Просто хорошие анекдоты

Многое из того, что хочет женщина, лучше старательно не понимать.

— У меня знакомый к своим 24 годам умудрился завести двоих детей, взять ипотеку, разбить свою машину и чужую иномарку, за которую он еще не выплатил 200 кусков.
— С такими темпами ему осталось только дерево посадить.
— Ага, и на нем повеситься!

В дверь постучали 8 раз! Неужели осьминог?

До пенсии тяжело дожить, а жить на пенсию еще тяжелее.

Ужимки Голливуда: если тр@хают в кадре — искусство, если вне кадра — домогательство.

Сын юриста и дочь юриста. На подтанцовке бывшая жена юриста. Юрист им в помощь.

На вопрос «нравится ли вам творчество Федора Бондарчука?», одна моя знакомая сказала:
— Нет, я больше люблю кино.

Забавно, но если перестать ставить друзьям лайки под фото, они перестают ставить тебе. Ох, эти рыночные отношения…

— Папа, а мужчины попадают в ад?
— Да, сынок. Но только холостяки.
— А женатые?
— А мы уже там.

Маленький сын был с папой в зоопарке. У клетки со львом он спросил:
— Папа, а если он съест кого-нибудь из нас, на каком номере автобуса мне ехать домой?

Кличко пришел с проверкой в Киевский зоопарк. Ему показывают:
— Здесь, г-н мэр, сидит самец шимпанзе, а вон там вверху — самка шимпанзе.
— Так, понятно. А сам шимпанзе где?

Разве это одиночество, когда к тебе постоянно приходят: то вдохновение, то аппетит, то лень, то п@здец…

Если ты, находясь у власти, не решаешь проблемы — значит ты их создаешь.

Канадские знакомые рассказывали, как на соседей настучали другие соседи за то, что «их кошка грустная, и у нее нет игрушек». Пришлось покупать кошке игрушки.

Водитель троллейбуса по квартире передвигается по бельевой веревке. А когда жена сушит белье, встает на линии.

Россию спасают высокие цены на лекарства. Благодаря им народ потребляет все меньше аптекарской гадости. Но еще больше спасают Россию высокие цены на водку. Они вообще не оставляют народу возможности тратить деньги в аптеке.

В роддом приходит отец узнать, какое у него прибавление в семействе:
— Родила?
— Родила.
— Мальчика?
— Нет.
— А кого?!

Джентльмен должен выглядеть слегка небрежным. Либо ширинка расстегнута, либо рукав в дерьме…

— Что сегодня на обед, дорогая?
— Мясо ягненка в пикантном соусе.
— Ого!
— Так написано на собачьих консервах…

— Хотите узнать, как накопить миллион за один год? Просто откладывайте по 2740 в день!
— Помоги отложить за первый день, а дальше я уже по накатаной.

Незнание законов природы не освобождает от уплаты алиментов…

Правила долголетия. Кушай гречку и не лезь на встречку.

Совсем скоро из натуральных продуктов в магазинах останется только соль…

«Если вас затопили соседи сверху, а вам лень разбираться с ними, затопите соседей снизу».
Как и большинство подобных идиотских бизнес-советов, этот совершенно не подходит жителям первого этажа.

Ешь, пей, молись, люби, только не выставляй все это в инстаграм.

Ну, почему? Ну, почему? Комары или мухи, когда одну прихлопнешь, не делают так, как люди — не разбегаются с криками?

Объявление в розыск: «Пропала девочка десяти лет. Одета в черную юбочку и сиреневую кофточку. Два белых банта. Особые приметы — пока не выросли».

— Мужчина, ну что вы мне все время шлете колобков в Твиттере?
— Сударыня, это намек на то, что я бы с удовольствием поскреб вас по сусекам!

Страшно даже представить размеры нашей вселенной. Миллиарды галактик, звездных систем, туманностей… И все это вращается вокруг меня!

Красивая женщина — это страшная сила, а некрасивая — так, страшненькая…

Просто хорошие анекдоты

Многое из того, что хочет женщина, лучше старательно не понимать.

– У меня знакомый к своим 24 годам умудрился завести двоих детей, взять ипотеку, разбить свою машину и чужую иномарку, за которую он еще не выплатил 200 кусков.
– С такими темпами ему осталось только дерево посадить.
– Ага, и на нем повеситься!

В дверь постучали 8 раз! Неужели осьминог?

До пенсии тяжело дожить, а жить на пенсию еще тяжелее.

Ужимки Голливуда: если тр@хают в кадре – искусство, если вне кадра – домогательство.

Сын юриста и дочь юриста. На подтанцовке бывшая жена юриста. Юрист им в помощь.

На вопрос “нравится ли вам творчество Федора Бондарчука?”, одна моя знакомая сказала:
– Нет, я больше люблю кино.

Забавно, но если перестать ставить друзьям лайки под фото, они перестают ставить тебе. Ох, эти рыночные отношения…

– Папа, а мужчины попадают в ад?
– Да, сынок. Но только холостяки.
– А женатые?
– А мы уже там.

Маленький сын был с папой в зоопарке. У клетки со львом он спросил:
– Папа, а если он съест кого-нибудь из нас, на каком номере автобуса мне ехать домой?

Разве это одиночество, когда к тебе постоянно приходят: то вдохновение, то аппетит, то лень, то п@здец…

Если ты, находясь у власти, не решаешь проблемы – значит ты их создаешь.

Канадские знакомые рассказывали, как на соседей настучали другие соседи за то, что “их кошка грустная, и у нее нет игрушек”. Пришлось покупать кошке игрушки.

Водитель троллейбуса по квартире передвигается по бельевой веревке. А когда жена сушит белье, встает на линии.

Россию спасают высокие цены на лекарства. Благодаря им народ потребляет все меньше аптекарской гадости. Но еще больше спасают Россию высокие цены на водку. Они вообще не оставляют народу возможности тратить деньги в аптеке.

В роддом приходит отец узнать, какое у него прибавление в семействе:
– Родила?
– Родила.
– Мальчика?
– Нет.
– А кого?!

Джентльмен должен выглядеть слегка небрежным. Либо ширинка расстегнута, либо рукав в дерьме…

– Что сегодня на обед, дорогая?
– Мясо ягненка в пикантном соусе.
– Ого!
– Так написано на собачьих консервах…

– Хотите узнать, как накопить миллион за один год? Просто откладывайте по 2740 в день!
– Помоги отложить за первый день, а дальше я уже по накатаной.

Незнание законов природы не освобождает от уплаты алиментов…

Правила долголетия. Кушай гречку и не лезь на встречку.

Совсем скоро из натуральных продуктов в магазинах останется только соль…

“Если вас затопили соседи сверху, а вам лень разбираться с ними, затопите соседей снизу”.
Как и большинство подобных идиотских бизнес-советов, этот совершенно не подходит жителям первого этажа.

Ешь, пей, молись, люби, только не выставляй все это в инстаграм.

Ну, почему? Ну, почему? Комары или мухи, когда одну прихлопнешь, не делают так, как люди – не разбегаются с криками?

Объявление в розыск: “Пропала девочка десяти лет. Одета в черную юбочку и сиреневую кофточку. Два белых банта. Особые приметы – пока не выросли”.

– Мужчина, ну что вы мне все время шлете колобков в Твиттере?
– Сударыня, это намек на то, что я бы с удовольствием поскреб вас по сусекам!

Страшно даже представить размеры нашей вселенной. Миллиарды галактик, звездных систем, туманностей… И все это вращается вокруг меня!

Анекдоты просто хорошие

— Ви знаете! Изя вел такой здоровый образ жизни, и выглядел так хорошо, что его было просто приятно хоронить.

— Вы знаете! Изя вел такой здоровый образ жизни, и выглядел так хорошо, что его было просто приятно хоронить!

П. О. Х. просто очень хорошо.

Остановил гаишник машину за превышение. Мужик говорит гаишнику: У меня денег нет на штраф. Хорошо, расскажи мне анекдот, но только не про милицию и ГАИ. Мужик думал,думал и говорит: А знаете, товарищ сержант, как в Китае с рождаемостью боряться?! Как? Очень просто! Берут молодого китайца и серпом под корень отрезают х@р! Да ну! А куда они столько х@ров девают? Ну какие подлинее милиции на дубинки, а которые покороче гаишникам на свистки!

Врач говорит пациенту, очнувшемуся от наркоза:
— Операцию вы перенесли хорошо, а вот перед ней вы вели себя просто невозможно: вырывались, кричали… А ваш знакомый с соседней койки вел себя еще хуже!
— Еще бы! Ведь нас в клинику послали окна мыть.

История про тещу.
В общем у меня было поначалу не так как у всех с тещей. Все было нормально. Даже слишком. Первое знакомство с родителями жены прошло на ура. Тесть мне сразу понравился, нормальный мужик, любит футбол смотреть, спокойный, немногословный, но надежный и добрый. С тещей все как то не так. Вроде и улыбается, и зятек говорит, но слишком слащаво. Ну думаю видать понравиться хочет. Дошло до конфуза, при прощании так уж она разошлась зятек, зятек, что не выдержал, рыкнул, «мож хватит, ну понятно все, нормально».
Потом пару лет обижалась на это. Да, а жили мы в другом городе от родителей жены, так что обиды были издалека и в общем не мешали.
На следующий приезд все сгладилось и было нормально. Теща не напирала на «зятек», я старался быть вежливым, ну и на самом деле нормально к ней относился. Мало ли человек нервничает по любой причине. Их много.
И с годами, а их было 16, теща поднималась в моем внутреннем рейтинге надежных и верных друзей.
Был момент я просто удивлялся, как же так, все анекдоты про тещ, так они там просто конченые гадюки.
И был тут конфликт интересов. У меня ничто, никогда не бывало хорошо «просто так».
А тут теща и такой подарок. У всех жопа, а у меня все пучком. Прошло 16 лет.
И вот наступил момент, мы решили переехать к ее родителям в город. Тесть умер, теща стала сдавать, ну чтоб присмотреть и супруга стала напирать «надоело ездить раз в полгода».
Ясно дело переезд дело суровое, продажа квартиры, перевозка имущества, половина которого при упаковке просто выбрасывается. Кстати я на себе понял пословицу «три переезда все равно что один пожар».
Памятник автору.
Переехали. Квартира в предыдущем городе зависла. Не продается. Работы нет, зарплаты нет. Сбережений не так чтоб много, снимать неохота, тем более у тещи три комнаты на двоих, она с дочкой.
Ну и решили пожить у них. Тем более что рейтинг в таблице «ты мой лучший друг» у нее самый крутой.
Довогорились, что я поживу с супругой у них пару месяцев пока найду работу и мы съедем на съемную хату.
Прошло два месяца, работа не нашлась, и перспектива еще месяца полтора потребуется.
Ну что, все кивнули головой, теща, дочка, супруга и сказали «ну надо так надо»
И вот тут началось. Теща раз в 5 дней по любому поводу начала закатывать самораскручивающийся скандал. Я даже не понял как это возможно, вроде ничего не сказала, а ощущение как будто тебе под сердце воткнули спицу сантиметров 40, хоть кричи. И так как у меня характер взрывной, меня завести вообще шесть секунд.
Две минуты, всего две минуты и сканадал полыхает по всей квартире, вовлечены все.
После первого такого побоища я сделал два вывода. Таблица рейтингов полный фейк и тут сработал фактор по пословице «чем дальше тем роднее».
Памятник автору.
Второе, это то, что еще пара таких скандалов и в больницу со срывом повезут меня. Ну и да, все это время я таскался по собеседованиям и выслушивал все понты и хотелки HR, которые как известно не скупятся отвалить собственных какашек в душу соискателя. Вот не скупятся.
Короче, третий скандал, а это примерно вторая неделя после двухмесячного дедлайна, был на тему «как он мог назвать мое старое пальто рванью». И тут я понял что четвертого не будет и мы срочно съезжаем за любые деньги. Ну что, поиск, риэлторы, в том городе разница между квартирой в центре и на окраине примерно два раза. А вот ездить с центра, где собственно есть потенциальная работа, два часа на маршрутках с уставшим народом. Два часа меня во время поездок к HR выматывали конкретно. Поэтому решили снимать в центре однокомнатку. Съехали в три дня.
Потом было бурчание и обиды на то, что я мол неуживчивый. На что супруге я сказал раз и навсегда.
«Извини дорогая, мы в конкретной жопе, твоя мама 16 лет, 16 долбаных лет трещала по телефону и во время встреч что мы у нее единственные дети, что она всегда поможет, что вот нет на свете для нас ближе и роднее чем наша любимая теща. И что? Елы палы и что? Она выперла нас на улицу через два месяца. И закончилась вся сраная любовь.»
И тогда я понял простую вещь, что чудес не бывает, что у меня по прежнему все непросто.
И да тещи гадюки.

Врач говорит пациенту, очнувшемуся от наркоза:
Операцию вы перенесли хорошо, а вот перед ней вы вели себя просто невозможно: вырывались, кричали. А ваш знакомый с соседней койки вел себя еще хуже!
Еще бы! Ведь нас в клинику послали окна мыть.

Мы жили в одной комнате коммуналки на углу Комсомольской и Чкалова. На втором этаже, прямо над садиком «Юный космонавт». В сталинках была хорошая звукоизоляция, но днем было тихонько слышно блямканье расстроенного садиковского пианино и хоровое юнокосмонавтское колоратурное меццо-сопрано.
Когда мне стукнуло три, я пошел в этот же садик. Для этого не надо было даже выходить из парадной. Мы с бабушкой спускались на один этаж, она стучала в дверь кухни — и я нырял в густое благоухание творожной запеканки, пригорелой кашки-малашки и других шедевров детсадовской кулинарии.
Вращение в этих высоких сферах потребовало, чтобы во мне все было прекрасно, — как завещал Чехов, — и меня впервые в жизни повели в парикмахерскую.
Вот тут-то, в маленькой парикмахерской на Чкалова и Советской Армии, я и познакомился со Степаном Израйлевичем.
Точнее, это он познакомился со мной.
В зале было три парикмахера. Все были заняты, и еще пара человек ждали своей очереди.
Я никогда еще не стригся, был совершенно уверен, что как минимум с меня снимут скальп, поэтому ревел, а бабушка пыталась меня взять на слабо, сочиняя совершенно неправдоподобные истории о моем бесстрашии в былые времена:
— А вот когда ты был маленьким.
Степан Израйлевич — высокий, тощий старик — отпустил клиента, подошел ко мне, взял обеими руками за голову и начал задумчиво вертеть ее в разные стороны, что-то бормоча про себя. Потом он удовлетворенно хмыкнул и сказал:
— Я этому молодому человеку буду делать голову!
От удивления я заткнулся и дал усадить себя в кресло.
Кто-то из ожидающих начал возмущаться, что пришел раньше.
Степан Израйлевич небрежно отмахнулся:
— Ой, я вас умоляю! Или вы пришли лично ко мне? Или я вас звал? Вы меня видели, чтобы я бегал по всей Молдаванке или с откуда вы там себя взяли, и зазывал вас к себе в кресло?
Опешившего скандалиста обслужил какой-то другой парикмахер. Степан Израйлевич не принимал очередь. Он выбирал клиентов сам. Он не стриг. Он — делал голову.
— Идите сюда, я буду делать вам голову. Идите сюда, я вам говорю. Или вы хочете ходить с несделанной головой?!
— А вам я голову делать не буду. Я не вижу, чтобы у вас была голова. Раечка! Раечка! Этот к тебе: ему просто постричься.
Степан Израйлевич подолгу клацал ножницами в воздухе, елозил расческой, срезал по пять микрон — и говорил, говорил не переставая.
Все детство я проходил к нему.
Стриг он меня точно так же, как все другие парикмахеры стригли почти всех одесских мальчишек: «под канадку».
Но он был не «другой парикмахер», а Степан Израйлевич. Он колдовал. Он священнодействовал. Он делал мне голову.
— Или вы хочете так и ходить с несделанной головой? — спрашивал он с ужасом, случайно встретив меня на улице. И по его лицу было видно, что он и представить не может такой запредельный кошмар.
Ежеминутно со смешным присвистом продувал металлическую расческу — будто играл на губной гармошке. Звонко клацал ножницами, потом брякал ими об стол и хватал бритву — подбрить виски и шею.
У Степана Израйлевича была дочка Сонечка, примерно моя ровесница, которую он любил без памяти, всеми потрохами. И сколько раз меня ни стриг — рассказывал о ней без умолка, взахлеб, брызгая слюной от волнения, от желания выговориться до дна, без остатка.
И сколько у нее конопушек: ее даже показывали врачу. И как она удивительно смеется, закидывая голову. И как она немного шепелявит, потому что сломала зуб, когда каталась во дворе на велике. И как здорово она поет. И какие замечательные у нее глаза. И какой замечательный у нее нос. И какие замечательные у нее волосы (а я таки немножко разбираюсь в волосах, молодой человек!).
А еще — какой у Сонечки характер.
Степан Израйлевич восхищался ей не зря. Она и правда была очень необычной девочкой, судя по его рассказам. Доброй, веселой, умной, честной, отважной. А главное — она имела талант постоянно влипать в самые невероятные истории. В истории, которые моментально превращались в анекдоты и пересказывались потом годами всей Одессой.
Это она на хвастливый вопрос соседки, как сонечкиной маме нравятся длиннющие холеные соседкины ногти, закричала, опередив маму: «Еще как нравятся! Наверно, по деревьям лазить хорошо!».
Это она в трамвае на вопрос какой-то тетки с детским горшком в руках: «Девочка, ты тут не сходишь?» ответила: «Нет, я до дома потерплю», а на просьбу: «Передай на билет кондуктору» — удивилась: «Так он же бесплатно ездит!».
Это она на вопрос учительницы: «Как звали няню Пушкина?» ответила: «Голубка Дряхлая Моя».
Сонины остроты и приключения расходились так стремительно, что я даже частенько сначала узнавал про них в виде анекдота от друзей, а потом уже от парикмахера.
Я так и не познакомился с Соней, но обязательно узнал бы ее, встреть на улице — до того смачными и точными были рассказы мастера.
Потом детство кончилось, я вырос, сходил в армию, мы переехали, я учился, работал, завертелся, растерял многих старых знакомых — и Степана Израйлевича тоже.
А лет через десять вдруг встретил снова. Он был уже совсем дряхлым стариком, за восемьдесят. По-прежнему работал. Только в другой парикмахерской — на Тираспольской площади, прямо над «Золотым теленком».
Как ни странно, он отлично помнил меня.
Я снова стал заходить к старику. Он так же торжественно и колдунски «делал мне голову». Потом мы спускались в «Золотой теленок» и он разрешал угостить себя коньячком.
И пока он меня стриг, и пока мы с ним выпивали — болтал без умолку, брызгая слюнями. О Злате — родившейся у Сонечки дочке.
Степан Израйлевич ее просто боготворил. Он называл ее золотком и золотинкой. Он блаженно закатывал глаза. Хлопал себя по ляжкам. А иногда даже начинал раскачиваться, как на еврейской молитве.
Потом мы расходились. На прощанье Степан Израйлевич обязательно предупреждал, чтобы я не забыл приехать снова:
— Подумайте себе, или вы хочете ходить с несделанной головой?!
Больше всего Злата, по словам Степана Израйлевича, любила ириски. Но был самый разгар проклятых девяностых, в магазинах было шаром покати, почему-то начисто пропали и они.
Совершенно случайно я увидел ириски в Ужгороде — и торжественно вручил их Степану Израйлевичу, сидя с уже сделанной головой в «Золотом теленке».
— Для вашей Златы. Ее любимые.
Отреагировал он совершенно дико. Вцепился в кулек с конфетами, прижал его к себе и вдруг заплакал. По-настоящему заплакал. Прозрачными стариковскими слезами.
— Злата… золотинка…
И убежал — даже не попрощавшись.
А вечером позвонил мне из автомата (у него давно был мой телефон), и долго извинялся, благодарил и восхищенно рассказывал, как обрадовалась Злата этому немудрящему гостинцу.
Когда я в следующий раз пришел делать голову, девочки-парикмахерши сказали, что Степан Израйлевич пару дней назад умер.
Долго вызванивали заведующего. Наконец, он продиктовал домашний адрес старого мастера, и я поехал туда.
Жил он на Мельницах, где-то около Парашютной. Нашел я в полуразвалившемся дворе только в хлам нажравшегося дворника.
Выяснилось, что на поминки я опоздал: они были вчера. Родственники Степана Израйлевича не объявлялись (я подумал, что с Соней и Златой тоже могло случиться что-то плохое, надо скорей их найти).
Соседи затеяли поминки в почему-то не опечатанной комнате парикмахера. Помянули. Передрались. Танцевали под «Маяк». Снова передрались. И растащили весь небогатый скарб старика.
Дворник успел от греха припрятать у себя хотя бы портфель, набитый документами и письмами.
Я дал ему на бутылку, портфель отобрал и привез домой: наверняка, в нем окажется адрес Сони.
Там оказались адреса всех.
Отец Степана Израйлевича прошел всю войну, но был убит нацистом в самом начале 1946 года на Западной Украине при зачистке бандеровской погани, которая расползлась по схронам после нашей победы над их немецкими хозяевами.
Мать была расстреляна в оккупированной Одессе румынами, еще за пять лет до гибели отца: в октябре 1941 года. Вместе с ней были убиты двое из троих ее детей: София (Сонечка) и Голда (Злата).
Никаких других родственников у Степана Израйлевича нет и не было.
Я долго смотрел на выцветшие справки и выписки. Потом налил до краев стакан. Выпил. Посидел с закрытыми глазами, чувствуя, как паленая водка продирает себе путь.
И только сейчас осознал: умер единственный человек, кто умел делать голову.
В последний раз он со смешным присвистом продул расческу. Брякнул на стол ножницы. И ушел домой, прихватив с собой большой шмат Одессы. Ушел к своим сестрам: озорной конопатой Сонечке и трогательной стеснительной Злате-Золотинке.
А мы, — все, кто пока остался тут, — так и будем теперь до конца жизни ходить с несделанной головой.
Или мы этого хочем?

