Свежие анекдоты про границу

На нашем сайте собраны свежие анекдоты про границу. Читаем, улыбаемся, а может даже и смеемся!

Пока Америка размещает у наших границ свои системы ПРО, мы размещаем в центрах их столиц своих олигархов.

На границе. Останавливает таможенник маленькую девочку и спрашивает:
— Что это, девочка, у тебя за порошочек?
— Это, дяденька, героин!
— Да нет, героин белого цвета, а у тебя оранжевый.
— А это, дяденька, детский героин, с апельсиновым вкусом.

Когда мои соседи делают ремонт, я включаю сатисфэкшн и моей фантазии нет границ..

— А ты где отдыхал, за границей?
— Да я летать боюсь.
— Так ты перед вылетом выпей.
— Так я когда выпью, мне и тут хорошо.

Русский человек мечтает о двух вещах — выгнать всех нерусских из России и уехать жить за границу.

— Для строительства стены на границе с Россией нужно пригласить специалистов с многолетним опытом!
— Китайцев, что ли?!

— Кабмин выделил первые 100 миллионов на строительство «Стены» на границе с Россией.
— Не мешало бы переписать номера купюр, чтобы узнать, у кого они окажутся.

На границе с Китаем дальнобойщик стоит в очереди на таможенный пункт. К нему подходит китаец и просит:
— Слусай, друк, помоги перебраса, ну осень нада! Мы тебе заплатим! Нас немного, всего двасать.
— А как же я вас перевезу?
— А мы в кузов залезем и брезентом накроемся.
— Ну ладно, полезайте.
Китайцы залезли в кузов, мужик их куском брезента накрыл, подъезжает к таможенному посту. Таможенник:
— Та—ак, что везем?
— Партию рубероида. Вот документы.
— Рубероида, говоришь? — с этими словами таможенник берет длинную металлическую пику и начинает дубасить ею по грузу.
Поколотил, потыкал… Тишина.
— Хорошо, можете проезжать.
Водитель благополучно пересекает границу, отъезжает немного подальше и высаживает пассажиров. Бригадир китайцев протягивает ему деньги и говорит:
— Спасибо, друк! Но только в следуюсий раз говори, что лампоски везешь, а то осень больно!

Допрос в КГБ.
— Фамилия?
— Сахаров.
— А точнее?
— Сахарович.
— А точнее!
— Цукерман.
— Дети есть?
— Нет.
— Здесь написано, что есть.
— Это не дети — это выродки.
— Родственники за границей есть?
— Нет.
— Здесь написано, что есть!
— Это они дома, а я за границей…

Изя с мешком за плечами переходит границу.
— Что в мешке? — спрашивает таможенник.
— Корм для канареек.
Таможенник заглядывает в мешок.
— Но ведь там кофе! Разве канарейки будут есть кофе?
Изя пожимает плечами:
— Значит, останутся голодными!

Анекдоты про границу

Допрос в КГБ. — Фамилия? — Сахаров. — А точнее? — Сахарович. — А точнее! — Цукерман. — Дети есть? — Нет. — Здесь написано, что есть. — Это не дети — это выродки. — Родственники за границей есть? — Нет. — Здесь написано, что есть! — Это они дома, а я за границей…

  • Обсудить
  • Поделиться

Еврея вызывает в отдел кадров: – Что это вы пишете, что у вас нет родственников за границей? У вас же дядя в Израиле! – Так это не он, это я за границей.

  • Обсудить
  • Поделиться

На русско-эстонской границе русский таможенник проверяет у эстонца паспорт и с удивлением замечает: — Да у вас паспорт без даты?! Эстонец: — Та, та, у меня пистатый паспорт

  • Обсудить
  • Поделиться

Стоят на польско-белорусской границе русские автолюбители. Пробка растянулась на 2 км. Поляки медленно, с неохотой пропускают машины, и один русский подходит к таможеннику и говорит: — Пан знает когда немцы на Польшу напали? — Да в 1939 году. — Пан знает когда немцы на СССР напали? — Да в 1941. — А пан знает где, что они все этих 2 года делали ? — НЕТ! — Да они, млять, на польской таможне оформлялись!

  • Обсудить
  • Поделиться

Спрашивают немца: — На какой машине в магазин ездите? — На BMW — А за границу? — Ну за границу на Мерседесе Спрашивают фрацуза — На какой машине в магазин ездите? — на Renault! — А за границу? — За границу на Peugeot! Тогда спрашивают нашего: — На какой машине в магазин ездите? — на троллейбусе! — А за границу? — А мы за границу не ездим! — Ну а если нужно? — А нам не нужно! — Ну а если В-О-О-О-О-Т так нужно? — Да не нужно нам! — Ну а если В-О-О-О-О-О-О-О-О-О-Т так по горло нужно? — Ну если В-О-О-О-О-О-О-О-О-О-Т так по горло нужно, тогда на ТАНКАХ!

  • Обсудить
  • Поделиться

Идет оформление и девушка спрашивает пенсионера: — За границей были? — Да. — Где? — В Праге, Дрездене, Берлине. — О, наверное, автобусный тур… — Нет на танке в 45-ом.

  • Обсудить
  • Поделиться

Министр иностранных дел Германии влетает в кабинет Ангелы Меркель и в панике сообщает: — Фрау Меркель, на границе тысячи беженцев и они все прибывают и прибывают. — Сирийцы? — спрашивает Меркель, — так впускайте, какие вопросы! — Нет, немцы! Они просят их выпустить!

  • Обсудить
  • Поделиться

— Родственники за границей есть? — Нет. — А здесь написано, что у Вас брат, сестра, родители и дядя в Израиле. — Так они — на родине, это я — за границей.

  • Обсудить
  • Поделиться

Штирлиц шел в кафе «Элефант» на встречу со своей женой. Ее уже в четвертый раз везли через линию фронта и три границы, и каждый раз оказывалось, что это не его жена.

  • Обсудить
  • Поделиться

— Какая разница между гениальностью и тупостью? — Гениальность имеет границы.

  • Обсудить
  • Поделиться

Худшая судьба для собаки – охранять границу между Северной и Южной Кореей. Как говорится, шаг влево, шаг вправо…

  • Обсудить
  • Поделиться

На границе с Китаем дальнобойщик стоит в очереди на таможенный пункт. К нему подходит китаец и просит: — Слусай, друк, помоги перебраса, ну осень нада! Мы тебе заплатим! Нас немного, всего двасать. — А как же я вас перевезу? — А мы в кузов залезем и брезентом накроемся. — Ну ладно, полезайте. Китайцы залезли в кузов, мужик их куском брезента накрыл, подъезжает к таможенному посту. Таможенник: — Та-ак, что везем? — Партию рубероида. Вот документы. — Рубероида, говоришь? — с этими словами таможенник берет длинную металлическую пику и начинает дубасить ею по грузу. Поколотил, потыкал. Тишина. — Хорошо, можете проезжать. Водитель благополучно пересекает границу, отъезжает немного подальше и высаживает пассажиров. Бригадир китайцев протягивает ему деньги и говорит: — Спасибо, друк! Но только в следуюсий раз говори, что лампоски везешь, а то осень больно!

  • Обсудить
  • Поделиться

Водитель эстонец подъезжает к российской границе с грузом труб. Таможня спрашивает его: — Что везешь? — Труппы. — Как, в гробах? — Нет, навалом.

  • Обсудить
  • Поделиться

Штирлиц перешел границу незаметно. Об этом он узнал из утренних газет.

  • Обсудить
  • Поделиться

Новые поправки и дополнения к существующим таможенным правилам приняты на Украине. — Теперь все въезжающие граждане иностранных государств должны будут вносить в таможенную декларацию свой собственный вес, заверенный офицером таможенной службы. — При выезде с территории Украины иностранца на границе вновь взвесят и в случае превышения занесенного в декларацию веса с него возьмут соответствующую пошлину.

Анекдоты про границу

граница-наступает НАТО,
что делать?- Думает народ,
нам свалку на границу надо,
за ПРО-им сероводород.

Человек-медоед
Хочу рассказать про мужика-медоеда. Этот отморозок вызывает во мне искреннее восхищение.
Жил-был Адриан Картон ди Виарт. Родился он в 1880 году в Бельгии, в аристократической семье. Чуть ли не с самого рождения он проявил хуевый характер: был вспыльчивым до бешенства, несдержанным, и все споры предпочитал разрешать, уебав противника без предупреждения.

Когда Адриану исполнилось 17 лет, аристократический папа спихнул его в Оксфорд, и вздохнул с облегчением. Но в университете блистательный отпрыск не успевал по всем предметам. Кроме спорта. Там он был первым. Ну и еще бухать умел.
— Хуйня какая-то эти ваши науки, — решил Адриан. — Вам не сделать из меня офисного хомячка.

Когда ему стукнуло 19, на его радость началась англо-бурская война. Ди Виарт понятия не имел, кто с кем воюет, и ему было похуй. Он нашел ближайший рекрутерский пункт — это оказался пункт британской армии. Отправился туда, прибавил себе 6 лет, назвался другим именем, и умотал в Африку.
— Ишь ты, как заебись! — обрадовался он, оказавшись впервые в настоящем бою. — Пули свищут, народ мрет — красота ж!

Но тут Адриан был ранен в пах и живот, и его отправили на лечение в Англию. Аристократический папа, счастливый, что сынок наконец нашелся, заявил:
— Ну все, повыёбывался, и хватит. Возвращайся в Оксфорд.
— Да хуй-то там! — захохотал ди Виарт. — Я ж только начал развлекаться!

Папа убедить его не смог, и похлопотал, чтобы отморозка взяли хотя бы в офицерский корпус. Чтоб фамилию не позорил. Адриан в составе корпуса отправился в Индию, где радостно охотился на кабанов. А в 1904 году снова попал на Бурскую войну, адъютантом командующего.
Тут уж он развернулся с неебической силой. Рвался во всякий бой, хуячил противника так, что аж свои боялись, и говорили:
— Держитесь подальше от этого распиздяя, он когда в азарте, кого угодно уебет, и не вспомнит.

Хотели ему вручить медаль, но тут выяснилось, что он 7 лет уж воюет за Англию, а сам гражданин Бельгии.
— Как же так получилось? — спросили Адриана.
— Да не похуй ли, за кого воевать? — рассудительно ответил тот.
Но все же ему дали британское подданство и звание капитана.

В 1908 году ди Виарт вдруг лихо выебнулся, женившись на аристократке, у которой родословная была круче, чем у любого породистого спаниеля. Звали ее Фредерика Мария Каролина Генриетта Роза Сабина Франциска Фуггер фон Бабенхаузен.
— Ну, теперь-то уж он остепенится, — радовался аристократический папа.
У пары родились две дочери, но Адриан заскучал, и собрался на войну.
— Куда ты, Андрюша? — плакала жена, утирая слезы родословной.

— Я старый, блядь, солдат, и не знаю слов любви, — сурово отвечал ди Виарт. — Быть женатым мне не понравилось. Все твои имена пока в койке выговоришь, хуй падает. А на самом деле ты какой-то просто Бабенхаузен. Я разочарован. Ухожу.

И отвалил на Первую Мировую. Начал он в Сомали, помощником командующего Верблюжьим Корпусом. Во время осады крепости дервишей, ему пулей выбило глаз и оторвало часть уха.
— Врете, суки, не убьете, — орал ди Виарт, и продолжал штурмовать укрепления, хуяча на верблюде. Под его командованием вражеская крепость была взята. Только тогда ди Виарт соизволил обратиться в госпиталь.

Его наградили орденом, и вернули в Британию. Подлечившись, ди Виарт попросился на западный фронт.
— Вы ж калека, у вас глаза нет, — сказали в комиссии.
— Все остальное, блядь, есть, — оскалился Адриан. — Отправляйте.
Он для красоты вставил себе стеклянный глаз. И его отправили. Сразу после комиссии ди Виарт выкинул глаз, натянул черную повязку, и сказал:
— Буду как Нельсон. Ну или как Кутузов. Похуй, пляшем.

— Ну все, пиздец, — сказали немцы, узнав об этом. — Можно сразу сдаваться.
И были правы. Ди Виарт херачил их только так. Командовал он пехотной бригадой. Когда убивали командиров других подразделений, принимал командование на себя. И никогда не отступал. Под Соммой его ранили в голову и в плечо, под Пашендалем в бедро. Подлечившись, он отправлялся снова воевать. В бою на Ипре ему размололо левую руку в мясо.

— Давай, отрезай ее к ёбаной матери, — сказал Адриан полевому хирургу. — И я пошел, там еще врагов хуева туча недобитых.
— Но я не справлюсь, — блеял хирург. — Чтобы сохранить руку, вам надо ехать в Лондон.
— Лондон-хуёндон, — разозлился ди Виарт. — Смотри, как надо!
И оторвал себе два пальца, которые висели на коже.
— Давай дальше режь, и я пошел!
Но вернуться в Англию пришлось, потому что у него началась гангрена, и руку ампутировали.

— Рука — не голова, — сказал ди Виарт, и научился завязывать шнурки зубами.
Потом явился к командованию, и потребовал отправить его на фронт.
— К сожалению, война уже закончилась, — сообщили в командовании.
Наградили кучей орденов, дали генеральский чин и отправили в Польшу, членом Британской военной миссии. Чтоб не отсвечивал в Англии, потому что всех заебал требованиями войны.

