Юмор 16+++++ или 90-. Анекдот про черные и белые полосы.

Встретились два приятеля. Естественно, разговоры за жизнь.

Первый: -Как то плохо все. С женой расстался, с работы выгнали, жить негде, ну все плохо.

Второй: -Не расстраивайся, жизнь то полосами, черная-белая, черная-белая.

Расстались. Снова встречаются.

Первый: -А про полосы ты был прав! Это была белая полоса.

Доктор подходит к двери палаты и через стеклянное окошко говорит больному: -Пришли ваши анализы. У вас обнаружили СПИД, холеру, дизентерию и свиной грипп.

Больной: -И что, я умру?!

Доктор: -Я прописал вам блинную диету.

Больной: -И она мне поможет?!

Доктор: -Не знаю, но санитары к вам заходить боятся, а под дверь больше ничего не пролезает.

Закрыла тучка солнца лучи.

Вот так и мой анализ мочи.

В одной коммунальной квартире кто то повадился мазать дерьмом стены. Жильцы долго совещались, спорили и в конце концов набили морду профессору, потому что он один после туалета мыл руки.

Старая барыня в своем доме. Вдруг с улицы шум, крики! Она зовет горничную: -Милая, что там происходит?

Горничная: -Барыня, революция!

Барыня: -Как хорошо! Мой муж, декабрист, мечтал о революции. А чего хотят?

Горничная: -Хотят, что бы не было богатых!

Барыня: -Да? А мой муж мечтал, что бы не было бедных.

Куда? . Как куда?! Прямо, конечно. Прямо. Прямо. Да куда ты здесь повернешь. Прямо.

Стажер, ты придурок или прикалываешься?! Здесь кольцевая! Куда рельсы идут, туда мы на трамвае и едем.

Анекдоты про черное и белое

Если чернокожий скажет, что внёс тебя в черный список, не огорчайся, может просто, врагов он вносит в белый.