НА ЗАДНЕЙ ПАРТЕ

1975-й год, весна.
Город Львов.
Мы — повидавшие жизнь, октябрята, заканчивали свой первый класс, дело подходило к 9-му мая и учительница сказала:

— Дети, поднимите руки у кого дедушки и бабушки воевали.

Руки подняли почти все.

— Так, хорошо, опустите пожалуйста. А теперь поднимите руки, у кого воевавшие бабушки и дедушки живут не в селе, а во Львове и смогут на День Победы прийти в школу, чтобы рассказать нам о войне?

Рук оказалось поменьше, выбор учительницы пал на Борькиного деда, его и решили позвать.

И вот, наступил тот день.
Боря не подкачал, привёл в школу не одного, а сразу двоих своих дедов и даже бабушку в придачу. Перед началом, смущённые вниманием седые старики обступили внука и стали заботливо поправлять ему воротничок и чубчик, а Боря гордо смотрел по сторонам и наслаждался триумфом. Но вот гости сняли плащи и все мы увидели, что у одного из дедов (того, который с палочкой), столько наград, что цвет его пиджака можно было определить только со спины. Да что там говорить, он был Героем Советского Союза. Второй Борькин дед нас немного разочаровал, как, впрочем и бабушка, у них не было ни одной, даже самой маленькой медальки.

Героя – орденоносца посадили на стул у классной доски, а второго деда и бабушку на самую заднюю парту. На детской парте они смотрелись несколько нелепо, но вполне втиснулись.
В самом начале, всем троим учительница вручила по букетику гвоздик, мы поаплодировали и стали внимательно слушать главного героя.
Дед оказался лётчиком и воевал с 41-го и почти до самой победы, аж пока не списали по ранению. Много лет прошло, но я всё ещё помню какие-то обрывки его рассказа. Как же это было вкусно и с юмором. Одна его фраза чего стоит, я и теперь иногда вспоминаю её к месту и не к месту: «Иду я над морем, погода — дрянь, сплошной туман, но настроение моё отличное, ведь я уверен, что топлива до берега должно хватить. Ну, даже если и не хватит, то совсем чуть-чуть…»
При этом, разговаривал он с нами на равных, как со старыми приятелями. Никаких «сверху вниз». И каждый из нас начинал чувствовать, что и сам немножечко становился Героем Советского Союза и был уверен, что если нас сейчас запихнуть в кабину истребителя, то мы, уж как-нибудь справимся, не пропадём.

Класс замер и слушал, слушал и почти не дышал, представляя, что где-то далеко под нами проплывают Кавказские горы в снежных шапках.
Но, вот второй дедушка с бабушкой всё портили.
Только геройский дед начинал рассказывать о том, как его подбили в глубоком немецком тылу, так тот, второй дед, вдруг принимался сморкаться и громко всхлипывать. Учительница наливала ему воды из графина и успокаивающе гладила по плечу.
После паузы герой продолжал, но когда он доходил до ранения или госпиталя, тут уж бабушка с задней парты начинала смешно ойкать и причитать.
Мы все переглядывались и старались хихикать незаметно. Уж очень слабенькими и впечатлительными оказались безмедальные бабушка с дедушкой. Ну, да, не всем же быть героями. Некоторым, не то что нечего рассказать, они даже слушать про войну боятся.

Только недавно, спустя годы, я от Борьки узнал, что те, его — «слабенькие и впечатлительные» бабушка с дедушкой с задней парты, были Борины прабабушка и прадедушка. Они просто пришли в школу поддержать и послушать своего сына-фронтовика, а главное, чтобы потом проводить его домой, а то у него в любой момент могли начаться головные боли и пропасть зрение…

Спецназ это не просто, или чему учат в спецподразделениях. День 1. В наше подразделение пришел полковник и объявил, что мы будем учиться диверсионному делу по новой программе. До окончания подготовки никто живым не уйдет. А если кто несогласен, то пусть пишет рапорт. Его расстреляют без очереди. День 2. Пришел сержант. Сказал, что нашим обучением будет заниматься именно он. Обучаться будем по особой секретной школе (и технике) ниндзя, о которой не знаю даже сами ниндзя. В качестве демонстрации возможностей сержант разломал головой железнодорожную шпалу и съел каску. Все были в шоке. День 3. Выяснилось, что полковник шутил по поводу расстрела. Ничего, встретим тоже пошутим. Он у нас в ластах на телеграфный столб залезет. День 5. Учились рыть ямы скоростным методом бобров и прыгать через них. К концу дня все научились перепрыгивать восьмиметровые ямы. День 7. Для стимулирования прыгучести сержант натянул в ямах колючую проволоку, поэтому все научились прыгать на 15 метров. День 9. Учились перепрыгивать заборы. С двухметровыми проблем не возникло. А с помощью мудрого сержанта, колючей проволоки и планки с наточенными гвоздями все научились перепрыгивать через трехметровые заборы. Ночью половина подразделения смылась в самоволку, перепрыгнув через забор. День 10. Приехали строители из специальных строительных войск и нарастили забор до 7 метров в высоту, так как по всем расчетам человек физически не способен на столько подпрыгнуть. Под руководством мудрого сержанта и планки с гвоздями научились перепрыгивать пятиметровые заборы. Ночью в самоволку ушла другая половина подразделения. Если человек не может перепрыгнуть забор, то он может его перелететь. С пороховым ускорителем. День 11. Учимся ползать по стенкам. Получается плохо. Сержант сказал, что по стенкам ползать может научиться даже обезьяна, но он нас простимулирует. День 12. Ползаем неплохо, но часто падаем вниз. Сержант разложил внизу дощечки с гвоздями. Первым упал Иванов. Гвозди погнулись, Иванов почти не пострадал. День 13. Уверенно ползаем по стенам. Иванов боится высоты, поэтому на уровне шестого этажа начинает блевать. Но не падает, потому что сержант обещал надрать ему задницу. День 14. Пришел командир подразделения. Просил составить график самоволок. Потому что детекторы масс, тепла и прочих сущностей не рассчитаны на ниндзю. Впрочем, сержант нас быстро обломил, сказав, что эти детекторы больше предназначены для отстрела голубей, а не для того, чтобы поймать немного грамотного диверсанта. Потом, правда, смягчился и пробурчал: «Пусть мальчики погуляют», но пообещал поставить сюрпризы-ловушки и собственноручно выпороть того, кто в них сдуру попадется. День 15. Сержант пришел с зеленой рожей. Попал в собственный сюрприз, который Петров, совершая вечерний моцион обнаружил и переставил в другое место. Весь день терзались догадками как сержант будет себя пороть? Но зрелища. к сожалению, не дождались. Ночью дружно выискивали все сюрпризы-ловушки. Нашли не только их. В число трофеев попало: 6 противотанковых мин, 4 автомата, 3 пистолета для подводной стрельбы, 7 стингеров и два стенобитных бревна с титановым сердечником (не говоря уже о такой мелочи, как ящик гранат Ф1 белой раскраски и ящик патронов к ШКАС). Трофеи зарыли в каптерке, но не удержались и выставили сюрпризы в самых интересных местах. Остаток ночи гадали, что за часть здесь находилась раньше? День 16. Сержант умудрился угодить в две ловушки, поэтому напоминал свежевыкрашенного хамелеона. Учились метать вилки и ложки. Потому что сержант сказал, что ножи «каждый дурак умеет метать». Завтра будем метать зонтики. День 17. Метали зонтики. Хорошо кинутый зонтик прошибает фанеру в 5 мм с 20 метров. Сержант, в свою очередь, продемонстрировал этот фокус со 100 метров. Но у него набита рука. По словам сержанта, если у зонтика титано-вольфрамовые спицы, то он не только фанеру, но и кирпичную кладку прошибет. Ночью откопали в каптерке свинцовый брусок неизвестного происхождения. Сходили до ближайшей деревни и опрометчиво опробовали на курятнике. День 18. Пришел командир и рассказал, что к одному деду ночью в курятник упал метеорит. Прошиб стенку и трех курей. Тушки до сих пор не найти. Перья дед собирался отдать в Фонд Мира. Мы заверили командира, что на вверенном ему участке все было спокойно. День 19. Обучались искусству быть невидимыми в тылу потенциального противника. Разбились по парам и играли в прятки. В роли арбитра выступил сержант, временами выделявший именной пинок. Нога у сержанта тяжелая, поэтому неудачники пролетали метров десять. День 20. Обучались быть не только невидимыми, но и неслышимыми, так как были обвязаны колокольчиками. Под руководством мудрого сержанта и его пинков это получилось настолько неплохо, что у сержанта кто-то спер сигареты. Выяснили, что это сделал неуклюжий Васькин, умудрившись при этом скурить пол-пачки. Сержант этому факту удивился и начал ругаться на ниндзявском языке. Часа два мы добросовестно конспектировали его речь. Надо же знать, как правильно общаться с населением в тылу вероятного противника. В конце речи сержант пообещал устроить нам завтра сюрприз. День 21. Сержант притащил противоугонные устройства, реагирующие на вибрацию и нацепил на нас для закрепления навыков неслышимости. Продолжили обучаться невидимости и неслышимости, но быстро прекратили. Как оказалось, устройство слишком громко воет и срабатывает от любой пролетающей мухи. Кроме того, местные жители из близлежащей деревни могли подумать, что отсюда угоняют скот, ведь им сказали, что здесь располагается передовая птицеферма для элитных щенков. День 22. Обучались прицельному метанию сюрикенов по движущимся мишеням летающим мискам, так как тарелки быстро закончились. Мимо летел косяк гусей. Решили попробовать сюрикены на них. Потом пришлось думать, куда девать столько мяса. Продали в деревню, купили шампанского и, по ниндзявскому обычаю, выпили его за упокой гусиных душ. Пусть тушенка им будет пухом. День 23. Обнаружили, что пороховых ускорителей не так много, и их следует экономить. Сидоров предложил использовать пожарный багор для преодоления забора вместо шеста. Почему мы раньше не догадались? День 24. Пришел сержант и объявил, что вечером мы делаем контрольную вылазку. Во-первых, для пополнения запаса продуктов, во-вторых, для проверки усвоенных знаний. Боевая задача незаметно проникнуть в огород, затариться там капустой и кабачком и так же незаметно исчезнуть. Боевое задание все успешно выполнили и даже перевыполнили. День 25. Утром к командиру пришел председатель местного АО «Колхоз» с трясущимися руками и невнятной речью. После отпаивания литром спирта удалось выяснить, что ночью к председателю на личный огород пришла бесовская сила. В результате следов нет, овощи на огороде исчезли, а десять сторожевых волкодавов, патрулировавших огород, за всю ночь ничего не видели и не слышали. Странно, и чего это мы так дружно ломанулись вчера на один и тот же огород? Чтобы председатель не слишком огорчался и не помер с голоду, решили возвратить половину. День 26. К командиру опять пришел председатель. Трясется весь. После отпаивания двумя литрами спирта рассказал, что под воздействием нечистой силы на пустом огороде за ночь выросли овощи, а в центре огорода 12 метровая сосна. Пять сторожей с автоматическими берданками и собаки ничего не заметили. Командир пообещал содействие и при необходимости выделить за скромное вознаграждение несколько кур типа «пиранья». Провели внутреннее расследование и выяснили, что сосну приволок Сусанин для введения вероятного противника в заблуждение. День 27. Сегодня сержант нас похвалил. Он сказал, что даже такие идиоты как мы, все же научились кое-каким полезным мелочам. Хотя все еще не способны ползать по потолку как обычные мухи, не обучавшиеся нинздявскому искусству. Поэтому он наклеил мух на потолок, а мы ползали и отковыривали их. День 28. Кто-то сдуру спросил у сержанта, какие пистолеты и автоматы предпочитают ниндзя. В ответ сержант завелся как трактор «Беларусь» и прочел нам лекцию о том, что настоящий ниндзя одним гвоздем может перебить целую роту. Руки и ноги у сержанта тяжелые (знаем, пробовали), поэтому он не преувеличивает. А всякие там пистолеты только зря оттягивают трусы, и нужны ниндзе как собаке пятый хвост. Еще сержант по секрету сказал, что если хорошо и грамотно метнуть стул, то можно сбить вертолет. Но для гарантии лучше пользоваться двумя стульями, один в морду, а другой в хвост. А если ножки у стула титано-вольфрамовые, то и БТР не поздоровится. День 29. Обучались метать пули от пистолета Макарова. К концу дня Сидоров выбивал на мишени 100 из 100, хотя раньше, стреляя из пистолета, ему это не удавалось. Сержант говорит, что если привезут крупные мишени, то будем учиться метать в них гири. День 30. Нам повезло! Сегодня мы поймали полковника и, несмотря на его идиотские протесты, нацепили ему ласты и загнали на телеграфный столб. Слезть обратно полковник не может, а снимать его мы не хотим. Это ведь самая удачная наша шутка за месяц обучения. День 31. Учились ловить пулю зубами. Для самозащиты от тех сумасшедших, что любят пострелять. Вместо пуль использовали желуди, потому что обычную пулю нужно ловить мягко и ненавязчиво, а мы так пока не умеем. Чудо в перьях орет со столба каждые полчаса. Начали сверять с ним часы. День 32. Учились правильно фехтовать холодным оружием. Фехтовали, правда, палкой от швабры, а не мечом. Так как натуральный меч дали только подержать и понюхать. Чтобы мы случайно не попортили мебель и казенную обстановку (стенды, сараи, деревья, траву). Полковнику, сидящему на телеграфном столбе, закинули авоську с бананами. Этот шутник съел не только бананы, но и авоську. День 33. Обучались фехтованию на веревках. С маленькими гирьками на конце. Иванов в порыве энтузиазма размахался так, что взлетел. После этого мы начали учиться летать, под руководством мудрого сержанта и его пинков. Вечером развлеклись тем, что ползали по потолку и били мух. Глаза у мух от такого зрелища были по пять копеек. День 34. Полковник свалился со столба. Вчера мы забыли его покормить, поэтому он сожрал ласты. После чего упал вниз, не удержавшись на телеграфном столбе. Сержант философски заметил, что так поступают настоящие ниндзя, когда им приходится долго сидеть в засаде. Пусть он останется голым, но задачу свою выполнит. Сержант намекнул, что неплохо бы потренироваться и нам в съедении собственной одежды. Пришлось отвлекать его от этого плана анекдотами. Вечером развлеклись тем, что сбивали мух прямо на лету, плевками. День 35. Обучались ползать по зеркальным стенкам по технологии мух. Только мухам хорошо, а нам не хватает конечностей. Зрелище до того прикольное, что самое трудное не заржать. Хотя падать на гвозди уже не больно, но сержант требует разгибать их обратно. Вечером было скучно. Мухи после вчерашнего шоу куда-то попрятались. Развлеклись ночной охотой на тараканов. День 36. Пойманных тараканов аккуратно покрасили в синий цвет с красным кантиком и втридорога загнали в ближайшем зоомагазине как экзотических пауков с Мадагаскара. Вечером на эти деньги отмечали 36-й день обучения. Про закуску сразу не подумали, поэтому пришлось наведаться на огород к председателю АО «Колхоз». Сторожевых волкодавов тоже угостили коньяком. День 37. Косили траву. Голыми руками. Потому что сержант сказал, что косилкой всякий дурак сумеет. Судя по всему, нам же ее и кушать. Зашел председатель и пожаловался, что его собаки вчера объелись беленой. Во всяком случае, вид у них был такой. Объяснили, что собакам не хватает витаминов. И пива. С собой председателю завернули бутылку коньяка и три мешка скошенной травы. День 38. Обучались полетам на воздушных шариках. Средство, конечно, тихоходное, но бесшумное и вгоняет противника в шок. Пока он вправляет выпавшую от удивления челюсть и три раза протирает глаза, можно натворить делов. Во время обучения строили глазки пролетавшим мимо голубям. Голуби от удивления впадали в штопор. День 40. Пришел председатель и сказал, что у него взбесились кролики и устроили дебош. Спрашивал, что с ними делать? Лопатой сразу или подождать? Объяснили председателю, что у кроликов период летней шизофрении. Бывает такое иногда. А мы-то гадали, кто давеча свистнул пакетик с ЛСД. У нас шутка над сержантом сорвалась. А «витаминчики», оказывается, кролики схрумкали. День 41. Обучались маскироваться под зверей. Петрова в порыве чувств чуть не тр@хнул медведь, но получил по гландам, после чего они остались лучшими друзьями. Сидоров, мечтавший попробовать французскую кухню, «закосил» под аиста и обожрался лягушками. День 42. Сегодня последний день обучения на птицеферме, хотя мы называем ее курятником. Сержант произнес чувственную речь. Он отметил, что угробил на нас больше месяца лучших лет своей жизни, но хоть чему-то научил «этих идиотов», и выразил уверенность, что к концу жизни мы научимся больше. Если доживем. После чего подарил нам один ниндзявский меч, на долгую память. Сам Маклауд держал его в руке. Все расчувствовались и устроили банкет. Но все интересное только начиналось.

Лучше уж отлично, чем просто хорошо!

Переписывался я как-то по мылу с одним потенциальным клиентом своей конторы. Тут надо отметить, что клиент этот находился в Испании, и от его лица отвечал мне товарищ с мудренным именем Xus. Так как по-испански я знаю только выражение «puta madre», употреблять которое в официальной переписке не принято, то писались мы на английском. И все мне было понятно в письмах этих, кроме странного имени Xus. Как это слово произносится и что оно значит я не имел ни малейшего понятия. С течением времени наше общение дало определенные результаты, и я был направлен в командировку в эту самую солнечную Испанию. Испания это, конечно, хорошо. Все эти сангрии де кава, морепродукты и прочие сальвадоры дали, однако меня сильно мучал вопрос, как обращаться к этому самому Xus? Что это за слово такое вообще. На мое счастье, у нас в компании работал один турецкоподанный, в свое время поживший в Испании. Он меня и просветил, что ничего удивительного в этом имени нет. Произносится оно — Чус и является сокращением от имени Иисус (ну вы помните, первый признак того, что Иисус был пуэрториканцем — его звали Иисус). Словом, я был готов к общению, и со спокойным сердцем полетел в Чусово логово.
По прилету, я взял на прокат машину, и следуя указаниям постоянно зависающего старенького навигатора, с божьей помощью добрался к месту дислокации наших потенциальных партнеров. А дислоцировались они в простом стареньком жилом многоквартирном доме, занимая, как я узнал в последствии три этажа из пяти. Не понимая, где тут вход (входных дверей в этом доме было просто ОЧЕНЬ много), я набрал своего старого знакомца Чуса на мобильник, решив во-первых, выяснить куда мне идти, а во-вторых, блеснуть своим произношением его имени. Однако, как говорил мой коллега турецкоподанный — никто не трубка. Я немного расстроился, но не растерялся и пошел изучать входные двери. Не удивительно, что уже на второй из них красовался большой логотип нашего возможного партнера, а под логотипом размещался приличных размеров звонок. Я нажал на кнопку звонка, и приятный женский голос что-то ответил мне по-испански. В ответ я затараторил по-английски, что у меня тут встреча назначена с Чусом, а этот Чус мне не отвечает на звонки и вообще где он шароебится? Выслушав весь мой запас английских слов, девушка из звонка спокойно ответила на том же самом языке королевы Елизаветы, что волноваться нет причин, поднимайтесь в приемную на третьем этаже, а Чус скоро вас примет.
Внутри двери что-то зажужжало, и она распахнулась, пропуская меня в прохладный корридор.
Приемную я нашел быстро. За конторкой сидела и улыбалась миловидная девушка из звонка. Я присел рядом с ней и начал осматриваться. Но осмотреться не удалось, потому что в приемную зашла еще одна не менее миловидная особа, которая улыбнувшись мне, спросила на хорошем английском мое имя и, получив, как я понял устраивающий ее ответ, предложила последовать за собой. Тут я начал немного завидовать этому Чусу-Иисусу. Иметь таких красивых секретаря и личного помощника, да еще и в Испании, где с красивыми девушками все довольно печально, чем не повод для зависти? Вместе с новой девушкой мы вошли в большой, прекрасно обставленный кабинет, но пустой кабинет. «Опять ждать», — расстроился я. Но тут красавица повернулась кто мне, протянула руку и сказала: «Разрешите представиться, Чус».
Думаю по моей покрасневшей роже она все поняла. Я чувствавал себя главным героем фильма Евротур, подсчитывая в уме сколько раз в письмах я подразумевал, что она это он, и сколько раз в беседе с девушкой из звонка я употребил слова «he» и «him».
«Ничего, не расстраивайся», — продолжила Чус, — «меня с моим именем и испанцы часто за мужчину принимают. Хотя у нас в Басконии — это нормальное имя для девушки».
В общем-то это уже конец истории. Вот только один вопрос меня мучает. Это ж как любить надо Иисуса нашего Христа, чтобы его именем девочек называть?