Вскоре миссию эту он возглавил. В 1919 году он летел на самолете на переговоры. Самолет наебнулся, все погибли, генерал выбрался из-под обломков, и его взяли в плен литовцы.
Но вскоре его вернули англичанам с извинениями, говоря:
— Заберите, ради бога, мы его темперамента не выдерживаем. Заебал он всех уже.
Англичане понимающе усмехнулись, и снова отправили ди Виарта в Польшу.

А в 1920 году началась Советско-польская война, и Варшавская битва. Все послы и члены миссий старались вернуться домой.
— Да щас, блядь, никуда я не поеду, — заржал ди Виарт. — Тут только веселуха начинается.
И отправился на фронт. Но на поезд напали красные.
— Это кто вообще? — уточнил генерал, который в политике не разбирался.
— Это красные, — пояснили ему.
— Красные, черные, какая хуй разница, — махнул единственной рукой ди Виарт. — Стреляйте!
Организовал оборону поезда, сам отстреливался, наебнулся из вагона, залез обратно, как ни в чем не бывало. В итоге красные отступили.

После окончания войны ди Виарт вообще стал польским национальным героем, его страшно полюбили, и подарили поместье в Западной Беларуси. Там был остров, замок, охуенные гектары какие-то. Генерал там и остался, и все думали, что он ушел на покой.
Но началась Вторая Мировая. Де Виарт снова возглавил Британскую военную миссию в Польше.
— Отведите войска дальше от границы и организуйте оборону на Висле, — говорил генерал польским военным.
Но те только гонорово надувались, и говорили:
— Вы кто такой вообще? У вас вон ни руки, ни уха, ни глаза, блядь.
— А у вас, мудаки, мозга нет, — плюнул ди Виарт.

И стал эвакуировать британцев из миссии. Попал под атаку Люфтваффе, но умудрился сам выжить, и вывести колонну, переведя через румынскую границу. Потом выяснилось, что он был прав. Но тут уж ничего не попишешь.

Добравшись до Англии, ди Виарт потребовал, чтоб его отправили на фронт.
— Вам 60 лет, и половины частей тела нету, — сказали ему. — Уймитесь уже.
— Отправляйте, суки, иначе тут воевать начну!
В командовании задумались: куда бы запихнуть бравого ветерана. И отправили на оборону Тронхейма, в Норвегии. Там союзников немцы разбили, потому что союзники забыли лыжи.
— Пиздец какой-то, — огорчился ди Виарт, — Никогда не видел такой тупой, ебанутой военной компании.

В Лондоне слегка охуели, что он уцелел, и отправили на военные переговоры в Югославию. По дороге самолет опять пизданулся, де Виарт опять выжил. Но попал на итальянскую территорию.
— Бля, чот ничего нового, — вздохнул он, и его взяли в плен итальянцы.
Генерала поместили в оборудованный под тюрьму замок, как высокопоставленного пленного.
— Думаете, я буду тут сидеть и пиццу жрать, когда все воюют? — возмутился ди Виарт. — Хуй вы угадали, макаронники.

Голыми руками устроил подкоп, рыл 7 месяцев. А вернее, одной голой рукой. Одной, блядь! Чувствуете медоеда? В итоге свалил, пробыл на свободе 8 дней, но его снова поймали.
В 1943 году итальянцы говорят ему:
— Мы воевать заебались, жопой чуем, не победим.
И отправили на переговоры о капитуляции, в Лиссабон.

Потом ди Виарт вернулся в Англию, командование поняло, что от него не отъебаться, и он будет служить еще лет сто или двести. Его произвели в генерал-лейтенанты, и отправили в Китай, личным представителем Черчилля.
В Китае случилась гражданская война, и ди Виарт очень хотел в ней поучаствовать, чтоб кого-нибудь замочить. Но Англия ему запретила. Тогда ди Виарт познакомился с Мао Дзе Дуном, и говорит:
— А давайте Японию отпиздим? Чо они такие суки?
— Нет, лучше давайте вступайте в Китайскую армию, такие люди нам нужны.
— Ну на хуй, у вас тут скучно, — заявил ди Виарт. — Вы какие-то слишком мирные.

И в 1947 году наконец вышел в отставку. Супруга с труднопроизносимым именем померла. А в 1951 году ди Виарт женился на бабе, которая была на 23 года младше.
— Вы ж старик уже, да еще и отполовиненный, как же вы с молодой женой справитесь? — охуевали знакомые.
— А чего с ней справляться? — браво отвечал ди Виарт. — Хуй мне не оторвало.

«Честно говоря, я наслаждался войной, — писал он в своих мемуарах. — Конечно, были плохие моменты, но хороших куда больше, не говоря уже о приятном волнении».

Умер он в 1966 году, в возрасте 86 лет. Человек-медоед, не иначе.

В последне время на анекдот.ру каждый день появляются истории, как плохо жить на Западе. В Америке дороги плохие, в Германии по лесу ходить опасно итп итд. Причем авторы, похоже не очень знакомые с западной действительностью, берут негативные сцены из нашей жизни и переносят их куда-нибудь за границу. Это напомнило мне телевизионную передачу по советскому еще телевидению. В этой передаче соревновались в остроумии два главных редактора журналов. Первый журнал не помню, а второй – «Крокодил». Ведущий предложил им рассказать по анекдоту. Первый рассказал смешной анекдот, но не более. А редактор «Крокодила» сказал: «У нас с печатанием анекдотов была большая проблема. Напечатаем анекдот про сапожника – идут письма от всех сапожников Советского Союза, что обижаем сапожников. То же с врачами и инженерами. Поэтому мы решили, что печатаем анекдоты только под рубрикой «Иностранный юмор», подразумевая, что их действие происходит за границей. Вот, например: В сельском клубе идет лекция. Лектор на трибуне все время отпивает воду из стакана. Через полчаса из заднего ряда его спрашивают: «Стакан уже освободился, СЭР?»».
Народ в студии чуть не помер.

Американские истории или их нравы 2
Отучился я в московском универе 3 курса и решил Омерику посмотреть. (Для любящих считать — я в школу молодым пошёл и один класс перепрыгнул)
Прилетел летом на уборку отелей во Флориду. Думал что на курорт лечу, а оказалось, что в задницу. Курорт там зимой. Летом охренительная жара и влажность. И каждый день дождь. Работа не тяжелая, но денег нету. Все пошло на еду и жильё. Два раза всего в клубе были. Потом работящему и скромному еврейскому мальчику двоюродная тётя племянника Боречки, который знает папиного сослуживца по предыдущей работе выслала запрос на работу в чикагском Макдональдсе. Ну тут жизнь стала налаживаться. Четкие часы работы. Деньги на еду не тратишь. Везде можно доехать общественным транспортом. Жильё всего 200 зелёных, а по приезде ещё одного такого умника с Флориды только 125. Но самое главное — русскоязычная коммьюнити. В смысле нравов, а не языка. Целые районы выходцев из России, Украины, Литвы, Белоруссии. А ещё поляки, чехи, болгары. Ну и евреи, канешно. Хотя здесь мы русские. Даже москалем или кацапом могут обозвать. Прямо метаморфоза превращения угнетаемого в угнетателя.
А какие радости жизни для желающих развлечься! Пей не перепьешь. Кури не перекуришь. Люби не перелюбишь. Но нужно иметь машину. Чтобы ездить куда-то. Или дом, чтобы ездили к тебе и привозили. Тоесть деньги нужны. А с другой стороны нахрена всё это, если через месяц домой? А тут у Васи в сентябре день рождения, а Танька так интересно смотрит. Мишка же вообще рассказывает как друзья уехали, а вернуться сюда обратно больше не могут. И ты решаешься. Переходишь работать в Старбакс. Покупаешь машину в кредит. Вечерами работаешь супервайзером на уборке дилерских, офисов, магазинов. Не потому что у тебя охуенные знания в уборке, а потому что хороший английский, приличная машина и ты носишь рубашку. Всё! Твоя задача говорить с клиентами и сношать работников. Это ведь не работать, а доебываться до тех, кто работает. Нахер Старбакс. Домик в рент за городом. Опять с товарищем. Он на стройке шингли бьет. Высоты не боится. 20$ в час. 50 часов в неделю.
Но и первые неприятности появляются. Оказывается траву нужно стричь регулярно, а не когда хочется. Хозяйка получила предупреждение от сельсовета, что они сами постригут. За её счёт. Ой как она нас. А ми её с. боялись. От страха даже листья сгребли. Ну и подожгли, канешно! Пожарка была минут через 15. С полицией и скорой. Видно соседи не сразу заметили. Но это не дорого. 350 долларов. И хозяйка ананас опять! И таких шлемазлов она в жизни не видела. Даже её Сеня не такой. Какие только поцы тут не жили, но такие впервые. И если бы не Фирочка, которая за нас просила, то мы бы уже завтра мели Дерибасовскую и смотрели на Дюка с первого люка! И только благодаря её мамочке, которая её учила помогать своим, мы ещё топчем эту благодарную и щедрую землю. В общем — пронесло! И её и нас.
Потом как-то, чтобы не заморачиваться выбросили одноразовые тарелочки с картонными коробочками в гриль. Гости разъехались. Товарищ на втором этаже со своей в спальне, а я на первом со своей в зале. Рассказываю как космические корабли бороздят просторы и. На улице появляются зелёные человечки. А может и красные. В темноте не видно. Но с огоньками. Где-то 5-6. Двигаются от улицы во дворик. Надеваю быстренько трусы и туфля и бегу на встречу с инопланетной цивилизацией. Но попадаю опять к пожарникам. Соседи вызвали. Запах дыма учуяли. Стоят возле почтового ящика и ждут когда меня спасут. Ну тут Остапа понесло. Сказал всё что хотел. И про возможность спасти меня напрямую, без пожарки. И про их умственные способности. И на чём я их буду вертеть в следующий раз. Даже пожарники от страха быстрой расправы стали между нами. Кстати помогло. Следующего раза не было. Крейзи рашн победили.
Крейзи то оно крейзи. Но помните. Границу своей территории не переступайте. Можете послать нахер и пожарников и полицию. Но я своих пустил посмотреть. Доебаться не было к чему. Из под закрытого гриля струился легкий дымок. Извинились. Ушли без денег. Хозяйке никто не пожаловался.
А мы знакомились с новой жизнью. Товарищ перешёл на покраску помещений. Потому что на улице оказывается холодно. Снега навалило по пояс. Морозы минус 30. Бля! А говорили, что в Омерике морозов нету. Ну мы дома не держимся. Поэтому экономим на обогреве. Хули включать если никого нету? Открываю гараж дистанционно поздним вечером, а там краса неописуемая, сука! Сталактиты и сталагмиты. В потолке трубы водяные замёрзли и потрескались. Хорошо что мороз был крепкий. Так лёд на трубах и намёрз. Только пол гаража затопило. Не целый. Ой как мы работали! Как работали. Куда там нашим строительной и уборочной компаниям. Мастер класс. Три дня и три ночи. А как топили. Экономия в действии. Где-то на штуку с водой вместе. Легкий испуг так сказать.
Что ещё интересного? Обычно после окончания школы человек предоставлен сам себе. Опека родителей заканчивается. Но не у «русских». От а идишэ мамэ не так просто скрыться. Как говорится разница с террористом только в том, что с террористом можно договориться. Мне не единожды рассказывали барышни разных национальностей, что они знакомы с «русскими» и помнят запах еды (котлеты), которую тем мамы в школу на обед привозили.
Хотя и контролировать после школы не слишком есть чего. Водки почти не пьют. Дорогую текилу. И пиво. Прям деньги на ветер. Почти никто не курит. Разве что марихуану. Ну и некоторые идут дальше. Но с нашими это не часто. А вот тренажёрный зал — обязательно. Можешь не иметь машины, но абонемент иметь должен. Велосипед также. У некоторых по стоимости почти машина. Мотоциклы не очень. Ну и секс. Причём девушки снимают мужиков наравне. С тем же «созвонимся» с утра.
Хотя по настоящему оторваться они не умеют. Ни тебе пьянки нормальной, ни песни, ни драки, ни девку попридержать и потискать. Слабаки в общем.
Ну и понты. Это наша фишка. Ни у кого такой черты массово не видел.

Авто, разговоры, все светское
Сигары беседы и классика
Костюмы, манеры и пластика
Улыбки элиты общества
Не знать проблем одиночества
Иногда попадать на ТВ экран
Ну что, людишки, завидно вам ?

