Смешные свежие анекдоты, истории, афоризмы, цитаты

— Вот когда кошка во сне урчит — так говорят, что мурлычет! — продолжал обижаться княжич, рассеянно поглаживая сытого кошака. — А когда Иван во сне урчит — так говорят, что храпит! Что ж я — кошки хуже?! Где справедливость?!

Новые анекдоты — основной выпуск №55297

Подходит Али-Баба к пещере.— Сим-Сим откройся!Тишина.— Сим-Сим откройся!Тишина.«Вот черт, вчера же…»— Nickname: Али-Баба! Password: SKvPtyi2845. — Проходи господин!

Новые анекдоты — основной выпуск №55215

Спичрайтер пишет речь Януковичу: «… и настало время развенчать этого гитлеровского прихвостня — ОстапаБендера»

Сборник семейных анекдотов №516

Возвращаясь из гостей жена говорит мужу: — Мало того, что ты уснул, когда хозяйка пела арию из оперы, так когда она взяла верхнее «си», ты проснулся и закричал -«Выпустите собаку!»

Сборник криминальных анекдотов №33

— А вот у тебя тут написано: «Не влезай, убьет! » — Ну… — И как? — Влезают… — И что? . — Убиваю…

Новые анекдоты — основной выпуск №51888

Сегодня на свободу с чисто конкретной совестью вышел Борис ЕфимовичНемцов.

Новые анекдоты — основной выпуск №49601

— Сёма, ты слышал, Яше Рабиновичу опять повезло!— Он что, получил таки повышение по службе?— Нет, его похоронили на Ваганьковском.

Новые анекдоты — основной выпуск №48512

Призывник косит от армии. Кабинет психиатра.Психиатр: Кем вы себя видите, молодой человек?Призывник: Трупом в морге.Психиатр, доставая салфетку, вытирая лоб, что-то пишет и про себяпроговаривает: Так-так, так-так!Призывник: Доктор, а это очень серьёзно?Психиатр: Не знаю, вскрытие покажет…

Новые анекдоты — основной выпуск №46799

Катающийся по волнам на доске с парусом серфингист не заметилналетевшего шквального ветра и был доставлен в больницу с травмамихарактерными для дельтапланеристов.

Анекдот про храп и тягу

Жил в одной семье бульдог. Страшно храпел во сне. Приходит как-то к хозяйке соседка и говорит:
— Как ты можешь этот храп выносить?
— А что делать?
— Есть народное средство. Возьми какую-нибудь тесемку и завяжи ему, ну ты понимаешь где. Сразу перестанет.
Короче, взяла хозяйка старый дочкин бантик, завязала — прекратился храп. Вечером приходит муж, просто в дупель. Плюхается в кровать, начинает храпеть. Жена и ему бантик — и все тихо. Утром просыпается муж со страшного бодуна, идет пописать и видит
завязанный красный бантик. Потом глядит — и у бульдога то же самое. Садится на кровать, долго думает, потом говорит бульдогу:
— Точно я не помню, конечно, где мы с тобой вчера были, но, как видишь, первое место все-таки взяли.