Ода портянкам.
Нет, это не то, о чем вы подумали, а некоторые даже злорадно заухмылялись. Речь пойдет, именно о портянках, в прямом смысле этого слова, о двух прямоугольных кусках плотной хб или байковой ткани, размерами примерно 30х60 см. Впрочем, и не только о них.
Портянки имеют одну замечательную особенность: у каждой четыре угла и две стороны, то есть их можно восемь раз перемотать свежей тканью к ноге. В армии, например, баня у нас была один раз в неделю и портянки выдавались тоже раз в неделю после бани (1988-1990г.). В Российской империи и в СССР, до массового строительства благоустроенного жилья при Хрущеве, подавляющее большинство населения проживало без удобств в виде ванны или душа, и в баню традиционно ходили, также, один раз в неделю. А повседневная обувь, также у подавляющего большинства (кто мог себе их позволить) была сапоги. В сапогах ходили, и солдаты, и офицеры, и купцы, и промышленники, и крепкие крестьяне, и служащие, и даже, любимец Поклонской, император Всея Руси и пр., и пр. Николай II, на всех парадных портретах в полный рост, которые я видел, он обут в сапоги. И думаете он носки с подтяжками под сапоги надевал? Ну не было тогда технологии резинок в ткани. Портянки, их родимых, мотал, и не думаю, что от этого чувствовал себя неуютно или ущербно. В советское время была такая уже ретро загадка: «Почему Сталин ходил в сапогах, а Ленин в ботинках?». Один из вариантов большинства неправильных ответов был: «Потому что портянки наматывать не умел». Правильный ответ – по земле (по чему). На моей памяти, когда я был пацаном у бабушки в деревне, большинство мужиков, особенно старшего поколения (практически 100%) ходило в сапогах, зимой переобуваясь в валенки с калошами, но тоже с портянками.
— Деда, а тебе в сапогах не жарко? – спрашивал я летом, смотря на свои сандалики (обязательно с носочками).
— Я то, в своих сапогах, и по навозу, и по стерне, и по лужам пройду. А ты? – улыбался дед.
— Не-е, не пойду! Баба заругает! – расстраивался я. –Тоже хочу сапоги!
— Вот будешь хорошо кушать, быстро вырастешь и тебе такие же сапоги справим – притопнул ногой довольный дед. Вот такая деревенская педагогика, и замечательно работающая, между прочим.
В армии на КМБ (курс молодого бойца) сержант учил: Подмочил ноги, зашел в помещение – не торопись сразу перематываться, потерпи минут двадцать, дай сапогам чуть подсохнуть, тогда и перемотай, той частью портянки, которая была на лодыжке, и будет ногам снова сухо. Вы представьте, в армии, запасные носки в карманах носить, а после переодевания мокрые и грязные. как-то не комильфо. По моим прикидкам, мои армейские юфтевые сапоги, выдаваемые на год, без ремонта, при тех нагрузках, и бег, и строевой шаг, практически не снимаемые (только несколько раз, когда надевалась «парадка» с ботинками), проходили 10-15 тыс. км. Какая современная обувь может таким «пробегом» похвастаться? Мать прислала шерстяные носки, лично связанные по продвинутой технологии (дополнительно заводилась капроновая нить в подошву и пятку). И что вы думаете? Протерлись нафиг, хватило, с поддетым простым носком (стирал их каждый вечер), в сапогах ровно на неделю.
Фу, скажут «эстеты», а запах то от недельных портянок? Ну да, не без этого. Но человек такая скотина – ко всему привыкает и перестает замечать. Общеизвестный факт, что в средневековых европейских городах, в частности в Париже, ночные горшки выливались из окон прямо на улицу, прохожие и домашний скот гадили там же. Дерьмо было везде, никто его не убирал, но думаю, никого эти запахи особо не напрягали, это было нормально, к этому привыкли с детства, никто с возгласом «фи» не зажимал носик и не рыгал у стеночки, и не мылись они вообще. В средневековой Японии не выращивали домашний скот и не ели мясо (вообще не ели, об этом можно прочитать в очень достойной книге Джеймса Клавелла «Сёгун», очень помогающей понять менталитет японцев). Так вот, в Японии поля удобряли человеческими экскрементами, растворяли в воде и поливали. Если какой-нибудь самурай присаживался по большому делу на улице (абсолютно нормальное явление), то рядом сразу начинал ошиваться какой-нибудь крестьянин с просьбой о разрешении подобрать по завершению. Прям, как охота наших бомжей за пустой бутылкой. Если бы средневекового жителя привезти в наш мегаполис, то он бы был очень сильно удивлен и возмущен до тошноты, до рвоты, как мы тут дышим, тут же так воняет выхлопными газами. А нам нормально, мы привыкли и уже просто не замечаем. Наверное, наше современное отношение к естественным запахам очень надуманное, наносное, привитое с детства воспитанием и отношением взрослых и других детей. Не секрет, что на некоторых женщин действует, как афродизиак, запах сильного, молодого самца, пропотевшего, нормально так, здорового мужика. Вроде запах, и резкий, и не очень приятный, но почему-то очень возбуждает, видно против матушки природы не попрешь. А что он неприятный – внушено, напето нам с экранов, в рекламе дезодорантов и пр. Маленькие дети (до года) с явным удовольствием «жамкают» ручками и размазывают свои какашки (это я вам, как отец двоих детей, заявляю), а потом включается воспитание: Нельзя, кака, фу гадость, это плохо, насколько, тут же демонстрирует, увидевший это, «счастливый» молодой отец, рыгающий в туалете. В животном мире же никаких внушений, моя собака на прогулке с удовольствием нюхает какашки других собак, а насколько я знаю, новорожденные слоны в месячном возрасте активно начинают поедать навоз родителей, чтобы создать у себя к кишечнике колонию микроорганизмов, позволяющую им переваривать грубую растительную пищу. А если завтра нам всем станут внушать, что, например, запах земли — это плохо, просто ужасно. Что надо с этим запахом бороться специальными дезодорантами и освежителями, закатать в асфальт, закрыть как можно больше поверхности. Выступят медики и ученые, расскажут про гигиену, про вред здоровью, наносимый землей. Скажут нам как это вредно видеть сырую землю, вдыхать ее запах, психологи, что это может привести к серьезным психическим заболеваниям. Мы будем ругать наших детей за землю на ботинках. Дети в садике и школе будут кричать: Фу, ты в земле измазался, уйди, от тебя воняет и т.д., глядишь, уже через пару поколений, у кого-то уже будут возникать рвотные рефлексы от запаха земли после дождя.
Есть у меня знакомый, военный, в конце девяностых попал в международную миссию ООН в одно из центрально-африканских государств, почти на экваторе. Несмотря на кучу предварительных прививок, он, как и вся миссия, постоянно мучился, то кишечными расстройствами, то кожными болячками, неизвестной ему этимологии. То сыпь, то лишай, то просто непонятное покраснение значительных участков кожи со сильнейшим зудом. Сам он по специальности военный медик, но ничего кроме антибиотиков персоналу миссии предложить не мог. Его и самого просто замучил, вроде как, тривиальный фурункулез, который в обычных условиях элементарно лечится курсом из пяти-семи уколов. Далее с его слов. Жара, высокая влажность, весь мокрый ходишь, одежда постоянно влажная, если что из продуктов не убрал сразу или не помыл, плесень махом всякая вылазит. Взял я в помощники одного из местных, помыть чего, убраться, по поручениям сбегать. Черный парень лет двадцати, очень атлетического телосложения, вполне владеющий «пиджин инглиш» (упрощенный английский). Весьма сообразительный, но страшно ленивый. Видя, как я кипячу инструменты, чтобы вскрывать себе очередной фурункул, говорит:
— Ты белый парень-человек болеешь потому, что много моешься. Я Нугу — никогда не болею, потому что моюсь только когда очень сильно грязный, а ты каждый день. Я рассказал ему старый бородатый анекдот: «Как найти негра в темноте? Достаточно просто принюхаться.». Не обиделся.
— Моя мать-женщина мне говорила, вспотеешь — не вытирайся и тем более не мойся, пусть на тебе все останется, тогда болеть не будешь. Вот Анна-женщина (полненькая, лет тридцати пяти, рыжая, довольно симпатичная ирландка) каждый день по три раза моется, а потом к тебе лечиться бегает, вся задница уже в дырках от уколов.
— А ты понятно подглядываешь? – ограждение душа было весьма символическим (удобства на улице, но воду нам в миссию, специально очищенную, привозили каждый день цистерной).
— А ей нравится! Она у себя там пальчиками водит. Только к себе близко не подпускает и трогать себя не дает – сперва заулыбался, потом погрустнел Нугу. Не стал я ему рассказывать, что позавчера, еще не рассвело, ворвалась ко мне в бунгало с диким, истерическим криком Анна. У нее на гениталиях и вокруг за ночь образовалась какая-то плесень. Красивого такого, насыщенного стального цвета с изумрудным отливом, а днем она всего лишь поговорила с Нугу и провела пальцем по одному из ритуальных шрамов на его атлетической груди.
— Я же сразу руки с мылом помыла – рыдала она.
И тут я задумался. Живут же в симбиозе с нашим организмом, в нашем кишечнике лакто и бифидо бактерии, которые подавляют другую патогенную флору, почему же такого не может быть и на нашей коже? Бактерии, к которым у нас «железобетонный» иммунитет с детства, но которые создают среду, не позволяющую развиваться другим микроорганизмам, вызывающим различные заболевания. А мы эти полезные бактерии постоянно и безжалостно смываем мылом и другими средствами. По аналогии, это как бы мы каждый день делали промывание кишечника антибактериальными средствами, а потом жаловались на непрекращающийся понос. А запах – это просто побочный эффект жизнедеятельности наших бактерий, не более того. Далее события «понеслись вскачь», он и думать забыл про этот разговор и свои мысли. Его и еще одного англичанина захватили в заложники воины враждебного правительству племени и держали больше трех недель в яме, типа зиндана, бросая туда один раз в день две пресные кукурузные лепешки и две пластиковые полторашки мутной, солоноватой воды. Естественные надобности вынуждено справляли там же в яме. С его слов, за это время он так привык, что запахи фекалий и немытых тел не вызывали уже никаких отрицательных эмоций. Потом им удалось сбежать и почти неделю по джунглям еще выбираться к «своим» (это отдельная история – как-нибудь расскажу). Самое поразительное, пока суть да дело, его фурункулез полностью прошел и не появилось ничего нового. По приезду домой, он провел ряд исследований, подумывал о диссертации и даже пытался напечатать статью в медицинском журнале. Но коллеги бактериологи только посмеялись, Hygiena semper. Ну да, скажите вы, с помощью гигиены победили многие страшные заболевания, вызывающие пандемии в прошлом. Я с вами, пожалуй, почти соглашусь, холера и дизентерия — да, но вот вопрос: Спасает ли вас от гриппа, передающегося воздушно-капельным путем, то что вы два раза в день принимаете душ и моете руки после посещения туалета и перед едой? Спасла бы гигиена кого-либо от легочной чумы, также передающейся воздушно-капельным путем, и пандемии которой в средние века практически опустошали Европу? Спасает только очень крепкий иммунитет и разумные меры предосторожности. Опять же, медики Японии забили тревогу. Выявилось резкое снижение иммунитета у детей последнего поколения. И обвиняют они в этом, в первую очередь, антибактериальные средства (гели, мыла, салфетки и т.п.), потом пищу с консервантами и пр. добавками, и только потом антибиотики. Потому что применение антибактериальных средств стало повсеместным и бесконтрольным. Как там слоган у известного средства: «Убивает все известные микробы!». А надо ли все?
Мой дед в сибирской деревне, когда ехал в лес, никогда не брал с собой воду.
— Чо я в лесу воды не найду? — и пил, отстоявшуюся воду из луж, зачастую в паре метров от пьющего коня. И хвалился при этом, что у него не разу в жизни не болел живот.
Читал недавно инструкцию для посещающих Индию. Категорически не рекомендовалось, входить в какой-либо контакт с местными вне туристических зон, не посещать трущобы, не покупать уличную еду, не купаться в пресных естественных водоемах, не употреблять и не чистить зубы водопроводной водой, не посещать массовые местные мероприятия, не ездить на местном общественном транспорте, не трогать, не помытыми предварительно руками, глаза и губи и т.д. А местные аборигены прекрасно себя чувствуют и интенсивно при этом размножаются. Вижу недавно молодую мамочку с мальчишкой лет примерно двух, гуляющих в парке. Малыш подобрал с земли небольшую веточку сирени, кем-то оброненную, тут же истерический крик: Брось немедленно! Это кака! И сразу ручки антибактериальной салфеточкой… Какая Индия? Ему скоро за МКАД выезжать будет опасно для здоровья. Я, конечно, весьма утрирую, нет, не подумайте, я никакой-то там вонючий бородач, ратующий за возвращение к «истокам». Каждый день принимаю душ и меняю белье с носками (Noblesse oblige-положение обязывает), и пахнет от меня парфюмом, а не застарелым потом, но в последнее время отчетливо понимаю, что во всем должна быть разумная мера. Ой, как не хватает нам чувства меры. Во всем…
Вернемся все-таки к нашим портянкам. Полностью осознаю, что портянка, как элемент одежды, практически умерла, но кто-то должен был ей пропеть последнюю: «Слава!».
А с сапогами, в лес ли, на рыбалку ли – я по-прежнему наматываю байковые портянки – а ничего так – комфортненько…