Позавчера общался с одним шапочным знакомым и зашла речь про его недавнюю поездку на Украину.
— «В Украину» надо говорить – вдруг поправил он меня.
— Почему так? – спокойно и абсолютно без подколки попытался уточнить я. Он неожиданно сильно взволновался и понес какую-то «пургу», про уважение, про политкорректность и т.д. и т.п.
— И так вообще-то правильно! – в конце своего спича безапелляционно заявил он.
А вот и нет, уважаемый! Исторически и литературно в русском языке так сложилось, что говорить и писать правильно, именно: «НА Украину». Предполагаемое происхождение от русского слова «окраина» (в старославянском «оукрайна», причем «оу» произносится как «ук»), и ни одному здравомыслящему человеку, владеющему русским языком, не придет в голову сказать: «Я пошел, поехал В окраину», если только персонажу анекдота про «Один кофе и один булка». Другое, возможное происхождение от слова «у края», т.е. у границы, рубежа. И ведь тоже не скажешь: «поехал В границу, В край, В рубеж», или «НА», или «ЗА». В каких воспаленных мозгах появилась эта идея, какие-такие нездоровые ассоциации для них вызывает обычный русский предлог «НА»? Всегда по-русски говорили: «НА Кубе, НА Аляске, На Майорке, НА Алтае, НА Кавказе, НА Дальнем (Ближнем) востоке и т.д., и никому и никогда это не казалось обидным, уязвляющим местечковое самолюбие и тем более — неполиткорректным. Почему я должен коверкать СВОЙ РОДНОЙ язык, в угоду каким-то психически ненормальным чудакам? Если в других языках используется предлог «В», то ради бога, используйте, но не учите меня, как говорить правильно на моем родном языке. Почему мы говорим: В лес, но НА природу, В магазин, но НА рынок, В бассейн, но НА речку и т.п.? Я лично не знаю почему, может какие-нибудь языковеды и в курсе, но я абсолютно уверен, что так говорить по-русски ПРАВИЛЬНО! Попробуйте говорить наоборот и станете посмешищем среди русскоговорящих. Разговор скомкался, на мои аргументы, этот знакомый пробормотал что-то про великоимперские амбиции и уязвлено удаляясь, привел самый мощный аргумент всех времен и народов для проигрывающих в спорах, из серии «Сам дурак»: Как можно спорить с идиотом?
Вообще, с этой политкорректностью, что-то не так. На одной вечеринке познакомился с черным парнем, недавно приехавшего в Россию из Судана, и активно учившему русский язык. Он вдруг очень обиделся, когда в разговоре промелькнуло слово «негр». Парень оказался с юмором и сам потом долго ржал, какой он придурок, когда ему объяснили, что русское слово слово «негр» не имеет под собой никакой расовой неприязни или дискриминации, нет у него ничего общего с обидным английским «nigger» и это такое же просто название, как, например, азиат или европеец, что у нас черная раса даже официально называется негроидной. Ну да, так принято в русском языке и что теперь – посыпать голову пеплом? А нам сейчас зачем-то пытаются навязать, каких-то афроамериканцев, афроевропейцев…, ага – афроафриканцев, потому что белое население Африки должно называться африканцами, по той же схеме… Какая-то ущербная политкорректность получается.
Кстати, вот вам идея братья-славяне, надо украинцам называться укроевропейцы или укропейцы и всех заставлять так вас называть. И тогда точно все начнут говорить: «Поехал В Укропу, В Укропе… А что, весьма политкорректенько… ))).
А если серьезно, то все эти якобы обидные прозвища, типа москаль, хохол, на самом деле просто исторические названия определенных групп населения, не более того. Кто-то специально баламутит воду, а дурачки ведутся…
Как говорил мой тренер: «Только морально слабый обижается на слова, сильный духом должен быть выше этого».

Продолжаем истории про войну.
Эти не совсем про войну, ещё пара штрихов к общей картине.

1. Отчим моего отца рассказывал.
Когда во время войны забирали на фронт, то на комиссии в военкомате один парень прикинулся глухим. Кричали со спины, стучали, ни на что не реагировал. Показали на дверь — иди, мол, домой, раз глухой. И, когда он был уже в дверях, врач бросил на пол горсть монет. Глухой сразу оглянулся на знакомый звук. Поехал на фронт вместе с остальными.

2. Подружка моей бабушки всегда бесила моего деда (отца моей мамы), в день Победы он даже видеть её не мог. Лишь после смерти дедушки бабушка рассказала, что её подружка всегда называла себя фронтовичкой, даже какие-то медали у неё были, но, на самом деле, лишь числилась в войсковой части, которая участвовала в боевых действиях, а сама всю войну сидела в тылу и из Сибири никуда не выезжала.
А дед же мой, напротив, подростком попал в оккупацию в деревне под Калинином (всегда говорил, что он — тверяк, а не калининец). Потом, после освобождения деревни, ему исполнилось 18 лет и его мобилизовали, но отправили служить не на фронт с фашистами, а (может, потому, что был в оккупации и могли завербовать?) в Монголию, на границу с Китаем, где тогда вовсю хозяйничали японцы. И мой дед охранял границу вместе с каким-то якутом в холодной землянке. Дров не было, еды не было, одна винтовка с пятью патронами на двоих. Если бы японцы пошли в наступление, долго бы они не продержались, но готовы были биться до последнего. От голода он не помер только потому, что тот якут был охотником и тратил один патрон, чтобы подстрелить в степи какую-нибудь козу, которую потом и ели.
И дед никогда не называл себя фронтовиком, скромно говорил, что не довелось повоевать.

Недавними историями про служителей культа напомнило такой забавный случай.
Несколько лет назад я посещал одни курсы и раззнакомился с другими сокурсниками. С кем-то знакомство было шапочным, привет-пока, а кое с кем сложились достаточно близкие дружеские отношения. И вот один из таких товарищей (на десяток лет старше меня) и говорит мне, я тут свадьбу решил справить через пару недель, приходи — гостем будешь.
Я в непонятке, раз — он давно благополучно женат, у него трое детей, старшим двойняшкам уже лет 8 или 9, два — отношения у него с женой самые что ни на есть замечательные, ну и три — обычно на свадьбу за пару недель не приглашают, и особенно устно. Я ему и говорю » конечно прийду, буду рад, но вроде бы ты уже женат, или как в поговорке «раз старик свою старуху променял на молодуху, это не лихачество, а борьба за качество.» Да нет говорит, «жена вроде та же самая, а вот оказывается она мне не жена.» Я ещё больше запутался. «Ты женат, я же точно знаю что свадьба у тебя была.» «Свадьба была, а вот не женат» отвечает. И рассказал вот что.
Теперь небольшое отступленьице. В США как такового ЗАГСа нет. Если люди хотят сочетаться браком то есть два основных варианта. Сначала подают запрос-заявку на женитьбу в своем графстве, а потом, когда приходит ответ и соотвествующие регистрационные бумаги можно 1) пойти в суд и просто расписаться перед судьёй или отвественным лицом (это менее популярный вариант) и оставить регистрационные бумаги там; или 2) справить свадьбу где церемонию будет проводить пастор, раввин, поп, имам, итд. Обычно в таком случае проходит религиозная церемония брака в церкви, синагоге, мечети, итд, а после неё молодожёны отдают регистрационные бумаги священнослужителю и он их заполняет и потом сам отсылает в соотвествующее управление в столице графства. Ну а потом уже идут и справляют праздник в ресторане или банкетном зале или еще где-либо.
Мой товарищ с супругой (точнее не супругой) в свое время поступили как и большинство, т.е. выбрали 2-ой вариант. Поженились в церкви, пастор их благословил, поцеловались, муж и жена — ура, ура, ура. Ну а потом праздник, ну и после медовый месяц конечно. И зажили они счастливо, через определённый срок дом купили, детей родили, всё как у людей. Единственно, она фамилию решила не менять, оставила свою.
Дети растут, они счастливо живут, и решают они что неплохо бы на отдых за границу в Мексику съездить. А для этого паспорта нужны, им и детям соотвественно. А надо сказать, что у большинства (чуть ли не у 80%) американцев паспортов нет, ибо не нужны они совсем внутри страны, водительские права самый главны документ. А за границу большинство не ездит.
И тут приходит им ответ, вот ваши паспорта, мистер и миссис, а детям мы сделать не можем, ибо вы нам лгали на паспортной заявке для детей. Никакие вы не муж и жена. Как так? А так. После долгих мучительных разговоров выясняется, брак их никогда не был в их графстве зарегистрирован. Они к пастору, что за чума?
Пастор, в непонятке, у меня всё чётко, как в банке. На каждый брак что я проводил, я папочку держу, фотки там, копии сертификатов, итд. Вот ваша папочка, открывает и выпадают оригиналы регистрационных бумаг. Пастор после брачной церемонии посетил и свадебное празденство и чуть чуть принял лишнего и . забыл бумаги отослать. Так что свадьба была, а брака не было.
Ну они увидели что паспорта во время детям теперь никак не сделать, ну и отменили поездку. А на сэкономленные деньги, решили ещё раз свадьбу свою отпраздновать, только в этот раз убедиться что пастор бумажульки не забудет отправить куда надо. Мексика, на то она и Мексика, никуда не денеться, а вот справить ещё раз свадьбу с любимым человеком, да ещё раз собрать друзей и родственников, да ещё что бы дети присутствовали — разве это не в 10 раз круче?
Так что если жизнь раздала тебе лимон, то не кривься, а попроси текилу и соль и ПРАЗДНУЙ ибо жить хорошо и жизнь хороша. А с любимым человеком рядом — ещё лучше.

Про развитие науки … и диковинных птиц
-Я считаю, что зажимать науку это возмутительно!- сообщила тетка, пришедшая на прием, -в государстве, которое не занимается наукой не может быть высокого уровня жизни и лучшие мозги будут утекать за границу.
В целом возразить против этого заявления было нечего, но, с другой стороны, такой заход обычно предшествовал требованию профинансировать какой-нибудь балаган, имеющий к науке такое же отношение, как очковая кобра к известному оптическому прибору. Поэтому счел за благо ответить нейтрально «Слушаю Вас». Лица, которые считают причастными себя к научной деятельности (и при этом реально ничего для науки не сделавшие), зачастую страдают чрезмерной словоохотливостью и применяют это свое свойство к глобальным темам. Так что приготовился слушать про климатические изменения, благоустройство Крыма и войну в Судане. Во всех этих вопросах подобные граждане разбираются примерно на том же уровне компетентности, как я в починке ядерных реакторов.
-Вы понимаете, что началось глобальное потепление и это должно учитываться в развитии сельского хозяйства у нас на Урале?
Предчувствия меня не обманули. Сейчас главное не дать завести разговор в область абстрактных материй. Иначе потом агронома-любителя выгнать можно будет только вилами. Поэтому ответил не слишком любезно
-К сожалению, вопросы контроля за климатом в мою компетенцию не входят.
-Здесь уже нечего контролировать! Все доказательства здесь! –и тетка торжественно водрузила на стол небольшую деревянную коробочку, вроде шкатулки, но побитую временем и не первой свежести. С тех пор, как отдельные избиратели стали приносить на себе живых клопов и тараканов, я стараюсь держаться подальше как от одежды пришельцев, так и от приносимых ими предметов.
-Смотрите!-сказала тетка и с большой торжественностью открыла крышку.
-Что это? –предварительно спросил я, не заглядывая вовнутрь. Доказательство глобальных климатических изменений, заключенное в такую маленькую тару должно быть штукой убойной. А страховка моя несчастных случаев на работе не покрывает.
-Колибри! –ответила тетка, задрала подбородок и приготовилась к аплодисментам,- моя ученица поймала. Вы понимаете, какое это открытие? Колибри, на Урале! Это в корне меняет картину мира! Скоро здесь смогут расти бананы! Апельсины! Все что угодно!
Я осторожно заглянул в грааль. На его дне, пришпиленный иголкой к дереву, висел сушеный довольно крупный бражник. Энтомолог из меня тот еще, но, полагаю, колибри от моли я отличить смогу.
-А Вам не кажется, что это может быть какое-то насекомое?
-Конечно же не может! Смотрите какой хоботок! Какие крылья! Какой размер! Только колибри!
Дальнейшие расспросы показали, что тетка – учитель (sic!) биологии, занимается репетиторством (!!), ученица принесла ей на допзанятие этого самого зверя и попросила идентифицировать. Ученица намерена поступать в мединститут (. ) и живо интересуется биологическими объектами окружающего мира. Предварительные попытки ученицы проконсультироваться с подругой успеха не принесли: подруга ведет активную половую жизнь, свободного времени не имеет и плевать хотела на всякие прочие глупости. Путем напряжения совместных умственных усилий старый и малый пришли к выводу, что заполученный экземпляр является колибри и подтверждает, что скоро на Урале будут собирать манго. Удивительной новостью отважные исследователи пытаются поделиться с органами власти, однако чиновники всех мастей проявляют удивительную черствость к почившему насекомому и не готовы признать в нем птицу из нездешних мест. Чего конкретно ей нужно от депутата, сформулировать не может. В общих чертах требует, чтобы РАН приняла ее образец на исследование, ей дала какую-нибудь медаль, а ученицу приняли в ВУЗ вне конкурса. За заслуги перед какой-нибудь наукой.
Сказал ей, что депутат в этом деле никак помочь не может. Ушла недовольная.

Недавно был в Берлине. Вечером зашел в бар, не в «Элефант», как Штирлиц, но чем-то похожий. Сижу пью кофе. А у стойки три молодых и очень пьяных немца. Один все время что-то громко вскрикивал и порядком мне надоел.
Я допил кофе, поднялся. Когда проходил мимо стойки, молодой горлопан чуть задержал меня, похлопал по плечу, как бы приглашая участвовать в их веселье. Я усмехнулся и покачал головой. Парень спросил: «Дойч?» («Немец?»). Я ответил: «Найн. Русиш». Парень вдруг притих и чуть ли не вжал голову в плечи. Я удалился. Не скрою, с торжествующей улыбкой: был доволен произведенным эффектом. РУСИШ, ага.

А русский я до самых недр. Образцовый русский. Поскреби меня — найдешь татарина, это с папиной стороны, с маминой есть украинцы — куда без них? — и где-то притаилась загадочная литовская прабабушка. Короче, правильная русская ДНК. Густая и наваристая как борщ.

