Анекдоты про косая

Кролик выращивается вместе с зайцем. Судья спрашивает кролика. — И она согнулась! — И что, ты не видела его до свадьбы? — Мне показалось, что он смотрит на меня.

Психиатр женился на уродливой женщине. «Я знаю, — сказал он своим друзьям, — она согнута, у нее кривые ноги, она глупа, но какие кошмары мучают ее!»

Происходит бракоразводный процесс — Заяц разводится с Зайчихой. Судья (С) спрашивает Хизер (З): (С) «Почему вы решили развестись?»(З) «Чтобы она загнулась».(С) «Куда вы смотрели, когда женились?»(З) «Я думал, она смотрит на меня».

Кролик выращивается вместе с зайцем. Судья спрашивает кролика. — И она согнулась! — И что, ты не видела его до свадьбы? — Мне показалось, что он смотрит на меня.

Психиатр женился на уродливой женщине. «Я знаю, — сказал он своим друзьям, — она согнута, у нее кривые ноги, она глупа, но какие кошмары мучают ее!»

Психиатр женился на уродливой женщине. «Я знаю, — сказал он своим друзьям, — она согнута, у нее кривые ноги, она глупа, но какие кошмары мучают ее!»

«Для нас, сотрудников Первого национального банка, каждый клиент — это не просто номер! Это число, тире, еще одно число, косая черта и еще одно число».

Психиатр женился на уродливой женщине. «Я знаю, — сказал он своим друзьям, — она согнута, у нее кривые ноги, она глупа, но какие кошмары мучают ее!»

Однажды такой грустный человечек сидит в баре и печально смотрит в свой бокал. Тут в бар вваливается парень — косоплечий, смесь рокера и дальнобойщика, типичный «нарушитель спокойствия». Зыпкнул криво, на Мижичкин погребок и одним глотком осушил свой стакан. Мужчина уронил голову на руки и горько зарыдал. Мужчина, не ожидавший такого поворота событий, открыл рот. Он похлопал маленького человечка по плечу: «Не убивайся, мать твою! Это шутка. Я заплачу тебе за следующий кубок. — Да, ты не понимаешь, это худший день в моей жизни! Сначала я проспала. Я пришел в офис и был уволен с треском. Выйдя на улицу, я обнаружил, что мою машину угнали. Полицейские сказали мне, что вряд ли смогут помочь. Мне пришлось ехать домой на такси, в котором я забыл свой портфель со всеми бумагами и бумажником, а водитель, гад, тут же исчез. Дома я застал свою жену в постели с садовником. Жена сказала мне, что я нездоров в постели и выгнала меня. Хи, я иду в бар, напиваюсь, а потом решаю порвать с этой жизнью, и тут появляешься ТЫ. И выпей мой яд!

Смерть всегда приходит с дубинкой. Поэтому волосы будут хуже смерти.

В соседнем подъезде нашего дома жили мальчики-близнецы, хотя одеты они были по-разному, определить, кто из них кто, было практически невозможно. Как-то наблюдая за суетой детей на детской площадке, но вынужденный отдать должное непьющим мальчишкам, я был спокоен за своих. Я заметила их на своем отце, так как это пригодится им в жизни при таком удивительном сходстве. На что он задумчиво, после долгой паузы, ответил: Это пока в дырочку, потом все определит его собственная жена, они откалибруют каждый для себя. Прошли годы, последний раз я видел их у студентов, которые учатся на экономистов. Я приехала навестить маму, а тут венки во дворе, музыка заиграла, мы все как обычно вышли во двор, чтобы забрать умершую бабушку соседки в последний путь. Не дай Бог никому прожить, не болея, особенно более девяноста лет. За гробом шел мой рослый сосед, а рядом его сыновья, амбал амбала под сто килограммов, как он наклонил Фатому в плечи, неподалеку, у того самого колодца сбитого, про таких говорят — кровь с молоком. А с другой стороны — другой сын, прототип Юрия Николаева, увядший морщинистый подросток и такая же увядшая, полная жена рядом. Она перекрестила лоб и низко опустила голову, чтобы никто не заметил смешного выражения на ее лице, и у меня в голове пронеслась мысль — они калибруют! Каждый сам за себя.

Дочь в детской. Они заметили, что она, кажется, немного косит. По данным Института Гамгольца, самый важный профессор был обследован в Институте Гамгольца. Целый день на хитрых приборах она наблюдала за ней, по результатам профессор сказал нам, что дочь здорова, глаз такой, даже красивая. Затем он нежно погладил ее по голове и сказал: «И девочка наклонилась».

В погоне за Дидой из предыдущей истории.

После пожара вся эскадрилья ретировалась в дом Ато. Мне пришлось остаться после работы. Стимулом была раздача труб и выдача нам командиром АТО авиационного спирта.

