а от того, на кого упадет карта.

Когда адвокат идет в суд, он должен следовать трем заповедям: (1) знать факты дела, которое он представляет, (2) оставаться предельно вежливым при любых обстоятельствах и (3) выглядеть профессионально (приходить в джинсах и шлепанцах — прямое оскорбление для суда). Ну, хорошо, номер два — это практика и опыт, номер три — костюм и туфли, которые всегда живут в офисе, но номер один сложнее, особенно когда вы узнаете, что представляете дело в 8:30 утра, а слушание в 10:00.

В тот день мне выпала «счастливая карта». Времени на ознакомление с этим вопросом было мало. Я прыгнул в базу данных. Итак, что мы имеем. Белый мужчина, 36 лет, холост, задолженность по алиментам. Какая там сумма? — Не трахайся со мной! Здесь не обойтись без золотой рыбки, чтобы выплатить все, да еще и с процентами. У нас есть шесть открытых дел на него. Это шесть женщин (истиц) и само государство, потому что все эти матери получают от государства социальное пособие и Medicare для своих детей. Я открываю каждый файл, чтобы записать год рождения детей. Я думаю. Всего у меня девять детей, самому младшему около года.

Когда я пришел в суд, подсудимый уже сидел за своим столом. Позади него сидели охранник и крупная молодая женщина. Обвиняемый оказался высоким, худым мужчиной приятной наружности, длинные светлые волосы завязаны в хвост, руки с татуировками и браслетами (наручниками). Внешне он совсем не походил на Казанову, если не принимать во внимание таланты, скрытые под оранжевыми штанами тюремной формы. Вошел судья. Все встали. Подсудимый приподнялся и сел со стоном и гримасой боли на лице. В ходе допроса выяснилось, что находившаяся в комнате девушка является подругой (подруга №7) ответчика и в настоящее время ЗАМУЖНЕЙ (№10), что герой-любовник нигде не работает и некоторое время не сможет работать из-за несчастного случая. Но несчастный случай произошел не на работе, а носил личный характер, поэтому он не получает компенсацию.

Респондент был явно недоволен моими вопросами и вел себя вызывающе. Чем больше вопросов я задавал (а я должен был их задавать), тем больше насмехался охранник. Наконец, обвиняемый разразился: «Вы смеетесь! Вы все смеетесь! И ты знаешь, как это больно! Я не могу ходить, не могу сидеть, не могу спать — так больно!» «Да, что это? — Судья был удивлен, никто не смеется над вами. Каков ваш диагноз? — Перелом полового члена.

Мы с судьей в недоумении посмотрели друг на друга и одновременно склонились над компьютерами. Google получил тот же запрос и дал тот же ответ — у нашего героя поврежден пенис, и он получил это повреждение либо во время принудительного секса, либо во время интенсивной мастурбации. А какие фотографии предоставил Google, просто пиршество для глаз! Комизм ситуации наконец-то дошел до меня. То есть подсудимый, который отругал девять детей от шести жен, который задолжал своим детям кучу денег (дети имеют право на финансовую поддержку от родителей, а не от бывшей жены или мужа), который сделал седьмую дуру с десятым ребенком, сидит перед нами в тюремной форме и в печали, потому что он нарушил свой х . . и, скорее всего, именно эта балерина-спортсменка, сидящая в зале суда в позе Марии Магдалины и делающая упражнения на лошади, сломала этой лошади спину до самых помидоров. Не нужно изучать прочность материалов, чтобы понять, что при такой неустанной эксплуатации даже самый упрямый оловянный солдатик в конце концов расплавится от перенапряжения.

Сказать, что меня это позабавило, значит не сказать ничего. Внутри меня гремел цирк клоунов. Но внешне я оставалась спокойной (приказ номер два), поджала губы и нахмурилась, но глаза налились слезами. Судья тоже был погружен в монитор, я видел, как дрожали его плечи. Охранник ворчал в заднем ряду. Обвиняемый оскорбительно фыркнул.

Наконец, судья появился из-за монитора. «Кунселл (советник — это я), есть ли у вас какие-нибудь рекомендации?». Есть ли у меня какие-либо рекомендации? Да, у меня так много рекомендаций, да, у меня такие рекомендации, что из них можно составить трехтомное учебное пособие для инквизитора! Но вместо этого я смиренно ответил: «Нет, ваша честь, у меня нет рекомендаций». Судья отложил рассмотрение дела на три месяца, чтобы обвиняемый мог поправить здоровье и найти работу. Когда слушание закончилось, обвиняемый со стоном встал и направился к выходу. Наблюдая за ним, я вспомнил избалованного классика: «Мой дядя самых честных правил, когда ему стало плохо по утрам, он так сильно лягнул кобылу, что конюх не смог ее вытащить. Его пример — наука для других «…но я знаю, что карма — сука!

Еще один набросок дома с привидениями. Однажды, около 15 лет назад, я подписал контракт на ремонт не очень старого дома в богатом районе Лонг-Айленда (ближайший пригород Большого Нью-Йорка). Дом был бестолковым, большим и запущенным. Моя специализация — приведение старых или неправильно отреставрированных домов в нормальное состояние (иногда от дома остается только угол фундамента и угол угла над ним). В процессе я узнал от соседей, что дом выставлен на аукцион и имеет «интересную» историю. Владельцами дома была супружеская пара, очень увлеченная наркотиками. В одном из приходов муж посещал свою жену каким-то извращенным способом, и ее труп пролежал в доме несколько месяцев, пока эта тема не была открыта для общественности. У мужа был жесткий верх, и он был установлен где-то там — это не важно. Как правило, моя работа заключается в том, чтобы привести дом в пригодное для проживания состояние. Была поздняя осень, когда работы уже не было. Получить крупный контракт на зиму и обеспечить рабочих крышей над головой и теплом (а себя — парой центов) было отличной перспективой. Чтобы не ехать лишний раз на далекий объект, как раз в момент подписания договора я взял с собой трудолюбивого Сашу, вызванного бригадиром Шлипа, чтобы объяснить ему суть работы. Он был отличным маляром (когда был трезв). Саша был так рад неожиданной осенней работе (и нескольким сотням авансов), что решил переночевать в доме и встретить меня в 8 утра со шпателем в руках. В доме было полно всякого хлама, несколько бутылок с разнообразным алкоголем, а также не совсем новые, но приемлемые (для него) матрасы. В целом, ночь обещала стать для Хозяина комфортной. На следующее утро, с несколькими другими рабочими, я вхожу в дом, и мы слегка шизеем — он не играет, а выдувается каким-то необузданным роком, светлым и широким (наконец-то температура!) Все двери и окна полностью закопчены по всей площади. Саша встречает нас неожиданно радостно, ну, прямо как родных. Его голос дрожит, а глаза горят! Он говорит: «Дом ожил! Я чуть не переехал сюда со своим мозгом!» Он хихикает нам, что, когда все ушли, он нашел несколько капель «живой воды», скрасившей его одиночество, и выключил свет, чтобы утром быть свежим и приступить к работе. Но, как оказалось, одиночеством и не пахло. По его словам, «как только погас свет, началось несколько скрипов, спасений и даже пронзительных голосов. Дом жил полной ночной жизнью! Я закричала от ужаса и чуть не сделала это сама. Он вскочил, решив бежать в Бруклин. Но подальше, черт возьми! Да, и ночь на дворе, а как вы собираетесь бегать — по шоссе? Он включил везде свет, открыл все окна, радио и начал работать, чтобы не сойти с ума. ‘ Мы, зная Сашины возможности «живой воды», не придали особого значения его рассказу. Призраки, так много призраков. У нас нет времени — мы должны работать. Кстати, внутри дома было прохладно. Краска была не гладкой, а так называемой «меховой». А цвета были оригинальными — черно-зеленый, ультрамарин с копотью и черно-коричневый. Скорее всего, бывший владелец покрасил стены в тот прекрасный период, когда его жена была рядом, но уже не могла дать совет. В целом, пощечина мастера имела достаточный объем работы. Он написал о своих опасениях в первую ночь по поводу остаточных явлений от употребления «живой воды» ранее. Хотя его больше никогда не оставляли наедине с этой темой. Самое интересное произошло позже. Почему-то мы сильно задержались на работе вместе с другой упряжкой. Он бывший профессиональный спортсмен, который не променял свою совесть на деньги в 90-е годы. Высокий, мощный, с таким свирепым лицом,

Что, встретив тебя, я хочу отдать все, что у тебя есть. Но парень он добрый, умный и совсем не злой. И вот к 9 часам вечера они нас покорили. На улице конец ноября бушует во всей своей красе, ветер завывает, дождь и темнота. Мы работали на втором этаже. Я пошел в рабочий туалет, который находился в подвале. И свет в уборной включался как-то проблематично, а встроенный потолочный вентилятор сильно ворчал, поэтому я не стал включать свет и решил быстро вернуться наверх. Саша после меня тоже решил туда забежать. Он вернулся и говорит мне: «Почему вы все в подвале, свет выключен? И он оставил радио на какой-то левой станции. ‘ Я уже задыхался от своих мыслей — так что они сразу же стали очень сильно лезть в голову и понеслись наугад. По моей реакции Санёк понял, к чему клонится тема. Он говорит: пойдем домой. И тут, в полной тишине, прямо над нашими головами на чердаке кто-то мягко подпрыгнул. Звук был стопроцентным! Одновременно мы замерли и уставились в потолок. Вдруг в соседней комнате что-то с грохотом упало. Там тоже нечему падать, кроме сухих пауков! Прискакали туда и видим — кусок фанеры лежит на полу и пыль осела. Он так и пролежал на чердаке, простояв там много лет. Фанера лежала свободно на досках, и чтобы ее достать, нужно было поднять ее выше уровня пола чердака, протянуть до стропил и опустить вниз. Не существует таких законов физики, чтобы кусок фанеры мог упасть в отверстие, которое меньше по размеру. И за последнюю тысячу лет здесь не было землетрясений. Пыль еще не успела осесть, а мы уже ехали домой. Утром веселье продолжилось. Хозяйка прибыла даже раньше нас. Она показала нам маленькое вентиляционное окно с чердака в торце дома и умоляла как-то закрыть его, иначе она сейчас увидит, как кошка вылезает оттуда. «Кошка на такой высоте? И куда она делась на гладкой вертикальной стене из винилового сайдинга? » «Я не знаю. Но кошка была и опустила окно. «Мы смеялись — тетушке уже за семьдесят, кошки бегают по стенам. Но они забрались на чердак. Через сам люк, крышка которого все еще лежала на полу комнаты. Чердак был огромным, абсолютно пустым и пыльным. На полу не было никаких покрытий, и мы подошли к окну по голым балкам, чтобы снять размеры и посмотреть, как его закрыть. Саня почему-то сразу же бросился обратно к полу. Смотрю — а окно надежно заблокировано мелкой стальной сеткой с клеткой в сантиметр! Какие кошки?! Не каждая муха будет летать. В голове промелькнула мысль о вчерашнем Люке, который упал без всякой причины. Авация сразу же перестала быть гостеприимной! На каком-то этапе наши интересы с хозяйкой разошлись, и я не знаю, чем закончился ремонт и как она там устроилась. Я не верю в призраков, но осадок остался.

Мои истории традиционно длинные, где «многие штаммы букафф» просто прокручиваются мимо. Недавно поздно вечером сын поступил очень хорошо, но, похоже, обошлось гематомами и царапинами. — Как это произошло? — Я спросил, когда он вымылся и успокоился. — Я решил просеять путь через дворы, но двое дошли до дна, я попросил сигарету… суки…, там третий вытащил — сын опять начал. — Ну, слово за слово… — Вы с ними разговаривали или как? Что не убежало сразу? — Я был удивлен. — Или вы были не одиноки? — Да, один…, он думал, что они уйдут в своем районе, кажется, а там их поймали и они побежали за одеждой. Да, они будут отставать, они не для этого приехали. Он довольно спортивный парень, но не боевые искусства, а футбол (полупрофессиональная команда), ему могло бы сойти с рук, так как он ничего не сможет сделать, если покажется, что он объясняет не один раз, но, видимо, обучение действует только на его собственную шкуру. Он сказал, что ему нужно было психологически воспринять для себя поля не как поражение, а как ничью, но в целом все сложилось лучше, похоже, что это была не та встреча. Я вспомнил историю, когда мне было примерно столько же лет, сколько ему сейчас. Эпические времена, когда СССР еще, но уже лопался по всем швам и бился в предсмертной агонии. И в течение нескольких месяцев, когда я пришел из армии, мое здоровье рвалось через край: при росте 182 см, весе 75 кг, ни капли жира. Небольшое отступление. Он служил в отдельном специальном полку, и нас было очень трудно выкроить по телосложению. Я слушал рассказы одноклассников и знакомых, как они служили, и был очень удивлен, что, например, из пулемета за всю службу стреляли всего несколько раз, ели почти ячмень, как забивали дедов даже на зарядку и т.д. Мы справились, грех жаловаться, но грех жаловаться, но грех жаловаться, но грех жаловаться, но грех жаловаться, но грех жаловаться, но грех жаловаться, но грех жаловаться, но грех жаловаться. Со спортивной и боевой подготовкой тоже было очень сложно: раз-два в день кросс на 5 км, потом спортивный городок не менее часа и без дураков, раз в неделю стрельба с марш-броском на 30-50 км. При полном расчете и никто не «косил», ни деды, ни даже демобилизация. В нашей стране система построена таким образом, что считается «западло» (я вам как-нибудь расскажу, это отдельная история). Результат: свободно отжимался 100 раз за 45 секунд, легко вставал 25 раз со сменой за минуту (были такие нормативы в нашем подразделении), плюс ходил как тот конь и т.д. Еще у нас был рукопашный бой, несколько часов в неделю, но инструктор сразу предупредил, что не сможет сделать из нас хоть сколько-нибудь приличных бойцов (для этого нужно было 5, край 10 лет), но он даст основы выживания в бою и в схватке. Да, я тоже был далек от этого, разряд по биатлону, стрельбе, спортивному ориентированию и несколько школьных драк — это актировка. Он учил нас не столько технике и ударам (хотя и этому тоже), сколько психологии и поведению в боевых искусствах и борьбе с несколькими противниками. Итак, собственно история. Большой сибирский промышленный город. Какая-то вечеринка, квартира, людей человек двадцать, большинство из них незнакомые. Самогон тогда не пили, ну, с водкой, с которой, как он помнит, тогда были большие проблемы (на вечеринках), поэтому было всего две бутылки, и из них делали «шампанское» для девушек. Вода с сиропом (или варенье с процеженными фруктами) пополам с водкой и сифоном (кто помнит, тогда были очень популярны баллончики с углекислым газом для газировки в домашних условиях). Для эффекта на литр сифона использовался не один, а два баллона, из пары стаканов можно было быстро и серьезно оклематься, но и опьянение наступало достаточно быстро. И, конечно, танцы были потрясающими,