Удачная рыбалка.
Недавно друзья уговорили поехать на рыбалку. В той далекой жизни, когда Лена была жива мы часто вместе ездили на рыбалку, но после ее ухода снасти просто пылились в гараже. Иногда орендовали яхту и ловили рыбу в океане. Помню как Ленка пол часа возилась с рыбиной, пытаясь втащить ее не яхту, но низвестно откуда приплывшая акула оставила ей лишь голову. Ладно, я кажется отвлекся.
Решил с собой дочку на рыбалку взять. Но что делать с домашним зоопарком? У нас две собаки и четыре кошки. Котят взяли из приюта. Пришли с дочкой за одним а ушли с четырмя. Не смогли пройти мимо. Один котенок слепой, мы за него очень боялись но все хорошо и он прижился. Собак с кошками стараемся не оставлять без присмотра, иначе могут перевернуть дом. На семейном совете собак было решено отвезти к друзьям, а кошки будут под присмотром домработницы.
Приехали мы на место. Природа вокруг красивая, но рыба клевать не хотела. От слова совсем. Ловилась только маленькая рыбка. Я вспомнил, как в детстве просил маленькую рыбку привести большую рыбу а затем отпускал ее в воду. Решил попробовать. Чем черт не шутит пока Бог спит. Четыре рыбки меня обманули: уплыли, но никого не привели. Н-да, не задалась рыбалочка. Ладно, думаю, хоть немного мелочи натаскаю, попробуем уху на костре сварить.
Краем глаза замечаю, что дочь с кем-то играет, но с кем не видно. Мало ли каких зверюшек вокруг, решил подойти посмотреть. Какого было мое изумление, когда я увидел кошку. Да-да. Обыкновенную домашнюю кошку. Обычно кошки живут вблизи людей, а тут до ближайшего населенного пункта приличное расстояние. Непонятно как она здесь оказалась. Людей не боится, не убегает. Может бросил кто, отвез подальше от дома и оставил. Но тогда кошка могла вернуться домой. Не понятно.
Дочка пошла к машине, поискать кошачьего корма. Мы подкармливаем уличных кошек,а когда покупаем еду для своих, завозим и в приют где взяли котят. Поэтому в машине часто лежат упаковки с кормом. Корма в машине не оказалось. Предлагаю дочке покормить кошку рыбкой.
После кормешки, кошка ходила и терлась о ноги, мурлыкала. Когда я ее погладил, она легла на спину, давая себя погладить по животу- признак безграничного доверия. А потом кошка ушла. Но через какое-то время вернулась, держа что-то в зубах. Сначала я подумал что это птица и кошка так желает нас отблагодарить за рыбу. Когда кошка подошла поближе, мы были шокированы: кошка несла котенка. Бережно опустив его возле дочки она села и посмотрела ей в глаза. Котенок запищал и дочка взяла его в руки. На вид ему было около двух месяцев от рождения, хотя я могу и ошибаться.
Кошка снова ушла и опять вернулась с котенком в зубах. А потом ушла и принесла еще одного и уже больше не уходила. Все забыли о рыбалке и стали решать чем кормить котят. Молока у нас с собой не было. Приняли решение мелко нарезать рыбку и посмотреть будут ли котята есть. Сказано-сделано. Котята уплетали рыбу а мы пытались понять как сюда попала кошка с котятами. Котят положили на мягкое полотенце, дали им еще рыбки и вернулись к рыбалке. Но рыбы продолжали нас игнорировать и не хотели ловиться ни за что. Посидев так еще некоторое время мы собрались и поехали домой.
P.S: А кошек у нас теперь восемь.
Вряд ли кто-нибудь еще может похвастаться что ездил на рыбалку а вернулся с кошками. Берегите своих усатых и хвостатых. А всем рыбакам удачной рыбалки.

Один день альтернативной женщины.

kobah
26 августа, 2014

«Смеяться право не грешно, над всем, что кажется смешно», сказал, в то время еще молоденький, тридцатилетний Карамзин.

8:00. Проснулась, потянулась. Хотела прижаться к мужу, но вспомнила, что я же феминистка. Хрен ему, пусть сам прижимается! Для закрепления своего статуса свободной женщине громко газанула под одеяло и помахала им.

8:15. Спит, сволочь!

8:22. Выставила из под одеяла ногу, полюбовалась густыми, черными волосами. Выставила вторую. Любовалась двадцать минут. Подумала – кроме признака свободной женщины, волосы еще качественно скрываю кривизну. Решила – буду дальше отращивать.

8:42. Пошла на кухню к холодильнику. По дороге кот замурчал, потерся об ногу. Сексист паршивый! Встала на карачки, потерлась об кота. Пусть знает!

8:44. Открыла холодильник, смотрю, пачка сосисок, которые вчера купил муж, лежат на персиках, купленных мной. Сексизм, мизогиния и гендерная провокация налицо! С удовольствием изрубила сосиски ножом и раскидала по холодильнику. Пусть знает!

8:50. Пошла в туалет. Феминизм форева! Попробовала отлить стоя. Где тряпка, что бы вытереть с пола эту лужу?

8:55. Намазала пол около унитаза маслом. Пусть грохнется и тоже сидя оправляется.

9:00. Залезла в душ, помылась мужским шампунем. Обратила внимание на полочки, которые муж прибил чуть пониже, что бы мне было удобно. Сексист проклятый! Оторвала полочки.

9:20. Вытерлась полотенцем, обратила внимание на расцветку – ромашки, лютики. Фууу, мерзость какая. Сексизм налицо! Разрезала полотенце ножницами, выкинула в ведро. Вспомнила, что это его полотенце. Немного посмущалась. Но ничего. Пусть знает!

9:25. Подошла к зеркалу, подняла обе руки. Ах вы мои кустики-репейнички подмышками! Полюбовалась.

9:26-9:29. Исступленно пердела в ванне, показывая, что не только им это можно делать.

9:30. Открыла дверь в ванне ,что бы проветрить.

9:30-9:45. Откачивала упавшего в обморок кота, который зашел в ванну и глубоко вдохнул. Пусть знает!

10:00. Вышла из дома. Стараюсь шагать пошире, что бы все видели твердую и уверенную поступь независимой женщины.

11:00. Опоздала на работу на два часа. Пусть видят, что не только им можно опаздывать.

11:15. На совещании специально села в центр и раздвинула по мужски ноги. Пусть знают! Иногда почесывала волосы на правой ноге привлекая внимание к своей независимости.

12:00. Спустилась в курилку. Продолжаю почесывать ногу. Блин, что она чешется?!

12:03. Закурила сигарету, загнала ее в левый угол рта. Залезла пальцем в нос, достала козявку, скатала в шарик и щелчком запустила в стену. Бинго! Она прилипла. Эти яйценосцы сразу убежали вон. Чувствуют независимую женщину!

12:45. Собиралась на обед, как какой то оголтелый сексист из новеньких, предложил пообедать вместе. Вот наглец! Остальные, которые работаю давно, забились в угол. Смотрят, шушукаются. А этот так смотрит на меня, ну точно совершает умозрительное изнасилование! Ударила дыроколом.

12:46. Сам дурак психованный!

12:47. Пропал аппетит. Да что же она так чешется?!

12:50. Все ушли на обед. Чешу ногу, нюхаю свои любимые репейнички. Я вам покажу гендерные отличия и неравенства!

14:00. Болит голова. От репейничков, что ли?

14:15. Вызвал начальник. Назвал «милочкой», попросил больше не делать ошибок в отчете, который он на совете директоров зачитывал. Сексист! Мужлан! Высказала все, что думаю об самовлюбленных членоносцах!

14:20-14:50. Орал на меня матом, называя мужскими и женскими глаголами. Рада до невозможности! Наконец то он стер все гендерные различия и увидел во мне человека, а не объект удовлетворения своей похоти!

14:51. Да что же она так чешется?!

15:00. Мужланы пригласили пить чай. Отказалась. Опять будут пялится на мои волосатенькие кривульки и мечтать предаться со мной похоти. Сволочи!

16:00. Исправляла ошибки в отче… Да что же она все чешется.

16:20. Сходила, покурила. По дороге открыла настежь дверь в мужской туалет. Услышала оттуда возмущенные крики. Эта лучшая музыка! Не только им можно «как бы случайно» заходить в наш туалет. Пусть знают!

16:30. Что значит «сделай кофейку»?! Прислугу нашел? Димон сделает? Да, я буду кофе.

16:45. Ах ты сволочь сексистская! Ты думаешь, я понимаю, ЗАЧЕМ ты ТАК карандаш в точилку вставляешь?! Намекаешь, сволочь похотливый! Ага-ага, «только карандаш поточить, ничего более»… Знаю я вас!

17:00. Подошел этот, который с лейкопластырем во весь лоб после дырокола. Приглашает поужинать. Не злопамятный, это хорошо. Говорит, ему нравятся небритые тетки. Это тоже хорошо. С одной стороны. А с другой домогательство налицо. Пока для себя не выработала линию поведения с ним, на всякий случай опять врезала дыроколом.
17:30. Проводили скорую, увозящую неудачника. Пошла домой.

18:00. Какой то наглец пытался уступить мне место в автобусе. Пожалела, что не взяла с работы дырокол. Хотела пнуть его в яйцехранилище, да он во время повернулся спиной. Оказывается он просто на этой остановке выходил из автобуса. Все равно сволочь!

18:01. Раз не мне уступили место, то с чистой совестью на него села. Чесала ногу, думала о несовершенстве мира.

18:30. Пришла домой. Кинула пальто. Раскидала носки. Копнула в носу. Неглубоко, правда.

18:40. Где? Где все? О, записка.

18:42. Значит «ушли с котом искать женщину»? Ну-ну… Мне и без вас хорошо.

18:50. Мляааать! Какой …. намазал пол маслом?

23:00. Алло! Да, пришла, вас нет. Нет, не скучаю. Вы мужики все одного хотите, унижать и бесплатную прислугу! Ты мне гендерные различия сотри давай, без всяких там «солнышек» и «зайчиков»! Такое суровое, гендерное равенство! Что значит, не дашь? Я имею право! И хожу, в чем хочу. И волосею, где хочу! Мохнатые ноги и подмышки, между прочим, это признак независимости! Причем тут «эстетичный вид»? Что значит «ты бреешься, что бы мне нравится»? И маникюр для меня делаешь? И одеваешься красиво для меня? И живешь тоже для меня? Ха-ха! Ну, ты и тряпка!

23:30. Выставила из под одеяла ногу, полюбовалась густыми, черными волосами.… А может…

23:32. Где там был бритвенный станок?

Кстати, строка процитированная в качестве эпиграфа взята отсюда:

Кто муз от скуки призывает
И нежных граций, спутниц их;
Стихами, прозой забавляет,
Себя, домашних и чужих;
От сердца чистого смеется
(Смеяться, право, не грешно!)
Над всем, что кажется смешно, —
Тот в мире с миром уживется
И дней своих не прекратит
Железом острым или ядом…
Н.М. Карамзин.

А вообще, как я понимаю, существует три вида фе.
1. Классический феминизм – равноправие во всем. (Хорошо)
2. Параноидальный феминизм – вокруг одни сексисты и абьюзеры. (Смешно)
3. Экстремистский феминизм – мужики низшая ступень развития. (Противно)

Как молоды мы были. Как искренне любили. Как верили в себя.

А вы слыхали как поёт орган?
Нет, не так.
А вы видели как ребёнок бежит по утренней росе?
Тоже плохое начало.
А вы в состоянии оценить красоту женщины?
Во! Это получше.
Так вот. В этом есть что-то неземное. Поистине величественное. Гордый взгляд. Мягкие движения белых рук. Грациозный изгиб стана. Красота близкая к совершенству.
Какие ещё слова у вас вызывают эти ассоциации? Богиня! Нимфа! Зараза-а-а. Опять убрала у меня на столе! Я после её порядка ничего найти не могу! Во!
А ещё настоящая женщина из ничего может сделать три вещи — салат, шляпку и скандал. Вот таких, чтобы шляпку, я не встречал. Тех что с салатом, уже побольше. А вот со скандалами. Говорят, что у женщин «красные дни календаря» только потому, что они всё время из мужиков кровь пьют, а ту, что перетравить уже не в состоянии приходится раз в месяц сливать.
Вот женщины — это такие странные создания. Что ими движет и куда боюсь они и сами не всегда знают. Сужу по своей. Я уже рассказывал, как с ней близко познакомился. Вот здесь ИСТОРИЯ №892598
Отомстили мы вместе своим бывшим, вроде бы и харош уже. Всё таки она меня старше. Пусть и не на 10 лет, но всё равно. Кончила на врача, как в одной Гостевой говорят. Да и полностью родителями обеспечена. А я, как бы это сказать. Хорошо пою. Тоесть красивый! Только с неплохой работой. Странноватой, канешно, но как раз под мой стиль жизни. Да и ту получил благодаря её стараниям.
Но, думаю, всё таки её бывший бойфренд что-то ей о ней сказал, когда отказался жениться. События она развивала стремительно. Работа. На следующее воскресенье встреча-обед у родителей. Они уже были знакомы с моей лестной характеристикой от дяди Жени. Всё это с невинными ночными вопросами, женился ли бы я на ней, будучи на месте предыдущего? А ещё через неделю «Мама, папа, мы решили пожениться!» И рукой сжимает мою ногу выше колена. Мама её попробовала посопротивляться, но мы с отцом видать Соньку лучше знаем. Посмотрели на неё и согласились, что давно пора. Я ещё думал позже поговорить. Но не получилось. А вы бы сказали «нет», когда она вся светится и в облаках витает? Ну всё понеслось быстро. Отец нажал где мог, деньги никто не считал. Свадьба, Гавайи, дом для нас, мебель, машины и гости, гости, гости. Вот когда уже все родственники, друзья, знакомые и знакомые знакомых поняли, как Соня счастлива, как её любят и как ей повезло, начали поступать звоночки. Первый был от тестя. Ещё на свадьбе он посоветовал звонить ему, когда мне будет трудно с ней справиться. Потом в компании с друзьями она выскочила с каким то «дурак» в мой адрес. Потом, невзирая на моё желание, мы где-то остались, потом куда-то поехали. Я, канешно, пробовал поговорить, просил так не делать. Всё переводилось в шутку и. продолжалось.
И чем дальше, тем хуже. К тому же появляются такие истерические нотки и тематика меняется. Типа, это всё моё. Если бы не я. И не будешь же в ответ, что не твоё, а родителей. А живём мы за мои живые деньги, твои пока в перспективе. А если бы не я, так вон был такой, что и при всём этом не согласился с тобой жить. А если тебе просто доказать ему что-то хотелось, так увы. Я сценарий не читал. И поступаю так, как я считаю нужным. А ты будешь делать то, что я решил. Нет, канешно, все твои советы мне очень нужны. Но только до того момента пока я решение не принял. А когда принял, твоё дело исполнять, потому что ты баба, а я мужик. И за своё решение я несу ответственность, а за твои слова никто не отвечает. И пока в моих планах нету ни развода, ни прослушивания твоих концертов.
Она немного подуспокоилась и говорит:
— Милый. Когда мы начнём сориться, тебе лучше уйти из дому на часик-полтора. Потом я успокоюсь сама, ну и ты можешь возвращаться. Так все мои предыдущие бойфренды делали и всегда помогало.
Я тоже сразу согласился. Только говорю
— Мы вынуждены будем жить с тобой постоянно не выше второго этажа. Я — жентельмен. Поэтому всегда тебя первой буду пропускать. А так как я двигаюсь быстро, тебе придётся через окно вылетать.
А что делать? Личность сильная, взбалмошная. Поправлять не получается. Нужно ломать.
Не поверила. Но когда первый раз я начал окно открывать — тормознулась, поржала и успокоилась. А второй раз я прочувствовал грозу загодя. Подготовился. Во время ссоры распахнул две створки. Не перестаёт. Раскрыл широко шторы. Начала объяснять, что со мной полиция сделает. Левой лапой схватил две её ручки, правой под попку и несмотря на появившийся страх в глазах, выбросил головой вперёд в окно.
Вот уже год слышу её громкий голосок только при пении.
А всё почему? Да потому что каждый экспромт должен быть хорошо подготовлен. Во-первых звонок тестю, чтобы меня из полиции выкупил в случае чего. Во вторых два надувных матраса один на другом за окном, а не один как он советовал. Жмот. Кстати его и треснул при её приземлении. Ну и бросать головой вперёд чтобы случайно подоконник не задела. Хотя и дурное, так ведь своё.

Хорошо быть кроликом — размножаешься себе в собственное удовольствие и совсем
не думаешь, что тебя просто разводят.

90-е годы. Я работаю в вечерней школе. Называется она «школой для взрослых», но аудитория у меня на этот раз — в основном, мальчишки из Центральной Америки (Гватемала, Сальвадор, Никарагуа). Лет им где-то от пятнадцати до двадцати с хвостиком. Большинство — сироты после гражданских войн. Мы стараемся их возраста не замечать — нам посещаемость нужна. Как в любой вечерней школе — это проблема.
Работать с ними хорошо. Мальчики вежливы и церемонны, как испанские гранды. (Правда, иногда пытаются со мной флиртовать — но это уж культура такая.) Дисциплина в классе какая-то нереальная — просто не дышат. Стараются изо всех сил. Одна беда — большинство полуграмотны, малограмотны или вовсе неграмотны. Ну так — а я на что? Будем делать, что можем. Однако я устала. О! Звонок. Перемена.
Возвращаюсь через пятнадцать минут. Так. Рано обрадовалась. В классе драка. Дерутся двое. Правда, их тут же успевают растащить — но я уже успела увидеть. Чёрт. Теперь надо реагировать. Я, честно говоря, драмы не вижу — ну, подрались, бывает. Но моё начальство думает иначе. Мы, понимаете ли, должны всячески ратовать за «non-violent conflict resolution» — «бесконфликтное. тьфу! . бeзнасильственное разрешение конфликтов». Только, значит, уговаривать, тихо, нежно, ласково, а мордобой — ни-ни. Вот иди объясни им, что не все конфликты. ладно, надо разбираться. Старательно изображаю педагогический обморок и начинаю задавать вопросы:
— Что здесь произошло?
Мальчишки молчат. Правильно молчат, между прочим. Я их хорошо понимаю. Из своего детства помню, что объяснять взрослому человеку «почему подрались» — дело муторное и чаще всего безнадёжное. Ничего эти взрослые не хотят слушать. А тут, может быть, дело чести.
— Ну, а всё-таки?
Толкают друг друга локтями. Наконец один не выдерживает:
— Понимаете, сеньора, тут возникла деликатная ситуация между двумя мужчинами. (Так и говорит — «una situacion delicada entre dos hombres».).
Я прихожу в восторг от формулировки. (Мужчинам по пятнадцать лет — нет, вот этому, кажется, уже есть шестнадцать. Но они — мужчины, мужчины, конечно мужчины! Боже меня упаси сомневаться!) Ну, так я и думала — дело чести. Всё понятно. Из чистого хулиганства решаю их немножечко дожать. Совсем чуть-чуть:
— А немножко подробнее можно?
— Можно! — вскидывается второй, — вот этот сеньор повел себя не как кабальеро!
Ага, ну всё ясно. Задета честь дамы. Больше подробностей не будет.
— Ну, значит так, кабальерос, — говорю я, совершая маленькое должностное преступление, — в следующий раз, когда у вас возникнет. э-э-э. деликатная ситуация, постарайтесь, чтобы я её не видела. Ясно?
Мальчишки облегчённо смеются:
— О, си, сеньора, мы выйдем во двор.
— Не во двор, — уточняю я, — а на улицу, за забор. И пусть вами занимается городская полиция, а не школьная. Понятно?
— Маэстра, — вдруг спрашивает тот, что постарше, — у вас сыновья?
— Дочери у меня, — ворчу я, — но тоже дерутся.
И получаю совершенно сногсшибательный комплимент:
— Вы бы справились и с сыновьями. Как моя мама. У неё семь сыновей.
«Семь сыновей!» — думаю я, с некоторым ужасом, — «Это же, наверное, не мама, а целый генерал.»
— Ладно, ребята, садитесь. И так много времени потеряли. Продолжаем. На прошлом уроке.
Я продолжаю. Мне почему-то грустно. У меня нет сыновей — я чего-то в жизни не доделала. И никогда не пойму мужчин. Вся надежда на внуков.

В России прогремела эпическая афера с препаратом «Бингсти».
Госпрограмму в Бингсти еще в 2014 году внедрил сам Дмитрий Медведев с главой Санпина Анной Поповой.
И все было хорошо пока директора водоканалов не начали бунт против откровенного мошенничества с дорогостоящим выливанием простой аоды за огромные деньги в очистные сооружения.
Это предыстория.
Круче всех себя проявил Дагестан. Они понимали что покупать дистилированную воду против паразитов идиотизм. Но против ветра не попрешь. И решили сделать ход конем.
Они просто отправляли денег «наверх», и по документам являются до сих пор самым активным потребителем препарата Бингсти среди регионов России.
На деле они не завезли ни одного литра.
Логика простая, если хотят денег, ну получите.
«Но возить воду туда сюда как бараны мы не будем. «

Как говорится — только что.
Окна выходят в закрытый двор. Поэтому дети имеют возможность тусоваться достаточно свободно и спокойно для родителей.
Суббота. Утро. Первый этаж. Во дворе крики гуляющих детей лет десяти. Все голоса хорошо слышно. Под окном.
— (тихо) Ты болел?
— Не, просто простыл.
— Уколы ставили?
— Да нее. Мама свечку от температуры ставила.
— (удивлённо) Подмышку?
— (более удивлённо) Да почему подмышку? В попу.
. Топот бегущих ног и крик:
— Пацаны! Сегодня с Мишкой не играем! У него лекарство в жопе.