И последний стимул — Дида его очень соблазняла, поэтому он всегда оставался на ремонт. Ремонтный тип, он злился в основном на накрытый стол. И вот, как бы тщательно поднимая, но не ломаясь, мы возвращаемся из аэропорта после очередного дня ремонта и с нами вообще ничего не делали, то есть это было буквально необходимо, если вы не носите — то подводите маленькие ручки под белое — правильно. И, конечно, никто из нас не хотел знакомиться с его женой (Бойбаб, трое детей, когда они нагнули Фатому, Дида превратилась в послушную курицу в его руках).

Так как я жил ближе всех к его Досу (Дом офицеров), то, конечно, эта почетная обязанность была возложена на меня. Ну, пока я шел, гадая, как пройдет эта встреча, Дидд всячески обманывал меня («Да, я там, где он» — и крепко сжатый кулак), уговаривал выйти в свет («Да, я за столом с кулаком — она здесь, он организует спорт и завтрак!» — это для жены) и всячески наставлял на авторитет в семье и подчинение жене.

Это случилось прекрасным августовским вечером на закате брежневской эпохи. Старая подруга моей мамы в Москве, Надежда Константинова, жарила котлеты, когда на кухню вошел ее муж и, загадочно улыбаясь, сказал, что готов спорить с чем угодно, но в ближайшие пять минут в их доме будет готов большой летающий объект. Она выглянула в окно и не увидела ничего, кроме обычного здания с пятью офисами напротив. Но услышали дикие крики со двора. Их становилось все больше и больше. Огромная тень упала на двор сверху и скрылась.

Тетя Надя вышла на балкон и умерла. Крутой надувной медведь размером с двухэтажный дом устремился прямо к ней, угрожающе размахивая лапами в воздухе. Она почти зацепила козырек их дома своей эффектной задней лапой и полетела дальше. Он упал на пустырь за их домом.

Конечно, это был наш олимпийский мишка. Я отнекивался, как мог, но видел перед собой взволнованные сияющие глаза Надежды Константиновны. Для нее это было, пожалуй, самое удивительное событие в ее жизни. И моя история развивалась точно так же. Ну, я не собираюсь придумывать грандиозный финал. Вздохнув, я решила хотя бы проверить Google, не напутала ли я чего-нибудь в истории моей тети. В конце концов, два миллиарда человек смотрели прощальный взлет Миши, тогда я просто разрыдался, как мальчишка. Это не могло остаться незамеченным.

Результаты поиска озадачили меня. Всезнающая Википедия посвятила Мише целую статью, но мой вопрос был деликатно проигнорирован. Но там было написано: «Олимпийский Миша — это антропоморфный медведь, улыбающийся и стоящий на задних лапах».

Затем специалисты CACI рассказали, как медведя вели по специальному воздушному коридору. После МКАДа он взбунтовался, покинул коридор и улетел на Бородинское поле. Рядом с ним положили мышку, чтобы он не улетел в неизвестном направлении. Я сел в доме отдыха «Вымпел».

Прочитав это, я просто расстроился. Неужели тетя Надя все предусмотрела? Она жила за Ленинскими горами. Что есть Бородинское поле. Я начал копать дальше и выяснил, что многие свидетели видели, как медведь упал в ее районе. Добавьте к этому опрокинутый пивной ларек и двух испуганных пьяниц. Тогда я и увидел его — как раз там, где он не упал. Я насчитал по меньшей мере пять версий. В конце концов я нашел эту историю, привожу ее в сокращенном варианте:

«Полная правда о последнем полете олимпийского мишки на Олимпиаде-80».

Я хочу рассказать вам правдивую историю об олимпийском мишке. Я знаю эту информацию от друга моего отца, который был связан с Олимпийским комитетом в те годы. Однажды, когда он был у нас дома, в состоянии хорошего подпития, он выдал этот секрет. Я не обращал особого внимания на эту тему, пока недавно случайно не увидел в интернете кучу сказок и легенд на эту тему. Меня обидело то, что вместо правды, которую люди, возможно, уже знают, подается какая-то низменная чушь.

Конечно, я не могу ручаться за то, что сейчас расскажу, но, судя по логике, именно так все и было. И я не сомневаюсь в источнике информации. Если этот парень и говорил что-то, то только о том, что он действительно знает.

Все прошло, мягко говоря, не так гладко, как хотелось организаторам. В принципе, можно было полностью управлять «Маусом» с земли, так же как луноходы управлялись через спутник операторами на земле. Но на это не было ни времени, ни колоссальных затрат, учитывая, что они вообще не хотели санкционировать проект под формулировкой, что, по их мнению, медведи не летают.

Медведь действительно был резиновым, наполненным гелием и надутым от пояса до самого низа, кабина пилота-оператора также находилась в правой нижней лапе, и также имела управление с помощью групп шариков для поворота бортов. Но было и то, что нигде не упоминалось, и это очень важная деталь управления объектом. Без чего дирижабль не смог бы летать? Именно так — без двигателя. Сзади она располагалась, точнее, прямо на мягком месте, или точке пятки. Это был электродвигатель, который вращал винт или пропеллер, почти как у Карлсона.

