Веселые анекдоты про власть

Теперь в России, чтобы арестовать любого неугодного властям человека, ему будут подбрасывать в пакетах не наркотики, а кусочки пармезана.

— Почему власть разрешает народу так открыто издеваться над ней?
— Потому что это ничто по сравнению с ее издевательством над народом.

На акцию протеста врачи вышли на улицы.
— Власти не могут понять, чего хотят доктора, потому что никто не может разобрать, что именно написано на транспарантах.

Приснился одному еврею ангел.
— Ты ведешь праведную жизнь, и Бог решил вознаградить тебя. Чего ты хочешь — славы, денег, власти, мудрости?
— Мудрости, подумав, сказал еврей.
— Ты стал мудрейшим из мудрых! Что скажешь?
— Деньгами надо было брать.

Запад пытается навязать нам свои ценности (свобода, честные выборы, разделение властей), чтобы поработить Россию. Не выйдет!

— Почему российские власти так боролись за проведения ЧМ по футболу в России?
— Потому что боялись, что после Олимпиады в Сочи еще останутся бабки…

Как действует российская вертикаль власти:
— Президент подписал — губернатор подчитал — чиновник поднагрёб — народ огрёб.

— За что был снят Подгорный?
— За комплимент Брежневу в день его рождения: — Леонид Ильич, вы в свои семьдесят выглядите лучше, чем советская власть в шестьдесят!

Чтобы узнать, кто в доме главный, заведите собаку. Она точно укажет вожака. Если ее ответ вас не устроит, заведите хомяка и организуйте вместе с ним независимую оппозицию. Если и хомяк вас не поддержит, заведите попугая… И пусть он как символ свободы летает по всему дому и гадит на все подряд вместе с этой деспотичной властью.

Анекдоты про власть

После таких «выборов», как в августе 2020 г., белорусы задаются лишь одним вопросом:

ЧТО НАША ВЛАСТЬ.

Как только руку подняла
На собственный народ,
Так ты, теперь, для нас не власть,
Ты – МЕРЗОСТЬ и УРОД.

Почему растёт так рейтинг …

Рейтинг Путина растёт …
Почему растёт так рейтинг? –
Без труда народ поймёт:
Власть освоила «маркетинг»

И фальшивой «хуетой» …
Поднимает рейтинг свой!

Поселок, мегаполис, иль деревня,
Не забывай, когда пойдешь голосовать
Что капитал распределен неравномерно,
И кто всех больше смог наворовать

Единороссы, к трубе припали,
Жируют вволю, но беднеет весь народ
И регулярно, в Кремле медали
И ордена ворью дают за годом год

Одни они закону неподвластны,
Кто против них, раз с ними президент?
Все будет шито-крыто и прекрасно,
Хоть с Сердюковым вспомнить прецедент

Единороссы, к трубе припали,
Жируют вволю, но беднеет весь народ
И регулярно, в Кремле медали
И ордена ворью дают за годом год

Конечно церковь в одной упряжке —
Вся власть от бога, попам процент
Пускай народу России тяжко
С мигалкой ездит патриарх, как президент

Единороссы, к трубе припали,
Жируют вволю, но беднеет весь народ
И регулярно, в Кремле медали
И ордена ворью дают за годом год

Отвечу Вам начистоту,
Хоть в поле я один не воин:
Народ имеет власть лишь ту,
Которой он – народ – достоин…

День народного единства — это когда наворовавшая миллиарды власть говорит нищим россиянам, что они один народ.

Народ живет с потом, но без понта, власть — наоборот.

Недавними байками про Соломона Израилевича и Моню (от Максима К.) напомнило.

О Пользе Страха

Прадед мой был потомственный кузнец. Семья большая была, 3 брата и 3 сестры, сам седьмой (разница между самым старшим и младшим из братьев была более 20 лет). Прапрадед хотел что бы все сыновья унаследовали ремесло, ведь хороший кузнец всегда и себя и семью прокормить может. Но человек предполагает, а судьба располагает. Наслушавшись свиста пуль на японской старший сын порешил так, хватит с него и войн, и революций (1905 года), и России в целом. Уехал он в далёкую Канаду в году эдак 1907-1908м. Кстати возможно не самое глупое решение учитывая то что произошло в империи Российской десяток лет спустя.

А потом по одной, с разницей в 1-2 года, и все сёстры тоже уехали из беларуской деревни туда же. Идея была что потихоньку и вся семья туда переедет, а те кто приехал ранее будут остальным помогать, но Первая Мировая, Революция, Гражданская, итд. смешали планы. Так и остались прапрадед с прапрабабкой и 3 сына в Стране Советов. Старшие 2 брата, как и положено, стали кузнецами (втч мой прадед), а вот младший, Вевл. вот о нём и речь пойдёт.

Конечно и Вевла к кузнечному ремеслу отец тоже готовил, но не был так строг как с остальными. Младшенький всё же, поскрёбыш (1904 года рождения). Тот подросши и прикинул, стоять в кузне с раннего утра до позднего вечера в жаре, в копоти, махать молотом, раздувать меха, ковать лошадей, зарабатывать копейку потом, нет этa тема была решительно не для него. И решил делать небольшой гешефт.

Скажу честно, сам не знаю чем он по молодости во время НЭПа занимался. Знаю лишь что бывал он при неплохих деньгах, но в конце 20х его подстрелили и он добрался домой с пулей в плече. Пока лечился там и НЭП закончился. Что конкретно произошло я по младости лет так в свое время не спросил.

Пришли годы 30ые. Индустриализация, ирригация, рационализация и ещё много других «ция.» Но на все это денежка стране нужна. А где её взять? Конечно власть Советская хорошенько потрепала буржуинов и обывателей за 15 лет после революции. Казалось всё, барашка постригли, голый и босый бегает по лугу и жалобно блеет. Ан нет. На руках у граждан, несмотря на все катаклизмы, оставалось ещё и золотишко, и брюлики, и антиквариат. А ну-ка, милые выворачивайте карманы, сказало правительство. На какие же средства иначе заводы, фабрики, да Днепрогэсы строить?

Одновременно в стране строящегося социализма начался жуткий дефицит и голод. Не то что предметы роскоши, еду было часто тяжело достать, даже в относительно сытой Беларуси. Но как обычно, есть одно «НО». Было одно местечко где абсолютно легально можно было приобрести и французкие духи, и итальянские сыры, и испанские вина, и икорку с балычком, и швейцарские часы, и английские туфли, и американские Кодаки, и даже автомобили, и чёрта в ступе. И называлось это место, теперь почти забытым словом, Торгсин.

Гражданы несли туда свои цацки и пецки, а государственные закупаны их конечно обували вовсю при оценке. Золото брали по цене лома, ну куда ты денешься с подводной лодки. Кушать же хотелось, а в Торгсине что-то можно было купить. Люксовое барахло редковато брали, а вот еду и бытовые предметы пользовались спросом. Страна которой жутко нужны были средства использовала вовсю Торгсин что бы высасывать из граждан заначку. Даже в совсем небольших городках открывались отделения и Вевл просёк тему.

