Анекдоты про мастера

Приходит бывший танкист в тату-салон и говорит мастеру:
— Друг, наколи мне на спине танк!
Мастер, через пару минут:
— Готово!
— Ну ты, внатуре, мастер!
— Да чего там колоть-то, четыре буквы всего.

Анекдоты смешныеДобавить комментарий

— Кто Вас стриг?
— Мастер.
— Я понимаю, что мастер. А по профессии он кто?

Анекдоты смешныеДобавить комментарий

Мастер на заводе обучает новичка:
— Видишь рычаг?
— Да.
— Вот в 8 утра ты его включаешь, а в 6 вечера выключаешь. Понял?
— Нет.
— Повторяю. Видишь рычаг?
— Да.
— В 8 утра ты его включаешь, а в 6 вечера выключаешь. Понял?
— Нет.
— Еще раз объясняю. Видишь рычаг?
— Да.
— В 8 утра ты его включаешь, а в 6 вечера выключаешь. Понял?
— Мужик, ты что тупой? Я тебе уже третий раз говорю НЕ ПОНЯЛ!

Прикольные стихиДобавить комментарий

Стреляют пушки, пулеметы,
Ракеты с бомбами летают,
А в небе храбрые пилоты,
Друг друга мастерски сбивают.
Пылает пламя, рвутся мины,
Лежат повсюду трупов горы,
И танки смертоносным клином,
Сминают мирные заборы.
А полководец взявши ластик,
Склонился над военной картой.
Вот это понимаю – праздник,
Не то, что там 8 марта!

Анекдоты про мастера!

Клиент в автосервисе проверяет счет и спрашивает у мастера: — Что такое «Прокатило — 1000 рублей». — Не прокатило. Вычёркиваем.

Прикольные анекдоты про мастера!

Муж с женой занимаются дома уборкой и вдруг находят квитанцию мастерской по ремонту обуви аж 10—летней давности! Им, естественно, становится очень смешно, но в то же время их разбирает любопытство, кто же это забыл забрать обувь из мастерской. Тогда муж отправляется в эту самую мастерскую, отдает квитанцию мастеру, тот уходит в подсобку, затем возвращается и говорит: — Вы знаете, в последнее время у нас очень много работы. Так что ваши ботинки будут готовы только через неделю.

— Я мастер на все руки! — А я умный на всю голову!

Ржачные анекдоты про мастера!

— Скажите пожалуйста, кто Вас стриг? — Мастер. — Я понимаю, что мастер. А по профессии он кто?

Беседуют два мужика: — Я вчера жене в секс—шопе вибратор купил с гарантией. — Как это? — Ну мастер сказал, что если сломается, мне ничего делать не надо будет — он придёт и сам всё сделает.

Свежые анекдоты про мастера!

— Иванов, почему ты три дня не выходил на работу? — спросил мастер. — Так вы же сами сказали: — Пьяным на работу не приходить.

В парикмахерской клиент спрашивает у мастера: — Почему у вас такие грязные руки? — Я сегодня еще никому не мыл голову.

Самые последние анекдоты про мастера!

Ученик телефонного мастера вернулся домой расстроенный. — Конфликт с мастером? — спрашивает мать. — Да. Он почему—то рассердился, когда я спросил его, из чего растут телефонные столбы: — Из семян или саженцев?

Ученик телефонного мастера возвращается домой очень расстроенный. — Конфликт с мастером? — заботливо спрашивает мама. — Да. Он почему—то просто рассвирепел, когда я спросил: — Из чего растут телеграфные столбы, из семян или из саженцев?

Популярные анекдоты про мастера!

В парикмахерской. Мастер, уже дважды порезав клиента, заводит с ним разговор: — Вы у нас бывали раньше? — Нет. Руку я потерял на войне.

Хороший мастер кладет плитку так, что при последующей попытке ее снять, сначала она отваливается в соседних квартирах.

Самые смешные анекдоты про мастера!

Если бы я был тату—мастер, я бы набил тебе лицо.

Скороговорка веб—мастера: «Рамблер мой портал индексировал, индексировал, да не проиндексировал».

Бесплатные анекдоты про мастера!

На автосервис приезжает неисправная иномарка, из нее выходит известный чиновник и просит срочно починить, мол он опаздывает. Начальник смены говорит ему: — Сейчас поможем! У нас есть мастер суперкласса, машину видит насквозь, чинит очень быстро. Вон он! Чиновник смотрит и узнает своего бывшего школьного друга. «Сейчас поможем!», — говорит друг. Действительно, через десять минут машина работает великолепно. — Спасибо дорогой! Ты действительно супермастер — Да, после МАДИ начал заниматься сервисом, вник во все тонкости. Починить, выбрать, подготовить к продаже — все могу. А ты как? Что поделываешь? — А я работаю в правительстве, проводим реформы, страну реорганизуем, налаживаем. — Реформы, говоришь? А мне почему—то казалось, что это предпродажная подготовка.

Однажды ученик спросил у Мастера: — Долго ли ждать перемен к лучшему? — Если ждать, то долго! — ответил Мастер.

Анекдоты про мастера

Знаете анекдот: интеллигентная семья, мастер-электрик под потолком со стремянки вешает старинную хрустальную люстру, всё семейство наблюдает. Последние взмахи отвертки, электрик отпускает пальцы, люстра — бабах! — вдребезги. Электрик сверху: «Хозяин, может, еще чего-нибудь сделать?»
Только что: ремонтирую люстру в спальне, вешаю, кто знает — неудобно, особенно без подвесного крюка, держишь за два провода, их же прикручиваешь. Готово. Спускаюсь со стремянки, входит жена: «Я вот тут подумала, может, эту люстру в прихожку перевесить? А ту — сюда?»
Где ты была минуту назад, дорогая?

Раньше я всегда считал, что хороший мужик – это не профессия, но одна история заставила меня немного пересчитать и прийти к выводу, что иногда это все-таки профессия.
Причем очень полезная, не только для самого — хорошего мужика, она и для всего общества, к сожалению, просто жизненно необходима…

На днях приходил ко мне мастер в бахилах, чтобы померить наш будущий, пока не существующий шкаф.

Странное ощущение – шкафа еще нет в природе, а лазерные лучи уже показывают его контуры в пространстве. Почти машина времени…
Ой, я несколько заговорился и отвлекся от темы. Так вот, даже этот мастер-замерщик тут не при чем, то есть он конечно же «при чем» и тоже может быть неплохим мужиком, но это далеко не его основная профессия. Но вот этот самый мастер, пока измерял, до какой несуществующей полки я смогу дотянуться, рассказал мне вот такую нехитрую историю про профессионально хорошего мужика:

— Приезжаю недавно на установку шкафа к одной старушке. Все чин-чином, выгрузились, поднялись на этаж, смотрю в бумаги – что такое?
В цене явная ошибка. Ну не может такой шкафина с тремя зеркальными дверями и с таким наполнением, стоить так мало. По квитанциям вроде все сходится: предоплата получена, подписи печать, но я решил перестраховаться, мало ли, они там напутают, а на меня повесят потом и скажут: — «А ты куда смотрел? Не видел, что цена почти вдвое меньше?»

Говорю хозяйке, что, мол, тут какая-то ошибка, надо разобраться.
Выхожу в коридор, звоню шефу:
— Але, я на заказе, тут странности по сумме. Что делать?
— А, это трехстворчатое зеркальное купе?
— Да.
— Не парься, все нормально, делай. Ты свое получишь как обычно и передай хозяину привет от меня. Его Лехой зовут.
— Так — это ваш друг?
— Да нет, какой друг? Обычный клиент, просто хороший мужик.
— Тут не он, а старушка, видимо его мама.
— Ну, передай привет через нее и скажи, что Леха уже может к нам в офис подъезжать, на встроенные плиты посмотреть. Я ему обещал, он знает.
— Извините, но я все равно не понял, почему такая скидка?
— Ой, давай не будем о грустном. Ты бы видел, как он красиво торговался – весь офис сбежался посмотреть и поржать. Хуже цыгана на базаре. Меня запутал, заморочил и главное, все время ловил на каждом слове, так, что и не соскочишь: — «Дайте скидку, на ДСП, которое не видно под зеркалами. А если эта фурнитура с этими полками? А если зеркала без уголков? А скидка за то, что не ходовой цвет? А скидка, за то, что я согласился на неходовой цвет. »
Так по чуть-чуть, по чуть-чуть, в каждый процент вгрызался. Как все равно бульдог. Оглянуться не успели, как он тридцать процентов отгрыз. Я даже сам расстроился. С такими клиентами одни убытки, но мужик он душевный, просто артист.
Оказалось, мы оба с ним математическую школу с медалью закончили и на олимпиады ездили, правда в разных городах, не важно… Представляешь, под конец, когда я и так опустился ниже некуда, этот Леха и говорит: — «Предлагаю пари, я сейчас расскажу вам анекдот и если кто-нибудь из присутствующих, сможет не рассмеяться, то с меня десять процентов, а если ржать будут все, то с вас».
Мы конечно согласились и он, подлец, выдал такой десятипроцентный анекдот, что сдохли все восемь человек, сколько нас там было, даже бухгалтерша… Потом приедешь, расскажу.
Ну, ладно, давай, успехов тебе, сделай там, все как надо, «от» и «до», чтобы не ударить в грязь лицом, а то я сдуру пообещал ему гарантию на десять лет, даже в квитанции указал…

Возвращаюсь к бабке в квартиру, начинаю строить шкаф, а сам все думаю: – чтобы нашего ушлого шефа так на бабки развести – это же каким нужно быть гением.
Смотрю, в комнате фотка в рамке, на ней трое в камуфляжной форме. Спрашиваю:
— А на фотографии у вас кто?
— Тут мой сыночек Алексей со своими товарищами. Это он мне на день рождения такой шкаф подарил.
— Какой молодец, а вы в курсе, что этот шкаф стоит гораздо дороже? Ваш сын еще и торгуется лихо.

Старушка неожиданно весело рассмеялась, а потом сказала:
— Да, торговаться Леша умеет – это его работа, он в ФСБ служит переговорщиком с террористами…

У мамы сломался холодильник и я должен был заняться его ремонтом, во-первых — потому, что я его когда-то сам выбрал и купил, а во-вторых, потому что — сын.
Поломка небольшая, но тревожная – каждый день из-под больного агрегата появлялась новая скромная лужа, величиной с лужу от недотерпевшей таксы…

В Интернете высмотрел подходящий сайт, созвонился с мастером и на следующий день прибыл к маме, чтобы было кому важно раздувать щеки и чтобы в доме пахло понимающем в холодильниках мужчиной.

В назначенное время пришел мастер лет пятидесяти, с маленьким пластиковым чемоданчиком.
С порога он заявил, что разуваться не намерен и попросил бахилы.
Я удивился, что только бахилы, а не укол от столбняка, и выдал ему два веселеньких пластиковых пакета с мотком скотча.
Прошли на кухню, мастер поздоровался с больным холодильником и сказал:
— Вызов плюс диагностика стоит 800 рублей, если будем ремонтировать, тогда вся диагностика бесплатно.
Я кивнул, мастер быстро сделал для себя норку за холодильником и спрятался в нее вместе со своим тестером.
Мужику позвонили и мы с мамой услышали такую половину разговора:
— Але… да… можно, все можно сделать…а какая у Вашей плазмы диагональ. 65. хорошо, посмотрим… ну не знаю сколько, нужно смотреть, может ерунда, контакт отошел, а может… извините, освобожусь, наберу Вам.

Мы с мамой удовлетворенно перемигнулись – мастер нам попался удалой и навсеручный.

И в этот-то момент, я вдруг вспомнил, как давным-давно – лет пятнадцать назад, возвращаясь из какой-то командировки, разговорился с одним препротивным типом, да к тому же пьяным в дупель. Вернее – это он со мной разговорился, а я выбирая между: выключить его ударом в жбан или изредка кивать, выбрал — кивать.

