Анекдоты про статьи

Украина ведет себя как скандальная женщина, которая буквально выпрашивает у мужчины пощечину. Затем снять побои и подвести его под статью.

  • Обсудить
  • Поделиться

Уважаемый редактор! Обратите внимание, что в заголовке статьи «Как санкции сотрясают нашу экономику» допущена досадная опечатка…

  • Обсудить
  • Поделиться

Я нашел статью о том, как справиться с ленью. не читал ее.

  • Обсудить
  • Поделиться

Чтобы страна процветала, в уголовном кодексе должна быть статья «за идиотизм».

  • Обсудить
  • Поделиться

— Вчера я прочитал статью о технике доносительства. — А как насчет жены? Я слушал с открытым ртом.

  • Обсудить
  • Поделиться

Давно пора добавить в уголовный кодекс статью за изнасилование мозга.

  • Обсудить
  • Поделиться

Студент: В этой статье говорится о том, что находится в нашей империи. О: Да ладно, никаких «в нашей империи», иначе это как в «Звездных войнах».

  • Обсудить
  • Поделиться

— Здесь в статье говорится, что «раньше было лучше». — Да, и трава зеленее, и деревья выше. И ссылки более референтны. — Они не были мишенью — они были в Сибири

  • Обсудить
  • Поделиться

Заголовок статьи в газете «Ведомости»: «Проверка свиного фарша в «Ашан» показала допустимое содержание конины».

  • Обсудить
  • Поделиться

Основная статья моего дохода — 161-я.

  • Обсудить
  • Поделиться

В Уголовном кодексе Российской Федерации появилась новая статья. Цитата.

  • Обсудить
  • Поделиться

Предлагаю судить водителей автобусов и такси за включение радио «Шансон» во время поездки по статье «Преступление против человечества».

  • Обсудить
  • Поделиться

Каждый день ровно 22 раза я перечитываю статью о симптомах обсессивно-компульсивного расстройства, но так и не понимаю, есть оно у меня или нет.

Анекдоты про статью

Главный инженер НАСА заявил, что первым астронавтом на Марсе должна быть женщина. Он прав, Марс не должен быть пыльным, когда прибудут пивовары.

Бывший министр Сердюков о К.

Бывший министр Сердюков в программе «Как стать миллионером?». Зная, что любимая песня игрока — «Я буду жить в Лондоне!», Дибров задает провокационный вопрос. Толик багровеет, смущается и просит разрешения позвонить другу.

Янукович Шевченко вызывает: — Андрей.

Янукович Шевченко кричит: — Андрей, ты такой герой! Вы хотите стать мэром Киева? «Но я ничего не понимаю. — Я тоже ничего не думаю о президентстве и могу справиться с чем угодно.

Следственный комитет России открыл свои двери.

Следственный комитет России возбудил дело по факту несостоявшегося убийства Аркадия Бабченко по статье «халатность».

Статистика запросов Google Как стать.

Статистика запросов Google Как стать русалкой? — 27 100 запросов в месяц. Как стать вампиром — 60 500 запросов в месяц. Как стать умнее — 3 600 запросов в месяц.

Позвольте мне предложить другой источник дохода.

Я предложу другой источник дохода для тонкой горнодобывающей промышленности! Нет, спасибо. Власти слишком деликатны, пора обеспечить прозрачность: вакцинированные носят белые маски, невакцинированные — черные. Если цвет маски не соответствует статусу — отлично!

Путин сказал, что в 2018 году это возможно.

Путин заявил, что он может снова стать президентом России в 2018 году, но не останется на этом посту до конца жизни. Возможно, в этом предположении он ошибся дважды. Я от всей души надеюсь, что Владимир Владимирович до конца жизни будет постоянно править Россией в качестве президента! Но так в 2018 году в этом посте уже был кто-то другой.

Если вы хотите сначала стать идиотом, то…

Если вы хотите стать сначала дебилом, а потом импотентом — пейте водку. А если вы все еще хотите стать сначала импотентом, а только потом дебилом — налегайте на пиво!

— Малыш, я прочитал твою.

— Молодой человек, я читаю ваши истории. Вы умеете придумывать сюжеты, у вас потрясающее воображение. Мы готовы доверить вам автора учебника истории.

Из деловой переписки: — И, конечно, все.

Из деловой переписки: — Конечно, я все понимаю, и ошибка в документах, и в то же время пробел не может стать причиной отказа в доставке, но строка жирным шрифтом «вы выдавливаете №1» все же звучит немного мило.

Прибывающие гости в семье врачей Ра.

Те, кто пил в семье врачей, спрашивают своего маленького сына: — Вовка, кем ты хочешь стать, когда вырастешь: врачом, как папа, или гинекологом, как мама? — Гинеколог — Почему бы и нет, и ухо вырезать? — И я вообще ничего не понимаю в твоих ушах.

Начальник, который не хочет, — это плохо.

Плох тот начальник, который не хочет стать рабовладельцем.

Вы хотите стать экспертом в области логистики.

Вы хотите стать экспертом в области логистики? Возьмите сразу двух любовников!

— Почему вы хотите стать врачом?

— Почему вы хотите стать врачом? — Я ненавижу людей!

Начальник тюрьмы рассказывает о новом.

Тюремщик говорит новому заключенному: — Прежде всего, ты должен принять душ. — Почему? — В предложении об этом не говорится!

Два американских туриста находятся в Л.

Два американских туриста находятся в Лондонском музее перед Геркулесом. Один говорит другому: — Нет, дорогой, Биг Бен — это часы.

Бюджетные составители могут сократить.

Составители бюджета могут вырезать из расходов составителя бюджета каждую статью, за исключением отдельной статьи.

— Почему члены партии «Единая Россия».

— Почему члены партии «Единая Россия» воруют и не краснеют — они боятся стать коммунистами!

Еще ребенком Дзюба мечтал стать.

Еще в детстве Дзюба мечтал стать гандболистом.

На одного подали в суд за изнасилование. Дайте.

На мужчину подали в суд за изнасилование. Дайте десять лет. Он, зная, что с ним сделают на зоне за такую статью, просит известного пристава заменить ее на статью в приговоре. Он говорит: «Чтобы уложиться в срок, у вас будет эта статья. Они приводят парня в зону, все уважают его, окружают его, не противостоят. И так все десять лет. Он обращается к другу: — В какую хорошую статью ты меня записал? — Вот вам и изнасилование скота со смертельным исходом!

Человек, у которого я купил 22 квартиры, Арт.

Полицейский, купивший 22 квартиры, стал начальником. Вот я и думаю, сколько квартир нужно купить, чтобы стать президентом?

Вы можете родиться гением, королем, вурдалаком.

Вы можете родиться гением, королем, призраком и уродом. Вы можете стать только профессионалом.

Чтобы стать богатым, не обязательно им быть.

Чтобы стать богатым, не обязательно иметь ум, главное — не иметь совесть.

Книги по теме & quot;Как стать богатым и.

Книги на тему «Как стать богатым и здоровым» больше не пользуются популярностью. Сейчас книги на тему «Как стать бедным, но живым».

Любимые телепередачи.

Любимые телепередачи: у русских — «Поле чудес», у евреев — «Кто хочет стать миллионером? «, для русскоговорящих — «КВН», среди украинцев — «своя игра», корейцев — «дог-шоу», для грузин — «культурная революция», среди прибалтийских школ — «школа клеветы», для вьетнамских торговых рынков — «вокруг света», среди чеченцев — «русские крайности», среди кавказцев в Москве — «в поисках приключений», среди африканцев, обучающихся в России — «умники и умницы», среди выходцев из Средней Азии — «Гарем», чукчи — трансляция футбольных матчей на английском языке в Премьер-лиге с участием клуба «Челси», туркмены — «Сто к одному», среди иностранных строителей в Москве — «Дом», а киргизы — «Парламентский час». (Василь Лукаш)

Притча. Мама объявила о красной шапочке.

Притча. Мама послала бабушке красную шапочку с пирожками. По лесной тропинке идет красная шапочка, поет песенку, собирает цветы. Вдруг из кустов выходит серый волк и преграждает путь красной шапкой. — Ну что, красная шапочка, — рычит волк, угрожающе виляя хвостом, — не угостишь пирожками?» Красная Шапочка попала в глаза, когда собиралась дать волку пинка в пах. Да, так что она полностью оттолкнула его. Интерес к пирогам.

Мораль: задавая вопрос, нужно быть готовым к тому, что ответ может стать для вас настоящим ударом.

В программе & quot;Кто хочет стать миллионером».

Программа «Кто хочет стать миллионером» изменилась. Теперь они добавили «подсказку от Ильи Берры». Цена подсказки: 700 000 рублей.

«Кто ты, так я наставление».

— Кто ты такой, чтобы говорить мне, что я делаю правильно, а что нет? Я сам разберусь, как и что делать в этой ситуации! Я заплатил вам деньги, будьте добры дать мне то, за что я заплатил! И вообще, почему женщина должна следовать указаниям мужчины? Это сексизм! — Леди, успокойтесь! Вы снова окажетесь за рулем спиннинга.

Компьютерная военная мудрость:- Бал.

Компьютерная военная мудрость:- Плох тот принтер, который не мечтает стать шредером!

Все мобильные операторы могут.

Всех операторов мобильной связи можно сравнить с соответствующими религиозными конфессиями.

Билайн, несомненно, христианин. Все они являются данностью его разговоров. Иногда случаются чудеса, и удается попасть в час пик. Большое количество людей, считающих себя христианами, но не являющихся полноценными абонентами BI+, не пользуются системой кредитных платежей. Под землей, как правило, не получается — там давление;)

МТС — это язычество. Чтобы получить хоть что-то от божества, нужно принести жертву. Божество ведет себя немного прилично. Сама по себе связь — ничто, но взаимосвязь между жертвоприношением и временем разговора не всегда можно проследить. Недавно в других деноминациях (см. Билайн, см. Мегафон).

Все приверженцы Мегафона буддисты, поскольку никто, кроме буддиста, не может быть настолько равнодушен к качеству связи. Вообще-то телефон.

Анекдот про срала

Если ваши соседи перестали громко смотреть телевизор по ночам, у них не орет музыка по выходным, не слышно ни дрели, ни пылесоса, это не значит, что они вдруг начали всех уважать. Может быть, они пропили все свое имущество на праздники.

Баллада о четырех ужасных криках

Они рассказали восхитительную историю, но она оказалась длинной инфекцией. Уменьшить как можно больше. Кому много бука, тому много свитка.

Конец 80-х. Три первокурсника по обмену, друзья из далекой деревни, начали занятия в университете Владивостока. Их проблемы были вызваны вовсе не лекциями, а обычными уроками физкультуры. Это были, наверное, самые здоровые девушки на всем курсе. Но такие упражнения, как «машина» (одна подруга идет на руках, другая держит ее за ноги), ходьба друг на друге и даже просто сбрасывание труса всем стадом, казались им невыразимо маразматичными.

Самым страшным испытанием был козел. В своей деревне они оказались козлами в натуральном и переносном смысле, но коварный гимнастический снаряд был для них. Коза оказалась анальным злом. Казалось, он сильно вздыхал, но все их жрецы, и особенно кости их хвостов, на него навалились.

Однажды они заметили в затемненном фойе фанерный щит, а на нем — список спортивных секций. Записавшись на них, можно было не ходить на этот проклятый урок физкультуры.

Увы, ассортимент секций был очень ограничен. Почти все они уже были заполнены более шустрыми первокурсниками, а те, что остались, напоминали паноптикон. Например, в разделе «Грубый» Совет успешно выпил кофе с неприличным словом. Она объяснила своим друзьям, что они недостаточно могучие плечи, на удачу в личной жизни.

Хорошим вариантом был раздел по художественной гимнастике. Они подошли к тренеру, чтобы записаться на него, отчего тот чуть не проглотил свисток. Дело было в том, что, по словам тенора, девушки были красивы, но слишком щедры на подарки приморской тайги, для этого вида спорта противоестественные.

Тренер нахмурил брови, и вместо того, чтобы высказать эту простую мысль, он понес какую-то чушь о том, что в самом ближайшем будущем они станут будущими мамами, а большие нагрузки могут негативно сказаться на здоровье плода. Подруги Шастеда были залиты до цвета пунша. Света, будучи самой оживленной, решительно затараторила, что они не будут рожать до освобождения. Они были готовы к любым, даже самым тяжелым физическим нагрузкам (лишь бы избавиться от двух коз, мысленно простонала она).

— Занимались ли вы раньше художественной гимнастикой? — Неожиданно вмешался тренер. — Нет, но мы ходили танцевать! Мы умеем кататься на канате! Лыжи! Стреляйте из пистолета! Расставляйте ловушки!», девочки пострадали от Соединенного Королевства. Наташа не стала добавлять на месте, что даже посетила кружок мягкой игрушки.

Тренер торопился и доставил главный отталкивающий козырь — что они должны купить для этих занятий. Я не буду приводить всю историю Светты, но я и сам поражен, как это так. Был специальный топ, похожий на купальник, и короткая юбка определенного размера, и чепчики (как балетные тапочки, но совершенно другие), и дреды с длинной цветной лентой, и обруч для занятий дома.

Сложность заключалась в том, что полки магазинов Владивостока в то время были совершенно пусты. Найти все это для трех девочек было острее, чем собрать 30 крышек от Coca-Cola и получить за это вознаграждение. Расчет тренера, очевидно, был в том, что, услышав этот список, они наконец-то начнут развиваться. Он сказал, что пока в группе есть места, но он запишет их только тогда, когда увидит эти наборы. При этом он удрученно и криво усмехнулся.

Через неделю он чуть не подавился своим свистком во второй раз. Девушки с триумфом вручили ему все три полосы этой художественной ерунды. Одному Богу известно, чего им это стоило. Тренер просто не повернулся, чтобы отказать им — он записал их, объявил расписание и место занятий, дворец спорта. Ну, или дом физкультуры, я не помню — в общем, очень большое здание.

Занятия начались незамедлительно в 19:00. Первые девушки появились через полчаса. Они хотели заранее освоиться со спортивным инвентарем, чтобы потом не сидеть в луже. Они впервые увидели оборудование, не считая воспоминаний о спортивных шоу Телика. В спортзале здания было пустынно. Мимо промчался хрупкий житель деревни, которого они позже опознали как администратора Михалича. Они сообщили о закладке, впервые объяснили ее и спросили, куда идти дальше. — Спорт № 6, Вон там, в коридоре. Но сначала сюда — в раздевалку, там вы наденете спортивную форму. Если свободных ячеек нет, вы будете переодеваться прямо в спортзале, это нормально, это полностью женский коллектив.

Свободных клеток было всего две, как-то можно было затолкать туда вещи. Девушки с волнением, надев новые наряды и глядя в зеркало, воинственно сжимают ручищи с лентами. Вместе они произвели сильное впечатление. Если вспомнить классику, то все стройные девушки имеют похожие друг на друга фигуры, но все наделенные природой наделены по-разному.

Изогнутая талия Наташи приятно контрастировала с ее мощным бюстом, на котором вместо топа был простой купальник. Других в продаже не было. Не маленького размера, он был готов лопнуть и улететь вдаль, как проколотый воздушный шар. Юбка Марины стремилась подняться в балетную пачку перед ее выразительными бедрами. А хорошо направленный свет в этом наряде представлял собой почти порнографическое зрелище.

Девочки поняли то, что видели уже давно. Подвела итог Света: — Ой, девочки. Поскольку их только что протерли, это казалось нормальным. И вместе мы похожи на гробовую тишину. Есть только стыд. Ладно, пусть эти худенькие гимнастки зависнут, главное, чтобы парни не увидели в таком виде!

Она посмотрела от двери раздевалки в щель. — Ура, коридор пуст! Давай, яркий взрыв в зале №6! За мной — марш!

Друзья были потрясены. Здесь нужно было ускориться, коридор был просто огромным. Увидев заветную дверь с Большим плацем № 6, Полетели. Это оказался большой боксерский зал. Они были глупыми.

Наверное, это напомнило мне фильм «Троя» с Брэдом Питтом. Гимн мужской красоте и силе. Могучие потные торсы, в некоторых местах мелькали задницы от смены одежды.

Ребята не сразу их заметили. Они были заняты — били друг друга по лицу, немного груши. Длинные руки, приседания с широкими фигурами, тяжелые лица. Они были похожи на орангутангов. Так девочки называли их позже — между собой, конечно.

В центре — гигантская горилла-тренажер, выгнувшись дугой к ним спиной. Его партнер первым заметил девушек. За долю секунды до того, как разбиться, он успел встретиться с ними взглядом и улыбнуться. Тренер послал его в полет со зверским ревом: «Мне нужен результат.