Золота и брилльянтов, ни у него, ни в деревне конечно практически не водилось, неоткуда им было взяться. Но у Вевла было кое что получше — доллары. Валюта то бишь. Откуда? Ответ простой, дети что уехали в далёкую Канаду были закалки крепкой, родителей не забывали. И до революции и во время НЭПА (пожалуй с неким перерывом на годы Гражданской, когда почта еле фурычила) регулярно из Канады письма слали и посылки. Почта России и тогда не ахти работала, посылки либо не доходили, либо приходили выпотрошенные, а вот с письмами обычно проблем не было. А в каждое письмо они вкладывали доллары (сам не знаю почему, но именно Американские, а не Канадские. Даже до наших дней дожило в семейной коллекции несколько мелких купюр).

Больших сумм они сначала не присылали, самим не легко было. Но брат с сёстрами держались вместе крепко, потихоньку друг-другу помогли на ноги встать. Брат вроде бы лавку какую-то открыл, потом гостиничку. Средняя сестра поднялась круче всех, с мужем и 3 сыновьями открыла швейную фабрику, мужскую одежду шили. Потом сколько-то магазинов мужской одежды держали. Не знаю чем младшая занималась, но каждый месяц собирала она с брата и сестёр «оброк» писала длинное письмо чего и как, и слала его вместе с денюжкой родителям.

Прапрадед с прапрабабушкой доллары эти не тратили ни в 1910ые ни в 1920ые. Прапрадед свою кузню имел, мастер хороший был, да и скромные люди по натуре были. Да и как доллары эти в деревне потратишь? Видя что Вевл профессию в руки не взял, большинство ему отдали — может перебесится да толк выйдет. Ну, а он у подобных семей в округе ещё больше валюты подкупил во времена НЭПА, пока деньги водились. И как в воду глядел.

В начале 30х официальный курс доллара к рублю был толи 4 толи 5 рублей, но вот кому они нужны — на них купить ничего в обыкновенных магазинах ничего нельзя. А вот за доллар США давали 2 Торгсиновских рубля за которые как раз купить можно было много чего. На чёрном рынке Торгсиновский рубль стоил чуть ли не 40-50 Советских (это при средней зарплате в 100-120 рублей). То есть на один доллар вполне можно было существовать месяц, на два доллара жить, а на три и шиковать.

Но Вевл поступал ещё мудрее, в Торгсине он покупал товары. Но не всё подряд конечно. Продукты портятся, патефоны могут поломаться, Кодаки да швейцарские часы никто не купит, это мало кто может себе позволить, а вот ткань. Бостон, джерси, шевиот, бархат, шёлк — это тема. И владеть ими не так страшно как золотом или брюликами, ОГПУ их не конфискует, а продать их вообще не вопрос, с руками отрывают. А на вырученные Советские рубли, когда их много, можно прилично жить. На почти все доллары что были он прикупил Торгсиновских рублей и жил без тоски и печали почти 5 лет, женился и сына родил.

А потом лавочка резко закрылась. Нельзя с государством играть в азартные игры. В начале 1936ого сказали «баста», Торгсины закрыли. Ппревратились Торгсиновские рубли в ненужные бумажки. Кто не успел отоварить — тот опоздал. Не знаю если Вевл сильно прогорел, но источник дохода он потерял однозначно. Опять стала дилемма, как жить? Уже 32 года, кузнецом работать он не умеет и не хочет. Професcии как таковой нет, в деревне оставаться смысла нет, к родителям на шею не сядешь — они старенькие. А жену и сына кормить как-то надо и он подался в Ленинград. Город большой — там всем место есть.

Окончил он курсы, устроился на завод. Чинил какие-то приборы, но официально должность называлась что-то вроде «контроля за качеством.» Имел соотвественные корочки где и должность была прописана. Работа не бей лежачего и заработок соотвественнo копеечный. Но он придумал довольно забавный гешефт.

Для начала он разведал какие товары в Ленинграде в дефиците, а в конце 1930х это было почти всё. Потом узнал, почём, кому и где этот дефицит можно продать. Далее выяснил в каких магазинах его «выбрасывают» на продажу. Продавали дефицитные товары не то что бы редко, они бывали как раз регулярно. Просто продавали их в малом количестве. А посему как только появлялся товар, выстраивалась бешеная очередь, прилавки брали чуть ли не штурмом, и доставались коврижки лишь самым первым и самым наглым. Ну и ещё он чётко узнавал параметры ГОСТа на конкретную продукцию.

Далее, он отлично понимал, в культурной столице и в стране правит бал Его Величество «страх». А значит, вполне возможно сыграть в свою игру и подёргать Софью Власьевну за усики. Совсем чуть чуть, в рамках закона, не дурак же палиться.

Вевл был мужчина высокий, представительный, с хорошо поставленным внушительным баском. Как только он одевался в хороший костюм и достойную шляпу сразу было видно — мужчина сурьёзный. И он решил этот козырь использовать. Но для исполнения плана ему требовался помощник, и тут ему пригодился лопоухий соседский 17-18 летний мальчишка. В рубашке навыпуск, кургузой курточке, кепке, с выпученными глазами, с глупой улыбкой, и блокнотиком руках, он отлично оттенял Вевла и они вдвоем на ура исполняли спектакль.

Например выбрасывался дефицит, допустим крепдешин. Ткань дефицитная, всегда нужная. Слухи идут моментально — мол «дают.» Народ живо становится в очередь. За каждый отрез идёт битва титанов, шансы получить отрез минимальны. Крики «по две штуки в одни руки не давать», толкотня, слёзы, иногда и мордобой. И вот первые запыхавшиеся, мокрые от пота, но со счастливыми глазами покупатели выходят из магазина. И тут появляетса солидный мужчина, ведёт себя уверенно. За ним семенит услужливый парнишка.

Звучит солидный бас «Здравствуйте товарищи. Пропустите пожалуйста. Контроль качества». В руках у него красная книжка. Народ, даже самая что ни на есть плотная очередь, расступается как от прокажённого. «Здравствуйте товарищи продавцы.» звучит официальный тон «Отмерьте пожалуйста 10 метров такого-то цвета в соотвествии с ГОСТом имярек.» И достаёт свою рулетку. Одновремено кивает парнишке, повелительно, «Товарищ уполномоченный, запиши ФИО продавца». И дрожащими руками продавцы под пристальные взгляды других покупателей отмеряют сколько сказано. Вевл солидно перемеряет, потом ещё раз перемеряет. Потом ридирчиво осматривает и ощупывает и небрежно бросает мальчишке «Товарищ уполномоченный, записывай. Сегодня, числа такого-то, произведён контрольный замер, ткани вида крепдешин, длинной в количество метров «зю», в соотвествии с ГОСТом номер такой-то. Нарушений во время замера не выявлено. Так, сколько с меня, товарищ продавец?»