И весь мой набор хромосом, а в придачу к нему набор луговых вятских трав, соленых рыжиков, березовых веников, маминых колыбельных, трех томов Чехова в зеленой обложке, чукотской красной икры, матерка тети Зины из деревни Брыкино, мятых писем отца, декабрьских звезд из снежного детства, комедий Гайдая, простыней на веревках в люблинском дворе, визгов Хрюши, грустных скрипок Чайковского, голосов из кухонного радио, запаха карболки в поезде «Москва-Липецк», прозрачных настоек Ивана Петровича — весь этот набор сотворил из меня человека такой широты да такой глубины, что заглянуть страшно, как в монастырский колодец.

И нет никакой оригинальности именно во мне, я самый что ни на есть типичный русский. Загадочный, задумчивый и опасный. Созерцатель. Достоевский в «Братьях Карамазовых» писал о таком типичном созерцателе, что «может, вдруг, накопив впечатлений за многие годы, бросит все и уйдет в Иерусалим скитаться и спасаться, а может, и село родное вдруг спалит, а может быть, случится и то и другое вместе».

Быть русским — это быть растерзанным. Расхристанным. Распахнутым. Одна нога в Карелии, другая на Камчатке. Одной рукой брать все, что плохо лежит, другой — тут же отдавать первому встречному жулику. Одним глазом на икону дивиться, другим — на новости Первого канала.

И не может русский копаться спокойно в своем огороде или сидеть на кухне в родной хрущобе — нет, он не просто сидит и копается, он при этом окидывает взглядом половину планеты, он так привык. Он мыслит колоссальными пространствами, каждый русский — геополитик. Дай русскому волю, он чесночную грядку сделает от Перми до Парижа.

Какой-нибудь краснорожий фермер в Алабаме не знает точно, где находится Нью-Йорк, а русский знает даже, за сколько наша ракета долетит до Нью-Йорка. Зачем туда ракету посылать? Ну это вопрос второй, несущественный, мы на мелочи не размениваемся.

Теперь нас Сирия беспокоит. Может, у меня кран в ванной течет, но я сперва узнаю, что там в Сирии, а потом, если время останется, краном займусь. Сирия мне важнее родного крана.

Академик Павлов, великий наш физиолог, в 1918 году прочитал лекцию «О русском уме». Приговор был такой: русский ум — поверхностный, не привык наш человек долго что-то мусолить, неинтересно это ему. Впрочем, сам Павлов или современник его Менделеев вроде как опровергал это обвинение собственным опытом, но вообще схвачено верно.

Русскому надо успеть столько вокруг обмыслить, что жизни не хватит. Оттого и пьем много: каждая рюмка вроде как мир делает понятней. Мировые процессы ускоряет. Махнул рюмку — Чемберлена уже нет. Махнул другую — Рейган пролетел. Третью опрокинем — разберемся с Меркель. Не закусывая.

Лет двадцать назад были у меня две подружки-итальянки. Приехали из Миланского университета писать в Москве дипломы — что-то про нашу великую культуру. Постигать они ее начали быстро — через водку. Приезжают, скажем, ко мне в гости и сразу бутылку из сумки достают: «Мы знаем, как у вас принято». Ну и как русский пацан я в грязь лицом не ударял. Наливал по полной, опрокидывал: «Я покажу вам, как мы умеем!». Итальянки повизгивали: «Белиссимо!» — и смотрели на меня восхищенными глазами рафаэлевских Мадонн. Боже, сколько я с ними выпил! И ведь держался, ни разу не упал. Потому что понимал: позади Россия, отступать некуда. Потом еще помог одной диплом написать. Мы, русские, на все руки мастера, особенно с похмелья.

Больше всего русский ценит состояние дремотного сытого покоя. Чтоб холодец на столе, зарплата в срок, Ургант на экране. Если что идет не так, русский сердится. Но недолго. Русский всегда знает: завтра может быть хуже.

Пословицу про суму и тюрьму мог сочинить только наш народ. Моя мама всю жизнь складывала в буфете на кухне банки с тушенкой — «на черный день». Тот день так и не наступил, но ловлю себя на том, что в ближайшей «Пятерочке» уже останавливаюсь около полок с тушенкой. Смотрю на банки задумчиво. Словно хочу спросить их о чем-то, как полоумный чеховский Гаев. Но пока молчу. Пока не покупаю.

При первой возможности русский бежит за границу. Прочь от «свинцовых мерзостей». Тот же Пушкин всю жизнь рвался — не пустили. А Гоголь радовался как ребенок, пересекая границу России. Италию он обожал. Так и писал оттуда Жуковскому: «Она моя! Никто в мире ее не отнимет у меня! Я родился здесь. Россия, Петербург, снега, подлецы, департамент, кафедра, театр — все это мне снилось. Я проснулся опять на родине. ». А потом, когда русский напьется вина, насмотрится на барокко и наслушается органа, накупит барахла и сыра, просыпается в нем тоска.

Иностранцы с их лживыми улыбочками осточертели, пора тосковать. Тоска смутная, неясная. Не по снегу же и подлецам. А по чему тоскует? Ответа не даст ни Гоголь, ни Набоков, ни Сикорский, ни Тарковский. Русская тоска необъяснима и тревожна как колокольный звон, несущийся над холмами, как песня девушки в случайной электричке, как звук дрели от соседа. На родине тошно, за границей — муторно.

Быть русским — это жить между небом и омутом, между молотом и серпом.

Свою страну всякий русский ругает на чем свет стоит. У власти воры и мерзавцы, растащили все, что можно, верить некому, дороги ужасные, закона нет, будущего нет, сплошь окаянные дни, мертвые души, только в Волгу броситься с утеса! Сам проклинаю, слов не жалею. Но едва при мне иностранец или — хуже того — соотечественник, давно живущий не здесь, начнет про мою страну гадости говорить — тут я зверею как пьяный Есенин. Тут я готов прямо в морду. С размаху.

Это моя страна, и все ее грехи на мне. Если она дурна, значит, я тоже не подарочек. Но будем мучиться вместе. Без страданий — какой же на фиг я русский? А уехать отсюда — куда и зачем? Мне целый мир чужбина. Тут и помру. Гроб мне сделает пьяный мастер Безенчук, а в гроб пусть положат пару банок тушенки. На черный день. Ибо, возможно, «там» будет еще хуже.

Я люблю свой город.

Сегодня не его день рождения, но зачем же повод, чтобы признаться в любви.

Так вот, недавно, глядя на традиционную серую хмарь над голыми ветками, я подумал о нашей специфике. Нашей — это я про петербуржцев.
(Никакого противопоставления с Москвой, зачем же)

1. То есть, это же климат, прежде всего.
Я люблю свой город.
Но, бл#, климат.
Знаете, какая самая популярная фраза питерца, который вернулся из отпуска? Или из командировки? В общем, откуда угодно?
«С погодой повезло».
Это потому, что питерцу в голову прийти не может, что небо голубое чаще, чем 20 дней в году — это НОР-МАЛЬ-НО.
Когда я изложил этот пункт приятелю, он стал пространно излагать, как недавно во Владивостоке они попали в снежный шторм, когда выпала месячная норма снега за день, и они из бара в бар 100 метров вынуждены были на такси ехать. Я его прервал и спросил, кой черт он мне тут контрпример излагает. Он удивленно поднял брови: «Ты не понимаешь. Я к тому, что в Питере погода все равно хуже.»
Здесь отоларингологи достигают профессионального совершенства.
Здесь народ терпимо относится к низким потолкам, потому что пригибают голову, даже выходя на улицу.
Мы же тут как вампиры. Переселение в пещеры, атомную зиму или поголовную вампиризацию населения в Питере не заметят.
Приехавшая из Нигерии на пмж подруга год и осеннюю депрессию спустя с ужасом спрашивала, всегда ли у нас так.
Всегда, дорогая. Всегда.

2. География.
Недалеко ушла от климата. Я все понимаю, Петр, окно в Европу, но из него дует.
У нормального человека «жить на острове» ассоциируется с пальмой, пляжем и кокосом.
У питерца — «бл#опятьмосты», «хренприпаркуешься» и «старыйфонд».

Помните фильм «Шерлок Холмс и доктор Ватсон» с Ливановым и Соломиным? Серия про собаку Баскервилей?
Там есть Гримпенская трясина.
Она должна быть унылая и зловещая.
Петербуржец, смотря этот фильм, ничего не понимает.
Ведь ему достаточно 10 км за Янино выехать — там везде такая же фигня будет вокруг.
Только посреди «Гримпенской трясины», кроме собаки, будет еще долбаный мангал. Потому что там люди отдыхают.

Кстати, о болотах.
Я искренне восхищаюсь смелостью и дерзостью видения Петра I.
Уверен, что накануне все крепко выпили, но все равно, в те времена построить столицу на болоте — это, может, как сегодня Кремль на Луну перетащить.
Дорого, сложно, стратегически круто, но климат так себе.

Я тут матерюсь, конечно, но духовно я очень облагорожен окружением, честно-честно.
Нельзя жить в настолько концентрированном произведении искусства, и не облагородиться.
Выражается это в двух основных реакциях петербуржца при выезде за границу.
а) Ему очень интересно послушать про вот этот дворец, скульптуру или картину, потому что он в них собаку съел.
б) Ему невыразимо скучно слушать треп про сложную историю этого дворца и его высокое значение для этой страны, потому что тетя Алла живет в очень похожем здании, и это же старый фонд, это деревянные перекрытия, ремонт стоит бешеных бабок, а ему еще приходится приезжать помогать ей шторы перевешивать, потому что потолки 4 метра, а тетя Алла боится упасть с лестницы.

(Вообще, многим деятелям культуры и искусства, которые почему-то НЕ родились здесь, прямо самое место Питере.
Я так и представляю себе здесь, скажем, Стинга. И его хит «Я петербуржец в Москве».
Или Гая Ричи. Фильмы с колоритными персонажами типа Григория «Хрен попадешь» Распутина. КартыденьгиЧернаяРечка).

Тем не менее, мы всем этим гордимся.
Если бы Питер был построен в аду, мы шутили бы про 50 оттенков красного, местные катали бы на речных трамвайчиках по лаве и каналам, ну и в город бы людей тянуло по-прежнему сильно, хотя, казалось бы, климат просто ужасен.

Здесь выживают счастливейшие.

К вчерашней истории о многодетной семье.
Училась я как-то на курсах английского языка в славном городе Манчестере. Преподавательница Джейн, решив познакомиться со студентами поближе и заодно выяснить уровень их подготовки, затеяла расспросы курсистов о родине и семье. Дочь французского фермера из под Лиона Иветт, в Англию попавшая по программе au-pair girl (нянечки с проживанием, получающие вместо зарплаты курс английского языка за счет хозяев), огорошила всю группу сообщением, что у нее 9 сестер и 1 брат. «Вау!», — восхищались сокурсники, «11 детей! У тебя что, родители очень верующие?» А Джейн наша, эта отнюдь не чопорная англичанка, вдруг начинает мелко трястись от хохота, и полуутвердительно Иветт вопрошает: «И братик твой в семье, конечно, самый младший, после него родители прикрыли лавочку, души в последыше не чают и балуют его нещадно, так?». «Ну почему только родители,» — невозмутимо возразила Иветт, — «Мы, сестры, тоже братика очень любим. Ведь до него у нас не только старшие сестры все время были заняты уходом за младшими, но и младшие росли в ожидании, что вот они подрастут и заступят на пост по воспитанию все возрастающего количества новых детей. Так что мы очень обрадовались, что родители могут наконец успокоиться и прекратить размножаться. Братик — наш избавитель. Меня вон даже за границу на учебу отпустили. А что это вы так веселитесь, неужели это так уж смешно?»
«Да так. «, — отвечает Джейн, «У нас с мужем три дочери, и он все время канючит — ну давай еще попробуем, вдруг на этот раз сыночек получится. Можно, я ему про твою семью расскажу? Авось угомонится.»

В этом рассказе про знакомство моего мужа с моими родителями нет никакой глубокой философской мысли.

Это просто мое воспоминание об испытании, через которое проходит каждый мужчина, решивший, что уже пора. С одной лишь только разницей, что Леша в то время абсолютно не решил, что ему уже пора, что внесло во встречу элемент некого трагизма и фатальности. Для меня уж точно.

Я чаще всего нравилась парням серьёзным и воспитанным, мне, в свою очередь, нравились раздолбаи и хулиганы.

Постоянные тусовки в нашей квартире в отсутствии моих родителей, гульня по подпольным джазовым клубам с дверью без вывески, которая открывалась только «для своих» при определённом стуке по системе «Азбука Морзе» и съем речного транспорта на всю ночь с погрузкой на него тонн шампанского (всё это сейчас на каждом углу, а в начале 90-х — эксклюзив) были для меня намного в том возрасте интереснее, чем ужины в высотке на Котельнической с дипломатической семьёй моего умного, надёжного и порядочного, но безмерно скучного в своей «правильности» друга Сашки, во время которых его мама на мой, надо признаться, совершенно искренний комплимент «Елизавета Арнольдовна, на вас сегодня очень красивое ожерелье», отвечала:

— Вот, Танечка, выйдешь замуж за Сашеньку — и я тебе его подарю.