Из историй про «подвиги» стройотрядовцев.

После первого курса нас, реально пока еще деточек, с невыбитым до конца сознанием маминых сыночков, отправили в стройотряд на далекую Вологодчину. Строить железную дорогу то ли к леспромхозам, то ли к зонам Котласа и окрестностей. Штаб отряда озадачился — куда бы направить эту малолетнюю шелупонь, чтобы не путалась она под ногами зубров летней шабашки. И по наивности своей не настучало куда не надо на приписки и воровство штаба. К счастью или к несчастью для них какой-то местный леспромхоз запросил группу студентов поставить им на дальней площадке навесик для лопат и тачек. Кого? Да вот этих, пусть тренируются. И вот привозят малолеток на дальнюю заимку, выгружают им бак картошки, коробку тушенки, показывают пальцем на сарай, где жить и другим пальцем на место, где через неделю должен стоять навесик. Махнув рукой, говорят — лес и столбы тама, проволока вертеть здеся, доски и шифер снимите вон с тех амбаров. Заберем через неделю. И умотали. Остались мы одни. Кое как устроились, соорудили мангал и пошли искать столбы. Но наверное не в ту сторону. Сейчас то мы понимаем, что то, что мы нашли не было предназначено для навесика. Это были опоры ЛЭП, соскладированные или просто припрятанные кем-то до лучших времен. Но приказ есть приказ. Сказано делать, значит надо. То что эта хрень неподъемная по весу — никого совершенно не заставило думать. Наоборот, мы же инженеры-физики будущие. Из труб разрушенной водокачки сделали железную дорогу, на нее поставили ролики от сгнившего трактора, нарисовали на бумажке в клеточки план. И вперед.
Само собой про нас забыли. Приехали принимать задание через две недели. Их встретила банда бородатых опухших от укусов мошки и комарья бичей в рванье, оставшемся от красивенькой вначале формы стройотрядовцев, а за их спиной стояло ЭТО! Гигантского размера херотень высотой метров 20, накрытая толстенным ржавым железом с балансирами от ветровой нагрузки (мы же физики блин). Ох йобтыть, только и выговорил директор леспромхоза. Дальше шел слэнг из персонала окрестных зон. Наверное мы оприходовали председателеву заначку. Кончилось все в целом хорошо. На наш ангарчик местные вначале водили экскурсии, а потом приспособили для хранения левого пиломатериала и списанных вертолетов. Заплатили нам по 300 руб и отправили от греха подальше домой к мамам. Только вот уезжали мы мальчиками, а приехали бойцами, мужиками впервые сделавшими свое мужское тяжелое дело-подвиг. Это был стройотряд, йобтыть.

Прочитал историю про автомобиль предпринимателя: https://www.anekdot.ru/id/939280.
Что тут можно сказать? Как стоимость автомобиля предпринимателя зависит от его успешности?

Сначала разумные предприниматели покупали дорогой автомобиль лишь после того, как получали достаточно большой стабильный доход и становились успешными.
Но в результате этого, дорогой автомобиль стал признаком успешного предпринимателя. Причем, хорошо видимым признаком: оценить стоимость автомобиля проще, чем наводить справки о доходе этого предпринимателя.
Как результат, люди пытающиеся выглядеть успешными предпринимателями (например, чтобы собрать денег для «финансовой пирамиды»), вне зависимости от дохода, стали приобретать дорогие автомобили.
Но, как и прежде, приобретение автомобиля уменьшало количество финансов, доступных для других целей (например, для вложения в начатое дело). То есть, выбирали именно тех, кто свим выбором и покупкой автомобиля УХУДШИЛ свою успешность. При таком варианте отбора предпринимателей, создатель «пирамиды», купивший на последние деньги дорогой автомобиль, имеет куда большие шансы получить инвестиции, чем честный человек, вложивший все деньги в бизнес. Искуственный отбор дал результат, противоположный желаемому!

Причем, так получится при использовании ЛЮБОГО метода оценки эффективности любого дела, кроме 100% проверки желаемого конечного результата, вместе со 100% проверкой отсутствия вредных побочных последствий.
Например, если оценивать эффективность лесопилки по количеству отходов (стружек и опилок), а не по количеству готовой продукции, то выход продукции. упадет до нуля. Причем неважно, какой вариант мы будем считать лучшим: с максимумом, минимумом или любым заданным количеством опилок.
Если лучшим мы будем считать вариант с максимумом опилок, то бревна станут пилить так, чтобы получилось побольше опилок. Что значительно проще, чем сделать из этих бревен готовую продукцию.
А если лучшим мы будем считать вариант с минимумом опилок, то лесопилку остановят вообще, опилок не станет, продукции — тоже.
При другом заданном количеством опилок — берем минимально нужное количество бревен и пилим их первым методом, со 100% выходом опилок. На продукцию — забиваем, ее ведь в данном случае не учитывают.

Абсолютно всего в ТЗ учесть нельзя, оно раздуется до бесконечности. Любой параметр, про который в нем забыли упомянуть — будет проигнорирован, ради максимизации остальных. (Если нужно N тонн станков — утяжеляем станки. Если нужно N голов КРС — выводим двухголовых коров.)

Жалобы можно проигнорировать, «не услышать». Или, наоборот, наказывать тех, кто жалуется.

Проверки «контроллерами» — тоже не решают проблемы. Либо их количество — бесконечно (и стоимость — тоже), либо их конечное число. В последнем случае контроллер может, в зависимости от того, какой именно вариант ему выгоднее: либо сговориться с проверяемым для получения взятки, либо сговориться с другим контроллером для совпадения результатов их проверок, либо обеспечить заказчику проверок нужное соотношение успешных проверок к провальным. Или даже, если он сам за такие действия не отвечает, просто заняться беспардонным вымогательством тех, кого он «проверяет».

А при капитализме единственный метод оценки эффективности — прибыль. Именно ее и максимизируют. А не благополучие других людей, которое никак не измерить.

Приходит Рабинович к раввину:
— Хочу жениться, ребе.
— Ну так женись.
— Так ведь на Риве.
— Ну и что?
— Она же слепая.
— Так и хорошо. Ты придешь пьяный, она и не заметит.
— Это верно…, но ведь она еще и глухая.
— Ты просто не понимаешь своего счастья. Ругайся, сколько хочешь, она и не услышит.
— Тоже верно. Но она к тому же немая.
— Что может быть лучше молчаливой жены.
— Ребе, но Риве еще и горбатая.
— Но ты, Мойша, нахал! Ты хочешь, чтобы совсем без недостатков!

Троллем в инете может быть любой пятикласник. А вы попробуйте в реале?
С одним таким реальным троллем я была знакома. Сначала — весело, потом — не очень.
Общая подруга влюблена в мальчика из другой страны (кстати, они потом поженились, и до сих пор живут счастливо).
Как у большинства влюбленных, у нее бушуют гормоны, и она хочет вспомнить ЗАПАХ своего «дарлинг». Поэтому просит моего мужа привезти ей хотя бы футболку любимого, просто понюхать (я этого не понимаю, но говорят — бывает).
Муж честно привозит. В запечатанном пакете.
А потом говорит: «Вика, а давай узнаем, насколько большие у Лены могут быть глаза? Включай стиральную машинку, кидай туда хоть штору, но скажешь, что стираешь привезенную грязную футболку. Главное — не ржи».
Глаз у Лены не было. Был один рот на пол лица и офигенная сила человека, пытавшегося выдрать машинку из стены.
Но было смешно, признаю.
Следующим попал мой зам, по совместительству бывший сокурсник мужа.
Была у нас малюююююсенькая компания, которая приносила больше головной боли, чем доходов. Только на ФЗП, да на аренду и хватало. И то мы часто уходили в минус.
Врывается Арам и орет: «Виктория, мы спасены! Мы сейчас быстренько выкупаем этаж в нашем здании, а если повезет — все здание выкупаем, т.к. появился инвестор, который хочет его приобрести под частную школу! Всего-то и делов — открыть кредитную линию!»
Арам, спрашиваю. А ты ip отправителя проверял? Точно ли письмо из Турции? Проверяем — нет, сука, опять муж.
К этому моменту я думала, что меня уже ничем не удивишь.
А тут теракт в Домодедово и драконовские требования к безопасности. А я опять куда-то лечу.
Звонок:
— Вика, ты где?
— Талон взяла.
— Ладно, перезвоню, как выйдешь на посадку.
Ну надо же, заботится.
— Вика, ты где?
— На досмотр иду.
— Ладно, перезвоню, как выйдешь на посадку.
— Вика, ты где?
— Я, блядь, в бахилах с чемоданом в зубах, двумя лотками навесу и сумкой под мышкой, досмотр пытаюсь пройти!
— А, хорошо. А у тебя в чемодане шампуни есть?
— Нет.
— А какие-нибудь крема?
— Нет, ничего нет.
— Вика, а они у тебя ничего подозрительного не нашли?
— Конечно не нашли!
— Вика, а тебя не обыскали?
— Нет же, зачем меня обыскивать? Не обыскали!
— А духи, что я подарил не нашли?
— Нет, не нашли, бля. Ничего не нашли!
. поднимаю глаза и превращаюсь в соляной столб.
Девушка на ленте, которая сейчас будет меня пытать. Один охранник слишком близко позади. Два — слишком близко впереди. Бежать некуда, только если улететь, как Мери Поппинс. И веселый смех в телефоне. Сука, думала убью.
После этого я наивно считала, что меня уже ничем не удивить и не провести.
Прилетаю в Бен-Гурион.
Как всегда — в отдельный кабинет. Ну очень им не нравилось, что я не хочу оформлять гражданство и переехать жить насовсем. Как всегда — к кому, кто муж, телефон, адрес и пр. Через час приезжает муж.
— Добрый день, по какому вопросу?
— Это ваша жена?
— Извините, я эту девушку первый раз вижу. Может, однофамилец?
— Точно не ваша жена?
— Да нет, вроде не похожа.
. я в диалоге не участвую, я глотаю воздух и размышляю, как я буду его убивать. Утопить или отравить? Как оставить меньше следов? Может, взрыв газа?
— Простите, вспомнил, моя. Можно забрать?

О, сколько было таких историй.
Злилась? Да! Но как же не хватает этого гусарского юмора. 🙂

Жена достала своёй непосредственностью, пока искал причины такого изменения в её характере, обнаружились изменения в моей супружеской жизни, при которых ей достался крохотный загородний домик, а мне дачный, размером четыре на четыре и перспектива стать бомжом, потому что оттуда до места работы просто нечем было добираться. Спас работатель, сдав мне почти за всю мою месячную зарплату квартирку его любимого чада, уехавшего в Лондон для ликвидации безграмотности. Жизнь наполнилась смыслом иметь бесконечные переработки, не учтённые Кодексом Закона о труде, но учитываемые благодарностью моего желудка.
В расположении дома, в котором оказалась спасшая мою трудовую книжку от пробелов новая двухкомнатная квартира, было огромное преимущество по отношению к дачной жилплощади, откуда я возвратился в город, -рядом с ним находился педагогический институт. Я, доведённый бывшей супругой до категории «зачем плыть на тот берег, если отсюда всё хорошо видно», сидел как-то прекрасным воскресным вечером на лавочке около дома и думал о смысле жизни, попутно наблюдая за снующими по своим делам молодыми студентками, отстукивающими каблучками такты марша, грациозно «проплывая» перед моими глазами, как лебеди в известном балете.
А рассуждал я в этот момент о парадоксе, что доверие к женским существам после обретённой свободы от сброшенных оков упало на уровень плинтуса, в то время как все они стали казаться эталонами красоты, невзирая на возрасты.
Один из этих ангелочков пропархал мимо меня к витрине обьявлений и застыл там, изучая содержимое, читая всё, касаемое сдачи жилья, неотлогательно названивая по прилагаемым номерам телефонов. Испытав фортуну эта Мона Лиза моих грёз превратилась в обиженную обстоятельствами девушку, опустившую в задумчивости голову, медленно мерявшую шагами длину тротуара, проходя мимо меня.
-Может я могу развеять ваше горе?- Обратился я к девушке, скорее в порыве поддержать её морально, чем стремлением реально помочь.
-Мне помочь невозможно, дядечка!- Услышал я ответ отдалявшейся лебёдушки, даже не посмотревшей в мою сторону.
Не помню, как я поднялся и пошёл рядом, как подисиквал слова утешения, как она перестала прогонять меня прочь и поверила мне, как предложил я ей для проживания одну из двух раздельных комнат моей сьёмной квартиры за умеренную плату, которую она также не имела возможности оплачивать и отвергла на этом основании моё предложение и как согласилась в конце концов посмотреть предлагаемую мной комнату, когда я предложил в качестве оплаты поддержание порядка в жилище и приготовление пищи моему истосковавшемуся по нормальной еде желудку.
Прошлой весной молодой специалист направилась учить истории деревенских детей, а я с тех пор не входил в пустующую комнату. Кошки скребутся где-то под рёбрами, когда прохожу мимо дверей, куда ещё недавно приходили весёлые подружки моей соседки по жилью, ещё недавно подкармливающей меня деревенской снедью.
А вчера получил от шефа известие, что его чадо обучилось европейским премудростям и скоро появится в своём рабочем кабинете, сменив меня на поприще трудовых будней.
Пять лет до пенсии как-то надо доработать, а шансов в городе получить работу у меня нет.
Да и привык я к натуральной деревенской пище, а все женщины вдруг снова превратились в красавиц и ангелов, не позвонить-ли мне по сохраненному в моём телефоне номеру? Может найдётся место учителя физики в росийской глубинке?

Платный медкабинет. Пирсинг, ваксинг, прочие услуги. Врач в белом халате. Двое помощников. Входит посетительница, молодая дама с клипсами в ушах. Диалог: дама — врач:
— Здравствуйте. Это здесь прокалывают уши? Я правильно попала?
— Правильно.
— Очень хорошо, а то эти клипсы меня просто замучили. Все время теряются, просто не напасешься. А сколько стоит проколоть два уха?
— Hедорого. Гораздо дешевле, чем у других. К тому же, если вы прокалываете два уха, мы производим дополнительную услугу — бесплатно прокалываем нос. И пупок — уже за деньги, но со значительной скидкой.
— Hо мне не надо прокалывать нос и пупок. Мне надо проколоть только два уха, чтобы носить обычные сережки.
— Подумайте, дамочка. Хорошенечко подумайте. Сейчас это модно, а у нас бесплатно. То есть, нос бесплатно, а пупок — со значительной скидкой.
….
Через полчаса бесплодных пререканий. Доктор — своим помощникам, с нескрываемой злостью:
— Все, хорош базарить! Держите эту дамочку! Дайте ей наркоз! Да быстрее же, быстрее! Вяжите ей руки!
Один из помощников, деловито, прикладывая к лицу отчаянно отбивающейся дамочки тряпку с чем-то пахучим:
— Что делаем, док? Прокалываем сначала уши, потом нос, или только уши?
— К черту уши! Делаем только нос! (После короткого раздумья) И пупок. И все — бесплатно! Пусть потом ходит и рассказывает о нас подругам. Хорошая реклама еще никому не вредила!

Почти по Ярославу Гашеку, но без убийства цыгана.
Служил у нас один товарищ из Дагестана. Газимагомед Маларамазанович, но все его звали просто Мага. Хороший офицер, надежный товарищ и великолепный собутыльник. В отпуск, естественно ездил на родину. Как то раз, вернувшись из отпуска, предложил отметить сие грандиозное событие. Дело, воистину, святое. Собрались мы на квартире у начальника нашего отдела и Мага извлек из сумки бутылку пятилетнего коньяка. Разлили по стаканам, выпили, закусили. Ни в какое сравнение с тем коньяком, что продается в наших магазинах этот благородный напиток не шел. Цвет, вкус, аромат – просто песня… В общем, бутылка быстро закончилась. И тут Мага заявил, что это был не коньяк, а так, пойло. Весь коллектив дружно выразил несогласие, но наш кавказский товарищ извлек следующую бутылку, на которой был указан возраст – 8 лет… Распробовав этот шедевр, пришлось согласиться с поильцем. То, что пили перед этим заметно уступало восьмилетнему. Все хорошее имеет пакостное свойство заканчиваться. Нам было уже очень хорошо, но возникали мысли о продолжении банкета. Неугомонный Мага вновь заявил, что пили мы, в общем то, обычную бодягу, за что чуть не оказался избит – коньяк и первый то был хорош, а вторая бутылка – лучшее, что доводилось пробовать из спиртного. Тем не менее, Мага вновь полез в сумку и извлек похожую по форме бутылку. Если верить этикетке, в ней находился шестнадцатилетний напиток. Разлили, выпили. Первое ощущение – фальшивка. На бутылке указано 45 градусов, на вкус – просто холодный чай средней крепости… Нисколько не обжигает, пьется как вода… Спиртом даже не пахнет. Один нюанс – минут через 5-7 ноги не слушаются, при том что голова, относительно, ясная. Мне доводилось за свою жизнь пить много разных спиртосодержащих жидкостей, но никогда ни до, ни после не встречал такого великолепного коньяка.

Был случай с моей знакомой.
Она устроилась на работу в магазин кассиром по трудовой книжке. Проработав там полтора месяца, она заболела и ушла на больничный. Ничего не предвещало беды. Официальный больничный кончился, она выздоровела и вернулась. Но не тут-то было. Как только она вышла, ей управляющий менеджер говорит — «На твое место взяли другого сотрудника (знакомую работодателя) и ты тут больше не работаешь. ЗП и больничный ты не получишь, а твоя трудовая — потерялась. В общем — иди на все четыре стороны!»
К слову, ее ЗП и больничный обошлись бы работодателю в 15 тыс. руб.
«Холодный душ» моей знакомой пришелся не по нраву. Так как денег у нее не было, она пошла к бесплатным юристам. Молодые юристы оказались просто молодцами. Работой они загружены небыли и решили коллективно помочь моей знакомой составить жалобу и иск в суд, а в дополнение подробную схему того, что и как сказать работодателю, чтобы попробовать решить дело по мировой и получить ТК и деньги, а при разговоре ей порекомендовали все записать на диктофон.
Работодатель пошел в отказ и даже с ней не встретился. Ей пришлось общаться все с тем же управляющим менеджером. В суд работодателю прийти все же пришлось, и там его ждало удивление, что девушка привела в суд двух хорошо подготовившихся юристов.
Итог:
Было доказано, что она работала в магазине, благодаря записи разговора и тому, что у работодателя вдруг почему-то не оказалось записей с камер наблюдения за 2 месяца, хотя они работают.
Благодаря этому — девушка получила свои законные деньги и еще компенсаций на 65 тыс. руб. за то, что ее ТК была утеряна и за потраченное время на суд, которое могло быть потрачено на новую работу.
А так же на работодателя было наложено несколько штрафов (в общей сумме около 150 тыс. руб.), так-как часть сотрудников не было устроено по ТК, магазин не соответствовал нормам пожарной безопасности и санитарным нормам.

В окошечко кассы обращаются только влюбленные и богатые наследники.
Илья Ильф и Евгений Петров «Двенадцать стульев»

Февральским днем 2018 года я лежал на кровати, которая занимала почти весь обставленный со спартанской простотой номер гостиницы, и пытался придумать, чем бы мне заняться. За окном простирался 22-миллионный Дели, в котором я никогда прежде не был и не знал ни одного человека. – Как же тебя туда занесло? – спросите вы. А очень просто: авиабилет с остановкой в Дели на сутки стоил ровно на 600 долларов дешевле, чем с остановкой на 2 часа. Я дрогнул и, вот, терзаю свой айфон в поисках развлечения на один вечер.

Понятно, в Дели есть все. Но понятно и то, что не все в Дели по моим зубам. Скажем, ужин в ресторане был сразу отвергнут из страха перед острой пищей и кишечными инфекциями. Кино и театр – из-за незнания языка. «Чем абстрактнее, тем лучше», – подумал я и сконцентрировался на музыке. Примерно через час поисков подходящий вариант нашелся. Им оказался концерт суфийского пения каввали в «Камани Аудиториум», согласно Гуглу, одном из лучших залов индийской столицы и, что немаловажно, расположенном в нескольких станциях метро от моей гостиницы. О суфизме я знал только то, что это эзотерическое течение в исламе, о каввали – ничего вообще. «Была ни была», – решил я и попытался купить билет онлайн. Но такой опции не нашлось. «Ладно, — успокоил я себя, — в крайнем случае куплю с рук». И стал одеваться.

Начало концерта было назначено на 6 часов. В 5:45 я был на месте. В Штатах словосочетание «вход в концертный зал» подразумевает много света, прозрачные двери, вежливых и добродушных билетеров со сканерами. В индийской реальности это была узкая калитка в высоком кирпичном заборе с колючей проволокой поверху. К калитке жидким ручейком текли люди. Они предъявляли какие-то квитки двум автоматчикам и исчезали внутри. Подошел и я, спросил, где купить билеты. Автоматчик стволом показал мне влево. Там оказалась дощатая будочка с окошечком и один покупатель – ваш покорный слуга. За билет я заплатил 20 долларов – в общем-то огромную для Индии сумму. «Ни фига себе как дорого! – пронеслось у меня в голове, — Видно поэтому народ и не идет». Но отступать было поздно и я вернулся к калитке.