«Товарищи, спасибо за сотрудничество. Магазин работает в соответсвии с ГОСТом. Всё нормально.» И кивает мальчишке «забирай вещдок.» И парнишка тащит кусок ткани. И все довольны. А дальше дефицит благополучо продавался уже на чёрном рынке. Вевл, был осторожен, один и тот же магазин посещал не чаще чем раз в полгода, виды закупаемого товара всегда менял, и главное не жадничал. Брал не мало, но и не хапал. И всё в соответствии с законом, ведь любой покупатель может потребовать перемерить или перевзвесить любой товар.

И ни разу, за почти 5 лет никто не попросил его ни посмотреть книжечку, ни предъявить документы, ни даже просто возмутился. Да, великая сила страх. А в купе с уверенностью в умелых руках очень выгодная. Так он и жил, не тужил. Ел и хлеб с маслом и даже с колбасой вплоть до 1941ого. Ну а дальше совсем другая история.

Народ смотрит на власть через черные очки, а власть на народ — через фиолетовые.

Из года в год одно и тоже —
Народ не хочет, власть не может,
Но то — поэзия, а в прозе —
Он вновь Её на шее возит.

«В ответ на наглое бесчинство бухгалтера Кукушкинда, потребовавшего уплаты ему сверхурочных, ответим. «

У меня в детстве жил заяц. Не кролик, а именно заяц. Мы с другом Серегой поймали зайчонка осенью в лесу, когда ходили за грибами. Потом везли его домой на электричке, пряча за пазухой. Дома мы взялись за работу: нашли и переделали большой ящик с крышкой, отбили у него дно, а потом вместо дна прибили продольные планки на расстоянии сантиметра полтора друг от друга. Где-то нашли большой ржавый лист тонкого металла и соорудили поддон , орудуя кусачками и киянкой. Жил заяц на балконе. Сначала у Серого, потом, когда его родители начали возникать, у меня. Кормили мы его морковью и капустой в основном. Так он прожил у нас до лета и мы решили его выпустить обратно в лес, так как оба уезжали в пионерлагерь.

Вот мы и подошли к той части истории, из-за которой я все это пишу. Конец этой истории весьма аллегоричен. Зайца мы везли назад в том самом ящике со съемным поддоном. В нем было много мягкого сена, капусты и моркови. Серый и я зашли с ящиком поглубже в лес и открыли крышку. Но наш заяц совсем не торопился покидать ящик! Тогда мы его сами вытащили и посадили на землю. Но, вместо того, чтобы сигануть в глубь леса, на свободу, он полез в ящик обратно! Этого мы никак не ожидали. Так повторялось трижды, пока, наконец, он не сообразил, чего от него хотят и что надо делать. Он побежал в лес наугад, свалился в канаву с водой, переплыл ее и навсегда исчез в густых зарослях дикой малины.

Справедливости ради надо сказать, я эксплуатирую эту историю не в первый раз. В последующем учебном году я написал об этом в сочинении «Как я провёл лето», которое заканчивалось трогательным » . и мы понимали, что, возможно, нам никогда больше не удастся подержать в руках живого, пушистого, тёплого зайчонка».
За сочинение я получил пятёрку и учительница зачитывала его перед всем классом, при этом меня распирало от гордости.

Когда я вижу бесконечные интернетные срачи на всех сайтах Рунета насчёт СССР, я все время вспоминаю этого Зайца. Для меня он олицетворяет советский народ, которого когда-то выпустили на свободу, хотя он об этом не очень-то и просил. Ящик — это сам СССР. В нем было скучно, но безопасно. Там был обеспечен прожиточный минимум. А лес — он огромен и опасен, особенно для того, кто привык жить в ящике. Как же хочется туда обратно, закрыться крышкой, где не надо ни о чём заботиться и убегать от врагов, где все за меня решает Хозяин. Если посмотреть объективно — зайцу место в лесу, а не в ящике на балконе. И те зайцы, которые родились и живут на свободе, не поменяют ее на размеренное заточение добровольно.

В горах Вирджинии есть Монтичелло — бывшая усадьба одного из отцов-основателей США Томаса Джефферсона. К усадьбе примыкают огромный сад и огород, там же примостились домики для рабов. Мы с моими друзьями, приехавшими в отпуск из России не так давно там гуляли, проходили мимо капустной грядки и я вдруг опять вспомнил про Зайца. Да, там за огородом постоянно ухаживают и выращивают те же самые овощи, как когда-то. Не рабы правда, и не чёрные, а сплошь белые. Вот такой вот ход мысли: Джефферсон — рабы — капуста — Заяц — СССР. Я часто думаю: как же Америке дико повезло с тем, что там одновременно собралось несколько таких людей, как Томас Джефферсон, каждый из которых был умнее и мудрее, чем Маркс, Энгельс, Ленин и Сталин вместе взятые. Людей, которым не была нужна неограниченная власть и которые понимали, что сила и независимость страны произрастает из силы и независимости каждого гражданина. Ну не доросли МЭЛС до такого, как например:
«Те, кто перекует мечи на орала, будут пахать на тех, кто этого не сделает».
«Забитые люди предпочитают стабильность тирании штормовому океану свободы».
Ну не поднялись господа (товарищи) МЭЛС до подобной высоты мысли.

Этот опус не писался кому-либо в обиду. Каждый из нас немного Заяц, и я в том числе.

Церковь, власть и богачи —
Этот груз, с терпением
На себе народ влачи
До светопреставления.

(с) Дмитрий Торчинов

Вне музея В.И.Ленина или Сто лет спустя.

Мы видим бывший Петроград
В семнадцатом году:
Народ всё так же — не богат
И видит лишь беду.

Рабочий тащит — что крадёт,
И всё несёт домой.
Поскольку для семьи доход
С зарплаты — никакой.

Несут, как могут, бедняки
Котомку у плеча.
И ближе к власти кулаки.
Забыли Ильича!

Москаль! Сменить бы снова
власть!
Социализм вернуть.
Мечта по-новой не сбылась —
Смогли нас обмануть.

Далась победа нелегко,
Нас Ленин вёл вперёд.
Хоть Ленин видел далеко,
Но гниль покрыла плод.

Консенсусом своих идей —
Нас Горбачёв надул —
Он всех трудящихся людей
В капитализм вернул.

