Смешные анекдоты про майора

На нашем сайте собраны смешные анекдоты про майора. Читаем, улыбаемся, а может даже и смеемся!

— Товарищ старшина, а крокодилы летают?
— Шо—о?! Крокодилы?! Кто тебе такое сказал?!
— Товарищ майор.
— Товарищ майор? Мда—а… Ну, вообще—то, они иногда летают, но низе—е—енько—низе—е—енько.

Надпись на месте захоронения армейского мула:
— Здесь лежит мул Маги, любимец подразделения, который за свою жизнь лягнул двух полковников, четырех майоров, десятерых капитанов, 24 лейтенанта, 42 сержанта, 486 рядовых и одну мину.

Во время доклада Брежнева был арестован человек, сидящий в зале. Он оказался шпионом.
— Как вам удалось распознать врага? — спросил Брежнев майора Пронина.
— Я руководствовался высказанным вами в докладе указанием: — Враг не дремлет!

Просыпается командир экипажа(летчики), смотрит в потолок. А он весь ободранный, кровати вокруг казенные, одеяла дырявые, мужики какие—то.
— Штурман!
— Я, товарищ майор.
— Штурман где мы?
— По—моему в вытрезвителе.
— Ну на х..я мне такая точность, ты город скажи!

— Прапорщик Сидоров, я уже в третий раз застаю вас в обществе моей жены без трусов!
— Так точно, товарищ полковник. Майор говорит, что их нет на складе.

Общевойсковой офицер, впервые идущий по кораблю, спрашивает вахтенного:
— Как далеко отсюда до твердой земли?
— Триста метров, товарищ майор.
— В каком направлении?
— Вниз, товарищ майор.

Майор убойного отдела Петров, любит обводить тещу мелом, пока та спит.

Полковнику никто не пишет… Пишут товарищу майору, а он в устной форме докладывает полковнику.

Проходят новобранцы проверку в военкомате. Гл.врач:
— Них..я себе плоскостопие!
Заходит майор:
— Ничего в казарме будет тараканов давить.

Майор, хочет подбодрить своих солдат:
— Подумайте, что в конце препятствий вас ждет красивая блондинка.
Тут же один солдат говорит:
— Пусть лучше ждет рыжая страшила. Тогда она сама побежит нам навстречу, а мы постои подождем!

Анекдоты про майора

Пожилой майор читает лекцию в танковом училище: — Товарищи курсанты, у танка есть только три вида препятствий: это — выдолбы, надолбы и вы, долбо*бы.

  • Обсудить
  • Поделиться

Проходят новобранцы проверку в военкомате. Гл.врач: — Нихуя себе плоскостопие. Заходит майор: — Ничего в казарме будет тараканов давить.

  • Обсудить
  • Поделиться

Во время доклада Брежнева был арестован человек, сидящий в зале. Он оказался шпионом. — Как вам удалось распознать врага? — спросил Брежнев майора Пронина. — Я руководствовался высказанным вами в докладе указанием: — Враг не дремлет!

  • Обсудить
  • Поделиться

Майор убойного отдела Петров, любит обводить тещу мелом, пока та спит.

  • Обсудить
  • Поделиться

Занятия на военной кафедре. Майор обращается к студентам: — Диктую задачу: Самолет налетал за сутки 100 часов. Не, что это я, сто — много. Пусть будет пятьдесят.

  • Обсудить
  • Поделиться

Водитель проехал на красный свет. Ну, ГАИшник свистит, тормозит значит. — Вы что же на красный. — Ты знаешь, я как выпью, все цвета путаются, где зеленый, где красный — не пойму. ГАИшник обрадованно тащит водителя на пост ДПС — там майор с трубкой. — Он пьян, пьяный за рулем. — Да с чего ты взял? — А вот пусть дунет, пусть дунет! Водила дует — ничего. — Ну?? — А он вам щас еще скажет ,что я на красный проехал!

  • Обсудить
  • Поделиться

Майор вызывает к себе рядового: — Петров, ты в загробную жизнь веришь? — Нет, товарищ майор. — А зря! Тебя нa КПП бабушка ждет, к которой ты две недели нaзaд нa похороны ездил.

  • Обсудить
  • Поделиться

Майор, хочет подбодрить своих солдат: — Подумайте, что в конце препятствий вас ждет красивая блондинка. Тут же один солдат говорит: — Пусть лучше ждет рыжая страшила. Тогда она сама побежит нам навстречу, а мы постои подождем!

  • Обсудить
  • Поделиться

Майор вызывает к себе бойца: — Рядовой Петров, ты в загробную жизнь веришь? — Нет, а что? — Тебя на КПП бабушка ждет, к которой ты две недели назад на похороны ездил.

  • Обсудить
  • Поделиться

Подходит один солдат к другому: — Слышь, Вась, пошли над майором подшутим! — Хватит, над ректором уже пошутили.

  • Обсудить
  • Поделиться

Построил командир роту и говорит: — Внимание! Рация на танке, кто её починит, тому 10 суток к отпуску! Голос из строя: — Товарищ майор, а рация на чем, на полевых транзисторах, или на диодах? — Для особо умных повторяю — РАЦИЯ НА ТАНКЕ!

  • Обсудить
  • Поделиться

Рядовой командиру: — Товарищ майор, к тебе жена приехала! — Не «к тебе», а «к Вам»! — Нет, сегодня к тебе. а к нам она вчера приезжала!

  • Обсудить
  • Поделиться

Просыпается командир экипажа(летчики), смотрит в потолок. А он весь ободранный, кровати вокруг казенные, одеяла дырявые, мужики какие-то. — Штурман; — Я, товарищ майор; — Штурман где мы? — По-моему в вытрезвителе; — Ну на хуя мне такая точность, ты город скажи!

Анекдоты про майора!

Майор, хочет подбодрить своих солдат: — Подумайте, что в конце препятствий вас ждет красивая блондинка. Тут же один солдат говорит: — Пусть лучше ждет рыжая страшила. Тогда она сама побежит нам навстречу, а мы постои подождем!

Свежые анекдоты про майора!

Помощник следователя: — Товарищ майор, он сознался! — Идиот, ты вместо подозреваемого допроси потерпевшего!

Общевойсковой офицер, впервые идущий по кораблю, спрашивает вахтенного: — Как далеко отсюда до твердой земли? — Триста метров, товарищ майор. — В каком направлении? — Вниз, товарищ майор.

Бесплатные анекдоты про майора!

В Подмосковье построят кремниевую долину. Заводы, построенные там, будут производить силикатный кирпич в количествах достаточных для новых дач генералам. — А еще нано бетон. — сказал генерал—майор Нудикин. И добавил — Нам много чего нано!

Ресторан. Пьяный вдрызг майор уткнулся носом в тарелку. Официант: — Товарищ майор, счет. — И—и—и—р—раз.

Самые смешные анекдоты про майора!

Водитель проехал на красный свет. Ну, ГАИшник свистит, тормозит значит. — Вы что же на красный. — Ты знаешь, я как выпью, все цвета путаются, где зеленый, где красный — не пойму. ГАИшник обрадованно тащит водителя на пост ДПС — там майор с трубкой. — Он пьян, пьяный за рулем. — Да с чего ты взял? — А вот пусть дунет, пусть дунет! Водила дует — ничего. — Ну?? — А он вам щас еще скажет ,что я на красный проехал!