Как выяснилось позже, это было его постоянное восклицание. Буддисты. Он был полон невероятной энергии и харизмы. После такой давки даже мышь бросится бить морду рядом с кошачьим Васькой. К счастью, девушки не видели выражения его лица. Но все же Светта позже призналась, что после такой грубости, когда все мальчишки вдруг обернулись и уставились на девочек с тренером, она продолжала резко делать книксен и при этом.

Однако смех раздавался не только со стороны мальчиков. Восхищенные, озадаченные, недоверчивые улыбки медленно расползались по их лицам. Они словно боялись спугнуть стадо прекрасных нимф, случайно забредших сюда. Таковы были лица тех, кто внезапно вывалился с голой грудью при именинах Скрытой Палаты.

Света собралась с духом и энергично замахала деревянной ленточкой: «Эй, ребята! Мы — ваша группа поддержки! И что, художественная гимнастика в том же зале?

Тренер вдруг громко закричал: — Михалыч, я же сказал тебе побить номера! В таком объеме, что Михалыч, несомненно, хорошо его слышал. Где бы он ни был. Здесь все мальчики разом разбились. Девушки, совсем не увлеченные темой числа, на всякий случай тоже хихикнули. Михалыч ворвался в зал. Глядя на девушек, он тут же заходился визгливым смехом а-ля дед Щукарь. Припев был еще тот.

После отбоя тренер наконец вышел из образа испуганного Кинг-Конга и добродушно, по-народному объяснил: «Девочки, прошу меня извинить». Художественная гимнастика в зале номер шесть, дальше по коридору. А это девятый. Как раз в этот момент винты выпали, и она перевернулась вверх ногами…

Перевернутая тарелка разбила лед в отношениях залов 6 и 9. Группы первокурсников были просто набраны, худенькие гимнастки, малоинтересные для яростных боксеров. Но сексуальная троица боксеров начала переходить к разделу. Постепенно я увидела, как другие девушки восхищаются своими упражнениями. Парни начали. Всех девушек, которых поздним вечером никто не видел, стал сопровождать орангутанг. Отдыхающие собрались вместе в знак сочувствия. Возможно, как и на предыдущем уроке, набитая морда была зажата перед предыдущим уроком.

Появились парень и Света. Она казалась очень застенчивой, несмотря на свое устрашающее лицо и фигуру. Он всегда провожал до дома, но не подходил с поцелуями. И в целом он продолжал работать. Типа, случайно проходил мимо. Его звали Гоша. Однажды, когда золотые и огненные листья уже кружились под ее ногами, он предложил ей остаться в зале № 9 после занятий — уложить себя. Она согласилась. Сначала он давал ей довольно странные задания, но, наблюдая, ставил ей не самооборону, а диагноз:- Знаешь, Света, все-таки не стоит бороться с женским бизнесом. Не ваш, во всяком случае. Нельзя угрожать гопникам. Неважно, как вы тренируетесь. Спринт здесь удался. Я видел несколько таких бегунов. Но дыхание — это так. На большом расстоянии мужчина все равно догонит. В вашем случае идеальной тактикой будет та, которую вы выберете из компании GOP, наиболее трезвой и здравомыслящей. Обычно это лидер группы. Он будет держаться за вас. Ваш единственный шанс — неожиданный, хорошо разрекламированный, сокрушительный удар по яйцам. У тебя сильные ноги. Но все равно — только для него, потом спринт. Что ж, давайте потренируемся. — Э, Гоша, ты не ушибешься? — А вы пытаетесь его получить!

Оказывается, достать яйца Гоше не легче, чем кастрировать дикобраза голыми руками. Он был феноменально убедителен. Начав с осторожных пассажей, Света вскоре уже яростно наполнялась силой и главным. Мне показалось невозможным даже поранить бедро этого защитника неуловимой фигуры, не говоря уже о его яйцах. Казалось, он танцует сумасшедший брейк. В крайних случаях он отбивал такт стройными движениями своих вездесущих рук. Танцующий мир любил и проверял пластик.

Через несколько дней практики Гоша стал откровенно промахиваться. Он начал пародировать фирменный рев своего тренера. Результат. Но по-разному. Его воображение было неисчерпаемо. Мир был смешон и хохотал над каждой корочкой, словно в нокауте. Но Гоша немного расслабился в этих вокальных упражнениях. Через неделю он дождался результата. Она собралась, сосредоточилась и увяла в абсолютной уверенности, что Гоша на этот раз как-нибудь выкрутится. Я бы восхитился фантастическим прыжком мастера. Но Гоша слегка приподнял голову. Его крик можно записать как:

Мне нужны результаты из Анауууууууууууууууууууу.

Таким образом, упражнения с яйцами были выполнены на отлично. А вскоре закружились первые снежинки, и в их отношениях наметилась трещина — Света влюбилась с ног до головы в своего учителя. Молодой, представительный, добрый. Потрясающе интересен в общении и проявлял большую инициативу в отношениях. Застенчивый орангутанг Гоша не остался в стороне. С ним действительно не о чем было говорить. Если только он не пытает яйца и это уже сцена. В общем, когда Гоша, заметив, что она гуляет с учителем, нахмурился, насупив лицо, Светта сказала так: «Давай я сама решу». Если вы видите, что он бьется, у вас нет шансов. Никогда. Гоша не бил по лицу и вообще отставал.

Однажды, когда снег наконец-то покрыл этот бесснежный город, это случилось на прогулке с учителем в тихом вечернем парке. Книжные гопники, прилипшие к ним. Один зажег учительницу на приборной панели, другой нежно, но крепко обнял свет.

И тут с ее возлюбленным произошла удивительная вещь. Он показал такую прыть, что позавидовал бы любой спринтер. Испарился в мгновение ока. Растаял, как снежинка на ресницах. И Света осталась одна с тремя гопниками. Печаль.

Действовал автоматически, молниеносно. Лидер компании не стал опускаться до уровня Гоши. Он пропустил первый выстрел. Даже мамонты в период гона могут зависеть от такой давки.

В ту же секунду он взорвался от ужаса. Она хотела прикончить их обоих, но вспомнила завещание Гоши и выдала свой фирменный спринт. Преследователей не было.

А через год они с Гошей поженились. Они долгое время откладывали детей. Сначала перед выходом, потом в 90-х «We Live Once». Их консультировали до такой степени, что теперь у них их пять. Он был начат, когда бизнес шел, с большими перерывами. Они планировали двоих — мальчика и девочку. Но Гоша был упрям — как Авраам родил Исаака, так должен был родить и их сына. А с сыном никак не получалось, только дочери пошли. Света тоже очень волновалась.

Когда они в пятый раз прекратили обороняться, уже в середине скретча, он в отчаянии закричал в самый неподходящий момент:- Мне нужны результаты —— OT.

Если говорить об оргазме, то результат был безнадежно испорчен этим криком. Потому что трудно совместить оргазм со смехом. Но в итоге все получилось — у них родился сын. Веселый парень, выросший …

Ну, отбросив тему соседей. В течение двух лет мне пришлось жить в доме одного из наших многочисленных заводов. Тогда она была секретной, оборонительной, и работа над ней приносила много радостей: квартиры, хорошие зарплаты, разнообразные поставки. Фабричные рабочие, жители городов в первом поколении, считались элитой, которой государство априори должно было дать все необходимое. Я застал как раз момент начала упадка этого славного растения, когда все только начинало рушиться, а потом негативные изменения застали врасплох, мол, как же так? С нами. Пожалуйста. Обитатели дома были очень похожи: женщины выглядели как капсулы: невысокие, круглые, толстые, с химическими локонами и осветленными передними прядями. Мужчины, напротив, были худыми, с резкими морщинами и своеобразным цветом лица, появившимся при систематическом использовании. одевались они тоже одинаково: зимой в шубы из «тюленьей кожи», в межсезонье — в китайские пуховики. На фабрике они «давали». В то время у меня был маленький ребенок, который отвратительно плохо спал. Нервная система была полностью разрушена из-за двух бессонных лет. А наверху жил подросток. в общем, репертуар группы «Руки вверх» стал частью нашей жизни. В то же время соседи сверху были ужасно гостеприимными людьми, и каждые праздничные выходные здесь царила непрерывная суета до поздней ночи или даже до утра. Попытки общения сводились к одному ответу: это наш день рождения, именины и т.д. В один прекрасный день вдруг начался праздник вечером посреди недели. Ну, я пошел узнать, что мы празднуем на этот раз. Я узнал две новости: плохая — они будут идти пешком до изнеможения, хорошая — подросток дорос до армейского возраста. Но радость была преждевременной, приписали соседских недоучек где-то неподалеку, начали выпускать на выходные. А, он, конечно, уехал домой, на всю неделю. Все было кончено в одно мгновение. Он ехал в лифте с соседкой, матерью молодого солдата. Ну, а где служит этот парень, спрашиваю я. Она называет гарнизон. О, я визжу от радости, когда слышу свое имя, у меня там шурин-офицер, а моя сестра-стоматолог, как стажер, прямо челюсти вправляет! А потом наступила тишина!

О тарантулах в банке.

Действие происходило, когда по телевизору шла передача и «когда деревья были очень большими». По тому же телевизору мы, мальчишки, смотрели передачи из серий «В мире животных» и «Клуб путешественников», опустив все важные вещи и неважные уроки. Кроме того, фильмы категории «Дерсу Узала» и «Барабаны судьбы» вполне выправили наше представление о фауне и флоре. Я уже не помню, какой фильм сделал нас богатыми. «Змея» появилась, я думаю, позже. Но идея была проста и сочетала работу с отдыхом. Если раньше мы ловили тарантулов с их лугов на жевательную смоляную колбасу на нитке исключительно ради забавы и спортивного азарта, то теперь было решено использовать улов для получения прибыли. Змеиный яд стоит дороже золота! Нам об этом говорили по телевидению. Но удой от змеи по сравнению с пауком — это как удой от дойной коровы по сравнению с кошкой! Паучий яд — в целом — должен быть бриллиантом.

Короче говоря, Игорь все организовал, он все равно мошенник. Он был на год старше. Мы решили ловить молочных тарантулов всей бандой, в результате чего, ну, перебрали сразу много. Для ловли была взята болгарка шириной три литра. Не для удобства, конечно, просто их не брали за стекло. Парагвай для сафари был выбран из близлежащей дикой местности. Не сразу. Два жадных ренегата предложили перейти на «Каракурт». Они были смертельными, а значит, яд стоил дороже. Этот спор стоил нам драгоценных полчаса. Отсутствие опыта охоты на Каракурта (а на самом деле только страх) заставило вернуться к первоначальному плану.

День был игривый, поэтому мы решили взять только самых крупных женщин. Лучше с коконом. По телевизору нам сказали, что это те, в которых много яда. Около пяти часов в болгарском банке по углам (если таковые имеются, вы можете найти его в свой круглый день) сидели в устрашающих позах с десяток симпатий с размахом в семь лап. И мы отправились воплощать вторую часть плана обогащения.

Даже когда мы планировали операцию, вся наша компания GOP почти разделилась, обсуждая потенциального покупателя добычи. Исчезли медицинские институты и больницы. Как и в первом посте. В институте мы никого не знали, но с больницей и Первым постом были связаны не самые лучшие воспоминания. Выбор пал на аптеку. Кому, если не им, делать сырой яд, дающий жизнь и спасение сыворотке! Кроме того, прямо на месте можно было превратить часть заряда в аскорбинку, гематогенные пластины и даже минеральную воду.

Здесь речь идет о пустой трате времени на споры о проблеме Тарантул-Рета-Каракурт. Мы надеялись приехать в аптеку в безлюдное время, около трех. А сейчас было шесть часов. По опыту мы знали, что в этот момент аптека будет переполнена.

Чтобы избежать завистливых взглядов, они упаковали изображение террариума в хозяйственную сумку Чирзы. С его помощью мы подвели линию к самому дальнему от двери «окну».

А потом я начал Игоря. Ранее он категорически заявлял, что переговоры и торг являются частью его работы. Отчасти поэтому он почти не завел тарантула, а доверил его нам. И вдруг, в переполненной аптеке, он стал на якорь, завял и предложил серому взять переговоры на себя. Грей, конечно, круто играл в футбол, но заикался, колебался то так, то эдак, исчезал и заимствовал поверх заикания. Он передал свою сумку с поздним «Вита-Охкариком». Вика хотела что-то сказать, но было уже поздно. Мы стояли у окна.

Лаконичный, ласковый Вика был лучше в лучшую сторону, но общение со взрослыми давалось ему не очень. И именно ему доставались все подзатыльники за набеги на соседские вишни и черешни. Он был также печально известен тем, что отец Игоря, поймав его на своем абрикосовом дереве, сумел стащить с него такой огрызок, что мяч перелетел через пикетный забор, не коснувшись земли, и тем самым спас расхищенное имущество от экспроприации.

Но я отвлекся. Итак, мы стояли у окна, а наш лаконичный Витя открыл пакет и поднял коробку с уловом в окно. Пойманные «девочки», как по команде, повернулись к яркому свету за окном и приняли угрожающие стойки, сверкая коричневыми хелицерами на полдюйма. Мы с гордостью смотрели на молодого фармацевта, поддерживая Виту локтями, чтобы она, наконец, сделала предложение о продаже. И мы с самого начала обсуждали сумму, но что! Первую партию мы готовы были отдать рубль за голову.

И здесь все пошло не так. Сначала Витька впал в ступор, как будто опять получил пинок под зад в полете. Во-вторых, фармацевт. Вот здесь стало намного сложнее. Похоже, она просто не ожидала такого заманчивого предложения. Для начала, она побледнела. Нет, мы знали, что женщины носят макияж, но не знали, что они могут менять свой цвет на серый. А потом глаза. Ее глаза стали смотреть куда-то вверх, причем не вместе, а по отдельности. Казалось, что наши тарантулы на задних лапах тоже смотрели вверх, туда, где находился серый партнер по сделке. И тут, не отрывая глаз от чего-то там, на чердаке, фармацевт начала падать вправо и вниз.

Это был поворотный момент. Как по команде, мы, все шесть участников коммерческой охоты на пауков, повернули налево, выскочили из очереди и направились к дверям. Из-за барьера донесся звук бьющегося чего-то, большого и стеклянного, затем за нами последовал крик, перешедший в ультразвук. И что-то подсказывало мне, что это вовсе не чудо, что выпущенные птицееды пищат.

Мы всегда бежали быстро: уже не в первый раз нам пришлось организованно отступать. Но никогда прежде мы не бежали так быстро.

Еще два месяца ходили слухи о каком-то саботаже в отдаленной аптеке в сельской местности. Кстати, правильно, что мы выбрали для торговли дальний: не ездить туда несколько месяцев было совершенно не страшно. Но на самом деле родители могли послать к соседке за рецептурными порошками.

Ost сказал: https://gb.anekdot.ru/profile/?id=334

О войне и мальчике Коле. Я довольно взрослый человек. Я сам не видел войны, но мой дед погиб на ней, а мой отец и любимая тетя Маня успели немного повоевать. У меня однозначное отношение к этой войне — с нашей стороны она была справедливой. НО. В 1975 году нас, студентов, отправили в военный лагерь в Бобруйск, в/ч 96869 (часть находится в древней Бобруйской крепости). Хотя курсантам не разрешалось участвовать в хозяйственных работах, однажды нас послали копать канавы на новой дороге к складу горючего. А во время оккупации здесь было немецкое военное кладбище. Бульдозеры уже работали. Черепа, челюсти, ребра и позвонки были разбросаны по поверхности. Оборудовав окоп, мы вырыли гроб с немецким солдатом. Мягкие ткани, конечно, разложились, но форма и сапоги были в отличном состоянии. Он лежал поперек канавы, и его пришлось убрать. Прапорщик, командовавший нами, сказал: «А что, если они похоронят его с оружием». Они начали искать. Они сняли свои сапоги. И я вижу на его ногах самодельные вязаные крестьянские носки из овчины. И точно такие же, как у моей любимой бабушки из Липецкой области, теперь были на мне. Что-то щелкнуло в моем сердце. Прошло много лет, но я до сих пор помню тот хруст. Я не скажу, что это сильно изменило мое отношение к тому солдату, он должен был быть убит, но мне стало его жаль.

Эпиграф — «Если друг вдруг появится» (В.С. Высоцкий).

Сейчас весь мир кричит от страха после просмотра фильма «Оно». Я хотел бы поделиться одной историей, также связанной с «этим».