За калиткой были свет, прозрачные двери, фойе, украшенное ковром из живых цветов, и вторая пара охранников, но уже без автоматов. Они долго и с подозрением рассматривали мой билет под номером 0001, но все-таки пропустили. Внутри «Камани аудиториум» оказался красивым и чистым амфитеатром примерно на тысячу человек. Мне сразу бросились в глаза удобные кресла с новой обивкой, широкие проходы между рядами и. желтая лента с надписями “VIP”, которая отделяла переднюю треть зала. Примерно половина этой секции была заполнена, остальной зал был пуст. Очередной охранник еще раз проверил мой билет и широким жестом предложил место на выбор. Я выбрал сразу за VIP-лентой. На часах было без двух минут шесть.

В шесть не произошло ничего, и это ничего продолжалось до 6:30. Правда, в зал потихоньку продолжали стекаться ВИПы. Большинство сразу находили знакомых. Здоровались, обнимались. В зале царила теплая атмосфера светского приема без всякого намека на предстоящий концерт. Наконец ВИП-секция заполнилась. В «платной» части зала я продолжал оставаться в одиночестве. Случись такое в Нью-Йорке или Гонолулу, я бы уже звонил администратору, благо найти его телефон в наше время занимает не больше минуты. Но здесь, в Дели, я почему-то ни секунды не сомневался, что все идет именно так как надо. Хотя, признаюсь, было немного не по себе и обидно, что логика событий остается для меня недоступной.

В 6:30 на сцене появилась красивая девушка в красивом сари и сказала несколько фраз на незнакомом языке. За ней появились музыканты с небольшими барабанами и расположились на заднике большого украшенного цветами помоста. Под трели барабанов девушка стала вызывать на сцену народ из ВИП-рядов. Они выходили по одному, семьями, группами, с детьми и без. Если я правильно понял, их представляли остальному залу. Затем под аплодисменты каждому одевали красивый шарф и вручали букет цветов. Я попытался связать эти чествования с предстоящим концертом, но потерпел полное фиаско. «Хорошо бы у кого-нибудь спросить», — думал я. Но соседние кресла, увы, пустовали.

Через полчаса с вызовами было покончено, и на сцену вышли пятеро, сверкающие атласом и шитьем. Среди них явно выделялся лидер с располагающим к себе и невероятно живым лицом. Харизма – такая штука: или она есть, или ее нет. Но если есть, видна сразу и за версту. Так вот, харизме этого мэна позавидовал бы и Фрэнк Синатра. Спокойная до сих пор публика взвыла. Пятеро взлетели на помост и начали ритмично хлопать в ладоши. Хлопали они до тех пор, пока не загипнотизировали меня и остальной зал, как кобра крысу. Тогда лидер запел, аккомпанируя себе на фисгармонии. Пение и речетатив свободно переходили друг в друга. Сама песня, похоже, была не столько песней, сколько рассказом. Музыканты поддерживали своего солиста хлопанием и выкриками, но главное было, конечно, не в вокале. Главным была невероятная завораживающая энергия, которая заполнила зал. Простейшими, казалось бы, средствами эти ребята достигали эффекта, доступного только очень крутой рок-группе. Я перестал замечать происходящее вокруг и очнулся, только когда крупная молодая женщина во всем красном плюхнулась на сидение рядом со мной. Плюхнулась и, не промедлив ни секунды, начала выделывать руками какие-то немыслимые пассы и время от времени что-то выкрикивать. Пока я раздумывал, не заговорить ли мне с ней, появился ее спутник – здоровенный сикх с тюрбаном на голове и нехилым кинжалом на поясе. Заговаривать мне расхотелось. Зато я оглянулся и обнаружил, что зал позади меня полон под завязку. Мне сразу захотелось закричать: «Элементарно, Ватсон! У нас же не предупреждают, что в зал не пускают после третьего звонка. А тут не предупреждают, что в назначенное время приходят ВИПы, а, собственно, концерт начинается на час позже. И действительно, зачем, если все знают и так?!»

Я бы еще долго восхищался собственной проницательностью, но волна музыки снова накрыла меня и погрузила в полуэкстатическое состояние. И не только меня. Весь зал окончательно съехал с катушек. Что-то должно было произойти и это «что-то» на самом деле произошло. Один из ВИПов выскочил на сцену и положил на фисгармонию лидера несколько банкнот по 2000 рупий (2000 рупий – примерно 30 долларов). Зал взорвался криками одобрения. С этого момента ВИПы со сцены практически не исчезали. Иногда там даже образовывалась небольшая очередь. «Господи, — удивился я собственной тупости, — это же очевидно! Скажем, известно, что человек дает деньги на музыку. Так зачем заставлять его покупать билет? Гораздо умнее послать ему приглашение, подарить шарфик и сказать пару добрых слов. Он больше даст! И у нас в Штатах так. Только понтов меньше». А тем временем музыканты повышали градус, ВИПы ставки, зал неистоствовал. Последним на сцену выскочил человек из первого ряда и выбросил в воздух целую пачку денег. Они плавно опускались на помост, словно осенние листья на лесную полянку.

Концерт закончился. Я задержался в фойе, чтобы найти на Google Maps дорогу до метро, и выходил наружу вместе с музыкантами. Недалеко от калитки на земле сидел старый изможденный нищий с длинной седой бородой. Один из музыкантов порылся в карманах и, видимо, не найдя ничего другого, дал ему двухтысячную купюру. Нищий долго рассматривал ее на свет, потом стал что-то гортанно кричать и кричал до тех пор, пока автобус с музыкантами не уехал.

А я зашагал к метро по плохо освещенному совершенно незнакомому городу. Все в нем было непривычно. Автомобили на дороге лавировали, не соблюдая никаких правил, непрерывно гудели, но не сталкивались. Светофоров на перекрестках не было, но пешеходы переходили улицу не торпясь и не выскакивая из-под колес. Уличную еду готовили люди, которые по моему мнению никогда не слышали слова «санитария». Но народ вокруг, нимало не смущаясь, все ел за милую душу. И снова, как полтора часа назад в концертном зале, у меня возникло чувство, что здесь, в Индии, все идет именно так, как надо. А если меня что-то не устраивает или пугает, то это только потому, что я в этой жизни чужой. Но, если постараться, если потратить время, можно стать своим. Тогда все в голове станет на правильные места, и тогда, может быть, меня снова накроет музыкой. Мне так захотелось остаться, что я даже остановился на какой-то момент. Но вспомнил, сколько лет у меня ушло, чтобы освоиться в американской жизни, понял, что стольких лет у меня уже нет, и пошел дальше.

Несколько фотографий, которые подтверждают правдивость этой истории – на http://abrp722.livejournal.com в моем Живом Журнале. И даже одно видео.

Давно это было. Или: Долгая дорога домой.
Птиц несет попутный ветер,
Степь зовет живой травой,
Хорошо, что есть на свете
Это счастье — путь домой.
Б.С. Дубровин
Середина восьмидесятых. Перестройка еще не объявлена, страна едина и неделима, оборонка крепко стоит на своих ногах. Мы вносим свой посильный вклад в оборону Союза.
Я уже писал, что инженеры нашего института (надо отметить – перспективные инженеры) очень часто ездили в командировки по всей нашей необъятной стране. Ну, скажу так – поехать в командировку всякий может (а зачастую и хочет), отработать на пять с плюсом тоже все (мы же перспективные), но ведь из командировки надо ещё и возвратиться обратно (в ту заводскую проходную, что в люди вывела всех нас1). А вот тут возможны варианты: срыв расчетных сроков командировки (ну это не критично, особенно если не брать близко к сердцу мнение и высказывания главного инженера в ваш адрес); вместо одного сотрудника домой вернулась телеграмма с просьбой об увольнении в связи с изменением места жительства, места работы и семейного положения (а на свадьбу не пригласил); были конечно и заболевания, и травмы и, курьезные случаи.
Скажу прямо: ну, не везло мне с командировками на Дальний Восток, вот и в этот раз, буквально за день до вылета главный инженер вызвал меня к себе и объявил, что Владивосток может подождать (трепангов, чилимов и морских гребешков всех не съедят), тебя ждет город за Полярным кругом, куча нерешенных проблем, а полярный день и морошка в бонусах. Документацию по изделию и свои личные взгляды на ситуацию во Владивостоке передаешь Владиславу Перевозчикову (он же Вадик, он же Славик), а тебя ждут великие дела рядом с Мурманском, а деликатесные морепродукты заменишь палтусом, которого сам и поймаешь. Короче Владик едет во Владик (Владикавказ тогда назывался Орджоникидзе, и поэтому никакой путаницы не происходило) , а меня ждут морошка и палтусы. С тем и разъехались, вернее разлетелись.
Моя командировка подзатянулась, и каково было мое искреннее удивление, когда на вокзале в Москве ко мне бросился немыто-небритый субъект, со словами: — сами мы не местные, подайте на билетик до дому. Удивление быстро переросло в изумление когда в этом зачуханном полубомже я с некоторым трудом опознал Владика. Удивился и Владик, он тоже не разглядел меня сразу за темными очками и джинсовым костюмом, но удивление было быстро скрыто и он решительно бросился обниматься, но был остановлен моей рукой.
— Прости, Волжанин, я знаю как я выгляжу, но у меня совсем кончились деньги и я уже начал отчаиваться, что никогда не доберусь домой, а тут ты, ты же не бросишь меня здесь?
— Слушай Славка, а что случилось, ты какой-то слегка нестерильный и сильно исхудавший, и вообще, почему ты в Москве, а не в дома? И скажи честно, когда последний раз ты что-нибудь ел?
— Ой, Волжанин, я и не помню уже.
Очевидно, Славик углядел сильное недоверие, даже за темными очками, и начал бормотать какие-то оправдания, но я решительно пресек его и повел его в ближайшее заведение общепита.
Официантка осмотрела моего коллегу с явно выраженным неодобрением, перевела взгляд на меня, сурово спросила: — А платить то кто будет? Я убедил её в моей кредитоспособности, сделал заказ, дождался, отхлебнул кофе, увидел, что за это короткое время Владик (он же Вадик, он же Славик) уже приступил к десерту и спокойно сказал: — излагай, но только внятно, и сразу объясни, ну почему ты не связался с любым московским институтом нашего министерства или через нашу советскую милицию не позвонил в наш доблестный НИИ и не заказал срочный денежный перевод на адрес отделения (до пластиковых карт и внедрения системы Western Union еще очень долго), ведь родная милиция существует еще и для помощи нашим гражданам, попавшим в сложное положение, а?
— Все очень просто, в Москве я не знаю никого, и ни одного института или завода тоже, я ведь в командировки ездил только в Таганрог, Питер, ну еще в Саратов, и вот сейчас во Владик, а перед нашей милицией робею до дрожи в коленках, можно сказать до обморока.
— Ну, а почему в Москве, и почему на вокзале?
— А ты, Волжанин, тоже ведь не здесь должен быть в это время, или я не прав?
— Ну знаете ли, допрашивать потенциального благодетеля как то не очень комильфо, но какие могут быть секреты от коллег, попавших в беду, просто на севера прилетела телеграмма: — после окончания работ перелететь в столицу, на один из наших заводов, а здесь я просто сдавал билет на поезд, потому что уезжаю несколько раньше, завтра, контора разорилась на билет СВ (наверно в городе-герое среди лета выпал снег и Волга покрылась льдом2) вот и все.
— А где ночевать будешь где, на вокзале?
— Слушайте, Владислав, Вы пообедавши, вообще затупили, насовсем, или это пройдет (ну, кровь от головы отлила)? Конечно, я ночую в заводской гостинице, это далеко не «Россия» и не «Интурист», но крыша над головой есть, кровать удобная, да и постояльцы все свои – знакомых куча.
Вот, на вас смотрели как смотрят на материализовавшееся из ничего чудо (ну да чудо, обыкновенное чудо3), а у Славки было ошалелое выражение человека выигравшего в лотерею ДОСААФ4 как минимум «Жигули» (это сложное чувство, когда видишь, уже хочешь поверить в счастье, но нотка сомнения еще звучит в душе). Славка безмолвно открывал рот, боясь задать свой самый главный вопрос, в глазах радость сменялась унынием, уныние глухой тоской, потом опять радость, и так по кругу.
— Коллега, хватит пугать мою нервную систему гаммой твоих эмоций, теперь я некоторым образом должен приглядывать за тобой (ну, так утверждают китайцы), поэтому выпиваем по рюмке коньяка, ты успокаиваешься, рассказываешь свою одиссею, потом звоню главному инженеру, и все решается: появляются деньги, гостиница, билет домой. А главный инженер перестает пить валидол на завтрак, обед и ужин, засела у меня в голове твердая уверенность, что ты потерялся, или я не прав?
— Да, ты прав, только возьми по две рюмки коньяка, а то мне как то неудобно рассказывать, особенно тебе.
— Учти, Владик, рассказывать главному инженеру будет неудобнее и причем намного, он вообще иногда начинает сомневаться в умственных способностях рассказчика, причем не про себя, а вслух, причем так виртуозно сомневается, что у провинившегося появляется комплекс умственной неполноценности, который излечивается, ну очень медленно. Короче, покайся и будет тебе легче, и кстати почему именно мне неудобно рассказывать о своих подвигах, вроде я не смеюсь над больными и убогими.
— Ладно, начинаю, ух, а коньяк хорош, начинаю и расскажу всё!
— Да, звучит как угроза, всё молчу-молчу, весь обратился в слух.
И Славка начал рассказ. Далее с его слов.
В командировку собрался за один неполный день, и в четыре после полудня я уже сидел в самолете на Москву. Короткая пересадка, встреча с коллегами, и другой самолет уносит нас в далекий Владивосток. Коллеги, особенно «Батька» (прозвище начальника командировки), удивляются, ведь ждали они тебя, а тут я. Прилетели, и как обычно сразу на объект, подключились, начали работать, отработали программу на сто процентов без единого сбоя и начали собираться домой, а на меня навалилась тоска. Ну что я видел, ну погуляли по городу, ну поели морепродуктов, разок в море окунулись вот и все. А мне всегда хотелось путешествий, романтики, а не получалось никак. Вроде едешь в Ленинград, а в результате – Кронштадт, сплошные камни и марширующие матросы. Собрался в Саратов – сел в поезд, проснулся уже в городе, день на заводе и обратно, в Таганроге тоже только институт. А на работе еще хуже, все ездят надолго «Батька» весь Союз объехал, Морошко (еще один сотрудник) – тот в двух экспедициях побывал, ты постоянно то в Питере, то на Кольском, то тебя на две недели в Севастополь, а в отпуск вечно в тайгу. Когда вы все в курилке начинаете рассказывать свои байки, то у меня просто нервов не хватает, а тут Дальний Восток и перспектива посмотреть всю страну, если поехать на поезде. И представляешь удача на моей стороне – одного билета на самолет не хватает, как раз на меня. Я сразу к «Батьке»: разрешите на поезде. Тот как то странно посмотрел на меня, спросил: — что, страну решил посмотреть, ну-ну. И я поехал, правда не принял во внимание, что в пути он пребывает почти восемь суток5, и погода на всей стране летняя – от теплой до жаркой, а в общем – сиди и смотри. Первые сутки я пребывал в эйфории, потом эмоции поулеглись, и я начал задумываться – а не закралась ли в расчеты маленькая ошибка. На третьи сутки уверенность в ошибочном расчете стала стопроцентной, и для снятия депрессии я пошел в вагон-ресторан, чтобы выпить и закусить. Тоска отступила, спалось хорошо, даже на Байкал посмотрел с удовольствием. После очередного приема антидепрессанта я проснулся с дикой головной болью, тут же сердобольный сосед озвучил мне лучший рецепт в данной ситуации – горячая солянка и 150 граммов. Как ни странно, но помогло – солнышко стало светить ярче, поезд помчался быстрее, мелькнула мысль: — а жизнь то налаживается, захотелось немного продолжить. Проснувшись после продолжения банкета я начал испытывать смутный дискомфорт, во первых очень тепло в вагоне, во вторых странное чувство потери чего то очень-очень нужного. А, ладно сейчас прогоним дискомфорт проверенным способом и снова оживем. Официант как то странно посмотрел на меня, пробормотал невнятно: — наверно с приисков, ишь как банкует. После здоровый сон. Следующий заказ тоже не удивлял своей новизной – горячая солянка и 150 граммов, удивило желание официанта рассчитаться сразу, обиженно пожав плечами полез за деньгами, деньги были, но количество их очень сократилось, да и качество оставляло желать лучшего, в пересчете на солянку было: полторы порции, один салат и 3х150 гр. Больше денег не было. Дополнительно отсутствовал билет на поезд Москва – Волгоград, а это серьезно нарушало мои планы. Впереди почти трое суток, ну и ладно – неприятности надо решать по мере их поступления, тем более на работе я постоянно слышал твое «Упремся-разберемся», вот и решил: все разборки на потом, сейчас время хорошего настроения. Проснувшись стал подводить промежуточные итоги. Итоги выглядели довольно уныло: деньги, 24 копейки, зажигалка, паспорт, чайная ложечка, складной ножик и ключи от квартиры, вот и все. И билет никак не находится. Попытка занять денег у моих соседей понимания тоже не нашла, да, много у нас в стране равнодушных людей. Зато проводница поила чаем с печеньем, и официант тоже не забывал – раз в день приносил порцию солянки, правда без антидепрессанта (что поделать, даже у хороших людей есть изъяны). В свободное время много читал, у проводницы нашлось две книги «Что делать» и «Преступление и наказание», в школе не прочитал, а в поезде пришлось, Достоевского аж два раза подряд. Потом вокзал, стыдно сказать подходил к очереди в билетные кассы – просил денег на дорогу, не ел, не пил, почти набрал на плацкартный билет, а их почти на месяц вперед нет, . А сегодня утром вышел на воздух и накатило предчувствие близкой удачи, возвращаюсь в вокзал – вижу навстречу мне идет парень в джинсовом костюме, с кейсом и сразу видно, что у него все в порядке – улыбается и вроде даже песенку напевает, я к нему, а это ты.
— Да, это я. Пошли звонить в наш институт, только скажу сразу, с главным буду общаться без тебя, но и почему ты остался без денег я ему не скажу, скрою эту страшную тайну, и тебе тоже рекомендую, ведь услышит эту историю наш супердуэт Морошко – Скрипка (Хазанов и Иванов6 нервно курят в сторонке) и станешь ты знаменитым не только в институте или на заводе, нет весь город-герой будет показывать на тебя пальцем, а за спиной твоей будут шептать: – Это он потерялся в Транссибирском экспрессе. Пошли. Вот так.

Примечания:
1. Слегка перефразировано из х/ф «Весна на заречной улице».
2. Перерасход командировочных бухгалтерия сильно не любила (простому инженеру, даже перспективному СВ не положен).
3. Цитата из телефильма «Обыкновенное чудо».
4. Популярная в СССР денежно-вещевая лотерея.
5. Это в середине 80-х, сейчас быстрее.
6. Александр Иванов, ведущий телепередачи «Вокруг смеха.
P.S. Ну конечно, половина института узнала про «Одиссею капитана Перевозчикова» на следующий день после нашего возвращения из Москвы, остальные через два дня, узнал ли город-герой на Волге, не знаю, зато по нашим институтам, заводам эта история превратилась в легенду. Главный герой получил прозвище «Потеряшка» и это прозвище жило еще лет десять, рассказчик был назван «Спасатель», веселились над обоими. Морошко — Скрипка сумели подписать приказ у главного инженера приказ, в котором запрещались все командировки инженера-конструктора второй категории Перевозчикова В.К. за пределы проходной сроком на один год. Ко мне подходили, здоровались, а потом вполголоса говорили: — Я, теперь свою правую руку месяц мыть не буду, ведь я поздоровался с самим «Спасателем», который нашел и доставил «Потеряшку» домой.
P.P.S. А на Дальний Восток я так и не попал.
Волжанин

Знакомый как-то ездил на Камчатку к друзьям. А друзья там люди не простые, а браконьеры. Живут в лесах, ставят сети и вылавливают огромное количество рыбы на последующую продажу. У одного из них есть домик в лесу, и там, как домашнего питомца, они держат медведицу Машку. Дело в том, что лет пять назад охотники убили взрослую медведицу, а медвежонка, эту самую Машку, оставили. Ну и приручили ее: на людей не бросается, сама доброта. Только если не на цепи, то пробирается к сети и начинает воровать рыбу. Ну так вот, значит, и сама история. Сидят как-то они в этом домике большой компанией выпивают. И хорошо так подвыпили. Тут один из ребят видит, что Машку забыли посадить на цепь, и она самым наглым образом ворует рыбу. Ну, он и решил ее проучить. Подходит, значит, к речке, достает из сети рыбеху покрупнее и начинает лупить Машку по голове, приговаривая, мол, хватит из сетей воровать. Полупил-полупил, ну, Машка и ушла. Возвращается мужик обратно в домик, а остальные на него смотрят, как будто призрака какого увидели. Далее диалог: Мужики, чего вы так на меня смотрите, что случилось? Ты разобрался с Машкой? Ну да, хлестанул ей пару раз рыбиной по голове, она и отвалила. А что? Просто Машка в это время на цепи сидела.

Историей про деда Леню от 28.02 навеяло. Про того, который «катал катушку» и никогда не рассказывал о войне.