шуры-муры и другие любители. Я познакомился с милой девушкой, через час мы уже запускали усилия. Должен отметить, что мое отношение к женщинам тогда было очень, очень физиологически потребительским: если даешь — хорошо, если не даешь — тащи свою задницу в дом, там полно других. Ванная и спальня были традиционно заняты, поэтому с моей стороны было вполне логичным предложение пойти в хижину друга. Ну, что ты, я не такая, я не могу сразу, нам надо лучше узнать друг друга (хотя это оставалось маленьким последним шагом к «сближению») и прочие женские отговорки, ну, по крайней мере, она не «пела» о менструации и ладно. — Приходи лучше ко мне — манящий взгляд из-под ресниц, легкий румянец на щеках. Да пошли вы на хрен, женщины поймут и вашу логику, вы оба. Я взял велосипед. Где? Мороз! Черт, я идиот, я мог бы спросить раньше. Это не только край географии (на самом деле это пригород, таксист заломил цену), но и очень криминальный район. Половина жителей Морозовки уже сидит за решеткой или отбывает срок в местах не столь отдаленных, другая половина просто еще не поймана, но, очевидно, планирует и готовится. Даже дети в детском саду начинают работать с феном раньше, чем просятся на горшок. Я, конечно, преувеличиваю, но идти туда вечером как-то не комильфо. Ну что ж, мы уже в пути, и по дороге я осторожно узнаю, что папа и мама дома, как и бабушка с братом в двухкомнатной лачуге. — Но будем ли мы стоять в дверях? — Снова манящий взгляд, нежный поцелуй и рука на члене через брюки. Да, стоять в ее подъезде в хрущевке в 10 вечера, когда подруга вздрагивала от каждого шороха — мечта всей моей жизни. Ну, купил, так купил… Ладно, я тоже думаю немного оторваться, оставить ее у входа и бросить в Маринке. Мы подъехали, въезд во двор был заблокирован нарядно одетой восьмеркой, с открытыми обеими дверями, но в машине никого не было, а подъезд был 3-й. Водитель даже не нажал на клаксон, как будто подъезжал сюда. Я отдал ему половину, несмотря на возмущение, сказал — подождите, я дойду до входа и обратно (сэр, черт возьми). Темный, теплый вечер ранней осени, освещение только от окон квартир и одинокого фонаря на углу, где-то вдалеке, кажется, у последнего подъезда (6-го) гитара наяривает 3 аккорда и пьяный голос, не очень хорошо идущий, жалобно пытается подпевать очередным журавлям над районом (или голубям? не суть). Ну же, она вцепилась в руку, и ее каблуки звенят цок-цок. Из 2-го подъезда на звук машины и каблуков, видимых со скамейки, выползает тройка. — Ой, смотрите, ребята, бездомный фрирок появился с Иркой, — затягивая слова, поприветствовал его здоровяк в белой футболке. Теперь немного «науки» от инструктора: противник, если он в меньшинстве, уверен в своем преимуществе и никогда не начнет бой на своей территории сразу, ему нужно время, чтобы оценить вас по принципу друг или враг, насколько вы можете «опустить» (унизить), обмануть, снова себя (получить выброс адреналина в кровь), как бы говоря: почему ты такой наглый? И вы должны сразу понять, что мирно для вас это не закончится ни при каких обстоятельствах, немедленно приготовиться, адреналин хлынет в кровь и лучше всего просто убежать (см. выше), но если такой возможности нет, нападайте первым, неожиданно и без промедления. В голову пришла мысль рвануть, но адреналин уже кипел в крови, в каждой мышце, как свернутая пружина, легкость в ногах, никакого страха и почти никакого алкоголя в крови и перед девушкой было как-то неловко (признаюсь, мне удалось спеть ей о героической службе). Так, приблизительно, но быстро я рассчитал позицию, диспозицию противника и свои дальнейшие действия.

Ирка мгновенно сникла, и теперь психология исчезла, я двигался в том же темпе, правой рукой в кармане джинсовой куртки смял в шарик и зажал жвачку в кулаке, а левой рукой из наружного нагрудного кармана говорю: — Смотри, что… — Двумя пальцами я достаю проездной билет в пластиковой рамке и как бы случайно роняю его на землю слева и перед собой Звучит ключевое слово «смотри», срабатывают инстинкты и бессознательные рефлексы противника — 99% людей обязательно посмотрят. Эти уроды не были исключением. Кингпин в белой футболке (я определил его как главного) стоял передо мной, голова чуть опущена и слегка повернута, взгляд прикован к какому-то упавшему мусору. Н-он…, быстрый маленький шаг вперед левой ногой и резкий прямой удар правой в удобно расположенную челюсть. Вау, как сильно он ударил, также толчком правой ноги, и корпус был хорошо закончен. Кингпин, не поднимая рук, начинает падать вперед (очень хороший признак, означает полный нокаут), но пленку мы посмотрим позже, я смещаюсь немного вправо, делаю два быстрых шага вперед и бросаю комок золотой жвачки в лицо второму, с почти одновременным ударом левой ногой сбоку и снизу (примерно под 45 градусов) в область правого нижнего ребра, рефлексы противника не подвели и тут его правая рука резко поднялась, защищая лицо, а моя нога в ботинке с довольно твердой подошвой попала именно туда, куда я хотел. Резкая боль и спазм при таком сильном ударе по печени деморализуют даже высококвалифицированных специалистов, не то что этого придворного шута, главное — ударить его четко и достаточно сильно. Еще одно небольшое отступление: инструктор настоятельно предостерегал от использования высоких ударов (верхних ударов). Только в кино у вас, дамы, есть красивые проигрыватели, очень модные и эффектные, но в реальной жизни с такими пинами все гораздо хуже. Удар «длинный», т.е. требует больше времени на подготовку и имеет значительную траекторию, а значит, от него легче уйти. Вы можете использовать его как последний при выходе, но ни в коем случае не начинайте с него. Не спорю, есть мастера, которые могут нанести удар ногой в голову гораздо быстрее и неожиданнее, чем я рукой, но для этого нужны годы и годы интенсивных тренировок. Другое дело — лоу-кики (низкие удары), пальцем или твердым краем подошвы по голени, колену или паху, как расслабляющие, деморализующие, просто хорошие для начала атаки, даже без хорошей растяжки. Так я планировал сначала, но противник был почти на голову ниже, стоял удобно, немного развернулся и решил ударить по печени, что было очень оправдано, добавил короткий кросс с правой куда-то в лицо, уже сгибая вторую и перешел к отстающей третьей. Слегка опустив руки в стороны с вытянутыми в его сторону ладонями, он простецки начал: «Да, ребята, вы сразу набросились на это…» не получилось, третий, в короткой кожаной куртке, уже встал с поднятыми к лицу кулаками. Что такое боксер? Да, нет… Это качели! Хаха… Чему вы учитесь в семье и школе? (по Высоцкому). Даже боксерская груша уйдет от такого удара. Спокойно проведя кулаком по правому плечу, он резко сократил дистанцию одновременным ударом правой снизу вверх (апперкот) и, как бы отшатнувшись от этого удара, развернулся в одну линию с питекантропом, ловля его опускающегося правого локтя на локтевой сгиб левой руки, затем прохождение левой руки из-под подмышки к кисти сверху, удар правой по внутренней стороне запястья — произошла зацепка, правая рука помогла левой — резко нажал,

уже согнутой ладонью внутрь кисти. — А-а-а… — дико закричал третий, — больно, я знаю, я грубый, может быть, вывих гарантирован, завтра я даже ложку не смогу держать этой рукой. Но это моя любимая техника, я практиковал ее много раз, и у нее есть интересная особенность, если ее сделать достаточно резко, то человек сразу же падает на колени, рефлекторно пытаясь изменить угол давления и уменьшить резкую боль. Моя палата не стала исключением. В принципе, в этом положении вы можете безопасно сопровождать его, мягко расслабляя руку и командуя «Встать», ведя, регулируя болевое давление на согнутую руку одной левой рукой, но зачем мне это сейчас нужно? Следовательно, резко поворачиваясь, я бью его коленом в лицо и начинаю удар почти прямой правой ногой, резко сгибая ее в конце траектории, тем самым уменьшая радиус на постоянную массу, угловая скорость колена от этого увеличивается, а это уже теоретическая механика (термех), зря я ее изучаю в институте. Я долго говорил об этом, но на самом деле все это заняло всего несколько секунд. Повернувшись к ошарашенной Ирке с абсолютно круглыми глазами, я замечаю, как из кустов в палисаднике метрах в четырех позади нее выходит еще один пацан. Пошел пописать? И вот уже сам черт мне не страшен, полная эйфория от удачного боя, пульс под 200, но душа поет, мышцы в небывалом тонусе, в таком состоянии наверное мировые рекорды ставят в спортивном комплекте. Сейчас я бы многое отдал, чтобы повторить это чувство сегодня. Выкрикивая нечто среднее между рыком льва и криком самца гориллы в брачный период, я пошел на него длинными прыжками. Чувак, видя такие недоразумения и предварительно впав в подавленное психо-моральное состояние, справедливо рассудил, что ему лучше убраться оттуда как можно лучше и рванул, как молодой лось, обратно в кусты, а Ирка, не видя, что за ней кто-то есть, приняла все на свой счет и, дико вопя, присела, закрыв голову руками. И я, как прыгучая лань, легко перепрыгнул через него и едва приостановился, дико желая догнать и разорвать врага на части, как борзая Тузик. С визгом резины такси укатило, перевозчик тоже решил сдаться, страх победил жадность. Ну все, все, хватит…, убеждал я себя, жаждущего добить уже поверженных врагов. Кое-как поднявшись, он потащил Ирку к своему подъезду. Она горько рыдала и слабо сопротивлялась (или мне так показалось?), закрывая и периодически закрывая глаза, да так сильно, что слезы брызнули из уголков ее глаз тонкими, короткими струйками, как серебряные капельки в свете фонаря. Я уставился на него, замедляя и без того низкую скорость. Белая футболка сидел, опираясь на левую руку, тупо качая головой, а в правой руке он уже сжимал нож-бабочку. Я отпустил Ирку, подобрал путевой лист, подошел к нему сзади и со всей силы ударил ногой в согнутый локоть — нож сверкнул и отлетел куда-то в темноту. — Эш-ш-ш… Ну, а ты кто такой, в натуре?» Король сначала шипел от боли, потом попытался сказать угрожающе, но в конце концов сбился на какие-то хныкающие интонации. Зачем нам нужен нож? Нам вообще не нужен нож. Не обращая внимания ни на что другое, я ускорился, почти втащив полностью раздетую девушку в подъезд, где с огорчением обнаружил, что это 2-й этаж, 1-я дверь справа. Железная дверь тут же широко распахнулась, словно их давно ждали, Ирка ворвалась внутрь и, пробормотав короткое «Здравствуйте», вытолкала мать и быстро пошла по коридору, оценивая обстановку. Классическая хрущевская 2-х комнатная «жилетка», окна кухни и балконной комнаты выходят на вход,