Дело было в Пермском крае, на нефтяном месторождении в тайге значит в начале лета. Дорога такая глуха, что если не в грибное время то там проезжает за сутки может быть пара машин. Ну выпили пива и остановились чтобы слить накопившуюся воду.
Стоим и вдруг слышим звук — ААП -ААп-Аап-ппп. ОДИН из молодых спрашивает что это такое? И вот тут импровизация старого хохмача — да лось заснул. Все смотрим на него.
Ну и вот его примерные слова (перебивали его конечно и вопросы задавали).
«Что вы хотите начало дня вот он и заснул теплынь то сейчас какая. А заснул он потому что бегал всю ночь по девочкам. Ну да лосихи с телятами. Ну ведь не все. А вот звук этот всё равно что храп у людей, лоси могут зажимать нос чтобы в воду бросаться, ну или от мошек. А вот сейчас спит и храпит.»
ОДИН молодой берёт самую большую отвертку и идёт на звук, возвращается откладывает отвёртку берёт монтировку и направлятся в сторону звука. Его отвертку берёт практикант и направляется с ним.
Мы стоим. Хохмач и говорит — Давайте и мы посмотрим что это такое. И мы все направляемся по дороге пешочком, потому что направление немного совпадает.
Проходим совсем немного, метров пятьдесят и вот мы на краю вырубки. А там два лесоруба поставили на пенёк «Дружбу» выкрутили свечу и дёргают стартёр. И звук «ААП -ААп-Аап-ппп» получаетс от того что поршень через отверстие для свечи засасывает воздух. Ну они посмотрели на нас и дальше занимаются пилой. Но всё-таки это тайга и видимо посматривают вокруг.
Видим своих охотников на лося, крадутся между валежником. Тут их увидели лесорубы. Схвати исправную пилу, завели. Встали спина к спине. Наши охотники встали, обошли по большой дуге. Вышли на дорогу и мы уехали.
Вот до сих пор интересно что лесорубы про нас подумали, что рассказывали други.

«Давайте же упьемся в дым.
Чтоб было счастье – молодым!»
Надпись на свадебном плакате.

Истории у меня традиционно длинные, кого это напрягает — листайте.

Ну, не умею я коротко писать, тогда «сводка с полей» какая-то получается.

Недавно на ан.ру была хорошая история про еврейскую свадьбу, тоже вспомнил и решил отметиться, только расскажу про казахскую.

Далекий уже 1987 год. Сибирский город на условной тогда границе с Казахстаном. В нашей институтской группе учились настоящие кондовые казахи: парень и девчонка из Северного Казахстана. Длинное романтическое ухаживание со всеми соответствующими атрибутами, цветами, хождением за руки. и вот наконец свадьба. Пригласил Ильгиз целиком без исключения всю группу. По казахским обычаям свадебный той делается два раза, у жениха и у невесты, но тут родственники как-то сговорились сделать один в деревне (аулами тогда никто не называл) у жениха, но зато какой. Назначили на конец июня после сессии, знаменующей окончание 1-го курса, ну и Рамадан (пост) вроде как закончился.

Сбор рано утром у ж/д вокзала, там автобусы для нас и многочисленных гостей, прибывающих почти одновременно на поездах с Востока и Запада (откуда же еще, Транссиб однако).
Загрузились в три Икаруса — едем сперва в райцентр (примерно 200-250 км.) на регистрацию, а потом уже в деревню (еще 40 км.). Группа собралась вся, за исключением двух человек, примерно треть состава девчонки. В молодости рвануть вот так за много километров, практически в неизвестность, совсем запросто.

А в деревне. Ух ты. За околицей, в бескрайнем и ровном, как пол поле — сколочены лавки и столы, установленные буквой «П». Простенький навес, крытый рубероидом, от ближайшего столба «кинуто» освещение, в виде множества лампочек без абажура, висящих над столами просто на проводах. Лавки и столы из неструганной доски, выписанной колхозом, но скамьи застелены коврами, половиками, покрывалами, а на столах просто развернули рулоны из дешевого ситца вместо скатерти. Выглядит всё весьма аскетично, но вот размеры. Человек на четыреста, если не на пятьсот! Поодаль вырыты ямы и установлены деревянные туалеты, там же сооружены открытые, просто прибитые гвоздями к доске рукомойники, возле каждого дощечка с порезанными кусками хозяйственного мыла. Для ночевки гостей поставили почти рядом с «П» несколько аутентичных, огромных войлочных юрт. Культурный шок для городских жителей, мягко сказать, а некоторые девчонки еще вырядились на каблуках, несмотря на предупреждение. Но это цветочки.