Мы, дети, выросли среди военных, не осознавая этого. Наши родители были абсолютно, до кончиков ногтей, гражданскими людьми, но мы как-то больше тусовались с бабушками и дедушками всех мастей и всех степеней родства.
Помню младшего из дедов, который по возрасту не смог уйти на фронт — так он выкрутился, стал военным летчиком, и ему даже было о чем молчать. Он учил нас строить запруды и играть в преф.
То, что все наши дедушки и бабушки служили, мы как бы знали, но поскольку о войне в нашей семье говорить было не принято, мы воспринимали армию как пионерский лагерь, со строгим пионервожатым. Если у кого-то не было одного из дедушек или бабушек — это тоже воспринималось как нечто данное, мы лет до 10 не понимали разницу между родными и двоюродными.
Росли мы в каких-то воинских частях, на полигонах, складах. Помню, один раз рассматривали одежду космонавтов из оренбургского пуха. Но все это было как игра. О войне мы знали только по фильмам. Нам даже в «войнушку» запрещали играть. Ну как запрещали. по лбу могли дать, без скидки на то, девочка ты или мальчик. 🙂
Про войну я узнала, когда мне было больше 20 лет.
Умерла сестра моей бабушки. Через несколько месяцев зашел ее муж, которому было тогда хорошо за 90.
Они с моими родителями поговорили о его жене, о жизни. Он выпил пару рюмочек и заплакал. Сначала о жене, а потом начал вспоминать войну.
Больше 60 лет прошло, а он помнил, и ему было больно.
Нет, он не рассказывал про героические битвы и про подвиги. Он рассказал, что они попали в окружение, а потом в плен. Что было страшно. Рассказал, что в лагере не кормили от слова совсем. Они, люди, ели траву из под ног, а когда и ее не стало — начали рыть корни. Несколько раз пытались бежать, безуспешно. Потом все-таки удалось, сбежали.
Рассказывал, как они накинулись на сырой картофель в полях. Потом — свои, и снова в лагерь, теперь уже наш. И история идет по кругу — есть, есть, есть хочется есть. Опять ботва, трава.
Потом, очевидно разобрались, отпустили.
Если вы не видели, как глаза становятся квадратными, то вы многое пропустили. Они такими у меня и были.
Я начала осторожно расспрашивать родителей, дядь и теть на предмет того, а кем были их родители?
В сухом остатке:
— мой дед: артиллерия, штрафбат, пехота, артиллерия. После войны стрелял в птицу не целясь, просто поднимал руку. Погиб в ГУЛАГе, в конце сороковых.
— брат деда: не знаю войска, штрафбат, погиб.
— бабушка: полк связи, белорусский фронт, демобилизовалась в 47-м, осталась в армии на «несерьезных» должностях.
— сестра бабушки: взятие Берлина. Кстати, там она и умудрилась родить мою тетку. Вот я думаю — как это, заходить в город на 9-м месяце? Как ее вообще не демобилизовали?
— вторая сестра бабушки: авиация, пропала без вести, очевидно погибла
— третий дедушка: понятия не имею, где и кем, но до самой смерти оставался в армии. Кем — не знаю, в семье не говорили. Очевидно, что-то не очень важное.
— четвертый дедушка — авиация.
— пятый, о ком писала выше — никто не знает, где и кем. Сразу я не догадалась спросить, а потом он делал вид, что этого разговора не было. И в семье никто не знал, где и кем. 🙂

Что я поняла, так это то, что те, кто прошел войну молчат об этом даже между собой. А если и проговариваются, то случайно.

Мой сын родился в 2002 году, в Вашингтоне, мы его Саввой назвали. По этому поводу меня часто спрашивают — а зачем? Назвали так в смысле, зачем. Это русскоговорящие спрашивают, американцы более вежливые, им интереснее, что вообще это буквосочетание означает. А откуда я знаю, что оно означает? Гуглить мне лень, а если им интересно, то пусть сами и гуглят.

С русскими сложнее, конечно. Вот как им объяснить, что Савва Морозов нам не родственник, не кумир, и вообще не однофамилец даже? Нет, поди ж ты, не верят, а мои «да не знаю я!» воспринимают как попытку увильнуть от честного ответа, и задают свои каверзные вопросы снова.

Я столько раз отвечал на все это, что почти сам забыл, как оно получилось, что мы сына Савкой окрестили. Ну, а пока окончательно не забыл, решил подробности задокументировать.

. В общем, дело было так. Мы с женой, примерно за неделю до родов, сидели на диване перед телевизором, и сочиняли имя наследнику. Жена тогда была больше похожа не на жену, а на межконтинентальный баллистический дирижабль. Она сидела в халате, который никаким боком на ней не сходился, и сердито смотрела на свое пузо, заполнившее всю гостинную. У нее были причины сердиться — наследник уже на пару дней припозднился, а служить больше положенного дирижаблем жене не хотелось. Поэтому, пока я предлагал ей всю эту стандартную нудятину из Кирюш, Саш, Сереж, Андрюш, и прочих Коль, жена меня не очень внимательно слушала. Она больше общалась с потомком, оккупировавшим ее пузо, такими примерно словами: «Ты когда выбираться будешь, гад? Мамку свою не жалеешь совсем, а ну вылезай, отродье. » И шлепала себя по этому пузу временами. Ну, не сильно шлепала, конечно, она ж уже тогда в своего ребенка влюбленная была. Так, чисто для проформы это делала.

В какой-то момент я понял, что могу бубнить все эти имена хоть до морковкиного заговения, жена меня все равно не услышит. Вот не знаю, как уж так моя логика сработала, но я решил, что если жена не услышит, то и ребенок рожаться не станет. И вот тут-то я выпалил, со всей дури: «А давай его Савкой назовем!»

Услышала на этот раз. Глянула на меня как на чокнутого, даже в сторонку немножко отодвинулась. Ее понять можно было: хорошо ли тяжелобеременной жене, поздно вечером, вдруг оказаться наедине с внезапно спятившим мужем?

И ласково так она меня спросила, профессионально, поскольку врач по образованию, и знает как со свежеспятившими разговаривать: «Вова, а почему Савка-то?»

А меня поперло, выдал все на одном дыхании:

Так вот и сочинили имя, не с руки тогда жене со свихнувшимся мужем было спорить. А через неделю Савку родили, как и договаривались.

И понеслись потом вопросы от добрых посторонних дяденек и тетенек:

— А вы что, Саввы Морозова родственники?
— А в честь кого вы так сына назвали?
— Ой, какое необычное имя, а что оно означает, сюси-пуси.

. — Фигасе имечко?! А че это. — Вот этот последний вопрос мне задала моя студентка, Дженнифер, афро-вирджинская девушка. С ней я к тому времени уже здорово намучался. Не, она не дура была совсем, эдакая девка от сохи, и с божьей искрой. Моя личная, головная, и не только головная, боль на весь длинный зимне-весенний семестр 2005 года.

Мне за мою практику разные студенты попадались: гениальные, умные, обычные, туповатые, и просто тупые. Эта зараза была, пожалуй, умной, но не это самое главное. Она было чернокожей валькирией, при виде которой вся химия улетучивалась из моей головы напрочь. Когда она заходила ко мне в кабинет, становилось ясно, что членораздельно мне говорить не хочется, а хочется повалить ее на пол, на стопку экзаменов, да куда придется, содрать с нее лоскуты, которые она из чиста издевательских побуждений на себя напялила, вцепиться в нее, и рычать по-африкански, и наплевать вообще, что будет дальше.

Вам такие девки попадались? Мне, к счастью, тоже не часто. Часто я бы не вынес, честное слово.

Так вот, в тот день мне пришлось пойти на работу с Савкой, не помню уж, почему так случилось. Мы сидели в нашем с ним кабинете, Савка кокакольной банкой торпедировал подводную лодку, сварганенную из принтера и двух ящиков письменного стола, а я притворялся, что умею работать даже в условиях военно-морской баталии.

И тут она постучала. Дженнифер. Я пробрался мимо противолодочных мин, и открыл дверь.

Разумеется, Дженнифер пришла, чтобы спросить меня о чем-то по химии. И я б, может, даже ответил ей что, но тут она увидела Савку. Она тут же присела к нему на корточки, и принялась знакомиться. А еще через пять минут они уже вдвоем играли в войнушку на полу, а мне ничего не оставалось, как пялиться на ее темно-фиолетовые соски, которые лоскутки одежды совершенно не прикрывали.

Я тоже с ними играл, сидя на кресле. Мое участие заключалось в том, что я иногда порыкивал (это мне так казалось). Задним умом я понимаю, что скорее кряхтел, и зубами хрустел. А Дженнифер, спасаясь от Савкиных торпед, мимоходом успела выспросить, сколько ему лет, как зовут его маму, и его самого. Как зовут меня, она и так знала.

А еще минут через 15, или через полгода, я за временем не следил, Дженнифер поднялась с пола, и задала мне этот самый вопрос:

— Фигасе имечко у вашего сына? А че это?

А мне расхотелось ей отвечать обычной белибердой, которую я американцам преподношу. Я ей честно сказал, что сам не больно знаю, что означает, знаю только, что имя русское, но сейчас не используется почти. Ну, и сам ее спросил:

— А что, не нравится вам имя, что ли?

— Наоборот, — ответила эта чертова Евина прадочерь, — очень нравится. Куда лучше чем мое Дженнифер. В школе вечно так было, учитель крикнет: «Дженнифер!» — и пять человек в ответку вскакивают. Скучно.

И вдруг добавила: «А можно я своего ребенка тоже так назову, когда у меня будет?»

Я только башкой и покивал, в смысле, что можно.

Дженнифер после того семестра я больше не видел. Четверку она у меня получила тогда, чем была очень довольна. Уже много лет с тех пор прошло. Учитывая, что вряд ли на Земле есть мужик, который не захотел бы тут же, немедленно, сотворить Дженнифер ребенка, думаю, что она уже давно мама.

А если она наш тот, старой давности разговор запомнила, то совсем не исключено, что растет сейчас где-то неподалеку афровирджинский Савкин тезка.

Едет карета скорой помощи. В ней — водила, врач, медсестра, санитар и практикант с мединститута. Вдруг с водилой случается удушье, рожа синяя, язык вывалился, глаза огромные, хрипит. ну, в общем полный песец.
Медсестра его БАБАХ по башке сумкой с инструментом, у него приступ прошел. Практикант про себя: «ни хрена себе!» Едут дальше.
Вдруг с санитаром случается абсолютно такой же приступ. Медсестра его тоже со всей дури БАБАХ по башке — опять всё в порядке.
Практикант: «Не ну ни хрена себе!» Наконец не выдерживает и спрашивает у доктора шепотом: «Вы знаете, я вообще отличник и институт уже заканчиваю, но я только что понял, что я абсолютный теоретик. Вот оказывается как на практике-то бывает! Я и симптомов то таких не знаю, и что по башке саквояжем хорошо помогает!»
Ему док в ответ: «Да это фигня. Просто у медсестры вчера муж повесился, так мы ее подкалываем»

Правильная одежда — для охоты первое дело. Вы улитку видели? Она почему-то в домик одета. Поэтому любой охотник после покупки ружья и одежды норовит охотничий домик купить у черта на куличках. Потому что на куличках дичи больше.

Домик был маленьким: изба-пятистенок, земли тридцать соток. Конюшня, другие сарайчики. По участку ручей течет с рыбой. Настоящие кулички в моем понимании. Самодостаточные. Там даже сотовые брали только если на крышу влезть, лестницу на трубу поставить и с лестницы его вверх подкидывать. Здоровый отдых, все для охоты.

А тут еще с утра завьюжило, морозец в 20 градусов, живность попряталась, снегоходы сами в конюшню залезли. Хороший хозяин в такую погоду и собаку на улицу гнать не будет, а охотники что хуже собаки?

Нисколько не хуже. Лепота: в печи дрова трещат, в окна пурга долбится, за столом пять мужиков, только из бани, разговоры ведут. К ночи второй литр на душу уже пошел, кто уже спать лег, кто только собирается.

На улице темно, хоть глаз коли, и вьюга. Слышим в окошко стучит кто-то. Пошел дверь открывать. Как открыл меня снегом шибануло, пар кругом и не видать ничего. Дверь закрылась, пар спал, смотрю, девчоночка стоит лет четырнадцати на первый взгляд (потом выяснилось, что ей шестнадцать уже — мелкая просто). Куртка легкая, шапчонка худая, лицо белое в инеи всё, губы синие и дрожит еще.

— Дяденька, пустите погреться, пожалуйста, — и на пол села. Да какой там села — по стенке сползла, — Я со второго раза только понял, что говорит, губы не шевелятся с мороза. А тут она еще с пола:

— Зови, — говорю, — кто там есть еще. Так не шутят. Хотя, сиди я сам выйду, — и унты натягиваю.

— Какие лошади? — сам спрашиваю, а думаю, что совсем у девчонки от мороза крышу снесло, — посиди пока, я посмотрю.

И вышел. Действительно лошади. Три штуки. Все в снегу и сосульках к стене жмутся — там ветер тише. Вернулся в дом растолкал мужиков, девицу к печке перенес.

Васька (у него приемной дочери как раз двенадцать лет тогда было, оторва та еще: то ногу отморозит, то школу подожжет) за девчонку взялся: ноги с руками водкой растер, немного внутрь дал, чтоб быстрей согрелась и на русскую печку пристроил, в тулуп завернув.

Остальные. Я — конюшню откапывать, а остальные по лошадям специалисты — в деревне оба выросли, один в татарской, другой в осетинской.

Девчонка молодец, даже не пискнула, когда ее растирали, только как заведенная:

— Лошади у меня там. Не говорите никому.

Почему не говорить? Зачем? Подумаешь лошади. Потом узнали. Лошадей в конюшне почистили, сена дали, овса полмешка нашли, что от старых хозяев остался, — все, что положено, в общем, не разбираюсь я в лошадях.

Девчонка успокоилась, засопела, а мы еще по рюмке-другой накатили — сон как рукой сняло после таких событий. К утру пурга кончилась. Рассвело. Слышим девица наша завозилась на печке.

— Дяденьки, — говорит, — а одежда моя где? Мне ехать надо, пока не нашли.

— Кто ищет-то? От родителей небось бегаешь? — спрашиваем, рассматривая ночную гостью. Стрижка под мальчика и физиономия в веснушках — эдакий чертенок рыжий с курносостью, но безрогий еще.

— Милиция, наверное. Я их украла.

Ну, понятно, что лошадей увела у кого-то. Рыжие, они такие.

— Зачем?! — хором почти спрашиваем. Только нам конокрадов малолетних не хватало. Иди потом доказывай, что это не мы. Хорошо, что следы все замело.

Расспросили. Оказалось с бойни она их увела. Старые лошади были, для работы негодные, а есть просят. Девчонка летом из города к бабушке с дедушкой приезжала и ухаживала за этими лошадьми — ее помощником конюха в бывший колхоз пристроили. Зимой с кормами «не очень» — забить решили коников. На колбасу.

Собрали мы ее, кто чего отдал, великовато, правда, все, но что было. Лошадей вывели, подсадили и распрощались. Славка потом сказал, что посадка у девицы — что надо посадка. Он потомственный конник, ему в таких делах верить можно.

Мы еще потом следы до дороги ямахами закатали, на всякий случай. Кстати, не зря. Часов в одиннадцать дня милиция с председателем и бульдозером пожаловали. Милиция с председателем — лошадей искать, а бульдозер дорогу чистить. Дорогу расчистили, спасибо им, а лошадей не нашли — мы ж никого и не слышали даже. Но посочувствовать, посочувствовали — двумя бутылками и закусить.

Все подумали, что домик на охоте — первое дело? А еще пурга, огонь в печи, друзья и малолетние преступницы. А вот остальное на охоте не главное.

Через несколько лет отдыхали печенью на турбазе километров за двести от места событий. То ли праздник какой-то, то ли день рождения, то ли свадьба, я не помню уже. Управляющий предложил конную прогулку. Вышли посмотреть. Спросил у конницы сколько стоит.

— Для вас, — говорит, — бесплатно, вы что меня не помните? Ну меня-то ладно, а лошадей?

Иди узнай в симпатичной накрашенной девице того самого замороженного подростка. А лошадь, она и есть лошадь.

Довелось мне после длительного периода работы на дому пойти устраиваться на пятидневку, так как вышки нет, а опыт работы хоть и обширный но неофициальный — пришлось побегать не один месяц, но запомнилось одно собеседование. Стандартный отклик на известном сайте поиска работы, вроде ничего особенного. Фирма не мошенническая, это я сразу проверил перед походом, дальше было интереснее) Встречу проводит сам директор т.к. штат небольшой, стандартные вопросы: где работал, чем занимался и т.д. А потом, так как бы невзначай:
— Москвич или нет?
— Да говорю, москвич.
— То есть квартиру не снимаешь?
— Нет, не снимаю, наоборот сдаю.
— Значит проблем материальных нет?
— Нет.
— Со здоровьем как?
— Все хорошо.
— Семья, дети?
— Нет, нету такого.
— Кредиты/ипотека?
— Нет, не было и не будет.
Минут 10 еще поговорили про предыдущие места, потом посмотрел на меня очень пристально, и выдал: Я тебе начистоту скажу, тебя не возьму и вообще «не только лишь все не возьмут, мало кто станет это делать»(с), только с каким то очень крутым опытом.
Почему, спрашиваю? А все просто, тебя невыгодно принимать, вот ты если деньги задержат, месяц/другой, не станешь же оставаться? Нет, не стану, ясен пень. И за переработки денег наверно будешь требовать? Ну естественно, я в рабство не нанимался и не намерен. Ну вот говорит, тебя ничем зацепить не получится, потому и невыгодно. А просто платить оговоренные деньги за оговоренную работу не вариант? Нет, удачи в поисках.
Морали никакой не будет, выводы делайте сами.

Кем бы ты ни был — никогда не выделяйся из коллектива.

На полную достоверность деталей не претендую, но суть истории попытаюсь передать.
Случилась эта история в городе N-ке ещё до дефолта. Жил у меня там знакомец, назовём его Паша. Пашка был компанейским парнем, владел оптово-розничной фирмой, в которой собрал, таких же как он сам, молодых неглупых распиздяев. При этом дела шли хорошо, и компашка могла позволить себе регулярные кутежи в кабаках, «на природе», в сауне с выпивкой и девочками, «на деньги фирмы».
Отдельным «белым пятном» в коллективе выделялся Сёма. Сёма был стеснительным худощавым парнем из интеллигентной семьи советских евреев. Таких теперь не производят. Обладал математическим умом и экономическим образованием. Занимал должность коммерческого директора, прекрасно разбирался в векселях, бартерах, внешнеэкономической деятельности и «минимизации налогов». На работу приходил в костюме и галстуке, жене за несколько лет супружеской жизни ни разу не изменял (и ему верили), и потому подчёркнуто сторонился загулов своих коллег. Нужно заметить, что работы «в поле» Сёма стремался, а к людям в погонах относился с благоговейным трепетом.
Пашкина фирма имела «крышу», без чего в 90х было работать сложновато. «Крыша» была ментовская, в лице немаленького чина из управления, будем звать его Полковник.
И состоялся однажды между Пашкой и Полковником диалог примерно такого содержания:
«Пришло время Паша проявить тебе гражданскую сознательность. Завелась тут на моей земле шпана приблатнённая и, пользуясь правовым вакуумом, развила бурную криминальную деятельность. И если на их подпольные бордели можно как то прикрыть глаза, дело то древнейшее, то вовлечение малолетних в занятие проституцией и наркоторговля — это уже грех большой. И руководит этим всем непотребством чувак с погонялом Пижон. И поставлена мне руководством задача «Быстро и решительно пресечь деятельность ОПГ!», а так как времени на полноценную оперативную разработку нету, ты, Паша, просто обязан оказать помощь правоохранительным органам. Да и делать то тебе ничего необычного не придётся. Просто для следующего своего «корпоратива» закажите сауну ХХХ. Девок вызовите по тел. ХХ-ХХ-ХХ всех доступных, оторвитесь безбашенно. И пьяную бузу организуйте, что бы к вам «на разборки» бригада выдвинулась. И тогда мы их там всех примем с поличным, и рейд по другим адресам синхронно проведём. И, даст Бог, к утру мы эту всю пиздабратию упакуем. И дабы нигде не протекло, знать об операции будет мало народу. Я своих оперов предупрежу, что бы к посетителям относились со всей предупредительностью, а ты своих удержи от быкования.»
Опечалился Пашка, но, считай, Родина приказала…
В согласованный день вся компашка выдвинулась по указанному адресу. И, то ли по стечению обстоятельств, то ли по причине семейного конфликта, с ними увязался Сёма.
Сауна была роскошная, с большим бассейном, банкетным залом, биллиардом, тренажёрами и комнатами «отдыха». Парни гуляли на широкую ногу, дружно пытались напоить Сёму, подсылали к нему голых девок, ну и развлекались на полную. И, естественно, начало маски-шоу встретили в разных местах и позах. Их предупредительно, но настойчиво, затолкали в биллиардную и порекомендовали включить музыку погромче, а криминальную публику опера растащили по углам «колоть» и другие процессуальные процедуры..
А что же случилось тем временем с Сёмой!?
А Сёма, быстро устав от непривычной обстановки и повышенному вниманию к своей персоне, тихонько оделся и заныкался в свободной комнатке, переживая своё грехопадение. И что бы как то скоротать время, занялся проработкой очередного бартера-многоходовки с частичной обналичкой прибыли. Начало «представления» он натурально провтыкал и когда на него одели «браслеты» , он решил, что всё это исключительно из-за их прегрешений налоговых. О, Боже, его ведь взяли с поличным (а объективно говоря в тех документах и Сениных писульках сам чёрт ногу сломит), в месте нечестивом, в обществе девиц развратных. Сёма, Ай-я-яй. Картина последствий нарисовалась у него в голове. Срок уголовный, развод, осуждающие пересуды родни.
И под влиянием возлияний обильных и обстановки стрессовой, взыграло у Сёмы воспитание коммунистическое, встали пред глазами предки, на всех Фронтах с Гражданской воевавшие. И Сеня, ранее даже «приводов» не имевший, представления о допросах из библиотечных книг почерпнувший, выдал охреневшим операм:
«Вы можете меня расстрелять, но я Вам ничего не скажу!»