Туризм был очень популярен в 1960-х годах. Может быть, повлияли песни Выбора, Высоцкого и Кукина, а может быть, людям захотелось адреналина, но тысячи туристов отправились в зимние и летние пешие, горные, велосипедные, водные и другие походы почти по всему СССР, от Алтая до Надыма, от Архангельска до Спасска. Мой отец не был исключением. Он тяжело и надолго заболел туризмом и поступил на отделение в институт. Редко проходил месяц, чтобы он не отправлялся в поход, хотя бы на несколько дней. Постепенно он заинтересовался водными путешествиями и стал опытным байдарочником.

После 4-го курса, когда у него уже был большой опыт, он сформировал группу для водного похода в Карелию. Не самый сложный маршрут, но достойный, сильная 3-я категория. Я стала собирать бумаги по разделам, и вдруг появился какой-то Женя. Он совершил несколько походов, но его отец никогда не ходил с ним в поход, хотя они, естественно, пересекались в общем кругу. Этот вундеркинд был активен, говорил умные слова, кипел идеями, бомбардировал фактами и светился эрудицией. Он сказал: «Как здорово, что вы едете в Карелию, я создаю группу и тоже хочу туда поехать. Когда вы собираетесь?» «Вот даты, когда мы планируем». «О, а потом мы, давайте соберемся вместе, соберем группы и будем иметь общее руководство».

Отправляться в долгий тяжелый поход с человеком, с которым вы раньше не ходили, очень глупо, но нет веских причин отказываться. Не в походном смысле. Папа подумал и сказал: «Посмотри, как все устроено. Если вы хотите пойти вместе, давайте пойдем. Но в кампании нет и не может быть двух командиров. Если хотите, занимайтесь всей бумажной работой, бухгалтерией и отчетной бюрократией, но командир кампании — я. Или мы пойдем разными путями. Этот кадр покачал головой, порычал, но согласился.

Кампания началась, и мой отец и ребята из его группы начали замечать странности. Этот Женя и несколько близких соратников из объединенного отряда ничуть не дрогнули. Как нести вещи, чтобы они брали их за мешок, гордо несли, любезно позволяя другим тащить все тяжелое. Вытащите байдарки из воды — сделайте это за нас. Топливо для костра — «фи», готовка — «ты сделаешь лучше», мытье посуды — «так у вас в отряде есть девушки», установка палатки — «ой, помоги, а мы пока колышки воткнем» и никаких разговоров о том, чтобы собраться утром вовремя. И самое отвратительное, что, несмотря на высокопарные слова, это существо и его подручные оказались очень плохими каякерами. Почему они оказались в кампании 3-й категории — уму непостижимо. У них был бы ПВД (поход выходного дня) для глаз и ушей. Они отстают с переходами, сбивают сроки, но с другой стороны, с оправданиями различных пробок — сплошное первенство.

А главное, без Жени было бы намного аккуратнее. Конечно, он не поднял открытого бунта, но он плохо влиял на ребят. Отношения в отряде стали напряженными, а это не хуже, чем полагаться на товарища в кампании так же сильно, как на себя. Что-то надо было менять, и для каждой байдарки отец посадил одного из опытных мальчиков в своей группе «капитаном» (т.е. сидящим сзади), а Женю и тех, кто был под влиянием, посадил в байдарки матросами (спереди).

Жаль, но мы добрались до Вигозеро по реке. Обычно они делали это во время походов, добирались до озер и разбивали лагерь на берегу, расставляли байдарки, проверяли все, ужинали, отдыхали, а на следующий день уже теряли силы для могучего броска через озеро к нужной реке. Мы прибыли в хорошее время, 4:30-5 часов вечера, время ставить лагерь.

Мы высадились на берег, и вдруг Женя решил проявить самостоятельность: «Ребята, давайте не будем сейчас разбивать лагерь. Вот наше направление. Конечно, до реки мы сегодня не доберемся, но там есть остров. До него 3 километра, у нас будет время, чтобы добраться туда. Там поставим лагерь, а завтра можно поспать подольше или просто набрать полдня». Сначала отец возражал, мол, так нельзя, все должны отдыхать, но потом друзья Жени запели в такт: «Что ты делаешь, это же просто, хорошо, зачем ты притворяешься командиром? Я не хочу идти с твоими ребятами, давай снова поменяемся местами, возьмем пару байдарок, доплывем до острова и будем ждать тебя там утром». Тогда отец сдался, нужно было пресечь бунт в зародыше, но ему очень не хотелось ввязываться в конфликт, ведь только группа начала работать слаженно. «Хорошо. Уже поздно, так что не отставайте. Я буду первым. Всем держать в поле зрения переднюю лодку, идти по следу, если что — подавать голос. Ну, давай».

Мы отошли на полторы мили и поняли, что остров находится гораздо дальше, чем мы думали. А Вигозеро очень коварно, ветер поднимался, поднимался, а потом стихал. Стало шумно, видимость пропала, и вечер наступил быстро. И этот чертов остров не становился ближе. Гребли, конечно, но вымотались до предела. Неудивительно, что они советуют отдыхать перед кастингом. Скрежет зубов, стиснутые весла и проклятия — все это рвало жилы. Мы едва добрались до острова.

Байдарку вытащили, срочно потребовалось развести огонь и поставить палатки. Но перед этим мы должны убедиться, что все на месте. Минуты тянутся как часы. Вот появилась одна лодка, затем другая, третья, четвертая. Где, черт возьми, последний? Кто там закрывался? Ах, мать-перемать. Вот такой вот Женя.

На этой лодке капитаном был Боря, сильный, опытный человек, но без байдарки. Без минут 15, 30, час. Это плохо, очень плохо. Шторм на озере — это не шуточная работа. Плюс темнота. Конечно, есть фонарики, но в них нет особого смысла. Отец хватает самого опытного из своей группы и говорит остальным: «Разбейте лагерь, разведите костер, приготовьте еду. Мы не покидаем лагерь. Мы отправляемся на поиски». Они забрались в байдарку, взяли с собой фонари и отправились в шторм.

Мы плавали три часа в поисках мальчиков. Они проплыли мимо острова, оставшегося почти на полпути от того места, где они плыли, крикнули, черт возьми. Мы едва успели вернуться, уже вымотанные. Это плохо, просто отвратительно. Мы дремали несколько часов, хотя что такое сон, черт возьми. Мало мыслей и все самые нецензурные. Едва рассвело, буря утихла, отец снова отправился на каяке с другом. Остальным снова было приказано «покинуть лагерь пешком». Если Боря и Женя вдруг появятся, разведите большой костер, чтобы его было видно издалека».

На этот раз мы доплыли почти до устья реки. Ничего, даже щепок на воде. Они плывут обратно, смотрят на остров, но огня нет, и это очень плохо. Нужно что-то делать. Поэтому мы решили: «Сейчас мы вернемся, обсудим ситуацию с ребятами еще раз». Здесь малолюдно, но, возможно, вы найдете лесозаготовительную промышленность. Нужно вызвать спасателей и вертолет».

Мы отплыли и «здравствуйте, я ваша тетя». Вот она, сидит со всеми остальными. «Почему вы, девчонки, не развели костер, нам добавили белых волос?» «Ой, начали крутить, да забыли, простите, простите. Отец чуть не убил их, но его сердце облегчилось. «Как все это произошло? Куда он делся?» Тут Женя произнес прекрасную речь: «Шторм, дождь, лодка потеряла видимость, плыла к острову, но отклонилась в сторону. Мы решили переночевать там, а утром обойти остров и найти вас. Мы поставили палатку, разожгли костер, все было хорошо». «Так-так, все получилось. Сегодня день отдыха, мы проведем день на острове».

Тут отец видит, что Боря хмурится, особенно когда видит Женю. Во второй половине дня они уехали, сказал Борха. «Этот Женя оказался нашей сукой. Не обращай внимания на этого пипера, черт возьми. Как вы думаете, почему мы отстали? Он ублюдок, как он помрачнел и начал штурмовать, испугался и бросил весла.» «Ты имеешь в виду сдаться? «По прямой. Он отказался плыть к острову, хотя был уже ближе к нему, чем обратно. Он бросил весла, схватился за борта и хныкал. пошел с нами» и т.д. я греб один (в принципе, опытный каякер на «капитанском месте» может грести, но в шторм это очень сложно). мы чуть не утонули. пришлось вытаскивать его силой из лодки. растянуть палатку или вытащить вещи из лодки? Ада два? Этот ублюдок сидит и жалуется, обвиняя всех в своих проблемах. Я, конечно, все сделал, костер разжег, палатку поставил, а утром этот парень начал ворчать — «мол, никому не говори». Мы вместе, мы команда» и так далее. Потом мы поплыли вокруг острова и через 600-700 метров нашли вас. Я собирался убить рептилию. Я не хочу участвовать с ним в кампании. Что это за компаньон? Чувак, это ИТ».

Папа думал: «Мы вместе ходили, вместе гуляли и вместе добирались. Мы не собираемся никому ничего говорить, чтобы не развалить команду. Но как только мы закончим поход, тропы сразу разойдутся, и тогда мы еще раз поговорим с этим OHO». Папа и Боря были в плохом настроении, но поход закончился без происшествий. Правда, сам Женя понимал, что это не так, как только кампания закончилась, он сразу сказал, что ему срочно нужно в Москву и тут же уехал отдельно.

В разделе туризма он больше не появлялся. А еще он не приходил на собрания, где они собираются после кампании и «борцы вспоминают минувшие дни». К концу учебы отец лишь несколько раз мельком видел его в институте. Они с Борей хотели поговорить с Женей по душам, но шанс так и не выпал. После института отец с другими мальчишками ушел в армию двухгодичником, а Женю он подрезал и исчез из виду.

Друзья по институту разбежались во все стороны. Некоторые оставались рядом с одними, теряя из виду других. Конечно, они отписывались или звонили, когда могли, но не часто, Facebook и Интернета тогда не существовало. На встрече одноклассников, которую за пять лет с момента окончания школы (т.е. через 6 лет после событий) отец так и не получил, родилась моя сестра. И не прошло и десяти лет, как я родился. И не получилось пятнадцати, была защита диссертации. И я не вышел в двадцать лет, мы уже собирали вещи для эмиграции.

Прошло чуть больше 26 лет (почти как в фильме IT), и на 25-летие окончания школы была еще одна встреча выпускников. Некоторые не могли не приехать, некоторые не выжили, но многие приехали, Боря тоже был там. Мы уже жили в США, поэтому мой отец не был на встрече выпускников, но те, кто был, рассказывали ему, что видели Женю.

Оказывается, в 70-е годы он прошел по партийной линии, стал секретарем чего-то там и чем-то там руководил. Сначала ранги были меньше, потом больше, потом еще круче, и только в 90-е годы он встретился в огромных чинах. Сейчас он крупная фигура, работает с серьезными политиками, избран в Думу. Он иногда блистает на телевидении, говорит правильные вещи, но при этом стреляет фактами и блещет эрудицией. Он стал довольно крупным мужчиной.

И Боря сказал: «Конечно, это все красиво, но все равно, зря мы тогда подавляли историю, может, есть грех на душе. Мы не пресекли это в зародыше, мы не узнали, мы даже никому не сказали. Кто знает, может быть, это повлияло на нашу жизнь.

Теперь здесь будут рассказывать страшные истории о том, как силы безопасности являются кошмаром для малого и среднего бизнеса. В общем, в столице жил предприниматель (не буду называть его имени), у которого был свой магазин одежды, аксессуаров и средств личной гигиены. Дела шли хорошо, бизнесмен подумывал о расширении. И у него была квартира в центре столицы, которую он решил сдавать в аренду, чтобы занять себя. Все его проблемы начались в тот момент, когда в эту квартиру въехал очень молодой сотрудник службы безопасности — кстати, родившийся в одном из южных регионов страны. Этот сотрудник службы безопасности, как выяснилось позже, попал в органы через богохульство, благодаря кумовству и личной дружбе его родственников с высокопоставленным силовиком в форме. Молодой охранник вел себя отвратительно, он месяцами не платил за квартиру, но систематически приобщал к выпивке своих друзей. И вдруг по мелкому бизнесмену был нанесен очень сильный удар. Для начала следователи арестовали его жену. Для верности, чтобы не тратить время на пустяки, ее предательство было зашито. Предательство, Карл! Жена владельца малого бизнеса. В квартире и магазине был организован специальный рейд, а затем был арестован и сам бизнесмен. А своего арендатора, от которого он, от отчаяния, требовал защиты, он сам передал предпринимателю в заботливые руки своих коллег. И что бы вы думали? Бизнесмен также начал шить предательство! И снова мелкого предпринимателя обвинили в предательстве! Полный абсурд и произвол. С ними, конечно, обращались ужасно. Их содержали в адских условиях. Их допрашивали по несколько раз в день, в том числе посреди ночи. Они договорились о личной встрече с каким-то сотрудником службы безопасности, который, как выяснилось, выдавал себя за другого человека. Однако в конце концов бизнесмена отпустили, заставив сотрудничать со следствием. Когда он вернулся, выяснилось, что его квартирант домогался его жены (она тоже была освобождена) и склонял ее к сексуальным отношениям. Бизнесмен недолго оставался на свободе. Вскоре власти снова арестовали его жену, а затем и его самого. Он отсидел несколько лет без суда и следствия. Они просто держали его в следственном изоляторе, ничего не предъявляя. Однако, когда бизнесмен был освобожден, он уже был полностью разорен. Магазин отжали, квартиру отобрали. Это был откровенный захват, против которого честный бизнесмен не мог дать отпор. Так успешный столичный бизнесмен превратился в городского бродягу, живущего на подачки. Арендатор, кстати, сделал фантастическую карьеру в службе безопасности. Жена бизнесмена была убита в тюрьме. Такова печальная история парижского галантерейщика по имени Бонасье.

История Миши о Феррари и профессоре напомнила мне об эмиграции. Предупреждаю сразу — много шутовства.

Это было около десяти лет назад. В те тучные годы баррель нефти стоил $100+, а доллар был дешев по отношению к рублю. Люди были счастливы, веселы, богаты и хотели куда-то вкладывать свои деньги, например, покупать американские автомобили. Конечно, по обе стороны океана были бизнесмены, которые скупали прах по дешевке на аукционах и отправляли его в Клайпеду, Котку, Поти и т.д., чтобы удовлетворить огромный спрос на роскошную жизнь. Нюансов в этом бизнесе — вагон и множество маленьких тележек: от покупки на аукционе до таможенной очистки и заблаговременной подготовки к продаже. Одна из холдинговых компаний, в которой я когда-то работал, выполняла множество функций в этой цепочке, но основным бизнесом в США была доставка автомобилей в разные страны.

Вряд ли покупатели даже подозревают (хотя и не должны) обо всех этапах процесса, благодаря которому они становятся обладателями четырехколесного друга. Доставка, в частности, не является простым делом. Все начинается с буровой установки, которая предпочтительно находится ближе к порту, чтобы транспортная стрела была небольшой. И это не процветающий район, даже не Парк-авеню. Здесь есть базы автотранспортных компаний, заправочные станции, склады, дешевые мотели, стрип-клубы, закусочные и таверны для грузчиков и дальнобойщиков. Блестящему котенку там делать нечего. Это территория брутальных мужчин и не менее брутальных женщин (я сам видел, как бармен разминал 100-фунтовый помет, словно котенка).

Место должно быть огорожено, охраняемо и на нем должен быть склад, потому что иногда машины очень долго ждут отправки. Время простоя должно контролироваться, потому что за каждый день хранения можно взять деньги. Также есть место для хранения сотен галлонов бензина, поскольку его необходимо сливать из автомобилей перед отправкой. Вам также необходимо место для загрузки контейнеров, т.е. специальная площадка для навеса. Не забудьте о запасе батарей, кабелей и запасе досок, гвоздей, инструментов, ремней, канатов и цепей, которые необходимо регулярно пополнять. Вам также понадобится оборудование (которое необходимо обслуживать и заправлять), например, вилочные погрузчики и тягачи (или контракты с перевозчиками), чтобы привезти пустые контейнеры из порта и доставить груженые в порт.

Но главное — это люди. На пике в неделю отправлялось около 70 контейнеров (это примерно 200-220 вагонов, серьезный объем). Это означает, что нам нужна охрана, люди, принимающие автомобили у клиентов для первичного осмотра и инвентаризации, организаторы движения автомобилей по площадке, подготавливающие их к погрузке, грузчики, трактористы, администраторы, менеджеры, документация и, конечно же, руководитель всего этого безумия.