Филология и политика.
Шокирующее падение уровня грамотности по сравнению с советским периодом вследствие успешной деятельности министерства ликвидации образования стало общим местом, и рассуждать на эту тему скучно. Тут уже давно надо действовать по совету Владимира Владимировича (я имею в виду Маяковского): ваше слово, товарищ маузер. Но в этой вакханалии сетературного олбанского есть политико-психологический аспект, который состоит в следующем.
Каждый из более чем семи тысяч существующих на планете языков имеет свои особенности, традиции, языковые клише, способы кодировки мыслей; которые естественны для носителей языка, но порой иногда труднообъяснимы для тех, кому этот язык не родной.
Например, англофоны говорят и пишут “the USA”, “the Ukraine”, но – “Russia” (без артикля). Ну, говорят себе и говорят – это нормально, такова традиция языка. Финны называют русских «вене», а Россию – Венейя; а мы их страну – Финляндия, хотя для них она Суоми. Ни мы, ни финны не возражаем. В центре Европы живёт народ, который соседи называют немцами, германцами, аллеманами – хотя сами себя они называют дойтшами. Список подобных примеров можно продолжать до бесконечности. И это нормально – ну так сложилось исторически, таковы особенности языков. Никого это не удивляет.
С учетом вышеизложенного довольно забавно смотреть на срывающуюся на визг Хакамаду: «а я буду говорить – «в Украине», потому что я уважаю Украину!». Ну, уважай, но язык-то зачем насиловать, на котором ты говоришь? Ну ладно, свихнулась носительница светлых идей равенства, братства и политкорректности на русофобской истерии и борьбе с кровавым режимом, бог ей судья. Но ведь (аларм, господа!) это член президентского совета по вопросам развития гражданского общества и правам человека! А «в Канары», «в Кубу» или «в Мальдивы» не желаете, леди?
Проблема в том, что мы сами способствуем этому лингвистическому промискуитету. В чьих не слишком отягощённых интеллектом мозгах родилась светлая идея о том, что русские на РУССКОМ языке должны называть Молдавию Молдовой, а Киргизию – Кыргызстаном (подстраховывая рукой челюсть от вывиха). Откуда взялись эти Татарстаны и Башкортостаны? Напомню – я говорю о нормах именно русского языка. На других языках, разумеется, следует говорить в соответствии с нормами этих языков, но на русском языке надо говорить и писать, мля, по-русски!
Проблема глубже, чем может показаться с первого взгляда. Вынуждая нас коверкать свой язык, нарушать его нормы и традиции, нас пытаются лишить национальной идентичности, ампутировать чувство национального достоинства. Происходит ли это по скудоумию и дремучести власть предержащих, либо творится сознательно пресловутой пятой колонной – думайте сами.
Сорри за многабукафф.

Новогодние страдания (частушки) …

Нельзя выжить нам без мата
Вам частушки пропою:
Жизнь у русских страшновата.
Жизнь похожа на *уйню …

И народ наш мается, —
*уйня не поднимается!
……………………………………………
Почему у нас зарплата,
чтобы выжить, маловата?
Ответ Путина: «Не знаю!
Я зарплату не считаю, —

Я живу не на зарплату …
Она слишком маловата!»
…………………………………………….
На «кудыкиной» горе
кто-то свистнул на заре:
спёрли фермера скотину,
трактор, сеялку, машину …

Суд решенье вынес так:
«На горе, знать, свистнул рак!»
…………………………………………….
Кто властью называется,
у тех мечты сбываются …
Сбылась уже одна мечта, —
у Власти денег до черта!

Для чего? – легко понять:
Власть деньгами стала *рать!
………………………………………………..
Много строится арен, —
президент у нас спортсмен!
Уважают «бизнесмены»
смету питерской арены:

В смету многие «залезли», —
миллиарды там … исчезли!
………………………………………………
Россиян мужского пола
тошнить стало от футбола …
Члены сборной это знали
и «мельдониум» приняли:

Дозы — выше всяких норм …
«Не в коня», видать, был «корм»!
……………………………………………………..
Поздравляю всех россиян и особенно
многострадальный русский народ с
наступающим Новым Годом! Надеюсь,
что страданий у него будет меньше …
С уважением: Акындрын -31.12.2016

Идёт урок истории.
— Представьте, семнадцатый год, февраль, холод. Народ недоволен бессмысленной войной. Нет больше самодержавия, власть перешла к Временному правительству.
— Мариванна, это вы нам из учебника рассказываете или просто мечтаете?

Народу давно за Державу обидно, —
Нищает народ и просвета не видно …
А Власть на Державу не обижается:
Народ обдирает, — обогащается!

О максимальной зарплате …

Наши ПАО – корпорации,
не боясь отца всей нации,
платят «избранным» по блату
максимальную зарплату!

«Избранных» не выбирают, —
втихаря их назначают
на все «хлебные» места …
Эта логика проста:

Назначают лишь «своих», —
толку мало от чужих:
Власть чужих давно боится, —
не хотят они … делиться!

Пример свежий – Улюкаев:
от таких вот «разъе*аев»
бюджет сильно пострадал!
Министр взяток много брал, —

не хотел ни с кем делиться.
На него, как говорится,
возбудили потом дело, —
это «дело» всех задело …

«Свои» начали «дурить»
и с награбленным валить:
Кто в Европу, кто в офшоры …
Оказалось «свои» – воры!

Царь стыдит их: «Патриоты,
у Вас — яхты, самолеты!
Максимальную зарплату
посчитать нельзя без мата …

«Золотые парашюты» –
всё имелось у Вас, плуты!
В казне – «черная дыра»,
а премьер кричит: «Ура!»

Увольнять, видать, придется» …
Народ ждет и зло смеется:
смеется наш народ не зря, —
«мальчик» нужен для битья!

Власть выполняет указы царя …
(почти, как в старину)

У правительства — от нефти и газа
Неизлечимая болезнь – «проказа»!
Наша элита тоже — «проказница»:
Вместо башки работает задница …

Она превращает ресурсы в говно!
Народ терпеливый и терпит давно …
Возможно, к царю обращается зря, —
Власть выполняет указы царя!

Утешает Власть народ …

Власть народу признается:
-Опять готовится «экстрим»,-
России выживать придется …
Мы — за «ценой» не постоим!

От «кадастровой» цены
Обнищает полстраны …

Акындрын – 31.10 2016

Кот Васька слушает …
(почти, как в старой басне)

Однажды в недрах у страны,
Где Власть «валяла дурака»,
В сусеках появились грызуны …
Лиса загрызла колобка, —

Любимца общего всея Руси …
Народ к царю: «Родной, спаси!
Беда от грызунов и срамота, —
Направь в сусеки своего кота!» …

И сразу наступил «прогресс»:
Плодиться стали крысы, мыши, —
Их кот не трогал, жрал деликатес
И грызунам стал вместо «крыши»!

Вопит народ, неся свой крест, —
Кот Васька слушает, да … ест!

Простой народ попал в капкан, —
Власть клянется в «верности»:
Половина россиян
За чертою бедности!

Остальные — молча ждут,
Когда к черте их подведут …

Историей про неуживчивого деда навеяло.
Своего деда я не застал. Он умер до моего рождения. Поучительную историю из его молодости мне отец пересказал.

Дело было примерно в 1918-1920. Революция разделила народ. Кто-то был за «красных», кто-то за «белых», кто-то сам за себя. Дед был за «красных», хотя происходил из яицких казаков, как сам о себе говорил. Возможно сказались гены прапра(много раз)прадеда — поляка, участника, вроде бы, восстания Костюшко, сосланного за это на Урал.

Дед в то время был еще мальчишкой. «Красные» дали ему мандат, маузер и отправили в одну из деревень собирать с крестьян урожай и переправлять его в город. На ниве этой дед похоже не особо усердствовал, но история не совсем об этом.