А ход мыслей оперов понять можно: Эти голые мужики — явно посетители, в одну сторону. Голые девки — шалавы, тоже ясно. Те, в адидасах, — наши «клиенты», пресовать их нещадно. А это кто? В костюме и галстуке, В САУНЕ. И, явно, испуган и что то скрывает. Ёпт, сегодня удачный день, походу Пижона, собственной персоной, взяли.
Ну и Сёма «сморозил», вместо того, что бы «обозначиться» кто он есть, ушёл в глухой отказ, что окончательно убедило оперов, что перед ними лично гадкий и хитрый Пижон. В общем, пока Сёму хватились и разрулили ситуацию, его успели нехило «пресануть». Но Сёма проявил, незамеченную в нём ранее, твёрдость духа — он молчал, как партизан, чем удивил волкодавов из областного. Ведь в соседних комнатах остальные фигуранты, под запись, обстоятельно излагали свою жизнь и проступки своих братанов.
Кто то скажет: «А что он мог рассказать? Он же не Пижон!». А не скажите. Каждому есть, что рассказать, не про себя – так про знакомого. Особенно, когда допрос идёт на тему: «Признавайся, гад, сам знаешь в чём!». А можно просто рыдать и биться в истерике. От характера зависит, и не важно, при каких обстоятельствах он проявился, главное, как. А Сёма, как раз, проявил достойную силу характера в критической ситуации.
Впоследствии Сёма своим приключением очень гордился. От комплекса «правильного мальчика» избавился и в бизнесе значительно продвинулся.

(Ностальгическое. Многа букафф).

«Помнишь, как на Масленой, в Москве
В былые дни пекли блины. »
Жирный блин царил на всей земле,
Все от блинов были пьяны. «

Масленица вовсю идёт, а про блины историй нет.
Блины. Это целая часть моей жизни, а у русского народа — и крупная часть культуры. Пишу — и вспоминаю детство: бабушка лопаткой смешивает ведро жидкого теста, а потом с быстротой и точностью хорошо отлаженного механизма печёт их сразу на четырёх конфорках; шипит тесто на чёрных чугунных сковородах торгового общества «Гвоздь», поднимается синеватый чад и неторопливо уходит в раскрытое окно, мелькают половник, лопатка, половник, лопатка. Блины ложатся ровно стопкой на блюдо. Блюдо бабушка ставила на небольшую низкую скамейку, и когда стопка доходила ей до локтя (а это в высоту сантиметров под 70), заменяла на пустое блюдо; помню, и я — маленький, лет пяти, наверно? — помогал ей — приносил 2-килограммовые бумажные пакеты с мукой, широкие немецкие блюда с затейливым синим рисунком и даже сам пытался смешивать; бабушка смешивала очень ловко — крутила лопатку между ладоней, водя по кругу по всему ведру.
Блинами пахнет ещё с улицы; люди, проходящие в просторном дворе старого 4-этажного дома послевоенной постройки, вдыхают этот аромат, оглядываясь на раскрытое окно; бабушка всегда угощала соседей блинами — в том доме все соседи были очень дружными. Когда же гостей было много, а блинов требовалось. очень, ну очень много, то бабушке на помощь приходила её сестра, и они сменяли друг друга каждые 15-20 минут; пока одна жарила, другая готовила закуски и присадки-начинки к блинам.
Да, это был блинный пир, и на столе были только блины и к ним закуски.
Есть блины — большое умение, даже больше — искусство! Сначала ты вдыхаешь запах, этот чарующий, вкусный блинный чад; а когда ты их готовишь сам, то делаешь под себя или под гостя, под человека, чтобы ему понравилось — сладковатые, пресные, кислые, потоньше или потолще, помягче или поплотнее, пожирнее, посуше, позажаристее или нет; и это просто удар, когда не нравится. И вот смотришь на эти высокие стопы на столе, смотришь на них, румяных, горячих, вдыхаешь запах, и предкушаешь — сейчас будет! Вот-вот, скоро! И вот он, сладкий миг — за стол!
. Перед блинами можно закусить каким-нибудь салатиком из овощей да зелени, без майонеза, без масла, просто смесь овощной резки; можно пожевать кисленького-сочного, горьковатого, чтоб они хорошо пошли. А уже ставятся на стол сметана, сливочное масло, начинки.
И пошли блины! Хозяйка оделяет гостя — прямо рукой берёт из этой стопки на высоту примерно полуладони, именно рукой — это доверие, это угощение от души, и — на тарелку. Это минимум, который надо съесть уж просто из вежливости, ибо блинный пир — процесс сакральный, дело объединения людей; даже больше объединение, чем водка, совместная выпивка; а таких минимумов можно и три, и пять съесть потом. Первые блиночки ешь просто так, без всего, чтобы распробовать; сворачиваешь их уголком, или мешочком, или конвертиком, или просто скатываешь в трубочку, а то и по-детски — просто откусывая от краешка. Ах, хрустящие масляные краешки! Ах, нежная серединка! Потом к ним маслице сливочное, то кусочком, то растопленное — это как кому нравится; потом сметана — замечательная, холодная, плотная; и вот после них начиночки — жареные да печёные: мясная, рыбная, зеленная, сырная, яичная, творожная (та, что кислая с зеленью); а к мясной начинке — вот и бульончик. Прекрасен и нежен куриный бульон, мягок и ароматен свиной, но превыше всех уважаю я говяжий; его грубоватость и чистота вкуса, плотность идеально подходят к блинам, думаю я. А к бульону — зелень, сухарики черные самодельные, кто-то, помню, к нему и шкварочки делал, и свиную грудинку мелко резал да обжаривал, и бекончик тонкими пластиночками жарил тоже; а пить его из большой и глубокой чашки долгим глотком. Красота! К рыбной начинке нужна уха — простая, двойная, тройная, да с обжаренными плавничками, хвостиками. Что бульончики, что уха — с лучком обжаренным или просто отварным, звёздочками из морковки, с укропчиком или петрушечкой, хорош и базилик; а яичную начинку я сам люблю либо с кинзой, либо с майонезом (чуть-чуть его надо, совсем немного, чтобы основной вкус не перебить). Иные весьма уважают икру — очень их понимаю, блины с икрой — просто отлично, но мне слишком солёно; наилучшая из икор, полагаю я, икра мойвы, особенно слабосолёная; нежная, ароматная, особенно хороша она с подкопчённым лососем, после неё очень приятное послевкусие.
Закончили с блинами с начинками, можно и маленькую паузу сделать, поболтать о приятностях: о глупостях американского или нашего кино, о новостях медицины и техники, про начальство, про наших чиновничков-управленцев, включая и Самого Большого — русский человек таков, что настроения у него не будет никакого, ежели власти не поругает!
А вот и чай. А к чаю — правильно, блины, но с начинками сладкими: варенья всякие, сгущённое молоко, мёд, творожная сладкая паста, орехи, изюм. Заесть эту красоту можно фруктиком, люблю я груши; закончить же трапезу можно печеньем да конфетой.
Снова посидишь, поболтаешь, а потом можно и домой. И дома ещё чайку глотнуть малость, как раз хорошо после объедаловки.
Вот что для меня означает понятие «в гости на блины».
.
И позвали меня к себе в гости на блины хорошие, добрые люди. Ожидали в четверг. Гововиться я начал загодя: в понедельник уже не ужинал, во вторник ничего не ел (бутерброд с чаем не считается), в среду — и того не было, только воду пил. И вот — настало! В назначенное время являюсь я НА БЛИНЫ! В руках — мясная начинка с зеленью, подарок на стол к блинам. Гости всегда должны что-то принести — сгущёнку хорошую, варенье необычное (обычное у хозяев и так есть), закуску, начинку по своему рецепту. Главное, к блинам специально и необычное. Так вот, прихожу я, в квартире чарующе пахнет блинами, только запах что-то жидковат и слабоват, обычно мощнее чувствуется, аж на лестнице, а порой и на улице; ну, проветрили, бывает, а когда прохладно, то и блины вкуснее. Уселись, поболтали; вот и закусочка, вот и салатик; сейчас, сейчас. В брюхе приятная тяга, запахи вдохновляют, мысли самые восторженные, предвкушающие. Супик? Хм. Суп с блинами. Немножко не понял. Ну ладно, тем более суп хорош, спасибо! А вот и гвоздь вечера! БЛИНЫ! Как-то их маловато. Очень маловато. Совсем мало. Дают мне блюдце, а там — два блина. На пробу? А, сейчас попробуем! Вкусно, хорошо! Требую продолжения банкета! Ещё два? А не проще ли сразу штучек двадцать положить? Бегать не надо будет, они не остынут — не успеют 🙂 Да это немного! Не объемся, не в первый раз, хи-хи. А коль объемся, так только в удовольствие. Ой хороши! А дальше. Чай. Варенья, печенье, тортик. Э-э-э? Странно у них блины едят. Вот и чай выпили, тортик съели. Вот и время уходить. А где же блины?! Где высокие, горячие стопки, где начинки, масло, сметана? Понравились ли блины? [Простите, а они когда были? Э. А. Эти два раза по два блина — и были блины? И это все блины?!] Спасибо. Да-да, было вкусно. [но до чего мало! Считай, что вообще не было. ] Да, зайду охотно. До свидания.
Вот такой был облом и разочарование. Я-то полагал, блины будут, а оказалось всего-навсего немного чепухи. Но хотя бы пообщался с хорошими людьми.
Через полгода позвал их на блины в своём исполнении и показал, каков должен быть блинный пир (по мере своих сил). Они тоже были. удивлены :-))) Еле живые ушли.

Последний блинный пир всей нашей семьи с родственниками был давно. Кажется, в 2002 году, что ли. Был он очень скромным, но запомнился — это был последний случай, когда семья и родственники собиралась полным составом.

Всем бобра! И блинов! :-)))

Сижу жду, пока отремонтируют колесо. Подъезжает к шиномонтажу инфинити со спущенным колесом, из него выходит вся из себя гламурная дамочка. Так мол и так, вот колесо, треба починить. Парни как положено снимают колесо ремонтируют и походу дела один спрашивает: Чем колеса накачать? как будто есть варианты 🙂 И тут началось .. Девица: А что есть? В этот момент в парне видимо проснулся Петросян, и он говорит: Ну воздух с разным запахом: персик, клубника. Весь шиномонтаж начинает хихикать, каждый занимается своим делом, но уши уже обращены к девахе. А сколько стоит? Парень: 800 руб. Все колеса. Все присутствующие уже еле сдерживаются чтобы не заржать в голос. Девица: Ну хорошо, мне с клубникой. Шиномонтаж умирает, всех рвет на части, народ пытается сдержаться, не получается: Колеса накачены . Дамочка, без тени улыбки отсчитывает деньги, уезжает. Все плачут. Дальше опять очевидец: и надо же было так попасть, что через пару дней я на том же монтаже. Подъезжает этот же инфинити, из него выходит солидный мужик и спрашивает: Два дня назад здесь колесо делали на этой машине? Пацаны вжались в щели. Кто конкретно колесо делал на этой машине два дня назад? Ну все, щас накажут, но сознаваться надо. Выходит хозяин и скромненько так, виновато: Ну: да: мои ребята делали: Мужик: Так это тут моей жене колеса клубникой накачали? Хозяин: Ну: это: ммм: Мужик: Держи тысячу рублей! Хозяин: а . ?? Мужик: Три дня не сплю ржу, всем пацанам рассказал, все просто валяются.

Попадает мужик в рай. Кайфует там. Все хорошо: люди, еда, даже бабы. И спрашивает архангела:
— А можно одним глазком на ад взглянуть?
Дают ему посмотреть, а там ровно все то же самое, включая ландшафт, но люди почем-то плачут и страдают.
— Почему все они такие несчастные? — спрашивает удивленный мужик.
— Да просто они думают, что в раю лучше.

Про комплименты 🙂
В субботу ездили с подругой (нам обеим слегка за 60) кататься на горных лыжах.
Покатались с утра, пока народу совсем не было (правда-правда, СОВСЕМ, ну т.е. поднимаешься на бугеле на гору, скатываешься, и вот она — очередь на бугель, состоящая из 2-5 человек :)).
Потом народу стало побольше, но и мы уже свои ски-пассы «отбили».
Ну и хорошо, пошли в кафешку перед отъездом, мы всегда в это кафе ходим, когда бываем тут — там мальчишки (обслуживающий персонал) имеют очень приятную особенность — они делают вид, что помнят тебя с прошлого раза и говорят какие-нибудь слова об этом, ну например «что-то Вас давно не видно было и т.п.», причем делают это как-то хорошо и без панибратства. Мальчишки, кстати, меняются, а вот такая манера остается, передают они ее по наследству что-ли :).
Взяли мы еду, сели за стол (а там такие длинные столы со скамейками), сидим, едим, болтаем, а напротив сидела молодая женщина (не больше лет 35), и тут эта соседка спрашивает: «А вы, наверно, из Академгородка?»
Я: «Да» (честно говоря, подумала, что она попросит домой подбросить).
Она продолжает:»Я сразу так подумала, потому что только из Городка женщины (внимание. ) в возрасте катаются на лыжах. А то вот в нашем городе женщины после 45 уже прямо никакие. А вы давно на лыжах катаетесь?».
Я в ответ:»С прошлого века».
Женщина за соседней линией столов засмеялась в голос. А эта, напротив, смотрит так на меня, что моя подруга решила ей объяснить, что прошлый век то совсем недавно был.
Вышли оттуда, я спрашиваю:»Она комплимент нам хотела сделать или обидеть?»
Подруга (весело так):»Да она просто ду-у-ура :)»

Таксист: «Вот бля!»
Батюшка сидит молчит. Опять налетают на кочку.
Таксист: «Да е%аный насос!»
Батюшка сидит терпит. Едут дальше, попадают в яму.
Таксист: «Да ну на%уй!»
Батюшка не выдерживает: «Зачем так выражаешься сын мой? Скажи просто, Хвала Господу! И все будет хорошо.»
Таксист успокоился, едут дальше, и тут раз, колесом попадают в открытый люк, колесо отрывается.
Таксист: «Ааа, Хвала Господу!»
И тут колесо раз, и обратно прикручивается.
Батюшка: «Да ну на%уй. «

Дураки и оружие.
Читая прекрасную историю про рыбалку на сомов в Вирджинии, вспомнил я одну. странную, скажем так, попытку поймать сома. А потом всплыли и другие случаи с оружием, бывшие в нашем городе и области и даже у некоторых моих знакомых.
В итоге выкладываю несколько сверхкоротких историй про альтернативно интеллектуальных людей, оружие купивших, а мозги нет.

Все знают классические случаи, когда простреливают себе ногу при попытке выхватить револьвер или пистолет из кобуры или кармана; как вариант — случайный выстрел при сбрасывании ружья с плеча или «метка дурака» при стрельбе с оптикой. Но это ещё ладно.
.
Некий охотник, пойдя на охоту, на дне речки увидел сома. Чистая была речка, лесная, вот и увидел. Шикарного, очень крупного. Рыбацкого снаряжения он никакого не взял, сома упускать жаль, потому додумался. сунуть дуло ружья в воду и дать дуплет. Ну, это же не винтовка, поэтому стволы не разорвало на фиг, а просто раздуло и перекосило. Хорошо так раздуло, ремонту не подлежало. И сома не добыл.
.
Другой высокоразумный решил заняться охотой. Поскольку дело было в дальнем районе и в 90-е, всякими официальными делами он не заморочивался. Купил ружьё в соседней деревне, на следующий день, похмелившись, решил стрельнуть. Вытащил патроны, зарядил ружьё, пальнул. Стволы отлетели, сам получил ожоги лица. Надо же было додуматься — стрелять жаканом из ствола с сильным чоком.
.
Весёлые 90-е. Ребята-бандиты выехали на пикник с девками, и, разумеется, со стволами. Стреляли по банкам и просто так, в никуда. Одной бабе дали автомат Калашникова, та пальнула, от отдачи оступилась, упала и провела очередь. по людям поблизости. Не помню точно, какие там были особенности, но прилетело всем. 2 убитых на месте, 2 умерших в больнице, все остальные ранены.
.
Тоже в деревне было. После охоты и качественной пьянки один, приехав домой, обнаружил его запертым на висячий замок — жена уехала. Не найдя ключа, решил сбить замок прикладом карабина. Удар. Случайный выстрел — товарищу в живот. Магазин снял, а патрон в патроннике забыл.
.
Один неосторожный уронил дома на пол заряженный травмат. Выстрел, любимой жене прямо в колено. Идеально точно, нарочно так не получится.
.
Некий приблатнённый тип, показывая крутизну в компании других придурков, выпалил из обреза двуствольного ружья. Как и чем он его зарядил, не знаю, но от отдачи «орудие» вывернулось и сломало ему нос. Хорошо сломало, с травмой решётчатой кости, что плохо и опасно.
.
Один повышенно интеллектуальный стрелял из пистолета ТТ двумя руками. обхватив сзади затвор. Перелом 2 кости пястья, разорванные кожа и мышцы тенара (на ладони у основания большого пальца).
.
Парень метал нож. Нож в мишень не воткнулся, а отскочил и великолепно въехал в ступню, порезав артериолу. У парня хватило ума перетянуть голень, чтобы остановить кровь.
.
Мы метали ножи. Товарищ описанного выше раненого в ногу гражданина метал ножи, а меня уламывали снимать процесс на камеру. Я отказался категорически, ибо по роду съёмки надо было находиться у мишени. Почти поссорились. Меня обозвали трусом и камеру взял другой участник. Нож отскочил в стоящего сбоку оператора. Повезло — всего-навсего разбил камеру.

У нас говорят про таких: душевно здоров, просто дурак.

Если девушка делает вам минет, а вы при этом думаете: — «Эх, поскорей бы кончить, да спать уже. Завтра как никак на работу вставать. » — то вы семьянин со стажем, согласившийся на очередную прихоть жены в виде орального секса. Ваша семья — вот смысл вашей жизни. — «Ух, хоть бы удовольствие успеть получить. НЕТ. как, так быстро. » — вы либо девственник, либо просто долго воздерживались. Какое-то время секс станет для вас смыслом всей жизни. — «Хорошо, дорогой, очень хорошо» — вы либо бисексуал, либо исправившийся педераст, либо только-только из мест не столь отдаленных. Что было для вас смылом жизни в прошлом — неизвестно, но после этой встречи он наверняка изменится. — «Дорогая, а так совсем недурно. С каждым разом мне нравится все больше и больше» — вы молодожен. Ваша жена, видимо, с большим опытом, а вы нет. Всем вашим смыслом жизни в ближайшее время будет познавание любви во всех формах и позах. — «Как, опять в рот. Ну мы же трахались так буквально вчера!» — вы молодожен со стажем. Все, что вы хотите сейчас — попробовать найти то, что еще не пробовали. — «Хм, интересно, а как бы смотрелась эта крошка, если ей перерезать горло? Мне кажется, неплохо. » — вы сексуальный маньяк. Все ваши мысли доступны только вам и никому, кроме вас. — «Да, забавно. Она такая молодая, а минет делает довольно профессионально. Пожалуй, ей стоит прибавить зарплату» — вы большой босс. Вы можете думать только о работе. Даже во время секса. — «Какая она страшная! Хотя что я, впрочем, хотел, за 10-то долларов. » — вы или бедный студент или просто бедный-старый-больной-страшный. Деньги — вот единственное, что волнует вас в этой жизни. — «Да, неплохо. Хотя с тремя сразу вчера было, пожалуй, получше» — вы бабник. Женщины — вот идея вашей жизни. — «Клево я устроился! Мало того, что деньги дают, так еще и в рот берут. Старовата она, конечно. Ну да это ничего. Мы не гордые» — вы жиголо. Ваша цель в жизни заработать денег, обманув как можно больше невинных женщин. — «Нет, все-таки что-то не то. С собачкой мне понравилось гораздо больше!» — вы извращенец, ваша жизнь — сплошное извращение. И наконец, если вы думаете: «Когда ж эта сволочь кончит. Я сосу ему уже полчаса! О чем он там задумался. О смысле жизни, что ли. » — вы и есть та самая девушка/женщина/бабушка. Ugen

Случилось так, что я не понравился врачу. Не то, чтобы весь целиком, или какой-то отдельный мой орган выбивался из общего строя, но вот конкретно кровь категорически не устраивала терапевта. Я, в силу своей неосведомленности, всегда думал, что высокий уровень гемоглобина — это как высшее образование, но(!) с красным дипломом, то есть, что-то такое очень положительное, хотя непонятно зачем. Ан, нет! Сильно хорошо — тоже не хорошо. От высокого гемоглобина кровь загустевает и начинает просачиваться по организму с трудом. Поэтому врач, проколупав во мне дырку, понял, что наружу течет плохо, нахмурился и сказал: «Так не пойдет! Надо срочно разжижать. Приходите завтра на повторную сдачу анализа».