На столах никаких разносолов или салатов. Только овощи. Ну как овощи — немного ранних огурцов целиком, на четвертинки порезанные сырые луковицы, цельные дольки чеснока, перья зеленного лука и молодой укроп, как вырванный, так и положенный пучком. Когда уселись за стол, подали на больших столовских подносах парящее, разваренное мясо, говядина тоже была, но в основном баранина. Рядом в кастрюлях бульон (шурпа или сюрпа). Перед каждым гостем тарелка и глубокая пиала под шурпу. и никаких столовых приборов. Не называть же прибором классический граненный стакан. ))

В тех же стаканах на столах через пару-тройку метров черный перец и соль, насыпанные до половины. Еще были хлопчатобумажные полотенца, вернее, я бы назвал — «рушники», как бы это не странно, с вышитым традиционным украинским орнаментом. Вот и весь антураж.
А из напитков только водка. И еще раз водка. Где уж взяли в таком количестве в те жуткие антиалкогольные времена — история умалчивает.

Мы уселись компактно, где-то в середине. На свадьбе примерно пополам казахских и. хотел написать славянских лиц, но вспомнил про немецкую деревенскую диаспору. Хотя те казахстанские этнические немцы иногда уже были больше русские, чем многие русские по паспорту. Вот напротив и рядом с нами такие и оказались. И как-то очень легко они нас взяли «на слабо», наливая по половине стакана, как впрочем и везде за столами, подзуживали пить до дна, типа, «ты что не мужик?» или «невесту с женихом не уважаешь», или «за такой тост (Пусть горя в их (молодых) жизни будет столько — сколько останется на дне ваших стаканов) надо до дна» и тому подобное. Над девчонками правда смилостивились, после первой наливали уже по четвертинке. Кто-то из наших попытался вначале сказать «фи», типа дайте мне вилку или запить, но на них не обратили никакого внимания, а голод не тетка, с раннего утра ничего не ели, а тут такой запах свежесваренного мяса. Опять же про чужой монастырь все помнят.

Несколько казахских бабок, в повязанных по самые глаза цветных платках, шустро носились вдоль столов, подкладывая половниками куски и наливая в пиалы ароматную шурпу. Горячо-жирно-вкусно, еще раз жирно и непревзойденно-обалденно вкусно. Кто не понимает разницу между парным, свежеприготовленным мясом, которое еще час назад «бекало» и блюдом из охлажденного, а тем более размороженного. — мне не о чем с вами говорить. Совершенно разный продукт. Серьезно. Как слепому с рождения объяснять, что такое радуга. В данном случае — яркая, насыщенная радуга запаха и вкуса. Вот аналогия: Одно дело когда ты ешь, нагретую и напитанную солнцем, налитУю, спелую клубнику «с куста», совсем другое растаявшую из морозилки. Я думаю, никто даже сравнивать бы не стал.

Я ел и не мог остановиться, наверное с килограмм уже убрал под пять тостов. Пьяным себя ни капельки не ощущал и в принципе «не гнали», тосты говорились длинные, по восточному цветистые, было время основательно поесть.
Наконец, народ потянулся из-за стола, кто покурить, кто уже плясать, включили поодаль музыку, огромные колонки с устрашающих размеров усилителем, принесенные из клуба, вне помещения звучали мягко «не ахти», но кто там придирался.

Вот нифига себе, это что ж получается, подумалось мне: Я уже выпил бутылку водки? До этого даже близко к таким объемам не приближался, ну пару, максимум тройку рюмок по большим праздникам, типа Нового года или 8 марта. а сейчас чувствую себя, только как лишь очень слегка выпившим. Вот это закуска!
Теорию все знают, и я тогда знал, типа: надо за несколько минут съесть кусок масла и опьянения не будет, но чтобы так действенно.

Помыл липкие руки и присоединился к танцполу под бессмертную, заводящую Moskau от Dschinghis Khan. С минуту-другую активно подвигался и в желудке вдруг стало горячо-горячо, а мне легко и весело, хотелось скакать и брыкаться, как молодому жеребенку. И не мне одному. Такой вот парадокс, встали из-за стола все почти трезвыми людьми, а вернулись после танцев абсолютно пьяными.
Дальше фрагментарно, опять ел и пил, лихо плясал и даже с кем-то пытался «выйти» в бескрайнюю степь, но почему-то так и не вышел. Были, и кража туфли, и невесты, и во всем очень активно участвовал. А вот как спать ложился в юрту вообще выпало.
Утром проснулся с затекшей шеей от непривычного сна без подушки. Огляделся в юрте. Мама дорогая! Вповалку, вразнобой. «Смешались в кучу кони, люди. » Вру, конечно, коней не было, но не сильно преувеличил, одна девка во сне брыкалась, «шо та кобыла».