О мужской логике.

Около месяца назад купили мужу упаковочку ну оооочень теплых носков. Две пары. Одну он даже как-то надевал, сказал — ничего, теплые. Ну постирали и отправили в ящик к первой, уже тоже вытащенной из упаковки. Еще у мужа привычка, он сразу складывает одинаковые носки вместе и они так и лежат спарованные.

Вчера опять случился холод. Выходя на улицу, муж говорит: надену-ка я эти свои теплые. Пошел, надел, идет за джинсами. Я смотрю на него и спрашиваю:
— Дорогой, тебя в носках ничего не смущает?
Он остановился, посмотрел на носки (ПОСМОТРЕЛ. ) и говорит:
— Нет, вроде.

А там, народ, у одного носка горловинка (та что вверх по ноге идет, довольно высокая) черная, а у другого белая. А лапочка (та что по стопе) у обоих серенькая, но одна серенькая с белым, а другая серенькая с черным! А так — рисунок одинаковый.

Я (участливо):
— А ты специально надел один белый,а второй черный?

Он вздрогнул, помчался к ящику. Естественно, нашел там точно такую же пару: один черно-серый, другой бело-серый.
Поднимает обалдевшие глаза и говорит:
— А как же я их носил? Я ж думал — они одинаковые.

ПС. Муж — не дальтоник.

Черный и белый мужчины заходят в булочную. Черный немедленно ворует 3 небольших булочки и кладёт их в карман.
И говорит белому:
— Смотри как я крут, я всё так сработал, что хозяин даже ничего не заметил!
— Это типично для вас, — отвечает белый, — сейчас я покажу тебе честный способ сделать то же самое.
Он идёт к хозяину пекарни и говорит:
— Дай мне булочку и я покажу тебе фокус.
Заинтригованный хозяин даёт ему булочку, тот съедает ее и сразу просит следующую, хозяин даёт ему еще одну, и он снова ее съедает и просит следующую, и третья булочка отправляется туда же.
Хозяин спрашивает:
— И в чём же был фокус, что ты сделал с булочками?
А белый и отвечает:
— Посмотри в карман вон того чёрного парня.