И винт, и, конечно же, двигатель находились внутри изделия. Винт был скрыт куском прочной ткани, которая в то же время пропускала поток воды из лопастей. Таким образом, «Мышь» не была продуктовым пузырем. Это все еще был продукт дирижабля.

Батареи двигателя, сам двигатель, оператор и песок в самом низу задних ног использовались в качестве балласта для амортизации посадки. В кабине оператора находились датчики управления воздушным шаром, высоты и направления полета, смотровая щель, замаскированная под белую полоску на лапе (ее видно на фотографии) с хорошим обзором и автоматической и ручной регулировкой вытекания гелия. Кроме того, пилот имел постоянную связь с землей. У Мышки не было запасного варианта. Причины были разные: от нехватки денег (миллионы рублей ушли на Олимпиаду) до нехватки времени.

Полет должен был почти полностью контролироваться с земли специальным летным персоналом, который выполнял все маневры на площадке. Оператор выполнял команды, сообщал показания приборов и управлял летающим объектом. Оператор был летчиком-испытателем. Штаб на месте был расположен в районе смотровой площадки на Воробьевых горах, там же находились три мобильные группы машин на случай форс-мажора, которые дежурили на Воробьевой набережной, улице Косыгина и Университетском проспекте. Место посадки представляло собой закрытую территорию между улицей Косыгина и Университетским проспектом, свободного пространства для посадки было просто предостаточно. Соответственно, там дежурили люди из летной группы.

План полета был прост. Миша взлетел из Лужников на определенную высоту, уже ориентируясь на направление полета (в сторону Университета и Воробьевых гор). Далее, набрав высоту с помощью стравливания гелия (именно это делала единственная автоматика в установке), оператор включил двигатель и начал плавно двигаться по прямой к месту посадки. В случае отклонения от курса оператор должен был использовать группу шаров для корректировки. Достигнув места посадки, отпустите дроссельную заслонку и сядьте. На самом деле это был план полета.

Испытательный полет состоялся накануне закрытия игр, где объект приземлился без происшествий в заданном месте. Полет также состоялся поздно вечером. Затем «Медведь» был сброшен и возвращен на стадион. Стоит отметить еще одну важную деталь. Полет над ландшафтом проходил на снижающейся высоте, так как объект летел вверх по холму (Воробьевы горы) и, соответственно, набрав определенную высоту, достиг места посадки без изменения коридора высоты, уже на более низкой высоте, чем земля. Что было удобно с точки зрения посадки.

Теперь о последнем полете. Как это произошло на самом деле. Начало полета задокументировано телевизионными кадрами. Медведь плавно поднимается в ночное небо Москвы. Затем он занимает свой коридор высоты, и оператор включает двигатель на самую низкую скорость. Затем Мишка покидает поле зрения людей на стадионе и попадает в зону прямого контроля летного состава. До самой Москвы-реки полет проходил идеально по направлению и высоте, но после пересечения реки, где-то на ее середине, Миша начал дрейфовать влево от направления полета. Возможно, это был порыв ветра с реки. Оператор начал выравнивать трассу своими шарами, но Мишка не реагировал и продолжал поворачивать налево. С земли была получена команда увеличить тягу двигателя при маневрировании. Возможно, в этой команде была допущена фатальная ошибка. От возросшей тяги Миша сделал все наоборот и вместо того, чтобы повернуть вправо, в правильном направлении, он повернул еще больше влево и теперь летел спиной в направлении полета, т.е. развернулся на 180 градусов.

У пилота не было другого выбора, кроме как полностью выключить тягу. Но он не только летел спиной, но и начал кружить вокруг собственной оси, как в штопоре, с той же левой стороны. Вероятно, отсюда и пошли слухи о сильном ветре, который пронес его над Можайском. Ничто, кроме порыва ветра, не может объяснить такое поведение объекта, хотя погода была не ветреной. На земле царила паника, ситуация явно вышла из-под контроля. Более того, Мишка изменил курс, теперь он двигался точно по направлению реки, прямо по ее руслу, и при этом вращался. Ужас ситуации заключался в том, что дальше в том направлении находился метромост со станцией метро «Ленинские горы», и была вероятность врезаться в него.

К счастью, оператор смог остановить вращение Мишки, но мост неумолимо двигался, а место посадки становилось все дальше. На земле мы приняли решение об аварийной посадке на берегу реки, на Воробьевской набережной у моста к университету. Оператору было приказано отпустить дроссель и идти вправо. Здесь все зависело от летного мастерства оператора, удачи и самого воздушного потока. И воздух словно опустился над Мишкой, и ему удалось повернуться лицом к берегу. Оператор открыл клапаны и начал выпускать гелий.