Естественно, владельцы бережно взращивают и культивируют практический расизм. На денежные должности (т.е. закупки, бухгалтерия, дебиторская задолженность) они ставят либо украинцев, либо брата Аиды. Возьмите эту ерунду. Вся душа будет вытянута из незадачливых поставщиков, но они добьются скидки. И все это должно быть уничтожено недобросовестным должником. Осетин обычно брали на содержание. У них есть главное преимущество — нелюбовь к грузинам, то есть к самым скандальным клиентам. Грузин, наоборот, брали на приемку машин, потому что, сдавая машину, они обычно не обманывали своих и реже буянили. Белорусы, будучи тихими и спокойными исполнителями, ездили на тракторах. Им дали задание, и они спокойно потянули за пояс. Русские и казахи были приняты в качестве специалистов широкого профиля, для работы с бумагами, вспомогательного персонала на объектах, администраторов и для продажи услуг. Для работы с клиентами менеджеры брали представителей каждой национальности, чтобы клиент всегда мог найти родственную душу. На моей памяти единственной страной, которая вообще не была выбрана, были страны Балтии, не знаю почему. Что ж, великий и могучий диалект trade-rug послужил объединяющим цементом.

Конечно, «все виды матерей нужны, все виды матерей важны», но не так уж сложно быть охранником или водителем автомобиля. И не обязательно быть ученым, чтобы составлять документы или взыскивать долги с клиентов. Быть грузоотправителем контейнеров сложнее, но и докторская степень не нужна. В конце концов, это не дальнобойщики — их транспортное плечо составляет всего 3-4 мили, до порта и обратно. Самая тяжелая работа на складе (помимо менеджера) — это грузчик.

Автопогрузчик — это очень узкая специализация, их мало и нет учебных курсов. Эта работа тяжела морально и физически. В итоге грузчики строят строительные леса внутри контейнеров, сливают бензин и загоняют в контейнеры автомобили. Они должны уметь завести любую мертвую машину, иногда даже без ключа (т.е. обладать механическими навыками), знать плотницкое дело (чтобы построить правильные леса), самостоятельно или с помощью погрузчика загнать машину в очень узкое место, не повредив ее (помните, потом вам еще придется из нее выбираться — в общем, цирковое искусство), уметь правильно распределить вес внутри контейнера и многое другое. Грузчик всегда на взводе, потому что каждая царапина и скандал со стороны клиента гарантированы (представьте себе, что на вашем Bentley появилась царапина). Эта работа полна соблазнов, особенно когда идет большой поток автомобилей для отправки. Клиенты, хитрые такие, пытаются проникнуть на склад и намазать молотки, чтобы вывести свои машины из строя, чтобы у них не кончился бензин или чтобы они могли перевезти какой-нибудь груз в багажнике и т.д.

Трудно найти персонал для этой неприятной, скажем прямо, работы. Редко кто из русскоязычных иммигрантов задерживается надолго. Загрузив несколько десятков контейнеров летом (в тени 30+ градусов, и вы можете себе представить температуру в металлическом контейнере) или в холод (зимой температура может быт ь-15), споря с начальником склада (а иногда и с особо настойчивыми клиентами) о царапинах и сколах (а их не избежать, в конце концов, ребята), запахе бензина, высокой температуре и отвыкании от конечностей, страдалец сказал — «С меня хватит. Переведите меня охранником, водителем машины, секретарем, в офис, куда угодно». И многие просто уходили. Страдая от кадровой проблемы, они приняли еще одно практичное расистское решение — нанять в качестве грузчиков в основном нелегальных иммигрантов — мексиканцев, гватемальцев и других «говорящих» (т.е. испаноговорящих — сленг) людей.

Обычно они трудолюбивы, управляемы, послушны и хорошо поддаются дрессировке. Они привыкли к теплу детства и не очень жалуются на холод. Они быстро наращивают свою травлю, и если вы мотивируете их общей премией, то они закидывают сети на одного-двух, помогают себе сами и работают изо всех сил, не переставая «курить». И самое главное — они абсолютно бессильны, их можно эксплуатировать и в хвост и в гриву. Они почти не говорят по-английски, они нелегальны в США, поэтому они не побегут в фискальную службу. Главное — регулярно выплачивать им оговоренную зарплату. Объективно говоря, они получали не так уж много, особенно если учесть, что им платили не по часам, а по неделям. Но, конечно, по сравнению с той же Никарагуа, это были большие деньги, и они действительно держались за свои рабочие места.

На общем фоне очень сильно выделялся их лидер Энрико. Он якобы родился в Сальвадоре, но вырос в Мексике, а затем нелегально переехал в США. Честно говоря, я не знаю, откуда он взялся на сайте, забрел ли он на склад и сам предложил свои услуги, или его менеджер забрал его оттуда, где тусуются «спикеры» и предлагают свои услуги в качестве разнорабочих. В любом случае, это была удача, потому что Энрико был профессионалом с большой буквы. В целом, просмотр любой работы мастера доставляет эстетическое удовольствие. Неважно, чем он занимается — вырезает трупы, пишет картины, собирает мебель или продает страховки. Когда человек делает то, для чего он был создан, он великолепен.

Энрико можно смело назвать фондовой работой Паганини. То, что он сделал с погрузчиком, было цирковым номером. Предположим, вам нужно загрузить контейнер негабаритным грузом. Энрико, шаркая, подошел к горе груза, бросил на нее насмешливый взгляд, и началось волшебство. Казалось, он чувствовал вес и форму каждого поддона. Они поднялись как перчатка, и контейнер наполнился как по волшебству. Другие возились и возились с погрузчиком, пытаясь убрать непокорный негабарит, но только не наш Энрико. Хоп, и через полчаса контейнер готов, отправляйте. И самое главное, содержимое коробки пришло в целости и сохранности.

Погрузка автомобилей в контейнер обычно представляет собой арию. Если обычный, компетентный грузчик, в лучшем случае, загружал 3 контейнера в день, то Энрико загружал 5. И не простые, а сложные, как 4 машины в контейнере, на цепях, которые шли в Казахстан. Никогда не было никаких царапин или сколов. Любую, даже самую капризную машину, он заводил с пол-оборота. Молоток, циркулярная пила, ремни, прутья, цепи обретали невесомость и с бешеной скоростью летели в нужное место. Сразу было понятно, какой контейнер загружает наш герой, у него был свой уникальный профессиональный стиль. Клиенты просто обожали это и ложились у их ног, умоляя Энрико загрузить их контейнер.

Несколько лет он работал на складе, что для грузчика очень много для одного места. Парень был очень шустрым, быстро выучил английский, понимал бумажную работу, компьютерную программу и часто помогал в офисе в часы простоя. Конечно, Энрико был асом, и вскоре его зарплата стала в 2-2,5 раза больше, чем у любого другого грузчика. Учитывая, что он получал наличные и не платил налоги, его доход был больше, чем у другого выпускника престижного университета.

Но в один далеко не идеальный день, вернее, ночь, случилось несчастье. Рано утром начальника склада разбудил звонок незадачливого охранника Аслана. Этот гордый сын горного народа в мертвой ночи Нью-Джерси был похож на Санта-Клауса, который каждый час обходил свои владения. В остальное время он работал в качестве совы, постоянно наблюдая за мониторами наблюдения. Этот бизнес был скучным, и он, естественно, получил огромный успех. Поскольку в течение нескольких месяцев ничего не происходило и ничто не раздражало его во время крепкого сна, он просто отключил мониторы. Все его функции сводились к тому, чтобы обойти территорию часов 10:30-11 вечера, поглотить саперави, посмотреть следующую серию сериала, поспать и обойти территорию часов 6 утра.

И вот, обходя территорию, этот абрек увидел, что в одном сложном месте, где территория участка находилась рядом с дорогой, сетка была перерезана, а камеры выключены. Кроме того, несколько автомобилей были перемещены, чтобы обеспечить свободный проезд. На первый взгляд, это было явное воровство, т.е. чрезвычайное положение.

Весь следующий день превратился в ад. Самый богатый поток ненормативной лексики, обрушившийся на Аслана от хозяев и менеджера, я для простоты опускаю. Он даже не стал отпираться, честно признался и глупо хлопал глазами. Полиция блокировала склад, доставка и подача машин была остановлена. Автомобили и покупатели, к сожалению, скопились на улице и заблокировали большую часть прохода. Телефоны были раскуплены, поскольку новости быстро распространялись, и каждый владелец автомобиля на складе хотел убедиться, что это не его машину, заминированную, угоняют уродливые бандерлоги. Бедный менеджер пробежался по списку запасов, столь же отвратительных в ванной, пытаясь определить, что из них одинаково, и бормотал, пока менеджеры успокаивали и облизывали клиентов. Хозяевам тоже не позавидуешь, им пришлось объясняться с полицией, страховкой и ограбленными искрами.

Окончательный список был длинным и ужасным, 12 машин исчезли в неизвестном направлении. И самое главное, какие машины были — несколько «Майбахов», несколько «Лексусов», «Ягуаров», «Порше», но это все мелочи. Хуже всего, что Maserati Sebring Series 1 уже нет, вещь древняя, цены немаленькие. Оказывается, эта прелестница предназначалась для ничтожного народного депутата от партии четырех потребляющих в Российской Федерации. Так что в Петербурге наш телефон угрожал, и неприятных разговоров было еще больше. Я закончил тем, что в страховой сказали, что скорее всего ничего не выплатят, потому что охранники явно нарушили элементарные правила безопасности, потому что не увидеть, что появилось несколько камер просто невозможно. Объяснение, что охранник просто дурачился, не рассматривалось.

Репутационный удар был ужасен. Клиенты резко, буквально на следующий день, стали присылать меньше машин. Некоторые даже забирали машины с площадки. Конечно, смотрителя уволили, тут же наняли несколько новых, вложили деньги в крутые камеры, сигнализацию и т.д. … Но, конечно, это не решало проблемы, нужно было как-то платить и успокаивать разгневанных клиентов. Можно сказать, что ситуация была хуже, чем пожар в борделе во время наводнения после землетрясения. Менеджер менеджеров и владельцев потратил километры нервов и потерял килограммы волос. Кроме того, владельцам нужно было придумать, как оплатить сотни и сотни тысяч долларов, если появится страховка.

Полиция вела дело, но не смогла сделать почти ничего, кроме написания длинного и печального отчета. Поэтому она обратилась в свое родное ФБР, которое, как известно, не дремлет и принимает граждан. Вечером, когда напряжение в Madhouse немного спало и персонал разошелся, появилось несколько неприметных людей в неброских костюмах, скромно припарковавших свои Victoria Crown. Они бродили по складу в сопровождении грустных хозяев и менеджера, рассматривали камеры, асфальт, ограждения. Мы посмотрели на этот небольшой фрагмент, записанный на камеру (до того, как он был нейтрализован), отметили время и многозначительно поспорили. Не попрощавшись, они ушли, заметив напоследок: «Молитесь, может быть, вам повезет».

Не знаю, молились ли хозяева, но им однозначно повезло. Ребята из ФБР досконально знали свое дело и крутили бизнес на раз-два. Как? Ну, это, наверное, был их профессиональный секрет, они его не раскрыли.

Это оказалась команда загорелых афроамериканцев и афроафриканцев, около 20 человек, которые приехали на нескольких машинах и грузовике. Негодяи прекрасно знали каждую деталь и были хорошо подготовлены. Они знали и время обхода охранника, и то, что он не смотрел на камеры, и места, куда не смотрела камера, и, самое главное, где находилась машина. Они играли все как часы. Все точно знали, что делать.

Одна группа срезала забор и профессионально отключила камеры. Другие сразу же бросились к машинам. Они брали конкретные машины, игнорируя другие, т.е. явно выполняли поручения. Им даже не нужны были ключи, каждый автомобиль открывался и заводился за две-три минуты, независимо от марки. Пока команда искала автомобили, из грузовика был выгружен погрузчик с гидрограблями, и кто-то умело вытаскивал мешающие автомобили, чтобы создать проход к дороге. По оценкам ФБР, при таком сценарии весь концерт занял не более 15-20 минут.

Все машины оказались на корабле, который должен был отплыть в далекую и жаркую Нигерию. Контейнеры были загружены непосредственно перед отплытием судна, буквально на следующее утро после захвата. Время было очень удачным, но случился непредвиденный казус, что-то сломалось на грузовом судне, и рейс задержали на несколько дней для ремонта. Этих нескольких дней было достаточно, чтобы ФБР обнаружило кражу и вышло на горячий след банды. Правда, взяли не всех, в основном контрактников, но нескольким лидерам удалось ускользнуть. Одно порадовало следователей. Все 12 автомобилей были удивительно хорошо загружены в 4 контейнера всего за несколько часов. Очевидно, что это рабочее дополнение к мастер-классу.

А Энрико не выходил на работу в течение нескольких дней после инцидента и даже не позвонил, чтобы попросить отпуск. Такое случалось и раньше, но очень, очень редко. На следующий день они забили тревогу о том, что лучшего погрузчика не существует. Они допросили девушку Энрико и мексиканцев, с которыми он жил в одной квартире. Они рассказали, что сидели вместе за ужином, но вдруг кто-то позвал Энрико. Он взял курту и сказал, что вернется через полчаса. Но он не вернулся, исчез бесследно, даже не забрал личные вещи и деньги, которые хранил в своей комнате.

Через несколько недель ФБР выпустило машины. Клиентам повезло, а компании, конечно же, повезло.

Они решили не травмировать психику ребенка и так и не отвезли его к отцу в зону.

Потом он выходил.

Наконец, месяц назад старый вор Григорий, отсидев одиннадцать лет от звонка до звонка, откинулся на спинку стула и лично встретился с собственным сыном, шестиклассником Мишей. В первые дни Миша боялся нового человека, да еще украшенного нелепыми рисунками. Старый вор понял это и постарался быть мягче и добрее к мальчику. Много лет Григорий в своих тюремных мечтах представлял, как он будет гулять с Мишаней в парке и говорить: — Смотри, сынок — птичка, ласточкой называется.

В жизни все оказалось совсем не так. Ну, чему может научиться почти взрослый человек? Как танцевать от шмона мыта? Или закрыть мачты, чтобы посмеяться над больницей? Наоборот, Миша объяснил папе, что не нужно давить на экран телефона, он и так все понял, или что у них нет дивизиона плеера не от бедности, просто он ему не нужен. Старый вор слушал и старался ничему не удивляться, а поскорее отправиться восвояси. Однажды ночью Грегори представилась возможность полностью. Мишин класс готовился к выступлению, и репетиция затянулась до позднего вечера, надо было забирать ребенка. Старый взломщик, профессионально скрывая свое дикое возбуждение, вошел в актовый зал школы, поприветствовал молодую учительницу, других родителей и присел с краю скамейки, ну, прямо как обычный папа. Репетиция закончилась, ребята начали переодеваться, учительница давала последние указания, раздавала листки бумаги с новыми текстами песен, и вдруг Григорий отчетливо услышал, как этот птенец Оксениума, повернувшись к Мише, тихо сказал: — Ну, раз у вас есть и есть Старый Вор, то рассчитывать на него особенно нельзя, никогда не знаешь, подпустит, а время в ружье. Хорошо, я спрошу у матери Таннина.

Кровь прилила к голове старого вора. Весь тюремный опыт Григория подтвердил основное правило выживания: «Обойдешь обиду — дождешься второй» Григорий, может, и промолчит, но настраивать сына против отца, называя его старым вором? Грегори не мог этого проглотить. Он приказал Мише идти, ждать на улице и прямо там, «не отходя от кассы», грубо «представил» молодую учительницу, про «гнилой базар» и про то, что она, со всем «парафином» чужая и даже перед родным сыном. В зале собраний воцарилось гробовое молчание, никто не ожидал этого. Родители, опустив глаза от ужаса, молчали, а дети, наоборот, слушали старого вора, открыв рты.

А по дороге домой Миша сказал озадаченному папе — что это за слово и почему старому слову нельзя доверять.

Многому еще предстоит научиться Григорию, чтобы наконец-то выйти из тюрьмы …

Если бы вы вдруг начали верить, что те, кого вы всегда осуждали, были не так уж неправы. Иногда это означает, что вы стали мудрее или старше. Но гораздо чаще это означает, что вы просто совершили много ошибок, как те люди.