Как я полюбил Африку

Как-то лет 6 назад занесла меня судьба, а вернее бизнес, в Африку. Перелет был сложный, с несколькими пересадками: Гонконг — Доха (Катар) — Дакар(Сенегал) — Луанда (Ангола).
С самого начала поездка не заладилась — в аэропорту Гонконга милая девушка на регистрации со счастливой улыбкой сообщила, что, несмотря на то, что мистер явился во-время, на этом рейсе мистер не полетит, так как его место уже занято другим мистером из первой точки полета — города Крайстчерч (Новая Зеландия). Авиакомпании ценнее был тот безвестный новозеландец, чем я, купивший билет только на половину рейса в Доху.
Ну да ничего, я прикинулся веником, не понимающим законы авиабизнеса, и после десяти минут сования билета в лицо милой девушке получил от авиакомпании компенсацию 300$ (небольшая часть стоимости билетов) в виде купонов duty free и обещание отправить меня на следующем рейсе через два часа, чтобы я успел на пересадку в Дохе. Но настроение уже было испорчено.
Cамолет оказался A380 — тот самый, двухэтажный. Летел на нем впервые, но впечатление оказалось холодным душем, причем в прямом смысле — всю дорогу новый мощный кондиционер, вершина англо-французской технической мысли, сыпал мне за шиворот небольшие льдинки. Но терпимо.
Дальше — больше. В Дохе еле успел отоварить купоны Duty Free (набрал парфюма на подарки, а не то, что вы подумали). Захожу последним в самолет в Дакар — ни одного белого лица, включая стюардесс. Амбре соответствующее. Я ничего не имею против афро-африканцев, но у них немного другая химия тела. И запах тела другой. Довольно сильный. Терпеть, конечно, можно, но от обеда пришлось отказаться, как, впрочем, и от сна. 10 часов и вот я в первый раз на земле Субэкваториальной «Черной» Африки (не считая ЮАР, но это другое). Она встретила меня сухой жарой и запахом нагретой пыли на аэродроме. Надо сказать, что следующий рейс на Луанду должен был состояться только на следующий день вечером и я предполагал получить визу по прибытию, которая, как я выяснил на сайте министерства иностранных дел Сенегала, мне с моим паспортом точно полагалась. Пока стояли в очереди в предбаннике аэропорта — разговорились с одним бизнесменом с Мадагаскара. Его здорово забавляло, что я, такой белый и наивный, первый раз в настоящей Черной Африке. Рассказал мне, что «Африка хороша тем, что у нас тут все можно, если деньги есть. Только в тюрьму попадать не надо». «Всего» мне не хотелось. Хотелось лишь побыстрее попасть в город, снять номер в отеле, принять душ и завалиться спать. Но, как выяснилось, не тут-то было: в будке погранконтроля меня встретил настоящий черный властелин: толстый, бритоголовый, усатый, наглый и еще и черный, как сволочь. Одет по последней местной моде — в синюю шелковую пижамку с узорами золотой нитью. Все мои сентенции насчет visa on arrival он пресек на корню — по-французски со странным, «квакающим» акцентом (как позже выяснилось — типично сенегальским) он ответствовал: у нас, в международном аэропорту имени Леопольда Седара Селангора, вообще никому визы по прибытию не дают (и во взгляде его читалось: а уж белым — тем более). А то, что я приехал без визы в Сенегал на рейс, который состоится больше чем через 24 часа — это вообще страшное преступление, поэтому он еще будет решать, что со мной делать. Мои попытки указать на официальный сайт министерства иностранных дел Сенегала были с негодованием отметены. Тогда я вспомнил про деньги. Тот же эффект — наглый негр сообщил, что такие предложения он вообще слушать не намерен. Забрал паспорт и отослал обратно в международную зону. Усталость от перелета сказалась — я не выдержал и стал повышать голос, но добрый человек с Мадагаскара исподтишка показал мне международный знак из четырех пальцев — решетку. И мое желание скандалить как рукой сняло. Спрашиваю мадагаскарца — ну а душ, хотя бы, в международном аэропорту имени Леопольда Седара Селангора есть? За деньги же в Африке можно всё! «Все, конечно, но в разумных же пределах!» было мне ответом.
Веселый сын Мадагаскара ушел в город, помахивая кейсом, а я остался в транзитной зоне, в заднице Африки, без паспорта, без душа и с неясными перспективами. Поспать после суток перелета на стульчиках там не представлялось возможным — они почти все были заняты. На полу и думать нечего — холодные растрескавшиеся каменные плиты времен французских колонизаторов, так же как и весь аэропорт. В конце концов нашел, так называемую, VIP-зону, где за 25 евро за три часа предлагались кожаные диванчики, телевизоры с африканскими мыльными операми и дешевый местный алкоголь в неограниченных количествах. Алкоголь меня не интересовал, а вот диваны приглянулись — на них можно было лечь, тем более что клиентов у ВИП зоны почти не было. Только засушенный японский бизнесмен давился местным «виски» и с ненавистью глядел в экран, где разгорались африканские страсти на фоне картонных декораций. Я лег, прикрыл лицо курткой от слепящего света люминисцентных ламп и подумал — после сегодняшних радостей, да под всхлипывания африканских рабынь изаур (все с тем же квакающим акцентом) с экрана, вряд ли засну. И, разумеется, немедленно уснул.
Утром проснулся, умылся в Вип-туалете (там были туалетная бумага и мыло). Вип-зона мне начинала нравиться. Даже черные актрисы, все также заламывающие руки на экранах, показались милее. За исключением одного момента — в Вип-зоне, как ни странно, нельзя было курить — а я тогда курил. Заплатил 75 евро и пошел в общую зону искать курилку. Курилки нет. Никто не курит.
Перекусил, сижу, жду прихода усатого начальника. А рядом работает местный уборщик — грузный, но проворный, и, разумеется, черный. Ca Va? Ca Va bien! Разговорились. Объясняю — все прекрасно и удивительно в моей жизни, только курить очень хочется. Нет проблем, говорит уборщик (чьего имени я, на всякий случай, называть не буду), пошли! Я думал, он проведет меня в курилку — мы зашли в отпертую уборщиком дверь для персонала, но спустились в какие-то катакомбы, идем. Ну, думаю, подстава — сейчас подойдет офицер, спросит паспорт. Паспорта нет и будет простой, всем известный выбор — большая взятка или маленькая тюремная камера. И совсем не на одного. А в Африке в иммиграционной тюрьме люди сидят годами. Обычное дело. Но бежать назад поздно — дверца-то заперта. Идем. В голове, почему-то, вертится «Не ходите, дети, в Африку гулять». Вышли в подземный зал, где сортируют багаж, прошли. А вот и они — пограничники в форме. Сейчас начнется. Но нет — мой провожатый говорит небрежно — это со мной. Они тут же теряют ко мне всякий интерес. Поднимаемся по какой-то винтовой лестничке. Открывается узенькая дверца — из нее бьет яркий свет. И мы оказываемся прямо на площади перед аэропортом. Напротив — песчано-желтые городские дома. Лениво переговариваются таксисты в цветных пижамах или белых ночнушках. Уборщик говорит — ну что смотришь, кури! И сам с улыбкой закуривает самокруточку (судя по запаху — не только с табаком). Я, несколько офигевший, курю свою голимую гонконгскую сигарету. И думаю — значит на обратном пути подстава будет. Решили дать покурить перед тюрьмой, доброхоты. К гадалке не ходи.
Но нет, покурив, мы возвращаемся тем же путем. Приходим обратно. Значит сейчас денег попросит. Опять неверно — уборщик, как ни в чем не бывало, попрощался и пошел дальше работать (позже я его встретил снова и-таки вручил ему 20 евро, хоть он честно отказывался).
И вот тогда, сидя в транзитной зоне замшелого аэропорта имени Леопольда Седара Селангора, я по-настоящему проникся Африкой и полюбил ее. Это довольно страшное, в целом, место. Но тут возможны чудеса. И пока я об этом думал — ко мне подошла симпатичная девушка, с извинениями отдала паспорт и пожелала счастливого пути. А наглый усач в синей пижаме с золотыми узорами так и остался в том первом дне моего знакомства с Черной Африкой.

Приятель, приколист по жизни, подарил на днюху балахон Кощея. Обычный черный балахон с капюшоном, что популярны у неформальной молодёжи. Только на нём не изображение какого-либо панк-рок певца, а флюрисцируюей краской нарисована верхняя часть скелета. По городу в такой одёжке не походишь, тут же станешь клиентом либо ментов, либо дурки. Всё-таки не собравшийся на Хэллоуин пятиклассник, а 35-летний мужик. Для дачных работ данный маскарад со скелетом вполне подошёл, благо сшит добротно и спасает от мелких подлянок со стороны погоды.

Небольшое отвлечение. 1) Прямо напротив нашего участка находится будка автобусной остановки. В вечерне-ночное время там собирается всякий контингент, в основном, с целью выпить. 2) Существует сорняк под названием борщевик. Эта дрянь плодится, как тараканы, и так же быстро расползается по прилегающим территориям.

Собственно история. Уже поздним вечером отец справедливо упрекнул меня, что я давно обещал вырубить выросший вдоль дороги борщевик, пока тот не созрел, и ветром семена к нам на участок не унесло. Я, надел чёрные рабочие брюки, балахон Кощея, защитные очки. В майке и шортах с борщевиком вступать в контакт западло, его сок, падла, жжётся хуже крапивы. С выключенным фонариком и туристическим топориком выхожу на обочину. Негромко приговаривая в адрес злосчастных растений что-то типа «пипец вам, падлы». Я уже потом понял, в тусклом свете противоположного окна видно: откуда то из кустарника ленивой походкой вылез тёмный силуэт в капюшоне, с топором в руке, блеском гигантских глаз (стёкол очков), и бормочет про предстоящую расправу. Свет того же окна выделяет на чёрном фоне белый скелет. Кто сильнее напугался, я, или они, осталось загадкой. Их пол и возраст по голосу я тоже установить не смог, но вопль был такой, что Витас позавидовал бы. Но чтобы люди, тем более пьяные, так быстро бегали, я, кажется ещё не видел. Два тела, увидев идущий к дороге скелет, бросили недопитое и с воплем растворились в придорожной темноте.