И тут новое невезение, газ стал уходить слишком быстро, и Миша быстро снизился. Стало ясно, что он не доплывет до берега и рухнет в воду, а это совсем нехорошо, потому что так он доплывет до Южной гавани, куры будут хохотать. Земля отдает приказ нажать секретную красную кнопку под левым рычагом управления шаром, о которой оператор до сих пор ничего не сказал. Оператор, не раздумывая, нажимает на нее, и затем резким толчком мышь поднимается вверх. Сработали реактивные сопла секретного реактивного двигателя в лапах Мышонка, а также в лапах верхних. Перегрузка была такой, что неясно, сколько g, но оператор потерял сознание.

Когда он проснулся, была зима, и он полз на руках от своего горящего корабля. Черное небо и белый снег, тепло огня и мороз зимнего леса. «

Нет, честно, я читал с затаенным дыханием до предпоследнего абзаца 🙂

Цитируется по http://sandrotkl.livejournal.com/3429.html

Сегодня я вспомнил Одессу и вспомнил похожую историю. В 2000 году, в апреле-мае, моя будущая жена приехала в Одессу на 6 дней. Времени на прогулку по Одессе не было, хотя очень хотелось. Но в день отъезда в субботу у нас было 3-4 часа до поезда, и мы решили немного погулять. Мы доехали на троллейбусе до театра оперы и балета, затем пешком по Ришельевской улице дошли до железнодорожного вокзала. Мы прошли почти квартал и заметили большое количество хорошо одетых людей, выходящих из здания. Как оказалось, это был ЗАГС и там была свадьба. Свадьба была смешной сама по себе по нескольким причинам. Во-первых, одежда гостей значительно отличалась. Некоторые из гостей были в простых костюмах/платьях, другие, более многочисленные гости были в дорогих, вычурных нарядах. По вторичным признакам мы выяснили, что бедные родственники были родственниками жениха, а богатые родственники — невесты. Не часто можно увидеть богатую невесту, выходящую замуж за бедного жениха! Но когда мы увидели жениха и невесту, все сразу встало на свои места. Жених: сутулый плечистый фантом, ниже 190 см, на голову выше всех своих родственников и как минимум на полголовы выше родственников невесты. Невеста: Ниже 175-180 см, но крупная. Если кто помнит Руслана Писанку в его лучшие годы, то примерно так. Итак, жених с невестой и гости пошли к крыльцу ЗАГСа за фреской, начали фотографироваться, кого-то ждать и т.д. И тут мы заметили, что рядом с нами (а стояли мы на противоположной стороне дороги), прохожие начали останавливаться и примерно через 5 минут собралась приличная публика человек 50. Затем, согласно свадебной традиции, Жених должен взять Невесту на руки и передать ее в машину. Этот факт и размеры невесты собрали такую толпу зрителей. И вот наступил тот долгожданный момент. Все зрители замолчали. Как только жених подхватил невесту на руки и понес ее к машине, все зрители зааплодировали, а затем спокойно занялись своими делами. Я вспоминаю этот момент и удивляюсь тому, какие особенные люди живут в Одессе и каким тонким чувством юмора они обладают.

Мы собрались на рыбалку с таким компаньоном. Они загрузили машину всем необходимым барахлом (так что она выглядела как крытый ARB) и умчались. Среди прочего, они захватили с собой надувную лодку. Ну, «лодка» — сказано. По внешнему виду он напоминал слегка удлиненный Камаз и зловеще назывался «Dive 3» или «Snowball 3» — точно не помню, но что-то вроде этого. Мы проехали довольно большое расстояние от Москвы — триста километров. Мы выбрали берег, где можно поставить палатку. В общем, приехали — распаковались. Рядом — метрах в десяти от места предполагаемой дислокации, сидели три девушки, чьи гамаши были засунуты в сапоги, мы решили, что это местные нимфы. С дерзким видом они отпили из фляжек — поставили палатку — сдули лодку. Водитель берет весло и. Задуманный стержень с прикрепленным к нему на конце колпачком, который, по его разумению, должен был с лихвой заменить второе весло, которое он ранее потерял. Сказать, что позор двух петлистых москвичей, пришедших в пустыню, — это ничего не сказать. Девушки смеялись при виде этого судна — такое ощущение было от всех золотых зубов.

После прилично забитой рыбалки удочки были почищены и уложены с гордым видом на лодку Varian. Они брали в руки удочки, отвязывали пиво из бесконечных запасов настоящего моряка и застывали с задумчивым видом китобоев на завораживающих поплавках. Кроме того, когда мы сидели в этой — не буду говорить за столом — «лодке», мы были похожи на двух потерпевших кораблекрушение посреди спокойного океана. Я много раз в жизни пинал Балду, да и что греха таить — вообще не люблю работать. Грубо говоря, мне это совсем не нравится. Кроме того, любой активный физический труд мне неприятен. Но так бесцельно и расслабленно я никогда не проводил четыре часа своего времени под палящим солнцем. Казалось, что вся рыба мигрировала на противоположный берег реки, и оттуда делала ставки на то, сколько два идиота еще будут ждать улова. Чувство было такое, что если мы и поймаем кусочек вялого кривого карпа, то только если он будет покрыт сердечным пуншем и плавать вокруг самой лодки.