Похмелья особо не было, но снова мгновенно попал в «цепкие руки.»..
И был вкуснейший плов, и был бешбармак. и даже вилки появились. Но день как-то очень быстро промелькнул. Опять плясал, с кем-то все-таки «выходил», но драки не помню, кому-то оказывал недвусмысленные знаки внимания, но логического конца вроде не было, даже лицо не осознаю.

Снова утро. Противно пахнет сырой кошмой, носками, немытыми телами и чьим-то неудержанным содержимым желудка. И еще какими-то дешевыми духами или дезодорантом.
Тошнит. Медленно осознаю себя. Лежу щекой на чем мягком, похоже в юрте. Хочется одновременно выйти на свежий воздух и. вообще не шевелиться, дабы не не расплескать эту боль. Хочется безумно пить и возможно еще больше — обратного процесса. Возжелается, по мужскому утреннему обыкновению, женщину и. мама. уже не хочется, в нешуточном страхе отодвинулся-сполз с богатырской груди какой-то страшной, старой (для того возраста), огромной бабы. Бля. Неужели. Да не-е, она одетая, и колготки, и юбка с кофточкой.
А вот я чего полностью голый. В голове полный раздрай и противоречивость желаний. В юрте спит с десяток человек казахской внешности. Где я? Где моя одежда? Кроме носков на мне ничего. Надо срочно валить. А как? Мелькнула мысль надеть на чрезмерно налитые кровью гениталии носок и так выползать. Вот тоже вовремя, типа организм говорит диким желанием, мол, если ты себя так убиваешь, то давай уж напоследок род продолжим.
Глянул на часы — восьми утра еще нет, осторожно выглянул наружу. Ну, бля. Сидит за столами человек пятьдесят, словно и не расходились. Представил себя со стороны, голышом и с недвусмысленно торчащим на причинном месте носком. Про это в деревне и потом в институте будут ходить веселые легенды.
Что же делать то. Заметил, что один молодой мужик спит, положив под голову свернутый пиджак. Осторожно начал вытаскивать, интересно, что подумает, если проснувшись, увидит меня в полной половой готовности, склонившегося на коленях над ним. Чуть не хихикнул, представив. Надо бы поаккуратнее, то-то «визгу» будет, не отбрешешься.
Завязал рукавами на поясе, вышел. Думал незаметно скользнуть за юрту и там оправиться, но сразу заметили, разразились восторженными криками, пришлось так и идти больше 100 метров в туалет, словно по большой сцене. Боже, как стыдно то. Уши и лицо ощутимо горели. И чего вчера я такого набурагозил?

Одежду я нашел в «нашей» юрте, аккуратно сложенную и с игриво поверх раскинутыми трусами. Это точно не я так сделал. Что же вчера было? Провалы в памяти — первый признак алкоголизма — услужливо подсказал мозг. Или второй? О чем думаю? А вот, что надо с водкой сегодня однозначно завязывать — это точно. Решено.
Начали выползать из юрты мои одногруппники с помятыми лицами, а одна с сильно покусанным комарами. Уснула, где-то на улице, что ли?
По тому, как их одобрительными криками встречали гости, и как они стыдливо прятали глаза, покрываясь румянцем. — похоже не я один вчера «корки мочил».

Сижу скромно, пью крепкий черный чай, не обращая внимания на подначки и советы бывалых мужиков про «необходимость поправить кислотно-щелочной баланс». Даже одна мысль вызывает рвотные спазмы. На меня перестали обращать внимание, а я прислушиваюсь к разговорам, может про меня чего скажут. О-о! А вот это я помню, даже снова засмеялся.