P.S. Для тех, кто в комментариях решит задать вопросо, почему для борьбу с сорняком я выбрал топор: а вы найдите заросли борщевика и попробуйте избавится от них при помощи ножичка для чистки картошки. Топор — компактно и эффективно, ещё пещерные люди доказали.

Нарочно не придумаешь: все наверное в офисах имеют коробку со скрепками разных цветов. У меня на столе такая же стоит. Приехали к нам в университет докторанты из Южной Африки, один белый, другой черный, как сисадмин оформил я всякие формуляры, документы для них, для пользования сети Wi-Fi и т.д., отделил документы, закрепил для каждого скрепкой и отдал им. Надо было видеть глаза африканца, когда он у себя черную, а у другого белую скрепку заметил. Хорошо, он с чувством юмора оказался, засмеялись дружно.

Звонок:
— Мы у вас только что были, смотрели стульчик длинный черный.
— Да.
— Так вот, мы хотим белый короткий!

Николай Георгиевич Зимин распахнул дверь автомобиля, монолитным движением выскочил на свежий снег немного убранного тротуара, выпрямился и приобрел совершенно респектабельный вид элитного телохранителя. Пожалуй, даже слишком элитного, судя по костюму и ботинкам.

На самом деле никаким телохранителем Зимин не был, никакое тело охранять не собирался, а из машины вылез только потому, что не хотел слушать трепотню чужого водителя, когда злился на своего. Утро у Зимина не задалось – за ним не пришла его машина.

С водителями Зимину не везло. Любому бы не везло на его месте: подчиненных следует, если не воспитывать, то держать в строгости, а Зимин, одиннадцать месяцев в году проводил в далеких командировках и ни воспитывать, ни проявлять строгость к своим московским водителям не мог. Да и не хотел, пребывая в благостном расположении духа от возвращения домой.

Поэтому его водители вовсю пользовались благодушием начальника, наглели, его самого «подхватывала» по утрам директорская персоналка, а он сейчас походил на телохранителя и ждал пока генеральный выйдет из дома.

Принять заместителя генерального директора строительного треста за личного охранника мог бы и человек наблюдательный. Любое движение Зимина выдавало изрядное спортивное прошлое, а полная расслабленность и легкая меланхолия лица говорила о постоянной готовности к драке. Драться Зимин умел. С детства он серьезно занимался карате и русбоем, потом ездил в Японию изучать айкидо. А сейчас чуть раскачиваясь мерил тротуар пружинистыми шагами, попадая до миллиметра в собственные следы.

— Если бы не ветер, была бы приличная холодная погода, а я ни капли не похож на охранника, — Зимин вздохнул, посмотрел на часы и хотел было… Он хотел, а его легко ударили по затылку. Легко. Легко, потому что за какое-то мгновение до удара Николай что-то почувствовал и успел немного присесть, наклоном головы уходя от опасности.

С быстротой, не свойственной обычному человеку, Зимин обернулся, готовый ко всему. Прямо на него. Вытянув руки вперед, как бы пытаясь схватить улетающий мяч. Бежал крупный мужчина с совершенно пустыми глазами, как вратарь сборной России, пропускающий третий, все решивший навсегда гол.

— Зомби! – мелькнуло в голове у Зимина, — нет, какое, нахер, зомби на таком морозе, Delirium tremens, скорее, – горячка белая. Хорошо, что я попался, а то могли бы пострадать невинные люди.

Айкидоки думают быстро. Некоторые, глядя в кино на Стивена Сигала, даже считают, что они вообще не думают, а только действуют. Поэтому чуть не добежав до Николая Георгиевича мужчина поднялся в воздух, описал вокруг Зимина сложную дугу, перевернулся и воткнулся головой в сугроб, как для него построенный заботливым дворником из снега и окурков.

Этот прием со сложным и красивом названием в техниках айкидо в русбое называется просто. «Флюгер».

Этот флюгер и изображал из себя наполовину торчащий из сугроба мужчина, покачивая ногами в такт ветру, жестами и мычанием пытаясь выразить полное несогласие.

— Мы муак – промычал затихая в сугробе мужик, а Зимин выпрямился и привычным щелчком сшиб с плеча строгого пальто несуществующую пылинку.

— Убили! – раздался откуда-то сверху громкий голос, — Убииилиии! Отойди от него убийца, а то в милицию позвоню! – истошно орала какая-то женщина на громкости, приближающейся к пределу выживаемости человека.

— Чего им звонить-то, — проворчал оглушенный криком Зимин, — им и так прекрасно слышно. И поднял голову, чтоб найти источник звука,

— спокойно, девушка, я совсем не пострадал! – Он протянул руку, жестом победившего бетмена, успокаивая невидимую женщину. И тут же присел, опять почувствовав опасность сзади.

На этот раз он успел. И над его головой. Задев только волосы. Медленно пролетела белая электрическая розетка, прилепленная к квадратному куску десятимиллиметровой фанеры. Розетка летела так медленно, что отчетливо было видно «220 В» написанные красной краской.

От розетки. На верх. В открытое окно шестнадцатого этажа тянулся белый провод, а из окна в сторону «нисколько не пострадавшего» Зимина по-прежнему неслось «убиилииилии».

Николай Георгиевич проследил направление полета розетки. Метрах в десяти от него стояли жигули-двойка с открытом капотом. Рядом, прям на снегу лежало зарядное устройство с функцией запуска. У Зимина когда-то было такое же. Только он не спускал удлинитель с шестнадцатого этажа, чтоб завести машину. Это не безопасно. Особенно при сильном ветре.

— Милицияя! Мииилициия! – неслось с шестнадцатого этажа и эхом билось в ущелье типовых многоэтажек.

— Хотела ведь позвонить, а не орать, — ворчливо подумал Николай Георгиевич, мощным рывком вынул мужчину из сугроба, быстро смахнул у него со лба прилипший окурок, ловко прыгнул в машину и сказал ничего не понимающего водителю:

— Гони, Вовка, мы шефа с другой стороны дома подождем. Я ему позвоню.

Большой черный автомобиль тронулся, Зимин откинулся на кожаном, в цвет его пальто сиденью и улыбнулся. В зеркало заднего вида ему было видно как немного испачканный снегом крупный мужчина, грозит кулаком куда-то вверх, подпрыгивает и снова бежит ловить носимую ветром розетку на белом проводе.

День начинал налаживаться.

Ванька с сыном мужики насквозь обстоятельные. Все с толком, с чувством, с расстановкой. Не спеша, выверено и поступательно до самого, самого результата. Семь раз отмерь, один отрежь, короче, два воплощения. Ванькина жена их бобрами зовет. Очень повадками напоминают, когда вместе чего-нибудь делают. Да и внешне.

Не, шерсти нету, хвост отсутствует, зубы человеческие: вот вроде ни одного признака, а похожесть неуловимая так сильна, что сразу видно – вот идет бобер хатку строить.