Бороться нам было негде, удочки безвольно свисали с бортов нашего «Дредноута» — и мы, накрывшись панамами, лениво потягивали пиво — fair desa. В какой-то момент я опустил руку в воду и нащупал веревку. Моя рука слегка дернулась — я пнул друга — и вместе мы решили, что это сеть. Кроме того, на многие метры тянулась огромная сеть. И самое главное — это была сеть — чужая!

Это не значит, что мы всегда следовали всем заповедям и никогда не пытались задушить что-то плохое. Это в крови каждого настоящего русского — особенно москвича. А как же иначе? Но потом противоречивые чувства научили нас. За такую сороку, как обход чужой сети, поставленной честными аборигенами в укор «Рыбнадзору», их можно было бить. И били чрезвычайно громко и неприятно. С другой стороны, Рыбнадзор, если уж такой жулик, как мы, попал в сеть, не слушает его разблокировку, что мы ее не ставили. Куда ни кинь, везде клин. С третьей стороны — оставлять чужую сеть без присмотра как-то глупо — тем более что там могут быть долгожданные трофеи, с которыми мы можем гордо вернуться домой и долго рассказывать, как мы ловили, ждали и т.д. — мы широко расставили руки и сохранили гордые широкоглазые лица друзей, жен и родственников.

В общем, робко оглядевшись по сторонам и с таким видом, будто на нас умерла вся федеральная казна, мы решили посидеть в чужой сети. Три здоровые рыбы в наших наглых рыбацких руках плавали вдоль и вокруг чуда. Мы с радостью забыли о безопасности. И напрасно.

Между нашей лодкой и берегом — было около четырех метров. Но в этом месте росли глухие высокие кусты — буквально густые. И хотя расстояние до берега было небольшим — в этом месте река была очень глубокой.

Раздался треск веток и шелест листьев — кусты расступились, и из них вышли двое рослых парней. Как с обложки журнала «Сделай себя мужчиной» — худой, толстый в плечах, страшный (в кепках «Олимпия» 80-х годов) и бородатый. Они идут друг за другом, держа на вытянутых руках лодку, которая страшнее даже их самих. С изогнутой передней частью, камуфлированная, большая и в целом похожая на надувную лодку из фильма Commando. Надпись на приборной панели этого резинострельного изделия гласила что-то вроде «Вепрь 5» или «Барс 6» — точно не помню. Да, и это было не из-за страха. Нет нужды говорить, что нам было грустно. Даже заметно опечалился — понимая, что возмездие неизбежно. Да, и наш «снежный ком 3», похожий на большой спасательный круг со сковородкой в качестве весла, почему-то не казался криминальным. Поэтому идея показать владельцам сеть как бы отпала сама собой.

Мужчины вышли из кустов и буквально потеряли дар речи, увидев наши растерянные лица. Пауза. На несколько секунд воцарилась тишина. Противоборствующие стороны оценили плацдарм грядущей кровавой битвы, к тому же преимущество было явно на стороне противника. Мой собутыльник рано пришел в себя и осторожно, без резких движений, начал опускать весло и сковороду в воду — при этом стараясь оставаться спокойным, как индусский укротитель змей.

Он заставил присутствующих замолчать — один из бородатых мужчин: — Как вы отдыхаете? — Да, все в порядке. Мы собираемся на рыбалку. — Как улов? — Вот. Опять ничего особенного

Весь короткий диалог сопровождался примерно следующими действиями: хозяева пустой сети, аккуратно, в процессе разговора, достают лодку — ставят ее на воду и так же аккуратно пытаются в нее залезть, стараясь не напугать нас и загипнотизировать размеренной речью. Мы же, очаровательно улыбаясь и ведя приятный диалог, с легким шорохом медленно отходим от наших оппонентов. И все это сопровождается приятным приятным общением совершенно интеллигентных людей. Я бы даже сказал, настоящие джентльмены.

— На что вы ловите рыбу? — Мы ловим рыбу удочками, как вы себя чувствуете? — Спасибо, хорошо, вы не трогаете здесь ничего лишнего? — Нет, что вы (толкает, коварно бьет рыбу — на дно лодки)

В основном — история, конечно, имела бы явно трагический конец — нас бы били долго, упорно и всем, что попадалось под руку.

Но тут над озером, вдалеке, раздался приглушенный рев моторной лодки. Это было спасение. Местные жители замедлили ход своей баржи, и в этот момент мы начали грести.

О, как мы гребли. Это была песня, поэма, эпическое сказание. Я даже не представляла, что можно так эффектно накрыть сковороду веслом. Пенистые хлысты рассыпались по борту нашей лодки. Почему есть фрегаты! Не хватало только черного флага и пушки на боку. Нет, мы даже не участвовали в гонках. Мы висели над водой. Не могу сказать, сколько узлов по военно-морским стандартам, но, видимо, не меньше, чем у ракетного крейсера времен Карибского кризиса.