В другой комнате, на другой стороне дома, я подошел к этому окну и широко открыл его. ФУ, все, можно не спеша, под окном, даже клумбы, никаких кустов, заборов и прочих препятствий. Он шагнул в ванну мимо ошеломленной семьи, собравшейся в коридоре, члены которой быстро освободили путь для меня, очевидно, все еще с моим лицом, вроде как. Он умылся, лицо горело, пульс все еще бился, но правая рука начала значительно болеть. Не стоит сдерживаться, я бы тоже не хотел сейчас попасть в адреналиновую яму простым способом. Он выключил воду и услышал, как Ирка сквозь всхлипывания, явно не отвлекаясь от шока, говорит: «Серёга меня встретил, он их всех убил» — и снова всхлипывает. Ты идиот! Значит, твой бывший или твой действующий спутник, ты знаешь об этом и все равно тащишь меня сюда? Да, что тогда в твоем мозгу! Или ты думала, что я буду с ним встречаться и мне будет спокойно, но как парень на твоей полосе, теперь, когда я твой парень, он все поймет, и мы дружно с ним пойдем пить самогон? А вы ему сурово скажете: — Сергей! Сердцу не прикажешь!», и он заплачет, станет на колени, умоляя вас вернуться? А может, вы предположили, что они меня немного побьют (но, конечно, жизненно важные органы не затронут), я попаду в больницу, а вы, такой верный, будете ухаживать за мной, сидя бессонными ночами с кровати, и я, такая же красивая и здоровая, когда буду писать, в благодарность тут же сделаю вам предложение? И уже представляете себя в свадебном платье? Или я прикасался к себе, даже видел себя, в красивом траурном платье, в шляпе с черной вуалью, несущим белые лилии на могилу и тихонько рыдающим там, распростершись над могилой? Кстати, одна пьющая подруга рассказывала мне нечто подобное, что подобное видение любимого мужа периодически посещает ее. И просто прижавшись друг к другу и напевая в одиночестве, представляя себя молодой вдовой, она на некоторое время успокаивается. Когда-нибудь ты узнаешь, черт возьми, что эти женщины творят в моей голове… Я молча вышел из ванной, они отвернулись от меня, как от прокаженного, папа кинулся прятать бутылку непонятного цвета с непонятным цветом, видимо, я мог заставить его выпить за мое знакомство. Вот и все, пора идти, можно на английском, но нет, самые ноги направили меня на балкон. А перед входом уже стоит комиссия по торжественной встрече во всей красе. Жертвы в полном составе на скамейках и троица мальчишек тоже удалилась, с ними две девочки местного разлива. Одна из них, лет тридцати, с татуировками на руках и, кажется, даже кольца синие на пальцах, но с балкона не очень видно, в руках у нее скрученная трубка. Меня сразу заметили. Слово взяло синий цвет, как я назвал его: — Почему вы делаете беззаконие? Парни при всем уважении к вам, они хотели украсть вашу жизненную силу. Относительно того, что ты шепчешь Маруху, чтобы она шептала, и тут же размахиваешь рабами, как бычьим хлыстом, спутанным. Так дорогие люди не ведут себя. Посылайте половину (имеется в виду луна) за оскорбление и разжигайте норму без дешевых шоу. «Да, он не выходит, он насытился …». Кто-то договорился об этом со скамейки запасных. — Если это правильный пацан, то он выйдет, а если волк позорный или фуфло, то отмазывайся или гни. — Он продолжает бросать подход «Зоновский синий». Знакомая песня будет так кружевно сплетаться с языком, постепенно начиная «резать» вас, или вы не выдержите и победите морально, даже без физического контакта. Такой базар надо резко обрывать, сразу переводить в другую плоскость.

Да, и теперь понятно, никаких татуированных колец там нет, на зоне было безопасно, но не в авторитете, тогда шестерка не поднялась, даже у Фени не кривая и поэтому базар ценится. Среди дешевых авторитетов, которые не наступили на меня, он победил. У нас во дворе были такие, заглядывал в рот, пытался подражать, пока отец друга не высунулся из зоны и не выгнал его со двора. А где же тогда вся его шлифовка? Ну, подожди, сука: — Эй! Почему ваша труба такая тонкая? — Пауза, я угадал конец своей фразы о затяжке синей сигаретой, но запнулся. И ты даже не получишь кайфа… — и он следующий, над ним тут же захихикали некоторые ребята на скамейке, а один из шмаров сказал хрипло и захлебнулся от смеха. Вот так, хан наносит удар по авторитету Синего. Слышимость земли полная. Теперь, при упоминании Синего, в любом разговоре без него почти наверняка возникнет уточнение: тот, с трубкой, или как? И злорадно улыбается, а кто не понимает, тот скажет ему. Блю толкнул открытой пятерней в лицо, рассмешил девушку, заревел и быстро бросился на крыльцо. «Я решил попробовать…» Я подлил масла в огонь, теперь вся компания улыбалась и хихикала. Что ж, пришло время и честь знать, хватит дергать тигра за усы, как сказали бы китайцы. Под аккомпанемент трубы, яростно плюхнувшейся в железную дверь, мимо сидящей на диване тихой семьи в другой комнате, выбросила ноги из окна, оттолкнулась даже после короткого полета и мягко приземлилась почти в центр клумбы. Не раздумывая, он прыгнул и дал сто ярдов до угла ближайшего здания с пятью офисами, перешел на яркую рысь к свету и зашумел примерно в миле от дороги. Он убежал и сначала был очень горд собой, потом подумал, что мне сегодня повезло, как оказалось, меня подрезал выстрел из белого амбара, а дальше все было как по маслу, и такое приключение могло закончиться гораздо плачевнее. Нет, в следующий раз я просто сорвался с места и побежал, не раздумывая, дав себе твердое обещание, которое уже катилось на частнике по освещенному пути к цивилизации. С Иркой я больше не встречался. Р.С. Наконец, позвольте сказать большое спасибо капитану — инструктору, к сожалению, я уже не помню вашего имени. Ваши уроки очень помогли мне. Я хотел бы закончить это, но нет, мой сын сказал мне вчера: «Я собираюсь купить травматику». — Почему? — Ну, бояться в случае чего… — не понял Фига. Любое оружие следует доставать только тогда, когда вы готовы немедленно его применить. Это алфавит. Выступая под дулом пистолета, покиньте Голливуд. И поймите, ствол — это не нож, любой толковый человек сразу разорвет дистанцию и выставит вас как можно сильнее. А если есть огнестрельное оружие? У него не будет времени разбираться, что у вас в руках: травмат, газ или еще и огнестрельное оружие, профессионал сразу выстрелит на поражение. Что если вы случайно окажетесь в безопасной зоне, в каком-нибудь VIP-центре? Вам нужно? А в безоружных, скорее всего, никто стрелять не будет, — стараясь говорить спокойно, продолжаю я. — Что мне делать — выкидыш или что-то еще? — Сын смущен. — И если вы стираете или ломаете, даже специально, а, но вытирая, кого. Ну, вы попадете в какой-нибудь орган или артерию, например, зацепите руку. А он возьмет, да умрет. Что дальше? 10 в этом районе? Как вам нравится такая перспектива? Или, опять же, враг с огнестрельным оружием,

Колено тебе прострелят — ты застрянешь с палкой на всю оставшуюся жизнь, а у него стойка с лицензией, и он прав. Москва полна ими. Наконец, поймите, что любое оружие, даже холодное, — это оружие для убийства. Вы промокли? — Нет, так для самообороны… — Лучшее оружие для самообороны — это бег. Я уже сто раз тебе говорил. Или он стал плохо работать? — А если я с девушкой? — Ну, во-первых, не забредайте в злачные места и чужие дворы. Во-вторых, не ввязывайтесь во всевозможные: пойдем, поговорим. И в-третьих, вы убежали от них и от девушки на 50 ярдов и набрали 112, контролируя, что произойдет, что сделают они или ваша девушка? — Да, перед девушкой, как-то неловко. «Спросите ее, нужен ли ей герой-инвалид или здоровый отец ее детей?» «Ну, вы склоняетесь к детям, понятно, что они все выберут — сын погубил себя. — Вот и все. Ладно, иди еще молодой. И начинайте больше. В заключение скажу: фитнес — это хорошо, бицепсы, трицепсы и другие две головы — это здорово и красиво, но не забывайте о беге. Бег — это сила, это оружие, которое нельзя отнять… потому что они не догонят!

Я выросла в небольшом подмосковном поселке Лесной в Пушкинском районе. Учиться в школе было трудно, в основном из-за хулиганов. Они просто не хотели меня отпускать. Возможно, это было связано с моим плохим ростом. Я пошел к своему отцу — он чуть выше двух метров. Но он тоже был большим, как бык, а я был просто длинным и тощим, из-за чего получил прозвище «Червяк» и славу первой жертвы всех школьных хулиганов. В отличие от отца, который, помимо внушительных размеров, имел спортивный характер, участвовал в различных соревнованиях, был даже чемпионом Московской области по вольной борьбе среди юниоров, я рос очень тихим ребенком. Если он где-то и совершал подвиги, то только в своем воображении. К десяти годам я прочитал несколько романов Жюля Верна, несколько Дюма и представлял себя то моряком, то отважным мушкетером или мичманом. Однако в реальности у меня не было выбора, кроме как постоянно получать по шее. Поскольку в возрасте десяти лет я был размером с ребенка тринадцати или четырнадцати лет, бороться со мной казалось не очень глупо, но в то же время, из-за собственной слабости, я не мог дать отпор. Не сказать, что я получал удары каждый день, но моя жизнь все еще была довольно безнадежной. Вообще, главных хулиганов было двое — одного звали Кудрявик — он был восьмиклассником с бараньей стрижкой, и его вечный друг со странным прозвищем Проклятый — он был маленький, но нервный, черноволосый, с гнилыми зубами и вечно немытым лицом. Все осложнялось тем, что Кудрявик жил совсем рядом со мной — в соседнем подъезде. Когда я вернулся домой, я даже попытался войти в дом, чтобы, если возможно, заметить его с друзьями до того, как они увидят меня. Они всегда тусовались у входа — чистили пипки, курили, даже пили пиво. В основном все шло хорошо, и мне удавалось пробраться незамеченным. Но однажды я остался в школе продленного дня и прямо у входа столкнулся лицом к лицу с Кудрявиком. Он был явно в настроении порезвиться и сразу же дал мне восхитительный пинок. Непонятно, как это произошло, но, убегая от него, я оказался в подъезде его собственного дома. Он довел меня до угла, и я уже проклинал свою горькую судьбу, предвкушая месть, когда дверь в подъезд открылась и на пороге появился отец Кудрявика, с мусорным ведром в руках и тапочками на пороге, мужчина лет сорока пяти, чумазый, но с такой же бараньей стрижкой, как у его сына. Я обрадовался неожиданному спасению, но его не было — папа не только не остановил сына, но даже остановился посмотреть на бой. Кудрявик рьяно пинал меня и, наконец, затащил в собственную квартиру и продолжил казнь уже там, посреди гостиной. Отец пошел вынести мусор, вернулся и, взяв камеру, стал наблюдать за боем, давая различные полезные указания своему дорогому сыну. Я уже была на грани нервного срыва, как физического, так и морального. Естественно, 14-летний подросток мог легко справиться с 10-летним, а я буквально летала по комнате. Наконец, я буквально израсходовал все свои силы — лицо было разбито, я едва мог дышать (нога влетела в солнечное сплетение), потом горели глаза. Я ничего не видел и, встав на ноги, не мог разобрать, что происходит в метре от меня. До двадцати лет мне снились кошмары об этих событиях. Когда я упал на пол и не мог подняться,

Папа Кудравика стал стыдить меня с Гопони, большой: мол, ты не мужик? Что за вздрагивание? Вставай! В какой-то момент я не знаю, что я сделал — установил доску на Кудрявике или случайно как-то нажал на нее. Все, что я помню, это ужасный треск и какой-то сиплый звук, похожий на рев раненого животного. Открыв глаза, я увидел, что мой враг с потерянным видом бродит по комнате, держась за лицо. Не знаю, может, у меня глаза велики от страха и с годами я преувеличиваю, но мне показалось, что он буквально весь в крови, там была огромная царапина или рана, и прореха, а на плече обильно лилась кровь откуда-то из-за уха. Кроме того, в номере все было перевернуто вверх дном — телевизор с разбитым экраном стоял на полу, рядом лежал визор, несколько книг, посуда. Потом выяснилось, что Кудрявик споткнулся и, пролетев полметра, влетел в мебельную стенку. В то же время на него упал огромный аквариум, одновременно обрушив и сильно порезав его, а с полок, как домино, посыпались книги, декорации и видеотехника. Следующий крик был уже криком хозяина дома, который тут же бросился ко мне — он ничего не понял и начал сыпать упреками, отталкивать меня и т.д. Я терпела все это, надеясь, что они доведут меня до улицы, но не тут-то было. Папа Кудравика начал звонить в полицию. Примерно через пять минут в дверях стояли два полицейских. Кудрявик-старший бросился к ним, крича с хорошим неприличием, что я пришел, мол, только с работы и весь дом будет сдан. Друг моего сына (это я про себя) моего мальчика покалечил, избил меня тут и т.д. Пишите, говорят, протокол. Я не знаю, что он хотел сделать с этим протоколом — может, подать в суд на родителей, потребовать возмещения ущерба или что-то в этом роде, мелькнуло в его скудном сознании, но он твердо настоял на своем. Полицейские стали спрашивать нас, как все было. Честно говоря, я была в таком шоке и в такой прострации, что ничего не понимала и просто кивала на все, что они говорили. — Вы потерпели поражение? «Да», — дружелюбно согласилась я. «Ты был мальчиком?» — Я. В то же время я помнил, что они реагировали на слова старшего кудравика несколько неуверенно. Очевидно, их особенно насторожил тот факт, что он не предпринял никаких попыток помочь своему сыну. Пару раз его даже спросили: вызывал ли он скорую помощь, и очень удивились, когда он пробормотал что-то в этом роде, на что, как говорят, у него не было времени. Полицейские сами вызвали врачей, и один из них даже как-то помог повернуть мальчика и чем-то залечить ему рану. И тут их внимание привлекла камера. Я не знаю, почему запись решили посмотреть, кажется, камера осталась включенной, экран засветился, и это выглядело странно посреди всего этого беспорядка. Но потом все стало ясно. Похоже, что мужчина даже завел дело, которое, однако, неизвестно, чем закончилось. Но у него также было свидание с моим отцом. Мой отец совсем не сонлив, как все по-настоящему сильные люди, но на этот раз он серьезно рассвирепел. Буквально на следующий день он пошел на работу с этим человеком и, встретив его у входа, получил очень много. Он даже не бил его, а просто дал что-то вроде пощечины, от которой тот сразу же упал на пол. В то же время он осуждал: «Встань, что ты, не человек? После десяти минут экзекуции наш герой не очень-то держался на ногах, и в конце концов следующий вопрос взорвался: «Я не мужчина!». Он действительно сказал правду. Кстати, все это произошло на глазах у нескольких человек, и никто не пришел ему на помощь. Может быть, все уже знали.