Он нес какую-то ахинею о том, что все москвичи богатенькие лошки и он, сельский парень из народа, считает своим долгом их по чуть-чуть «обувать». Даже дом на этом себе отгрохал. А работал он в Москве мастером по ремонту всего, что только может поломаться…
Даже свою незатейливую схемку «обувания» спьяну мне выдал, я не особо поверил ему тогда, но теперь, на фоне разворачивающихся событий, вспомнил во всех подробностях.

А тем временем наш мастер вдоволь обтыкал больного щупальцами тестера, сокрушенно покрякал, вылез, шурша пакетами, из норки и трагично произнес:
— Был бы Ваш холодильник конем, я бы посоветовал его пристрелить.
— В смысле, ему же еще и двух лет нету?
— Ну смотрите, начну с главного: компрессор умер, движок еще ходит, но судя по обмотке, ему осталось месяца два-три и встанет.
Идем дальше, полетели тэны системы оттайки, пусковое реле, тоже под замену. Ну и фреон, до кучи вытек, но это мелочь, как говорится — «снявши голову по волосам не плачут». Итого – 4500, 2700, 1900 плюс работа – 3000, получается — 12100. Правильно? У меня в машине, все это есть, хотите, могу сделать, два часа и холодильник, как новый. Но, не знаю, вам решать.

Мама трагично посмотрела на меня и шепнула:
— Ну вот, теперь я без холодильника… отказывайся. Куда такой ремонт? Дешевле выбросить и новый купить.

Но я незаметно, но очень строго подмигнул маме и сказал нашему мастеру:
— Два часа говорите? Ладно, начинайте. Будем ремонтировать.

Я едва не вскрикнул от маминого щипка, но сдержался.

Мастер:
— Но учтите, что 12100 – это без замены мотора.
— Я понял, понял, будем надеяться, что он еще походит, давайте начинать, время идет.
Мастер пожал плечами, взял чемоданчик с тестером и пошел вниз к своей машине за инструментами, компрессорами и прочими фреоновыми штуковинами.

Прошло минут пятнадцать, потом двадцать, но мастер все не возвращался, я позвонил ему на мобильный и механическая барышня рассказала, что мой мастер в настоящее время недоступен буквально как персидская княжна…
Позвонил еще через часик да и плюнул, пропал мужик без вести, но зато мне в качестве трофея достался забытый им на подоконнике фонарик.

P.S.
А мамин перепуганный холодильник я не за дорого исправил сам, при помощи горелой спички (дренажное отверстие прочистил) С тех пор лужи навсегда пропали.

Как-то гроссмейстер Виктор Корчной опубликовал анализ одного дебютного варианта во влиятельной югославской «Дебютной энциклопедии», где расценил позицию белых как явно лучшую. И вот спустя год молодой югославский мастер решил сыграть белыми против Корчного этот же вариант. И пришли к той самой «лучшей для белых позиции». Гроссмейстер надолго задумался, а затем нашёл за чёрных выигрывающую комбинацию. Признав своё поражение, югослав обиженно произнёс:
— А в «Энциклопедии» вы написали, что позиция белых явно лучше!
— Дебютная теория на месте не стоит,- хитро улыбнулся Корчной.

Новогодние котэ это такие котэ, без которых после Нового Года и вспомнить нечего. Хотя, в моем случае лучше бы, действительно, “нечего”
Все началось и закончилось в новогоднюю ночь.

Хотя нет, началось немного раньше, когда два достойных и благородных котенка, Сева и Лиса научились не пыхтеть друг на друга, а играть. Хотя играть… Я раньше думал, ну как играют два кота? Ну в “ладушки”, ну в “догонялки”. Ну, в крайнем случае, лапками друг друга по мордам постукают. Реальность оказалась намного жестче и громче.

Первый раз, когда ко мне под ноги выкатился орущий голосами хора Турецкого, серо-черно-полосатый, меховой комок, я подумал классическую мысль – “Все. Писец котенку”. В данном случае – двум. Тем временем комок наткнулся на мои ноги, распался на две неравных части, после чего части кинулись в разные стороны и настала странная тишина.

Тишина стояла ровно пять с половиной секунд, после чего комок опять как-то образовался посереди комнаты и принялся опять орать и перемещаться.
Мне котов жалко. А двух жальче, соответственно вдвойне. Поэтому я смело подошел к вертящемуся на одном месте комку и мысленно попрощавшись с дорогой мне частью тела, сунул руку в середину орущего меха.

Странно дело, но руку никто не рвал, не кусал и даже не сосал. Орущий, как тыща бабуинов комок, казавшийся сцепившийся зубами и когтями намертво, на деле, оказалось, держался за счет крепких объятий лап, ну и совсем тихонького прикусывания. Зато орал так, что кровь стыла в жилах даже у соседской старухи-вампирши!

Итак – Новогодняя Ночь. Вторая ее часть. Я сплю. Сплю не совсем тихо после застолья, (в смысле храплю), поэтому супруга дальновидно не стала меня бить в место храпа, а собрала подушку и ушла в зал. Там меня нет, там стоит елка и спят коты. Новогодняя идиллия, не омраченная моим храпом, блин.
Часа через два я проснулся. Мне снилось, что я стою на железнодорожных путях, а на меня со страшным ревом несется паровоз. А я стою как дурак, понимаю, что из меня сейчас сделает машина, а с места тронуться не могу. Открыл глаза, осознал, что это сон. Вздохнул. Но паровоз, почему-то все продолжал выть и куда-то нестись.

Пришлось прислушиваться. Из места “тишины и покоя” доносились звуки работающего в шахте добычного комбайна. Среди редких пауз тишины слышалось робкое “Пшик..Пшик…Пшик…” В комнате шла война. Вот это самое “Пшик” были звуки издаваемые пульверизатором. Именно им, заправленным фильтрованной водой мы иногда разгоняли зарвавшихся демонстрантов, вредителей и любителей лазить на стол. И любителей охотиться ночью на ноги торчащие из под одеяла, тоже.
В этом деле я достиг высот небывалых. Достаточно сказать, что через некоторое время боевых действий не нужно было даже открывать глаза. Я стрелял с любой руки. В темноте. На звук. На предельной дистанции. Был бы еще один пульверизатор, я бы палил и с двух рук. В общем, я был опытным и хладнокровным котобоем.

Чего не скажешь о супруге. Она нервничала и поэтому попадала редко, дальность стрельбы была не высокой и после ее стрельбищ коты, обычно ржали в углу, а на полу растекалась лужа неудачных выстрелов. В общем девиз “Выстрел-Цель!” был не для нее.

… Заслышав крики играющих котенков и робкие выстрелы супруги я решил пойти и показать мастер-класс.

— Ну, что тут у вас?! – я вломился в комнату сея справедливость и трепет.

Ндааа… Недооценил я снайперские навыки жены. Первый выстрел точняком влетел мне в правый глаз и начал стекать по щеке. Не ожидая второго, я ловко и технично ушел влево, где не менее технично, вошел в наряженную елку. Понимая, что романтика новогодней ночи закончится с падением елки, я опять ловко и технично ушел вправо. Где меня и настиг второй выстрел, теперь уже в левый глаз. Супруга, засев в засаде за подушкой палила короткими очередями на удивление метко. Вот, что опасность с людьми делает! – с некоторой гордостью подумал я.

— Надо прекращать этот балаган! – я решительно шагнул в центр зала – Да, и почему так тихо?!

Это была последняя моя внятная мысль в эту ночь. Следующей секундой я решительным шагом ступил в большую лужу и резко обрел прекрасное и волнующее чувство невесомости. С некоторым удивлением я отметил, что красивая луна за окном, почему-то закрылась моими мокрыми пятками с которых романтично капала вода. А вот задница, как-то не согласованно с мозгом ринулась вниз.

Звук удара моей туши об пол не смогла смягчить даже лужа. Правильно говорят, что вода не сжимается. Могу подтвердить со всей ответственностью! Было больно, обидно и мокро.

… За окном сверкали фейерверки, радовались люди, на все на это, с миллионнолетней мудростью смотрела луна. А в одной темной квартире, посереди лужи лежал техничный и ловкий человек, и только два кота сочувственно смотрели на него. И немного ржали.

Расскажу историю, произошла не со мной, а с моим братом двоюродным. Поехали они как-то с женой на природу на его VW Passat B5+/ Покушали шашлыков, и т.д., стали собираться домой. Ключи он оставил в машине, а она возьми и захлопнись. Ну он походил-походил, да как хряснет по стёклышку, которое маленькое справа в кузове. Как они доставали ключи — история отдельная, один корректировал, другой цеплял, но самое главное случилось, когда он приехал в город: мастер, осмотрев машину, спросил: «Сам бил?» «Да», последовал ответ. «Лучше бы ты лобовое разбил, дешевле бы вышло.» Оказалось, что это стёклышко запрессовывается в кузов, и найти его отдельно малореально. Он отдал за это стекло 7 тысяч.

За неделю до свадьбы, планируя мероприятия, муж спрашивает:
он: во сколько тебя будут кремировать перед регистрацией?
я: .
он: ну, кремировать кремами, макияж делать, во сколько мастер придет?

За неделю до свадьбы, планируя мероприятия, муж спрашивает:
он: во сколько тебя будут кремировать перед регистрацией?
я: .
он: ну, кремировать кремами, макияж делать, во сколько мастер придет?

МСТИСЛАВ РОСТРОПОВИЧ ШУТИТ.
В мае 1971 года в четвертьфинальном матче претендентов на шахматную корону, проходившем в канадском Ванкувере, советский гроссмейстер Марк Тайманов с разгромным счётом 0:6 проиграл американцу Роберту Фишеру. Но на этом его неприятности не закончились. По возвращении на таможенном посту в аэропорту «Шереметьево» у Тайманова изъяли парижское издание «В круге первом» запрещённого в СССР Александра Солженицына, а уже в июне Комитет по физической культуре и спорту при Совете министров СССР специальным решением лишил его звания «Заслуженный мастер спорта СССР» и вывел из состава сборной «за неправильное поведение и грубое нарушение таможенных правил».
Узнав об этом, знаменитый виолончелист Мстислав Ростропович пошутил: у Солженицына новые неприятности — у него нашли книгу Тайманова «Защита Нимцовича».
Ростропович вообще был человеком с юмором. Вспоминал, например, как по молодости, будучи уже лауреатом международных музыкальных конкурсов, гастролировал где-то в провинции, увидел объявление о приёме в музыкальное училище, пошёл на экзамен — и получил «четвёрку».