Счастливый день. Это был август 1957 года. Мы возвращались из отпуска. В тот день на платформе собралась масса людей. Солнце, казалось, нагревало все вокруг. В целом, для мужчины — это неблагоприятная страсть. И для меня погода не могла быть лучше. Поезд опаздывал, и из-за жары и жажды я впервые съел «Фанту». И, кстати, в нашей деревне в то время даже мороженое не продавали. Тогда, в сильную жару, он показался мне, прямо-таки, эликсиром радости. Без особого волнения я реагирую на большую задержку поезда, держа в голове тайную мысль: вдруг они купят больше этой живительной влаги. Однако, когда она увидела подходящий паровоз, она все равно была в восторге, так как поезд обещал новое путешествие. Увидев платформу своими глазами, я начал привыкать к вагону. Но пассажиры не зависели от меня. «Мы, — бормотали они, — хотим отдохнуть, а тут, Эйвон, детей по всей машине распустили». Эй, она, она, я не думаю, что вы далеко уйдете с такими злыми духами. И она стала уговаривать своего двоюродного брата Вовку представиться этой скандальной публике, чтобы им было хоть немного лучше. Мне было меньше шести лет, мой брат был на год младше. Переодевшись во что-то получше, я двинулся вокруг машины в поисках зрителей. А мама уговаривала: «Да, давай, дорогой. Охотиться за тобой. Лучше съешь свои любимые свежие маринованные огурцы с новой картошкой». Но папа поддержал: «Оставь это. Ситуация напряженная, как на фронте, а хороший концерт еще никому не мешал». При виде дамы, признаюсь, молодой огонь во мне как-то поубавился. Но, забегая вперед, скажу, что она все же вошла, а не вышла. А она, эта тетушка, остро шлепая и запихивая в рот кусок бекона, бормотала: «Всякая мелочь здесь жарится — мешает веселью». Я сжал все свои детские нервы в кулак, еще раз вздохнул, громко пропел «Не берите в голову, прекрасная маркиза, приходите на концерт!» и отступил в соседнее купе. Там сидел худой солдат: «Собака с вами, она хотела отдохнуть, но очевидно, что ей придется уйти. Рядом с ним сидел священник: «Грех освистывать такого ребенка и клеветать зря, грех ходить уже четыре дня. Потом я увидел, что дядя спит, и уже хотел улизнуть. Но он чихнул и, нахмурившись, хотя и сонным, но заинтересованным голосом спросил: «Может быть, вы пригласите меня, раз уж я соизволил проснуться? Но я приду, так и быть, к ноге». А дедушка на верхней полке стал наставлять меня: «Пни сильнее, чем ты можешь болтаться туда-сюда». Коротко, осторожно, пассажиры стали подниматься в наше купе. Мы начали раскрывать то, что было наиболее приятно вспоминать. И пели, и танцевали, и читали юмористические песни, и читали стихи по частям, так что, дорогие мои, скучно не было никому. Наши зрители хлопали в ладоши, постукивали каблуками в такт, щелкали и подпевали, кто как хотел. В целом, равнодушных не было. И тут в машине появилась красивая девушка с подносом. «Давай сбросимся, или что-то в этом роде. Кто сколько может расстегнуть?» Солдат вдруг улыбнулся. И нам купили целый поднос самых необычных блюд, о которых в послевоенные годы мы и слыхом не слыхивали, не говоря уже о том, чтобы попробовать. Мы с братом были одурманены обилием угощений и начали бороться за то, чтобы получить большую половину. Только в машине воцарилось полное благодушие. Мы были разделены, и поп разделил между нами творческие трофеи очень божественным образом. И, стыдясь своей жадности, мы лечили всех детей в машине.

В моей жизни произошел такой счастливый день, который, конечно же, потянул за собой хороших людей, чтобы разделить эту радость. И воспоминания о щедрости и щедрости нашего русского народа я пронесла через всю свою трудную, но такую замечательную жизнь.

Очень букафский. Ностальгия. С благодарностью первому тренеру.

В далеком советском детстве не было компьютеров и Платенсишн. Но были и свои маленькие радости. Например, целый день играть в хоккей во дворе. Потому что моро з-46 и по радио объявили, что можно не ходить в школу. Но это классика. Но случай, который произошел со мной лично, был не совсем типичным.

У нас в городе была станция юных техников, Сыт. И среди других авиамоделей и фото, в этом наборе была летающая секция. Он возглавил эту плавучую секцию очень необычного и интересного человека. Не учитель, но поклонник его дела. Кстати, художник очень хороший. Одним словом, тренер. Даже не так — тренер.

Однажды, все жаркое лето, мы с ребятами под его руководством несколько дней ремонтировали старую яхту, которую он купил в соседнем городе. ТАДАМ-С! Две бутылки водки! И еще четыре бутылки он отправился доставлять это старое корыто в наш город на пирсе. Когда нам наконец удалось закончить ремонт к 31 августа, мы все дружно ахнули: » — А поездка? Поэтому мы мечтали отправиться в поход. И завтра в сентябре».

Но тренер успокоил нас — выходные приближались. У нас было бы время сходить в поход. До ближайшего соседнего города и обратно. Только судьба внесла свои коррективы. В первую ночь похода, когда наша яхта стояла в закрытой уютной бухте, разразился хороший шторм. Выходить на открытую воду на старой яхте было бы самоубийством. Следующие несколько дней мы провели, любуясь большими волнами на внешней стороне залива и поглощая гигантские вкусные ягоды черники, до которых в тот год не добралась ни одна из жадных лап, кроме нашей собственной. И после того, как буря утихла, мы не вернулись в наш город, а продолжили путешествие по намеченному маршруту. Прибыв в следующий город, тренер оставил нас охранять яхту, а сам помчался на автобусе в родные пенаты. Там я осмотрел всех своих родителей и, честно говоря, полностью отстранился от всего этого. Он также должен был ходить по нашим школам и писать объяснительные записки. А также послушайте своих профессиональных и «профессиональных» учителей, что они думают по этому поводу.

В целом, после такого «наращивания» нас, по его оценке, моральный дух был на высоте. Никто не осмеливается сесть. Лица некоторых одноклассников, опухшие от удивления, того стоили после нечаянно оброненной фразы: «А что в школу не ходили? Да, мы возились на яхте с тренером — пришлось сидеть в заливе несколько дней, пока все не утихло. «9-10 стоил очень дорого.

И тренер «строил» нас иногда очень жестко. На его шести матах мы со временем перестали даже отвечать. И они продолжали существовать, все так же регулярно. Соответственно, в случае особых косяков тренер ставил нас в очередь и «прописывал» каждый скелетный удар в грудину. Как мы с ребятами говорили, «в душе». Интересно, что никому из нас не пришло в голову жаловаться. Например, родители или еще где-нибудь на стороне. Заслуженный — полученный. Все логично.

Однажды, во время очередного такого предписания «в душу», один из наших мужчин, стоявший в середине очереди, спросил: «Намрек Намерекович! И могу ли я не в «душу», а в желудок? — E. м-м-м. И почему? — И у меня там есть пресс!!! Мы с тренером все смеялись. Тренер сразу же остыл. И «регистрация» прекратилась. Я стоял в конце очереди — и к этому времени я вышел.

Прошло несколько лет. Все ребята в секции были старше меня на год. А после восьмого класса они поехали в соседний город к моряку. Впереди у меня был еще восьмой класс, а потом я вернулся в Санкт-Петербург в физическую школу. В то же время были летние каникулы. В яхт-клубе было затишье. Местный завод купил пару яхт в шкафу. Для походов и гонок. Работники завода ходили в поход или гоняли только по выходным. Они, конечно, взяли, и я. В том числе и потому, что в то время я был самым опытным яхтсменом в клубе после тренера. На яхте вы часто общаетесь на «ты». И взрослые мужчины — инженеры, начальники отделов, техники и т.д., крепкие мужчины, с детьми, сразу говорили мне — «обращайтесь, не волнуйтесь». И в то время я, тринадцатилетний тендер, в то время я впервые вырвался из шаблона тем, что я приказал и сказал им «ты» на яхте, но на суше я не смог переступить через себя и сказал «ты». Но мужчины быстро все освоили и стали сами хорошо управлять яхтами.

В будние дни того лета я загорелся от безделья. А однажды, в понедельник, когда до следующей кампании оставалась еще целая неделя, он по привычке отправился на берег. Проверьте, все ли в порядке. Сидите на причале или в «Кают-компании» — своеобразной гостиной на втором этаже двухэтажного сарая, который мы с ребятами построили год назад под руководством тренера. Где ключи, которые я, конечно же, знал, будучи одним из «старожилов» яхт-клуба. В общем, было время убивать. Но он не мог сопротивляться. Он сел на яхту, чтобы что-то починить. По пути он заметил, что с палубы внутри каюты что-то не убрано. Расстройство — его могут украсть. Я поехал в Илинг, чтобы взять ключи от кабины в тайнике. Вернулся на яхту. Я все удалил. И потом, как это сломило меня. Он не заперся, а наоборот — натянул и сбросил парус, отдал швартовы, прыгнул на яхту, выбрал якорь и вскарабкался на него. Я ехал два часа. Потом он понял, что скоро конец рабочего дня и завод будет гулять по берегу — будут воровать за эту самодеятельность.

Через некоторое время я стал регулярно приходить на берег по будням ровно в восемь часов — когда на заводе уже начинался рабочий день. Он бросил парус и отправился в круиз по ближайшим островам — в пятнадцати милях от яхт-клуба. К счастью, погода установилась так, что после утреннего штиля ветер всегда был хорошим — это занимало около пяти-шести часов с носа на корму. Но. Однажды он неожиданно вошел в штиль недалеко от островов. Он провел три или четыре часа. Как только начался хороший попутный ветер. Я был в восторге — быстро до пирса «доехал», как на трамвае. Отплыли на «Бабочке» и полетели. В Звиздюлям, на самом деле. Но забегайте немного вперед.

Ветер медленно вошел в шторм. Мне пришлось нажать на рычаг и снять грот. Он увидел его под стакселем. По пути приходилось упираться в стенку кокпита, чтобы удержать руль — яхту то и дело пытались бросить в так называемый «брочинг». Подъемное перо на штурвале волчка повернулось из вертикального положения в горизонтальное. Под давлением воды от скорости. Но скорость была — загляденье. Особенно когда вы сидите на волне и плывете со скоростью волны.

Теперь я понимаю — если бы я узнал, что мой ребенок в тринадцать лет занимается этим, меня бы, наверное, прибили собственной рукой. На этом пути он начал понимать и соглашаться с тезисом «мужчины — это случайно выжившие мальчики».

Даже издалека я заметил одинокую фигуру на пирсе. В воздухе пахло воздухом. Как сказали бы Ильф и Петров, «он понял, что сейчас его будут бить, и, возможно, ногами». Но деваться было некуда — в первую очередь нужно было беспокоиться о яхте. Он рассчитал траекторию, учитывая, что земля была в этом месте, а ветер попутный, встал носом к ветру, отдал якорь с носа, вытащил достаточно якорного каната и ждал, пока якорь «встанет». Я был уверен, что у него нет яхты. Стаксель удален. Якорный канат был ужасающим, так что корма яхты находилась в метре или семи от причала. Кучер крикнул сквозь порывистый ветер: «Бросай конец!». За это время он даже не добавил свои обычные «этажи». Но я сам, уловив момент, когда корма перепрыгнула волну, запрыгнул на пирс, отдал швартовы. Затем прыгнул обратно на яхту. Аккуратно сложите паруса и все «концы». Он убрал все, что было в кабине, и запер ее. Взгляд джентльмена окинул яхту — все было в порядке. И он спрыгнул обратно на причал, поняв, что здесь я и маленький белый лисенок.

К моему удивлению, тренер не был суров, а стоял и улыбался. В какой-то момент он даже рассмеялся. Сейчас я бы даже сказал, что он был грубияном. Я, весь в непонимании, стоял и ждал. Наконец, он стал серьезным и спросил: «Ты знаешь, почему ты до сих пор жив?». — Потому что гордость взяла меня. Как хорошо, оказывается, я тебя обучил, Оболтов.

Через некоторое время тренер привез две четверки из деревни, которая находилась недалеко от нашего города. Один поставил с ним яхту. Второй «передал» меня. И мы продолжили путь матчевых гонок в акватории нашего города на этих яхтах кабинета, параллельно обучая новых ребят. Мы также ездили на острова. И в одной из таких гонок, на острова и обратно, я выиграл его коллекцию из нескольких десятков «журналов о катерах и яхтах», которую он объяснил тем, что я не смог победить его ни в одной из этих гонок. Целая сокровищница для молодого яхтсмена в те далекие времена! И не только для молодых, в те дни. В те времена люди буквально охотились за этими журналами. Чертежи были перерисованы ими и, самостоятельно исправляя ошибки, они построили по ним свои собственные яхты.

Теперь я подозреваю, что он, кажется, потерял способность как-то особенно поощрять меня. Все равно, тренер. Но мне тогда было 13. И я принял все это за чистую монету. Видя, как он «сокрушается».

Я отвезла сына к бабушке и впервые в жизни полетела бизнес-классом.

Впечатления двоякие, места кажутся более удобными, блюд в меню больше, но в целом как-то не о-о-очень, мы ожидали большего за такие деньги.

Самый главный пилот появился в самом начале и сразу же попытался угостить нас шампанским, оказавшись стюардом, он просто выглядел как министр неба, не меньше.

Во всем бизнес-классе нас было только трое: мой сын и индиец в Чалме.

Ворота уже направлялись внутрь, управляя пикап-баром. Вдруг из-за занавески переполненного бизнес-класса появились две мадам Грицацуевы великолепного калибра: мать лет сорока и дочь лет пятнадцати, к ним подошел улыбающийся Служитель Небес, и состоялся такой разговор:

— Молодой человек, я вижу, здесь совсем пусто, вы можете посадить меня с ребенком, а то у нас тут хаф, с одной стороны дети кричат, с другой китайцы, и вообще не развернуться. Ногам некуда деваться. Просто пытка в течение четырех часов. НО? О, пожалуйста. Ну, чего вы стоите?

Буфетчик сделал понимающее лицо и сказал:

— Ну, это одно и то же, пожалуйста, раз такое дело. Вы можете сесть в этом ряду, но я должен сразу предупредить вас, что поскольку вы не являетесь пассажирами бизнес-класса, я не смогу обслужить вас на уровне бизнес-класса, но…

— О да, все понятно, мы не претендуем на ваши ананасы в шампанском, как говорится — мы так жить не можем, как-нибудь обойдемся. Кресла стали шире, за что отдельное спасибо.

— Извините, что не дочитал, к сожалению, стюардессы эконом-класса тоже не будут вас обслуживать, потому что вы останетесь на их попечении, так что вам придется лететь без обеда и даже без чая. Если вы не против, пожалуйста, сядьте и пристегните ремни, мы сейчас взлетим.

Грицковцы посмотрели друг на друга, скорчили гримасы и, не отвечая министру неба, нырнули за занавес.

Стюард заметил, что мы с сыном стали невольными свидетелями их разговора, подмигнул и улыбнулся.

— А если они согласятся на ваши условия и останутся, неужели вы даже не собираетесь лить на них воду, если что-то случится?

— О да, конечно, я бы наливал и даже кормил его, как и вы. Жаль, не правда ли? Просто люди хотят есть рыбу с грибной подливкой и лежать в широких креслах. За эти годы ко мне сотни раз приставали с подобными разговорами, но никто из них никогда не соглашался поститься четыре часа. Я скажу вам больше, когда обед в экономе закончится, эти двое снова придут сюда и скажут: «Теперь мы готовы поститься здесь некоторое время».

Через полтора часа Грицацуевы все-таки появились из-за занавеса и мягко спросили стюарда:

— Где, вы сказали, вы можете сидеть? Здесь?

Буфетчик сделал грустное лицо и ответил:

— Извините — это уже не в моих силах, если бы перед взлетом, как я предлагал, пожалуйста, но в данный момент вам может помочь только командир экипажа, но он сейчас немного занят…

Мама Гризли. Это было очень давно. Дети были маленькие, сын около семи лет и дочь около тринадцати лет. Мы возвращались с отдаленного пляжа, где наблюдали за белухами, и остановились на живописной косе, чтобы посмотреть на лосося, идущего на нерест. Нерестовый период только начался, лосось был еще красив и силен. Сгорая от нетерпения увидеть лосося, мы забыли фотоаппарат в машине (время iPhone еще не пришло). Дочь добровольно побежала в машину за фотоаппаратом, а мы с сыном медленно пробирались к небольшому ручью, в устье которого упрямый лосось уже боролся за право продолжить род.

Коса делала полукруг справа от нас, океан был слева, лес начинался примерно в 12 футах от берега, где сосна среднего размера была высотой с кремлевскую елку. Вы помните, да? Главное дерево страны. Поэтому на Аляске каждая рождественская елка — это главная елка. Ручей, впадающий в океан, так сказать, разделяет косу на две части.