за то, что он получал, или, может быть, они просто боялись сунуть свой нос в разъяренного двухметрового человека. Я часто вспоминаю этот случай как один из самых ярких моментов моего детства, и до сих пор не могу понять — что же на самом деле двигало сыном старшего Кудрявика, почему он заставил своего сына избить меня? Был ли это маньяк-садист, который просто наслаждался видом детских страданий, или он действительно думал, что учит чему-то своего сына? Однажды, много лет спустя, я задал этот вопрос самому Кудрявику. Как-то я приехал в Лесной, где давно не жил, по вопросу продажи нашего сада, который у нас там оставался после переезда, и встретил его возле «Стекла» — так назывался универмаг на самом въезде в поселок с Ярославки (сейчас рядом с ним сделали небольшую церковь). Кудрявик работал там грузчиком. Я узнал его и после некоторых колебаний решил поговорить. Он представился и сказал, как я его запомнил. Он принял встречу с полным безразличием и без энтузиазма, как все люди, которые давно пьют и расстались с жизнью. Какая разница, что происходило в прошлом, если вы уже сто лет разочарованы во всем и не верите в будущее? Однако мы поговорили. Кудрявик помнит тот случай (у него до конца жизни остался шрам от пореза, как можно забыть), но он явно не привык анализировать прошлое. «Отец одного парня хотел сделать из меня», — сказал он с некоторым вызовом. Я посмотрел на этого «человека» — с изможденным лицом, сухим и слабым, как столб, и пустым, тусклым взглядом — и подумал, что с его отцом что-то не так.

У нас в России почти вся деревня в прибыли. Конечно, хорошо, что людям есть где зарабатывать деньги. Но у него есть и свои «минусы». И самый большой «минус» в том, что дети очень скучают по своим родителям. По крайней мере, раньше уходили только отцы, а в последнее время и матери. И есть дети с бабушками и дедушками, если таковые имеются. И они скучают по своим родителям.

И дети скучают по ним по-особому. С нетерпением, от всего сердца, они скучают и ждут каждую секунду, каждую минуту.

Недавно, после двух лет работы в России, приехали мои соседи, муж и жена. Дома их ждали трое детей. Старшей дочери, я думаю, было четырнадцать лет, сыну, возможно, одиннадцать, а младшей дочери — около восьми.

Примерно через две недели после их приезда соседка рассказала мне эту историю, которой я решил поделиться с вами.

Оказалось, что задолго до приезда родителей дети уже все выяснили и разработали целую систему, кто с кем и когда спит. То есть мы создали расписание. Первая ночь: младшая дочь спит с матерью, сын — с отцом, а старшая — одна посередине. Вторая ночь: большая — с матерью, маленькая — с отцом, а сын один. Третья ночь: большой — с папой, маленький — один в центре, а сын — с мамой. И так далее. Ну, и будучи уверенными, что родители тоже очень скучают по ним, дети не предусмотрели вариант, когда папа спит с мамой.

Но когда родители, наконец, приехали, все пошло не так, как планировалось. Они уехали, когда старшей было двенадцать, и она мирно заснула в обнимку с отцом. Но теперь ей было четырнадцать, и она была такой же высокой, как ее отец. И почему-то было очевидно, что спать с отцом больше не комильфо. И как-то само собой получилось, что маленькая легла спать с отцом, большая — с матерью, а сын остался посередине. И он чувствовал себя одиноким и несчастным.

И так продолжалось несколько дней. И вот однажды ночью сын проснулся и увидел, что отца нет. Он начал будить свою старшую сестру. Он разбудил меня и сказал: «Нет папы». Ну, сестра говорит: «Ну, никогда не знаешь, может, он в туалет пошел». А сын говорит: «Ты дурак, матери тоже нет».

И надо отметить, что в городе все дети имеют доступ к Интернету и нет никаких секретов в отношениях между отцом и матерью, а в деревне все не так. В деревне многие семьи до сих пор стелют одну большую цельную кровать на всех семерых. На концах — папа и мама, а в середине — дети. И чем старше становятся дети, тем дальше они отдаляются от мамы и папы.

Ну, он разбудил свою сестру, а сестра и сама еще немного понимает. Но она твердо знала, что беспокоиться не о чем, что ее брата просто нужно успокоить. Она сказала ему: «Знаешь, папа иногда хочет есть посреди ночи. Поэтому мама кормит его в другой комнате… наверное. Ну, брат немного успокоился, и они уснули. Хорошо, что они не ходили по всему дому в поисках мамы и папы.

Сегодня утром за завтраком, а мы завтракали всей семьей, началось обсуждение событий прошлой ночи. Сестра, будучи старшей, решила взять на себя инициативу в этом обсуждении и сама начала разговор. Она сказала, что ее брат проснулся ночью и не мог уснуть, что оба родителя ушли. Пока родители в шоке и панике оправдывались, возникла нелепая пауза. Мама срочно пошла заваривать чай в почти полном чайнике. К счастью, старшая дочь сама предложила решение. И звучало это примерно так: «Если прием пищи ночью — такая важная необходимость, то, чтобы не беспокоить детей своим ночным отсутствием, лучше запастись провизией в той же комнате, где спит вся семья». Родители вздохнули с облегчением (ничего объяснять не надо) и с радостью согласились на предложенное решение проблемы.

Признаться, со стороны Папы была робкая попытка выразить дальнейшие планы. И это прозвучало примерно так: «Ну… ты понимаешь. Почему мы построили такой большой дом? Ты будешь жить здесь с бабушкой и дедушкой в течение года. И мы поедем снова. И мы купим много мебели. У каждого будет своя кровать, своя комната. Одна комната будет вашей (имеется в виду ваш сын). Один будет вашим (показывает на дочерей). А мы с мамой будем спать в одной комнате. Этот сценарий вызвал всеобщее возмущение детей. Все дети единогласно заявили: «Никаких общих комнат. Вся семья спит, как всегда, в одной комнате. Заявления детей были настолько категоричными, что родители поняли бесполезность дальнейших переговоров и были вынуждены согласиться на все условия.

Но история на этом не закончилась. На следующий вечер все снова улеглись, и снова сын остался посередине, то есть вместе со всеми, в гордом одиночестве. Это уже вызвало некоторое разочарование. После этого все сели смотреть телевизор, а так как кровать моего папы находилась вне телевизора, все перебрались к папе. У нас дети с детства: «Не сиди возле телевизора, глаза испортишь», все отходят от телевизора и садятся. А моя мама имела неосторожность сесть ближе всех к папе. И вдруг его сын встал и собрался: «Я пойду к бабушке и дедушке, буду жить с ними». Папа и мама, конечно, бросились к нему? Например, «Что это такое? Что случилось? Да, кто тебя оскорбил? И сказал им: «Я не скучал по вас! Я спала со старшим, спала с младшим, а однажды легла на вторую ночь. Я волнуюсь, не могу спать. А сейчас рядом со мной сидят папа и мама, но передо мной никого нет. ‘ Ну, мама и папа бросились уговаривать. Типа, мы любим тебя и скучали по тебе. Ты уже взрослый, почти мужчина. Да, где там, они не убедили. Он посадил своего сына и пошел к бабушке и дедушке. Я не знаю, спит ли он там со своими бабушкой и дедушкой, и не спрашивайте. Но его бабушка объяснила это тем, что внук просто привык спать и на новом месте ему было неспокойно. Сейчас они живут так: весь день всей семьей с бабушкой и дедушкой, а на ночь уходят с двумя дочерьми. Возможно, потому что их девочки спят более крепко.

Я знаю эту семью очень давно. Когда мы впервые прибыли в этот земной рай, нас приветствовали многие мужья-родственники. Черноглазые, мускулистые, белозубые, они пели и танцевали до рассвета. Но одна девушка просто поражала своей красотой: ну, просто Джина Лоллобриджида! Ее звали Мария, и она была женой троюродного брата своего племянника. Но больше, чем красота, меня поразил один факт: где бы ни появлялась эта девушка, она всегда держала на руках свою маленькую дочь. Маленькая девочка с синеватыми губами и бледным лицом. Врожденные пороки сердца. В возрасте 2 лет девочка не ходила, ей было трудно дышать с полуоткрытым ртом. Мария нахмурилась, сдерживая слезы: девочке оставалось жить не больше года. Жизнь продолжалась, моего мужа пригласили на работу в приморский город, и я надолго потеряла Марию из виду. Я только слышал, что ее старшая сестра Рита приехала из Америки и забрала с собой Марию и ее дочь. Ходили слухи, что напористая Рита якобы удочерила свою племянницу и сделала девочке дорогостоящую операцию на сердце в США. А месяц назад, 25 лет спустя, я получил письмо от Марии. Она сообщила, что ее дочь Элиза собирается навестить больную бабушку и попросила о встрече с девочкой. Признаюсь, я ожидал увидеть слабое, хрупкое существо, а из дверей аэропорта вышла высокая девушка с короткими волосами и по-военному короткими шагами. Со всей своей решительностью Элиза отвергла все мои робкие попытки показать ей пляж и парк развлечений: «Я приехала к больной бабушке, а не отдыхать. Покажите мне, где находится автобус до деревни. В автобус мы не успели, поехали на моей машине. Бабушка, слабая, плакала, встречая внучку. Там была бабушка в каком-то реквизите и тряпках, ее очки были обмотаны скотчем. Элиза нахмурилась. Бабушка привела нас к дому. Оказалось, что у нее не было своей комнаты; пожилая женщина ютилась на кухонной площадке. Элиза нахмурилась еще больше. Мы поднялись на второй этаж. Три просторные роскошные спальни, одна комната оборудована тренажерным залом: маты и тренажеры. Брови Элизы поднялись в виде буквы V. Вечером все дяди и тети собрались во внутреннем дворике. Сначала, как и полагается, поставили рюмки, выпили за здоровье бабушки и внучки. И тут начался главный разговор. Как выяснилось, после смерти мужа бабушка осталась без средств к существованию, так как никогда не работала официально, имея пятерых детей. Маленький бизнес ее мужа тут же обанкротился, и теперь дети, ссорясь, по очереди кормили ее. Но. Моей бабушке требовалась дорогостоящая операция на почках. А потом все началось. Крик раздался по всей улице. Состоятельные, респектабельные, богатые люди среднего возраста махали руками и утверждали, что они не могут заработать такие большие деньги прямо сейчас. Только Элиза молчала. Я видел ее прищуренные глаза и пальцы, сжимающие сигарету. С криками родственники ушли, так ничего и не решив. А мы с Элизой вернулись в город. Утром мы пошли в банк, где на имя моей бабушки был открыт счет. Порывшись в сумочке, девушка сердито пробормотала, что только что окончила университет, выплачивает кредит и не сможет прислать много. Дома она меня удивила. Посыльный из интернет-магазина вручил ей страшный электрошокер. В ответ на мой удивленный взгляд Элиза лишь усмехнулась: «Так и должно быть». Элиза вернулась в деревню одна: «Спасибо, теперь я знаю дорогу». Неделю спустя одна из пучеглазых тетушек ворвалась в дом. Как оказалось, Элиза радикально решила вопрос с лечением своей бабушки. Когда-то давно дедушка и бабушка построили большой двухэтажный дом площадью 400 квадратных футов.

В тази къща баба живееше с на й-малкия си син и семейството му. Елиза, със съгласието на баба си, постави къщата в интернет за наддаване и я продаде след 2 дни. Част от сумата отиде при операцията на бабата, част от банката при лихва и за останалите пари купих малка уютна къща. Към въпроса за тъпания син: «Къде трябва да живея сега?» — Момичето отговори кратко: „Печелете“. Леля поклати глава и Ахала: «И сега този син е в болницата!» Точно тогава разбрах защо Елиза купи зашеметяващ артилерист. Баба в тази къща и живееше с на й-малкия си син и семейството му. Елиза, със съгласието на баба си, постави къщата в интернет за наддаване и я продаде след 2 дни. Част от сумата отиде при операцията на бабата, част от банката при лихва и за останалите пари купих малка уютна къща. Към въпроса за тъпания син: «Къде трябва да живея сега?» — Момичето отговори кратко: „Печелете“. Леля поклати глава и Ахала: «И сега този син е в болницата!» Точно тогава разбрах защо Елиза купи зашеметяващ артилерист. Вкъщи баба ми живееше вкъщи и живееше с на й-малкия си син и семейството му. Елиза, със съгласието на баба си, постави къщата в интернет за наддаване и я продаде след 2 дни. Част от сумата отиде при операцията на бабата, част от банката при лихва и за останалите пари купих малка уютна къща. На вопрос немого сына: «Где мне теперь жить?» девушка ответила лаконично: «Зарабатывать». Тетя покачала головой и сказала: «А теперь этот сын в больнице!». Тогда я понял, почему Элиза купила электрошокер.