В конце 80-х подрабатывал я ремонтом бытовой техники. В те времена профессия довольно востребованная, особенно в дальних селах, куда районный быткомбинат носа не показывал. Однажды заскочил проездом в родную деревню, родственников навестить перед праздниками. Тут меня и перехватил мой двоюродный дядька, мол, зайди посмотри телевизор, что-то барахлить начал, полчаса работает, а потом только шипит.
— Ну если только посмотреть,- говорю,- а то у меня инструмента с собой нет.
— Да ты только глянь, может запчасти какие нужны для ремонта, а то я его включаю, как раз программу «Время» посмотреть хватает, а потом амба. Тетка сериалы к соседям бегает смотреть.
Зашли к нему домой, вижу, телевизор старенький, ламповый, шипит и полосы по экрану скачут. Стукнул его пару раз — появилось изображение.
— Ничего страшного, контакт надо пропаять, на днях приеду и сделаю. А вы пока, если не будет работать, стукните его пару, как я делал и всё.
На днях у меня получилось где-то через месяц, запарка была перед праздниками. Каждый хотел на Новый год посмотреть «Голубой огонёк» или «С лёгким паром», в те времена это был ритуал какой-то. На этот раз меня «выловила» жена дядьки. Я начал извиняться, но она рукой махнула.
— Да телевизор-то работает, но ты все равно зайди. А то мой дед там такого нахимичил, что, боюсь, мне хату развалит. Дистанционное управление соорудил,- с трудом выговорив малознакомые слова, сказала тётя.
Это меня заинтриговало. Тогда уже появлялись телевизоры с дистанционкой, некоторые самоделкины дорабатывали свои телевизоры сами, но прилепить ДУ к старому ламповому телевизору было трудно даже с моим инженерным образованием. Дядька мой, конечно, был человеком мастеровитым, с выдумкой, из той породы, что имеют шило в одном месте. Тем более, что на пенсии у него времени было навалом, с его идеями он мог и самолет сварганить, но я что-то не замечал у него глубоких познаний в радиоэлектронике.
То, что я увидел у него дома, меня действительно поразило. Неугомонному дядьке лень стало каждые полчаса вставать с дивана и лупить кулаком по ящику. Поэтому он собрал целую конструкцию. От дивана к телевизору через систему блоков была протянута прочная леска. На одном конце лески, под потолком, над телевизором висел обыкновенный старый валенок. Другой конец лески упирался в какие-то рычаги, катушку от спининга, которые были прибиты к стене возле дивана.
— Два дня собирал,- похвастался дядька. — Я же знал, что у тебя времени будет в обрез и ты не скоро ко мне заглянешь. Зато работает моя система, как часы. Смотри, через пять минут телевизор выключится.
Через несколько минут по экрану поползли полосы. Дядька дернул за рычаг и валенок плавно опустился вниз и слегка ударил по телевизору, появилось изображение. Дядька дернул за другой рычаг и валенок, так же потихоньку, занял исходную позицию.
— Я в валенок немного песка добавляю, а то со временем стучать все сильнее надо!
— Ладно, — говорю, — выключай свою механизацию. А то еще меня по башке долбанет, пока паять буду.
Через десять минут ремонт был закончен. Стукнул пару раз по телевизору, проверив нет ли еще непропаяных контактов.
— Всё, разбирай, дед свою конструкцию, больше не понадобится!
— А жаль, — с какой-то грустью в голосе проговорил дядя. — А я уже тут схему придумал, как прилепить старый будильник, чтобы автоматически все работало.
Его размышления прервала тетка.
— Давай, сматывай свои удочки! Слышал, что мастер сказал? А то налепил здесь такого, что в гости стыдно кого-нибудь пригласить! Ты же, если, тьфу-тьфу, холодильник сломается, к нему наверно ракету присобачишь!
Ночью мне приснилось, что дядька из старого пылесоса «Ракета» соорудил какого-то монстра, который, брызгая искрами, ездил по комнате и лупил огромным резиновым молотком по телевизору. А потом подумал, что, может быть зря поспешил с ремонтом. Повремени я немного, глядь, через месяц-другой дядька точно придумал бы симпатичного робота, который не только бы стукал по телевизору, но и еще и чай умел заваривать.
Недаром говорят, что человек все свои изобретения придумал исключительно из-за лени!

Руководство небольшого завода, всерьез озаботившись сохранностью имущества, нагнав заворовавшихся чоповцев, наняло штатных сторожей. Мне с приятелем удалось устроиться. Скажем так — удачно получилось. Оба с месяц как на пенсии МВД, а руками-то мы делать ничего не умеем. Только хватать и не пущать.

Новое подразделение обозвали охраной, выдали заводскую одежку с логотипом на спине, нашивки. Бегло пробежались глазами по строчкам хрени занудливой, расписались в журналах техники безопасности. Выделили нам провожатого и отправили знакомиться с территорией завода. Попарно, пока часть новоиспеченных сторожей на постах работает. От проводника мы, к его удовольствию, отделались еще у административного здания.

Так вот! Идем мы с приятелем, знакомимся с обстановкой и технологическим процессом, любознательные такие. Идем себе идем, как вдруг из-за распахнутой створки ворот цеха навстречу выпрыгивает натуральный клоун. Метр в синем драном ватнике и серой мохнатой кепке. Приседает на полусогнутых и с угрожающей распальцовкой визжит: «СТОЯТЬ — БОЯТЬСЯ. ». Я-то мент битый перебитый, на улице большую часть службы и могу даже в разношерстной толпе с ходу определить — кто, сколько и по какому поводу. Глаза паяца с испитой рожей были абсолютно трезвы! Это меня и спасло. Не то что-то, не то… Замер как вкопанный. А приятель на полном автомате с возгласом: «Зашибу падла мелкая!» вперед ломанулся. Тут его и накрыло. Лавиной рулонов с минватой (не стекловата конечно, но приятного мало).
Под нудеж водителя «КАМАЗА»: «Ребята, ну что же вы так… мастер даже человека опытного поставил…», приятеля моего из завала выудили. Куда мужичок делся – не видел. Высокой та груда минваты была.

Коллега объяснил: «Кухонный боксер. Зальет зенки паленкой до поросячьего визга и с топором семью гоняет по приусадебному участку. Я его не раз принимал. Давно бы посадили, да поутру жена с ребятишками придет. Поплачется однокласснику — начальнику милиции, тот бумаги порвет. Пятнашкой отсидки и обходилось. Мы против шефа не перли – мужик классный, справедливый, но достал тот клоп. А для нас безобиден. Кто он без топора? Жертва милицейского произвола. У него особенность была: во хмелю неукротим, ствола не боялся, пер напролом, а вот топор бросал на окрик — «СТОЯТЬ — БОЯТЬСЯ. «.
Садовод.

Пришёл на работу работяга с бодуна, мастер унюхал, говорит: «Пиши по собственному». Работяга написал, идёт к заму с заявлением. Тот прочитал, ставит резолюцию: «Избить и отправить работать». Работяга, не читая, берёт и идёт к начальнику, тот прочитал, морда тяпкой, пишет: «Не возражаю». Всем цехом потом хохотали.

Если человек на все руки мастер — это великолепно. Но если этот человек ваш сосед сверху.

не моё, знакомый из Германии рассказал.

Решил как-то один дед новую машину себе прикупить. Старая-то, она давно на помойку уже просилась — скрипит, стучит, да вон и ржавчина на порогах появляться начала. К выбору новой подошёл со всей ответственностью (а и правда, нужно ведь выбрать так, чтобы уже, кхм. надолго хватило). Выбрал Мерседеса. Точное название варианта мне называли, но я не помню, к сожалению. Важно, что на тот момент это была новейшая модель, а самое главное — самая большая и «универсал». Ну, на всякий случай там — в отпуск поехать чтобы на багаж место было, закупаться удобно, да и вообще, если перевезти вдруг чего крупногабаритного нужно будет..

И случай случился. Пришлось деду, через год примерно, помогать детям с перевозкой холодильника. То есть, задние сиденья сложил, пассажирское вперёд сдвинул — и вуаля! Холодильник спокойно размещается, не зря такую большую тачку покупал, нужна такая и полезна в хозяйстве! Обрадовался дед.

Вышла, правда, мелкая накладочка — когда задние сиденья складывал, то ремешок безопасности случайно правым сиденьем-то и прихватил. Зацепился ремешок, в смысле, за сиденье, выбрался полностью под весом холодильника и зафиксировался. Холодильник выгрузили, деду «спасибо» сказали, машину похвалили, всё путём. Да вот только сиденье чтобы обратно поставить, нужно ремешок оттянуть. Держит он сиденье. А ремешок больше не выбирается — сиденье его держит. Замкнутый круг.
Ну, как тут поступить? Дед посмотрел, сиденье-ремешок подёргал и решил на фирменную СТО ехать. Там мастера ведь. Глядишь, шурупчик какой открутят и освободят сиденье.

Пришлось ему, конечно, подождать, потому что без договорённости предварительной приехал. Через минут двадцать подошёл мастер, выслушал суть проблемы, глянул на автомобиль, попробовал поднять сиденье, достал ножик и одним молниеносным движением перерезал ремешок. «Вот!» — парнищще светился таким неподдельным энтузиазмом, что дед не сразу как-то и слова подходящие нашёл.
«Эээ. понимаете..» — правильно оценил выражение дедова лица мастер — «это известная проблема. У этой модели. Она вообще переходная, таких больше не выпускают. Там конструкторы накосячили, машину размером больше сделали, а ремни ст предыдущей серии поставили, которые короче».
«Мляааа. и что мне теперь делать. » — нашёл, наконец, подходящие слова дед.

Мастер, надо отдать ему должное, надолго не заморочился: «Хотите — так ездите, а хотите, так я вам новый ремень поставлю. За не дорого!». И жизнерадостно улыбнулся.

На прошлой неделе в моей машине противно затрещал вентилятор. Мелочь, а настроение портит, хорошо, что хоть гарантия еще не закончилась.
Утрамбовал время и отправился в дилерский центр.
По причине скудости фантазии и неширокого кругозора, я по инерции уже десять лет подряд, со всеми своими машинами, езжу в один и тот же автоцентр, но на этот раз решил поэкспериментировать.
В мой-то пилить через всю Москву, а тут новый под самым домом открылся. Большой, красивый и ужасно дилерский.
Припарковался, вхожу.
Кругом красотища, куллеры, кофе, одноразовые стаканчики, сосательные конфетки в вазочках, (не то что в моем старом, где даже стульев не всем хватало) а этот, не сервис, а сказка и главное — недалеко.
У самых дверей меня взяла в оборот улыбчивая Барби и лично проводила к позитивному мастеру Кену в строгом костюме.
Кен очень дружелюбно со мной поздоровался, предложил присесть на кожаный диван и умоляюще сложил ручки на груди, что означало: «Извините, я сейчас же с удовольствием Вами займусь, как только закончу с этим уважаемым господином».
Перед мастером сидел толстый вспотевший дядька с ребенком в коляске и продолжал развивать какую-то свою мысль:
— …Ну, подождите, почему же это не гарантийный случай, разве я виноват, что так случилось? Я что, не так рулем крутил?
Кен:
— По человечески я Вас прекрасно понимаю, но, к сожалению, Ваш случай не гарантийный и рейка стерлась в результате неправильной эксплуатации автомобиля. Может пыльник порвался и грязь попала, может еще что, но поломка серьезная и затягивать с ней опасно. Вы сейчас подойдите ко второму столику, а я вызову туда мастера, который и будет заниматься Вашей машиной, он Вам более подробно растолкует.
Дядька погрустнел и спросил:
— Значит, ремонт только за деньги?
Кен погрустнел еще больше и ответил:
— К сожалению…
Дядька вздохнул, чертыхнулся, поблагодарил мастера и покатил коляску в сторону второго столика.
Кен умоляюще посмотрел на меня и попросил еще секундочку. Потом набрал номер и быстро заговорил в телефон:
— Витя, я к тебе там клиента послал, того что с рулевой рейкой под замену. Да, да. Ну что сказать, случай у него, конечно стопроцентно гарантийный, но ты не спеши сдаваться, там можно еще пободаться… Давай пока, у меня люди.
Мастер наконец спрятал трубку в карман, повернулся ко мне и улыбаясь сказал:
— Здравствуйте еще раз, извините за задержку. Так, что Вы хотели?
— Спасибо, уже ничего…

Я наскоро попрощался с удивленным Кеном и поспешил догонять грустного дядьку с коляской…

Колмановский рассказал, что сегодня, до прихода к нам, он успел выступить на каком-то заводе. Его отвезли туда к одиннадцати часам дня, и он пышно (теперь почему-то употребляют нелепое в этом значении слово «пафосно») позавтракал с руководством завода в роскошном директорском кабинете. Но настал час перерыва, и его с почтением проводили в заводской клуб. Зал был набит людьми, а на сцене никого и ничего не было. Нет, не совсем так: на сцене стоял небольшой стол, покрытый красной скатертью, и два стула. На один уселся директор, другой он предложил занять Колмановскому. Тот ещё раз внимательно осмотрел сцену, но так и не смог обнаружить никаких признаков рояля, пианино или даже, скажем, захудалого клавесина.

Он несколько нервно спросил у директора, на чём ему предстоит играть. Тот благодушно ответил, что старое фортепиано списали и выбросили, а новое уже куплено и будет доставлено через несколько дней. Но ведь это не концерт, а встреча, и если Колмановский расскажет рабочим несколько историй о том, как он создавал известные всем песни, все останутся очень довольны и нужный эффект будет достигнут, а, в крайнем случае, у них где-то есть аккордеон.