При мысли, что хоть и красивое, но 2-х килограммовое ожерелье с дородной шеи Елизаветы Арнольдовны обхватом с вековой дуб перекочует на мою куриную шейку, меня охватывала тоска.

Не говоря уже о том, что поводов для свадьбы с Сашкой, который, знаю, был в меня влюблён, но мною воспринимался скорее как «подружка», я не давала в принципе.

Короче, несмотря на то, что я всегда была отличницей, спортсменкой, старостой, играла на фортепьяно и гитаре, училась в престижном вузе и могла не ударить в грязь лицом в интеллектуальных беседах с друзьями моих родителей, а также производила всегда весьма положительное впечатление на всех мам и пап моих друзей и подруг, это меня не спасло, и однажды мой папа лаконично сказал:

— Если я еще раз увижу в нашем доме хоть одного из твоих раздолбаев, я выброшу его с нашего балкона.

Папа, в бытность свою (параллельно с работой) чемпион Москвы по боксу (в связи с чем в нашей прихожей гостей всегда радостно встречала подвешенная к потолку боксёрская груша, об которую папа продолжал периодически стучать для поддержания физической формы), слов на ветер не бросал, поэтому наша квартира стала табу для всех лиц мужского пола, включая, на всякий случай, и друга Сашку.

С Лешей мы познакомились на дискотеке. Он был серьезным-воспитанным-раздолбаем-хулиганом. Окончив с золотой медалью пограничное училище, в связи с чем его фамилия увековечена на мраморной доске в парадном зале этого достойного военного заведения, и будя в тот момент уже старлеем и очень эрудированным парнем, он в то же время был шебутным балагуром без комплексов, который умел за себя постоять и быть со своим умом и юмором в центре любой компании.

Короче, я влюбилась. Но о замужестве тогда не было и речи. Мы жили одним днем и вообще не задумывались, что будет дальше. Встречаемся и встречаемся.

В тот памятный вечер Леха провожал меня до подъезда. Мама моя была в курсе наличия некоего Леши, но знакомить его с родителями я не особо стремилась. Мы подошли к моему дому, но расставаться не хотелось и я позвонила домой из телефона-автомата.

— Мам, я тут около подъезда. Мы еще полчаса поболтаем и я приду домой.

— Поднимайтесь к нам.

— Я сказала — поднимайтесь к нам.

— Мам, а че там папа?

— Папа сейчас не будет возражать. Мне хочется посмотреть, что там за Леша. Если не поднимитесь и ты мне его не покажешь — завтра будешь сидеть дома.

И мама положила трубку. Я вздохнула и уныло посмотрела на Лешу.

— Не волнуйся. Я сильный и, если что, смогу удержаться за перила балкона, даже если твой папа будет танцевать лезгинку на моих пальцах.

Представив эту чудесную картину во всех красках и еще сильнее вздохнув, я открыла ключом дверь подъезда.

У вас бывало в жизни, что вы ждёте проблему с одной стороны, а она появляется совсем с другой? Вот и мои родители подкрались совершенно не с той стороны, с которой я их «ожидала».

Когда приводишь кого-то в первый раз в свой дом, всегда хочется, чтобы хорошее впечатление произвел не только тот, кого ты привела, но и те, к кому ты его привела.

Здесь у меня никогда не было поводов для беспокойства, потому что мои родители — образованные, интеллигентные, воспитанные и очень тактичные люди (даже несмотря на угрозы).

Но когда мы вышли из лифта на нашем этаже, я сразу поняла, что «не все спокойно в датском королевстве». Уже около лифта я услышала вопли Джо Дассена. Люди моего возраста и постарше знают, что француз орать в своих песнях не умел. Но оказывается, с папиного любимого проигрывателя виниловых пластинок (какого-то иностранного супер крутого и которым папа очень гордился), когда он был включен на полную мощность двух колонок, француз орал ого-го как. Такого в нашем доме от моих родителей я не ожидала.

Мои опасения о нестандартности ситуации подтвердила распахнувшая дверь мама, которая предстала перед нами во всей своей красе: в длинном черном вечернем платье. босиком. И почему-то с молотком в руках.

В голову сразу закралась подленькая мысль, что Лехины пальцы, держащиеся за перила балкона, лезгинку, может, и выдержат, но вот молоток.-

Заходите, заходите, — радостно размахивая молотком, воскликнула мамАн, перекрикивая вопли Джо Дассена. — А нам тут Ирочка ковер подарила, мы его в твоей комнате сейчас вешали!

И громко ИКНУЛА.

Я закатила глаза. Поэтому закатанными глазами не могла видеть выражения лица сопровождавшего меня АлексИса. Да и не хотела.

Когда мои зрачки с фокусировки в потолок стали возвращаться на более привычный им фокус — вперед в горизонт, как учат в мотошколе — на этом самом горизонте, «вдруг из маминой из ванной» в МОЁМ махровом халате (вариант «мини») в буквальном смысле «кривоногий и хромой» выплыл наш сосед по лестничной клетке, местный алкаш-интеллектуал и папин собеседник на темы Гиляровского, Солженицына и Высоцкого Валерич.

Почесывая пузо (как потом оказалось, Валерич опрокинул на себя бутылку красного вина, когда пытался продемонстрировать, что он умеет держать ее на голове и при этом слелать «ласточку» и сердобольная мама дала ему МОЙ халат, пока его вещи сохли после моментальной стирки в ванной), он подошёл к Алексею и, пожав его руку, с пафосом и драматизмом изрёк:

— Оставь надежды всяк сюда входящий!

И театрально одной рукой облокотился на свисающую с потолка боксёрскую грушу, которая не применула отклониться под его весом и опрокинуть Валерича на пол.

— Это не папа, — тихо и обреченно оправдалась я, хотя начала уже сомневаться, не стоит ли мне выдать алкаша Валерича за своего папу, а то вдруг папа окажется еще хуже.

Заглянув в гостиную, откуда раздавались звуки музыки, я увидела папу, который в трусах и майке футбольной команды «Днепр», чьим официальным спонсором выступал ЦК КПСС, и почему-то только в одном гетре (второй висел на герани), под весьма романтичную композицию «Елисейские поля» галопом, из одного конца гостиной в другой, передвигался в кадрили с маминой подругой Ирочкой. Увидев, что в холе вместе со мной появился еще кто-то, папа, сказав «пардон» хохочущей Ирочке, вышел к нам.

Смерив Алексея с ног до головы мрачным взглядом, папа молча развернулся и решительным шагом направился обратно в гостиную. Помятуя о том, что в ней находится один из балконов, мы все замерли.

Наконец-таки поднявшийся с пола Валерич, которому удалось это не с первого раза, почему-то забрал у замершей маман молоток и спрятал его себе за спину.

Через 10 секунд папа вернулся, зажимая в одной руке бутылку коньяка, а во второй — два огромных кубка из рогов какого-то горного козла, которые ему подарили в Грузии. Он всунул маме в руки эти два рога, открыл бутылку, половину ее вылив в один рог, оставшуюся часть — в другой. Потом, отдав пустую бутылку вышедшей в хол Ирочке, он взял рога и один из них протянул Лехе, который пока так и не снял куртку.

— Пей, — грозно сказал отец. — До дна.

Слава Богу прошедшего военное училище молодого старлея было этим не испугать и Леха, ничтоже сумняшеся, под пристальным взглядом моего отца влил весь рог себе в глотку. До конца. Да. Коньяк.

Отец сделал то же самое со своей порцией.

— Можешь проходить. Добро пожаловать в наш дом!

Сказать, что я была в ужасе от своих родителей, это не сказать ничего.

— Пойдем, я покажу тебе свою комнату, — сказала я Леше. Я очень надеялась, что хотя бы моя комната, на стенах которой были многочисленные полки с книгами, которые я читала запоем, коллекция гномиков и мои детские фотографии в рамочках произведут на него благоприятное впечатление.

Но не тут-то было. На стене, над моей кроватью, красовался только что прибитый к ней намертво подарок Ирочки. На ковре был выткан лев. И ковер почему-то был прибит вверх ногами и под наклоном в 20 градусов, отчего лев оказался съезжающим на спине по направлению к моей подушке. Прямо как Валерич.

— Гы-гы, — хохотнул Леха, видимо постепенно после полбутылки выпитого на голодный желудок залпом коньяка входя с моими родителями в одну волну. — У твоих родителей весьма нетривиальный взгляд на образы.

— Пойдём! — свирепо сказала я и мы присоединились к остальным.

Я не буду описывать дальнейшие детали этого вечера. Перейду к главному. Заиграла очередная композиция и моя мама, томно посмотрев на Алексея, произнесла страшное:

— Ну что, ЗЯТЬ, не пригласишь ли ТЁЩУ потанцевать?

Пока они танцевали, я сидела и смотрела на Лёху как в последний раз. Я была однозначно уверена, что после ТАКОГО нормальный мужик сбежит.

Далеко. Может, даже за границу.

Я сидела и мысленно рыдала, что мои родители меня опозорили. Теперь он думает, что моя семья — алкаши. Причем навязчивые. Провожая потом Лешу до двери и слыша, как он говорит «давай завтра в 7 на обычном месте», я уже в красках представляла, как я приду, а там его нет.

Утром я влетела на кухню, где моя мама с Ирочкой сидели за столом, обе с мокрыми полотенцами на лбу, и по очереди хлебали воду из горла трехлитровой банки. Хотя на кухне всегда все это делали, пользуясь кувшином и стоявшими около него стаканами.

— В общем так, мама, — сказала я без «доброго утра». — Из-за тебя я потеряла такого парня! Если сегодня он не придет, это будет на твоей совести!

— А что я такого сделала? — поморщилась мама от моего повышенного голоса.-

— Ты обозвала его зятем!

— Да не может быть такого! Чтобы я? Впервые увидев человека? Да ты просто хочешь со мной поссориться.

— Не было такого! — поддержала ее Ирочка. — Я бы точно помнила. Я всегда всё помню.

— Ну ты, Алл, дала вчера! — произнес со смехом папа, входящий в этот момент на кухню.

— Ты зачем вчера парня зятем называла? Ведь сбежит же. А жаль. Толковый парень. Мне понравился.

Я всхлипнула и выскочила из кухни, громко хлопнув дверью.

К 7 вечера я ехала к месту встречи в обреченном настроении. Не ожидая увидеть ничего хорошего, я вышла из-за поворота и увидела. Лёху, который стоял, облокотившись о парапет, смотрел на меня и улыбался.

— Привет! — сказала я сходу. — Забудь всё, что ты вчера видел и слышал! Понял? И я не собираюсь за тебя замуж! Вот еще. Пф.

Лешка от души громко рассмеялся, обнял меня и сказал:

— Знаешь, у твоего отца классный коньяк. Пожалуй, я буду с удовольствием навещать твоих родителей. Даже если ты будешь против.

Вот так моя мама оказалась права. Как всегда.

И еще: эти два рога лежат теперь у нас дома. Леха сказал, что теперь это — семейная традиция. Так что, женихи нашей дочери, тренируйтесь.

(С) Татьяна Комкова @snob

Преамбула: много лет имею собственный бизнес, немало людей в подчинении и давно уже заметил одну особенность. Люди, имеющие политические симпатии, не буду говорить какие конкретно, назову их Н-П, отличаются большой наивностью и очень легко поддаются обману. Например, каждый год, они верили «новости», что известный телеведущий Первого канала (которого они терпеть не могут) переезжает жить за границу и радовались этому. И хотя это явная выдумка, и это выяснялось сразу, на следующий год они снова, как рыбы не имеющие памяти, опять верили этой «утке» и снова радовались, что тот мужик якобы уезжает. Такие вот Н-П.
Теперь амбула: в прошлом году перед Днём ВДВ мой сотрудник, которого я считаю Н-П, говорит мне что его брат — ВДВшник, будет как положено этот день с сослуживцами праздновать. Я, вспомнив однажды услышанную шутку, отвечаю ему:
«Стёпа, ты скажи ему чтобы в фонтане не купались!»
«Почему, Борис Борисович?»
«У нас глава службы безопасности сам знаешь из какой структуры, из лубянской. Ему бывшие сослуживцы его сказали, по секрету, что в фонтаны ртуть пустят, чтобы десантура в них не купалась. Дескать, будет им наука, как порядок нарушать. Так, что брата предупреди! Ртутные будут фонтаны.»
Мне бы и в голову не пришло, что такая простая, тупая даже, явно фантастическая шутка, может так повлиять на человека. Он поверил в неё сразу! Стал звонить брату. Стал ругать с братом! Убеждать его что это правда и в фонтанах будет ртуть и страна лишится десантников своих, что это всё враги задумали такой хитрый план.
К концу дня я его пожалел (человек мучался реально!) и открыл правду. Но он не сразу поверил, что это шутка: начал думать, что я его просто успокаиваю, потом, что может сейчас ртуть не пустят, но потом. Что существует заговор и наш «безопасник» случайно о нём узнал. Я не знал плакать или смеяться. Ну, до чего люди этой политической ориентации, как дети, наивные и любой сказке верят, любой совершенно! Больше не буду с ним так шутить.
И ещё: про шутку насчёт ртути в фонтанах на День ВДВ, я не претендую на авторство, просто однажды услышал её по ТВ.