Так начался наш первый день рыбалки.

Навеяно историей #3 от 07/26/13 о рокерах/байкерах и контролерах.

Просцениум примерно такой же. 6 одноклассников в штатском, возвращающихся из армии, возвращающихся из паба. 90-е годы. Все веселятся, лето темнеет. Чем еще заняться компании, слегка обезумевшей от пива и тараканов. Советую: ребята — тут недалеко есть кинотеатр, я видел в нем афишу — классный фильм. Все уходите. Я просто говорю о проблеме — мы можем опоздать на 5-10 минут, если пройдем пешком, сделаем несколько остановок на троллейбусе и запрыгнем в подъехавший полупустой троллейбус. Кто-то присел от тяжести разлива, кто-то встал, кто-то рассказал анекдот. Я неторопливо, насколько позволяет выпитое ранее, обыскиваю карманы в поисках талонов, к которым все уже привыкли во время службы. И каким-то образом, медленно, это выходит из меня. На следующей остановке заходят два контролера и как-то сразу подходят к нам. Я им говорю: ребята — не мешайте нам, я найду талоны и порадую компостер, все будет хорошо. Но нет. Мы слишком мертвы как студенты, это может быть. Тут я, как самый трезвый, объясняю — не трогайте нас — мол, мы всего лишь армия, мы отметили это дело и мирно плывем на своей волне. Мальчики начинают залезать в бутылку. Я, понимая, что два отставных морпеха, десантник, два школьника из спортивной компании в слегка опьяненном состоянии не будут особо разбираться, кто и что я накапливаю. Я, скромный ротный разведчик, всего лишь тень на их фоне — я начинаю отвлекать их от пока еще мирных разговоров о моей роте. И они с чувством выполненного долга предлагают нам сойти на следующей остановке и составить протокол. Они ушли. Остановка была там, где мы планировали сойти. И тогда контролерам стало не по себе. Я вышел из армии таким же худым, как и ушел — 57 фунтов при росте 178, но когда со мной вышли еще 5 человек, и у всех был хохолок на плечах, и все были пьяны. Конечно, они никогда в жизни не поступали умнее — разворачивались и уходили. Молча.

Я видел одного из контролеров на этом маршруте еще 10 лет, пока пользовался им. Но он никогда не подходил ко мне. Возможно, он узнал об этом или просто был занят другими пассажирами.

У пьющих людей есть сазэн.

Мало кто знает, что коса, коса, кожаная куртка — тысяча рублей (изначально — именно рублей!). На дореволюционных купюрах в тысячу рублей надпись была наклонной. Поэтому 1000 руб. называют «косач»!

Басня «Лев и заяц». Именины праздновали в лесу, Туда пригласили кролика. И надо же было так напиться, залезть на стол и высказаться: хозяйка — блядь, пирог — говно, дайте мне шапку и пальто. Я скажу льву, он царь зверей. Я трахался во рту у таких королей. Неподалеку лев лежал, В кошке львицы топтался. Кого, черт возьми, ты бы трахнул? Да, я для тебя как сэндвич, в рот ебу. Потом сорок кроликов ускакали, А льву так досталось, Что он три дня кости обсирал И голый в Африку бежал. Мораль сей басни такова: кролики трахают льва в связке, а лев трахает их поодиночке.