Даже при рассказе об этом лицо Колмановского стало каменным, и я представил себе, как был удивлен директор, когда рядом с ним вместо мягкого, легкомысленного, интеллигентного собеседника оказался непреклонный и резкий профессионал, который недвусмысленно объяснил ему, что он композитор, а не мастер разговорного жанра, и если в клубе фортепиано нет, то он немедленно встанет и уйдёт.

Директор мгновенно утратил благодушие, подозвал кого-то из своей команды, переговорил с ним по-азербайджански и успокоил Колмановского, что несколько рабочих поехали на соседний завод и привезут оттуда рояль минут через пятнадцать. И действительно, довольно скоро появились люди, которые вкатили на сцену рояль. У него западало несколько клавиш, но, в общем, играть на нем можно было вполне. Так что история кончилась благополучно.

По ходу рассказа почему-то мрачнел Фельцман, а в конце не выдержал и заметил, что благополучный конец – это смотря на чей взгляд, и рассказал, что он в это время выступал на соседнем заводе и, несмотря на западавшие клавиши, исполнил свою необычайно популярную в те годы песню «Ландыши» и вызвал бурную реакцию зала. Он встал и вышел на авансцену раскланиваться. Зрители апплодировали и кричали: «Бис!». Но когда Фельцман решил повторить песню и пошел к роялю, то инструмента на месте не оказалось: его быстро волокли куда-то какие-то подозрительные люди. Так что Колмановский косвенным образом сорвал его удачное выступление.

Расклеивали мы как-то с другом обьявления по городу. 3 часа ночи, мы уже уставшие донельзя, осталось где-то еще штук 10. Стоим, у меня в руках ведро с клейстером, у другана кисточка малярная. Стоим, мажем, клеим. Вдруг сзади голоса — А воооооот кто столбы рекламой обклеивает. Оборачиваюсь только я, стоят 2 гопника, видно, что хотят чего-то. Друган не обращая на них никакого внимания, доклеивает обьяву. Один из них прочитав текст ( с момента возгласа прошло секунд 5), громко кричит: Молодцы. и тянет своего товарища за рукав, они бочком бочком уходят. Текст обьявления: Обьявляется набор в секцию кикбоксинга.
З.ы. Друган полутяж-мастер спорта

Помнится, в одной конторе народ удивлялся, когда узнавал, почем я фрукты беру. Еду с работы, по дороге заскочу на Выхинский рынок, прикуплю чего-нибудь. Потом сослуживцев угощаю. Интересуются, почем брал. Делают круглые глаза и просят добавки. Минимум вдвое дешевле. Приписали сие моему умению торговаться. Есть маленько, но дело не только в этом. Нужно знать где, что и когда покупать. Многие просили мастер-класс показать. И только одному удалось в этом действе самому поучаствовать.
Когда готовились к празднованию НГ, ни у кого не было сомнений, кого за фруктами командировать. Выпросил себе помощника, потому как тягать много придется.
Сослуживца, коего мне вырядили, заранее предупредил:
— Где и что покупать, выбираю я. С торговцами не общаться, на понравившееся слюни не пускать. Если спрошу мнение о товаре — ругай.
Сказал и забыл.
Приехали на Выхино, зашли на рынок. Подвел его к первым рядам: «Цены запомнил? А теперь смотри, почем я брать буду.»
Прошли весь рынок. Ближе к дальним рядам у него округляются глаза. Тихо шепчет мне:
— Таки да. Здесь брать будем?
— Погоди. Ты еще сладких цен не видел.
Я знал, куда идти. Пройдя рынок насквозь, попали на оптовый рынок. Где торгуют прямо с машин. Раньше действительно торговали только ящиками. Потом постепенно перешли на розницу, ибо по скорости не сильная морока и геморроя не так много. Да и одно другому не мешает. Народ уже давно фишку просек и ходил напрямую туда. Там намного многолюднее, хоть от метро заметно дальше. Торговаться при таких ценах я даже и не думал. Искал что получше. Нашел, выбрал, спросил мнение коллеги, напрочь забыв, о чем его предупреждал:
— Вроде ничего яблоки. Как думаешь?
— Да ну на фиг. Совсем сдурел. Пошли отсюда.
Коллега настолько вжился в роль, что я не почувствовал подвоха.
— Так вроде нормальные. Что не так-то?
Несчастный торговец. Где-то с минуту слушал наши препирательства, переводя взгляд с одного на другого. Больше тяготея ко мне, нежели к оппоненту, он решил прекратить наши споры.
Обращаясь ко мне:
— Дорогой. Видно, что человек ты добрый, хороший. Столько-то уступлю. Бери товар, не пожалеешь.
Уже когда взвесили, расплатились и отошли, спросил у коллеги причину его негодования.
— Дык. Ты ж вроде сам велел ругать товар.
— Мда. А я и забыл.
Оба ушли с рынка несколько озадаченные. Он с чувством восхищения моим умением торговаться, ибо все, что произошло, принял за ловкий психологический трюк. А я с некоторым удивлением, какие артистические таланты могут раскрыться в человеке в нужный момент.

Свеженькое. Растет у племянницы сын — шустрый пацан (11лет), спортивный, крепко занимается борьбой. Греко-римской.
Пошел первый раз в парикмахерскую самостоятельно. Мастер усадила его в кресло и говорит:
— Теннис? Бокс?
На что получает ответ:
— Нет, борьба. Греко-римская!
И дома: «Мама, как они хохотали! Только одна тетя заступилась!»

Жил-был Анатолий Иванович – хозяин и генеральный директор небольшого, но надежного предприятия. Жил, жил и угораздило его дожить до своего славного полувекового юбилея.
Собрались работники фирмы в полном составе – все двадцать человек и судорожно принялась думать: – Что подарить шефу?
Судили – рядили, скинулись по сотне долларов и порешили купить шикарное кожаное кресло — практически трон на колесиках.
Обрадовался Анатолий Иванович дорогому подарку, даже слезу пустил и свою старую, тоже, кстати, кожаную табуретку, торжественно вручил старушке – секретарше.
Но вот торжественная минутка закончилась, сотрудники разошлись по рабочим местам, и счастливый юбиляр остался один в кабинете.
Он покачался в новеньком кресле, подергал рычажки и регулировки, покатался вверх-вниз и открыл для себя один незначительный, но смертельный для педанта недостаток: в нормальном положении, сидение кресла стояло не горизонтально, а имело маленький наклончик вниз. Отклонение пару градусов всего, другой бы даже и не заметил, но Анатолий Иванович ни о чем другом больше думать не мог и чувствовал себя комом глины, который медленно, но неотвратимо скатывается вниз с мягкого, кожаного ковша экскаватора…
Подкладывать под себя подушечку на кресло за две штуки баксов, было совсем уж глупо.
Купить себе другой, нормальный стул и сидеть на нем, пока никто не видит… тоже не то.
Предложить сдать обратно в магазин? Народ обидится и правильно сделает.
Оставалось одно – ремонт, или скорее – модернизация.
Вызвонил по интернету мебельного мастера, специалист явился покрутил, подергал стул и сказал:
— С наклоном ничего сделать нельзя, конструкция такая – это никак не лечится, привыкните. А куда же вы в магазине смотрели? Ну, да ладно, с вас 1200 рублей за вызов…

Но бедный шеф не сдался и вызвал нового специалиста.
Новый полежал под стулом, посветил фонариком, потом уселся, пододвинулся к столу, схватил хозяйский «Паркер», чтобы было чем руки занять и выдал вердикт:
— Наклон, в принципе можно слегка исправить, придется на станке вытачивать новый кронштейн — это будет стоить… так, так, так, в районе 17 тысяч рублей. В течение недели будет готово.
— Ну, семнадцать, так семнадцать, недельку перекантуюсь.
— Плюс две тысячи транспортировка к нам…
— Э нет, я не хочу показывать людям, что их кресло уехало в ремонт.
— Тогда никак не получится, можно ошибиться в размерах, наклон станет еще хуже и что тогда? Это не серьезно.

Анатолий Иваныч опять остался один в кабинете и впал в легкую панику. Он даже подумывал, как бы на веревке из окна спустить проклятое кресло, чтобы сотрудники не заметили, а после ремонта таким же путем обратно. Сотрудники может и не заметят, а вот менты в будке через дорогу, которые посольство охраняют, наверняка засекут.

Пожалуй, что, матьего, подушечка примотанная сраным скотчем – это не такой уж и плохой вариант.
Но тут Анатолию Ивановичу вдруг припомнилась давно забытая история десятилетней давности. Даже не история, а так, мелкий дорожный эпизод: — когда-то вечером 31-го декабря шеф пробирался с семьей на дачу и увидел в кювете «жигуль» мигавший аварийкой. Анатолий Иваныч остановился, подошел, заглянул. Внутри «жигуля» стучал зубами синий мужик по имени Миша. Он как и все, спешил на празднование Нового Года, но слегка переборщил со скоростью и чуть-чуть слетел в кювет.
Только, как назло машин было мало и за четыре часа ни одна собака не остановилась, чтобы помочь, да и печка весь бензин уже выжрала.
Оставалось только стучать зубами и надеяться на крепость эмали…
Анатолий Иваныч своим монстром с легкостью выволок бедолагу на твердую дорогу и даже дал отхлебнуть три литра бензина, чтобы хватило добраться до дачи.
Вот только, как замерзший спасенный не совал денег, спаситель наотрез от них отказывался. Не надо и все – порыв души деньгами не меряется. Но после долгих уговоров Мише все же удалось заплатить, и только за сам бензин, а за человеческий порыв сказал простое душевное спасибо и что он в неоплатном долгу.
На прощание спасенный пожал руку, вручил визитку и добавил что он вообще-то отличный автослесарь и если что, то в любое время суток…

…Шеф вытряхнул на стол содержимое выдвижного ящика и все же отыскал старую, замусоленную визитку. Десять лет – большой срок, может и телефон сменился. Позвонил:
— Але, добрый день – это Миша?
— Да, а кто это?
— Даже не знаю как сказать? Помните, лет десять назад, может одиннадцать, вы перед Новым Годом вылетели в кювет…
— Все, вспомнил! Чем могу вам помочь? С машиной что-то?
— Не то чтобы с машиной, с креслом, хотя оно стоит как машина.
— Не важно, говорите адрес, я сейчас же приеду, чем смогу – помогу.

Через час Миша с двумя большими ящиками инструментов был уже в кабинете.
Он десять раз сажал и поднимал шефа, что-то мерил штангенциркулем, потом снова сажал и снова поднимал. В конце концов, полностью разобрал кресло на винтики и уехал…
Через час Миша вернулся с третьим ящиком и наконец из отдельных железячек снова собрал кресло.
Наступил волнительный момент ходовых испытаний.
Шеф осторожно сел, поерзал, попрыгал и как маленький ребенок расплылся в счастливой улыбке. Как все-таки много нужно для полного счастья. Наклон сидения был идеален и выдержан с точностью до градуса, не больше, не меньше.

— Миша, вы монстр, волшебник, я только сейчас понял — какое оно удобное! Вы спасли меня!
Радостный шеф потянулся к кошельку, но мастер сурово на него посмотрел и сказал:
— Анатолий, денег я не возьму, ведь и вы с меня тогда не взяли. Просто скажите — спасибо и мне будет приятно.
— Миша, так нельзя, ведь вы же ехали ко мне, да и тут убили четыре часа, возьмите хоть это…

Анатолий Иваныч протянул три тысячи рублей.
— Не возьму, даже не уговаривайте. Ну, мне пора, рад был помочь.
— Подождите, Михаил, но ведь тогда на дороге я все же взял у вас деньги за бензин.
— Все правильно, ведь бензин денег стоит, а порыв души, как говорится…
— Тогда давайте так: за порыв души и саму работу огромное вам спасибо, но вот хотя бы за запчасти я все же заплачу.