В нашей группе студентов был творческий бездельник (иногда мы удивлялись, как он вообще поступил в университет), который часто приходил на экзамен с совершенно пустой головой, но придумывал для преподавателя невероятную трагическую историю, обычно неправдоподобную и глупую. Или машина сбила ее перед входом в университет, потом он защитил девушку от хулиганов, и они не помнят обо всем этом. Кроме того, большинство учителей, как ни странно, верили ему. Он рассказывал эти истории очень охотно, сам Станиславский аплодировал бы ему. Правда, учителя не все были такими доверчивыми простачками. Однажды на экзамене по политэкономии профессор, после нескольких попыток вытянуть из него хотя бы что-то связанное с его предметом, спросил его, что мешало ему изучить если не учебник, то хотя бы материал, который он давал на лекции. Да, и было бы неплохо, если бы он сказал, почему ни одна из лекций не обеспечила его посещение. Ну, и дальше он понес такую чушь: — Понимаете, я только приехал на сессию, устроился на работу в отель, взял на себя преподавание, как вдруг из дома появляется моя жена и наши дети. Он бросает ребенка мне, а сам уезжает в Гагру со своим любовником. Но ребенка надо кормить, стирать пеленки (в то время их не было), и он плачет день и ночь в номере, беспокоя всех соседей по гостинице. В итоге они написали на меня жалобу директору, а он не понял и выгнал нас на улицу. Он был несчастен с ребенком в течение нескольких дней, при этом каким-то образом привязавшись к станции в комнате матери и ребенка. А это вокзал, одни идут туда, другие приходят, куча детей, все плачут. Можно ли в таких условиях чему-то научиться? То, что вы прочитали сейчас, — лишь бледная тень его реальной истории, потом он сам нарисует гораздо более яркую картину, только прошло много лет, многие детали стерлись в памяти. Если вы читаете ее и думаете: «Какой же идиот этот автор, как можно было вообще придумать такую чушь», то вам будет легко понять, что творится в головах тех из нас, кто слышал эту чушь в Оригинале. Короче говоря, он говорит все это, а люди в аудитории задыхаются от смеха, но терпят, чтобы не осмелиться и не пойти на поводу у Потроха, товарища. Профессор выслушал (кажется, он проникся сочувствием) и говорит: — Ну, сынок, я все понимаю, семейные проблемы — это серьезно. Но у нас еще есть экзамен, по крайней мере то, о чем я должен тебя спросить. По крайней мере, вы отвечаете на самый простой вопрос — скажите мне определение того, чем вообще является наука политэкономия. Это написано прямо на первой странице учебника. Вы открыли учебник? — Конечно, открывайте, сейчас. Политическая экономия — это. это. Такая наука спасает, только политическая, ну, вы, кажется, смотрите на экономику с политической точки зрения (не буквально, конечно, но он пробормотал что-то похожее). Некоторые из нас уже фыркают, как лошади, но мы держимся. — Очень хорошо! Я вижу, я пробовал, я учу, вот, товарищи, давайте я возьму пример. Сынок, скажи мне, есть ли у тебя папа? — У меня есть, а что? — А как вы носите брюки, на вешалках или на поясе? Он ничего не понимает, тупо отвечает: — На ремень похоже, а зачем тебе? — А потом, когда придешь домой, передашь мою просьбу отцу, запомни: — Папа, наш преподаватель политэкономии Иван Сергеевич просит тебя снять ремень и налить мне, лоферу, как голой заднице, как положено, как положено,

так что в следующий раз не вешайте лапшу на уши старому профессору. «Помнишь?» — чудак не придумал ничего лучше, чем спросить: «Почему ему повезло? — ‘Но ведь если бы у тебя были подтяжки, я бы просто попросил его задушить тебя, обманщицу, ими.

В дополнение к недавнему рассказу YLS2 о свиньях в домашнем хозяйстве. На самом деле, свиньи и поросята могут быть ужасно очаровательными животными. У нас был одноклассник Юра, сын богатого полевого рабочего из Нью-Анена, в Молдове, в Истсайде. Очень милый и хозяйственный мальчик. Он всегда делился с одноклассниками фермерскими продуктами, прекрасно приготовленными, особенно борщом и горячей свининой, и бесплатными для всех. Почему она ужасно любила селить в одной комнате всех остальных молодых людей университета, как готовил Юра, ведь не поешь в каждом кафе. И каждый день. Вернувшись из дома после выходных с чемоданом, полным вкусняшек, Юра не просто спрятал пилу, он довез весь чемодан до университета, сел за заднюю парту и молча открыл чемодан под своим столом, тем самым передав Девочкам и прочим, которые могли тихо и ненавязчиво рассказать о деревенской свинине и подарках. Затем ему сразу же посчастливилось украсть первых красавиц факультета у молодых людей, которые перебирали через его плечо на манер морских чаек за пляжным кофе. Не обращая внимания на красоту плеч и других сокурсников. Голод — не тетка. Когда Юра появлялся в понедельник утром с собственным чемоданом из деревни, учителя обычно закатывали глаза и говорили: «Ну, все, Юра с чемоданом пришел. Теперь они будут жевать половину лекции на задних партах. Отвлекает нас от размышлений о науке. А после этого — древняя история и археология. » В начале второго курса Юра решил жениться. Избранник был не только из нашей группы — как правило, он был из другого учебного заведения. Девушки горевали о потере шахтера, но они также были довольны Юрой — он явно нашел подходящую невесту по характеру — спокойную, милую, крупную и хозяйственную девушку, несомненно, обещающую стать отличной женой, матерью и любовницей. Молодые люди впали в траур. Напрасно они взывали к совести Юры: «Кто ты, предатель, оставь нас. Мы погибнем без тебя, будем бегать на бутербродах и фастфуде и спасаться от голода». Они называли невесту оккупантом. И даже в ЗАГСе, стоя позади жениха и невесты, они страстно шептали в плечо жениху: «Юрка, одумайся. Подумайте еще раз. Мы — ваши верные друзья. И она — козырь, и ничего больше». Но он ничего не слышал о любви и все равно женился. На свадьбе он пригласил всю группу в свое родное село и хозяйство. Большая ферма, на которой ничего не было. В том числе свиньи с поросятами. Один из них был такой красивый и ласковый — он пялился на всех, Бошка, как кошка, подставлял руки под петтинг, подходил поиграть. Поэтому он полюбил всех. В общем, грандиозная свадьба удалась на славу, поэтому главный учитель красавчика, утром, пожаловался, что по дороге на поезд в электричке не только ботинки, но и белые носки под ботинки, они умудрились окунуться с грязными и ржавыми следами, К концу свадьбы он напился, поэтому для начала он писал мне, безвольной серой мышке и отличнице, хотя и не проявлял ко мне особого интереса, кроме детского подергивания за хвостик и списывания конспектов (а было это в таком порядке Сначала тянут за хвост, потом за ноты. С тех пор у меня выработался рефлекс, помимо выдергивания волос, что означает, что кого-то нужно списать ), и они едва успокоили его и убаюкали, чтобы он уснул. На «Экваторе»- празднование середины 2-го курса и всего университетского курса Юры, конечно же, подготовка нескольких чемоданов вкусной еды.

В основном он всегда перевозил все в чемоданах. Пустая привычка, странная для сына фермера. Мечта о красивой жизни и за границей, наверное. А к концу лесного пикника, скользя по скользкой глинистой грязи на дне оврага, Юра вдруг достал из своих волшебных чемоданов две большие стеклянные банки с домашней тушенкой и радостно закричал: «Девочки, помните поросенка, с которым играли? » «Да, ты помнишь! Душа так душа, приятно! Как он поживает?» «Так вот он где! Он уже большой, толстый взрослый! Угощайтесь!» Конечно, я понимаю, что у деревенских жителей циничное потребительское отношение и они любят свинину, но я даже не смог попробовать этого поросенка.

Мои сладкие грязные трюки.

Однажды, очень-очень давно, декан застал меня в момент моего возрождения из пепла. Я обратился в пепел, проводив в армию своего друга Сережу Н-ва. Он уже рассказал эту бесстыдную историю, прекрасно характеризующую мое разрушительное влияние на все аспекты жизни окружающих меня людей. Я вкратце напомню.

Мы с Серриозой жили в одной комнате общежития. И они символизировали два полюса холодильника «Полюс». Отец Черриоцца работал директором крупной свинофермы.

И я жил самостоятельно на гречневом и гороховом концентратах. Серёжа завтракал двумя ломтиками поросёнка, которые, благодаря своему знанию общежитских обычаев, жарил прямо у нас в комнате, деликатно отодвинув от меня занавеску.

У Серёги на ужин тоже было что-то очень диетическое на основе мяса и копчёностей Смальца, я обычно не видел ужина, потому что толкался горбатым шакалом по коридорам общежития номер два, отвлекаясь на гастрономические кошмары. Все в нашей комнате пахло хорошо приготовленной едой: сериоза, его вещи, мои вещи, подушки, одеяла, учебники, я тоже горела насквозь.

Отвратительная привычка нюхать пальцы, галлюцинации, бред стали моими постоянными спутниками. Холодильник его серозы был заперт на изящную цепочку с замком, который принесла ему мама со свинофермы. В то же время она привезла еще пять фунтов копченого сала и две коробки маринованных пяток.

Я думаю, что в детстве у Серёжи были забавные игрушки, а его детская была красиво отделана свиными головами и гирляндами сосисок над кроватью со свиньями. Сережа очень любил эти соленые огурчики и, сокрушаясь, закусывал их водкой, которая, конечно, не уничтожала его такой диетой, а делала все красивее и красивее.

Человек на моих глазах был исполнен телесной красоты не только дня, но и часа. К нам стали поступать звонки из военных служб с просьбой о регистрации. Родина-мать настойчиво звала нас в свою армию, гостеприимно указывая номер статьи Конституции. СЕРЬЕЗНАЯ ПОВЕСТЬ еще не наступила и не наступила.

Он сказал проводникам в рекрутском отряде какого-то очередного удачливого сержанта, что вообще не будет служить. — Он говорил тихо, времена были еще прилично социалистическими. Но в глазах Серёжи стояло спокойное голубое озеро понимания жизни. В тот вечер я сел за свой стол, взял бумагу для свиней, липкую ручку и написал письмо красной звезде между жирными пятнами.

От имени Сережи Н-ва. В письме говорилось, что за него осуждены дед-балтиец и отец-тихоокеанец Сергей, который еще не служил, и подполковник. Гусев, под далеко идущими предлогами, отказывает Сергею в защите нашей страны в его праве.

«Под дальним предлогом», — подчеркнул я дважды. Письмо заканчивалось просьбой отправить Сережу служить на флот, желательно на атомную подводную лодку. Подписано просто: Сергей Н-В.

И опустил его в почтовый ящик сегодня утром. Я и сам не ожидал, что это письмо будет опубликовано в «Красной звезде» под заголовком «К съезду ВЛКСМ». За Сережей они пришли прямо в лекционный зал. Подполковник Б. Гусев и два капитана. С большим и понятным волнением я читал письма, которые писал мне мой друг Сережа из Североморска. Все было в этих письмах.

В тех местах, где описывалась моя судьба в инвалидном кресле на вокзале, я всегда прерывал чтение и замирал. Через полгода я отвык от этих букв, перестал держать их близко к сердцу и начал энергично отжиматься от пола, бегать в загородном парке и записался в секцию поднятия гантелей. Здесь, когда я возвращался с тренировки, «во время которой я много плакал и хотел пойти домой» (тм), наш добрый король Дагоберт поймал меня.

Наш декан замечательный. Которые в целом помнили меня, как-то узнавали на визуальном уровне, но не хотели вспоминать мое имя. Декан схватил меня за руки и взволнованно сказал: «Джеймс! У нас катастрофа на факультете!»

Если бы я не столкнулась с самой главной проблемой на факультете, если бы он не держал меня так крепко, то, возможно, я бы не стала тем, кем стала.

Я бы просто вырвался и убежал. Но что-то меня остановило, и в разговор вступили две беды факультета. «Понимаете, Джим, — сказал мне декан, — у нашего факультета большая задолженность по взносам. Мы многим обязаны комитету комсомола университета. Студенты не платят взносы, понимаете ли вы!

И вот образовался долг. Комитет комсомола университета. Студенты не хотят платить, а долг получился, вы понимаете, да?» «В комитет комсомола? Долг перед комитетом комсомола был оформлен, не так ли? ‘ — уточнил я на всякий случай, сдвигаясь, как призовой жеребец, и прикидывая, смогу ли я разбить стекло головой и спрятаться в кустах.

«Да!», — ответил неуклюжий декан, — «студенты не платят вовремя взносы, и возникает задолженность». «Очень жаль!», — честно сказал я, — «за это тебя по головке не погладят. За долг перед комитетом комсомола. В такое время очень плохо, когда студенты не платят свои взносы вовремя». Стекло не показалось мне толстым.

«Ты, Джин, вот что, ты должен нам помочь, да. Колесникова (декан посмотрел на газету), Колесникова не может вовремя собрать взносы, вы должны помочь ей собрать взносы». Стакан теперь выглядел очень тонким и манящим. «Я обязательно помогу!» Я обещал как можно честнее.

«Дайте мне книгу!» — сказал декан, внезапно став хищным. Он помог мне найти его и спрятал в карман. «Отдам, когда (декан посмотрел на бумагу) Колесникова скажет, что долг перед комитетом комсомола ликвидирован…» «Отлично, Джим!», — сказал я, — «отлично!

Все получилось очень хорошо. Правда? Самое главное, очень помогла секция по подъему гантелей!». Через два часа меня выгнали из всех возможных комнат общежития, в которые я входил с просьбой о товариществе. Я кричал и бушевал, колотил в двери кулаками, давил на разум и простую человеческую жалость.

Возможно, это сработало бы на других факультетах. Но на историческом факультете вы сами видите… Как жалко, если вокруг лежат записки времен Гражданской войны? Обида была на то, что это была маленькая работа: две копейки на нос в месяц.

Но первая коллекция была украдена, вторая сумма каким-то образом потерялась. В третий раз не все собрались вместе, и такая карусель продолжалась несколько месяцев. Но не кошмарное количество, нет.

С горем и болью он вернулся в свою конуру. После ухода Сережи Н-ва на флот моя стая не осиротела. Служил пограничник Ваня, подсел ко мне, и жизнь наладилась. Ваня пил.

А поскольку его путешествие в страну зеленых фей только начиналось, и весил Ваня недалеко от центра, ему требовалось много выпивки. Недостаток средств Ваня восполнял, работая сторожем в школе, куда по ночам запускал всех окрестных волов и женщин с трудными судьбами.