Он всегда избегал общества умных и красивых женщин. Берег нервов. Для женщины с мужским мозгом, да еще с внешностью, исключающей в мужчине все мысли, кроме неприличных, это смерти подобно. Ну их на хрен этих Сократов с сиськами, правильно я подумал, уверенно выстраивая крестьян Среднерусской возвышенности. В моем браке способности должны быть четко разделены: ты красивая — я умный. Я говорю, что ты слушаешь. Все вышесказанное — от лукавого. Баба должен быть нежным, доверчивым и легко обучаемым, — думал я. Легкое обучение. То есть выучить команды «Лежать!». , «Tubo!», «Open!» и «Aport» — означает правильно реагировать на брошенную в нее палку. Привыкайте к лотку. Все. И наоборот, с умными людьми. У вас нет времени танцевать перед своей возлюбленной, ведь вы уже запряжены, завязаны уздечкой, надели мигалки и тащите шезлонг ее желаний, рассыпая хлопья пены под копытами. И это в лучшем случае. В худшем случае посылали на хрен, чтобы «под стук копыт пыль летела по полю» Но не повезло. У меня всегда были отношения с этими афинянами, их матерью, Паладой. Я познакомился с Настей в баре Центрального дома художника. Крошечное создание с потрясающей фигурой, детским лицом и наивными голубыми глазами профессионального мошенника. Мечта тупого педофила. Глупая, потому что за внешностью школьницы-нимфетки скрывался железный характер в сочетании с развитым умом. Она не любила говорить о себе, никогда не хвасталась своими способностями — они открылись мне случайно. Выходим на корт (Бегемот решил продемонстрировать свои навыки) Благословенный. 6-0. 6-0. 6-0. Как выяснилось, мастер спорта. Я был удивлен, обнаружив, что она непринужденно беседует с французом на его языке. Постепенно я узнал, что знаю немецкий, итальянский, испанский, арабский, английский, конечно, и почему-то польский. И все это за 25 лет, за одну минуту. Кроме того, было трудно придать ей вид 15-летней давности. Строгий режим. Мы долгое время были друзьями без каких-либо попыток заняться сексом. В личной жизни Настя предпочитала двухметровых спортсменов с модельной внешностью при полном отсутствии мозгов. У нее также были взгляды на выбор сексуальных партнеров, схожие с моими. Она насмехалась над своими помощниками в черном. Я иду в бар — вижу сцену. Настя стоит на коленях у своего очередного Толика, расчесывая его роскошные волосы. «Я собираюсь прочесать кастру, чтобы трах был безмерным», — кивает она моему любовнику. Нежный Толик подходит к красным пятнам, ставит Настю на землю и бросается к ним, стуча копытами. Обиженный ребенок. «Анатолий потискал девушку на Тверском бульваре, но трахнуть не соизволил: слишком знаком был», — пожимает плечами Настя. — Почему ты тиранишь животное, хозяйка? — Я отпустил змею. Устала. Мы такие нежные, такие дьявольски ранимые (Настя, когда говорит о милых, всегда использует множественное число). Я все время боюсь порвать ему девственную плеву. ничего, я тут недавно встретила такого персонажа — это мечта Дуньки о розовой мыльной фабрике. — Объясните. «Ну, так и есть», — Настя поплевала на пальцы и с достоинством разгладила воображаемое расставание с ними: стопка первой гильдии, божья благодать. Поклонился ли ты мамоне? — Я не делал этого. Купец, храбрый человек, кстати, в моем вкусе. Метр восемьдесят два, руки как ноги, ноги как обрубки, косой поясок и задняя часть черепа, показывающаяся сквозь пелену глаз. — Не типично для бизнесмена. Может, ты становишься глупее? — Какая мне разница, почему он глуп — по рождению или по любви? Например. Умнее, я тебя выгоню. -Что пошло не так? — О, там был цирк. Мы пришли к нему. Мы сидим, пьем чай с пирогами, в гостиной у нас все в чашках, кроме фотографий. Вся стена увешана — здесь мы катались на велосипеде, здесь занимались виндсерфингом, здесь покоряли гору,

Слева, мускулистой рукой, мы держим яхты и пилотируем там самолет. Ну, я такой скромный, говорят они — а что это у вас за пианино в углу пылится, осмелюсь осведомить. Во имя красоты прикрыть дыру в обоях? — Ну, это, грит, Миленич, иногда, под настроение, как накатит. бывает. Музыка. А потом накройте меня. -Что? -Да, я представлял, как мы с Мартой, моей подругой, сидим в его человеческом подбрюшье, пьем чай на блюдцах с капелькой. И вот Марфуша (Настя растянула по бокам концы воображаемого крестьянского платка) уперла палец в потолок и грозно:-барин, грит, в подтексте внутри подтекста, тычет,-как она идет к роялю, а иногда бежит за роялем и ну долбать по клавишам. Ну, тут у меня на рубашке осталась незаконченная Милена с этой фотографии, и я плюнул. Я со стула на стеклянный пол и бью себя по рукам. И моя тренировка проходит в растерянности. Он хлопает глазами, его рот открыт. И я больше. Я так и вижу, как «это» накатывает на него, как натягивает рубашку до пупка, скребется! — Вырезает все по дороге — за роялем. С шейкой матки, которая начиналась с одной стороны. Удар по крышке — Хуяк! Фалды хвоста откинуты, так что тот на плече застря л-и. (Насте, которая улепетывала, положив раздвинутые ладони на воображаемые клавиши) — т-д а-д а-да черт. -Ааааа. -Ты такая сука. Мы плачем на плечах друг друга. -Экс, Макс, давай сделаем тебе лоботомию? Тогда я бы поиздевался над тобой. -Бара, Настон, нет. -Ты не знаешь, от чего отказываешься, дурак! -N о лоботомии. -Ну, если передумаете, дайте нам знать. Ну, или сотрясение мозга, например. Я отдам его вам сразу, — отвечаю я! — Вовсе нет. Поскольку я хочу быть в Милене, я немедленно сдаюсь. Это верный признак идиота. -Ну, давай, Санта. -Почему я приземлился на Санту? -Что? -Сласик должен знать. Когда входишь в бар, окидывая взглядом окружающую обстановку, сразу вспоминается Некрасов — ну, «леденящие душу голоса из патруля, окружившего его владения» — помните? -Ясно? -Он посмотрит — хорошо ли лесные тропинки перенесли метели, и нет ли трещин, щелей? -Ааааа. У вас тут язва. -Макс, может, им нужны докторские? Я посчитал на прошлой неделе, сколько шлюх выстрелило отсюда? Шесть? -Я забыл в дороге. -Где их так много? -Что? Может быть, вы больны? -Настя, я сам себе дохтур, весь в упаковке. -Вы врач? Вы сказали, что вы как подводная лодка? -В душе я врач. И в разрядной книге подводной лодки. Я не вижу противоречия. -Аааа! Вы водолаз-гинеколог? Это клятва Гиппократа, заставляющая тебя нырять из киски в киску, не так ли? -так? Он складывает руки вместе, как будто собирается куда-то нырнуть. Я заползаю под стол. -Ааааааааааааааай. Отстань от меня, о Ик. -Хорошо, парень, давай. Какое-то животное в мини-юбке. Как раз в твоем вкусе. . Как-то захожу в ЦДХ — Настя сидит в углу. Дранки Водара. Не похоже на нее. По внешнему виду — абсолютно. -Что с тобой случилось? -Аааа. Макс, иди сюда. Обними меня. -Что вы все дрожите? -Ааааа! Слезы, сопли, рубашка вся мокрая. Едва ли его можно успокоить. -Ну, что случилось? Более или менее успокоенный друг начинает рассказ. -Я отдал машину дилеру, теперь уже два дня кошмар. Я хватаю машину. 140 мерин, выкрашенный в черный цвет. Краснокожий перепрыгивает через 130, TSAP для моего Scruff и в машину. И есть еще три. Крупный рогатый скот. Ну, все, думаю, Насти, допрыгалась. Я начинаю рушиться и выть. -Мол, дяинки токо, не выебывайся, я все еще девочка, мама ждет меня дома, ладно, пожалуйста, дяинки йи. И в зале воцаряется тишина. Ну, я единственный, кто борется. Только один поворачивается и вежливо говорит — «Провал! Ну, я понимаю, что без секса не уедешь, и уже на другой ноте, говорят, дядя,