Как-то раз купаясь в речке, дед познакомился с местным деревенским парнем. Поговорили, слово за слово, подружились. А парень возьми и признайся:
— Знал бы ты кто я, ты б со мной и разговаривать не стал.
— С чего бы это? — удивился дед.
— А с того, что я попович, сын деревенского попа.
— И что с того! — возмутился дед.
Словом, юный защитник революции проявил классовую близорукость. Так они и дружили два пацана с тех пор.

В то время настроения и власть менялись быстро. Вот и казаки передумали советскую власть поддерживать. Советы разогнали. Революционеров перестреляли. Разъезды стали ездить по деревням, отлавливали и расстреливали (а может и вешали) пойманных представителей «красной» власти.

Дошла очередь и до моего деда. Вывели казаки его на улицу. Поставили к стенке. Наряд уже выстроился и приготовился. Со слов отца дед говорил, что молодой был, глупый, ничего не боялся. Только небо запомнилось — синее-синее. Солнышко мягкое, теплое. День хороший был, погожий.

И тут вышел на улицу к казакам святой отец. Да не просто вышел, а при полном парадном облачении. С иконою в окладе, да с молитвою. И обратился к казакам с речью, мол что ж вы, ироды окаянные, делаете-то. Парень-то, мол, хоть с мандатом и маузером, но зла никому не делал, не зверствовал как иные. Вы его сейчас шлепнете и уедете, а к нам заместо него другого пришлют и не факт, что лучше. А вот что хуже, так это наверняка.

Словом, усовестил батюшка казаков. Старшой подозвал деда, перетянул его нагайкой от души поперек спины и велел с глаз долой скрыться. Так дед жив остался. В этот раз.

О чем эта история? Я думаю о том, что в жизни, независимо от убеждений и обстоятельств, всегда надо порядочным человеком оставаться.

О любви к природе.

В одном небольшом (по китайским меркам) промышленном городе стоял большой (по любым меркам) завод. Что тот завод производил, для целей нашей истории не важно. А важно, что в конторе этого завода с советских времен работала одна дама. То есть, в те далекие советские времена она была еще девушкой, молодым специалистом. Затем стала взрослой женщиной. Потом тетенькой предпенсионного возраста. А затем и вовсе пенсионного. И тут, как раз, ударил кризис.

По заводу прошел приказ подготовить списки граждан на заклание (то есть на сокращение). Разумеется, начальство, не долго колебавшись, включило в эти списки и нашу героиню (М.). Но у М. были другие планы относительно своей трудовой деятельности. Невеликая пенсия не была пределом ее мечтаний и своим размером явно зарплате проигрывала. Идея жить на средства, сопоставимые с затратами на месячное содержание кошки элитной породы М. не прельщала. В связи с чем тихая дама встала на дыбы и отказалась уходить на почетную пенсию добровольно. Ну чтож, не она первая и не она последняя, бюрократическая машина заработала и в установленный законом срок, с соблюдением всех необходимых формальностей, тетеньку сократили.

Собрала М. личные вещи и отнесла в машину, стоявшую на улице. Попрощалась с опустившими глаза коллегами и пошла к выходу. Что же тут оптимистичного, спросите вы. Действительно, ничего веселого до настоящего момента не произошло в нашем рассказе.

Следовало упомянуть, что М. не сделала на заводе карьеры, как ни старалась, но в процессе попыток такую карьеру сделать не завела ни мужа, ни детей. Единственной ее страстью было садоводство. На полученных в незапамятные времена шести сотках у нее росли самые удивительные яблоки и груши, кабачки и тыквы участвовали и побеждали в выставках, клубника с ягодами размером в детский кулак поражала всех еще и тем, что плодоносила чуть ли не до снега. Зная об этой ее страсти все знакомые привозили ей в подарок из командировок не московскую колбасу и китайские покрывала, а разные чахлые былинки, которые в руках М. поднимали голову и расцветали в невиданные в наших широтах экзотические растения.

Но настоящей жемчужиной коллекции была удивительная пальма. Во времена, когда доминирующей сельскохозяйственной культурой нашей страны становилась кукуруза, сын одной из коллег М., пилот Аэрофлота, летавший на Кубу, приехал к родителям в далекий холодный уральский город и привез в подарок для М., зная о ее страсти, хиленький зеленый росточек, произраставший в баночке из-под майонеза. Смена климата и часовых поясов не лучшим образом сказалась на росточке и визуально было понятно, что росток не жилец. Понурив листики, он лежал на заморском грунте и всем своим видом намекал на близкую панихиду.

М. сказала «Хм…» и, не поблагодарив дарителей, стремительно побежала на свое рабочее место. Там была из ватмана сделана и установлена вертикально специальная труба, в центр трубы был помещен стебелек, а вокруг стебелька расставлены еще пять майонезных баночек, наполненных водой. Вся конструкция находилась на южном подоконнике. К изумлению коллег, странная былинка не загнулась, а расправила стебли и воспряла духом. Через несколько месяцев уже окрепший росток был пересажен в банку из-под селедки и накрыт сверху вместо бумажной трубы пустым аквариумом.

Былинка оказалась какой-то экзотической пальмой, которая и на самой Кубе встречалась не часто, а уж вырастить ее на Урале, пусть даже в закрытом помещении, выглядело абсолютным подвигом. За годы работы М. на заводе, росток превратился в двухметровый изрядный дрын с одервеневшим стволом, толстым у основания и оснащенным пышной зеленой кроной наверху. М. посылала фото пальмы в отделение Академии наук в Свердловске, те подтвердили ее, пальмы, редкую породу, поздравили М. с успехом и попросили держать их в курсе жизни растения.

М.прилежно вела замеры высоты и толщины ствола, описывала болезни и температуру окружающего воздуха, заносила в таблицу данные о графике и объемах полива, длительности световой ежедневной экспозиции, фотографировала пальму и слала отчеты биологам.

Но, ничто не вечно под Луной. И вот, М. изгнанная с родного завода, сгибаясь под тяжестью ноши, прет через проходную ящик с двухметровой пальмой. Те, кто работал на предприятиях со строгой пропускной системой, наверняка, уже догадались о последовавших за этим событиях. Охрана М. стопорит на проходной и требует предъявить материальный пропуск на пальму. М. заявляет, что пальма ее личная, поэтому пропуск не нужен. Отметки о вносе пальмы на территорию предприятия у нее нет, поскольку внесена она была в шестьдесят-каком-то году и вид тогда имела совершенно иной.

Конечно, все, кто работал с М., историю о пальме знают, на словах ее историю охране подтверждают, но охрана принципиальная, да и власть показать хочется. Одним словом, пальму у М. отбирают, она в нее вцепилась маниакально и не отдает. Назревает скандал. М. требует, чтоб составили акт изъятия. Вызвали ВОХРовцев (*ВОХР- военизированная охрана), пальму насильно отобрали, акт составили. Кроме того, от большого ума, в акте написали, что М. пальму отдавать отказывалась, препятствовала действию такого-то ВОХРовца, пришлось применить спецсредства (два раза тюкнули ее по рукам резиновой дубинкой). После чего выперли с территории взашей и отвесили прощального пенделя.