В милицейской дежурке лежит огромная тыква, из которой торчат руки и ноги. Входит майор. — Это что у вас тут за хелуин в натуре? — Да вот, товарищ майор, ворюг задержали, сегодня около полуночи хотели у Золушки карету угнать!

Самые последние анекдоты про майора!

Военные сборы у студентов. Ночь. Казарма спит. Как и положено студентам, что—то не по уставу. Заходит майор. Видит это что—то и включает свой голосовой аппарат на максимум. Один из студентов, не просыпаясь: — Да выебу его кто—нибудь! Майор столбенеет и изрыгает долгую тираду; просыпаются уже все. До несчастного студента доходит, и реагирует он мгновенно вскакивает, вытягивается в струнку и произносит: — Виноват, товарищ генерал, кошмарный сон!!

Боец у бойца узнает: — Какая разница меж отвагою и осторожностью? — Отвага — наверное когда ты подходишь к майору и говоришь ему всё, что ты о нём мыслишь. Осторожность — наверное когда говоришь ему то же самое, только по телефонному аппарату.

Новые анекдоты про майора!

Стоят два курсанта в курилке и треплются. Тут один спрашивает у другого: — Знаешь, чем морда нашего майора отличается от ослиной? Тут из—за угла выходит майор с ехидным выражением лица: — Ну и чем же? — Ничем, товарищ майор! — Вот, то—то же у меня!

Это было в военном училище — курсе на третьем. В казарме шел ремонт. Как раз начинали красить стены. И вот в какой—то момент в помещение казармы влетает майор — начальник курса и орет на дневального — «Где БЛАСТЕР. Я спрашиваю — где БЛАСТЕР. » Естественно, у дневального и у всех присутствующих отпадают челюсти. Тут майор просекает, что что—то не то: «Тьфу, блин, где ПУЛЬВЕР?»

Новые анекдоты про майора!

Рядовой командиру: — Товарищ майор, к тебе жена приехала! — Не «к тебе», а «к Вам»! — Нет, сегодня к тебе. а к нам она вчера приезжала!

Солдат: — Товарищ Майор, а что это? Майор: — А это саперная лопатка. Ею немножко, так, окапывают себя перед боем, чтоб после боя не тратить время на рытье могил.

Новые анекдоты про майора!

Военная кафедра. Майор: — Товарищ студент, почему с бородой? — Э. Да вот, товарищ майор, девушке нравится, говорит, щекочет приятно. — Ну что ж, если пощекотать больше нечем — носите!

— Говорят, на майора Мельниченко готовится покушение. — Сейчас гораздо большая опасность угрожает Тигипко.

Анекдот про майора

Ветерания или позывной «Степашка».

Когда я служил в армии, возле нашей части тусовался товарищ с отклонениями, звали его Вася. Абсолютно безобидный дурачок, обожавший вышагивать рядом со строем или отдавать воинскую честь маршировавшим солдатам.

Внешне – пухлик неопределённого возраста, в очках, с постоянной улыбкой на лице и удостоверением инвалида детства в кармане. Иногда Вася бормотал что-то невнятное, а иногда превращался в отставного офицера, комиссованного по ранению. Рассказывал, что путь от рядового до майора прошёл в составе спецгруппы «Боевые колобки», позывной «Степашка».
— Куда бежишь?
— В штаб, готовится наступление.

Мы его не давали в обиду и частенько угощали сигаретой, получая взамен интереснейшую беседу.
— Покурим?
— Давай покурим. Ты, сынок, пороху-то не нюхал, а я…

И начинались «воспоминания» о том, как Вася освобождал Верхненижниск и Нижневерховск.
— Правда, ни медалей, ни орденов нет, — сокрушался герой, — крысы штабные только себя награждали. Ну да Бог им судья, я воевал не за железки на кителе.

А больше всего мы любили историю о том, как Вася, прикрывая отход товарищей, был ранен, взят в плен и подвергнут нечеловеческим пыткам. Заканчивалась она словами:
— И потом меня расстреляли.

Прошло десять лет.

Как-то после работы отмечали в кафе день рождения сотрудника отдела. Выпили, пошли беседы «за жизнь». И в ходе разговора коллега выдал фразу:
— А вот я ветеран боевых действий.
— Да ладно?
— Когда служил срочную, в Африке воевал. С 80-го по 82-й. В составе группы специального назначения. Нашей задачей было разыскивать сбитые советские самолёты и эвакуировать тела погибших летчиков.
— Разве срочники там воевали? По-моему, только офицеры выступали в роли советников. И почему летчики не могли катапультироваться? – удивился я.
— СССР проводил сверхсекретные боевые операции в джунглях. Поэтому летчикам просто не выдавали парашютов, если сбили – всё.

Клянусь, здесь не придумано ни одного слова. Более того, разогретый спиртными парами, коллега, смахнув непрошенную сопельку, гордо добавил:
— Кстати, награжден двумя орденами Красной Звезды, и мне на дембель присвоили звание младшего лейтенанта.
— Принеси награды завтра на работу, покажешь.
— Не могу, — вздохнул герой, — мне самому разрешили только раз подержать в руках, а потом…

Слушая этот бред, я никак не мог избавиться от чувства, что где-то уже слышал подобное. А потом дошло. Это же Степашка из боевых колобков! Один в один! Правда, без удостоверения инвалида, зато с орденами. Видно, штабные крысы стали награждать не только себя.

В общем, теперь я уверен, что современный Кощей не над златом чахнет, а бдительно охраняет сундук с секретными наградами липовых и поэтому очень секретных ветеранов суперсекретных боевых операций.

А теперь к сути.

Чем дальше уходят войны, тем больше на улицах ветеранов. Мне кажется, что на сорокалетие победы в Великой Отечественной, например, их было меньше, чем сейчас.

Изо всех щелей выползают герои Куликовской битвы и других локальных конфликтов. Позвякивая медальками, они рассказывают о своих мужестве и сушняке, самоотверженности и контузии от сковородки.

Куда там настоящим ветеранам Отечественной, Афганской, Чеченских и других войн, участникам РЕАЛЬНЫХ боевых и часто секретных спецопераций! Они ведь молчат, не рассказывают о героическом прошлом.

И разве могут соперничать, например, «Красная Звезда», «За отвагу» или «Мужества» с яркими, сияющими и, главное, многочисленными наградами!

В общем, синдром Степашки продолжает свой победоносный путь по необъятным просторам бывшего СССР. И мне кажется, что пора уже вводить в оборот диагноз «ветерания» с градацией по степеням тяжести и методам лечения «героических героев» и «боевых кавалеров всяких разных орденов».

К четвёртой, самой легкой, группе заболевших я бы отнёс «ветеранов» возраста семьдесят – семьдесят пять лет, не имеющих отношения к непосредственным участникам боёв, узникам концлагерей и детям войны.

Эта категория заболевших знает о войне по открыткам, киноэпопеи «Освобождение» и рассказам реальных участников.

Часто с симптомами алкогольной интоксикации, такие Степашки выходят на парады, сияя целым сонмом наград. От ордена Ушакова за морские операции до «Партизану Отечественной войны». Наверное, воевал в морских партизанах.

Со слезами на глазах эти индивидуумы принимают цветы от восхищенных детишек и их родителей. Ну и, конечно же, выпучив глаза, вещают о том, как:
— Да я за Вену кровь проливал!
Все правильно. Только не ЗА, а ИЗ. И не проливал, а сдал анализ на биохимию.