Ваня потихоньку пропивал полученные от народа деньги, топя свою совесть и расшатывая нервную систему. Ему стали являться странные идеи и видения. В этих видениях Ваня был ужасен.

Я спал в таких ванинах, как сперматозоид: только половина мозга. Вторая половина охраняла мое здоровье и жизнь. Затем половина мозга поменялась местами, произошла смена караула, и к седьмому дню видения это уже началось со мной. «У тебя водка есть?», — спросил меня Ваня. «Водка будет, когда мы с тобой ликвидируем долг перед комитетом комсомола!», — сказал я, лежа в постели.

«Студенты не платят взносы, понимаешь, Джеймс, но Колесников не выдерживает… Декана проверяют… все из головы!», изливая половину своего мозга, я обрисовал ситуацию. Я даже не заметил, как Ваня взял гору, обернутую островом, и вышел из комнаты, выставив в дверь нашего традиционного полугарда.

Утром я проснулся со второй половиной своего мозга и понял, что она стала жертвой какого-то насилия. Мне было трудно найти другое объяснение тому, что я лежала в постели, а все вокруг было разложено, как среднеазиатская невеста с бумажными деньгами.

Он почувствовал усталость, заглянул под кровать, выпил воды. Под раковиной стояла коробка из-под обуви, в которой тоже были деньги. Деньги также лежали на полу и даже в туалете.

Я снова почувствовал. Сердце защемило, стало не по себе, что за такие бешеные деньги я получаю ежедневные бури за свои жизненные бури. Кроме того, Ваня спал среди синих и красных клочков бумаги. И он просто не сдавался. Собрался Ванятка на одну адскую ночь.

Нет, не только от историков, он методично прочесал два общежития, заглянул и к юристам, и к филологам. Сначала он собирал трезво, объясняя ситуацию с долгом, а потом где-то прокололся и стал просто входить с горой и выходить с купюрами. «Около семи лет…», — подумал я, глядя на деньги, собранные с кучки — по крайней мере. В зоне вам нужно будет попытаться попасть в молоньи.

В библиотеке или прачечной поднимайте самодеятельность. «Конвойные собаки лаяли на мою голову и сцепились на запоре у вагонов. ‘Ты выучил, Джим, отучил…’ Мы с Ваней прошли комитет комсомола и я. Мне удалось написать красивым почерком М.С. Горбачев от имени студента.

Комитет, увидев меня с петицией и причесанного Ваню с коробкой денег, сначала не поверил своим глазам. «Это наша инициатива!», — послушно ответил я на взволнованный голос коммунара, — «по памятнику первым комсомольцам нашей области».

И есть задолженность по взносам. » Ваня поехал один на съезд комсомола. Мою кандидатуру зарубили в областном комитете комсомола.

Эта история не моя, сказал один из друзей.

Мы перестали подходить к окнам к нашим любимым женщинам, говорили они. Нет, они не остановились. Пара, скажем, Виталик и Наташа, жестоко ссорились. Настолько, что она вывела его из квартиры и отобрала ключи, трагедия! Но Виталик только начал препятствия, он явно любил ее.

Он решает залезть в окно, но не просто в окно, а с бутылкой шампанского. А Наташа живет на 5-м этаже девятиэтажки, и именно там они красили фасад. Теоретически, по проводам для верхних работ можно попасть на лоджию.

И вот Виталик ночью, прохожих почти нет — с улицы он забирается с бутылкой за лоджию. Все еще забирается в домик и бьет в дверь, а Наташа крепко спит, бумер. Он бы немного успокоился, дождался бы утра, но он начинал замерзать, была зима.

Он был долго пристегнут, вскочил, присел на корточки и уже не стучал по стеклу, а бил себя. А Наташа спит в другой комнате, звукоизоляция хорошая, а сон громкий. Вскоре пришло открытие — виталий с бутылкой, подбросил стекло на балконную дверь. Он забрался на кухню, скрючившись от холода, поставил бутылку на стол, перевел дух.

Наташа окончательно проснулась от звона разбитого стекла и выскочила на кухню. В темноте он разглядел силуэт человека, откуда-то взявшийся у разбитой двери эллинга — грабитель! Достаточно бутылки шампанского и витрины на голову старосты!

Однако примирение наступило, но теперь уже в больнице, где «Ромео» наложили швы.

Существует гениальный способ тайно пить водку, изобретенный, по слухам, в сырых окопах первой Германии непобедимым русским солдатом. Как обычно, изобретение началось с преступления: Непобедимый Русский Солдат спал ..л в медсанчасти с гуттаперчевой клизмой, последним словом прогресса, а потом где-то торговал шнапсом или даже просто запивал полбутылки беленькой. Я так и вижу, как он сидит с влажным пальто на дне траншеи, сравнивает водку в одной руке и клизму в другой, и мысли, изобретательные, но игриво непристойные, движутся по его лицу какой-то рябью. В общем, солдат набирал два плюс два, и сырые окопы заполнялись неживыми телами, от которых не исходил запах алкоголя. Алкоголь прекрасно всасывается прямой кишкой, а водка сорокаградусная неспроста — такая крепость не обжигает слизистые оболочки. А если без фанатизма, то с полулитром огненной воды можно бороться почти неделю. Как трахнутый. Конечно, при серьезном ректальном вливании запах изо рта все равно появляется через кровь, то есть организм в неестественном направлении пронизан алкоголизмом. Но это мелочи. И вот, шифруясь, резвясь и пукая, мы взорвали войну, получили революцию, ГОЭЛРО, ОСОАВИАХИМ, защиту реки Пехорки, электрический самовар, олимпийского мишку, а в конце века подошли к описываемому времени, когда в двух самых тихих кабинетах нашего цеха где-то вообще узнали секреты древних мастеров. Секреты древних мастеров опасны только тогда, когда вы узнаете их в целом, потому что дьявол кроется в деталях, например, если вы уже получили водород, не вдыхайте, а когда вдыхаете, не задувайте свечу. Значит, товарищи здесь не учли, что а) клизмы бывают разные и б) водка тоже не одна и та же. Совершив эти две ошибки, Карпентеры купили себе новогодний набор братства: бутылку паленой водки «Шахтти» и две четвертьлитровые клизмы. Ближе к полуночи веселье было в самом разгаре, и мы уже жарили сосиски прямо в их пластиковой оболочке. Именно в этот момент два бойца, хихикая и подмигивая, поползли в заднюю часть цеха, к туалету, душевой и мельничной комнате. Ну, там никогда не знаешь, хотят люди поговорить, поругаться или предаться содомитской страсти — в конце концов, это личное дело каждого, не так ли? Так мы думали, но тщетно. Его нужно было контролировать, потому что не более чем через пять минут со стороны туалета раздались совсем не страстные всхлипывания, бормотание и стоны. Короче говоря, эти два орла вынюхали бутылку клизменного стула и подбросили ее своему братству. Им не удалось спокойно посидеть в ожидании прибытия: они не учли скорость всасывания алкоголя из прямой кишки. Одновременно с биохимическим механизмом опьянения, физиологический механизм клизмы тоже начал работать с силой, и в основном обе фигуры упали в унитаз, бегом, бегом. Беги-али. Пойдем-и-и. А на четвереньках гораздо удобнее, и упасть некуда. И в последний момент, на последнем метре, один из них мощно рванул вперед на полдлины, забежал в туалет и автоматически закрылся. Второй, завывая, направился в душ, дверь которого находилась в полуметре от него. Как правило, он приходил туда и приходил тоже. Так что мы их получили. Тот, кто занимал туалет, издавал те самые неэротичные стоны и бульканья: с дикими глазами он сидел на вантузе, делая себе клизмы из бачка по принципу «лавины сходят одна за другой». Слегка покачиваясь, он ощутимо ударился о стены. Вторая была еще хуже. Проглотив весь алкоголь, он плавно превратился в нечто совершенно неживое, мягкое и податливое, как гуттаперчевый мальчик,

и в процессе трансформации клизма действовала все сильнее и сильнее. Судя по следам, он пытался уползти куда-то под ванную, периодически карабкаясь по стенам в попытке спастись, но тщетно, и на третьем круге он пришел в себя посреди комнаты. А он, ублюдок, умудрился спустить штаны. В целом в ванной комнате каким-то чудом не засорился потолок. Остались только густые брызги, похожие на игру веснушек, а в воздухе витал пьянящий аромат аммиака, пота и алкоголя. Кроме того, безжизненное тело в центре комнаты продолжало разнообразить пейзаж и атмосферу неприятными звуками. Первые полчаса нам хватило, чтобы просто вылить воду из душа в комнату, зажать носы и спрятаться за углом. Затем уже был отправлен самый бесшабашный чувак: в результате многочисленных несчастных случаев на плотницких и велосипедных работах он ломал голову, вылетал из зашнурованных армейских ботинок, потерял обоняние и вообще наплевательски относился к жизни. В дружеской беседе его называли «мой жених в маске — ранен в голову». Без лишних слов, вытряхнув хромое тело из оскверненной одежды, он выбросил одежду, выпорол тело туалетной щеткой, обрызгал его из душа и положил под скамейку в углу мастерской. Вот, собственно, и все. Вскоре из ванной комнаты вышла первая фигура, лицо которой было самого нежного светло-зеленого оттенка, и села в другом углу. Алкогольное опьянение от шока прошло, и чувак тут же впал в монументальное похмелье. Через два часа тело под скамейкой тоже зашевелилось. Сначала он жалобно стонал, с недоверием ощупывая свой ушибленный зад, но потом постепенно пришел в себя. Самое смешное, что весь вечер совершенно стерся из его памяти, он смотрел на клизму косо и слушал наши рассказы без всякого доверия, бормоча, что какая-то сука бросила его любимые рабочие штаны.

И вот Виталик ночью, прохожих почти нет — с улицы он забирается с бутылкой за лоджию. Все еще забирается в домик и бьет в дверь, а Наташа крепко спит, бумер. Он бы немного успокоился, дождался бы утра, но он начинал замерзать, была зима.

Он был долго пристегнут, вскочил, присел на корточки и уже не стучал по стеклу, а бил себя. А Наташа спит в другой комнате, звукоизоляция хорошая, а сон громкий. Вскоре пришло открытие — виталий с бутылкой, подбросил стекло на балконную дверь. Он забрался на кухню, скрючившись от холода, поставил бутылку на стол, перевел дух.

Наташа окончательно проснулась от звона разбитого стекла и выскочила на кухню. В темноте он разглядел силуэт человека, откуда-то взявшийся у разбитой двери эллинга — грабитель! Достаточно бутылки шампанского и витрины на голову старосты!

Однако примирение наступило, но теперь уже в больнице, где «Ромео» наложили швы.

Существует гениальный способ тайно пить водку, изобретенный, по слухам, в сырых окопах первой Германии непобедимым русским солдатом. Как обычно, изобретение началось с преступления: Непобедимый Русский Солдат спал ..л в медсанчасти с гуттаперчевой клизмой, последним словом прогресса, а потом где-то торговал шнапсом или даже просто запивал полбутылки беленькой. Я так и вижу, как он сидит с влажным пальто на дне траншеи, сравнивает водку в одной руке и клизму в другой, и мысли, изобретательные, но игриво непристойные, движутся по его лицу какой-то рябью. В общем, солдат набирал два плюс два, и сырые окопы заполнялись неживыми телами, от которых не исходил запах алкоголя. Алкоголь прекрасно всасывается прямой кишкой, а водка сорокаградусная неспроста — такая крепость не обжигает слизистые оболочки. А если без фанатизма, то с полулитром огненной воды можно бороться почти неделю. Как трахнутый. Конечно, при серьезном ректальном вливании запах изо рта все равно появляется через кровь, то есть организм в неестественном направлении пронизан алкоголизмом. Но это мелочи. И вот, шифруясь, резвясь и пукая, мы взорвали войну, получили революцию, ГОЭЛРО, ОСОАВИАХИМ, защиту реки Пехорки, электрический самовар, олимпийского мишку, а в конце века подошли к описываемому времени, когда в двух самых тихих кабинетах нашего цеха где-то вообще узнали секреты древних мастеров. Секреты древних мастеров опасны только тогда, когда вы узнаете их в целом, потому что дьявол кроется в деталях, например, если вы уже получили водород, не вдыхайте, а когда вдыхаете, не задувайте свечу. Значит, товарищи здесь не учли, что а) клизмы бывают разные и б) водка тоже не одна и та же. Совершив эти две ошибки, Карпентеры купили себе новогодний набор братства: бутылку паленой водки «Шахтти» и две четвертьлитровые клизмы. Ближе к полуночи веселье было в самом разгаре, и мы уже жарили сосиски прямо в их пластиковой оболочке. Именно в этот момент два бойца, хихикая и подмигивая, поползли в заднюю часть цеха, к туалету, душевой и мельничной комнате. Ну, там никогда не знаешь, хотят люди поговорить, поругаться или предаться содомитской страсти — в конце концов, это личное дело каждого, не так ли? Так мы думали, но тщетно. Его нужно было контролировать, потому что не более чем через пять минут со стороны туалета раздались совсем не страстные всхлипывания, бормотание и стоны. Короче говоря, эти два орла вынюхали бутылку клизменного стула и подбросили ее своему братству. Им не удалось спокойно посидеть в ожидании прибытия: они не учли скорость всасывания алкоголя из прямой кишки. Одновременно с биохимическим механизмом опьянения, физиологический механизм клизмы тоже начал работать с силой, и в основном обе фигуры упали в унитаз, бегом, бегом. Беги-али. Пойдем-и-и. А на четвереньках гораздо удобнее, и упасть некуда. И в последний момент, на последнем метре, один из них мощно рванул вперед на полдлины, забежал в туалет и автоматически закрылся. Второй, завывая, направился в душ, дверь которого находилась в полуметре от него. Как правило, он приходил туда и приходил тоже. Так что мы их получили. Тот, кто занимал туалет, издавал те самые неэротичные стоны и бульканья: с дикими глазами он сидел на вантузе, делая себе клизмы из бачка по принципу «лавины сходят одна за другой». Слегка покачиваясь, он ощутимо ударился о стены. Вторая была еще хуже. Проглотив весь алкоголь, он плавно превратился в нечто совершенно неживое, мягкое и податливое, как гуттаперчевый мальчик,