М. идет в травмопункт, снимает побои, идет в милицию и пишет заявление о грабеже. Милиция долго упрямится и заявление не принимает. В итоге М. посылает заявление в милицию по почте, пишет жалобу на отказ фиксировать заявление о тяжком преступлении вышестоящему начальству милиционеров, а сама подает в суд заявление о взыскании с завода причиненного ей изъятием пальмы материального ущерба. К исковому прикладывает экспертное заключение о том, что цена взрослого растения таких-то размеров составляет 150 тысяч рублей, а также всю свою переписку с Академией наук и фотографии, первые еще черно-белые, демонстрирующие весь процесс выращивания пальмы на рабочем месте. Завод ахает и охает, в суде кричит, что заводская контора это не дендрарий, чтоб там пальмы выращивать. Но факт налицо, и завод суд проигрывает.

И вступившее в силу решение суда М. посылает вдогонку жалобе милицейским начальникам. Решение суда это уже не скандал на лавке, нужно реагировать. Милицейское начальство объясняет подчиненным, что непринятие заявлений у граждан с пальмами черевато ректальной стимуляцией, по фактам нужно работать, в противном случае у самих будущих полиционеров есть шанс заняться садоводством раньше выхода на пенсию. Совершенно офигевшие от такого втыка милиционеры сами находят М., берут у нее заявление и даже умудряются возбудить дело.

В этот момент становится кисло ВОХРам, которых начинают в рабочее время таскать на допросы, а в свободное от работы время они начинают сами бегать за М. и уговаривать ее забрать заявление.

М. такой нервный режим на пенсии явно претит и она уезжает на полученную от завода компенсацию отдыхать в Кисловодск. Азартная милиция начинает оформлять преступление, совершенное группой лиц по предварительному сговору. ВОХРы отчаянно валят вину друг на друга и дружно на начальника охраны. В таком ракурсе кисло становится уже заводу и в Кисловодск едет специально обученный гонец с чрезвычайными полномочиями.

О чем они там говорили с М., история умалчивает. Но М. заявление свое забрала, неожиданно у нее появились деньги на квартиру в Киловодске, а квартиру в родном городе, том, где стоит завод, М. сдает, получая заметную прибавку к пенсии. Жить М. стала в новой квартире, кисловодской, а арендатором старой квартиры стал племянник дарителя пальмы с женой и ребенком. Дело в суд не пошло, никого не посадили.
На заводе имя М. произносить до сих пор запрещено, как Воландеморта в Хогвардсе.

А что же пальма, спросите вы. Увы, пальма была утрачена, куда ее дели после изъятия так никто сказать и не смог. Говорят, она сильно пострадала в процессе битвы за право ею обладать, так что несчастный цветок пал единственной и безвинной жертвой этой истории. Хотя, может быть, и он растет до сих пор где-нибудь в удалении от начальственных глаз. Уничтоженным ведь его никто не видел. Двухметровая пальма не иголка. Подобрали, выходили. Народ-то у нас жалостливый и домовитый, сады у каждого второго. Наверняка, мимо такого чуда, бесхозно стоящего на территории завода, не смогли равнодушно пройти. Спрятать двухметровую пальму на огромной заводской территории, где бесследно пропадали целые железнодорожные составы, не очень сложное дело. По крайней мере, мне такая версия больше нравится.

Выборы — это когда власть врет, лечит, а народ не рвет и не мечет.

Бывает, когда власть и народ — два сапога пара и оба левые.

Если бы эту странную историю о вампирах и хасидах, о колдунах и книгах, о деньгах и налогах я услышал от кого-нибудь другого, я бы не поверил ни одному слову. Но рассказчиком в данном случае был Зяма Цванг, а он придумывать не умеет. Я вообще долго считал, что Б-г наградил его единственным талантом — делать деньги. И в придачу дал святую веру, что наличие этого дара компенсирует отсутствие каких-либо других.

Зяму я знаю, можно сказать, всю жизнь, так как родились мы в одном дворе, правда, в разных подъездах, и я – на четыре года позже. Наша семья жила на последнем пятом этаже, где вечно текла крыша, а родители Зямы — на престижном втором. Были они позажиточнее ИТРовской публики, которая главным образом населяла наш двор, но не настолько, чтобы на них писали доносы. Когда заходила речь о Цванге-старшем, моя мама всегда делала пренебрежительный жест рукой и произносила не очень понятное слово «гешефтмахер». Когда заходила речь о Цванге-младшем, она делала тот же жест и говорила: «оторви и брось». Ей даже в голову не приходило, что всякие там двойки в дневнике и дела с шпаной всего лишь побочные эффекты главной его страсти – зарабатывания денег.

Я, в отличие от мамы, всегда относился к Зяме с уважением: он был старше, и на его примере я познакомился с идеей свободного предпринимательства. Все вокруг работали на государство: родители, родственники, соседи. Некоторые, как я заметил еще в детстве, умели получать больше, чем им платила Советская власть. Например, врачу, который выписывал больничный, мама давала три рубля, а сантехнику из ЖЭКа за починку крана давала рубль и наливала стопку водки. Но ЖЭК и поликлиника от этого не переставали быть государственными. Двенадцатилетний Зяма был единственным, кто работал сам на себя. Когда в магазине за углом вдруг начинала выстраиваться очередь, например, за мукой, Зяма собирал человек десять малышни вроде меня и ставил их в «хвост» с интервалом в несколько человек. Примерно через час к каждому подходила незнакомая тетенька, обращалась по имени, становилась рядом. Через пару минут елейным голосом велела идти домой, а сама оставалась в очереди. На следующий день Зяма каждому покупал честно заработанное мороженое. Себя, конечно, он тоже не обижал. С той далекой поры у меня осталось единственное фото, на котором запечатлены и Зяма, и я. Вы можете увидеть эту фотографию на http://abrp722.livejournal.com/ в моем ЖЖ. Зяма – слева, я — в центре.

Когда наступал очередной месячник по сбору макулатуры, Зяма возглавлял группу младших школьников и вел их в громадное серое здание в нескольких кварталах от нашего двора. Там располагались десятки проектных контор. Он смело заходил во все кабинеты подряд, коротко, но с воодушевлением, рассказывал, как макулатура спасает леса от сплошной вырубки. Призывал внести свой вклад в это благородное дело. Веселые дяденьки и тетеньки охотно бросали в наши мешки ненужные бумаги, а Зяма оперативно выуживал из этого потока конверты с марками. Марки в то время собирали не только дети, но и взрослые. В мире без телевизора они были пусть маленькими, но окошками в мир, где есть другие страны, непохожие люди, экзотические рыбы, цветы и животные. А еще некоторые из марок были очень дорогими, но совершенно незаметными среди дешевых – качество, незаменимое, например, при обыске. Одним словом, на марки был стабильный спрос и хорошие цены. Как Зяма их сбывал я не знаю, как не знаю остальные источники его доходов. Но они несомненно были, так как первый в микрорайоне мотороллер появился именно у Зямы, и он всегда говорил, что заработал на него сам.