Мастер неожиданно улыбнулся, поставил ящики на пол, крепко пожал Анатолию Ивановичу руку и сказал:
— Договорились, запчасти за ваш счет. Итого — с вас ровно 6 копеек, только, пожалуйста, без сдачи.
— Как 6 копеек, почему 6 копеек? Что это за запчасти, которые стоят 6 копеек?
— Все правильно, посчитайте сами: три монетки по копейке установлены с одной стороны наклонного механизма и три с другой. Итого…?

Что ни говори, а в нашей бригаде, работающей на погрузке круглого леса, выпить любили. Не сказать, что «хроники», но поправить с утра здоровье возможности не упускали. Вот и в тот день бригада, в своем большинстве, собралась между штабелей, раскупорив бутылку водочки и несколько бутылочек пива. На погрузочной площадке ковырялся только Серега, который три дня назад «закодировался», и не присутствовал с нами, по той простой причине, что как он сам выразился — не травить себе душу! Усугубить успели только двое, и тут появился мастер. Отобрав у нас недопитую бутылку, он прочел нам лекцию о вреде алкоголизма и, кивнув в сторону Сереги, многозначно заявил: — Вон, с него бы пример брали! Закодировался мужик, и работает, как положено! В этот момент на площадке раздался какой-то треск, и огромная пачка «кругляка», стоящая в распорках, раскатилась по площадке, с огромным грохотом. Видимо, не выдержала стойка. Одно из здоровенных бревен торцом задело Серегу, откинув его метра на два. Подскочив с земли, он с ужасом в глазах наблюдал за громадными бревнами, видимо осознавая, что могло быть гораздо хуже. Простояв с минуту, он со всех ног бросился к нам, выдернул из рук мастера недопитую бутылку водки, в могучем порыве влил в свой рот остатки жидкости, и, отобрав у кого-то бутылку пива, примостился рядом с нами. Сказать, что мастер был ошарашен всем увиденным, значит не сказать ничего. С трудом подбирая слова, он произнес:

— Ты что, Серега! Ты зачем водку выпил, ты же закодированный?!

Ответ Сереги заставил нас всех призадуматься:

— Нахрен кодированье! Здесь бы сидел, бревном не пришибло бы.

В 90х у меня была телемастерская в провинции. А провинция имеет свою специфику.
Как — то прихожу на работу , а у двери уже ждут парочка деревенских мужичков. Привезли на тележке в ремонт старенький ламповый цветной ТВ , замотанный в одеяло. Затащили его вместе с телегой в мастерскую и просят..сегодня бы починить , а то сериал какой — то идёт..Мой мастер Витя щёлкал это старьё , как семечки , и пообещал мужикам , что после обеда их ящик будет готов. Мужики ушли , а Витя начал раскручивать этот гроб.

Починил , и поставил на прогон. После обеда пришли мужики. Они где — то хорошо хапнули , и еле стояли на ногах. Мы с Витей погрузили их гроб на тележку , и мужики отправились к себе в деревню.
Прошёл где — то час..И вдруг открывается дверь. Стоят эти оба мужика мокрые с ног до головы..Как оказалось , переходя мостик , они навернули свою телегу вместе с телевизором в речку. Пытались вытащить , но берег был крутой. Робята..помогите..взмолились мужики.

Мы поржали , но помочь не отказали. Мужики бросились назад , а мы с Витей закрыли мастерскую , сели в машину и поехали к мосту. Подъехали..посмотрели. ТВ остался в телеге..был привязан , но вытащить телегу на крутой берег было сложно.

Я подогнал машину задом к берегу , вытащил буксир. длины не хватает. А тут уже и народ поглазеть собрался..Я и кинул клич. мужики. несите верёвки и буксиры ..у кого есть. Связав штук пять буксиров , я приказал хозяевам телевизора лести в воду , цеплять телегу , и поддерживать , когда тащить буду. Мужики полезли , и через несколько минут ТВ с телегой оказались на суше.

Работать то будет..спрашивают мужики. Обступивший народ заржал. А хрен его знает..отвечаю..Отвезу в мастерскую..посмотрим. приходите через пару дней..

Я примотал ручку телеги к фаркопу , и потихоньку потащил свой груз в мастерскую. Притащил.
Занесли мы с Витей этот гроб , развернули и повесили сушиться одеяло..Внешне гробик выглядел абсолютно целым.
Сняли заднюю крышку , вылили воду..Кин вроде цел. Поставили на стол , поснимали блоки и развесили как бельё..на просушку.

На следующее утро Витя взялся гроб собирать. Собрал , и начал потихоньку включать. И — о чудо. ящик заработал.
Я признаться — не ожидал , что всё окажется так просто. Крепкие же телевизоры в СССР делали.

А через день приходит баба — хозяйка телевизора..Увидев свой работающий телевизор , она аж запричитала от радости..Думала , что без своей «просто Марии» теперь останется. Назавтра приехала телевизор забирать сама. Расплатилась с нами щедро , плюс к тому принесла нам полную корзину клубники и литровую бутылку водки в подарок.

Вот такая специфика работы в провинции.

История 6. Китайская парикмахерская

«Необходимо уметь оценивать кадры. Судить о работнике надо не только по отдельным фактам, а по всему его прошлому, по всей его работе в целом. » Мао Цзэдун, «Место Коммунистической партии Китая в Национальной войне» октябрь 1938, Избр. Произв. т. II

Брожу по Гуангжоу — хотел подстричься и даже консультировался по этому поводу у Ю-Фенга. С его слов: «. парикмахерские все разные по цене, но одинаковые по стрижке». Может одна школа? «Вообще-то, Сергей, стоит это 10 таньга (34 руб.), но могут просить и 15 и 20, как с иностранца». В любом случае, думаю, по-божески. В Петрограде за такие деньги в парикмахерской на порог не пустят! «Но, ты, Сергей, больше 10 таньга не давай и все! Нечего баловать. А будут артачиться – вообще ничего не давай и совсем уходи к чертовой матери!». Ничего себе совет. А если бритвой по глазам или кипятком в спину? Так вот, иду по приличной улице мимо парикмахерской. На витрине рекламы «Ореаль», «Шанель», «Видал сасун» и прочие. Как на загнивающем Западе. Захожу. Работает кондиционер — здесь это первый признак приличного заведения. В неприличном – только вентилятор. Но что от него толку, когда “за бортом” 35-38 С! В парикмахерской человек пять теток-мастеров и ни одного клиента. Тетки все кланяются и кидаются ко мне: «Нехау посол вуси сусу посол». Посылают, но пока, вроде, без мату. Не успел опомниться, рюкзачок мой с плеч стянули, затащили в кресло, какими-то попонами накрыли, и давай все улыбаться и что-то громко приговаривать. Конечно, маток теперь проскальзывает. Как без этого? Тем более что в Китае это – святое дело. Ну, да Бог им судья! Китаянка-мастер, вроде, спрашивает, как стричь. Пытаюсь показать и объяснить. В ответ – улыбки и мат-перемат. Тут только осматриваюсь. В углу какая-то ванна с краном. Одеколон тройной. А тетка уже и стрижет! Остальные вокруг меня стоят, громко переговариваются-переругиваются и наблюдают. А тетка-мастер из пластмассовой бутылки из-под кока-колы мне на голову льет воду и голову намыливает! Ну, думаю, Господи, твоя колокольня, попал! Наверное, надо было воду свою принести. А еще «Шанель», да «Видал сасун» на витрине! Вообще-то я каждое утро и вечер под душем моюсь. Пытаюсь это объяснить. В ответ ругань с улыбочкой:
— Мимо сан нехуй ир посол сан су ир!
Голову тетка моет тщательно, минут десять. Потом жестами приглашает к ванне. Наклоняюсь, она голову полощет. Остальные помогают и постоянно громко разговаривают. Со стороны, наверное, «видуха» еще та! Думаю, может у них семейный подряд? Потом опять тащат в кресло. Опять тетка моет голову. И так три раза! Вот думаю, обычай-то. Может, хочет меня по миру пустить? В общем, стригла меня эта компания часа полтора. И, надо сказать, подстригли очень прилично.
Но за все надо платить. Экстраполирую — таньга 30-40 придется отдать. Но, честно сказать, не жалко. Минут пять выясняю, чем обязан. Радостно матерятся. Наконец, пишут на бумажке — 10 таньга. Всегда приятно, когда готовишься к тому, что будет, как всегда, а получается лучше, чем ожидалось. На радостях, от приличной стрижки и оттого, что не обобрали, даю 10 таньга и еще 10 на чай! Надо было видеть, что тут началось! Радуются, кричат, меня трогают. Мол, мандарин приходил! Ботиночки полотенцем обмахнули. Тем же, кстати, что и меня. Берут мой рюкзачок, на меня одевают. Провожают всем кагалом на улицу. И вдогонку на голову пшикуют тройным одеколоном! Разве что стакан водки не налили! И тут вижу, что на улице небольшая толпа – на меня смотрят. А «мои» тетки им громко с матком рассказывают, видимо, про меня. Смотрю, а толпа состоит тоже из. парикмахеров! Оказывается, и справа и слева здесь тоже парикмахерские, и клиентов, видимо, там тоже не густо.
Теперь стараюсь обходить это место стороной. Потому что через неделю, когда проходил мимо парикмахерской, «мои» тетки меня узнали, обрадовались, высыпали на улицу и радостно пытались меня опять затащить стричься! Еле рюкзачок отбил! Се се! ladies, next time! (кит. — спасибо, англ. – леди, в следующий раз).

Зашел в гости могучий художник Миша Брусиловский. Восемьдесят два года уже исполнилось.
Я говорю:
— Миша Шаевич, вам что, дали губернаторскую премию?
— Про премию, Женя, мне только сказали. Денег не выдали. Но грамоту дали. Это, — говорит, — меня готовят к тому, что проводы будут торжественными.
И смеется.

А с ним замечательный художник Жуков. Володя настолько продвинутый, что обогнал сам себя. В силу этого картинки продаются не очень. Ну что сделать — нет пророка.

И однажды знаменитый кузнец Лысяков, автор кованой монеты в Один Куй, которая, с недавних пор стала особенно актуальной, тем более, что на нее ничего купить нельзя, будучи исполненным корпоративного сострадания к брату художнику, обогнавшему время, говорит Жукову:
— Володя, у меня есть деньги, а у тебя есть идеи. Давай, как два русских человека, сделаем с тобой гешефт — я буду покупать у тебя идеи.
Жуков обрадовался:
— Этого добра у меня сколь угодно.
Лысяков говорит:
— По пятьдесят рублей за идею годится?
Жуков посмотрел на Лысякова, покачал головой и говорит:
— Ох, Саша, разорю я тебя!

Жуков, конечно, фонтанировал, но и Лысяков был разборчив. Ну и Жуков, конечно, не промах.
Например Жуков знает, что Лысяков в мастерскую заедет. А идей, как назло, нету. Вот уже стук в ворота, Володя оглядывает мастерскую и видит в уголке два маленьких мраморных кусочка. Лысяков вваливается, поглаживает бороду:
— Ну что, Володя, есть идеи?
— Есть, — с достоинством отвечает Жуков.
— Ну, покажи.

Жуков протягивает Лысякову маленький белый брусочек, а ровно по средине строгая черная черта.
— Что это? — спрашивает Лысяков.
— Полдень! — отвечает Жуков.
Александр Андреевич уважительно крякает.
— В общем-то и сам мог догадаться.

А вот на-ко, Саша, еще посмотри — протягивает черный кусочек, ровно по середине белая черта.

— Это что? — вскидывает брови Лысяков.
— Полночь, — разводит руками Жуков.
— Уел, — говорит Лысяков, и лезет в саквояж за деньгами.

И вот однажды звонит мастер Лысяков мастеру Жукову:
— Что, Володя, есть идеи?
— Ха, — отвечает Жуков.
— А много ли идей, — осторожно спрашивает Лысяков.
— Да рублей на пятьсот.
— Ну вези. Жду.

И все, ехать уже надо. А идей-то где взять?!
И Жуков осматривает мастерскую. А он, как любой художник, человек рукастый и умеет делать все.
И когда-то он занимался камнерезкой. Фигурки делал да горки клеил. И у него весь угол завален каменной обрезью.
И он взял десять пакетиков и в каждый положил по десять разноцветных камушков. И поехал к Лысякову в кузню на Шарташ.