Мой одногруппник давно подбивал клинья к симпатичной однокашнице, но как-то не заходило. А тут такой «romantic» на пленэре с водкой и танцами. Короче, на второй день уговорил он ее все-таки прогуляться под звездами в степь. А на звезды там безусловно стоило посмотреть, когда отойдешь подальше от света, в безлунном небе точно раскинутая плотная серебряная парча с частым вкраплением сверкающих, крупных бриллиантов. Под таким небом уже и поцеловались неоднократно, и подержались за все что можно и за что не надо бы, и решил он события немного форсировать. А ушли они далеко по петляющей полевой дороге, на которой, в отсутствие уже больше недели дождей, слой мягкой пыли образовался, в почти сантиметр толщиной. И нет, чтобы отойти подальше в сторону, сдвинул даму буквально на пару метров, и не придумав ничего лучшего, приложил на запорошенную пылью, осевшей от проезжающих машин, траву. Этого в темноте видно не было, но только в дамских романах и у поэтов такая спонтанная любовь на лоне природы выглядит возвышенно и романтично. Как там у Есенина:

«Зацелую допьяна, изомну, как цвет,
Хмельному от радости пересуду нет.
Ты сама под ласками сбросишь шелк фаты,
Унесу я пьяную до утра в кусты.»

Ага, в кусты, ага, до утра. А КОМАРЫ? Наши родимые комары, от многочисленности которых ты в ночных кустах возненавидишь любого, кто тебя туда завел.
Или, например, классический, пресловутый сеновал. А вы пробовали голым задом прилечь на колючее сено? От такой акупунктуры любая страсть напрочь мгновенно пропадет. Я на сеновал без толстого одеяла никогда ни ходил, а вот романтики писатели и поэты явно сами не пробовали.

Вот и тут, побарахтавшись на грязной, колючей траве, она, ошалев еще от ерзанья противно-пыльными руками по своему телу, решительно стала отбиваться. Степная, мелкодисперсная пыль, это вам не сухой речной или морской песок, который легко отряхивается — та прилипает намертво, везде и сразу. Махом кончилась романтика и любовь. Он, по пьяному делу, сразу не поняв и не осознав, такой перемены, продолжил настойчивые, страстные попытки, но в итоге получил коленом в известное место и ошеломленно отвалился. А она вскочила, и плача, не разбирая дороги, напрямки бросилась к свету далеких фонарей, гуляющей вовсю свадьбы. Какие уж тут звезды.

Фыр-р-р. — какая-то степная птица резко взлетела из под ног, напугав ее до окончательной паники. А когда она, метнувшись в сторону, провалилась в неглубокую, но неожиданную канаву (К-700 буксовал по весне), с только немного подсохшей липкой грязью на дне, то кто-то резко и крепко схватил ее за волосы.

В музыке случился перерыв и дикий, многодецибельный и продолжительный вопль, в котором уже не было ничего человеческого, заставил смолкнуть все разговоры.
— Шайтан-ана. — громко в тишине одна из казахских бабок, со сморщенным и темным как печеное яблоко лицом.
— Бесится, что у людей праздник. — все, как-то протрезвев, притихли, с суеверным ужасом вслушиваясь и вглядываясь в ночную степь.

А когда бедная девочка, все-таки вырвавшись, с колоссальными потерями для прически, из репейника и громко подвывая — выскочила на освещенное место из-за туалетов, то стоявшие там женщины, с заполошными визгами бросились врассыпную. И даже один мужик, тоже издав до неприличия тонкий взвизг. А было от чего! С размазанными грязными руками слезами, с причудливыми узорами грязи и пыли по лицу, со всклоченными волосами, с несколькими застрявшими репьями, с дикими, безумными глазами, в расстегнутой грязной блузке (лифчик потеряла), где виднелось отчего-то жутко несимметрично-полосатое черно-серое-белое тело. в юбке собранной на талии, в одной туфле, в дранных, приспущенных колготках под которыми угадывались бывшие когда-то белыми трусики. еще и руки с черными ладонями к людям протягивала. — вылитая получилась Шайтан-ана. )) Без преувеличения.