На мотороллере Зяма подъезжал к стайке девушек, выбирал самую симпатичную, предлагал ей прокатиться. За такие дела наша местная шпана любого другого просто убила бы. Но не Зяму. И не спрашивайте меня как это и почему. Я никогда не умел выстраивать отношения с шпаной.

Потом Цванги поменяли квартиру. Зяма надолго исчез из виду. От кого-то я слышал, что он фарцует, от кого-то другого – что занимается фотонабором. Ручаться за достоверность этих сведений было трудно, но, по крайней мере, они не были противоречивыми: он точно делал деньги. Однажды мы пересеклись. Поговорили о том о сем. Я попросил достать джинсы. Зяма смерил меня взглядом, назвал совершенно несуразную по моим понятиям сумму. На том и расстались. А снова встретились через много лет на книжном рынке, и, как это ни странно, дело снова не обошлось без макулатуры.

Я был завсегдатаем книжного рынка с тех еще далеких времен, когда он был абсолютно нелегальным и прятался от неусыпного взора милиции то в посадке поблизости от городского парка, то в овраге на далекой окраине. Собирались там ботаники-книголюбы. Неспешно обсуждали книги, ими же менялись, даже давали друг другу почитать. Кое-кто баловался самиздатом. Одним словом, разговоров там было много, а дела мало. Закончилась эта идиллия с появлением «макулатурных» книг, которые продавались в обмен на 20 килограммов старой бумаги. Конечно, можно сколько угодно смеяться над тем, что темный народ сдавал полное собрание сочинений Фейхтвангера, чтобы купить «Гойю» того же автора, но суть дела от этого не меняется. А суть была в том, что впервые за несчетное число лет были изданы не опостылевшие Шолохов и Полевой, а Дюма и Сабатини, которых открываешь и не закрываешь, пока не дочитаешь до конца. Масла в огонь подлили миллионные тиражи. Они сделали макулатурные книги такими же популярными, как телевидение – эстрадных певцов. Ну, и цены на эти книги — соответствующими. Вслед за макулатурными книгами на базаре однажды появился Зяма.

Походил, повертел книги, к некоторым приценился. Заметил меня, увидел томик «Библиотеки Поэта», который я принес для обмена, посмотел на меня, как на ребенка с отставанием в развитии, и немного сочувственно сказал:
— Поц, здесь можно делать деньги, а ты занимаешься какой-то фигней!

В следующий раз Зяма приехал на рынок на собственной белой «Волге». Неспеша залез в багажник, вытащил две упаковки по 10 штук «Королевы Марго», загрузил их в диковиннную по тем временам тележку на колесиках, добрался до поляны, уже заполненной любителями чтения, и начал, как он выразился, «дышать свежим воздухом». К полудню продал последнюю книгу и ушел с тремя моими месячными зарплатами в кармане. С тех пор он повторял эту пранаяму каждое воскресенье.

Такие люди, как Зяма, на языке того времени назывались спекулянтами. Их на базаре хватало. Но таких наглых, как он, не было. Милиция время от времени устраивала облавы на спекулянтов. Тогда весь народ дружно бежал в лес, сшибая на ходу деревья. Зяма не бежал никуда. Цепким взглядом он выделял главного загонщика, подходил к нему, брал под локоток, вел к своей машине, непрерывно шепча что-то на ухо товарищу в погонах. Затем оба усаживались в Зямину «Волгу». Вскоре товарищ в погонах покидал машину с выражением глубокого удовлетворения на лице, а Зяма уезжал домой. И не спрашивайте меня, как это и почему. Я никогда не умел выстраивать отношения с милицией.

Однажды Зяма предложил подвезти меня. Я не отказался. По пути набрался нахальства и спросил, где можно взять столько макулатуры.
— Никогда бы не подумал, что ты такой лох! — удивился он, — Какая макулатура?! У каждой книги есть выходные данные. Там указана типография и ее адрес. Я еду к директору, получаю оптовую цену. Точка! И еще. Этот, как его, которого на базаре все знают? Юра! Ты с ним часто пиздишь за жизнь. Так вот, прими к сведению, этот штымп не дышит свежим воздухом, как мы с тобой. Он – на службе, а служит он в КГБ. Понял?
Я понял.

В конце 80-х советскими евреями овладела массовая охота к перемене мест. Уезжали все вокруг, решили уезжать и мы. Это решение сразу и бесповоротно изменило привычную жизнь. Моими любимыми книгами стали «Искусство программирования» Дональда Кнута ( от Кнута недалеко и до Сохнута) и «Essential English for Foreign Students» Чарльза Эккерсли. На работе я не работал, а осваивал персональный компьютер. Записался на водительские курсы, о которых еще год назад даже не помышлял. По субботам решил праздновать субботу, но как праздновать не знал, а поэтому учил английский. По воскресеньям вместо книжного базара занимался тем же английским с молоденькой университетской преподавательницей Еленой Павловной. Жила Елена Павловна на пятом этаже без лифта. Поэтому мы с женой встречались с уходящими учениками, когда шли вверх, и с приходящими, когда шли вниз. Однажды уходящим оказался Зяма. Мы переглянулись, все поняли, разулыбались, похлопали друг друга по плечу. Зяма представил жену – статную эффектную блондинку. Договорились встретиться для обмена информацией в недавно образованном еврейском обществе «Алеф» и встретились.

Наши ответы на вопрос «Когда едем?» почти совпали: Зяма уезжал на четыре месяца раньше нас. Наши ответы на вопрос «Куда прилетаем?» совпали точно: «В Нью-Йорк». На вопрос «Чем собираемся заниматься?» я неуверенно промямлил, что попробую заняться программированием. Зяму, с его слов, ожидало куда более радужное будущее: полгода назад у него в Штатах умер дядя, которого он никогда не видел, и оставил ему в наследство электростанцию в городе Джерси-Сити. «Из Манхеттена, прямо на другой стороне Гудзона», как выразился Зяма.
Я представил себе составы с углем, паровые котлы, турбины, коллектив, которым нужно руководить на английском языке. Сразу подумал, что я бы не потянул. Зяму, судя по всему, подобные мысли даже не посещали. Если честно, я немного позавидовал, но, к счастью, вспышки зависти у меня быстро гаснут.

Тем не менее, размышления на тему, как советский человек будет справляться с ролью хозяина американской компании, настолько захватили меня, что на следующем занятии я поинтересовался у Елены Павловны, что там у Зямы с английским.
— У Зиновия Израилевича? – переспросила Елена Павловна, — Он самый способный студент, которого мне когда-либо приходилось учить. У него прекрасная память. Материал любой сложности он усваивает с первого раза и практически не забывает. У него прекрасный слух, и, как следствие, нет проблем с произношением. Его великолепное чувство языка компенсирует все еще недостаточно большой словарный запас. Я каждый раз напоминаю ему, что нужно больше читать, а он всегда жалуется, что нет времени. Но если бы читал.
Елена Павловна продолжала петь Зяме дифирамбы еще несколько минут, а я снова немного позавидовал, и снова порадовался, что это чувство у меня быстро проходит.