и в процессе трансформации клизма действовала все сильнее и сильнее. Судя по следам, он пытался уползти куда-то под ванную, периодически карабкаясь по стенам в попытке спастись, но тщетно, и на третьем круге он пришел в себя посреди комнаты. А он, ублюдок, умудрился спустить штаны. В целом в ванной комнате каким-то чудом не засорился потолок. Остались только густые брызги, похожие на игру веснушек, а в воздухе витал пьянящий аромат аммиака, пота и алкоголя. Кроме того, безжизненное тело в центре комнаты продолжало разнообразить пейзаж и атмосферу неприятными звуками. Первые полчаса нам хватило, чтобы просто вылить воду из душа в комнату, зажать носы и спрятаться за углом. Затем уже был отправлен самый бесшабашный чувак: в результате многочисленных несчастных случаев на плотницких и велосипедных работах он ломал голову, вылетал из зашнурованных армейских ботинок, потерял обоняние и вообще наплевательски относился к жизни. В дружеской беседе его называли «мой жених в маске — ранен в голову». Без лишних слов, вытряхнув хромое тело из оскверненной одежды, он выбросил одежду, выпорол тело туалетной щеткой, обрызгал его из душа и положил под скамейку в углу мастерской. Вот, собственно, и все. Вскоре из ванной комнаты вышла первая фигура, лицо которой было самого нежного светло-зеленого оттенка, и села в другом углу. Алкогольное опьянение от шока прошло, и чувак тут же впал в монументальное похмелье. Через два часа тело под скамейкой тоже зашевелилось. Сначала он жалобно стонал, с недоверием ощупывая свой ушибленный зад, но потом постепенно пришел в себя. Самое смешное, что весь вечер совершенно стерся из его памяти, он смотрел на клизму косо и слушал наши рассказы без всякого доверия, бормоча, что какая-то сука бросила его любимые рабочие штаны.

Мне стыдно признаться, но я позорно бежал. В тот вечер от соседей по комнате я узнал, что местные жители называют всю вареную колбасу «палкой».

Известный бард Юрий Кукин, автор многих известных песен, в частности «Я за туманом», всегда был головной болью для организаторов. И не то чтобы он требовал осторожности или чрезмерной капризности. Он был настолько хорошим рассказчиком, что трудно было перестать слушать его и делать все необходимое. Добрые люди предупредили меня, что Кукин начинает говорить, когда вы его встречаете, и заканчивает, когда вы его провожаете. Меня угостили гиперболой. И неправильно. Неудивительно, что в его художественном удостоверении значилось «мастер разговорного жанра». Перед вторым фестивалем клуб единогласно запретил мне встречаться с ним. Надо работать, надо, а не носить крючок на шее.

Юрий Алексеевич Кукин, для всех более или менее знакомых — Юра. Просто, если вы личность, вам не нужны титулы, отчества и прочие знаки уважения. А Кукин был ярким человеком. Наше личное знакомство состоялось во время его гастролей с Александром Розенбаумом. И он сразу поразил меня безразличием к амбициям. Он спокойно отреагировал на вопрос «и вам не обидно, что из всего концерта у вас всего 4 песни?». Это был естественный вопрос, потому что он уже был Кукином, а Розенбаум был на подъеме. Кукин никак не отреагировал, кроме реакции «Ну и что?». В целом, ему не было скучно с самого начала. Из-за нехватки времени на подготовку к концерту (он пришел к нам неожиданно), нам предоставили небольшую комнату, в которую набилось 40 человек. Там было довольно примитивное оборудование, и она отказалась. Я сказал, что уберу микрофон, чтобы не мешать. «Нет, — сказал Кукин, — я не могу жить без микрофона. — «Так это не работает!» и восемь, пусть он еще не знает, что это было только начало его знакомства со странностями этого человека. Позже, во время фестиваля в ростовском метро, когда он начал разговаривать со мной в своем номере, я попросил подождать и привел жену, принес магнитофон с микрофоном. Ну, не пропадать же добру. И еще из странностей: он всегда просил заплатить сразу после концерта. Я не думаю, что он мне доверяет. Возможно, произошел какой-то неприятный инцидент, и его отложили. Чего не было в Юре, так это жадности. Однажды, в ростовском метро, я в коридоре играл в полутрусы (ну, все-таки месяц работы без перерыва), и вдруг выскакивает он, как черт, смеется, рисуется в штанах и жестикулирует. Войдите. Он наливает стопку водки и кладет на стол пачку «Мальборо». — «Но ты не куришь — и это — я не мог себе этого позволить.

Ну, а теперь история: жена Кукина Галя очень ценит его, что правильно. Я не положил его на место. Но она доверилась мне и отпустила его на фестиваль в ростовском метро. Я обещала, что он будет пить только сухое вино.

Я встречаю Юру в аэропорту и сразу говорю: «Алазанская долина». -(любимый напиток Кукина) — Есть, но мы с Галей согласились — Алазанская долина. — «Хорошо, — говорит он, — долина — так долина, — там есть порт? И так ненавязчиво несколько раз по дороге, мол, согласен и еще. Затем он слегка отвлекся: — Кто будет жить в комнате? -С Турянским — да. -Друзья, вы его недавно представили. -Кто ты? Он толстый, храпит и ужасно пьет! — Без вопросов, я отвезу тебя в твою квартиру, там никого нет, отдыхай. -И да, и здоровайтесь с людьми!? Мы приехали, Кукин обнял Турянского, тот пошел спать, мы пошли ко мне в номер пить Алазанскую долину. Где находится. Едва успел выпить стакан портвейна — начал движение. Люди услышали, что приехал Кукин. И вот у нас трое посетителей — Юрий Лорес, Юрий Рыков и мой друг Алексей Фроленко, известный как Фрол. Они сидят, но чего-то ждут. Наконец, кто-то не выдерживает: — Юр, ну спой что-нибудь родное! — Нет, моя гитара осталась в комнате, там Туриянский, а шестеро — не знаю как — да мы все твои песни наизусть знаем, будем вместе играть. И вот он берет гитару Frol и начинает играть. -Нет, говорит Кукин. Он берет в руки гитару Лореса. Снова «Нет». Он берет гитару Рикоффа, одного из лучших исполнителей. И снова гримаса и «нет». Ну, мы сидим в некотором замешательстве. Правда, не больше минуты. Потому что тогда Кукин встает, берет гитару (шестиструнную), играет, поет и одновременно танцует кредиторку. Ну, как я могу не чувствовать себя в дерьме и одновременно не снимать шляпу?

И в Кукине есть функция — Вкус, способность ценить, которая доступна не всем. Продолжайте писать, когда не пишется — это понятно. Показать — это уже другой вопрос. Что просто не распространяется на Кукина из-за того, что в нем нет ничего нового. Да, так и было. Но вкус возобладал. Однажды он спел мне несколько строк. Но когда я попросил повторить ее в компании, он сказал, что ничего подобного нет.

Однажды я спросил своего друга, очень интеллигентного человека, в чем, по его мнению, причина популярности Кукина. В конце концов, ни мелодия, ни его стихи не представляют собой ничего в смысле искусства. Мой друг ответил: «Он гений.

Знаменитый бард Юрий Кукин, автор многих известных песен, в частности «Я за туманом», всегда был головной болью для организаторов. И не то чтобы он требовал осторожности или чрезмерной прихоти. Он был настолько хорошим рассказчиком, что трудно было перестать слушать его и делать все необходимое. Добрые люди предупредили меня, что Кукин начинает говорить, когда вы его встречаете, и заканчивает, когда вы его провожаете. Меня угостили гиперболой. И неправильно. Неудивительно, что в его художественном удостоверении значилось «мастер разговорного жанра». Перед вторым фестивалем клуб единогласно запретил мне встречаться с ним. Надо работать, надо, а не носить крючок на шее.

Юрий Алексеевич Кукин, для всех более или менее известных — Юра. Просто, если вы личность, вам не нужны титулы, отчества и прочие знаки уважения. А Кукин был ярким человеком. Наше личное знакомство состоялось во время его гастролей с Александром Розенбаумом. И он сразу поразил меня безразличием к амбициям. Он спокойно отреагировал на вопрос «и вам не обидно, что из всего концерта у вас всего 4 песни?». Это был естественный вопрос, потому что он уже был Кукином, а Розенбаум не спал. Кукин никак не отреагировал, кроме реакции «Ну и что?». В целом, ему не было скучно с самого начала. Из-за нехватки времени на подготовку к концерту (он пришел к нам неожиданно), нам предоставили небольшую комнату, в которую набилось 40 человек. Там было довольно примитивное оборудование, и она отказалась. Я сказал, что уберу микрофон, чтобы не мешать. «Нет, — сказал Кукин, — я не могу жить без микрофона. — «Так это не работает!» и восемь, пусть он еще не знает, что это было только начало его знакомства со странностями этого человека. Позже, во время фестиваля в ростовском метро, когда он начал разговаривать со мной в своем номере, я попросил подождать и привел жену, принес магнитофон с микрофоном. Ну, не пропадать же добру. И еще из странностей: он всегда просил заплатить сразу после концерта. Я не думаю, что он мне доверяет. Возможно, произошел какой-то неприятный инцидент, и его отложили. Чего не было в Юре, так это жадности. Однажды, в ростовском метро, я в коридоре играл в полутрусы (ну, все-таки месяц работы без перерыва), и вдруг выскакивает он, как черт, смеется, рисуется в штанах и жестикулирует. Войдите. Он наливает стопку водки и кладет на стол пачку «Мальборо». — «Но ты не куришь — и это — я не мог себе этого позволить.

Ну, а теперь история: жена Куки Галя очень ценит его, что правильно. Я не позволял ему идти туда, куда он пошел. Но она доверилась мне и выпустила его на фестивале «Ростовское метро». Я обещала, что он будет пить только сухое вино.

Я встречаю Юру в аэропорту и сразу говорю: «Алазанская долина». -(любимый напиток Кукина) — Есть, но мы с Галей согласились — Алазанская долина. — «Хорошо, — говорит он, — долина — так долина, — там есть порт? И так ненавязчиво несколько раз по дороге, мол, согласен и еще. Затем он слегка отвлекся: — Кто будет жить в комнате? -С Турянским — да. -Друзья, вы его недавно представили. -Кто ты? Он толстый, храпит и ужасно пьет! — Без вопросов, я отвезу тебя в твою квартиру, там никого нет, отдыхай. -И да, и здоровайтесь с людьми!? Мы приехали, Кукин обнял Турянского, тот пошел спать, мы пошли ко мне в номер пить Алазанскую долину. Где находится. Едва успел выпить стакан портвейна — начал движение. Люди услышали, что приехал Кукин. И вот у нас трое посетителей — Юрий Лорес, Юрий Рыков и мой друг Алексей Фроленко, известный как Фрол. Они сидят, но чего-то ждут. Наконец, кто-то не выдерживает: — Юр, ну спой что-нибудь родное! — Нет, моя гитара осталась в комнате, там Туриянский, а шестеро — не знаю как — да мы все твои песни наизусть знаем, будем вместе играть. И вот он берет гитару Frol и начинает играть. -Нет, говорит Кукин. Он берет в руки гитару Лореса. Снова «Нет». Он берет гитару Рикоффа, одного из лучших исполнителей. И снова гримаса и «нет». Ну, мы сидим в некотором замешательстве. Правда, не больше минуты. Потому что тогда Кукин встает, берет гитару (шестиструнную), играет, поет и одновременно танцует кредиторку. Ну, как я могу не чувствовать себя в дерьме и одновременно не снимать шляпу?

И в Kukin есть функция — Taste, возможность оценивать, которая доступна не всем. Продолжайте писать, когда не пишется — это понятно. Показать — это уже другой вопрос. Что просто не распространяется на Кукина из-за того, что в нем нет ничего нового. Да, так и было. Но вкус возобладал. Однажды он спел мне несколько строк. Но когда я попросил повторить ее в компании, он сказал, что ничего подобного нет.

Однажды я спросил своего друга, очень интеллигентного человека, в чем, по его мнению, причина популярности Кукина. В конце концов, ни мелодия, ни его стихи не представляют собой ничего в смысле искусства. Мой друг ответил: «Он гений.

Для хобби. Кто-то собирает марки, кто-то монеты. И я собираю рекламу. Точнее, околорусские байки и сюжеты. Коллекция состоит из нескольких частей. Примерами каждого из них мы поделимся ниже. Никакой морали, только ради твоей улыбки.

Часть I. Идиотизм. В одном столичном городе на той самой улице, где вьют гнезда сильные мира сего, висел рекламный щит столичного интернет-провайдера. За всю историю размещения этого рекламного щита с него не было получено ни одного клиента, ни одного звонка. Но рекламный щит стоял, размещенная на нем реклама регулярно оплачивалась. Потому что напротив рекламного щита стоял генеральный директор этого самого провайдера. А рекламный отдел того самого поставщика по опыту знал, что если генеральный менеджер утром выглянет в окно и не увидит своего объявления, то весь отдел останется без премии за «наше объявление нигде в другом городе!». Наверное, в детстве учительница запрещала этому мальчику считать в столбик и читать на уроках чтения.