Рыдающую девчонку увели куда-то опомнившиеся женщины, а прибежавшему по дороге парню, немного офигевшему, от такой ситуевины, местные мужики дали по лицу и несколько разочаровано, потому, что не сопротивлялся и никто не заступался, ушли за стол. Ну куда ты придурок, городскую девочку в степь на предмет любви поволок, не подготовившись? Потом выпили еще вместе с пострадавшим, нехило поржали, осознав ситуацию, и снова, и снова вспоминая, как она с воем выскочила из темноты. Даже сегодня вспомнил с улыбкой.

А сегодня под восторги гостей появились наконец молодые, невеста уже без традиционной шапочки, а жених. с разбитым, похоже вчера, носом, да так, что фингалы поползли под оба глаза. Я покрылся холодным потом, что «. часовню тоже я. «? Ой, хоть бы не. И ведь дрался вчера с кем-то, костяшки на правой руке содраны, болит и немного шатается передний зуб, хотя губа цела. Лыбился, как идиот, что ли?
Пронесло. Оказывается, теперь смущенно молчащему жениху, прилетело вчера резко открытой дверью туалета, когда он неосторожно подошел слишком близко (версия невесты). Чего только не бывает на свадьбах. ))

И были блины с топленным маслом и медом, и был классный хрустящий «хворост», и были офигенные манты. вот только без алкоголя не было аппетита. Выпил, наверное, уже литра три крепкого чая. Трезвый, грустный, чувствовавший себя неуютно грязным, без городской цивилизации, испытывающий еще какой-то нестерпимый, глубинный стыд, я пытался потихоньку узнать, что же все-таки было вчера. Кто меня раздевал (и с какой целью?), аккуратно складывая вещи, почему и как я голый оказался в другой юрте? Подвыпившие опять одногруппники, на мои наводящие вопросы:
— Да ты не парься братан. Всё пучком. Да я за тебя. Орём пацаны. Не ссы, братуха. Да ты красава. Всех порвем. Фигня война. Пойдем лучше выпьем! — краткая антология ответов, сводившихся к последнему.
— Да забей. не бери в голову, бери в рот. ОЙ! — это от самой скромной и малопьющей, но уже хорошо поддатой одногруппницы.
Как же трезвому неуютно среди бушующего разгула. Сорваться поводов была масса, но я тогда, с возвышенным юношеским максимализмом, жестко тренировал практику непреложного решения. Пообещал даже про себя — делай железно и сразу, не позволяй никаких компромиссов.

Потихоньку гулянка утихомирилась, все-таки третий день уже закончился. И я прилег в юрте, но спать не смог, мешал многоголосый пьяный храп, тяжелые периодические всхлипы и стоны, и тяжелый воздух, насыщенный многоаккордным перегаром. Вышел и пошел в одиночку гулять по просыпающейся степи, встречая летний, ранний, красивый, степной рассвет, пронизанный звонкими трелями проснувшихся птиц. Ай, как хорошо! Немного продрог и вернувшись, умиротворенно сразу уснул в теплой юрте.

Утром приехали автобусы. А многие (половина точно) гостей осталось, говорили, что некоторые специально на такой случай отпуск берут. «The Show Must Go On». Да сколько же у них здоровья, так гулять? И ведь многие весьма в годах были, прошедшие великую войну или даже испытавшие на себе сталинское жестокое переселение поволжских и донбасских немцев в казахскую степь, с дырявыми теплушками и холодными землянками, наскоро вырытых в мерзлой земле. Что тут сказать, переделав классику: «Богатыри, не мы. «

А вот над помятыми и страдающими одногруппниками я (бодр и свеж) вволю поиздевался в автобусе. Взял экскурсионный микрофон и прочитал пародийно-лекторским тоном нравоучительную почти часовую лекцию «О вреде пьянства и алкоголизма». Поймал вдохновение, ссыпал цитатами из классиков, шутками и анекдотами, словно заранее готовился, жалел только, что нет наглядной агитации, типа плакатов, демонстрирующих печень алкоголика. Развеселил народ, водила даже пару раз руль бросал, закатываясь. Закончил только тогда, когда почувствовал, что начинаю повторяться и инициативная группа товарищей меня полушутя буцкать толпой собралась за переходы на конкретные личности.