И эти бобры Ванькиному сыну машину купили. Выбирали, цена там, комплектация, где дешевле, где лучше, чтоб во всем баланс и все прекрасно. Место в строящейся автостоянке купили заранее. Потому что по одному мнению на обоих мужиков машина на улице не должна стоять. Она там проезду других автомобилей мешает и стоять должна в строго отведенном именно для нее месте.

Машину они недорогую, но лучшую выбрали, что можно за такие деньги купить. Всего лучшего на всех не хватает поэтому машина, естественно, на заказ. Они и это в расчетах учли и договор на поставку автомобиля подписали ровно за три месяца до ввода в строй автостоянки. Чтоб ни дня не ждать, а прям из салона в собственный гаражный бокс въехать, немного покатавшись. Но не срослось.

Не у них, как понимаете, а у строителей. Стоянка опоздала. Так они гараж арендовали временно, но тоже заранее. За три дня, до прихода автомобиля. В гаражном кооперативе напротив дома. Кооператив гаражный настолько близко к дому, что никаким нормативам не соответствовал. Его бы и снесли, но он там еще до строительства дома стоял. Хотя это не главное. Просто у кого-то в этом кооперативе лапа была. Поэтому и не снесли. Так что нашим бобрам повезло просто. Ряды этих кооперативных гаражей прям из окна видать.

И вот приехали наши друзья машину в гараж ставить. По городу прокатились, за шампанским заехали чтоб обмыть.

За детским. Оба непьющие ведь. И не курящие. Они по утру бегают вместе. Спортсмены. И вот открывают эти спортсмены обледенелый, дело-то зимой было сразу после ледяного дождя, замок гаражного бокса. Ванька открывает, а сын смотрит, чем отцу помочь. И тут сверху вежливо так: «Гав!». Вежливо, но громко. И даже «гав-гав», чтоб поверили. Они оба синхронно от гаража отпрыгнули и вверх на крышу посмотрели. А там щенок. Молодой, но не маленький уже. Ухо черное, хвост черный, а сам грязный хотя и белый. Дрожит всем телом. Холодно ему на крыше, ветер там, но весело. Потому что он сильно радуется, что людей нашел. Хвостом виляет прям от головы. И пригавкивает так, повизгивая.

— Да, — говорит Ванька сыну, — сам не слезет. Метра три с половиной крыша высотой. Кто-то, видать, в шутку его туда закинул и забыл. Снимать надо, замерзнет собака насмерть.

— Не, батя, — возражает Ваньке сын, — не будет тут три с половиной. Три тридцать максимум. Три с половиной – это лестница нужна, не короче. Я тут видел такую третьего дня, когда гараж смотрели. Пойду принесу, а ты за псом посмотри. Крыша-то вон какая длинная, убежит, ищи его потом.

Возразил и ушел лестницу искать. А Ванька остался за собакой следить. Точнее не следить. Следить за процессом не имея возможности повернуть его в нужную сторону – не в Ванькином характере. Процесс надо в зародыше прекратить. Поэтому Ванька достал из пакета одну отбивную из австралийской мраморной говядины отрезал, швейцарский многоцелевой нож у него всегда в кармане лежит, от нее небольшой кусок и кинул собаке.

Лично Ванька от такой отбивной с кровью, никогда бы не ушел, пока она не кончилась. Щенок и не ушел. Хотя отбивная быстро кончилось. Ванька уж и вторую из трех купленных хотел достать, как сын лестницу притащил.

Металлическую. Со скользкими, обледенелыми ступеньками. Посовещавшись мужики решили, что лезть надо Ваньке. У него каблуки на ботинках. Если правильно ногу ставить, не соскользнет.

Сын лестницу держит, а Ванька лезет кое-как. Долез, сграбастал совершенно несопротивляющуюся собаку и вниз полез. С трудом. Руки-то собакой заняты. И не просто собакой, а подвижными, вертящими хвостом и языком, двадцатью килограммами веселого щенка с черным ухом.

Слез Ванька весь облизанный, пса на землю поставил, вздохнул с облегчением от хорошо проделанной работы, достал чистый носовой платок и стал стирать с лица собачьи слюни. А собаку только они и видели. Вжик, и нету собаки. А что спасибо не сказала, — так собаки вообще по-человечьи не разговаривают.

Сын лестницу отнес, где брал и они опять стали замок открывать. И только начали, как сверху вежливо так: «Гав!». Вежливо, но громко. И даже «гав-гав», чтоб поверили. Они опять оба синхронно от гаража отпрыгнули и вверх на крышу посмотрели. А там еще один щенок. Похожий на первого. Тоже хвост черный, сам грязный и ухо черное. Только у первого левое черное, а у этого правое. Вроде бы.

— Это они потому так похожи, что из одного помета щенки, — со знанием дела сказал Ванька сыну, — иди за лестницей, этот тоже замерзнет, если не снять. А я прикормлю, чтоб не убежал. Гоняйся потом за ним. Тут целый лабиринт из крыш. У нас из окна их все видно.

— Сразу видно, что из одного помета, — согласился с Ванькой сын и пошел за лестницей. А Ванька достал из пакета вторую отбивную из австралийской мраморной говядины и отрезал щенку небольшой кусок. Собака радостно зачавкала.

— Пап, ты щенка наоборот бери. Хвостом кверху, — сказал сын, когда лестница встала на прежнее место, — А то опять всего оближет.

— Правильно, я тоже так думаю, — согласился долезший до пса Ванька, — хвостом в верх надо. Так у него обслюнявить не получится.

У него и не получилось. Вися практически вниз головой в Ванькиных руках щенок его облизать не смог, как не хотел. Но хвостом от этого вилять не перестал и вытер его об Ванькину физиономию.

Ванька поставил пса на землю, опять вздохнул и принялся вытирать лицо чистой стороной уже не совсем чистого носового платка.

— Смотри, как чешет-то, — сын посмотрел вслед убегающей собаке, — только пятки сверкают. Намерзся там на крыше, греется. Пойду-ка лестницу на место отнесу.

И отнес. А когда вернулся они стали открывать замок гаража. Ну вы поняли, да? И тут сверху вежливо так: «Гав!». И даже «гав-гав-гав», чтоб поверили. И уже как бы с насмешкой в голосе. Опять щенок на крыше. Третий уже. С черным хвостом и ухом. Но у этого на втором ухе тоже черная отметина есть. А у первых двух не было. Вроде бы.

Сын за лестницей, конечно, пошел. Собаку-то спасать все равно надо. Замерзнет на крыше, а сама не спрыгнет. Хоть три пятьдесят, хоть три двадцать, а все равно высоко для собаки. Сын пошел, а Ванька третью отбивную скормил. Последнюю. Из мраморной австралийской говядины. По кусочку, по кусочку и кончилась.

Сын с лестницей вернулся и говорит:

— Пап, а давай сначала машину в гараж поставим, а потом собаку снимем. Кто ж знает, сколько там собак еще осталось. Мы так до ночи можем дверь в гараж не открыть. А так сначала дело, за чем пришли, сделаем, а потом собак сколько угодно спасем. Типа для удовольствия уже. А щенок никуда теперь не денется. Ты ж его прикормил.