Приехал, а там все вокруг него собрались. И мастера и подмастерья.
В рукавицах и колпаках. Они его, вишь, не очень жаловали. Они-то в кузне, у огня да с молотом в поте лица, а этот, гляди-ка, воздухом торгует.
И вот выходит Лысяков в кожаном фартуке.
— Ну, — говорит, — показывай!
Володя достает мешочек с цветными камушками.
— Вот, — говорит.

Кузнецы фыркнули.
Лысяков говорит:
— Это что?
— А это, — говорит, — Саша, гляделки!
— То есть?
— Ну как — берешь и глядишь!
Почесал затылок Лысяков и вздохнули кузнецы.
— Ну доставай следующий.
Достает Жуков еще один мешочек с цветными камушками.
— А это что? — спрашивает Лысяков.
— А это, благодетель, кидалки.
— Как?
— Вот так — берешь и кидаешь!
И вздохнул Лысяков и почесали кузнецы затылки.
А Жуков уже за третим мешочком тянется, и снова цветные камушки.
А кузнецы уже не спрашивают а только слушают.
— А это, братец ты мой, считалки!
— Да-да, понял, — говорит Лысяков, — Берешь и считаешь?
— Видишь, ты уже сам догадался!
И достает четвертый мешочек.
— А это — дарилки. Берешь и даришь!
И пятый достает.
Тогда один молодой кузнец говорит:
— Так это же те же кидалки?
— Не тут-то было, юноша, — ответил довольный Жуков.
— Это — смотрелки!
— Так ведь уже были смотрелки!?
— Нет дружок. Были гляделки!
И достает следующий мешок.
А молодой не сдается:
— Так вот же они смотрелки!
— Неправда ваша. Это — бросалки!
Кузнецы взмолились:
— Так были же уже бросалки!
— Кидалки были, — ответил Жуков. — Бросалок не было.
Лысяков махнул рукой и говорит:
— Ладно, давай все сюда. Сколько с меня?
Жуков говорит:
— Пятьсот рублей!
Начинает считать мешочки и вдруг оказывается, что их. девять! Забыл Володя один дома! Вот же незадача.
А Лысяков, человек рачительный и зоркий, тут же подметил:
— А десятый-то ты мне и не дал!
— Нет, милый друг, — говорит Жуков, — все я тебе отдал.
— Ну и что у тебя в десятом?
— А в десятом у меня. Потерянный День! Забирай.
— Ну так дай мне его, я хочу его подержать!
— Ну как же ты, родной мой, его подержишь, если он — потерянный?!

И все рассмеялись, а кузнец с художником обнялись и расстались, довольные друг другом.

Дело было в одной из африканских стран.
Поздно вечером мы сидели с приятелем в холле гостиницы и потягивали пиво.
Мы чувствовали себя уже достаточно хорошо, а заняться было особо нечем.

— Гена, ты не знаешь ни одного слова по-английски! Давай что-ли я тебя буду по-немногу учить. — пришла мне в голову мысль.
— Да, давай.
— Хорошо. Сегодня разучиваем. цифру 5: Файв. Фа-йв. Фааа-йв. Повтори.
— Файв!
— Отлично. На сегодня хватит, по-моему мы уже перебрали. Пора идти спать.

Я понятия не имею почему именно файв. Мы разошлись по номерам и на следующее утро я и вовсе забыл об этом разговоре.

В программу следующего дня входило посещение магазина сувениров.
Кто не знает, гиды всегда возят туристов в определенные магазины. Цены там всегда конские.
Нас было несолько человек из России. Мы зашли в магазин. К каждому из нас подбежал персональный «менеджер по продажам»и стал сопровождать.
Как только Гена, взял с полки какую-то статуэтку, продавец стал расхваливать товар.

— Это очень ценная вещь. Ручная работа. Черное дерево. Мастер изготавливает одну статуэтку несколько дней. Сначала ищет подходящее дерево, затем вырезает ножом, покрывает лаком. 80 долларов. Всего 80 долларов и она ваша. — начал продавец.

Поскольку повествование шло на английском языке, Гена выглядел не заинтересованным и никак на это не рагировал.

— Ну хорошо, не 80. Давайте я вам сделаю скидку, отдам за 70 долларов. — не унимался продавец.

Гена молча продолжал вертеть в руках статуэтку.

— ОК, последняя цена 50 долларов. Поймите меня, ниже я просто никак не могу опустить. — пытался разжалобить продавец.

— Файв! — вдруг перебил его Гена.

— ОК, файв! — тут-же согласился продавец и пригласил Гену к кассе.

После окончания института я молодым специалистом пришел на завод работать мастером в цех холодной штамповки. У нас в цехе была линия глубокой вытяжки, где для смазки деталей применялся рыбий жир, но не жидкий, как в аптеках в капсулах сейчас, а в виде густой мази, технический. Всегда стояла открытая бочка, я вам скажу, неимоверная на вкус гадость с неприятнейшим запахом.
Однажды вечером во второй смене у меня двое рабочих оказались выпившими (с устойчивым запахом» свежачка»), и старший мастер, он еще не ушел домой, решил «алкашей» проучить, мол, я их 13-й зарплаты лишу. А чтобы их наказать нужен был акт с приложенным к нему медицинским заключением.
Вот и поручил старший мастер мне отвести рабочих в заводской медпункт, только так, чтобы они к бочке с рыбьим жиром перед этим не подошли. Но опытные рабочие провели меня (потом долго посмеивались, как мы молодого обманули), отвлекли, смогли зачерпнуть из бочки этого жирку и по дороге съесть. В медпункте они твердо стояли на ногах и от них чудовищно несло рыбьим жиром, а алкоголем нет. Оказалось, эта гадость напрочь все запахи перебивает. Отвезти на машине их в город на анализ крови возможности не было, в итоге, дежурная фельдшер отказалась писать заключение, т.к. мои рабочие божились, что не пили. Не удалось их наказать в тот раз.
Потом я узнал, что многие автолюбители из нашего цеха (и из других цехов тоже просили) возили с собой немного этого жира — он получше всякого «антиполицая» был.

Убираем картошку.
Середина 80-ых, нас, второкурсников ссылают на картошку. Более абсурдного мероприятия я ни до, ни, пожалуй, после этого не встречала: урожайность – 10 кг с гектара, сам картофель размером в фасоль, земля совершенно непригодна для овощеводства – сплошная глина, соответственно комбайны капитулировали чуть ли не на второй день и нам предоставили допотопные тракторы. Не взирая на это, «на природе» нас продержали целых 40 дней. Целесообразность всего этого проекта осталась тайной для всех и до сих пор. Когда же кто-то из нас поинтересовался у руководства совхоза о ликвидности картошки, нам объяснили, что та необходима для. подкормки местных кабанов – столь голодных в зимнее время, что уничтожают все озимые. Мы тут же себя прозвали официантами свиней. Помимо всего директор совхоза оказался сказочно тупым, к тому же, видимо, не осознающим этого. Зато он жаждал признания своей власти. Настолько, что решил как-то провести мастер-класс прямо у нас на поле. Он приехал на «Вазике» в сопровождении двух статс-дам – главного экономиста и главного бухгалтера – уж очень хотелось топ-менеджеру советского образца продемонстрировать свою харизму перед студентами философского факультета МГУ! Они выехали на центр поля, где вяло в мерзлой и полугнилой картошке копалась одна из наших «бригад» — очевидно аграрий рассчитал, что так его увидят и услышат все остальные. Так оно и оказалось, только – это был не его день! Директора угораздило напороться именно на Темура – эталона кавказского темперамента на грани взрыва от глобальной абсурдности. Не буду врать – речи директора я сама не слышала, поэтому пересказываю от лица непосредственно присутствующих:
— Что вы тут халтуру развели! Посмотрите, сколько картошки вы оставляете! Почему вы так медленно работаете?! Если так будете продолжать, я заставлю вас вилами картошку выкарчевывать.
На что рассчитывал оратор, имея в виду его умственные (не)способности, трудно представить – неужто на смиренность и покаяние вечно бунтующего студенчества? Я же сказала, что это был не его день! После этих слов окончательно озверевший Темур решительно развернулся к горе-руководителю, швырнул на рекордное расстояние ведро с собранной картошкой, встал в внушительную позу, и все, работающие на поле, да и в радиусе 500 м узнали, куда Темур вставит обещанные нам вилы, что сделает с несобранной картошкой, как относится к близким родственникам директора и непосредственно к нему самому и что, собственно, думает о прекрасных дамах его сопровождения. Заметьте, это был не примитивный русский мат, даже не пятиэтажная его версия, а искреннее выражение абхазского недовольствия – эдакая канонада аля «Катюша», после которой над 14-гектарным полем нависла гробовая тишина. По выражению лиц местной аграрной элиты стало ясно, что ТАКОЙ обструкции никто из них до сих пор не подвергался.
Побег поверженного помещика был постыдным – вся тройца пулей влетела в машину, и водитель дал по газам. Больше руководство совхоза нас тщательно избегало, но боюсь, что предрассудки относительно представителей кавказских национальностей у них только укрепились.

Давно дело было. Приезжаем в очередной раз в командировку на мебельную фабрику, замечаем новенькую, симпатичная стройная девка с роскошной грудью. Спрашиваем у начальства, оказывается, по распределению совсем недавно работает мастером, ну и добавляют, мол, страшно гонористая, нас за людей не считает, объявила, что ненадолго и как найдет способ, сразу уедет. Как известно, народ таких не любит несмотря ни на что. И вот как-то сидим в фабричной сауне с местным начальством, за водкою, и один из них говорит, а вы слышали новость про нашу мастерицу. И рассказал: — Захожу сегодня в цех, посередине столпились рабочие и хохочут ненормально, протискиваюсь, — в центре толпы стоит новенькая, с победоносным видом задрав нос, а наш Марк (прикольный такой мужик, мастер экспериментального цеха, невысокий, с брюшком, на Карлсона похож) с серьезным видом тщательно мнет ее грудь, ну я выскочил из толпы и к себе в кабинет, навел туда камеру, Марк ее уже и по заднице похлопал, покивал головой, мне в камеру подморгнул что-то, сказал, и все разошлись, икая. Вызываю его к себе, в чем дело? Да, говорит, поспорил на литр коньяку, что при всех ее за грудь подержу. -. — а ей сказал: «а правду говорят, что у тебя левая грудь протез?» А она: неправда, смотри! и подставляет мне свой бюст, ну уж тут я отвязался, и левой рукой, и правой, и сразу двумя, и сзади зашел, аж возбудился, а потом ей тихо так: «наощупь трудно определить», а вслух говорю: «все в порядке! разошлись!» Первый раз за все время она посмотрела на меня благодарно и с уважением. На следующий день мы уехали.

История произошла еще в советские времена. Пригласил меня мой школьный товарищ стать крестным отцом его дочки. Крестины происходили в боковой комнатке местного собора. Желающих покреститься, человек 20, от грудных младенцев с родителями до уже дядей и тетей плюс молодые жених и невеста в фате и заметным пузиком, выстроили в шеренгу и крестили по конвееру. Негласная такса в то время за крещение была 10 рублей, но один молодой парнишка решил фраернуться и положил на блюдо церковному служителю целых 50 одной купюрой. Потом, видно, ему кто-то объяснил что это много и он вернулся к служителю просить сдачи с полтинника. Тот удивленно-насмешливо посмотрел на него, поводил указательным пальцем вправо-влево у парнишки перед носом и надзидательно изрек почти крылатую фразу — Церковь сдачи не дает.
Ответ его мне очень понравился, и до сих пор при расчетах со своими клиентами, когда кто-нибудь спрашивает, нет ли у меня сдачи с крупной купюры, я рассказываю эту историю и торжественно заявляю — Мастер сдачи не дает.