В группе после свадьбы установилось молчаливое, стыдливое табу на любые воспоминания о ней. Несколько раз пытался даже совсем прямо, что-то узнать, но натыкался на типа:
— Да не помню я, пьяный был. Я к тому моменту , наверное, уже вырубился. Я вообще ничего не видел (а) и не знаю о чем ты. — так, что тот стыдный момент для меня до сих пор непонятная загадка.

Поддерживаю отношения с одним казахом-сослуживцем и вот он пригласил меня летом на свадьбу к старшему сыну. Приезжай в поселок, дорогих гостей много будет. Аж немного вздрогнул, вспомнив. Может лучше вы к нам?

Я после этого бывал на многих свадьбах, но по количеству присутствующих, объемам съеденного и особенно выпитого той свадьбе нет равных. Что может быть суровее и беспощаднее казахской свадьбы?
Ну, если только башкирская. Но это уже совсем другая история, может когда-нибудь расскажу.

P.S. И да, чуть не забыл: Ни одна лошадка, пёсик или котик — не пострадали. ))

Сергей Шрайбин вздохнул, размял пальцы и начал набирать текст статьи.
«В то время как некоторые посмели сомневаться в победе нашей сборной, наши игроки, отбросив все сомнения, выиграли у соперников».
Шрайбин поморщился и стёр написанное. Почесал подбородок, сжал губы и напечатал «Победа нашей сборной однозначно знаменует предстоящую череду побед нашей страны на спортивной и политической аренах».
«Уже лучше», подумал Сергей и на всякий случай сохранил текст. Приложился к бутылке минеральной воды, немного походил по комнате. Продолжение никак не сочинялось.
Бывают в жизни такие моменты, когда не идёт работа. Не помогают ни долгие прогулки, ни чтение классики, ни бутылка.
Шрайбин посмотрел на часы. Где же курьер?
Этот препарат ему посоветовал старый друг Алексей Топоров, ныне успешный писатель.
— Старик, — сказал Топоров, выслушав очередную жалобу об исчезнувшем вдохновении, — есть одна штука, помогает, если не пишется. Держи телефон. — Алексей протянул визитку.
Шрайбин тогда с сомнением повертел в руках белый картонный прямоугольник. «Пик-переживания по Москве при общей сумме заказа от 3000 рублей. Доставка по России от 49 рублей. Скидки и бонусы для постоянных клиентов». Но сегодня выбора уже не было.
Звонок входной двери отвлёк от размышлений. Открыв, Сергей посмотрел на курьера взглядом человека, измученного нарзаном:
— Товар надёжный?
— Фирма гарантирует пик-переживание в течение пяти минут после приема препарата. Во избежание судебных исков должен вас предупредить, что частый приём «Пикодина» может вызывать привыкание. Так что пользуйтесь им не чаще одного раза в сутки. И вообще, — курьер сменил тон с официально-делового на доверительный, — читайте перед применением инструкцию.
Быстро отсчитав купюры, Шрайбин закрыл дверь за посетителем. Выключил дверной звонок, отключил домашний и мобильный телефоны. Открыл текстовый редактор, поставил в настройках автосохранение каждую минуту. Если он не сдаст к завтрашнему утру статью о победе сборной, его поднимут на смех коллеги. Надо же было купиться на пари!
Накануне решающего матча, когда в финале сошлись сборные Бразилии и России, Сергей на всю редакцию пообещал, что в случае победы наших напишет заметку за одну ночь. После победы сборной России коллеги тут же поймали его на слове. Кто же знал, что именно в это время на Шрайбина нападёт полная неспособность выжать статейку хотя бы на абзац!