Это было в те далекие дикие времена, когда единственным развлечением на ночной смене была игра «змейка» на допотопной Нокие.
Мы со змейкой стерегли границу возле Газы.
Слово «скучно» за восемь часов на посту приобретает какое-то сакральное значение. Хоть бы террорист какой выполз, все ж таки развлечение. Как вдруг. Что-то зашевелилось в кустах. В которых, по инструкции, ничего шевелиться не должно.
Я тут же взял куст на прицел и что я увидел? Павлин! Настоящий, с хвостом, как из мультика про Мюнхгаузена.
Зацените сюр ситуации: Ночь, граница, танк, куст. павлин.
По инструкции, надо сообщать обо всем необычном в штаб. Но я даже не знал, как будет павлин на иврите. Выходить с белым билетом неохота, до дембеля недолго, авось само пройдет. Мы с павлином договорились хранить нашу тайну и больше я его не видел.
Служил со мной Игорь, здоровый, простой, жизнерадостный до неприличия парень. Казалось, ничто в жизни его не может смутить. А тут два дня ходит сам не свой, даже от добавки в столовой отказался.
Наконец подходит ко мне:
«Ты же психологией увлекаешься. Книжки читаешь. Психометрию сдавал. Может, ты меня вылечишь?»
— Ты че, павлина видел? — проявил я дедуктивные способности и тут же взлетел в личном рейтинге психологов Игоря на второе место, сразу за Фрейдом. А может и на первое — Фрейд про павлинов в Газе стопудово ничего не знал.
Я уверил Игоря, что это обычное дело, армейский павлианизм, до дембеля само рассосется. Повеселевший Игорь убежал за законной добавкой. Так я вылечил первого пациента.

История эта случилась с моим другом Женькой летом 2003 года. Но поскольку он её с тех пор пересказывал всем кому не лень по несколько раз, то за точность пересказа я ручаюсь.
К радости всей его родни Женька женился. Его избранницу до сих пор все зовут Женей, поскольку в отличие от Женьки она дама серьёзная.
Сразу после свадьбы счастливые молодожёны поехали в свадебное путешествие в Италию на три недели. Купили путеводители, приготовились, каждый день распланировали, где когда будут. Прикинули, сколько им надо денег и купили евро (они тогда ещё были в новинку). А родители дали им ещё 500 баксов с условием: не понадобится — вернёте, понадобится — отдадите когда сможете.
Италия оказалась страной дорогой. Но влюблённые это не сразу заметили. Первые две недели они вместе болтались по всяким Римам и Флоренциям, а потом взяли в Вероне машину и поехали наслаждаться красотами северной Италии.
И вот тут-то у них евро и закончились. Дня за три до возвращения. А городишки там в горах маленькие, обменников нет, чтобы доллары на евро поменять. А тут в их расписании оказался свободный день, тут Женька и говорит Жене — а поехали на денёк в Лугано, что в Швейцарии, прямо у границы. На границе этой и денежки поменяем.
Сказано — сделано. Спокойно пересекли границу, видят обменник. Туалета не видят, хотя Женьке уже хочется. Побывать в Швейцарии ребята наши не планировали, и то что там франки не сообразили.
Парень, работающий в обменнике, английского не знал. Вообще. Что от него хотят понять не мог. Уже потом, задним умом, ребята поняли, что он менял евро на франки, и других операций не привык делать. Лопотал всё «франки, франки», а Женя ему на превосходном английском — «нет, нет, доллары на евро».
Пришлось объясняться жестами и на бумаге. Женьке хочется в туалет, но терпит, зажав в руке баксы.
Парень наконец-то понял. Но курса доллар-евро он не знал. Позвонил куда-то, ему и сказали. 1 к 1.25. Он это на бумажке нарисовал и ребятам показывает. Грабительский курс вообще-то. Но. один обменник на границе. И в туалет охота. Ладно, говорят они «о-кей «. И тут кульминация нашего рассказа.
Меняла опять рисует цифры на бумаге. И показывает их из-за стекла. 500 долларов=625 евро. Ему курс валюты сказали, а какая из них дороже нет. Да и голову ему молодожёны наши задурили со своим английским. Женька сразу ему деньги и сунул. Женя честно пытается меняле сказать — неправильно, мол, наоборот надо. А тот евро отсчитывает и улыбается снисходительно. Калькулятор берёт, 500 на 1.25 умножает и Жене показывает. И Женя понимает, что ничего она доказать не сможет, с калькулятором не поспоришь. И Женька рядом стонет, в туалет хочет.
Ну что сказать. Взяли они евро и в Лугано поехали. И там уже, пытаясь опустить монету в один евро в парковочный автомат, поняли они, что и про Швейцарию стоило почитать путеводители.
Женька поначалу гордился этой историей. Вот, мол, какие эти швейцарцы полные идиоты, ни языка не знают, ни то что евро дороже доллара. На всех днях рождения гостям историю эту рассказывал. Но с годами поутих и мне на днях признался:
«Ты понимаешь, совесть неспокойна. Я много лет говорил себе — я ведь никого не обманывал. Он сам этот обменный курс предложил. И всё равно что-то гложет. Он ведь, наверное, пострадал из-за меня. Свои деньги доложил или работы лишился. А что теперь сделаешь. Сделанного не вернешь».
А туалета он так и не нашёл, в кустики сбегал.

Трое моих веселых приятелей вернулись из командировки и рассказали чудесную историю о встрече с самой настоящей королевой шансона.

В купе поезда оказались они втроем, а четвертой — сама королева. На вид ничего особенного: полновата, лет сорок с хвостиком, вязаная кофта, вареная курица в фольге, а больше никаких особых примет у нее и не было. Обычная железнодорожная тетка, каких сотни в любом поезде.
С самого утра мои ребята выхватывая друг у друга дорогую двенадцатиструнную гитару, принимались петь жалобные песни о тюрьме и воле, о старушках-матерях и их непутевых сыночках, одним словом – шансон, или попросту – блатняк. Ну, любят они такие песни, хоть сами и не сидели, поэтому, наверное, и любят.

Женщина не спеша доела свою курицу, вытерла салфеточкой руки, до конца терпеливо дослушала очередную песню о дружбе и предательстве и сказала:
— Ребята, а что это вы все такую погань брякаете? Лучше бы спели, что-нибудь человеческое, душевное: — «Ромашки спрятались, поникли лютики…» Ну, давайте, а я подхвачу.
Мои ребятишки заржали и ответили:
— Да, ну – это позапрошлый век, такие песни только старым бабкам петь, а вот шансон – это же целая культура…
Женщина махнула рукой и перебила:
— Знаю, знаю, какая это культура. Блатная романтика и ни черта больше.
Парни засмеялись:
— В том-то и дело, что не знаете. Шансон – это не только про тюрьму – это и о жизни. Вот послушайте одну песню Трофима, тогда поймете?
— Ой нет, только не Трофима, я вас умоляю. Спойте лучше что-нибудь из Анны Герман.
— Да откуда вы знаете что поет Трофим? Может он в тысячу раз лучше вашей Анны? Зачем же спорить о том, чего не знаете?
Женщина призадумалась, потом протянула парням свою крепенькую ладошку и сказала:
— Ладно, ребятишки, давайте на спор — вы начинаете петь любую свою блатную песенку, а я ее подхватываю после первой же строчки.
И, если не смогу, то, через полчаса у нас вроде Самара, так я сгоняю на перроне в ближайший ларек и всем куплю пиво.
Но если вы до Самары так и не сможете мне спеть блатную песню, которую я не знаю, то вы до самого Челябинска будете исполнять только то, что я вам скажу. Идет?
Парни оживились и с легкостью приняли спор, уточняя только сорта и объемы пива.
Первый приятель взял гитару и самозабвенно затянул:
— Гоп — стоп, мы подошли…
— Ребята, будьте серьезнее, а то ведь Самара не за горами. Из-за угла, мальчики, из-за угла. Дальше.
Парни взорвались дружным хохотом и уже второй схватил инструмент и сделал свой ход:
— Весна опять пришла…
— И лучики тепла, теряете время, лучше вам сразу сдаться.
На этот раз любители шансона не смеялись, а коротко посовещавшись, предприняли новый лихой ход:
— Не за границу…
— Не в Рим, не в Ниццу, наш уезжает эшелон, а кстати, в Самару. Ну, что, сдаетесь?
С каждой следующей попыткой совещания проходили все дольше и тревожнее, но мужики не сдавались:
— Он бежал с Магадана…
— Слышал выстрел нагана, вы молодые ребята, откуда же вы понабрались этой пошлятины?

Надежды таяли — все первые строчки самых забубенных и позабытых блатных песен, разбивались о королеву шансона, как пули о терминатора:
— Стоял я раз на стреме…
— Держался за карман. Может хватит, а? Мы сбавляем ход, уже Самара.

И парни выпросили для себя последнюю попытку. Уже и поезд стоял на перроне, даже курильщики успели выйти из вагона. А ребята все спорили, шепотом переругивались и снова спорили, чтобы уж наверняка, попытка-то последняя.
Наконец пришли к согласию и хором затянули:
— Комиссионный…
Женщина улыбнулась и подхватила:
— Решили брать, тьфу, пакость какая, не песня, а черти что.

Парни похлопали глазами, признали себя побежденными и не сговариваясь спросили:
— А откуда вы все блатные песни наизусть знаете? Вы что, сидели?
— Типун вам на язык! В жизни ничего не украла, не за что меня сажать. Просто я уж двадцать семь лет работаю поваром в пансионате МВД, так вот, товарищи милиционеры в нашей столовой ничего больше слушать не желают, только под блатняк и кушают.
Досыта понаслушалась, на три жизни хватит.

Парни грустно переглянулись, поднастроили свою измученную гитару и путаясь в словах и мелодии, робко заблеяли:
— Ромашки спрятались, поникли лютики…

За прилавком стоит Ленка,
у нее мандраж в коленках.
Дико улыбается,важно изгибается.
Думает как кассу сдать,
весь товар под ноль продать
кучу денег накопить да детей обуть обшить,
чтобы Сашка не был пьян и подшился как братан
думает про сапоги про белье да тряпки.
Размечталась до того, что не видит ничего
ни прилавка ни весов видит сон, а он таков.
За прилавком виден лес, дача крыша до небес!
Служанка с покрывалом, да негр с опахалом.
Тысща соток огород- витамины круглый год!
В поле белый мерседес- вообщем никаких чудес.
Ну а коль пошло так дело- за границу в шопинг смело!
Посмотреть как круглый год за бугром народ живет.
Что ль в Америку промчаться- на бизонах покататься
хоть они и в красной книге» новым русским» все до фиги!
Да с индейцами общенье все пошло б на развлеченье.
Прикупить там казаки,что за чудо сапоги!
Мы б в ковбоев поиграли.
Лассо вместе покидали.
Платят деньги не робей!
Берегися вождь злодей!
В резервации фривольно,
нет уж хватит, все- довольно!
Хватит по миру шататься, надо к дому собираться.
Вилы, яхты, самолеты это все уж до икоты,
тянет в свой родной садом
там детишки милый дом!
Собралась домой икая,
в личный лайнер не влезают все коробки и тюки,
оставлять их не с руки- не возьмешь возьмут враги!
Вновь Чернобыль проезжая, удивилась урожаю-
помидоры, огурцы ах какие удальцы!
Надо взять домой немножко
на салат да на окрошку.
На рассаду тоже взять!
Посадить потом продать!
Все поставить на поток будет Западу урок.
Конкуренция поможет- берегись ее кто может!
Так мечтала наша Ленка мондражируя в коленках
за прилавком у весов- все без лишних словесов.
Вдруг рассеялся туман,
ах как сладок сон дурман!
Но реальность такова
Вход за рубль выход два!
P.S. Да вообще все это бред!
Хорошо где» наших » нет!

Была тут история про вымышленных пионеров героев. Ну а моя о настоящих звездах рока на уроке истории советской школы.
Современными журналистами принято описывать 70-е годы как расцвет застоя, жизнь полную придурков, очередей, дефицита и пр. Типа щастье началось только сейчас. Достоверно заявляю — вранье. Мы жили интересно, разнообразно, благодаря отсутствию интернета занимались простым человеческим общением, ездили с экскурсиями и просто так по всей стране. А за границу нас — школьников — стая дебилов из комиссии ветеранов партии в горкоме — отпускала практически свободно. Тем более мы числились детьми рабочего класса, а эти кролики партийные, возглавляемые Михал Андрееичем Сусловым ничего кроме принципа диктатуры пролетариата заучить не сумели.
Вот и несли мы по их мнению идеи коммунизьма на просторы Чехословакии, Венгрии и даже графства Дарем в Великобритании. Обратно везли в основном пластинки тогда еще виниловые разной непотребщины, типа Блэк Саббат, Дип Перпл, Лед Зепеллин, Грэнд фанк и пр. Ну а в чемоданах среди трусов прятали естественно печатную продукцию про рок и девушек. Уроки истории почему-то в основном КПСС вела у нас такая божья коровка из совета ветеранов КПСС, которая с выражением читала всю эту лабуду и похоже вообще ничего в реальности не понимала. Но очень мы полюбили ее уроки, когда началось изучение современного рабочего движения. Наглость наша была такова, что даже на открытых уроках мы с выражением рассказывали высоким гостям про лидеров английского и американского пролетариата — Пола Маккартни, Йана Гиллана, Оззи Осборна, Джима Моррисона и многих других. Партийные клоуны были настолько тупы и безграмотны, что понимали только некоторые знакомые им слова, все остальное заполнялось нами как пародия на школьные учебники.