Самое обидное, что государству такие типажи не только не мешают, а наоборот, необходимы. Почему? Потому что псевдофронтовые Степашки перед камерами расскажут всё, что потребуется. И о заботе, и о внимании. Обо всём.

Как лечить? Никак, просто не обращать внимания. И надеяться, что государство само, в конце концов, решит навести порядок среди лже орденоносцев.

Третья группа нездоровых более тяжелая. Коллекционеры юбилейных пивных пробок. Хочешь сиять иконостасом? Без проблем. Вступи, к примеру, в общество хранителей наследия ёжиков-каратистов. И пойдут медали «За активное участие в жизни…», «За заслуги перед …». И так далее, и тому подобное. Короче, сами учредили, сами наградились.

Не хочешь вступать в общество? Есть другой вариант. За определенную мзду можно заказать медаль с уже заполненным на тебя удостоверением.

На рынке куча предложений, особенно в преддверии 75-летия Победы.
«Член семьи участника войны», «В память о Победе». Думаю, скоро появятся «Друг члена семьи участника войны», «Посмотревший кино о войне» и так далее.

Как лечить? Ввести наградной налог. За каждую медаль, допустим, три доллара в год, за орден – семь. Сколько повесил на себя? Восемь штук? Заполни декларацию и оплати в кассу.
Даже если вылечить не удастся, хоть местный бюджет денег соберет.

Вторая группа Степашек относится к средней степени тяжести. У них сквозь броню самонаграждений проскакивают боевые медали и ордена, иногда с перепутанными колодками. Медаль «За боевые заслуги», а колодка от «За освоение целинных земель». Что нашёл, то и повесил.

Читал об одном персонаже, судя по наградам, воевавшим в Великую Отечественную, Афганскую и Первую Чеченскую.

Простите за грубость, это боевой сперматозоид. Покинув тестикулы отца, вылетел во двор, где уничтожил пулемётный расчет гитлеровцев. И только затем, с чувством выполненного долга, вернулся в лоно матери.

Вылечить невозможно, но есть вариант перевести в третью группу. Просто отобрать боевые, отдав взамен что-нибудь типа «За отвагу при дегустации», «За храбрость на кухне» и тому подобное.
А как лечить третью, мы уже знаем.

И, наконец, самая тяжелая стадия ветерании, первая.

Сверхсекретные спецназовцы, десантники и краповые береты, воевавшие в составах групп специального назначения, отрядов, полков, дивизий и армий КГБ, ФСБ, ГРУ и тамбовского водоканала.

Послужной список закрыт всеми возможными грифами. Единственные доказательства подвигов – нашивки за ранения, ордена и медали.

У кого-то столько нашивок, что кажется, будто он служил пулеприемником. Все автоматные очереди притягивал на себя, пока боевые товарищи, не таясь, отстреливали противника.

У другого три ордена «Мужества», а служил, как оказалось, хлеборезом, ордена куплены то ли на али, то ли еще где. Третий козыряет погонами полковника и шестью боевыми наградами, среди которых и три (!) «Боевое Красное знамя» времён СССР (за Афганистан) и уже Российские два ордена Мужества медаль и Суворова (за Чечню) и…
— Да я в Афгане, в горах, снайпером – метеорологом. Был тяжело ранен, лечился подорожником.
— А я в Грозном….
— Меня в Сухуми…

Эти самые опасные.

Во-вторых, здоровые телом (хоть и больны на голову). Кто-то уже рассказывает школьникам о героическом прошлом, смешав Бородино с Афганистаном, а операцию в Сирии с восстанием Степана Разина. То есть стали воспитателями подрастающего поколения.

В-третьих, они верят в собственную ложь, и даже научились огрызаться. Свежий пример. На ЯндексДзене (не сочтите за рекламу) был канал «Диверсант», занимавшийся разоблачение молодых и не очень лжегероев. Так вот, администрацией портала канал был заблокирован. Говорят, после жалоб разоблачённых.

И, в-четвёртых. Многочисленными (купленными или украденными) наградами эти «секретные герои» затмевают настоящих. У которых может быть всего одна медаль, но заслуженная собственной кровью.

И цена её в сотни раз выше груды фейковых наград фейковых Степашек.
Их надо лечить без промедления.
— Как? – спросите вы.

Оперативно, мануально. То бишь – кулаком в рожу. При необходимости повторять до полного выздоровления пациента.

Автор: Андрей Авдей

Со слов приятеля от первого лица:
Просыпаюсь с утра, дочка смотрит мультики. А она в том возрасте, когда включать телевизор надо ещё разрешение спрашивать. Дома больше никого. Только хотел встать и включить майора Пейна, смотрю — на подушке записка:

Орфография не моя

90-е были веселые годы.
Поехали мы (два майора МВД, оба ранее вместе бездельничали в ОУР) в 1993 из Якутии во Владик, за авто японскими. Были настроены на прорыв. Табельные ПМ с собой взяли. Ну и патронов несколько пачек.
На обратном пути на переправе через Бурею пришлось стрелять под ноги и по авто «взимателей дани», при посадке на платформу на ж.д. тупике в Благовещенске только под ноги. Присутствовавший народ очень даже был «за» нас, морально, правда. Местные наши коллеги выстрелов, вероятно, не услышали, ибо никто не примчался с выяснениями.
Ущерб за израсходованные боеприпасы и моральные страдания жулики нам немножко возместили в обоих случаях .
После высадки в Сковородино вздохнули спокойно — мы дома.

История, изложенная отнюдь не с сестрой таланта.

Записался я как-то в прошлом веке в армию. После музыкального ВУЗа служить мне предстояло полтора года. Сначала пригласили меня в учебку помучиться, ну а уж потом выпало счастье в оркестре на валторне окружающую фауну военными маршами и другими классическими произведениями ублажать.

Коллектив наш состоял из 20 профессионалов, в лице прапорщиков и сверхсрочников, у которых за спиной, как минимум, музучилище в заслугах числилось. А ещё 10 матросов срочной службы либо студентов-заочников, либо уже музыкально свежевылупившихся.

И, на десерт, до десяти воспитанников от 13 лет отроду и до призывного возраста, родители которых хотели застраховать своих деток от тягот обычных рекрутов конца 70-х, а также для собственного спокойствия, и лишивших их, таким образом, нормального течения пубертатного периода жизни напрочь.

Руководил всем этим музыкальным табором интеллигентнейший человек, военный дирижёр, майор, никогда, даже в накалённых ситуациях, не грешивший употреблением высокоградусных идиоматических выражений.

Через каждые 3 дня матросам срочникам, а это была морская авиация, приходилось заступать в наряд дневальными, и они частенько нарушали устав, на короткое время выставляя вместо себя кого-нибудь из воспитанников. Старшим наряда всегда был кто-то из прапорщиков или сверхсрочников.

Воинская часть, надо отметить, славилась на весь бывший СССР своей важностью, из-за чего руководили в ней шесть, разной степени достоинства генералов. А вот для проверки уровня ежедневной, а особенно еженощной боевой готовности выдвигались сошки помельче от майоров до полковников.