Ну трахни меня всем стадом, только маму не бей, Бауша не пострадает, дети голодные. -У каких детей «больше девочек»? -И слушайте! -О! Я вижу тебя лучше! Ну, я канючу, они молчат, подъезжаем к подъезду, я взял скраб на скромность и мы его одели. Как кошка. Мы поднялись на лифте. Они поставили меня у двери и позвонили. За дверью они смотрели глаза в глаза, дверь открылась — у парня в брюках сквозь щетину виднелся золотой зуб. Просто скажи мне что-нибудь — как его послали к зубному. Он влетел в квартиру вместе с Воробьем, времени на чириканье не было. Они в хижине разошлись, последний повернулся и вежливо сказал мне: — Я! И дверь захлопнулась у меня перед носом. Я стояла, завывая, плача, почти злясь. И радость от того, что все получилось, но в то же время, знаешь, Макс, даже немного обидно. Почему они не хотели меня трахнуть? Я уродлива или как? Гы-гы-гы. Снова плачет, всхлипывает и т.д. — Да, Насти, они очень красивые. Если бы я был на их месте, я бы точно трахнул тебя, не волнуйся! — Правда? -Я буду волноваться! -А ты отвезешь меня домой? -Конечно! Мы подходим к ее крыльцу, Настя секунду думает, хмурится, потом, решительно, про себя, — нет, у меня стресс, мне надо успокоиться, и он забирается на меня сверху. Полночи мы раскачивали машину под ее окнами. И еще у меня есть квартира с ней, но я не хочу никуда выходить и не хочу абсолютно. Утром мы едем ко мне. Замораживаем на неделю. Настя берет отпуск, я отмечаю все дела. Они не могли оторваться друг от друга. Но два пистолета помещаются в одну кобуру. Мы не расстались, мы просто стали реже встречаться. Несколько лет Настя могла приехать, забрать меня из любой компании, от любой женщины и увезти. Она не принимала неудач, да, я и не пинался. Хорошее было удивительным. Вот так я испортил две свои свадьбы. Наконец она уехала в Америку. Сейчас я замужем, ой и ах, за очень красивым и очень умным татарином. Затем еще один тест. «Мой друг не ищет легких путей в жизни», — сказал Кабан, глядя на невесту.

Снова промчался мимо, трезвость как стрела. Снова пчела напитка ударилась о стакан.

Я напряженно приподнял голову. Аппарат лунного лука сломался! И я сжал каплю на катушке.

Источник: https://www.anekdotas.ru/anekdoty-pro-kosaja-2

Top

Сайты партнеры: Сонник, толкователь снов | Блок о щенках и собаках | Погода в Санкт-Петербурге России Мире | Копирайтинг студия TEKT | Газобетон стеновой с захватом для рук