Мы с сыном пошли в реку. Лосось с брюхом на гальке, борется с течением и пытается продвинуться как можно дальше в пресной воде. Некоторые особенно сильные рыбы за один присест достигали трех-четырех футов и уходили, готовясь к следующему этапу. Вдруг позади нас из леса упала ветка. Одновременно мы оглянулись на звук. «Мама, смотри, медведь!» — восторженно воскликнул сын. Я не разделял его восторга. Вовсе нет. Примерно в десяти футах от нас стояла мама Гризли с плюшевым медведем. Хуже ситуация была только в зубах белой акулы.

Медведь был для меня по пояс в Уизерсе. Она была в порядке, с отличной коричневой шерстью. Если бы в тот момент у меня была хоть капля юмора, я бы сказал, что медведь только что вышел от грумера. Она посмотрела на меня своими глубоко посаженными глазами, опустила голову и не двигалась. Ее детеныш был этого сезона, то есть он родился зимой, и сейчас ему около шести месяцев. Он издал какой-то радостный звук и направился к нам. На его лице было написано, что он хочет играть. Его мать издала приглушенный рев. Мишка остановился и неохотно вернулся на свое место рядом с суровой матерью. Весь его вид выражал разочарование.

К этому моменту я крепко держала сына на расстоянии вытянутой руки. Я держала его так крепко, что он взмолился: «Мамочка, ты делаешь мне больно!» «Сынок, — сказала я, — пожалуйста, не смотри на медведя и делай все, о чем я тебя прошу. Если мама-медведица начинает рычать или убегать от нас, мы прыгаем в воду. «Значит, вода холодная», — усмехнулся мой ребенок. «Ничего, сынок, мы станем белугами».

Медведь продолжал пронзать меня взглядом, но не двигался. Она явно ждала, когда мы уйдем. Мы с сыном начали потихоньку уходить, но у меня возникла другая проблема — моя дочь возвращалась с фотоаппаратом. Она больше не была далеко от нас. Чем дальше мы удалялись от медведей, тем быстрее я ускорял шаг. Наконец-то мы встретились с дочерью. «Мамочка, почему ты так быстро вернулась? Нет лосося? » Она была удивлена. «Есть даже гризли».

Я долго ехал в машине, стараясь не думать о том, что было бы, если бы к нам бросился медведь. Сын рассказал своей старшей сестре о нашей встрече с Медведицей и о медвежонке, который прибежал поиграть с ним. Прошли годы, дети выросли и разъехались, но я до сих пор благодарна своей матери, Грисли, за то, что она дала мне возможность уехать тогда и не трогать детей.

Это было давно, но все равно смешно.

Мне было 17 лет, мой будущий муж пригласил меня в гости на Новый год в деревню. Будучи абсолютно городской девушкой, я всегда хотела побывать в деревне и лично увидеть то, что раньше видела по телевизору, поэтому приглашение в гости (как потом выяснилось — брички) приняла без колебаний. Но напрасно, все же стоило задуматься. Все сказано, сделано, мы приехали ночью, нас развели по разным комнатам и уложили спать. Утром, ни свет ни заря, они разбудили меня. Боже, 10 утра — ну, что можно сделать в такую рань! Я отправился на охлажденный завтрак и сразу же попал на семейный совет, где было решено отправить сына с друзьями в лес за елкой. Обратив внимание на то, как смотрят на меня будущие отец — зять с матерью — свекровью, я решила с ребятами дойти до леса за елкой. В то время мое решение казалось правильным — лучше уйти в лес, чем проходить под пронзительными взглядами будущих родственников. Желание гостя было безоговорочно признано законом.

Я быстро оделась в свое кожаное пальто, джинсы и короткие зимние сапоги. Будущая свекровь, настороженно глядя на меня, передала: «Так это просто невежливо — ходить в лес!» и бросилась вглубь дома. Через 5 минут она с ликованием принесла что-то непонятное — какой-то предмет с пухлыми рукавами (они называли его дубленкой), такую же лохматую шапку, штаны и странную обувь, которую они называли катанкой. Согласно моим небольшим знаниям о сельской жизни, я пришел к выводу, что такая обувь также называлась войлочными сапогами. Нужно учитывать, что мой рост всего 1,5 метра с кепкой, а размер ноги — 35. Однако у родственников моего будущего мужа рост был 2 метра, а размер ноги — 40.

Сначала штаны непонятного размера тоже были надеты точно на мои джинсы и уходили куда-то под шею. Затем мне вставили ухо, после чего слух пропал, и обследование снизилось до 30 градусов. Потом они начали надевать на меня ролики, я до сих пор не понял, как они отличают правый от левого. Они просто решили проблему разницы в размерах катов, кроме того, дали 3 пары грелок для пальцев ног, но они отказались полностью уменьшить высоту, из-за чего мои ноги потеряли способность сгибаться в коленях. Сверху на Асберге была дубленка, которая была под землей, где-то в районе колен, с армейским ремнем, мои руки заканчивались там, где у владельца тулупа были локти. И в этой форме, полностью утратившей способность видеть, слышать, ходить, практически нагибаться, меня впустили в дверь. Почему сапоги называются «Катанкой», я поняла, как только сделала первый шаг. Да, и я не успел этого сделать, как тут же мои ноги покатились в разные стороны, и я упал вперед. Я больше не мог самостоятельно вставать. Добрые руки моего будущего мужа и теперь уже приближенных друзей бережно вернули меня в вертикальное положение.

И вот делегация, в составе которой было три человека, два метра с вереницей скота размером не менее 60 и я, двинулась в лес, благо было недалеко, достаточно выйти за ворота и пройти по краю леса метров сто.

Для меня эти сто метров казались километрами! По какой-то причине никто не чистил снег за воротами, а зима в этих краях суровая, снег, сугробы огромные. Бравые парни шли вперед, пробивая колеи в снежных дисках на глубину, в которую я обычно мог поместиться в полный рост. После попытки перекатиться с одной снежной колеи на другую, я быстро понял, что в таком темпе мы ничего не добьемся, и решил поставить свой след поближе. Однако, излагая это — говоря это громко. Я сразу же провалился и не смог выбраться. Ребятам пришлось возвращаться ко мне, сначала вытаскивать меня из снега, потом вытаскивать катак из того же снега. Затем они скрылись за странной конструкцией, напоминающей пульт от саней, на которые меня подняли и покатили.

В принципе, меня все устраивало — еда, любование красивыми достопримечательностями. Так мы пришли на поляну, которая была сильно истоптана. Меня выгрузили в центре и приказали стоять на месте и никуда не уходить, пока они ищут подходящую елку, и все разбежались в разные стороны.

Примерно через пятнадцать минут мне надоело стоять на одном месте, и я пошел исследовать местность. Затем мое внимание привлекла довольно большая пушистая елка, которая стояла в ста ярдах от меня. Ну, и я подошел к нему, посмотреть поближе. Каким-то образом прорыв траншею в снегу, я прошел около пятидесяти ярдов, затем был остановлен внезапным препятствием в виде железной сетки. Моему удивлению не было границ: в густом лесу — и вдруг забор!

Чисто из любопытства я начал тянуть его, и вот, сетка поддалась, очевидно, прогнив в месте крепления. Образовалась небольшая дыра — мне пришлось ползти, и тут я понял, что если упаду на четвереньки, то не смогу самостоятельно встать. Но елка была такая красивая, и так хотелось удивить всех будущих родственников!

Упав на четвереньки, я преодолел это препятствие и почти сразу же наткнулся на колючую проволоку — чудеса да и только! Конечно, если бы на мне была шуба, я бы даже не подумал проползти под колючей проволокой, но на мне была дубленка, которую не жалко. С такими мыслями колючая проволока была преодолена.

Наконец, эта прекрасная рождественская елка оказалась прямо передо мной. Как я был рад! Но ненадолго — они не дали мне топор! В расстройстве я толкнул (хотел пнуть, но стоял на четвереньках и не мог подняться) дерево, и оно упало набок.

Не веря своей удаче, я схватил его за корешок и начал раскручивать, как вдруг на меня полетел пучок снега. Я поворачиваю голову и вижу бегущего ко мне человека — то ли с винтовкой, то ли с пистолетом наперевес, — размахивающего руками и что-то кричащего. Но поскольку уши хорошо сидели, я, конечно, ничего не услышал. Но больше всего меня напугала собака, рвущаяся с поводка.

Решив, что это дровосек, и украв дерево, я нарушил кучу лесных законов, заорал, как поросенок, и со скоростью, которую мог развить на четвереньках, бросился к норе, не выпуская из рук дерево, которое, конечно же, цеплялось за все, до чего могло дотянуться. Но желание выжить и обязательно удивить всех красивой елкой придало мне сил, и, кляня себя на чем свет стоит, я протащил ее через все препятствия. Он дополз до поляны, с помощью ствола дерева принял вертикальное положение и радостно уселся в сани.

Через 5 минут пришли мальчики. Они спрашивали, что за дерево я нашел, не задумываясь о том, как я его срубил. Потом мы все вместе пошли домой.

Мы вернулись домой, и там было так оживленно! Мой будущий свекор бегает по дому с криками, выпученными глазами, размахивает руками. Увидев новых слушателей, он с усердием начал рассказывать о чрезвычайной ситуации. Оказалось, что сегодня в зоне (Мои параллельные вопросы «Какая зона?», «Есть ли зона в деревне?», «А, тюрьма строгого режима для рецидивистов?» такой периметр? «А, 5 уровней. И целых два были прорваны?» «Три ряда и живой забор?» (Я не помню три ряда.) Существо (Ну, как они его одели и поползли!), природу которого они не могли определить, ползло по периметру, затем, напуганное тремя предупредительными выстрелами и одним прицельным выстрелом (Какими выстрелами? А, вот почему снег летел рядом «Вот, суки, умеете же вы так убивать! Но я не слышу никаких предупредительных выстрелов и даже трех… Ах да, эта уховертка… ), развернулся, держась за копыто (ну да, издалека похоже на копыто, так как руки из рукавов не торчат) за елкой, которую срубили для любимого начальника зоны и поставили в снег до вечера, чтобы не потерять хвою, и не в силах освободиться от елки, тявкал, как дикий зверь, смутно представляя, как он договаривается о двух периметрах в противоположном направлении, издавая такие звуки, что собака боялась продолжать погоню (Черт, что, собака все еще бежала на меня? Ну, если ваши собаки понимают мат, то Пеппер понятно, почему она боялась бежать за мной дальше). Тем временем пятеро лучших офицеров приняли все меры для дальнейшего преследования (Давай, заправляй его — он сам убежал!), всех местных охотников поставили на мушку и отправили на поиски зверя. Из глубины оставшейся траншеи следовало, что четырехкопытный зверь, невысокий в холке (ну, он и в холке невысокий, в общем-то), добрался до дерева, взобрался на него и по этой тропе исчез (ну, да, я потом на своих двоих).

Понимая, что над моей головой сгущаются тучи, я вжался в кресло и старался не высовываться. И все бы ничего, но на ужин был приглашен сам руководитель зоны, который, войдя в дом и увидев елку, потерял дар речи (Ну, скажи, как ты запомнил свою елку?! В лесу много таких елок!). На вопрос «Где вы взяли это дерево?» начальник зоны получил от тестя гордый ответ: «Вот, моя будущая невестка нашла его на поляне». Разве это не прекрасное дерево? Такого дня с огнем не сыщешь!».

Они разлучили меня на три секунды, я должен был все рассказать.

Прошло пятнадцать лет, а история о страшном чудовище все еще ходит по деревне.

Прохладным осенним днем 2007 года мой друг Валера сидел в зале ожидания дилерского центра Porsche на углу 11-й авеню и Западной 51-й улицы на Манхэттене и пил крепкий горячий кофе. В Starbucks этот кофе стоил бы 4 доллара — роскошь, которую он не мог себе позволить. Шел десятый месяц с тех пор, как Валера потерял работу, и сейчас он был полностью на мели. Скудных остатков из его личного суверенного фонда все еще хватало на оплату квартиры и электричества, но все остальное было совершенно неважно.

Что он делал в дилерском центре Porsche, спросите вы? И я скажу тебе. Как? И очень просто. В США существует множество компаний, которые организуют mystery shopping или тайный покупатель для сбора информации о различных товарах и проверки качества обслуживания. Начать работать на такую компанию несложно: вы создаете счет на их сайте и получаете доступ к списку работ на сегодня. Вы выбираете понравившееся задание, запоминаете сценарий, выполняете задание, отправляете отчет. Через две-три недели вы получаете зарплату. Существуют самые разные задачи. Например, сходите в спортзал, проведите там несколько часов, а затем ответьте на вопросы о дружелюбии и профессионализме персонала. Деньги за входной билет вернут по квитанции, ну а за работы заплатят 20-25 долларов. Конечно, небольшой, но фитнес — это не работа. Тайный покупатель обычно имеет дело с хозяевами, у которых много свободного времени. И больше для удовольствия, чем для денег.

Раньше Валера делал тайные покупки, чтобы сэкономить на еде. Утром я брал хорошие приложения для ресторанов и таким образом обедал или ужинал бесплатно. Сначала он пытался принять другие указания, но после посещения парикмахера в Гринвиче Уиллидж бросился туда. Однако, как говорят американцы, никогда не говори никогда. В последний месяц работы Валеры заявки на дилерство Porsche постоянно росли. По какой-то непостижимой причине никто не взял его, несмотря на внушительный приз в 200 долларов. Валера прочитал требования, и стало понятно, почему. Казалось бы, все просто: приходишь в дилерский центр, говоришь, что хочешь купить базовую модель Porsche Boxster, и проходишь тест-драйв. Загвоздка была в требованиях к подрядчику. В приложении прямо говорилось, что он должен соответствовать: жить в престижном районе, быть одетым в брендовую одежду, иметь дорогие наручные часы и вообще производить впечатление богатого человека. С самым сложным пунктом (место жительства) у Валеры все было в порядке. После развода он изменил подруге в студии Super* Tiny Studio на Верхнем Ист-Сайде, в двух шагах от Центрального парка. «Будь что будет», — решил он и подписал «Порше».

Перейдя таким образом Рубикон, Валера по-новому взглянул на свой гардероб и, не найдя ничего подходящего, решил купить все новое по кредитной карте, а потом положить обратно. Проделайте тот же трюк с часами. Осталось выяснить, где именно одеваются богатые и солидные люди. Он покопался в Интернете и выяснил, что президент Буш делал это с Brooks Brothers. Он пошел туда. На входе его сразу же подхватили два консультанта и почти полдня таскали по городу. Валера вышел из магазина с большим пакетом и чеком почти на две с половиной тысячи долларов. Затем ему надоело ходить в магазин Rolex, и он ограничился высококачественной подделкой всего за 120 долларов. Дома он побрился, причесался, надел новую вещь, посмотрел в зеркало, любовался собой несколько часов, и… Впервые с тех пор, как он потерял работу, он почувствовал уважение к себе.

Итак, стильный и даже в чем-то роскошный Валера сидел в глубоком кожаном кресле в дилерском центре Porsche, наслаждаясь кофе. Чуть поодаль в таком же кресле сидел безупречно элегантный пожилой японец и забивал iPhone. Валера не решился достать свой старый телефон, поэтому посмотрел налево на две картины на противоположной стене и обнаружил, что копировать современное искусство легче, чем классическое. Конечно, если вы любите Profane. Ифонд, тем временем, очевидно, устал от iPhone. Он посмотрел на нашего героя, получил формальную ответную улыбку и извинился, сказав: «Принято считать, что каждый видит свое в абстрактных картинах». Всегда смотрите на эту картину. Что вы в нем видите? — И что вы видите здесь? — Валера был ошеломлен: «Это отвратительная копия фотографии Павла Клея. Цвет искажен до неузнаваемости. Оригинал висит в цюрихском Кунстхаусе под названием «Убершах». И вот шах изображен. В целом, это не абстракция, а экспрессионизм. Пара ошарашенных японцев указала на вторую фотографию: — А эта? — Это также Клай, «огонь в полнолуние». А также неудачный экземпляр. А оригиналом, если я не ошибаюсь, является фолькванг в музее Эссена. — Иисус, откуда Ты это знаешь? «Я интересуюсь искусством», — вскоре ответил Валера.

Это была правда, но не вся правда. На самом деле Валера в прошлой жизни был художником. Он родился в Харькове. Там, до армии, он учился в художественной школе. После армии поступил в институт культуры в Ленинграде, окончил его и по распределению попал в Нижний Новгород, который тогда был Горьким. Он работал в музее, учился в заочной аспирантуре. Все выглядело хорошо, но наступили 90-е годы. Волна эмиграции подхватила Валеру и выбросила на берег Нью-Йорка. Сначала она не могла даже представить себе расставание со своим искусством, но вскоре поняла, что без имени и связей ей не пробиться даже в шахтеры музея. Потом ему стало все равно, и, как и большинство его знакомых, он пошел на курсы программистов. Он спросил своего двоюродного брата, какой язык самый легкий. Брат сказал Кобол. Валера выучил Кобол и, к своему огромному удивлению, получил работу уже на третьем собеседовании. Деньги появились, но их пришлось заплатить за изнурительную работу. Еще несколько лет он тешил себя иллюзией, что произойдет чудо и он снова присоединится к русскому авангарду. Но чуда не произошло. Поэтому он неустанно задвигал эту картину куда-то в глубины своего сознания, чтобы не волноваться. Он даже перестал ходить на выставки.