История 24. Китайская медицина

«Вскрывая ошибки и осуждая недостатки, мы преследуем ту же цель, что и врач при лечении больного, — цель, заключающуюся в том чтобы спасти ему жизнь, а не залечить его до смерти. » Мао Цзэдун, «За упорядочение стиля в партии» 1 февраля 1942, Избр. Произв. Т. III

В Гуангжоу роскошные огромные поликлиники. Во многих одновременно и больница. Деления на детские и взрослые нет. Но, несмотря на обилие народа, очередей тоже почти нет. В поликлиниках везде скамеечки, кондиционеры. На каждом этаже сидит медсестра – можно подойти измерить давление, температуру, поговорить о жизни.
Сразу огорошу – в Китае медицина платная! Меня уже тогда насторожило, когда при оформлении китайской и гонконгской визы в Петрограде у меня не попросили медицинской страховки. А теперь детали. Первый визит к любому врачу – 5 юаней (примерно 17 руб.). Все последующие – бесплатно. Поэтому врачу нет смысла «затягивать» лечение. За лекарства тоже платишь. Но потом детям и «государственным» пенсионерам государство за счет страховки компенсирует все 100% расходов. Работающим «государственным трудящим» 60-100% расходов должны компенсировать предприятия и учреждения. Например, университеты возмещают 80% расходов студентов и сотрудников. Но меньше 60% компенсировать запрещено. Можно и в тюрьму угодить! До недавнего времени это не касалось работников частных предприятий. Теперь касается.
Практически все лекарства китайского производства. Продаются тут же в поликлиниках, хотя аптеки есть и в городах. Лекарства стоят, в среднем, в 2-3 раза дешевле, чем у нас. Кстати, в каждом прилагаемом к лекарству описании обязательно есть химическая формула. На китайском! Шучу. Все знают, что наши российские врачи пишут на только им понятном языке. Попробуйте прочитать, что написано в вашей медицинской карточке! Но то, что пишут в карточках китайские врачи — уму «не растяжимо»! Это же надо так обезобразить иероглифы! Хотя, возможно, у медиков всех стран такой почерк вызван необходимостью соблюдения врачебной тайны?
Прихватило у меня спину. Еще бы – целыми днями за компьютером сидишь, как ненормальный. Китайские врачи по английский, как правило, не говорят. Хотя отдельные слова и выражения знают. Поэтому со мной в поликлинику Ю-Фенг отрядил Жонг-Хуана — одного из своих аспирантов. Приходим. Жонг-Хуана объяснил, в чем проблема и мне назначили несколько сеансов получасового китайского массажа по 50 юаней (примерно 170 руб.) каждый. Китайский массаж конечно достоин отдельного рассказа. Но сначала небольшое отступление. Не знаю, правда, или нет, но, говорят, примерно так работал скульптор Аникушин. Для выполнения заказа нанимал группу молодых талантливых скульпторов. Объяснял им основную идею и показывал, в какую сторону рубить камень. А потом появлялся в мастерской раз в неделю и подправлял, мол, так и рубите. Теперь о китайском массаже. В большом кабинете врач-мастер — парень лет 40. С ним человек пять помощников- «подмастерьев». Первый и последний сеансы проводит мастер, остальные — подмастерья. Как у Аникушина. Так вот. Ложусь на живот. Спину намазывают какой-то приятно пахнущей и слегка усыпляющей мазью. Мастер начинает валтузить, и трепать меня в хвост и в гриву. Под ребра пальцами залезает, но боли не чувствуется. При этом что-то приговаривает, обращаясь к подмастерьям. Те стоят в кружке, слушают, и время от времени в меня тоже пальцами тыкают – видимо, тренируются. В последующие сеансы меня трепали уже подмастерья. Делали это, надо сказать, не намного хуже мастера. А еще, в каждом сеансе массируемому должны обязательно два раза вывернуть шею. У меня даже хрустело там что-то. Но жив остался. Так вот, выворачивание шеи мастер никогда подмастерьям не доверял – сам подходил и выворачивал! И надо сказать, до конца шею не вывернул, и оттянуло таки у меня спину! А университет возместил 80% моих медицинских расходов. Се се!

Бодрая 70-летняя старушонка вызывает мастера, чтобы он починил неработающий котел. Приходит мастер, за 5 минут все чинит и говорит:
— С вас 5000 рублей.
— А почему так дорого? Вы же потратили на это всего 5 минут!
— Мы берем минимум как за час работы, а час как раз и стоит 5000 рублей.
— Хорошо, тогда вот вам грабли, поможете мне собрать листву во дворе за оставшиеся 55 минут!

Марина (М) смотрит фильм, к ней подбегает четырехлетняя Соня (С):

С: Марина, давай играть с нами в черепашек-ниндзя!
М: Я не умею.
С: А ты будешь (детским басом) Мастер Сплинтер!
М: Это кто?
С: Ты наш учитель!
М: Хорошо. (женским басом) Черепашки, идите делайте уроки!

Наши ПТУшники заняли последнее место
на мировом конкурсе.

А нафиг нам рабочие , инженеры и ученые.
Да приедут к нам из Африки специалисты закопчённые.
Нам менеджер нужен в галстучке красивом,
И спец перераспределять бабло неспешно неспесиво.

А также нам нужны аж полстраны юристов,
Ну ежели не заладится что у экономистов.
Не нужен нам и мастер, чтоб подковать блоху.
Нам не нужна портниха сварганить что-то на меху.

Звоночек прозвенел о трудностях в стране.
Там бахнулась ракета- остались все в дерьме.
Уже не так-то просто кран починить или что спаять.
Да так недалеко державу всю прос. (два варианта)

МАСТЕР ТАТУ
Несколько лет назад познакомился я в Крыму с мужиком из Мурманска.
По профессии дядька — мастер тату, и сам весь татуировками разукрашенный.
Рассказывал, как тяжело ему работать приходится, ибо постоянно прутся к нему малолетки с просьбой набить какие-нибудь иероглифы.
— Какие вам иероглифы?
— Да всё равно! Лишь бы иероглифы! — отвечают.
Вот он и приспособился — нашёл банку китайской тушёнки «Великая стена» и срисовывает оттуда всякие красивые закорючки.
И вот уже несколько лет разгуливают по Мурманску девочки и мальчики с надписями на теле: «Жирность», «Годен до 2003 года» и т.д.

Чинили BMW X6M (M — значит супертюнинг). По сути надо закрутить одну гайку и это действие описывается в распечатке на шести страницах. Момент затяжки указан 85 ньютон на метр. Как туда приладить этот динамометрический ключ, что-то там надо делать в течение пяти минут, не более, иначе клей на гайке засохнет. Голова как-то разом вспухла. Подходит мастер, назовем его Серега. Ну че тут, говорит, давай быстрее! Ванек иди сюда! Уперлись трубой подлиннее, взяли ключ советский на 50, вдвоем затягиваем. Пацаны! Там же момент затяжки 85 ньютон на метр! А еще надо смазку, одобренную BMW Group! Бля, не ссы! Тяни давай, держать тяжело! Смазки для шрусов туда брызни! Починили BMW X6. Правильный автосервис.

Женский вопрос.
Ремонтировал телевизор у одной тетки, сделал все чики-пики, инструмент собрал, тетка расплатилась, ушел. Где-то через месяц, случайно, останавливает она меня на рынке — мол, мастер, вы у меня что-то забыли. Начал вспоминать — вроде никакой пропажи после нее не обнаруживалось, и, заинтригованый, удивленно спрашиваю — ну и что же я у вас забыл? Она мне — а такое, синенькое, с цюпочкой. Как ее не пытал, ничего больше не добавила, уперлась — синенькое с цюпочкой и все. И улыбается, зараза. Озадачила она меня на всю оставшуюся жизнь, до сих пор эта тема гвоздем в голове сидит.

Сегодня была в парикмахерской. Ждала своей очереди. Мастер заканчивала мужскую стрижку. казалось бы,последний штрих, подбривает кант, отодвигает немного воротничок, а у мужчины на шее густо растут волосы. Парикмахер подбривает и еще сильнее отодвигает воротник. Мужчина со вздохом:»Господи, да не старайтесь, они у меня до самой жопы».

В парикмахерской мастер заканчивает мужскую стрижку. Казалось бы, осталось нанести последний штрих, подбривает кант, отодвигает немного воротничок рубашки, а у мужика на шее густо растут волосы. Парикмахер их подбривает и ещё сильнее отодвигает воротничок.
Мужик со вздохом:
— Господи, да не старайтесь, они у меня до самой жопы.

Было давно — мог чаго и напутать.
Утро. Работа. Все только пришли. В комнату врывается Настя (девушка из другого подразделения, хрупкой наружности и поэтичной натуры), подлетает к Ване (размер 2 на 2, лицо ребенка, доброе) и начинает на него орать.
— Ты, добрых дел мастер. Мне дырку расхреначил и свалил, туда любая хре..ня теперь проскакивает, как электричка в тоннель.. и сквозит там. после еще и соседи приходили сказали, что и у них размера подходящего отродясь не было. все выходные мучалась — на нее смотрела, заклеивала, чтоб вечером зашел и забил как надо.
Отдел затих. Девушка демонстративно развернулась, и с видом человека, который сделал свое дело покинула помещение.
Народ медленно сползал со стульев, успевая по пути, в сторону красного, как арбуз без корки, Вани показать многозначительный респект.
Когда истерия была закончена, уже пунцовый квадрат попытался оправдаться.
Все знали, что он к ней неровно дышит. И как истинный герой предлагал помощь, и вот случилось в пятницу вечером, она его попросила помочь просверлить стену для того, чтобы повесить картину. У него уже были планы на вечер пятницы и выходные, поэтому он по быстрому после работы взял перфоратор и придя к ней быстренько в намеченной точке начал сверлить. Но не тут-то было, стена не поддавалась, врубил режим с ударом и налег телом. Бур вошел как в масло, а вернее провалился со здоровенным куском бетона куда-то во внутреннюю полость стены . такого дюбеля у него с собой не было)), он быстренько собрал свои вещи, раскланявшись пред хозяйкой, стоявшей в штопоре, уехал.

. а через полгода он был ею окольцован вместе с перфоратором).

ЗЫ. когда дописал хотел подобрать картинку, в гугле-картинки набрал: дырка.

Произошло это лет десять, может и пятнадцать назад. Точно не помню, зато, помню точно, что в это время установка телефона была «событием и маленьким праздником для абонента».
Итак, договор заключен, деньги в кассу оплачены. В назначенный день в квартиру абонента звонит технический сотрудник телефонной компании, с целью установки и подключения индивидуального телефона. Дверь им открывает миловидная хозяйка, которая, по лицу видно, радостно возбуждена предстоящим событием. На столе уже стоят чашечки для кофе, приготовлена бутылочка шампанского, в подарок Мастеру, после выполнения работы… Чтобы телефон хорошо работал!
Осмотрев место установки телефонного аппарата, Мастер задает неожиданный вопрос: «Хозяйка, вы приготовили деньги за установку?» Называет сумму. У хозяйки «легкое недоумение». Произносит: «У нас все оплачено в кассу!?». Мастер настаивает!
Женщина, немного растерянно, говорит: «Извините, я сейчас позвоню мужу на мобилку». Звонит…
Говорит мастеру: «Давайте перенесем установку на завтра, к сожалению, дома денег нет».
Мастер «благосклонно» соглашается…
Не знаю, чем бы закончилось это мероприятие для «обычного абонента», но супруг хозяйки был «не совсем обычным абонентом»… Контрразведчик, полковник в отставке, НАЧАЛЬНИК СЛУЖБЫ БЕЗОПАСНОСТИ ДАННОЙ ТЕЛЕФОННОЙ КОМПАНИИ.
В общем, как говорили в одном старом фильме: «НАЧАЛЬСТВО НАДО ЗНАТЬ В ЛИЦО. »
Уволился наш «Мастер» за 24 часа…

w3bl0rd: Девочки-менеджеры, когда видят, что программист готов вот-вот закоммитить код, обычно кричат "только не в мастер!".