В описываемую ночь, заступил в наряд прапорщик предпенсионного возраста, трубач, которому за талант и седины прощались и безудержная любовь к любовным похождениям на территории части, и страстная страсть к напиткам, исключённым из списка уставных и безграничная жажда свободы, зачастую не позволяющая ему дольше пяти минут оставаться в пределах, вверенного ему на 24 часа, маленького воинского подразделения, именуемого оркестром.

Вот и в этот раз он наскоро отдал распоряжения по несению службы, хвастливо сообщил, что его с нетерпением дожидается очередная пассия и празднично накрытый стол и испарился, распространяя вокруг себя ауру свободы и вседозволенности, по которым уже давно скучали и срочники и воспитанники. Через 10 минут подавляющее большинство срочников самоуволились, оставив вместо себя наспех проинструктированных воспитанников, а через несколько часов команду оркестра посетил для обычной проверки дежурный по Управлению Соединения, а именно так называлась наша воинская часть, полковник.

Никого не обнаружив в доступной беглому взгляду близости, полковник застыл у входа, в предвкушении иллюзионных эффектов, вызвавших бы неприкрытую зависть у всех поколений Кио. С приличной задержкой около тумбочки дневального материализовался один из воспитанников и с испугу давай полковнику краснеть и заикаться кто, где и по какой причине. Воодушевлённый неожиданным успехом в своей кропотливой работе полковник быстро ретировался, чтобы порадовать своими расследованиями весь штаб части и особенно музыкального майора.

А ещё через пару часов наш трубач уже глубокой ночью с ноги открыл дверь в помещение оркестра и, не задавая никому лишних вопросов, перемещаясь по стенкам, достиг бытовки, где усталый и умиротворённый парами неуставных напитков, крепко уснул на топчане вплоть до прихода нашего майора.

К никем незапланированному в столь ранний час приходу майора у тумбочки дневального уже стоял матрос срочной службы и на вопрос: «ГДЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕ. », робко пролепетал: «В бытовке. ».

Крик командира прозвучал, как сирена боевой тревоги, что не могло не отразиться на скорости выбегания нашего прапорщика из бытовки с одновременным пристраиванием кителя на верхней части туловища. С трудом попадая в рукава, трубач искренне сообщил, что за время старательного несения им службы, никаких происшествий во вверенном ему подразделении не произошло и направил взгляд в глаза майора, в ожидании дальнейших распоряжений.

И вдруг майор, совершенно неожиданно для всех, знающих его, как эталон высокого стиля русской разговорной словесности, разразился таким потоком недвусмысленных выражений, что все застыли, аки небезызвестные персонажи с острова Пасхи, понимая, что с этого дня по части дисциплины всё коренным образом изменится, да так, что расхожая клятва «век воли не видать» станет девизом на весь оставшийся срок службы.

Товарищ майор впервые на наших глазах ловко подменил абсолютно все литературные выражения на непарламентские и поведал в этом стиле, как его с утра пораньше разбудил полковник и выразил своё восхищение удивительным спокойствием майора, при том, что в оркестре вообще никто не нёс службу и в подразделении к визиту проверяющего никого не было на месте.

– Как ты можешь нахально смотреть мне в глаза и сообщать, что за время твоего дежурства никаких происшествий не случилось? Тебя самого не было на месте! Где ты был? Ты понятия не имеешь, где находится твой личный состав! Где срочники, где воспитанники?

Наш прапорщик, без пяти минут пенсионер, великолепный трубач, остроумный дядька, балагур и выдумщик краснеет от негодования и перебивает гневную речь командира:

— Товарищ майор, почему это я должен следить за этими оболтусами? Они же все взрослые люди! Состоят на воинской службе! Они должны отвечать за себя и знать где им по уставу в данный момент необходимо находиться. А если они на это сами не способны, то кончится тем, что в следующий раз я их всех просто пошлю на х.. и тогда точно буду знать, где они находятся!

Все имена и фамилии являются вымышленными, а совпадения случайными.

Как я встретил начальника Генштаба Израиля

В качестве солдата я был, мягко говоря, пофигистом. Добавьте к этому, что я был на несколько лет старше других срочников, ну, и по мелочи, например, мне вообще никак не нравилось носить сложенный берет под погоном, за что меня военная полиция ни раз ловила и я каждый раз получал нещадный втык.

И вот однажды, нашу часть собрали и повезли в Музей Тель Авива на какое-то мероприятие, в котором участвовали высшие армейские чины. Наша задача была охранять здание по внешнему контуру, а по внутреннему охраняли спецслужбы. Надо сказать, что такие задания были очень нехарактерны по роду деятельности части, в которой я служил. Но, приказ есть приказ. Меня, как бравого солдата Швейка, решили поставить охранять задний вход в здание — от греха подальше: то что мне это мероприятие нафиг не сдалось читалось на моём лице слишком уж явно. С собой у меня было, как всегда, что-то почитать, я сел на ступеньки, винтовку положил на пол, открыл книгу и погрузился в мир, в котором нет беретов, винтовок и прочих охранений вечером, в дополнительное к основной службе время.

Через минут 30-40 я заметил, что в здание забежали три или четыре майора и бегло осмотрели лестничные проходы, коридор, а ещё через 15-20 секунд в помещение стали заходить куча подполковников и полковников, а прямо в середине этой толпы неторопливо шел Начальник Генштаба Израиля Шауль Мофаз. Всей этой толпе предстояло пройти по лестнице, на которой лежал я.

Ну я что? — субординацию знаю, встал, продолжая держать в руках книгу. Винтовка, магазины с патронами и берет остались одиноко лежать на полу. Охрана Мофаза явно понимали, что угрозы от меня не исходит и не оттеснили меня в сторону, а просто прошли мимо, а Мофаз, тоже проходя мимо, на секунду остановился, посмотрел на меня, а ростом он был сантиметров на 20 ниже меня. Но потом все пошли дальше, старательно переступая через мою винтовку. Ещё через минуту коридор опустел, а еще через пол часа меня сняли с поста и отпустили домой.

И мне за это ничего не было. Не, ну подумать только — за берет в кармане меня были готовы чуть ли ни на фронт отправить (ха, шютка), а за то, что меня Начальник Генштаба застал на посту читающим книгу — вообще ничего. Но, разумеется, если бы наш майор Шультхайс узнал об этом — он бы меня попытался разорвать на куски.

Но, похоже, генерал-лейтенант Мофаз майору Шультхайсу меня не выдал.

В 1984 году мы проходили военные сборы в войках ПВО недалеко от Кингисеппа, в Ленинградской Области.
Майор нам показывал точки на радаре и объяснял:
«Вон, видите, ТУ 154 летит. Вот он на радаре. А вон истребитель из соседней части.»
Прямо над нами пролетел кукурузник.
Мы спросили у майора: «А где он на радаре?»
Майор ответил: «Мы отключили сверхмалые высоты, потому что они летают здесь постоянно, и будут отвлекать.»
Через три года, именно черз этот дивизион пролетел Матиас Руст на своей Сессне на сверхмалой высоте.

Эту историю я совершенно случайно услышал в самой обыкновенной столовой. Или, как было написано на вывеске «Їдальня» . Был конец сентября 1978 года, я проходил производственную практику на АТС и радиоузле в одном из райцентров Украины. В перерыв вышел пообедать. За соседним столиком сидела компания людей в лётной форме. Они вели беседу достаточно громко и я поневоле услышал эту историю. Где правда, а где выдумка – судить вам, а я за что купил — за то и продаю.