Валера почти допил свой кофе, и в это время в проеме появился консультант и вызвал японцев. Японец показал, чтобы он подождал, подошел к Валере, протянул руку, представился Джимом Накамурой и пригласил нашего героя на обед в итальянский ресторан Becco, расположенный неподалеку. Валера также представился и принял приглашение. Мы договорились на час дня, обменялись визитками. В карточке г-на Накамуры было написано «инвестор», у Валеры — «эксперт по рисованию». Эта карточка лежала без дела, поскольку он еще не потерял надежду работать по специальности.

Через пять минут появился другой консультант и пригласил Валеру войти. Он говорил с немецким акцентом и на немецком и на деловом. Он снял копию водительских прав, съездил в салон, привез ключи и дал Валере прокатиться по новенькой задворкам на углу 11-й авеню и Пайн. В течение полутора часов, которые пролетели как одна минута, наш герой впервые в жизни понял, что автомобиль — это не только путь из пункта А в пункт Б, но и многое другое. В результате, когда, согласно сценарию, он сказал консультанту, что не может принять решение в данный момент, еще неизвестно, кто был больше расстроен. Он подошел к Беко, как влюбленный после их первого свидания: счастливо улыбаясь и разве что не напевая.

В ресторане Валера был неприятно удивлен громким шумом, но на втором этаже было гораздо тише. Японцы уже ждали его за угловым столиком. После нескольких слов о погоде и прочих мелочах, мистер Накамура очень вежливо перешел к делу: «Я хотел бы спросить, не возражаете ли вы, какой отзыв вы предлагаете своим клиентам?» «Черт, — подумал Валера, — ну не могу же я сказать ему, что пишу коды на COBOL. Он подумает, что я над ним издеваюсь». » Тогда рот нашего героя раскрылся и, как ни в чем не бывало, он уверенно сказал сам себе: «Ну, знаете, в Нью-Йорке и около миллиона русских. Среди них достаточно много состоятельных людей, интересующихся русской картиной 20 века. Я стараюсь помочь им сделать правильный выбор. Конечно, учитывая соотношение цена — качество. — Очевидно, ваши русские хорошо вам платят. «Я не жалуюсь», — Валера почти не врет, потому что ему действительно не на что жаловаться. «Знаете, — заговорил г-н Накамура после небольшой паузы, — мы совершенно незнакомы, и все же я хочу рискнуть и попросить вас помочь мне в одном довольно щепетильном деле». Знаете ли вы, что такое тайный покупатель? Валера чуть не подавился своим карпаччо, но как-то справился и подтвердил головой, что да, он знает. И японец продолжил: «Я тоже вкладываю деньги в искусство, и в последнее время я заинтересовался русским авангардом. Как убеждали меня компетентные друзья, цены на него в Нью-Йорке все еще относительно низкие. Другие друзья посоветовали мне русскую галерею в Сохо, где, по их словам, можно приобрести интересные картины по разумной цене. Я был там, но не имел последнего мнения. Поэтому, пожалуйста, посетите эту галерею сегодня и поделитесь со мной своими наблюдениями. Почему ты? Потому что я никогда не видел вас на аукционах и могу предположить, что вы человек незаинтересованный. Конечно, я гарантирую справедливую оплату вашей работы, но сейчас я не могу назвать ее размер. Это зависит от ряда обстоятельств. Вы рискуете? — Я рискую! Новоиспеченные партнеры скрепили соглашение рукопожатием. Валера получил адрес галереи и приглашение на ужин в «Сасабуне «** для подведения итогов.

Найти галерею было легко. В его окне был установлен тяжелый экран, на котором были выставлены самые известные картины, фотографии и плакаты художников русского авангарда. На двери висела табличка: «Только по предварительной записи». Рядом с табличкой наш герой заметил кнопку вызова и позвонил. Через минуту занавеска на двери отодвинулась, и Валера увидел пожилое лицо своего одноклассника Игоря Хребтова.

На курсе, наверное, не было ни одного человека, которому бы нравился Игорь. Во-первых, он был высокомерен, во-вторых, он никогда не возвращал долги, в том числе карточные, и в-третьих, у него были деньги, и, по общему мнению, грязные деньги. Источник денег был ясен: Игорь продавал старые иконы иностранцам. Но происхождение икон было туманным. Одни говорили, что он грабил сельские церкви, другие — что на него работали несколько иконописцев, специалистов по подделкам. Никто, однако, не исключил возможности сделать и то, и другое. После окончания института Игорь получил назначение в Москву, и с тех пор Валера ничего о нем не слышал и не вспоминал. Правда, я вспомнил, как однажды уже в Нью-Йорке увидел магазин с русскими иконами недалеко от 5-й авеню. А когда вспомнил, то сразу понял, что Игорь мог торговать только с крепкой пайкой КГБ. И сразу стала понятна терпимость декана к его бесконечным прогулам, и хорошие оценки при нулевых знаниях, и направление в Москву.

Старое лицо Игоря Хребтова скрылось за занавеской, но дверь открылась. — Заходи!» — пригласил Игорь, — «Какими судьбами? И снова, во второй раз за этот день, рот Валеры открылся и заговорил сам по себе: — Я был у зубного врача на улице Зеленой. В это же время я решил прогуляться по Сохо. Я увидел в витрине знакомые фотографии, мне захотелось посмотреть на оригиналы. Игорь улыбнулся ровно настолько, чтобы показать, что он понял шутку и что шутка ему не понравилась. Затем он провел посетителя через большое помещение, похожее на склад. Картины присутствовали, но большинство из них были прислонены к темной стене, и только несколько стояли на подставках. Валера попытался рассмотреть их, переходя от одного к другому, но через несколько минут его попытка была пресечена: «Здесь вы ничего не увидите. Здесь у меня есть копии и дешевые холсты. А лучшие вещи хранятся в специальном сейфе. Я выставляю их только во время аукционов. Приходите ко мне в офис.

В кабинете стали вспоминать одноклассников, но разговор получился безрадостным: кто-то спился, кто-то умер, в олигархи тоже никто не выскочил. Мы перешли к соответствующим темам. — Ты ходишь к такому размазне каждый день? — спросил Игорь. — Конечно, нет! — засмеялся Валера, — я ищу работу. Завтра у меня собеседование в Cheze ***. Вчера я купил новый костюм. Сегодня я иду к нему, чтобы посмотреть хотя бы часть одежды. А послезавтра я уволюсь, пока не стану слишком стар. — И что именно вы делаете? — Программа на языке COBOL. Как вы сюда попали? — Скука. Работал в Министерстве культуры. В один прекрасный день меня возмутило то, что я пять лет учился на искусствоведа и был занят перекладыванием бумажек. А потом сверху пошла аналогичная тенденция: продвигать русскую культуру за рубежом. Ну, я нашел спонсора через своих друзей и открыл галерею. Пятый год в бизнесе. — Например? — И все равно! Я живу в центре мировой культуры, встречаюсь с интересными людьми со всего мира, путешествую и, что очень важно для меня, занимаюсь полезной для России работой. Кстати, если хочешь, у меня есть для тебя работа. С Ksiva Unesco вы отправитесь в маленькие города на постсоветском пространстве, посетите местные музеи и осмотрите склады. Если вы найдете что-нибудь интересное, дайте нам знать. Box, Export — это теперь наш бизнес, и вы получаете 10% от окончательной продажи. Подходит? — Эх, ты, маленький, — подумал Валера, — патриот хренов, вступай в артиллеристы. Лопни ты на воротнике!», а вслух он сказал: «Спасибо! Я подумаю над интервью. Теперь я знаю, как тебя найти. Мы попрощались. Уже на улице наш герой вспомнил, что Игорь даже не предложил воды, но не почувствовал ни удивления, ни огорчения. Приближался ужин в Сасабунэ, и нужно было успеть принять душ и переодеться.

Валера пришел в ресторан первым, взял меню у счетчика и привыкал к ценам, пока не появился господин Накамура и не произнес волшебное слово «Омакасе». **** Он тут же принес графин с холодным саке и небольшие стопки. Господин Накамура налил гостю, гость налил хозяину, сказал «Кампай» *****, разорился. В ожидании еды Валерини рассуждал об успехе. — Тебя туда пустили? — спросил г-н Накамура. — Конечно. — Почему, конечно? — Поскольку г-н Рейндж — мой одноклассник, мы учились вместе в течение 5 лет. — Ты шутишь? Вместо ответа Валера достал фотографию, предусмотрительно сделанную дома, и протянул ее господину Накамуре. На фотографии, сделанной, скорее всего, во время летней практики, группа студентов стояла на парадных ступенях Эрмитажа. Господин Накамура внимательно посмотрел на Валеру, нашел его на фотографии, затем указал на Игоря и продолжил: «А что вы можете сказать о господине Хребтове? — Все, что вы у него купите, будет либо подделкой, либо краденым. — Предположим. Он показывал вам какие-нибудь фотографии? — Я старался не замечать их. Все, что мне удалось заметить, это два превосходных полотна туркестанского авангарда: подковы и карракхан. Скорее всего, оригинал, а может быть, и этот из какого-нибудь провинциального музея в Узбекистане. А Филонов почти наверняка подделка. Похоже, они сфотографировали его фото с тех, что хранятся на складе крупных музеев, и сделали хорошую копию в типовом экземпляре. — Вы обсуждали с ним цены? — Нет, они не обсуждали. Он не стал обсуждать со мной цены. Он прекрасно понимает, что не собирается меня увольнять. Тем временем принесли такие суши, что продолжать деловой разговор было бы просто кощунством, и он остановился сам.

По дороге домой Валера снова и снова перечислял детали прошедшего дня. Он не мог поверить, что все эти чудеса произошли с ним; он страстно желал, чтобы они продолжались, и смертельно боялся, что завтра снова наступят серые будни. Дома я вспомнил, что сегодня должен был отправить отчет в автоцентр Porsche, но не мог заставить себя работать. Я выплюнул отчет и лег в постель, но заснул только к двум часам.

Его разбудил звонок домофона. Позвонили швейцару, он сказал, что за ним послали. Валера спустился вниз. Посыльный, молодой парень в велосипедном шлеме, передал ему пакет и ушел. Валера поднялся в свою комнату, посмотрел на часы — было уже около десяти. Он открыл пакет. Там была довольно толстая пачка стодолларовых купюр. Я начал считать и остановился после трех тысяч, а в стопке оставалось по крайней мере вдвое больше. «Вот я и умер», — подумал Валера и одной рукой включил чайник, а другой — телевизор. ABC показывал последние новости из Нью-Йорка. Внезапно на экране появилось лицо Игоря, за которым последовал красивый диктор: — Сегодня утром известный российский арт-дилер Игорь Хребтов был найден мертвым в своей квартире на Парк-авеню. Признаков насильственной смерти не было, но на голову арт-дилера был надет пластиковый пакет, надежно завязанный галстуком на шее. Полиция расследует обстоятельства смерти. Основная версия — самоубийство.

Еврейская мудрость гласит: «Прежде всего, человек думает о себе, потом о своих близких, а затем обо всех остальных. Валера не стал исключением. Он сварил кофе, потягивал его и предавался грустным мыслям о том, поймают ли его во время расследования и даже есть ли у него алиби. Ясности в этих вопросах не было, что не внушает оптимизма. Телефон прервал его мысли. Звонил рекрутер. Она спросила его, нашел ли он работу, и он ответил, что у него есть контракт в City****** на 42 доллара в час. Продолжительность — шесть месяцев с возможностью продления, сверхурочные — 50% сверху. Короче говоря, все как в прошлый раз. Завтра выхожу на работу, сегодня в час дня собеседование. Не встретив энтузиазма на другом конце линии, она начала извиняться за то, что не смогла позвонить раньше, и добавила: «Не волнуйтесь, они вас помнят. Собеседование будет носить чисто формальный характер. Дождавшись короткого «Спасибо, я понимаю», она пожелала мне удачи и повесила трубку.

Уже не зная, радоваться или огорчаться, наш герой включил компьютер, чтобы распечатать новую копию резюме, и тут же зацепился взглядом за сумку с деньгами, о которой совершенно забыл. Я уже собирался спрятать его в ящик, как вдруг заметил небольшую записку. Развернуто. Я прочитал короткий текст: — Спасибо! Жду тебя у «Беко» в час дня.

Будь у Валеры больше времени, он наверняка стал бы похож на Буриданова осла, умирающего от голода, выбирая между двумя одинаково зелеными лужайками. Но наш герой даже не успел бросить монетку, он уже закрыл дверь квартиры, но все еще не знал, куда ему идти. И уже внутри узкого лифта, спускаясь вниз, он вдруг вспомнил куб, обитый серой тканью размером 2 на 2 метра, вечно недовольного менеджера, бесконечные скучные совещания, и его чуть не стошнило. Он вышел из подъезда, остановил такси, бросился на заднее сиденье и сказал одно слово: «Бекко».

. Все места в Нью-Йорке, упомянутые в этой истории, полностью реальны, как и сама история. Фотографии этих мест можно посмотреть на сайте http://abrp722.livejournal.com в моем Живом Журнале.

. *Домакинството, също извършва незначителни ремонти ** един от на й-добрите японски ресторанти Манхатън *** Чейс Манхатън Банк — Голяма банка в Ню Йорк **** по преценка на готвача ***** универсален японски тост. Означава «пийте до дъното.» ****** Citibank — голяма банка в Ню Йорк . *Домакинството, също извършва незначителни ремонти ** един от на й-добрите японски ресторанти Манхатън *** Чейс Манхатън Банк — Голяма банка в Ню Йорк **** по преценка на готвача ***** универсален японски тост. Означава «пийте до дъното.» ****** Citibank — голяма банка в Ню Йорк. *Домакинството, също извършва незначителни ремонти ** един от на й-добрите японски ресторанти Манхатън *** Чейс Манхатън Банк — Голяма банка в Ню Йорк **** по преценка на готвача ***** универсален японски тост. Означава «пийте до дъното.» ****** Citibank — голяма банка в Ню Йорк

Еще один набросок дома с привидениями. Однажды, около 15 лет назад, я подписал контракт на ремонт не очень старого дома в богатом районе Лонг-Айленда (ближайший пригород Большого Нью-Йорка). Дом был бестолковым, большим и запущенным. Моя специализация — приведение старых или неправильно отреставрированных домов в нормальное состояние (иногда от дома остается только угол фундамента и угол угла над ним). В процессе я узнал от соседей, что дом выставлен на аукцион и имеет «интересную» историю. Владельцами дома была супружеская пара, очень увлеченная наркотиками. В одном из приходов муж посещал свою жену каким-то извращенным способом, и ее труп пролежал в доме несколько месяцев, пока эта тема не была открыта для общественности. У мужа был жесткий верх, и он был установлен где-то там — это не важно. Как правило, моя работа заключается в том, чтобы привести дом в пригодное для проживания состояние. Была поздняя осень, когда работы уже не было. Получить крупный контракт на зиму и обеспечить рабочих крышей над головой и теплом (а себя — парой центов) было отличной перспективой. Чтобы не ехать лишний раз на далекий объект, как раз в момент подписания договора я взял с собой трудолюбивого Сашу, вызванного бригадиром Шлипа, чтобы объяснить ему суть работы. Он был отличным маляром (когда был трезв). Саша был так рад неожиданной осенней работе (и нескольким сотням авансов), что решил переночевать в доме и встретить меня в 8 утра со шпателем в руках. В доме было полно всякого хлама, несколько бутылок с разнообразным алкоголем, а также не совсем новые, но приемлемые (для него) матрасы. В целом, ночь обещала стать для Хозяина комфортной. На следующее утро, с несколькими другими рабочими, я вхожу в дом, и мы слегка шизеем — он не играет, а выдувается каким-то необузданным роком, светлым и широким (наконец-то температура!) Все двери и окна полностью закопчены по всей площади. Саша встречает нас неожиданно радостно, ну, прямо как родных. Его голос дрожит, а глаза горят! Он говорит: «Дом ожил! Я чуть не переехал сюда со своим мозгом!» Он хихикает нам, что, когда все ушли, он нашел несколько капель «живой воды», скрасившей его одиночество, и выключил свет, чтобы утром быть свежим и приступить к работе. Но, как оказалось, одиночеством и не пахло. По его словам, «как только погас свет, началось несколько скрипов, спасений и даже пронзительных голосов. Дом жил полной ночной жизнью! Я закричала от ужаса и чуть не сделала это сама. Он вскочил, решив бежать в Бруклин. Но подальше, черт возьми! Да, и ночь на дворе, а как вы собираетесь бегать — по шоссе? Он включил везде свет, открыл все окна, радио и начал работать, чтобы не сойти с ума. ‘ Мы, зная Сашины возможности «живой воды», не придали особого значения его рассказу. Призраки, так много призраков. У нас нет времени — мы должны работать. Кстати, внутри дома было прохладно. Краска была не гладкой, а так называемой «меховой». А цвета были оригинальными — черно-зеленый, ультрамарин с копотью и черно-коричневый. Скорее всего, бывший владелец покрасил стены в тот прекрасный период, когда его жена была рядом, но уже не могла дать совет. В целом, пощечина мастера имела достаточный объем работы. Он написал о своих опасениях в первую ночь по поводу остаточных явлений от употребления «живой воды» ранее. Хотя его больше никогда не оставляли наедине с этой темой. Самое интересное произошло позже. Почему-то мы сильно задержались на работе вместе с другой упряжкой. Он бывший профессиональный спортсмен, который не променял свою совесть на деньги в 90-е годы. Высокий, мощный, с таким свирепым лицом,