Часть II. Провокация висела на вышке над главной улицей, привлекая внимание очаровательно улыбающейся девушкой в деловом костюме и большой вывеской «Секретарь в подарок!». Он не мог поверить своим глазам, когда прочитал более подробно: «(Штраф), который снял секретаря офиса (большой) в подарок!». Тот, кто продолжал не верить в свое потенциальное счастье, изучил это расширенное до мельчайших подробностей и понял, что секретарь был либо электронным, либо в виде колл-центра. Но это не повлияло на суть дела. К тому времени, когда выяснялись детали предложения, вы уже знали, куда звонить, если вам нужен офис в этом районе.

Часть III. Йо-май, что я сделал? Иногда рекламодатели сами не понимают, какой шедевр (часто «шедевр») они создали. В свое время был популярен анекдот о русском, американце и немце, которым дали два титановых шарика и на несколько часов заключили в изолированные комнаты. Чтобы посмотреть, кто и что сможет разгадать. И организаторы удивят сильнее. Американец научился жонглировать мячами. Немец построил устройство. Но больше всего (по законам жанра!) удивил россиянин: оказавшись изолированным в запертой комнате с двумя монолитными титановыми шарами, он каким-то образом умудрился один из них разбить, а другой потерять. В то же время уже упомянутый выше поставщик выпустил рекламный ролик «Шедевр», в котором актер крутит в руках два шара. Потом один из них куда-то исчез. А другой был расплющен логотипом поставщика.

«В жизни случается всякое»

Кардиолог Эдуард Ефимович работает у нас в детской клинике (все имена и фамилии отца зарезервированы). Как и все мы, он ездил в пионерский лагерь на 1-2 месяца летом, чтобы выполнять функции врача — следить за кухней, взвешивать детей, проверять тумбочки, смазывать порезы зеленкой. если не случалось чего-то более серьезного, пу-пу-пу. Тогда ему было 38-40 лет, атлетического телосложения, волосы цвета соли с перцем, слегка вьющиеся, восточный профиль, глаза, брови. хорошо любил женщин. Однажды он сказал: «В 1985 году борьба с пьянством была на пике, за пьянство стали не только отправлять в отпуск зимой и переводить очередников на квартиру, их легко можно было уволить, с любой должности. Все это было очень серьезно, не по-детски. Последняя августовская смена в пионерском лагере, вчера вечером. Все как обычно — дети не спят, бегают по соседним палатам, мажут спящих зубной пастой и зеленкой. Вожатые делают вид, что бегают за ними, иногда пьют вино/водку/пиво, не для пьянства — традиции для) Я тоже не даю понять, что я не врач или как? Ночь прошла хорошо, рано утром покормили детей и сели в автобусы. через полтора часа приехали в город у драматического театра, высадили детей, отдали их родителям, лишних не было, все отлично! вино, бессонная ночь, вино, дрожащие ботинки машины, вино, жара. и я упал под кусты на краю площади, просто отключился. Наши отдыхающие уже разбежались по домам, только сестра Аня как-то увидела меня, пыталась встряхнуть, поднять. бесполезно, я даже не ворчала, просто сладко и с удовольствием спала! Она понимала, что за такие фокусы — вытрезвитель/троллейбус/профсоюзный комитет — могут запросто уволить, а она как раз была нормальной, но не сдавалась. К счастью, она жила совсем рядом, на улице Ленина, 84. Кто-то помог немного встряхнуть меня и приподнять, она почти тащила меня на себе, видимо, я еще могла касаться ногами. и отвели ее в ее комнату в четырехкомнатной коммунальной квартире. Через два часа я проснулся, но не потому, что дрожал от холода, а потому, что сухое вино отчаянно пыталось вырваться наружу. Я пытаюсь встать, что-то бормочу, и Аня почти прыгает на меня, закрывая рот ладонью и шепча мне на ухо, чтобы я перестал шуметь. Я ничего не соображаю — ну, я очень хочу в туалет!!! — я пытаюсь встать, а она меня удерживает и говорит шепотом. Словом, ее соседям не только сахар, но и чья-то жизнь будет отравлена. Она святая девушка, живет одна, и если соседи-старики увидят в ее комнате мужчину, то ей вообще не будет жизни — изобьют до смерти. Конечно, я ей искренне сочувствую, но меньше писать из-за этого не хочется, наоборот, резервы организма на пределе, о чем я, как честный человек, ей сказала. Хорошо, что Аня — медсестра, притащила какое-то ведро, вышла, вернулась, взяла ведро. Жизнь становится лучше! И тут меня наконец осенило, что я уже два часа как должен был быть дома, закрыв чемодан; что жена/теща/тесть/теща/сын и другие многочисленные родственники сидят за столом, вернее, уже не сидят, а перебивают телефонные звонки своих коллег, скоро начнут звонить в больницы! Надрать задницу. Шепотом и жестами я объясняю Ане, что ее образ жизни мне понятен и даже был когда-то близок по менталитету, но если я сейчас же не появлюсь дома, то старые соседи покажутся ей божьими одуванчиками. Они немного поссорились, Аня говорит ей: соседки нет дома,

причастен где-то утром; Она попросит второго сходить за хлебом; А он поведет третьего на кухню, расскажет о перемене; Я должен сразу после тихо выйти в коридор, открыть замок на входной двери, выскользнуть из бесплотной тени и не хлопнуть дверью, а тихо прикрыть ее.

Вот, оборванный, сосед пошел в магазин. Второй занят на кухне. Аня Здесь же отчаянно гремит чайник, создавая мой звуковой занавес. Поэтому, сняв ботинки и держа их правой рукой за «клипсу» сверху, в одних чулках я поплелся по коридору к жестяной коммунальной двери на свободу. Вот я беру Скоколда левой рукой. . Громкий скрип в дверь, но сзади. Где сосед якобы «участвовал сегодня утром». И неописуемо удивленный, радостный, восхваляющий, до боли знакомый голос почти кричит: «Гунджин, Эдуагд Ефимович!» Ботинки с грохотом падают на пол. Я, шаркая по квартире, надел их. С громким щелчком я открываю дверь. И уже на выходе, даже не оборачиваясь: «Добрый день, Бэла Абрамовна». И зачем оборачиваться — голос лучшей подруги моей матери — -закона, которого я уже так хорошо знаю. Как я знаю, в каких рисовках и с какими эпитетами он будет бороться, чтобы рассказать все в картинках. И кто мне верит, после того как в руках обувь, а на ногах носки.

Через полчаса я дома, Белла еще не успела позвонить, все радуются и навязываются: «Эдди, мы тебя чуть не потеряли, уже начали волноваться, а на столе такси, такси уже здесь, пора в аэропорт!» И прочие назначения по работе и восклицания большой и по-прежнему дружной семьи.

Они прилетели к маме на каникулы. Я вздрагиваю от каждого телефонного звонка, жду звонка жены от мамы — свекрови. Я бегу сломя голову через всю квартиру. Я не хожу на пляж, боюсь пропустить звонок. Ни сна, ни аппетита, разумеется. Через три-четыре дня мама застала меня на кухне, посадила, допрашивала. Я разошлась, все было сказано. «Ндааа, сынок, — конечно, верю я, — как я в известной песне, но не могу представить, чтобы кто-то еще в это верил. Я не могу вам помочь, но вы спокойно проведете свой отпуск — все звонки я принимаю на себя, никто, кроме меня, не поднимал трубку. А дом будет, будет, ничего не поделаешь. Постарайтесь заснуть. «Через месяц мы летим домой. Можете представить мое настроение по поводу себя, каких только картинок встреч, вопросов, криков и массы остальных приятных вещей я не рисовала, не представляла. Самолет сел, все вышли, я сел и потянулся на секунду. Все вышли, и теперь стюардесса хмурится, а жена торопит. И я не могу встать, это происходит при сильном стрессе, у меня отнялись ноги. Кое-как, цепляясь за надежду, встала, она почти протащила меня несколько метров, рефлексы начали возвращаться, и я медленно закрылась от лестницы. В те дни от самолета до ворот в город шли по полю. За забором уже никто не встречал и не провожал, только мать с отцом зятем приветствовали нас, они махали руками, широко улыбались. «Ну, где же ты! Мы уже начали волноваться! Все через это прошли, а ты — нет! Надя, как ты хорошо светила, голова, отдых! Эдди, почему ты потерял его? И все? И все? Что случилось? «Что случилось?» Я смотрю на их фальшивые лица и не могу поверить, что любил и уважал этих двоих, которые растягивали удовольствие от моих мучений в течение многих лет. Мы приехали домой, стол был накрыт, тосты, охи, ахи, истории, вопросы. И ни звука для Беллы. Ну, думаю, черт с тобой, хочешь наслаждаться, болей, а я подожду. Прошел месяц. Я потеряла семь килограммов, не спала, заработала аритмию, ничего не соображаю на работе, живу как зомби. Я не принимаю алкоголь, пью как воду, а после рюмки водки отравление. Наступили ноябрьские праздники. Стол, еда, напитки, все родственники в гостях, шум, тосты, мама-закон через стол от меня. И я не мог этого вынести. Он приподнялся на локтях, наклонился к ней через стол и почти прорычал: «Что, мама, как поживает твоя подруга, Белла Абрамовна». После ответа я рассмеялась, даже не собралась с мыслями, заикаясь, раскинула руки, сбросила все со стола, откинулась назад в смехе, грохнула стулом об пол и билась в натуральной истерике минут пять, пугая родственников. Я напитался водой, успокоился, сел, налил, выпил с жадностью и еще немного с жадностью! Никто из родственников не понял, почему я так резко, неуместно эмоционально ответила грустной свекрови: «Ах, Эдди, в тот день, когда ты улетела в отпуск, у Балочки случился маленький инсульт и отнялась речь».

Я уже спрыгнул с турника и начал руками восстанавливать забитые мышцы, когда в плече что-то неприятно щелкнуло. «Это старость, где моя мудрость?». К вечеру плечо начало ныть, и я понял, что не засну. Он подтолкнул свою жену и попросил сделать массаж.

Жена, которую я когда-то вывел за кошку, влюбилась в столичный Урал, а потом поехала за мужем в Западную Европу, недавно разменяла пятый десяток и вдруг сказала, что «ты хороший человек, но любовь проходит», что она больше не хочет жить со мной и часто встречается в соседнем таунхаусе, под разными предлогами с недавно разведенной соседкой Глобник, и, как правило, остается спать в другой комнате, всем своим видом демонстрируя, что» мы больше не семья». » На все мои доводы, что они говорят: «Мужайся, у нас с тобой дети, младшего надо растить 9 лет, мы жили хорошо: Европа, дом, дети, я тебе не изменяла, помогали родителям материально, зачем ты это, ты все разрушаешь? Дайте лучше работу, чтобы найти ее наконец, дети уже выросли, возьмите что-то, что вы придумали для своего «резюме» в старости? ‘ Она ответила на это:». Да, это был вопрос, но теперь любви больше нет, и я не могу удержаться, чтобы не обмануть тебя. » «Что тебе нужно, на чем ты застрял?». Как всегда, сонный муж спросил «осторожно», его глаза блуждали. — Помассируйте мне плечо, оно болит, я не могу спать. — Боже мой! Ладно, давай. Жена начала массировать ему плечо, но как только боль немного утихла. — Всем упасть! И да, завтра утром я еду в Зумбу, чтобы отправить детей в школу. «Ну, я не собираюсь так засыпать», — попыталась я выторговать себе еще массаж. — Меня это не беспокоит. Выпейте парацетамол или обратитесь к врачу.

«А ведь в молодости она всегда опаздывала на свидания, потому что пыталась вызвать «скорую помощь» ко всем лживым Алтуханам, а теперь жалеет обо всех этих жучках-доводах, выпускала их из дома, ругала меня, если помнишь», — думала я про себя.

Затем я встала под душ и под струей горячей воды боль постепенно отступила.

Воспоминания унесли меня почти на двадцать лет назад. …Вечером я гулял по Стамбулу, наслаждаясь прохладой. Ко мне подошел какой-то фитнес и спросил что-то на тарабарском языке. Узнав, что я говорю только по-английски, я спросил «который час» уже по-английски. Разговор продолжался. — О, вы из России! Как здорово, — воскликнул собеседник, — у моего друга невеста из России!» Он всем своим видом показывал, как он рад встрече с русской. — Знаешь, я сейчас иду на вечеринку. Я приглашаю вас. Вы мой гость. — Да, в каком-то смысле я не иду на вечеринку, я просто иду. — Я сказал: «Вы мой гость». Вы хотите оскорбить наше турецкое гостеприимство? — Собеседник не отстранился.

«Но действительно, от чего я отказываюсь, — думал я, — я пойду, побуду немного, а потом быстро уйду». Когда мне посетить турецкую вечеринку? «

Вскоре мы добрались до какого-то заведения, похожего на ночной клуб. Внутри играла музыка, и многие девушки танцевали. Когда я сел за стол, один из них тут же подсел ко мне, а мой попутчик куда-то «вписался».

Девушка была русскоговорящей. Я думаю, она была из Украины. Она сказала, что у нее дома больная мать, и она работает здесь, чтобы заработать на лечение. Мы начали говорить обо всем. По дороге я заказал ей и себе напитки у официанта.

Источник: https://www.anekdotas.ru/anekdoty-pro-komnaty-2

Top

Сайты партнеры: Сонник, толкователь снов | Блок о щенках и собаках | Погода в Санкт-Петербурге России Мире | Копирайтинг студия TEKT | Газобетон стеновой с захватом для рук