Известно, что Черчилль ежедневно выпивал бутылку 50-градусного армянского коньяка «Двин». Однажды премьер обнаружил, что «Двин» утратил былой вкус. Он высказал свое недовольство Сталину. Оказалось, что мастер Маргар Седракян, который занимался купажом «Двина», сослан в Сибирь. Его вернули, восстановили в партии. Черчилль стал снова получать любимый «Двин», а Седракяну присвоили звание Героя Социалистического Труда. Так коньяк спас человеку жизнь.

Ремонтная контора. В айфоне клиентки раскурочено гнездо зарядки.
— . Провод не входил, и я стукнула молотком!
— Зачем?
— Ну, знаете, я думала, вот как в сексе бывает — если не входит, нужно помочь.
(второй мастер, вклиниваясь)
— Я дико извиняюсь. тоже молотком?!

КТО БЫ МОГ ПОДУМАТЬ.
Дело было в 1991 году. В одной компании встретились несколько знакомых и незнакомых молодых людей. В их числе была и Оленька — очень красивая девушка, мастер спорта, чемпионка области по стрельбе из пневматического пистолета. И симпатичный застенчивый молодой человек Андрей.
Сидели, пили вино, ели шашлыки. Заметив, что Андрей глядит на неё влюблёнными глазами, Оленька встала и объявила, что если Андрей стреляет лучше неё, то она ему немедленно отдастся. А если нет — значит, нет.
В чём все присутствующие смогут убедиться завтра в тире.
Вот такой попадос. Ну откуда она могла знать, что предложила такое пари инструктору по стрелковой подготовке спецназа ГРУ ГШ ВС СССР?!
Вывод: не надо недооценивать людей.

Увидел рекламный постер Сбербанка. К олимпиаде готовятся. Прыгун с трамплина парит на горном фоне. И слоган: Вместе к новым высотам. Нет, может, в Сбербанке и не догадываются, что с трамплина не к новым высотам вовсе, а просто вниз летишь, но я об этом твердо знаю. Меня хоть совсем пьяного разбуди, спроси, куда с трамплина прыгуны летят, я твердо отвечу. Выругаюсь, но отвечу. Такое не забывается потому что.

Мы тогда в одной архитектурной мастерской одного города выпили. По чуть-чуть. С ее начальником. И начали проект церкви обсуждать. Так получилось. Я ему эскизы набрасываю один за другим, а он отвергает. Эти архитекторы к строителям всегда так относятся. Вот предложи им на трезвую голову окошко с одного фасада на другой перенести, или балкон с лепниной на фронтон присобачить, так с превеликой неохотой, но сделают. Потому что знают, что это не сам я просил, а только волею пославшего меня заказчика. А когда приняв на грудь пару рюмок, начинаешь им художественные предложения вносить – таки практически все без толку. Особенно на втором литре на брата. Некоторые так вообще умудрялись вырубиться до осознания всей красоты моих предложений.

Так и тут. Давай, говорю, Коля, закомарные своды зафигачим. Для красоты и вот такой вот формы с видом. А окошечки вытянем и сузим кверху. И финтифлюшек по бокам зафи…, наделаем то есть, в виде таких вот колонн. Зашибись колокольня выйдет. Я приблизительно такую видел где-то. Говорю, а сам карандашом японским, узкогрифельным по листику чиркаю для графического пояснения образов: тут лестницу для звонаря, я СП по храмам смотрел, там про наружные лестницы с узорами не написано ничего. Значит можно.

— Нет, — отвергает Коля в который раз мои картинки. — И нефига мне тут. Наливай лучше. Каждый должен своим любимым делом заниматься, из конца в конец, а не храм Святого семейства битый час рисовать дилетантскими штрихами. Тоже мне Гауди. Мы церковь в Кустиках проектировать собираемся или где? Вот и нечего будущий исторический облик своими предложениями портить.

— Ах так, — начал было я, и тут, как всегда, на самом интересном месте зазвонил телефон.

— Здравствуйте Николай Гаврилович, — раздался из трубки бодрый, спортивный голос, — у нас трамплин падает, не могли бы вы прям сейчас приехать.

— Сейчас узнаю, — отвечает Коля в трубку, трезвым, практически, голосом и меня спрашивает: ты теодолитом пользоваться умеешь?

— А как жеж, — отвечаю, — как сейчас помню, иду я по стройплощадке, в одной руке теодолит, в другой тахеометр, в третьей руке нивелир, в четвертой две рейки…

— Не ври, — прерывает меня Коля, — одной рукой две рейки сразу не унесешь…

— Так рейки новые, — говорю, — компактные, а в одной руке пара, потому что иначе у меня б руки для лазерного дальномера не хватило…

— Мели, Емеля — твоя неделя, — отмахивается Колька, — а машину ты не отпускал еще?

— Не отпускал, — тут я уже серьезно, — кто-то же должен меня домой отседова везти?

— Через полчаса будем, — говорит Колька в трубку, переставая прикрывать динамик телефона ладонью, — ждите.

Он быстренько собирает ящики инструмента и, пока мы едем в лифте, рассказывает.

— Трамплин не то чтобы падает. Но подвижки есть. Нехорошие. Мы полгода назад там даже маяки с аппаратурой слежения установили. Ползет, гад, но постепенно замедляется. Пока опасности никакой, но тамошние спортсмены, как статью в газете какую прочтут, так сразу и звонят, что все пропало, а им прыгать надо. И соревнования у них. А аппаратуре они не верят. Они мне верят, когда я с теодолитом вокруг трамплина шаманю. Твоя задача помогать, умные слова говорить и головой кивать, если спросят. Справишься?

— Еще бы. Головой кивать это я завсегда с радостью. Особенно когда спрашивают: пить будешь? Ну как на такой вопрос головой не кивнуть? Отрицательно, разумеется.

— А вот умничать не надо, — говорит Колян, — там спортсмены ведь. Они и накостылять могут слишком умным.

На трамплине нас хорошо встретили. Даже двух молодых спортсменов из секции в помощь выделили. Рейки носить и ящики с приборами. Битый час вокруг трамплина лазили. Если б не две фляжки по поллитра, в конец бы замучались.

Зато потом Колька, главному их, с чистой совестью сказал, что все нормально, еще годик точно не сползет трамплин с горки, но через месяц еще раз проверить надо.

Про проверить, главный как-то не расслышал даже, потому что на меня смотрел. То есть я верхушку трамплина рассматривал, а он меня за этим делом наблюдал.

— Что, — спрашивает, неожиданно так, — небось страшно даже подумать туда взобраться, а уж прыгнуть так вообще ужас, да?

— Да ты что? – предательски возмущается Колька, пока я раздумываю с какой руки этому главному по трамплину съездить, — ты кого пугать вздумал? Это типус не просто человек, а мастер спорта с лыжами. Ему ваш трамплин, что слону дробина. Он и не с таких у себя в Москве прыгал. Он вообще у себя в Москве по трамплинам чемпион.

Про Москву это он зря. Про мастера тоже, собственно, напрасно, но после Москвы у меня дороги назад не было уже. Главный сразу зацепился.

— Москвич, — говорит, — мастер спорта. Это замечательно. Сейчас мы вам амуницию подберем, а лыжи я вам свои дам. Мы с вами и весом и ростом одинаковые почти будем. Пойдемте переоденемся, и вы покажете нам провинциалам, как московские мастера летать умеют.
Ну как тут назад отвернешь, когда тебя в такое положение воткнули? Никак. Погрозил я этому архитектурному грифелю кулаком напоследок и переодеваться пошел.

— Только, — говорю тренеру, — вы мне костюмчик покрасивше расцветкой подберите, чтоб он внешнего впечатления от моего полета не портил. А то знаю я вас: подсунете прошлогоднего фасона, а мы в Москве к такому не привыкли. У нас от этого настроение портится.

— Не извольте волноваться, — отвечает главный по трамплину, — у нас для всяких тут таких как вы последние итальянские поступления имеются, всяко красивей чем вы летаете, — а сам к раздевалке меня подталкивает. Чтоб быстрее шел, значит.

Переодели меня в костюмчик с каской. Лыжи дали. Лыжи тяжелые, а каска наоборот. Беззащитная какая-то каска. Их для таких трамплинов наподобие спускаемых аппаратов ракетно-космического корабля Союз надо делать. И парашютами снабжать. И тормозными ракетными двигателями аварийной посадки. А вовсе не ту легкую фигню предлагать, что мне на голову ремешком пристегнули.

Особенно остро все несовершенство каски чувствуется, когда с площадки трамплина вниз смотришь, на той жердочке сидя. И слушаешь наставления всяких нелюдей, как ноги держать и как руками воздух ловить.

— А чего это я мастеру спорта из самой Москвы очевидные вещи объяснять буду? – спросила эта нелюдь и сказала. – Пошел!

И я пошел. То есть поехал. Это всем кажется, что там быстренько скатываются, от стола отрываются, недолго парят, скоренько приземляются и обратно наверх лезут. За повторным удовольствием. На самом деле все очень медленно.

— Пошел. – Повторил я про себя, скатываясь вниз по разбитой лыжне, — Мама. То есть, папа. То есть мама. То есть, господи. Чтоб я еще раз неумеючи тебе колокольни рисовал. Не буду больше. Если долечу.

Впрочем, в том что я долечу сомнений у меня не было. Никаких. Лететь-то вниз. Это вверх не у всех получается. А вниз оно легко. Не сказать бы, чтоб всегда приятно… Но легко. Вот помню, классе в третьем я с третьего этажа новостройки в сугроб прыгал, когда от участкового сматывались. И с парашютной вышки в Измайлово. Я вообще много откуда прыгал. Думал я, пока ехал вниз по разбитой лыжне трамплина. Там вообще легко думается о прошлом, доложу я вам.

Тут меня немного подкинуло, я ушел со стола и замер в позе титанового памятника Юрию Гагарину на одноименной площади города героя Москвы. Его еще, этот памятник, некоторые «дай три рубля» называют. Или памятником футболисту. Потому что у него в ногах мячик лежит. Тоже титановый.

Елки, кстати, по сторонам мелькают. Медленно чего-то. И земли почти не видно внизу. Пора бы уже. Посадку бы объявили, что ли. И где эта чертова стюардесса? А то надоело между делом по воздуху болтаться.

Не, я не упал. То есть упал, но не когда приземлился, а когда затормозить пробовал. Очень неудобные эти лыжи с ботинками. Широкие очень и жесткие.

Упал сижу на снегу и о жизни думаю. О том, что жизнь – чертовски хорошая штука, между прочим. Минут через пять главный по трамплинам прилетел.

— Что-то, — говорит, — московские мастера спорта некрасиво летают. На троечку.

— Допустим, на троечку, — отвечаю, — это тоже результат. Потому что я не мастер спорта, а всего лишь кандидат в эти мастера. По биатлону. И если мне прям сейчас винтовку в руки дать, то вся ваша секция дальше любого чемпиона мира по вашим прыжкам улетит. В два раза и с гарантией. А то и вовсе приземляться откажется, клином построится и в теплые края дунет. Ну те кто уцелеет, из-за того что я обоймы перезаряжаю медленно.

Тут главный по трамплину несколько позеленел, взял одну большую лыжину обеими руками и вкрадчиво так спрашивает заведующего архитектурной мастерской:

— Коля! Налево твою и направо. Ты чего мне наплел про чемпиона Москвы по прыжкам с трамплина? Про мастера спорта? Про человека с большой буквы?

Вот хорошо, что в этих трамплинных тапочках бегать несподручно. То есть несподножно. А то одним талантливым архитектором меньше бы стало. А тогда не стало, тогда стало одним трезвым архитектором больше. Потому что одним трезвым строителем больше стало еще немного раньше.

Отличный способ протрезветь, кстати. Но я его рекомендовать не могу, сами понимаете. Он труднодоступный. Тут, как минимум, нужен трамплин, начальник архитектурной мастерской и главный по трамплину тренер. Тренера придется немного обмануть, а трамплин лет через несколько закрыть на реконструкцию.

Сложный способ. Но действенный. А церковь ту мы так и не построили. Но это ничего. Построит еще кто-нибудь.