— Правильно, сын, — согласился Ванька, — машину в гараж поставим, собаку снимем и пойдем найдем тех уродов, что над животными изгаляются. Ну ладно бы одного щенка на крышу закинули, а то трех сразу. Это ж многократное издевательство уже.

Они поставили машину в гараж, сняли с крыши изрядно промерзшего пса и пошли к выходу из гаражного кооператива. По дороге они поставили лестницу туда откуда взяли.

— Что-то вы долго возились, не иначе замок обледенел, а ВэДешки не было, — приветствовал их охранник автостоянки, — я ж вам сказал на въезде, есть у меня ВэДешка, приходите если что.

— Замок мы сразу открыли, я туда еще третьего дня специальной смазки залил, — ответил Ванька сторожу, — мы там собак с крыши снимали. Какая-то сволочь трех щенков на крышу закинула. Не знаешь кто?

— Этих что ли собак-то? – охранник махнул рукой в сторону гаражей. На крыше ближайшего к будке охраны гаража стоял щенок с черным хвостом и ухом, — так это Бим. Он у нас один по крышам гуляет. Еду выпрашивает. Народ первое время пугался, потом снимать его лазили, даже лестницу откуда-то притащили для этого, потом привыкли. А вас чего хозяин гаража не предупредил что ли? Вон у меня за будкой лестница по которой он туда лазит.

— Эй, Бим, — крикнул сторож собаке, — иди жрать, паразит, тебе вон косточек принесли.

— Не идет что-то, странное дело, — добавил он после паузы, — обычно сразу несется, как про кости слышит.

— Да он у вас сытый, наверное, — коротко сказал Ванька, но вдаваться в австралийско-мраморные подробности не стал.

С тех пор сын у Ваньки уже и машину поменял, и стоянка у них своя достроилась. Но одно из их окон по-прежнему выходит на тот гаражный кооператив. И иногда. Изредка. Выглянув из этого окна можно увидеть, как какой-нибудь сердобольный человек прислоняет к стене гаража ту самую лестницу, лезет на крышу и с огромным трудом стаскивает наземь большую старую собаку с черным ухом. Собака виляет хвостом и совершенно не сопротивляется. А остальное время пес шляется по крыше и чего-то ждет.

Идет игра Что? Где? Когда.
Знатокам приносят черный ящик.
Ведущий:
— Уважаемые знатоки. С Вами играет пенсионер Кузьмичев А. В. Семь лет назад он взял в банке кредит на покупку автомобиля. Недавно он рассчитался с банком. И еще ему пришлось за свои деньги купить такую же машину и отдать незнакомым людям.
А теперь внимание, вопрос: — Что в черном ящике?
Идет обсуждение:
1) Дед сошел с ума. Там белый билет с психушки.
2) Дед влюбился в молодую телку. Там или любовное письмо или доверенность на машину.
3) Дед просрочил задолженность по кредиту. Он выплатил % и пеню.
Да, точно..
Ведущий: — Кто будет отвечать?
Капитан: — Отвечу я. Наш ответ — там лежит письмо от коллекторской компании.
Ведущий: — А теперь правильный ответ. В черном ящике полис КАСКО.

Зашел в гости могучий художник Миша Брусиловский. Восемьдесят два года уже исполнилось.
Я говорю:
— Миша Шаевич, вам что, дали губернаторскую премию?
— Про премию, Женя, мне только сказали. Денег не выдали. Но грамоту дали. Это, — говорит, — меня готовят к тому, что проводы будут торжественными.
И смеется.

А с ним замечательный художник Жуков. Володя настолько продвинутый, что обогнал сам себя. В силу этого картинки продаются не очень. Ну что сделать — нет пророка.

И однажды знаменитый кузнец Лысяков, автор кованой монеты в Один Куй, которая, с недавних пор стала особенно актуальной, тем более, что на нее ничего купить нельзя, будучи исполненным корпоративного сострадания к брату художнику, обогнавшему время, говорит Жукову:
— Володя, у меня есть деньги, а у тебя есть идеи. Давай, как два русских человека, сделаем с тобой гешефт — я буду покупать у тебя идеи.
Жуков обрадовался:
— Этого добра у меня сколь угодно.
Лысяков говорит:
— По пятьдесят рублей за идею годится?
Жуков посмотрел на Лысякова, покачал головой и говорит:
— Ох, Саша, разорю я тебя!

Жуков, конечно, фонтанировал, но и Лысяков был разборчив. Ну и Жуков, конечно, не промах.
Например Жуков знает, что Лысяков в мастерскую заедет. А идей, как назло, нету. Вот уже стук в ворота, Володя оглядывает мастерскую и видит в уголке два маленьких мраморных кусочка. Лысяков вваливается, поглаживает бороду:
— Ну что, Володя, есть идеи?
— Есть, — с достоинством отвечает Жуков.
— Ну, покажи.

Жуков протягивает Лысякову маленький белый брусочек, а ровно по средине строгая черная черта.
— Что это? — спрашивает Лысяков.
— Полдень! — отвечает Жуков.
Александр Андреевич уважительно крякает.
— В общем-то и сам мог догадаться.

А вот на-ко, Саша, еще посмотри — протягивает черный кусочек, ровно по середине белая черта.

— Это что? — вскидывает брови Лысяков.
— Полночь, — разводит руками Жуков.
— Уел, — говорит Лысяков, и лезет в саквояж за деньгами.

И вот однажды звонит мастер Лысяков мастеру Жукову:
— Что, Володя, есть идеи?
— Ха, — отвечает Жуков.
— А много ли идей, — осторожно спрашивает Лысяков.
— Да рублей на пятьсот.
— Ну вези. Жду.

И все, ехать уже надо. А идей-то где взять?!
И Жуков осматривает мастерскую. А он, как любой художник, человек рукастый и умеет делать все.
И когда-то он занимался камнерезкой. Фигурки делал да горки клеил. И у него весь угол завален каменной обрезью.
И он взял десять пакетиков и в каждый положил по десять разноцветных камушков. И поехал к Лысякову в кузню на Шарташ.

Приехал, а там все вокруг него собрались. И мастера и подмастерья.
В рукавицах и колпаках. Они его, вишь, не очень жаловали. Они-то в кузне, у огня да с молотом в поте лица, а этот, гляди-ка, воздухом торгует.
И вот выходит Лысяков в кожаном фартуке.
— Ну, — говорит, — показывай!
Володя достает мешочек с цветными камушками.
— Вот, — говорит.