Уже в первые секунды Сергей понял, что это оно — вдохновение. Пальцы бегали по клавиатуре с бешеной скоростью. Шрайбин тут же начал исправлять текст, сокращая первые длинные фразы и вставляя более ёмкие слова. Возможно, что прошло больше пяти минут, но озарение никуда не делось. Сергей правил и правил текст, иногда перечитывал, чтобы насладиться красотой слога. Когда глаза начали слипаться, Шрайбин вновь посмотрел на часы. Он сидел за компьютером уже два часа. Почти на автомате Сергей нажал кнопку «Сохранить» и, встав с кресла, рухнул на диван.

Утром голова раскалывалась, как после хорошей попойки. Схватив оставленную с вечера бутылку минералки, Шрайбин одним глотком осушил её. Затем сел перед экраном и посмотрел на открытый текстовый редактор. Мотнул головой, протёр глаза. Сергей ещё раз перечитал то, что написал под действием препарата.

«Смеркалось в тот день в рано, в 17.20 по местному времени. Ночь возвращения выдалась темная и дождливая, точно само небо плакало, провожая наших ребят. Поезд, погромыхивая на стыках, несся, выбрасывая искры, как дракон, в непроглядную тьму. Проводник, бродящий в гордом одиночестве по тихому вагону, бросил мимолётный взгляд на термометр за окном и зябко поежился — мороз крепчал. Капли дождя, чертившие косые стрелки по стеклу, превратились в пушистый снег, мятущийся в неверном свете луны крупными хлопьями. Из каждого купе раздавался храп участников сборной по футболу. «Умаялись», — тепло подумал проводник, — «соколы наши». Разделав соперников под орех, усталые, но довольные победой игроки возвращались домой, раскинув руки и напряженно вздрагивая, словно и там, во сне пытались поймать мяч.»

Одной из историй навеяно

В бытность студентами-медиками пошло какое-то поветрие по игре в карты. Играли в храп, покер (американский), и, конечно, в преферанс. Играли на лекциях, в перерывах, вообще ловили момент.

К 6-му курсу большинство уже женатые, и решили на дежурстве в больнице расписать пульку. Для студентов дежурства были бесплатными, мы набивали руку на ассистировании, да и на операциях, больница получала бесплатные руки положить-переложить больных, сделать уколы и пр.

И вот 3 молодых спеца собрались, и сели писать пулю в конференц-зале, который до утренней пятиминутки никому не нужен. Из этих студиозусов поучилось в дальнейшем 2 профессора и 1 бизнесмен средней руки. Расписали 2 по 50, Поиграли в покер. Покатали шары на бильярде, который был в этом же зале

Алкоголя никто не взял, что и удивительно. Это-то и нас спасло!

Поутру начался разбор полетов. Сестры ночью перепились (хрен знает чего и кто их поил, нам не до того было). Одна обрыгалась ночью в коридоре, другая послала хирургов на . по месту работы урологов. Третья, будучи подругой ответственного хирурга, отказала ему под предлогом, что ее только что поимели.

Разборки и, естественно, подозрения на студентов.

Но! 3 Заведующих отделениями, прямо на планерке, независимо друг от друга и несговариваясь, заявили, что эти 3 студента (про нас) были у них в отделении (сразу трое и в трех отделениях!), там работали — выносили горшки, брили больных и пр., водки не пили, в безобразиях не участвовали и из отделения не отлучались.

Дело замяли за отсутствием подозреваемых и невозможности докопаться до истины. Но ведь никто и не пострадал

Но, после планерки, каждый из этих заведующих, и наши преподаватели, и просто рядовые хирурги, посчитали необходимым подойти и поинтересоваться: «Мы их (медсестер) по очереди трахали, или одновременно втроем?»

А спирт с 40% глюкозой — вкусная вещь, и глюкоза с аскорбинкой утром на опохмелку.

Мужской храп задуман природой для того, чтобы женщина не слишком огорчалась, когда муж не приходит домой ночевать.

Источник: https://www.anekdotas.ru/smeshnye-svezhie-anekdoty-istorii-aforizmy-citaty-5-2

Top

Сайты партнеры: Сонник, толкователь снов | Блок о щенках и собаках | Погода в Санкт-Петербурге России Мире | Копирайтинг студия TEKT | Газобетон стеновой с захватом для рук