— А что, Степаныч свою «копейку» продал?
— Нет, с чего ты взял?
— Так он уже неделю на подвозке приезжает или рейсовым.
— А, так ты не знаешь….
— Что я не знаю?
— Как Витька-мент на вертолёте летал.
— Я же в отпуске три недели был.
— Ну тогда слушай.

Витька с Никитой дружили ещё со школы.
У Никиты: десятилетка, лётное училище, служба в армии и работа в родном городе в отряде сельхоз авиации.
Витька: восемь классов, ПТУ, армия, школа милиции. По окончании — служба в родном городе.
Витька всё время просил Никиту, покатай на вертолёте, ну что тебе стоит. Никита не возражал, но была проблема – Степаныч. У Витьки со Степанычем отношения не складывались с детства. То за разбитое мячом стекло уши надерет, то за поломанные ветки в саду хворостиной отходит по филейным частям. Витька в долгу не оставался. То картофелину в выхлопную трубу запихнет или ещё какую-нибудь месть придумает. Перманентная война затихала на короткое время и начиналась снова.
Кроме всего Витька был страшный хвастун. Рассказы о его подвигах в армии и в школе милиции могли сравниться только с подвигами майора Пронина, Джеймса Бонда и Штирлица в одном флаконе. Всю эту пургу он выливал дочке Степаныча, которая не обращала на него никакого внимания. А за наглые приставания к девушке Степаныч прилюдно пообещал оторвать ему причиндалы.

Но как не странно, на просьбу Никиты покатать друга Степаныч ответил согласием.
— Ну покатай, раз так приспичило ему. И тебе практика будет. Я с тобой полечу, хочу посмотреть, как ты справишься. Ты же ещё ни разу «первым» не летал, пора уж начинать.
— А куда же я его посажу? Кресла-то только два.
— Ты спецовки старые сложи сзади, пусть на них сядет, нормально будет.
На том порешили и Никита побежал обрадовать друга.

В воскресенье друзья пришли на аэродром и застали возле вертолёта Степаныча, сооружающего импровизированное сиденье в глубине машины. Витька был в форме, ему надо было на службу и он решил облачиться заранее. На приветствие Степаныч только кивнул Витьке короткое – залезай, а Никите, кивнув на кресло первого пилота – запускай. Никита уселся в кресло, надел гарнитуру, защелкал тумблерами и кнопками на пульте. Взвыли винты, набирая обороты и машина тихонько оторвалась от земли набирая высоту.

Витька чувствовал себя неуютно. Во-первых сидение было низким и Витьке ничего не было видно, кроме кусочка неба, во-вторых из-за тряски он уже отбил весь зад и готов был проситься назад, даже пытался что-то кричать, но его не было слышно за шумом винтов. Степаныч что-то сказал Никите, вертолёт тряхнуло и он чуть завалившись на бок, рывками пошел вниз. От страха у Витьки свело ноги и руки. «Пи…дец, падаем» — только успел подумать, как падение прекратилось и вертолёт завис на одном месте, слегка покачиваясь. Витька хотел приподняться, но ноги не слушались. Он поднял голову и увидел Степаныча, склонившегося над ним.
— Ну, накатался, выйти хочешь?
— Да.. – сдерживая желудок, подкативший к горлу пролепетал незадачливый пассажир.
— Так выходи – язвительно сказал Степаныч и потянул какой-то рычаг сбоку от Витьки.
Пол под ногами провалился и страж порядка полетел в пропасть.

и почти сразу влетел ногами в стожок с сеном, провалившись по пояс. Сидеть было мягко, по ногам стекало что-то теплое. Витька попытался вылезти, раскидывая вокруг себя сено. Воняло страшно, вертолет стоял с выключенными двигателями в сотне метров. Кое-как выбравшись из сена Витька увидел подходившего Никиту. Тот молча протянул кусок мыла и спецовку.
— Там пруд недалеко, мы подождем, потом назад полетим.
— Иди ты на..уй со своими полетами, друг называется, сам дойду, а своему Степанычу передай – пиз..ц ему, буду доё..ваться каждый раз, как только увижу, я ему такое устрою… Выкрикивая угрозы и проклятия Витька пошел к пруду…..

— А Степаныч что?
— А Степаныч пока подвозкой или рейсовым ездит.

Дело было лет 20 назад, когда «Скорые помощи» ещё не обзавелись фирменными комбинезонами и куртками с надписью «Скорая помощь», а катались по вызовам в обычных белых халатах. В те годы на подстанциях откуда-то появились армейские бушлаты и шинели, в коих «скоряки» зимой и выезжали на вызовы, дабы не трепать по машинам и квартирам свою верхнюю одежду. Один доктор, весьма крупных размеров, рассказывал, что по его росту, ему досталась шинель аж даже ещё и с погонами майора авиации. Тяжёлых больных, с сомнительными прогнозами на жизнь, завсегда называют «дровами».

Второй вызов «скорой» за вечер к бабульке — декомпенсированной сердечнице, божьему одуванчику с выраженной недостаточностью. Диалог у постели:
— Бабушка, вы «скорую» за сегодня второй раз уже вызываете?
— Да, доченьки, второй раз.
-А почему? В первый раз врачи-то приезжали?
— Да нет, не приезжали.
— . (Вроде, выезд по адресу был. )
— Врачи — нет, не приезжали. Двое военных приехали, постояли, о дровах поговорили и уехали. 🙂

На фоне новостей про представления омона в школе вспомнилась мне история из далекого советского прошлого. После известных событий в Новом Узене (1989) руководство МВД города Шевченко (ныне Актау) решило проверить готовность и способность своих кадров подавлять митингующих и справляться с хулиганами. С этой целью решили провести что-то вроде учений, притащили роту солдат ВВ с щитами и дубинками, пожарную машину, а в качестве массовки завлекли освобождением от учебы студентов. Дело было в ноябре, холодно и ветрено, что не особо содействовало студенческому энтузиазму. Но как бы то ни было учения начались и солдаты построившись и гремя щитами двинулись на студентов, кутавшихся в куртки и мечтавших о теплом чае или о чем то покрепче. Все было уныло и скучно, пока командовавший учениями майор не решил добавить в них капельку реальности, для чего приказал пожарным полить «хулиганов» из брандспойта, что было немедленно исполнено. Обалдевшие от такого сюрприза студенты мгновенно озверели, смяли ВВшников как бумажную салфетку, и отобрав у них щиты и дубинки напали на товарища майора и пожарную команду пытавшуюся запереться в пожарной машине. Через пару минут стекла были разбиты и пожарные вместе с майором предстали пред народным гневом. Больше подобных учений не проводилось, а итоги этих учений так и небыли преданы огласке по неизвестным причинам.

ТРИ БУТЫЛКИ
В середине 90-х годов приехал я по делам в Москву.
Вечер коротаем с рюмками и дальним моим родственником Саней, «крутым владельцем современной европейской стоматологической клиники» аж на 3 почти новых кресла, и его приятелем-военным.
Приятель — майор, служит в военном, соответственно, ведомстве. Но есть кручина — сидит он чуть-ли не на лейтенантской должности и росту ему далее нету или нет, монопенисуально, ибо нету или нет у него нужных связей, крыши, блата, крутого папы или блатного дяди и никто его не «подсадит» вверх.
Я тогда только-только пиаром начал заниматься-зарабатывать, хотя само слово «пиар» услышал совсем недавно и говорил его с ошибками.