Провожать Зяму на вокзал пришло довольно много людей. Мне показалось, что большинство из них никуда не собиралось. Им было хорошо и дома.
– Не понимаю я Цванга, — говорил гладкий мужчина в пыжиковой шапке, — Если ему так нравятся электростанции, он что здесь купить не мог?
— Ну, не сегодня, но через пару лет вполне, — отчасти соглашался с ним собеседник в такой же шапке, — Ты Данько из обкома комсомола помнишь? Я слышал он продает свою долю в Старобешево. Просит вполне разумные бабки.

Сам я в этот день бился над неразрешимым вопросом: где к приходу гостей купить хоть какое-то спиртное и хоть какую-нибудь закуску. – Да уж, у кого суп не густ, а у кого и жемчуг мелок! – промелькнуло у меня в голове. И вдруг я впервые искренне обрадовался, что скоро покину мою странную родину, где для нормальной жизни нужно уметь выстраивать отношения со шпаной или властью, а для хорошей — и с теми, и с другими.

Следующая встреча с Зямой случилась через долгие девять лет, в которые, наверное, вместилось больше, чем в предыдущие сорок. Теплым мартовским днем в самом лучшем расположении духа я покинул офис моего бухгалтера на Брайтон-Бич в Бруклине. Совершенно неожиданно для себя очутился в русском книжном магазине. Через несколько минут вышел из него с миниатюрным изданием «Евгения Онегина» – заветной мечтой моего прошлого. Вдруг неведомо откуда возникло знакомое лицо и заговорило знакомым голосом:
— Поц, в Америке нужно делать деньги, а ты продолжаешь эту фигню!
Обнялись, соприкоснулись по американскому обычаю щеками.
— Зяма, — предложил я, — давай вместе пообедаем по такому случаю. Я угощаю, а ты выбираешь место. Идет?
Зяма хохотнул, и через несколько минут мы уже заходили в один из русских ресторанов. В зале было пусто, как это всегда бывает на Брайтоне днем. Заняли столик в дальнем углу.
— Слушай, — сказал Зяма, — давай по такому случаю выпьем!
— Давай, — согласился я, — но только немного. Мне еще ехать домой в Нью-Джерси.
— А мне на Лонг-Айленд. Не бзди, проскочим!
Официантка поставила перед нами тонкие рюмки, каких я никогда не видел в местах общественного питания, налила ледяную «Грей Гуз» только что не через край. Сказали «лехаим», чокнулись, выпили, закусили малосольной селедкой с лучком и бородинским хлебом.
– Неплохо, — подумал я, — этот ресторан нужно запомнить.

После недолгого обсуждения погоды и семейных новостей Зяма спросил:
— Чем занимаешься?
— Программирую потихоньку, а ты?
— Так, пара-тройка бизнесов. На оплату счетов вроде хватает.
— Стой, — говорю, — а электростанция?
— Электростанция? — Зяма задумчиво поводил головой, — Могу рассказать, но предупреждаю, что не поверишь. Давай по второй!
И мы выпили по второй.

— До адвокатской конторы, — начал свой рассказ Зяма, — я добрался недели через две после приезда. Вступил в наследство, подписал кучу бумаг. Они мне все время что-то втирали, но я почти ничего не понимал. Нет, с английским, спасибо Елене Павловне, было все в порядке, но они сыпали адвокатской тарабарщиной, а ее и местные не понимают. Из важного усек, что документы придется ждать не менее двух месяцев, что налог на недвижимость съел до хера денег, ну и что остались какие-то слезы наличными.

Прямо из конторы я поехал смотреть на собственную электростанцию. В Манхеттене сел на паром, пересек Гудзон, вылез в Джерси-Сити и пошел пешком по Грин стрит. На пересечении с Бэй мне бросилось в глаза монументальное обветшалое здание с трещинами в мощных кирпичных стенах. В трехэтажных пустых окнах кое-где были видны остатки стекол, на крыше, заросшей деревцами, торчали три жуткого вида черные трубы. Солнце уже село, стало быстро темнеть. Вдруг я увидел, как из трубы вылетел человек, сделал разворот, полетел к Манхеттену. Не прошло и минуты – вылетел другой. В домах вокруг завыли собаки. Я не трусливый, а тут, можно сказать, окаменел. Рот раскрыл, волосы дыбом! Кто-то окликнул меня: — Сэр! Сэр! — Обернулся, смотрю – черный, но одет вроде нормально и не пахнет.
— Hey, man, – говорю ему, — What’s up? – и собираюсь слинять побыстрее. Я от таких дел всегда держусь подальше.
— Не будь дураком, – остановливает он меня, — Увидеть вампира — к деньгам. Не спеши, посмотри поближе, будет больше денег, — и протягивает бинокль.
Бинокль оказался таким сильным, что следующего летуна, казалось, можно было тронуть рукой. Это была полуголая девка с ярко-красным ртом, из которого торчали клыки. За ней появился мужик в черном плаще с красными воротником и подкладкой.
— Кто эти вампиры? – спрашиваю я моего нового приятеля, — Типа черти?
— Нет, не черти, — говорит он, — скорее, ожившие покойники. Во время Великой депрессии это здание оказалось заброшенным. Затем его купил за символичесий один доллар какой-то сумасшедший эмигрант из России. И тогда же здесь появились вампиры. День они проводят в подвале, потому что боятся света. Вечером улетают, возвращаются к утру. Видят их редко и немногие, но знает о них вся местная публика, и уж точно те, у кого есть собаки. Из-за того, что собаки на них воют. Так или иначе, считается это место гиблым, по вечерам его обходят. А я – нет! Увидеть такое зрелище, как сегодня, мне удается нечасто, но когда удается, на следующий день обязательно еду в казино.
— Обожди, — перебил я его, — они опасные или нет?
— Ну да, в принципе, опасные: пьют человеческую кровь, обладают сверхъестественными способностями, почти бессмертные. А не в принципе, тусуются в Манхеттене среди богатых и знаменитых, обычные люди вроде нас с тобой их не интересуют. Только под руку им не попадай.

Стало совсем темно. Я решил, что полюбуюсь моей собственностью завтра, и готов был уйти, как вдруг что-то стукнуло мне в голову. Я спросил:
— Слушай, а что было в этом здании перед Великой депрессией?
И услышал в ответ:
— Электростанция железнодорожной компании «Гудзон и Манхеттен».

Источник: https://www.anekdotas.ru/veselye-anekdoty-pro-vlast

Top

Сайты партнеры: Сонник, толкователь снов | Блок о щенках и собаках | Погода в Санкт-Петербурге России Мире | Копирайтинг студия TEKT | Газобетон стеновой с захватом для рук