Это были 90-е и мы зарабатывали как могли.
В феврале 1994 года поехал в славный город Будапешт за своим первым авто.Оставив свой газовый пистолет в камере хранения жд вокзала городка Чоп,я сел в поезд «на Будапешт» и отправился в путь.Был конец зимы,поэтому в вагонах с удивительными (для меня)креслами в купе было невероятно холодно.Хотя не так-холодно было потому что не топили.Венгерские железнодорожники ходили по вагонам и предлагали всем перейти в единственный отапливаемый вагон.Вагон для курящих.Был курящим,поэтому легко согласился.В проплывающем мимо пейзаже не запомнил ничего примечательного,поэтому сразу прибываем в столицу Венгрии.На вокзале,осмотревшись,выделил из толпы двух парней,явно прибывших с целью,аналогичной моей.Ребята оказались украинцами с опытом и желанием мне помочь,поэтому мы сразу отправились в отель.»Отель» оказался небольшой частной гостиницей при каком-то заводе.Купив бутылку венгерской водки и консервов сели обсуждать планы на завтра.Вопросов у меня было много,поэтому пришлось бежать за второй.Потом была полночная беседа с пожилой хозяйкой отеля(она же горничная и буфетчица).Несколько раз спрашивала-«министр Ельша хорошо или плохо?».Кто такой Ельша(Борис Николаевич)понял не сразу.Поскольку находился в чужой стране сказал что «Ельша-хорошо».Соврал.
Утром поехали на авторынок.Там я с хлопцами расстался,договорившись встретится возле сарая посредников,в котором оформлялись сделки купли-продажи.Бродил со своими полутора тысячами долларов в кармане и, глядя на ценники, физически ощущал как моя мечта о автомобиле медленно становится несбыточной.Делая третью «змейку» по рынку наконец увидел ЕЕ. Ярко-красно-перламутровая,вымытая и отполированная она сверкала как бриллиант на столе сельской учительницы! Жаль,что это видел только я.Остальной народ ходил вокруг двадцатилетних мерседесов,фольксвагенов и трабантов не замечая моей красавицы.Что мне «тер» на непонятном языке хозяин авто я абсолютно не слушал,а жаль.Помимо обычной лапши продавца он озвучил заветные цифры шифра на крышке бензобака.Также он видимо объяснил,что на «семерке» за пять лет эксплуатации не появилось никакой магнитолы,а отверстия под динамики в задней полке были заводским браком.Наверное он мне объяснил что машина шла на экспорт с «набором» инструментов из крестовой отвертки и ключа на 13, а грыжа на переднем колесе ей даже идет.Наверное он все это говорил.
Сторговав 50 зеленых, оформил покупку(как я наивно думал-по закону),нашел одного из своих новых украинских товарищей.Как уже говорил,ребята были опытные и один,не дожидаясь нас умчался в сторону границы занимать очередь на пропускном пункте.Пристроившись за вторым хлопцем я на СВОЕМ автомобиле отправился в путь.Дорога была узкой, но хорошего качества,и вобще все было хорошо,пока мой ведущий не остановился,получив камнем в лобовое стекло.Постояли,обсудили,решили ехать.Включив поворотник он стал выезжать на дорогу.Тут раздался визг заблокированных колес,а в зеркале я увидел быстро приближающиеся фары.Почему они выбрали для ДТП зад стоящего автомобиля а не удаляющегося,я не знаю.Вышел,побеседовал-наши ребята,повреждений не было,поэтому получив извинения,пожелал им доброго пути и поехал догонять своего ведущего.Через 20 минут нагнал,зацепился за его габаритные огни и поплыл,стараясь думать только о хорошем.Через час,в свете встречных фар увидел,что в машине, за которую я вцепился,сидит 2 человека.Я целый час,не глядя на дорожные указатели, ехал за посторонней машиной!Задавив ростки паники, остановился в первом населенном пункте и обойдя несколько ночных магазинчиков выяснил-таки дорогу.Отклонился от маршрута на 90 градусов,но совсем недавно.Дальше все было хорошо,спустя часа 2,будучи дезинформированным показаниями топливомера я обсох.Через пару минут из под земли появился мадьярский патруль:-Проблема?
-Нет проблем!
-Аварийку включите!
-Окей!
-Удачи!
-Спасибо!
Простояв на почти пустой дороге полчаса и остановив еще одних соотечественников,поехал с ними на АЗС.Там нашел полторашку,купил бензин и потопал пару км к своей ласточке.Возле нее уже терся другой мадьярский патруль:-Проблема?
-Нет проблем!
-Включите аварийку!
-Окей!
-Удачи
-Спасибо
Дальше был подбор пароля к замку на бензобаке методом перебирания всех комбинаций1-1,1-2,1-3. Медвежатник я был никудышный,поэтому заветную комбинацию на первом круге «проскочил».Вобщем до пограничного городка Захонь я добрался к двум часам ночи.Где граница не знал,поэтому, попетляв пришлось залезть на высокий забор и оттуда провести разведку местности.Границу выдала длинющая вереница красных габаритных огней.Спустился,отряхнулся,Господи-опять возле машины менты,теперь пешие.Откуда вы выныриваете?
-Проблема?
-Нет проблем!
-Удачи
Очередь была гигантской,но я,помня уговор со своими украинскими товарищами,отправился их искать.Нашел-середина очереди.Благородно пропустили вперед,ура!Дальше бало еще 4 часа мучений:сон-подвижка,сон-подвижка.Вот она граница.Бумажки сюда,деньги туда.Ребята проехали,у меня заминка.-В чем дело?
-Поставьте машину вот туда!
Поставил.Пройдите туда.Прошел.Через 10 минут венгеро-русско-англо-украинского диалога понял,что у меня неприятности.Среди всего пакета документов у меня нехватало одной бумажки об обмене валюты доллар-форинт.Естественно,что ее не было-я валюту не менял.А ведь меня предупреждали.-Что делать?
-Езжайте в Будапешт,решайте там.
-400 км?
-Всего хорошего!
Ехать обратно не было смысла.Продолжил разговоры с персоналом таможни.Безрезультатно.Денег не предлагал,побоялся,может и намекали,не знаю.Скоро я знал на границе всех и меня знали все,а знакомые люди должны помогать друг другу! Ко мне подошел молодой таможенник и сказал,что скоро у них смена,заступит другая,с хорошим начальником.Спасибо!Появился хороший начальник.Скорее всего он и человек был хороший-я пересек границу.Далее было немного мозгоимения на украинской границе и вот,забрав в «чопской» камере хранения свой бесполезный Вальтер я полетел домой.Летел недолго.Остановился на поднятую руку и открытый капот.Капот закрылся,а за ним трое или четверо плохих парней со сломанными носами.Подошли,предложили оплатить проезд по их дороге.
_Денег к сожалению нет,ребята! Я поехал!
Поехал я ,по-моему, по носкам их ботинок.Сопровождали меня минут 20-30(как мне показалось),периодически махая чем-то через окно автомобиля.К счастью начались великолепные Карпаты с дорогой похожей на зеркало.-Парни,у нас такая трасса 6 месяцев в году,ПРОЩАЙТЕ!
Да,резина на моей ласточке была летняя,поэтому мерзкие червячки в моем животике шевелились наверное не меньше,чем у этих хлопцев.Вобщем отстали.Потом был пост.Даишник пригласил меня на беседу в свой скворечник.Беседа была короткой,но беспонтовой.-Номера у Вас транзитные не те,нужны местные!
Что делать?
-Немного казначейских билетов или возвращайтесь в Чоп(Ужгород?) за номерами!
Возвращатся к ребятам со сломанными носами мне не хотелось,поэтому достал билеты,попросив оказать услугу и написать мне какую-нибудь охранную грамоту.Товарищ в погонах на купчей написал-«Транзитные номера не выдавались.Капитан такой-то.»Я поехал дальше.Волшебство охранной грамоты растворилось на следующем посту ДПС.-Я тоже такую могу написать!
-У меня уже написано!
-Капитан такой-то здесь не авторитет!
-А Вы?
-Давайте гроши!
-Нате!
К следующим постам ДПС я стал черстветь.Деньги уже не давал и спрашивал про совесть.Стали брать сигаретами.
На сороковой час за рулем почему то стал засыпать.Сперва лес возле дороги густо пророс небоскребами,потом какие то голоса стали шептать в моей голове какие-то ласковые слова,моргать стал надолго.Очнулся прыгая по обочине,к счастью широкой.Докатившись до ближайшего села нашел гостиницу.Прикольная.Вместо горячих батарей отопления,мне предложили 3 одеяла и обмотанный проволокой кирпич.После включения в розетку проволока становилась красной и горячей.Мне большего не надо,спокойной ночи!
Дальше была Россия,дорога,ГАИ,легкое ДТП,ремонт.
Когда асфальт на моем пути домой закончился и начался зимник,я понял,что слишком долго ехал и весна меня нагнала..Зимник представлял лесную дорогу с большим количеством спусков и подьемов,коротких но глубоких.Внизу,как правило были ручьи и эти ручьи уже вскрылись.Выглядит это как трещина во льду с бегущей водой.Ширина трещин была от 10 см до метра,глубина до полуметра.Приходилось одной стороной машины по ледяной дороге,другой по снежной обочине сползать вниз,преодолевать ручей и.. И все.Летняя резина абсолютно не хотела поднимать автомобиль в гору.Тут я вспомнил венгра-продавца добрым словом-он же укомплектовал автомобиль отверткой!Вобщем у каждого спуска-подьема на зимнике,для таких как я ,есть куча песка.Правда заледеневшего.Надолбив отверткой на картонку сколько поместится,я поднимался наверх,посыпая песком две дорожки под колеса.Нормально,едем.В одной их низин чуть не вьехал в МАЗ, который вырвал себе в ручье заднюю ось,пытаясь разогнаться перед подьемом.Хотя водила-парень говорил,что помощь скоро придет и был спокоен как танк,я ему не завидовал.Отдав последние сигареты я отправился дальше.200 км зимника удалось осилить за 13 часов.Потом был родной город и единственная рюмка водки, которую я закусывал уже во сне.Это был мой первый автомобиль.

Все течет, все изменяется
(Гераклит)

Давным-давно, на заре перестройки, мой тесть в Крыму снимал документальный фильм об одном ветеране Второй мировой. Это сейчас их осталась две роты на всю страну, а тогда почти в каждом доме жили эти крепкие старики.
Но наш герой, разительно отличался от своих соседей. Богатый трехэтажный дом с бассейном во дворе, большой гараж с автомобилями на все случаи жизни, а главное — любовь всей его многочисленной родни. На дни рождения внукам, он дарил японские телевизоры, на свадьбы — реэкспортные «девятки» из магазина «Каштан» («Каштан» — это тоже, что «Березка», только ствол и корневая система посерьезнее)
Ну как такого не любить?
В советское время этот тихий ветеран жил как и все, даже намного хуже (работа всю жизнь не выше тракториста, даже бригадиром не ставили, хоть и не пил совсем. Его детей в институт не принимали и за границу не допускали, соседи смотрели свысока и правильно делали) но с перестройкой все резко изменилось.
Наш герой стал сказочно богат. Ежемесячный его доход стал примерно раз в сто больше дохода всех живущих на этой улице ветеранов, вместе взятых…
Дети и внуки соседских стариков, при выключенной камере, говорили:
— Что толку в военных подвигах и медалях нашего деда, когда он вынужден всю свою пенсию отдавать на лекарства. А еда? Если бы я не таскала котлетки из пансионата, мы бы все подохли вместе с ним. И кто, скажите, победитель в этой войне? А эта сволочь жирует, деньги некуда девать. Уж лучше бы и наш тогда… Да ладно, и так все ясно…

Одним словом, соседи завидовали ветерану-миллионеру и ненавидели его, он вполне их понимал и почти не обижался.
А секрет богатства нашего героя не в коммерческой жилке кооператора и не в наследстве из-за океана.
Началось все задолго до перестройки, когда и сам Горбачев был еще голоштанным пионером.
Война.
В деревню, где жил наш семнадцатилетний герой вошли немцы, заглушили двигатели танков и сказали:
— Гуттен морген…
Собрали пацанов от 15-ти до 17-ти, раздали им винтовки и поставили охранять аэродром.
Так наш герой два года и прослужил. Солдатом он был дисциплинированным и исполнительным, в результате дослужился до самого младшего, но все же почти офицера. Аэродром содержался в идеальном порядке, аж покуда не вернулась Красная армия и не сказала:
— Доброе утро. Ребятишки, снимайте ваши повязки, сдавайте ружья и организованно пройдемте в клуб.

В клубе их и осудили.
Если бы кто-то из односельчан сказал хоть одно плохое слово про аэродромную охрану, то ее тут же всю и повесили бы, а так – дети, как дети, выживали как могли – война.
Отвесили всем по десятке.
После отсидки наш герой перебрался в Крым, женился и до пенсии отпахал в совхозе на тракторе.

Наконец в страну пришла перестройка и некоторая гласность, открылись архивы, со скрипом приподнялся ржавый занавес, тут комрады из бундесвера тоже подняли старые дела и обратили внимание на немецкого (самого мелкого, но все же) почти офицера — ветерана восточного фронта, который, между прочим, десять лет пробыл во вражеском плену. Посчитали, прикинули, скомпенсировали за все годы и назначили своему бравому охраннику аэродрома, военную пенсию в размере шести тысяч марок ежемесячно…
Получите и распишитесь, Хер унтер-офицер.