Кузнецы фыркнули.
Лысяков говорит:
— Это что?
— А это, — говорит, — Саша, гляделки!
— То есть?
— Ну как — берешь и глядишь!
Почесал затылок Лысяков и вздохнули кузнецы.
— Ну доставай следующий.
Достает Жуков еще один мешочек с цветными камушками.
— А это что? — спрашивает Лысяков.
— А это, благодетель, кидалки.
— Как?
— Вот так — берешь и кидаешь!
И вздохнул Лысяков и почесали кузнецы затылки.
А Жуков уже за третим мешочком тянется, и снова цветные камушки.
А кузнецы уже не спрашивают а только слушают.
— А это, братец ты мой, считалки!
— Да-да, понял, — говорит Лысяков, — Берешь и считаешь?
— Видишь, ты уже сам догадался!
И достает четвертый мешочек.
— А это — дарилки. Берешь и даришь!
И пятый достает.
Тогда один молодой кузнец говорит:
— Так это же те же кидалки?
— Не тут-то было, юноша, — ответил довольный Жуков.
— Это — смотрелки!
— Так ведь уже были смотрелки!?
— Нет дружок. Были гляделки!
И достает следующий мешок.
А молодой не сдается:
— Так вот же они смотрелки!
— Неправда ваша. Это — бросалки!
Кузнецы взмолились:
— Так были же уже бросалки!
— Кидалки были, — ответил Жуков. — Бросалок не было.
Лысяков махнул рукой и говорит:
— Ладно, давай все сюда. Сколько с меня?
Жуков говорит:
— Пятьсот рублей!
Начинает считать мешочки и вдруг оказывается, что их. девять! Забыл Володя один дома! Вот же незадача.
А Лысяков, человек рачительный и зоркий, тут же подметил:
— А десятый-то ты мне и не дал!
— Нет, милый друг, — говорит Жуков, — все я тебе отдал.
— Ну и что у тебя в десятом?
— А в десятом у меня. Потерянный День! Забирай.
— Ну так дай мне его, я хочу его подержать!
— Ну как же ты, родной мой, его подержишь, если он — потерянный?!

И все рассмеялись, а кузнец с художником обнялись и расстались, довольные друг другом.

В доме два маленьких барбоса — черный и белый. Каждому даю по косточке. Белый щенок начинает упоенно грызть косточку. Черный щенок немножко погрыз и решает припрятать лакомство на черный день — в подстилку собачьей лежанки. Прячет и, удовлетворенно вздохнув, ложится подремать в сторонке.
Белый щенок отрывается от погрыза косточки и идет на лежанку. И, о радость, случайно обнаруживает там спрятанную косточку! Немедленно принимается ее грызть. Черный щенок просыпается, идет проверить заначку, обнаруживает пропажу и устраивает страшный скандал, переходящий в мордобой. Вмешиваюсь, растаскиваю рычащих пушистиков по углам, каждому даю его кость.
Белый барбос грызет кость, черный. правильно, идет и прячет свое лакомство в подстилку. Через некоторое время белый. Все повторяется до тех пор, пока обе кости не будут сгрызены.
И так каждый вечер)

Все началось со скромного объявления:

«Уважаемые жильцы, убедительно просим вас не оставлять у подъезда автомобили в период с 9-и до 18-и часов».

Тогда еще жители дома не знали, что это было объявление большой и кровопролитной войны.
Первый этаж дома захватила юридическая фирма со своими адвокатами, мордатыми охранниками и даже одним нотариусом.
Фирма теснила жильцов по всем фронтам, и дело даже не в объявлении. Ну, подумаешь, отвоевали у дома десяток парковочных мест, не баре, приткнуться в соседнем дворе, беда в том, что вечная очередь у входа в контору, с девяти утра до шести вечера, начисто перекрывала собой узкий перешеек и в «каменном мешке» оказывались все пятьдесят машин целого дома.
Утром люди пытались выехать на работу, но путь им всякий раз преграждала, какая-нибудь пара-тройка машин, с клевым музоном из открытых дверей, а перед машинами, на корточках сидели бойцы заград-отряда в ожидании своей очереди к нотариусу. Спешить им было некуда, вот они и сидели целыми днями на пути. То ли организованно какали, то ли просто четки в руках крутили, непонятно…
Скандалить и драться с ними было бессмысленно и не потому, что духу не хватало, просто они, хоть и были все на одно лицо и даже с одинаковым музончиком, но все же, каждый день это были новые бойцы, ничего не знавшие об истории вчерашних сражений.
Туалет в юридической фирме имелся, но только для персонала, посетители же, активно пользовались вертикально передвигающимся биотуалетом.
Дошло до того, что даже мамочки с колясками предпочитали ходить по лестнице пешком, чтоб только не ездить в биотуалете.
А война все расширялась, набирала обороты, но на то враги и были юристами, что с бумажной стороны к ним никак нельзя было подкопаться. Аренда и деятельность законная, а конфликты с парковкой и туалет в лифте – это частные дела посетителей, за которые фирма ответственности нести не может. Ведь это юридическая контора — «Гарант», а не детский сад — «Родничок».
Осажденные жители вызвали участкового для переговоров на высшем уровне, но когда увидели насколько тщательно он вытирал ноги перед тем как постучать во вражеский генеральный штаб, всем стало ясно, что этот засланный казачок им тоже не помощник…
Наконец, жильцы дошли до крайности — психанули, собрались всем домом и предприняли лобовую атаку офиса, но на встречу им вышли два уравновешенных танка в черных костюмах, они сначала молча показали пальчиком на многочисленные камеры слежения, а потом на свои кобуры — это несколько охладило пыл нападавших, атака захлебнулась и ушла в свисток.

Война так бы и закончилась окончательной победой юридического монстра над бедными жителями дома, но у любого, даже самого свирепого и могущественного монстра, есть своя ахиллесова пята, нужен только герой, который сможет ее отыскать.
По счастью, в этом несчастном доме жил такой герой. Он звался Игорем и учился в десятом классе.
Игорек прошел по всем квартирам, собрал по сто рублей на партизанскую войну, каждому посоветовал крепиться и готовиться к некоторым неизбежным военным лишениям.
И люди были готовы на все, они жали герою руку, крестили и целовали в лоб, благословляя на ратный подвиг. Все для фронта – все для победы…
Всего лишь через месяц с небольшим, фирма потерпела от Игорька оглушительное поражение и одним прекрасным утром выбросила белый флаг.
Вражий офис отступил и обратился в организованное бегство в неизвестном направлении, видимо в поисках врагов попроще…

Вот так и закончилась эта великая битва вседомового героя – Игорька, со всемогущим Голиафом…

…А теперь я продемонстрирую свои телепатические способности и попробую предугадать ваш немой вопрос, более того, сразу же на него и отвечу:
— Собрав со всех квартир по сто рублей, Игорь сел в метро и поехал на Митинский рынок, там-то он, немного поторговавшись, и приобрел страшное оружие возмездия — небольшой черный ящичек с рожками.

Вернувшись домой, наш герой стал врубать свой рогатый ящик, каждый день, строго — с 9-и до 18-и и от этого все сотовые телефоны в радиусе 30-ти метров мирно засыпали аж до самого вечера и дом погружался в девятнадцатый век.
Но главное, то, что вражеский штаб остался совсем без связи.
А что такое генштаб без связи?
Так, жалкая кучка потенциальных военнопленных в хромовых сапожках…