— Есть, — спрашиваю у майора,- деньги?
— Нууууу, не знаю. смотря сколько.
— На три бутылки коньяка. Можно две сразу и одну потом.
— Аааа, столько — есть!
— Беги в магазин!
— Саня, тебе ведь реклама все равно нужна? Готов зубы лечить за рекламу своей «европейской зубодёрни»? Ну и ладушки!

Первую бутылку получил личный шофёр генерала-начальника того самого военного ведомства, где прозябал наш приятель-майор, за то, что рассказал, во сколько и какую радиостанцию слушает чаще всего по дороге на работу его пассажир.

Радиостанция, которую слушал по дороге на работу генерал, радостно согласилась, в обмен на бесплатное и безболевое лечение зубов своего начальства, давать по утрам рекламу зубодерам.

Вторую бутылку получил начальник отдела кадров ведомства, который тут же хмуро и честно сказал, что не сможет продавить назначение майору, но, услышав, что продавливать и не надо, сразу подобрел.

Генерал Иванов слегка, конечно, удивился, когда утрами по дороге на работу, радио в машине среди рекламы «европейской Московской Стоматологической лучшей клиники» вдруг стало говорить буквально одним предложением по паре хороших слов о его ведомстве, о нем самом и каком-то «лучшем майоре Петрове в ведомстве великолепного генерала Иванова», но, похоже, ему понравилось. «Доброе слово и кошке приятно».

Спустя пару-тройку месяцев при очередной ротации кадров в ведомстве, начальник отдела кадров приносит генералу кадровые папки на трёх кандидатов на полковничью должность — полковника, подполковника и нашего приятеля-майора.
На полковника начальник слегка хмыкнул, мол, слабоват будет; подполковника просто глянул по диагонали; а майора даже смотреть не хотел, но, когда начкадров назвал фамилию, вдруг оживился «да это же мой лучший майор, давай посмотрим дело».

Третью бутылку, «а потом ещё и ещё» (Мультик про Винни-пуха) мы выпили уже с подполковником)

«Как молоды мы были,
Как искренне любили,
Как верили в себя!»
Незабываемое исполнение Градским.

В работе любого госоргана всегда были и будут по крайней мере два принципа, влияющих на принятие конкретных решений, – требования закона и требования руководства, этакие диалектические проявления единства и борьбы противоположностей. Теоретически они должны быть на одном полюсе, но когда решения касаются чьих-то личных интересов, даже далеко не материальных, эти требования входят в противоречия между собой. И хрен бы да с ними с этими противоречиями, но они отражаются на конкретных людях, в том числе на исполнителях этих требований.
В начале 90-х меня, тогда зонального следователя регионального МВД, курировавшего милицейское следствие полутора десятков городов и районов, послали «разобраться» с одним уголовным делом, которое в госотчетности о следственной работе было поставлено местным прокурором как дело, по которому гражданин был привлечен к уголовной ответственности необоснованно.
Эта графа в отчетах как правило пустовала, а наличие в ней «палочки» считалось огромным минусом в работе всего следственного аппарата.
Мне нужно было, выполняя задание замминистра, найти приемлемое решение по уголовному делу, чтобы не портить отчетность.
Фабула дела была элементарной. Какой-то организации было выделено мясо в тушах для реализации своим работникам. Заниматься этим делом поручили женщине, никоим образом раньше не занимавшейся ничем подобным. И она столкнулась с неизбежной проблемой: с нее поставщики должны были получить деньги по оптовой цене, у нее же от реализации этого мяса сумма выходила меньшая, так как при рубке мяса получаются отходы в виде крошки. В торговых организациях это учитывается и там розничная цена выше оптовой. Здесь же про это никто не знал, поэтому «продавщицу», которая отпускала его своим работникам на 2 копейки дороже оптовой цены, чтобы не доплачивать за естественные потери из своего кармана, наши доблестные работники ОБХСС (отдела по борьбе с хищениями соцсобственности и спекуляцией) предъявили обвинение в обмане покупателей (ст.156 УК РСФСР). Дело направили в суд, но прокурор вернул его на доследование, «подпортив» соответствующую графу в отчете.
Моя задача сложной не была. Я мог прекратить дело, договорившись с городским прокурором, по не реабилитирующим основаниям с направлением в товарищеский суд, на поруки и прочее. Но тем самым я совершенно невиновному человеку подпортил бы биографию. А в том, что обвиняемая была не виновата, я был убежден после изучения всех материалов. Дело прекратил за отсутствием состава преступления.
Короче, действуя по закону, я не выполнил требование руководства. Да еще и оправдываться не стал, заявив своему начальнику, что поступил так, «чтобы не стыдно было людям в глаза смотреть».
— У тебя когда срок присвоения очередного звания?
— Да вот уже подходит.
— Походи пока капитаном.
Вот так из-за конкуренции норм права и мнения начальника я несколько месяцев проходил «заслуженным капитаном» на майорской должности.
Правда потом в связи с какими-то перетурбациями в присвоениях, майора я все-таки получил в считанные дни. Начальство у меня бывало, как правило, не вредное. Но насчет «не стыдно в глаза смотреть» нет-нет да вспоминало.