. Больше всего жаль в этой истории ветеранов, живших по соседству. Им наверняка не хватало красноречия, когда они пытались прививать своим внукам любовь к нашей великой и многострадальной…

К истории от 30 марта про Пограничных крыс хочу добавить свою историю -это:
Как и я нарушал государственные границы, вспомнились мои приключения, решил поделиться.
Мне также пришлось нарушать границу Казахстана, правда по вине железной дороги – нам в Украине продали билеты на поезд, и ни как не предупредили о том, что при пересечении границы для украинцев нужен паспорт международного образца. В сентябре 2006-го года мы решили съездить на Урал к сестре жены на её юбилей, и поезд «Киев – Астана» для этой цели был наиболее подходящим. Со спокойной совестью мы в Харькове сели на поезд, и без проблем проехали украинско-российскую границу. Только проехав Саратов, проводник начал интересоваться нашими паспортами, дескать казахи начнут требовать международные паспорта, набралось человек пять, и мы в том числе, у кого были простые паспорта. Если бы он это начал делать ранее, хотя бы в Саратове, то мы бы просто слезли б с поезда, а оттуда уже уехали другим поездом, кстати, прямым поездом «Саратов – Магнитогорск».
Что делать? Поезд скорый, назад не повернёшь, и остановить нельзя, так как едет по ветке идущей только на Казахстан. Некоторые пассажиры более опытные начали распускать слухи, что там запросто снимают с поезда и приходиться поворачивать назад, но за определённую мзду могут и пропустить. Денег у нас тогда особо не было, мы ехали с расчётом, что нас назад с Урала отправят за счёт принимающей стороны. Жене стало заранее плохо, её прихватил невроз, тем более надо было ехать в томительном ожидании часов шесть. Проводники успокаивают, дескать обойдётся, дадите деньги и проедете. Если было бы что дать?
И вот приехали на казахский полустанок, назвать станцией язык не поворачивается. Вот зашли пограничники и в наш вагон, и, получив наши паспорта, сразу же сказали, выметайтесь из вагона, дальше не поедете. Жене и так плохо было, а тут её совсем развезло, мне уже самому стало страшно – слезь то не проблема, а что я с ней тут буду делать? Ведь вблизи не видно никаких строений, стоит что-то вроде подобия вокзала с надписью. А пограничники рьяно нас выпихивают, но есть вроде бы выход – пошушукаться с сержантом в тамбуре, дать ему 500 рублей российских и ты можешь ехать. Так сделали те пассажиры, у которых также не было соответствующих документов, нам же надо за двоих уже 1000 рублей, такой суммы у нас не было, есть только 500. Этого было для них мало, посоветовавшись со своим капитаном, приказали вылезать. Тогда я обратился к ним за помощью (между прочим, действенный метод, не раз выручал), говорю, моей жене плохо не знаю, что делать и есть ли у вас хоть какой-нибудь медицинский пункт. Ей нужно оказать первую медицинскую помощь, помогите. Это их напугало, кому охота связываться с больными людьми? Тогда меня подзывает сержант и говорит, что нас они пропускают, но так больше не делайте.
Но на этом приключения не закончились, впереди ещё большая стоянка город Уральск.
Видимо из-за этой остановки поезд делает крюк, захватить своих граждан до своей столицы. Приехали в Уральск, стоим, я вышел размять ноги, и вижу, в наш вагон направляются пара сержантов милиционеров – казахов естественно. Захожу и я за ними следом, а они прямо в наше купе идут, и просят предъявить документы только у нас, Жена всё ещё лежит, но уже заметно полегчало, а тут снова проверка. Опять нотации, незаконный въезд, надо вас высаживать, ну и прочее. Но видно, что настроены достаточно дружелюбно, в общем, давайте договариваться. Я прямым текстом заявил, что не против, да нечем, вот только 500 рублей и есть, ведь мы едем в надежде на то, что назад на дорогу нам билеты купят. Они согласились и на эти 500, мы ещё мило поговорили о житье бытье, они ещё сказали, что больше нас никто уже не тронет – они позвонят куда надо. Из Уральска дальше по Казахстану мы ехали часа три, и всё время я сидел как на иголках, не дай бог опять остановка, и опять проблемы. Так ещё меня за всю мою жизнь никто не опускал.
Внимательно смотрю в окно, не дай бог опять остановка, и тут вижу, промелькнула маленькая станция, а там российский флаг висит, я было засомневался, может быть показалось – уже ничему не верю. Остановились уже на большой станции, зашли пограничники – женщины, и со страхом спрашиваю – это Россия? И получаю утвердительный ответ, поверьте: такой радости я не испытывал наверное с детства, я готов был обнимать пограничников, а российский флаг стал самым лучшим флагом в мире! А ведь, ко всей этой государственной атрибутики, я после известных событий в СССР, стал относиться довольно равнодушно. Никаких чувств не вызывает геральдика Украины, также как и России, тем более, что флаг России был в музее военной славы Второй Отечественной войны, как трофейное знамя власовской армии. Но нужно было пережить все эти унижения, чтобы понять что лучше.
А дальше уже не интересно, погостили, поохали родственники над нашими приключениями, оказалось, что не мы одни в таком интересном положении оказались, а все другие родственники из Украины, приезжавшие в гости. Назад мы поехали другим путём – через Челябинск и проблем уже никаких не было.
Обидно становится только, что мне прожившему в России большую часть жизни приходится теперь унижаться, чтобы попасть на свою родину. А в своё время я бывал и в Казахстане несколько раз, и на Украине и на Камчатке и в других городах России, зачастую только стоял вопрос в приобретении билетов (не всегда можно было свободно купить).

Кабанчик в городе.
Многие иностранцы верят, что по российским городам ходят медведи.
Не буднем кривить душой и скажем, что действительно ходят. И медведи и
тигры и олени всякие. Про мелких тварей и говорить не стоит.
Вот сегодня в г. Хабаровске пришел в гостиницу Интурист дикий кобанчик.
Вломился с черного хода и давай барагозить, только вот сказали в
новостях, что приплыл с о. Большой Уссурийский, который теперь
принадлежит еще и КНР. И не поймешь теперь. То ли это наш кабанчик в
ресторан приходил, то ли китайский в гостиницу заселяться. Кабанчика в
гостиницу не пустили и он убёг, а доблестным полицейским патрульным
выдали фото кабанчика с камер наблюдения для узнавания и поимки
преступника. Ибо если наш — то стекло в двери разбил (на 15 суток?), а
если китайский, то он государственную границу нарушил (расстрел на месте
при побеге. и в котёл для пыток).
А то медведи ходят. За границей во крокодилы ходят и кенгуру всякие
прыгают.
Мы же не спрашиваем. Мы знаем что ходят. ;))

Давным давно, лет эдак двадцать назад довелось мне пожить пару лет в
подмосковном поселке «ПолЧасаНаЭлектричке» от конечной станции метро. То
есть вроде как и село, а в то же время близко от столицы. Было мне лет
25-27. Все мои ровесники, к которыми я в этом поселке познакомилась и
даже подружилась, уже давно имели семьи и детей, а многие даже
развелись, а я все ждала принца. Принца я все же дождалась и упорхнула с
ним далеко и надолго, и все связи с поселковыми друзьями оборвались и
потерялись. Потерялись, но не забылись. И как только зацвели социальные
сети, а потом и Скайп, то кое-кто все же отыскался.
Итак через двадцать лет и половину планеты сидим с подруженькой и
вспоминаем знакомых. Эти разошлись, этот спился, эта детей на бабку
побросала и исчезла, у этой дети на дурь подсели, кто погиб по пьяни,
кого подстрелили, матери-одиночки с современными взрослыми детьми бьются
как курицы с утятами.
— Что ж, совсем никто вместе не живет?
— Никто, а только Леха и Маринка.
— Кто такие, что-то не припомню.
— Ну как же, ну Леха и Маринка! Которые ИНОМАРКУ покупали!
Да, эта была знаменитая история. Молодые совсем ребята, Маринка да Леха,
им лет-то было по двадцать, а то и меньше, уже успели пожениться и
снимали даже не дом, а застекленную веранду. Как они там зимой не
замерзли, неизвестно. Чем они занимались, я уже не помню, образование
обошло их стороной. Леха — попроще, Маринка — побойчее. Детей еще не
было, жили почти на улице, зато они копили деньги на ИНОМАРКУ. Кто
помнит самое начало 90х, еще до Лужкова, когда по помойкам бегали
огромные крысы, а полки в магазинах были пустые совсем, когда 200 баксов
в месяц были очень хорошей зарплатой, да и 100 нестыдной, тот помнит,
чем была ИНОМАРКА для простого человека. Мечта, которую мечтали вслух.
Иномарки пригоняли из Германии при выводе войск, или привозили моряки на
сухогрузах, покупая битую рухлядь на автосвалках Европы и кое-как
подлатав за время плавания.
И вот в один прекрасный день Леха берет на работе выходной и на вопрос
«Нафига он тебе?», потупившись и скрывая восторг, объявляет, что
какой-то такой моряк-или-военный продает ИНОМАРКУ, привезенную прямо
оттуда, а он, Леха, вместе с Маринкой послезавтра договорились ее
смотреть и даже покупать. Ну, народ просто сначала обалдел, а потом не
поверил, а потом бросился подавать советы. Работа встала во всем
поселке. Каждый считал своим долгом передать ему все рассказы, советы,
предупреждения, чтобы была хорошая, чтобы не битая, а если уж и битая,
то не беда, заварим. Кассирша в местном отделении уже (заранее!)
отложила для Лехи все новые купюры, теща приволокла бутыль со святой
водой, кропить покупку. Поздно ночью Маринке принесли телеграмму «Японку
более 100 000 пробегу не бери, г. «. Какие-то добровольцы наведывались
и ко мне, раз уж я ездила за границу, узнать, какой цвет сейчас модный
на мировом рынке. Словом, народ подошел к такой покупке очень серьезно.
Хотели уже и пьянку заварить, да Маринка не велела, чтоб не сглазили
покупку. Потом, говорит, обмоем.
Долго сказка сказывается. В назначенный день Леху поджидали все. А
приехали они с Маринкой без нее. Даже и не злые, а какие-то грустные.
Самые смелые спросили, как, мол, она, Иномарка?
— Та, отмахнулся Леха, — жене не понравилась.
— Чем же не понравилась?
— Та, наклеек совсем не было.
Да, тут уж языки растрепались. Что было сказано про них обоих, а еще
больше подумано, плюнуто, пальцем покручено, то уже вспоминать не
интересно.
А теперь, двадцать лет спустя, только они и сохранили семью. Значит,
дело было не в наклейках, а в согласии.

Рассказал один из пришедших ко мне на практику студентов.

Один первокурсник какого-то негосударственного ВУЗ’а, раздолбай по
жизни, в один прекрасный весенний день получил повестку в военкомат.
«Собирай вещички, и охранять государственную границу, жрать баланду в
казарменной столовой, чистить зубной щёткой унитазы». Такие перспективы
парня, разумеется, не устраивили, и письмо с повесткой было отправлено
туда, где его вряд ли кто-нибуль найдёт. Это повторялось не один раз. В
конце концов военком решил наведаться к парню лично. Звонок в дверь,
призывник видит в глазок полковника-вонекома и какого-то солдата с ним.
Понял, что это по его душу пришли, дверь открывать не стал, сделал вид,
что никого нет дома. А за дверью военком, хоть и пьяный «в гудок»,
услышал, что в квартире какая-то возня, и начал вместе с солдатом ногами
долбить в дверь, размахивать табельным пистолетом. При этом на весь
подъезд звучали фразы на тему «ах ты с. а ё. ная, из-за таких как ты
подрывается обороноспособность страны, открывай б. дь, всё равно до
тебя доберусь, не выйдешь сам — буду стреляь в замок. » и т. п. Парень,
немного поразмыслив, подошёл к телефону, снял трубку и набрал номер
«02». Сообщил, что вооружённые люди угрожают расправой и пытаются
проникнуть в квартиру.

Через несколько минут вид в глазок: из лифта и с лестницы выскакивают
несколько человек в бронежилетах и шлемах, одним ударом из руки
выбивается пистолет, затем обоих «нападавших» ногой под дых, носом в
пол, руки за спину, пинками по рёбрам, шмон карманов, пошли. Когда
помятого военкома с солджатом уже уводили, звучали слова: «C. а!
б. ь! П. рас! Ты у меня скотина ё. ная пойдёшь служить на самый
крайний север, на подводную лодку, которая обязательно потонет!»

Через пару минут в дверь звонит один из ментов-омоновцев. Дал подписать
протокол, далее: «мы их конечно забрали в отделение, потому что они
пьяные в жилом подъезде размахивали пистолетом и нарушали общественный
порядок. А ведь они были действительно из военкомата. Надавали мы им
сильно. Так что, слышал что он напоследок про подводную лодку сказал?
Лично я тебе теперь идти в армию очень не советую. «

Источник: https://www.anekdotas.ru/svezhie-anekdoty-pro-granicu

Top

Сайты партнеры: Сонник, толкователь снов | Блок о щенках и собаках | Погода в Санкт-Петербурге России Мире | Копирайтинг студия TEKT | Газобетон стеновой с захватом для рук