Что, встретив тебя, я хочу отдать все, что у тебя есть. Но парень он добрый, умный и совсем не злой. И вот к 9 часам вечера они нас покорили. На улице конец ноября бушует во всей своей красе, ветер завывает, дождь и темнота. Мы работали на втором этаже. Я пошел в рабочий туалет, который находился в подвале. И свет в уборной включался как-то проблематично, а встроенный потолочный вентилятор сильно ворчал, поэтому я не стал включать свет и решил быстро вернуться наверх. Саша после меня тоже решил туда забежать. Он вернулся и говорит мне: «Почему вы все в подвале, свет выключен? И он оставил радио на какой-то левой станции. ‘ Я уже задыхался от своих мыслей — так что они тут же засели в моей голове и начали ездить наугад. По моей реакции Санёк понял, к чему клонится тема. Он говорит: пойдем домой. И тут, в полной тишине, прямо над нашими головами на чердаке кто-то мягко подпрыгнул. Звук был стопроцентным! Одновременно мы замерли и уставились в потолок. Вдруг в соседней комнате что-то с грохотом упало. Там тоже нечему падать, кроме сухих пауков! Прискакали туда и видим — кусок фанеры лежит на полу и пыль осела. Он так и пролежал на чердаке, простояв там много лет. Фанера свободно лежала на досках, и чтобы ее достать, нужно было поднять ее выше уровня пола чердака, протянуть до стропил и опустить вниз. Не существует таких законов физики, чтобы кусок фанеры мог упасть в отверстие, которое меньше по размеру. И за последнюю тысячу лет здесь не было землетрясений. Пыль еще не успела осесть, а мы уже ехали домой. Утром веселье продолжилось. Хозяйка прибыла даже раньше нас. Она показала нам маленькое вентиляционное окно с чердака в торце дома и умоляла как-то закрыть его, иначе она сейчас увидит, как кошка вылезает оттуда. «Кошка на такой высоте? И куда она делась на гладкой вертикальной стене из винилового сайдинга? » «Я не знаю. Но кот был и опустил окно. «Мы смеялись — тетушке уже за семьдесят, кошки бегают по стенам. Но они забрались на чердак. Через сам люк, крышка которого все еще лежала на полу комнаты. Чердак был огромным, абсолютно пустым и пыльным. На полу не было никаких покрытий, и мы подошли к окну по голым балкам, чтобы снять размеры и посмотреть, как его закрыть. Саня почему-то сразу же бросился обратно к полу. Смотрю — а окно надежно заблокировано мелкой стальной сеткой с клеткой в сантиметр! Какие кошки?! Не каждая муха будет летать. В голове промелькнула мысль о вчерашнем Люке, который упал без всякой причины. Авация сразу же перестала быть гостеприимной! На каком-то этапе наши интересы с хозяйкой разошлись, и я не знаю, чем закончился ремонт и как она там устроилась. Я не верю в призраков, но осадок остался.

О дружбе народов (вчера). «Дипломатия — это искусство говорить «хорошая собака», пока не найдешь нужный камень». В свое время я служил по призыву в Советской Армии, в вертолетной эскадрилье, и нам, призывникам, было по 26 лет. Национальный калейдоскоп — кореец, латыш, узбек, армянин …. Не буду всех перечислять, скажу, что русских было четверо, остальные — по одному представителю своей национальности. Они отлично ладили, во всем сходились, вместе суетились, воровали, хромали и делали все, на что был способен солдат срочной службы в те времена. Абсолютно ЧФ кто какой национальности. Это если мы сейчас в коллективе начинаем выяснять, какого вы роста, как будто это определяет, как к вам относятся. Единственным солдатом, который не жаловался на жизнь вообще и на окружающих в частности (даже на офицеров, вернее, на их гнид), был узбек Юлдашев. Луноподобное лицо с опущенными глазами, всегда улыбающееся, дружелюбное. Вы просите его о чем-то, приказываете ему (как сержант), хвалите, ругаете — на его лице всегда была добрая и немного виноватая улыбка. Никто никогда его не оскорблял, не напрягал, он был для нас как ребенок — все его жалели, как будто он был обижен судьбой. И вот однажды на территории части были установлены временные бытовки, своего рода щиты, и туда зашли 40-60 солдат (могу ошибаться в цифре, это было давно), охранная торговая компания. Бригадир сказал, что они собираются сделать кирпичную хижину, и соседи поселились в ней навсегда. 90% караульной роты были узбеками. Среди них было три конкретных героя и пятьдесят простых узбеков в ТЕХНА ГУЛЬПКА. У нас пять конкурсантов и поддержка в виде простых ребят в количестве 21 человека. Бои начались в тот день, когда приехали соседи, и, естественно, нас били, сильно били. Но они не сдавались, хотя понимали, что скоро все может плохо закончиться. Наши армяне и дагестанцы уже точили бетонные, не мечи, а кинжалы, отечественные, сантиметров по 30. И в это трудное время Юлдашев, «наш», эскадронный, вдруг резко изменился. На его лице больше не было улыбки, глаза стали злыми, в голосе появился металл, он начал пытаться отдавать команды. Когда он дал одному из наших под зад, то, естественно, получил по морде, а через двадцать минут его злоумышленников избивали соседи (мы все были на работе). Я не буду рассказывать вам, что было дальше и что будет дальше, это было очень давно. Скажу так: через несколько месяцев в казармах в шести милях от нас, в одном из подразделений, разместилась охранная компания, которая взяла их на дежурство в 131-й ЗИЛ, и больше мы с ними не пересекались. А как насчет Юлдашева? Лучше не спрашивайте… Я много лет рядом, видел всех, но мало кто получает такую долю, какую получил Юлдашев впоследствии. В чем заключается мораль? Я тоже не знаю. Я говорю. Но я где-то слышал, что дружба — это сообщество людей, которые нуждаются друг в друге. Я имею в виду, что с тебя нечего взять, ты продолжаешь. И что логично.

У этой истории сегодня юбилей. Однажды я работал в качестве исполнительного продюсера над художественным фильмом. И у меня есть много историй о том, как мы снимали Талли и Толли. Смена закончилась. Все устали и хотят есть. И только режиссер Амиров загадочно смотрел на горы и шевелил губами. Затем он резко повернулся ко мне и сказал: «Завтра нам нужны «Рамы»!». Несколько! 200 штук! Зачем нам завтра «Рамс»? Они назначили их всего через неделю. — Завтра будет лучше! Мы снимаем первую сцену, и там я кое-что придумал. Нам нужны «Рэмс». Ну, не 200. Давайте наберём 20! Должен сказать, что мы снимали в деревне Верхние Карты, где, конечно же, находились Рамы. Но они паслись высоко, высоко на лугах. А возить их с вечера до семи утра на стройку было нереально. Единственное место, где бараны были на 100% — скотный рынок во Владикавказе. И мы пошли на Овна с художником в реквизите Алей. В конце концов, Овен — это опора. Торговцы Овна очень обрадовались, когда поняли, что нам нужно 20 штук на завтрашнее утро. Но потом я их озадачил: — Мы собирались нанять. — В смысле? — Мы вернем его вечером. За фильм для нас. Грубые торговцы были расстроены, но смотрели на нас с уважением. На следующее утро, в 5.30, мы с Алей уже были на Овне. По рынку разнеслась весть о том, что какие-то сумасшедшие платят деньги за то, чтобы «Привести на гору 20 баранов и вечером вернуть их на гору». Все собрались вокруг. Кто-то привел детей. На меня никто не обращал внимания, все уважительно разговаривали с Алей: она была злая, в шортах, резиновых сапогах и с сигаретой. Было ясно, что она — главное. Хозяин Баранова вошел в кореллу, задумчиво посмотрел на питомцев. Я выбрал одну. Он повернулся лицом к нуждающемуся художнику и спросил, — Пойдет ли он? Не выспавшаяся и уставшая после вчерашнего, Аля мрачно кивнула. Таран с могучим броском был направлен в сторону тела. И кастинг начался! Почувствовав, что Овен злой, и не понимая, что настал их звездный час, они стали бросаться на коралл и кричать! Продавцы кричали на Овна. Собаки лаяли. Дети закричали. Только Але и я молча выбирали актеров. Вдруг Але сказал: «Стой. В этом нет необходимости. Какой-то он. Не убедительно. Наступила тишина. Владелец был смущен. Покраснел. Затем он побледнел и признался: «Черт. Он мне никогда не нравился. Неубедительный Рам был немедленно выселен. К сожалению, он сказал «бе» и покинул актерский состав. Итак, мы погрузили 20 начинающих актеров и попали на сайт. По сценарию у нас раннее утро, небольшое ущелье, туман и ягненок, задорно перескакивающий ручей. Было решено сделать туман с помощью армейского дыма. Конечно, они вонючие, но зато дешевые. Двигатель камеры. И поспешил. Актер был изгнан Фидаровым, который играл пастуха, затянулся армейским дымом, вспомнил, что он не пастух, а штырь из «9-й роты» и стал подавать реплики с легким чеченским акцентом. Директор Амиров крикнул «Стоп!». И он начал объяснять, что такое супер-тег. Три барана потеряли сознание. Остальные стали завидовать неубедительному ассистенту, не прошедшему кастинг. Затем девушка потеряла сознание. Это стало полностью развлекательным. Звук тихий. Актер Погосян клялся на русском, армянском и немного казахском языках. Оператор, невозмутимый Петр Леонидович Духовской, закурил в трубку и выпустил две затяжки дыма. Туман стал еще лучше, чем настоящий, а Mount Karts стала еще больше похожа на IPR. На пятом жуке все курили. Но потом «Рамс» взбунтовались! Они наотрез отказались прыгать в реку, как того требовал сценарий. Директор Амиров снова крикнул «Стоп!». И он начал объяснять, что такое супер-тег. Бараны, казалось, согласились.

но как только включилась камера, они стали вести себя естественно, не принужденно, то есть как овцы. Зажигалки придумали решение. Все мужчины, освободившись от съемок, крепко схватили барана за шею. Направьте их голову в нужное русло. И по команде «МОТОР!» каждый вкус давал овце козу. Бараны чудесным образом перелетели через реку, разрывая своими телами густой туман. Сцена была сохранена. Вечером наше стадо встречал весь скотный рынок. Бараны шли, гордо покачиваясь. Они понимали, что теперь должны как-то жить с бременем славы. Вдруг к нашему загону подлетела черная «беха». Из него они кричали: «Сколько овец? Что такое «владелец»? Импресарио нашей овцы окинул оценивающим взглядом свою творческую команду, затем потенциального покупателя и серьезно сказал: «Восемь! Люди в «бехе» возмутились: — Все!? Везде пять! А какие у вас, золотые? Хозяин баранов сплюнул: — Их пять. Это восемь.

Средь бела дня дверь лаборатории открывается, и главный врач входит в сопровождении незнакомой ему женщины. — Прошу любить и жаловать, это Елена Сергеевна. буду работать с вами. У нее достаточно опыта, чтобы ничему ее не учить. Какое рабочее место у нас есть в наличии? Четыре черноглазых зубных техника хором кивнули в сторону стола, за которым работал недавно уволенный коллега. — Елена Сергеевна, располагайтесь поудобнее. Арам даст вам задания, — она запнулась и вопросительно подняла голову на Арама. — Ашотович — подсказал Арам. — Здесь Арам Ашотович будет давать вам задания. Со всеми вопросами к нему. Он будет оскорблять — меня. После ухода шефа наступила тишина. Всю жизнь в этой зуботехнической лаборатории работали только мужчины и по старой традиции все армяне. В чисто мужском коллективе они никогда не следили за речью, все было непринужденно и естественно. И вдруг — женщина! Новенькая открыла свою тяжелую сумку и молча начала раскладывать инструменты по ящикам на столе. Все молча уткнулись носами в свои брекеты и коронки. Женщина поняла, что вызвала дискомфорт, и тоже замолчала. Постепенно мужчины вспомнили, что они армяне, и начали разговаривать, обсуждать ситуацию на армянском языке. Наконец Арам отобрал несколько гипсовых слепков, прикрепил к ним листки бумаги с пояснениями ортодонтов и оставил их на столе для Елены Сергеевны. Она радостно кивнула головой и молча начала работать над слепками. Постепенно они почти перестали обращать на нее внимание. Тихо, хорошо, тихо. Мы упорно говорили на армянском языке. Армяне — армянами, но все они родились и выросли в России, и говорить без русских слов совсем не просто. Они заметили, что женщина никак не реагировала на их разговоры. Вот и все! Стало ясно, что она не слышит и не говорит. Ну, супер. Обычный кавказский шум заполнил комнату, и жизнь вернулась в нормальное русло. В конце дня Арам подумал про себя — как бригадир, он должен взять эту работу, но как общаться с глухонемым — неизвестно. Он подошел и встал так, чтобы женщина могла хорошо видеть его лицо, и, широко открыв рот, начал кричать: — Раабутаа. и еще выше: — Раабутаа гоооооовааа? Елена Сергеевна спокойно отвечает: — Работайте, работайте, но почему я кричу вам в лицо? Все были ошеломлены в унисон. Почему ты молчал весь день? — Но я не знаю армянского, и вопросов не было.

Я расскажу эту историю в память о моем недавно ушедшем из жизни отце. Он был очень скромным человеком и в то же время большим профессионалом в своей области. В советское время он участвовал в разработке систем водоснабжения городов Поволжья. Саратов, Куйбышев (Самара), Горки (Нижний Новгород). В детстве я особенно переживала, когда он уезжал в Горки. «Мамочка, почему папа уехал в город Горький? Может ли он хотя бы раз сходить на джем? » — спрашивал я. После он спроектировал одну из важных систем водоснабжения. Либо водозабор, либо станция очистки воды в одном из этих городов. Не буду врать, я не знаю, что именно. Поэтому он позвонил своему начальству. И прямым текстом он объявляет, что проект должен сократить носовые кровотечения. Но папа наотрез отказался вносить какие-либо изменения в проект, заявив, что все было сделано в соответствии с нормами и правилами и серьезные изменения невозможны. Власти ожидали, что Тарарам будет урегулирован. Выяснение отношений возросших цветов закончилось бессмертной фразой в стиле — «Будут другие», столь любимой разного рода лидерами в наше время. Отец пришел домой расстроенный и сказал, что порвет к чертям все рисунки на собаке. Но мама отговорила его. В конце концов, участок был построен по проекту, изменен другими дизайнерами, а папины чертежи мирно пылились на антресолях около пятнадцати лет. Вдруг он звонит тому же начальнику и вкрадчиво спрашивает, есть ли у отца своя версия чертежей. Оказалось, что Волга в этом году разлилась особенно сильно, и объект буквально «плывет». Папе был предложен именно этот вариант, а не «уменьшенный» проект. И вот теперь, в нарушение закона, объект начали реставрировать уже по проекту моего отца. Тогда его выпустили аж с тройным бонусом, что знание о тюрьме своего босса можно признать весьма неординарным событием. Позже, теперь уже в эпоху интернета и спутниковых снимков, папа иногда просил меня показать, как выглядят его спутниковые сооружения. Которые, я надеюсь, будут нормально работать для людей через много лет.

Источник: https://www.anekdotas.ru/anekdoty-pro-stati-2

Top