Передвижное месторождение
Я человек сугубо штатский, поэтому прошу извинить, если допущу какие-нибудь неточности в описании военной жизни, тем более тридцатилетних времен давности. Да и, признаться, рассказ это не мой, а моего сотрудника, сейчас уважаемого человека.
Поэтому условно назовём его, как звала в те годы землячка его в письмах в армию – Вадик
Его девушка Света проживала в какой-то глухомани в Пензенской области и гордилась тем, что её Вадик служил в самОй Москве. Причем, всего лишь за два месяца уже дослужился аж до ефрейтора. Это потому, что служба у него очень важная и секретная, а ещё он в большом авторитете у командиров.
Вадик действительно служил в Москве при каком-то большом штабе, возможно даже Генеральном. Был он механиком в гараже. Гараж обеспечивал служебными автомобилями офицеров и генералов этого самого штаба, который я условно назвал Генеральным.
В задачу ефрейтора Вадика было всегда держать наготове «волгу», которая возила не очень большую шишку из этого штаба, всего-навсего майора. «Волга» была не первой свежести, поэтому Вадику приходилось всё время что-то подкручивать и прокачивать. Из-за такой занятости он ещё ни разу не был в увольнении, поэтому на вопрос девушки Светы — какая она, Москва? — писал, что в увольнении ни разу не был и, наверно, не будет, так как является носителем государственных секретов, которые нельзя разглашать до конца жизни. Возможно, из-за этого его даже не отпустят домой после службы, а засекретят под другим именем, поэтому все те мужские обещания, что он давал ей перед армией под своим именем, вполне могут быть не выполнены по государственным соображениям, уж не обессудь. Такая государственность сильно нервировало девушку Свету. Нервенность эта, выраженная в письмах слезами по строчкам сильно успокаивала Вадика. Слезы девушки Светы были так горючи, что разъедали буквы, написанные шариковой ручкой (Света капала на них одеколоном «Тет-а-тет»).
Водителем у майора был земляк Вадика Серёга. Серёга слегка важничал перед Вадиком, как положено старшему сержанту перед ефрейтором, хоть и земляком. Всегда требовал неимоверной чистоты салона, не то грозился заменить механика на более расторопного. Но в минуты добродушия всегда спрашивал, как там, на родине? Не болеют ли? А в деревне сейчас больше девок или парней? Хорошо бы, девок, а то майор обещал ему отпуск.
Вадик неоднократно просил Серёгу покатать его по Москве, а то что он тут видит? Он и в городе ни разу не был. Знает только: казарма – гараж, гараж — казарма. Приедет домой и рассказать нечего. Разве что открытку с Кремлем показывать.
Но покататься по Москве – это было бы несказанно жуткое преступление. Самоволка, да ещё из секретной части! Ишь, чего придумал! Может тебе ещё на танке последней конструкции да по Красной площади покатать?
Вадик на танке не умел, но в принципе попробовать хотел бы.
Наконец однажды Серёга сказал:
— Так, сегодня в четырнадцать ноль-ноль везу майора к новой Марусе (всех женщин любвеобильного майора Серёга звал Марусями). Пока он с ней дома то, да сё, мы с тобой можем посмотреть город. С тебя газировка и мороженое.
— Неужели разрешил? – радостно изумился Вадик.
— Кто? Майор? Да ты что? Спрячу тебя в багажнике. А когда высажу майора, то вылезешь.
Самоволка стала выглядеть бегством и отдавать криминалом с применением технических средств. Вадик задумался.
— Не боись, — уверил Серёга, — на КПП никто никогда багажники не смотрит. Чего в этом штабе красть – там одни карты военных планов, а их не в багажниках крадут.
Вадик лег на дно багажника, Серега прикрыл его куском ковровой дорожки, который кто-то из предыдущего поколения отрезал от дорожки, что расстилали для встречи какого-то генерала из Африки. Но тот не приехал ввиду скоропостижного переворота и, соответственно, окончания жизненного пути на этом свете. По суеверным дипломатическим традициям дорожкой далее нельзя было пользоваться для встреч других генералов, поэтому её пустили на куски. Одним таким куском Серёга прикрыл Вадика. Получилось удачно, слегка только торчал один сапог. Серега натянул дорожку на сапог, но вылез другой. «Чёрт с ним», — решил Серёга. Так же решу и я, автор, потому что в дальнейшем повествовании этот сапог никак не поучаствовал.
Они проехали беспрепятственно через КПП, потом машина остановилась. Вадик знал: это Серега подал её к подъезду штаба. Хлопнула задняя дверца. Это майор выложил на сиденье пакет с джентльменским набором: шампанское, коробка шоколада и букет красивых цветов, только без запаха, так как это были голландские розы из киоска при штабе. Затем хлопнула и передняя дверь – майор занял своё место.
— К парфюмерше! – скомандовал майор Серёге. – Сегодня, наконец, обещала! Решилась-таки француженка…
И Серёга, и Вадик всегда были в курсе подробностей жизни майора. Исстари дворовые всегда обсуждали жизнь господ. Потом этот обычай передался секретаршам начальников с их персональными шофёрами. Ну а уж Сереге с Вадиком сам Создатель велел быть в курсе, так как майор и сам охотно рассказывал свои похождения своему водителю.
Бравый майор уже вторую неделю обхаживал продавщицу из магазина французской косметики «Ланком», что прямо в центре Москвы. С ней он познакомился, когда выбирал французские духи для предыдущей Маруси. Но когда увидел эту, искусно разукрашенную всеми французскими оттенками, купленные духи тут же вернул продавщице в руки и объявил на чистом французском языке, что покупал духи, чтобы тут же вручить их самой красивой девушке во французском магазине, а может, во всей Франции. Ответ прозвучал благосклонно, но на чисто московском диалекте: женщина была коренной москвичкой, только накрашенной умело и привлекательно. Впрочем, подарок был принят, и вот сегодня «француженкой», возможно, будет сделан ответный ход.
Ехали недолго, Серёга знал адрес. Остановились. В машину впорхнула молодая женщина. Вадик догадался, что она красива по едва слышному аромату духов, долетавшему до его убежища.
— Это мне? – спросил приятный женский голос. – Какой запах чудный, я буду помнить его всю жизнь…
Я забыл упомянуть существенную деталь: «волга» была редкой модели, с кузовом «универсал». То есть, багажник был единым объёмом с салоном. С одной стороны, это было хорошо, так как в багажнике было просторно, и Вадик мог быть в курсе всего, что происходило в салоне. Но, с другой стороны, Вадик опасался проявить себя каким-нибудь шорохом, чтоб не услышали пассажиры.
Квартира майора была далековато, но надо было потерпеть – сам же напросился покататься.
Вадик уже устал лежать на одном боку. Он и по характеру был не лежебокой. А тут ещё после обеденной кормёжки в солдатской столовой у него начало пучить живот. Сначала это не вызывало никакого беспокойства. Ну пучит и пучит – перепучится. Ему было интересно прислушиваться, как отдаёт его машина московские кочки под колесами, как работает её подвеска (надо посмотреть левую сторону). Потом было бы любопытно послушать, о чем будет болтать майор со своей Марусе.
Но майор ни о чем не болтал. Он молча сидел спереди, предвкушая предстоящие диалоги, не предназначенные для публичной откровенности. Маруся же примостилась в уголке сзади, как раз от Вадика через спинку.
Через некоторое время Вадику стало совсем беспокойно. Газовое месторождение, зарождавшееся в недрах багажника «волги», а именно в животе Вадика, росло и по объёмам уже начало доставать всесоюзное уренгойское. Московские кочки грозили прервать затейливый природный процесс и не по-государственному, бездарно, разбазарить народное добро неожиданным прорывом в атмосферу.
Сказать, что Вадик старался беречь доставшееся ему народное добро – это было бы ещё слабо сказано! Он жутко боялся прежде всего того, что процесс стравливания излишков в атмосферу будет сопровождаться могучим тигриным рыком, свойственным его организму как никакому другому в казарме — видимо, передавшимся по наследству. В детстве он даже не мог играть с другими детьми в прятки: его находили по звуку. Позволить себе испустить грозный рык означало мгновенное обнаружение. Дальше понятно — гауптвахта, а то и суд, Сибирь… Прощай, Москва, девушка Света…
Тут он вспомнил, как в детстве его, маленького, бабушка учила пристойным манерам: «Вадик, если надо где-то пукнуть, но чтоб дружки не смеялись – сунь пальчик в дырочку и оттяни в сторону. Тогда никто и не услышит».
Доведенный до отчаяния ефрейтор срочной службы вспомнил завет покойной уже бабушки и воспроизвел его со всей старательностью послушного внука. Бабушка оказалась молодцом, царство ей небесное! – приём сработал абсолютно бесшумно – не то, что рыка, даже мышиного писка. К выпущенному из недр в атмосферу природному кубометру у Вадика стал образовываться следующий, и по опыту Вадик знал, что его организма хватит ещё на два-три таких.
Сначала стал подозрительно осматриваться майор. Первый, кого он заподозрил, конечно, был его водитель. Как опытный сейчас руководитель, автор понимает, что перед майором в эти минуты стала масса нерешаемых задач. Глупо отчитывать водителя при женщине. Что она будет думать о нём как об офицере, под началом которого такие безобразники? А если по большому счёту, то что она может подумать вообще о людях в форме? Да, обо всей нашей армии.
Водитель Серёга в это время думал примерно о том же, но по-солдатски конкретней. «Вот скотина майор, сам наделал, а на меня посматривает. Уж не хочет ли он подставить меня? Вот ему!
Но когда их переглядки с майором участились, Серега несколько изменил свои взгляды на обстановку: «Хотя… Хорошо, допустим я возьму это на себя, черт с ним. Но только чтоб завтра же в отпуск!».
Сержант не знал, что тучи над его головой сгущаются со скоростью атмосферного духовитого вихря.
«А вдруг эта сволочь нарочно хулиганит? – продолжал думать майор. – Может, чем-то я его разозлил и вот тебе – нежданчик…
«За такое мало отпуска, — продолжал строить планы подвига Серёга. – Пусть придумает мне командировку на месяц! А что, какой-нибудь сбор сведений о скрытности подхода к стратегическому коровнику на горе…»
«Да вроде нет, не должен, вон какая морда невозмутимая. – озабоченно решает майор. — Да и не первый же месяц у меня… Тогда кто? Неужели я? Как тогда, на концерте… Задумался и…»
— У тебя нет чего-нибудь такого в багажнике, неуставного? – спросил майор у Серёги. Тот испугался, но бодро ответил:
— Никак нет, товарищ майор. Я нашего механика каждый вечер чищу, чтоб знал!
В раздумьях майор вздумал оглянуться назад. И не поверил своим глазам своему носу. Нос учуял возрастающий градиент зловонного тумана именно с этого направления — сзади.
«Не может быть!» — изумился майор и ошеломленно стал с преувеличенным вниманием пялиться вперед, на дорогу, совершенно, впрочем, её не видя.
Все трое сидящих в машине понимали, что тот, кто бросится открывать окно, тут же будет двумя другими определен как виновник происшествия. Ну, чисто психологически: раз открывает – значит, возле него хапаъ гуще — значит, это ОН!
И экипаж передвижного газохранилища мчался далее по Москве в молчаливом размышлении. А Вадик готовил к обнародованию уже третью порцию…
Майор ещё раз аккуратно, исподтишка оглянулся. Ого! Теперь и глаза подтверждали его подозрения! Женщина сидела, закутав лицо в свой кокетливый розовый шарфик, глаза её блестели от выступивших слёз. Видимо, так бывает с непривычки. Да и то сказать — после ланкомовских ароматов не каждый сможет стойко обонять продукт работы здоровой солдатской плоти.
И когда Вадик отдал людям свою третью порцию, майор окончательно назначил виновника:
«А может, они там в своём французском «Ланкоме» так шутят? А что, нанюхаются изысков – и вот на тебе, для оздоровления психики…»
Тут же ему пришло в голову решение психологической задачи. Как бы спохватившись, он посмотрел на часы.
— Тормозни-ка у метро, — приказал он.
Серёга остановил машину. Майор вышел, вдохнув московский загазованный воздух полной грудью и пошел к группе телефонов-автоматов. Женщина в машине попросила водителя не закрывать дверь.
«Чего это он, вот же в машине телефон…», — подумал Серёга, но быстро понял маленькую военную хитрость.
Через минуту майор быстрым шагом вернулся.
— Так, у меня приказ, срочно быть на месте. Страна не ждёт! – он открыл заднюю дверь. Женщина вышла на волю.
— Дорогая! Вот, пожалуйста, в этом пакете всё для тебя. Да-да, и цветы тоже.
Маруся окунула лицо в букет.
— Запах просто незабываемый, — сказала она, а майор икнул.
Сержант Серёга деликатно отвернулся к окну.
Майор проводил французскую Марусю, пахнущую теперь сложной смесью самых фантастических ароматов, до входа в метро. Серёга смотрел вслед. На ветру облегченно развевался легкий розовый шарфик. Что-то подсказывало Серёге, что конкретно эту Марусю они с майором видят в последний раз…
Что там было дальше – Вадик не захотел рассказывать. Возможно, ничего и не было. Знаю только, что Москву Вадик увидел только после службы, когда вернулся в неё поступать в институт и не поступил, чем обрадовал девушку Свету, которая тут уже не упустила свой шанс. Но этот факт к нашей истории уже не относится, как тот Вадиков сапог в начале повествования.