Интересно, конечно, но как мне до завтра сделать себя пожиже, доктор даже не намекнул, поэтому на помощь пришел, как всегда, наш друг Интернет. Первое, самое эффективное средство мне понравилось сразу. Так и было написано: «Больше пить!»- и этой медицинской рекомендации я уже был готов последовать, но в это время подключилась жена. Она «размасштабировала» рецепт, отчего в нем появилась вода, и он резко утратил свою первоначальную привлекательность. Хотя я не понимаю, почему до сих пор нельзя заменить воду на пиво. Несовершенна, всё таки, наша фундаментальная медицинская наука. Ну, ладно. Вторым средством был обычный аспирин, но его использование подразумевало курсовой приём в течение месяца, а мне надо было решить вопрос до завтра. Поэтому на повестке дня вдруг стало актуальным и единственным понятие «гирудотерапия», то есть, лечение пиявками.

Мне казалось невероятным найти вот так просто в современном городе человека-дуремара, который поспешит на помощь сквозь холода и вьюги. Но жена, с помощью телефона и боевого эскадрона своих подруг, за 10 минут нашла пиявочного дилера и уже договорилась, за какие деньги она отдаст на поругание бренное тело своего супруга.

В назначенный час прибыл гирудотерапевт, которым оказалась непонятного вида женщина, без возраста и особых примет. Если бы проводили конкурс на самую незапоминающуюся внешность, ей бы точно присудили гран-при, но не вручили бы, потому что не нашли бы её в толпе конкурсантов. Доктор пиявочных наук жестом факира извлекла из-за пазухи баночку с кровососущими и велела мне лечь на диван, спиной вверх. Опыта общения с этими тварями у меня не было, а фантазия у меня хорошая, поэтому я решил не спорить и прикинулся мёртвым. Дуремарша стала заунывным голосом декламировать заученную ознакомительно-разъяснительную речь, от чего та больше походила на накладываемое заклятие. Пропуская мимо ушей хвалебицы пиявочным слюням и их роли во спасении человечества, я всё ждал волшебного момента, когда же мы сольемся в поцелуе с моими новыми мерзкими друзьями. Но тут прозвучали слова, заставившие меня постыдно усомниться в знании собственной анатомии: «А ставить мы их будем на ромб Михаэлиса!». Я, конечно, мог предположить, что у некоторых людей на теле есть какой-то там ромб. Ну, хотя бы у самого этого Михаэлиса. Но о себе, любимом, я такого даже не подозревал! Вторым постыдным открытием стало то, что это место расположено на копчике, то есть, там, где благородные плоские мышцы спины начинают прятаться, так сказать, в холмах моего личного пространства. Я с детства не приучен показывать это место малознакомым тётенькам, даже если они приходят ко мне сами домой. Но под давлением жены, проклиная нездоровые пристрастия Михаэлиса, пришлось повиноваться и приспустить завесу тайны над зоной экзекуции. Не буду описывать сам процесс, но с учётом того, что критерий гемоглобина у меня составлял 181 при максимально допустимом 165, пиявкам была дана генеральная установка — отсосать лишние 16 единиц. На следующий день результаты анализов показали, что справились они только на 4 пункта. И то ещё непонятно, может быть, это не они, а те две таблетки аспирина, которые я запил тремя литрами воды.

А сегодня я иду с друзьями в баню. И мне придется дать им прочитать этот рассказ, чтобы объяснить — откуда у меня пять маленьких засосов на ромбе.

«На жадину не нужен нож — ему покажешь медный грош и делай с ним что хошь» пела лиса Алиса, а у меня не было ни ножа, ни даже медного гроша.
Так уж вышло, что в течение большого периода времени я не могу работать. Жизнь штука мало предсказуемая, а у творческих личностей и подавно.

Внешне, во всяком случае, для моей семьи ничего не изменилось — я так же вставал утром и возвращался вечером, два раза в месяц исправно внося заработанное в семейный бюджет. Перебивался настолько случайными заработками, что наверное не осталось технической профессии, которую я бы не попробовал.

Каждое утро я уходил в свой «офис». У любого мужчины, чтобы не сойти с ума, должно быть такое место, где можно отвлечься от реальности — гараж или мастерская. Уже 20 лет моим офисом была комната в мансарде полузаброшенного НИИ, за аренду которой на протяжении всего этого времени я платил фиксированную ставку — 5 бутылок водки в месяц. Менялось время, менялись соседи, менялся я, но ставка оставалась прежней. До декабря 2017 года. Местный комендант, ведавший этим зданием, ушел на покой и новое начальство дало мне время до нового года освободить помещение.

Нищему собраться -только подпоясаться. Имущества у меня особо не было: резные фигурки на полке, надувной диван и пару ящиков старого компьютерного железа. Фигурки я вырезал ножом из бакелита, получалось что-то вроде нецке. На иные фигурки у меня ушел не один месяц труда. Иногда я их дарил кому-нибудь, но никогда не продавал.

Я решил сложить фигурки в имевшийся ящик, для чего пришлось вынуть из него компьютерные железки. Что делать с которыми было совершенно не понятно- 10 лет назад они были топовыми, сейчас же это рухлядь. Глядя на детали сам не заметил как руки на автомате собрали из них компьютер. Материнская плата 58-ой серии 2008 года, процессор, две пары видеокарт 5770 и 285 gtx, жесткий диск всех времен и народов фирмы Maxtor производства 2007 года и 4 гига самой шустрой памяти тех лет, геймерский корпус. В то время такая сборка потянула бы тысяч на 5 евро, сейчас она стоила столько же, но в рублях. Время было такое. Комендант попросил тогда меня приютить в моей комнате на ночь парнишку наркомана. Этот парень потом и таскал мне неведомо откуда запчасти для компьютеров, зачастую новые в коробке. Я их ставил в компьютеры клиентам, а прибыль делил пополам с этим парнем. Он ночевал, играл на компьютере, а утром уходил, последний раз я его видел в феврале 2010-го. Надеюсь у него теперь все хорошо.

Компьютер сфоткал и вывесил на доску объявлений. Цену указал — договорная. Уже через час на второй телефон стали сыпаться sms и звонки. Люди интересовались характеристиками и жаждали подробностей. Что-то меня перемкнуло — ну не может такая старая железка вызывать столько интереса. Что-то же их привлекло. Но что?!
Сняв крышку системника ответ пришел сам собой — 4 старые мощные видеокарты или вероятно, то с чем они связаны.

Через минуту я уже удалил объявление и повесил новое продается мол старый компьютер фотки внутренностей прилагаю, что там и как не знаю потому что компьютер не мой и запаролен, хозяин не появлялся с 2010 года. Исправив время на 2009 год, отформатировал жесткий диск компьютера и установил старую ubuntu на зашифрованный десятизначным паролем диск, после чего вернул время обратно. Вставил новую симку и стал ждать звонков. Вместо звонков случился телефонный водопад. Я три или даже может четыре часа провел на трубке — один звонок сменялся другим. Поэтому я просто стал отвечать, что желающих купить много и я продам компьютер тому, кто предложит большую сумму. Назначил время аукциона, назвал адрес после чего заткнул за пояс моего рабочего комбинезона нож для резки нецке и стал ждать покупателей.

На «аукцион» пришло четверо. О, этих ребят я узнаю сразу по мимике. Торгаши еще с того старого тушинского радиорынка. Жадность помноженная на бессовестность. Продать сломанную вещь, потом выкупить её задешево и снова продать как рабочую это про них.

Гости посмотрели компьютер и в один голос вторя друг-другу стали мне рассказывать какое всё старое. Я сказал: знаю, что старое — хозяин компа мне тогда столько электричества нажог, я заебался с местным электриком улаживать. Что было правдой — реально было холодно и мы грелись включая компьютер. Первый предложил аж тысячу рублей и протянул руку для совершения сделки. Старая уловка мошенников — пожмешь руку и обратного пути уже не будет. Я молчал. Тут проснулся второй и словно нехотя сказал, что ему приглянулся жесткий диск и он помня те древние времена очень хотел бы иметь в своей коллекции такой — полторы тысячи. А дальше был цирк: каждому из этих людей был «совершенно не нужен этот компьютер, но ведь это дело принципа — не зря же ехал». Так цена незаметно сначала выросла до 10 тысяч, а через 10-15 минут уже и до 100. Я молчал, всё происходило как в театре. Они торговались между собой всё еще веря, что кто-нибудь из них отступит.

Пришло еще двое задержавшихся покупателей, узнав суть разговора, сходу прозвучала цифра 200 тысяч. Наступила тишина. Уже никто не делал вид, что он здесь случайно. Некоторые из покупателей, как оказалось, знакомы между собой. Ситуация меня немного напрягала, ведь они могли попробовать решить вопрос силой поэтому я периодически задумчиво демонстративно чистил ногти ножом.

Двое покупателей из первой группы скооперировались и предложили 300. В ответ прозвучало 350. Еще несколько пререканий и взаимных угроз набить морду из-за работы на чужой территории и цена выросла до 600 тысяч рублей. Но произошла заминка — гость, предложивший эту сумму попросил подождать пока её привезут. Никто не уходил -все ждали развития ситуации. Привезли деньги на удивление быстро.

Пересчитав и проверив деньги я отдал компьютер победителю торгов. Толпа покинула мой офис.

Попрощавшись со всеми, я с улыбкой у открытой двери слушал как с лестницы доносились удалявшиеся умоляющие голоса: Мих, ну давай по-братски, когда пароль подберешь зашли мне потом 10 биткоинов.

У людей не бывает окраса.

Все события случайны, все совпадения вымышлены. Кошка тоже. И очень, очень давно.

Ирина и Решат — люди совершенно небогатые. Ирина на треть полицейский, то есть сутки через трое сидит в наушниках на пульте вневедомственной охраны с зарплатой тысяч в пять (точно не знаю, когда-то было две с половиной, должны были за это время немного повысить) и ведет домашнее хозяйство, Решат днем работает водителем в государственном учреждении, а по ночам и выходным бомбит по вызовам в «радиотакси».

Они говорят, что за всю жизнь у них всего два стоящих приобретения: семилетняя дочь Яна, занимающаяся художественной гимнастикой, и годовалая собака-далматин Лорд, ничем полезным не занимающаяся. Причем если Яна — самое любимое их приобретение, то Лорд — самое дорогое.

Яна, девочка умная, воспитанная и дисциплинированная. Воспитанная и дисциплинированная до такой степени, что любимый бутерброд с икрой съест только после двадцати минут физических упражнений без всяческих родительских напоминаний. Чтоб не растолстеть и не выйти из маминого образа художественной гимнастки.

Лорд, как по слухам и все далматины, собака не то что бы умная, но исполнительная. Скажут ему «сидеть и сторожить» будет сидеть и сторожить, пока хозяин за ошейник от места «сторожения» не оттащит, при этом пес будет упираться всеми четырьмя лапами вместе с хвостом, мордой выражая недоумение: «чего тащишь-то, я же работаю еще». Что он сторожит Лорд не совсем понимает. Людям улыбается и позволяет брать любой предмет в области досягаемости его зубов, кроме собственного поводка.

Лорд очень любит маленькую хозяйку, Яна — жить не может без этой собаки. Оба они очень элегантны и стройны. «Как мама». А тут после того как Решату на несколько дней попался очень выгодный клиент, они стали похожи. Яне подарили исключительной красоты ослепительно белую шубку с яркими черными подпалинами. Такие же сапожки-валенки и белую с черным шапочку. Встречные оборачивались на улице, видя такую девочку вместе с таким псом. Злые же люди что-то там бормотали насчет второй собаки и происхождения шубы. Очень уж были элегантны Яна и Лорд. Элегантны и молчаливы. Слова из них бывало не вытянешь из обоих.

Для всех женщин, даже для очень и очень юных, все новые шубы, да и не только шубы, а просто все новые вещи очень похожи на собак. Вещи, по мнению женщин, тоже нуждаются в частом выгуливании. И тут женщинам везет. Стоит купить шубу, как на улице наступает зима с пронизывающим до костей ветром, морозом и снегом. Стоит приобрести купальник — так на улице все тает и открываются пляжи. В нашем случае уже наступила осень, подул тот самый холоднющий ветер и надвинулись совершенно черные тучи. Самое время, чтоб сходить в новый торговый центр за продуктами. Втроем. Мама собака и дочь.

Новый торговый центр напротив старой березовой рощи на дверях имел четыре запрещающих таблички с перечеркнутыми запрещенными элементами: сигаретой, мороженым, собакой и роликовыми коньками. Курящим собакам на роликах сюда нельзя, — шутил Решат, — особенно, когда они с мороженым. Решат шутил, а Ирина с Яной попросту привязали Лорда к березовому дереву в березовой роще, перешли дорогу и, оглянувшись на выделявшегося белым пятном на фоне недавно завезенного чернозема Лорда, углубились в изучение торгового ассортимента.

Очень много написано про две вещи. Про женщин в магазинах и про резко континентальный климат Урала. Тут и объяснять ничего не надо. Все и так это знают. Никто и не удивится, когда я скажу, что за время пребывания девчонок в магазине черные тучи выжали резкий снежный заряд и противная осенняя слякоть покрылась непрочным, но очень белым ковром. Только кое где выглядывали черные комочки земли.

Так что очень красивую картину увидели Ирина с Яной, когда вышли из магазина. В картине не хватало одного. В картине не хватало Лорда. Он пропал. Береза, к которой был привязан пес, есть. Вокруг все березы на месте, а собаки нет и мимо ходят очень подозрительные люди.

— Лорд, — робко позвала Яна, — Лорд, Лордушка, ты где? Мам, у нас Лорда украли? — глаза ребенка начинали наполняться слезами, — а может он сам сбежал, испугался снега и сбежал?

— Не волнуйся, все хорошо будет, никуда наш Лорд не денется, — успокаивала дочь Ирина с такими же слезами, но в голосе, — я сейчас папе позвоню, он приедет и всех найдет.

Ирина достала из сумочки сотовый телефон и принялась нажимать кнопки. От волнения кнопки нажимались плохо.

— Мам, я пока сама его поищу ладно? — спросила Яна.

— Через дорогу аккуратней, — автоматически напутствовала мама, глядя в телефон, — и далеко не уходи.

Набрав, наконец, номер Ирина приложила телефон к уху и… Теперь ей стало видно. Что в красивой картине только что выпавшего снега теперь не хватает двух вещей. Если раньше в ней не было любимого далматина то теперь не было и любимой дочери. Руки у Ирины опустились, сотовый выпал из онемевших пальцев.

— Пропала! — подумала Ирина в слух, — дура! Какая же я дура! Разве можно ребенка одного отпускать искать собаку? Найду, убью обоих, — закончила она мысль и устремилась через дорогу в сквер. На поиски.

В лежащем на чистом снегу недорогом телефоне раздавался взволнованный голос Решата: Ира, что случилось, Ира? Почему ты молчишь? Я сейчас буду.
Трубка немного погудела отбоем и выключилась.

В этот безусловно трагический момент Ирина добежала до первых деревьев. Она намеревалась раскатать все зеленые насаждения города по брёвнышку, приподнять все газоны и асфальтовое покрытие, но найти ребенка. И собаку, если получится.

И вот добежав до первых деревьев широко распахнутыми глазами, полными таких намерений и ужаса, Ирина внезапно увидела Яну. Девочка сидела на корточках и обнимала за шею совершенно невозмутимого Лорда.

— Вы откуда здесь? — выпалила Ирина, — вас же здесь только что не было?

— Были, мам, — весело сказала Яна, девочка не только дисциплинированная, но и очень сообразительная, — и Лорд никуда не пропадал, у нас просто окрас такой, что нас на снегу не видно.

— У людей не бывает окраса! — успокаиваясь заявила мама, — людям шубы такие покупают.

Они отвязали пса, перешли дорогу и подобрали телефон. Ирина уверено набрала номер мужа и не слушая спросила строго: нет, ты мне скажи, ты дочери эту маскировочную шубу специально купил, чтоб я ее на снегу найти не могла, да?

Кошка? Какая кошка? Ах, да. Яна недавно вышла замуж, у них с мужем нет собаки, но они не переживают по этому поводу. У них кошка есть. Белая.

С НЕБЕС
Первоклассница Даша, каждый день ходит в школу с большим ранцем за спиной. Всех детей кто-то провожает и забирает: мамы, папы, старшие братья, бабушки, и только Даша всегда идёт одна.
Через пустырь, мимо автостоянки, потом срезает через дворы, еще немного по улице, дальше вдоль забора вечной стройки, мимо стадиона, перешагивает небольшой заборчик, аллея сада, и вот она в школе. Из школы тоже одна.
Хотя, по правде говоря, это только со стороны кажется, что девочка идёт совсем одна, на самом деле с ней всегда её ангел хранитель, её любимый дедушка. Иногда, когда Даша о нем вспоминает, то смотрит куда-то высоко-высоко на небо и знает, что дедушка наблюдает за ней оттуда сверху и не просто наблюдает, а поддерживает. Один раз, около автостоянки путь девочке преградила недружелюбная стая собак, Даша очень испугалась и замерла как вкопанная, но её любимый дедушка спустился прямо с небес и собачки мигом бросились врассыпную. Вот как хорошо, когда у тебя на небе есть свой ангел хранитель.
Дедушка у Даши всю жизнь проработал на каком-то военном заводе, вышел на пенсию и со временем сильно заболел, даже ноги лишился, так что все время сидел дома. Он физически никак не мог провожать внучку в школу, но очень хотел. Пришлось ему тряхнуть инженерной стариной, назаказывать в интернете кучу китайских деталей и соорудить странноватого вида квадрокоптер, величиной с футбольный мяч.
Ходить дедушка не может, вот и летает под облаками: до школы и обратно, ни на секунду не отрываясь от маленькой, любимой точки внизу…

Как я пережила очередной ураган в своей жизни (это второй настоящий ураган в моей жизни. В первом 11 лет назад всего-навсего вывернуло с корнем пару 100-летних гималайских кедров в близлежащем парке и много фонарных столбов. Но погибших тогда не было).
Вчера утром в Голландии случился ураган. 4 человека погибли. Это мы все потом в новостях услышали. Как и тот факт, что наша провинция Утрехт в зоне особой опасности — code rood, красный сигнал наивысюей опасности.
Ранним утром того дня не было заметно ничего особенного. Обычное тихое темное голландское утро, половина восьмого, темно и пасмурно. Ветра не было. Дите позавтракало, отправилось в школу. На велосипеде. Как говорится, ничто не предвещало.
После отправки дитенка в школу у меня что-то очень разболелась голова, до невозможности. Приняв таблетку парацетамола, отправилась головную болъ в постель выспать. Забыв про факт, что я очень метеочувствительный человек, и голова просто так у меня никогда не болит. Только перед бурями, штормами и землятрясенияниями. Очень неудобно для меня самой иметъ такую голову-барометр, но очень удобно для окружающих.
А потом был ураган.
Сам ураган Фредерике, обрушившийся внезапно на всю западную Европу, представъте себе, я более или менее проспала. Ну а что — ребенок в школе, хорошо охраняемой, что с ней там может случитъся?
Проснуласъ от дикого воя ветра в 11 часов утра. С изумлением и грустью пронаблюдала пролетающие мимо крыши сараев соседей, куски деревьев, услышала хлопки от грохнувшихся на землю черепиц с крыши и даже видела куски мимо пролетающих куски крышей соседей и нашей собственной водоотводной трубы с крыши. Вы знаете, как-то очень трудно бывает осознать, что вот ты сейчас внезапно оказаласъ в эпицентре катастрофы. Мозг очень нелегко, оказывается, принимает информацию о том, что ты действительно влип в катастрофу. Сопротивляется он такой негативной информации.
По несчастному совпадению, буквально за день до того прочла историческую статью о страшном торнадо (смерче) в Утрехте в 1674 году, разрушившем большую частъ города и местного кафедрального собора, уникального готического здания, которое так и не удалосъ восстановить. И поняла, что ужас вернулся.
Звоню дочери — нет ответа, и неудивителъно, у них там запрещено звонки во время уроков приниматъ. Посылаю сообщение: «Доча, не едь домой. Особенно на велосипеде. Залезь в подвал и там сиди. Жди меня — я скоро приду. Угомонится ветер, домой пойдем, какао питъ будем. Ты только не волнуйся и не бойся».
Через 5 минут дочка являетется домой, промокшая до нитки, но живая! С велосипедом на руке. «Нас с уроков раньше отпустили, в связи с плохими погодными условиями (нет, ну какой мягкий келъ-выражанс для самого сильного, по признанию метеорологов, урагана в Европе за последние 10 лет). И домой я шла пешком с велосипедом на руке, чтоб не сдуло). Обняла ее. Какая у меня умная дочъ. Сварила какао, отдохнули, уселасъ дочке французские тексты из ее учебника читатъ. А там Серый Волк поросят из собственного дома выдувает. Какое совпадение с сегодняшним ураганом.
Вы знаете, что самое интересное? После этого страшного природного катаклизма голландцы поправили свои попорченные ураганом заборчики и сарайчики и спокойно принялись жить дальше, как ни в чем не бывало. Хладнокровные люди.
МЫ живы, мы все живы. Это самое главное.