Броня крепка и танки наши…
В 1978 году служил я планшетистом на командном пункте полка перехватчиков Миг-25П под Днепропетровском.
Лафа, если учений не было, причём неважно по какую сторону границы СССР. Плановые полёты обслужил и делай что хочешь. Авиация никогда дисциплиной не могла похвастаться, а командный пункт – это вообще другое государство, а точнее анклав в части. На КП у нас не было ни подъёмов ни отбоев, ни зарядок ни перекличек. Да и нафиг надо – все и так на виду.
Вроде понято рассказал.
Одним субботним, летним утром проснулся я часиков в пять утра и пошёл до ветру, на поверхность (КП под землёй). Солнышко уже над горизонтом, видимость миллион на миллион, штиль. Стою перед кустиком с первой, утренней папироской в зубах, морда в небо. Лепота.
А зрение то у меня тогда 146% было, не то что теперь! Короче, НЛО увидел, а точнее сразу два. НЛО, напомню, это неопознанный летающий объект, а вовсе не тарелка там или другой межгалактический шушпанцер.
Висят две точки рядом друг с дружкой, движение их глазом не заметно. В свете солнца как капельки ртути. Любопытство подступило.
Спустился на КП, растолкал оперативного дежурного, целого майора, пошли с ним глядеть. Висят.
Надо что-то делать, ПВО мы или кто? Хорошо бы локаторы включить, но разрешение может дать только дивизия, а звонить им должен или ком.полка или начштаба.
Нечухаев (майор) почесался и изрёк: ты меня разбудил, а они что – дрыхнуть будут?!
Позвонил ком.полка, тот в дивизию, получили разрешение включаться, на экранах локаторов чётко увидели отметку. Неопознанная цель!! А какая? Шо оно вообще?
Надо поднимать истребитель, а это уже решает не дивизия и даже не округ. Москва должна знать и разрешать. Разрешили, итить.
Подняли сразу пару с боевого дежурства, они и идентифицировали цели. Сратостаты, блин, не марсияне. Лётчики доложили нашему КП, мы – дивизии, дивизия напрямую в Москву, даже мимо Округа.
Из Москвы команда : сбить нахер! Нуу… мы же вроде как не против, только какие ракеты по шарам пускать, с радионаведением или тепловым?
Пушками, говорят.
А скудова на Миг-25П пушки?! Истребитель-перехватчик средних и больших высот развивающий скорость 3000 км/час летит быстрее снарядов, нахрена ему пушки Нудельмана устанавливать? Самозастрелиться?
Думали-думали, придумали. В Запорожье стоит полк Як-28, а у них пушка есть. Подняли с боевого дежурства пару Як-28, они и сбили эти сратостаты.

Оказалось, что это ФРГадовские метеозонды связанные верёвочкой, чтобы не разлетаться друг от друга. Признаков разведаппаратуры не нашли, и на том спасибо.
Получилось, что зонды пролетели из ФРГ через Польшу, пол-Украины, и если бы я до ветру не сходил, до Свердловска бы летели, или где там Пауэрса сбили.

Когда, в 1987 году, Матиас Руст сел на Красной площади, я вспоминал последовательность процедур предшествующих сбитию метеозондов и думал: броня крепка, но танки наши…

Пысь. Отпуск не дали. Разбуженные в субботу командиры имели другие планы на выходные. Обиделись, да?